Гибель Титаника продолжение 4

  - Доктор, сколько времени я был без сознания?- спросил Джеймс придя в себя.
  - Вторые сутки. Как вы себя чувствуете? В глазах не двоится?
  - Нет...
  - А не плывёт ли всё перед глазами.
  - Да, есть немного.
  - Вам надо отлежаться.  Мы обнаружили у вас на затылке шишку и рассечение. Вероятно у вас сильное сотрясение. В сегодняшнем номере "Нью-Йорк таймс" опубликован список спасённых пассажиров с "Титаника". Вас в нём нет. Мы не могли передать ваши данные.

 Лоренс смотрел в океан, подставляя к холодному свежему ветру лицо и время от времени посматривал на Статую Свободы. Он потянул за шнурок и нахлобучил капюшон. Из-под куртки виднелся форменный косюм.

 Сойдя на пирс, Джеймс направился к острову Бедлоу, над которым возвышалась Статуя Свободы. Ещё издали он заметил знакомую фигуру. Это было необъяснимое, чyдное чувство. Миг, один лишь миг - как целая жизнь. Лоренс быстро обернулся на шум его шагов. Глаза Джеймса увлажнились, и Лоренс  почувствовал, что и у него к глазам подступают слезы.
 Прежде чем произнести первое слово, они несколько минут стояли, глядя друг на друга в каком-то странном оцепенении.
  - Я почему-то боялся, что не увижу тебя… Даже ночь не спал,-  произнёс Лоренс.
  - Правда? – обрадовался  Джеймс. Он протянул вперёд обе руки, а когда Лоренс оказался в его объятиях, сжал их и прошептал ему на ухо: 
  - Разве я смог бы умереть, не увидев тебя?

* * *

 Лоренс коснулся его перевязанной головы.
  - Как это произошло?
  - Покинув радиорубку, мы с Филипсом направились на палубу с которой спускали шлюпки на воду. Свободных шлюпок уже не было. Я увидел, как Джордж прыгнул в воду и поплыл к отходящей последней шлюпке. А меня в это время смыло волной. В падении я сильно ударился головой. Очнулся в ледяной воде. Помню как меня подняли в шлюпку, а дальше всё в тумане. Лоренс, это счастье, что мы с тобой в Нью-Йорке. Ты мне так помог своим жилетом. А как ты?
  - Я помогал рассаживать женщин и детей. Помощник Мэрдок велел мне сесть за вёсла. Какому-то итальянцу удалось в женском платье сесть в нашу лодку. Потом ему пришлось подменять меня на вёслах. Шлюпки были слишком плохо укомплектованы гребцами и не смогли бы ничего сделать среди неразберихи и паники, которые ждали нас над могилой лайнера.
Лоренс смотрел на Джеймса уже не ощущая холода. Теперь у него не было никаких сомнений-он знал, что любит его. Они улыбнулись друг другу, чувствуя себя так, будто знали друг друга уже много лет.
  - Джеймс, идём в отель. Кампания выделила членам экипажа номера бесплатно.
Джеймс ещё несколько секунд смотрел ему в глаза, потом, опустив руку, сказал:
  - Пошли. У меня к этой кампании много претензий.
 
 Он всё ещё был болен, беспокоила рана. Но душа наполнилась другими чувствами. Он хотел этого парня каждой клеточкой своего тела. Как только он утром открыл глаза,  подошёл к Лоренсу и долго смотрел на него с удивительно серьезным выражением лица. Лоренс на мгновение засомневался, не приснились ли ему события прошедшей ночи. Его неуверенность, должно быть, отразилась на лице, потому что в этот момент Джеймс присел на кровать и нежно прижался губами к его губам.
  - Я должен был подождать, пока ты окрепнешь. Но как только ты оказался в моих объятиях, я уже не мог думать ни о чём, я больше не мог ждать. Но теперь я подожду. Я хочу, чтобы ты окреп,- как будто извинялся Лоренс.
 Эти глаза Лоренса преследовали его, не давали покоя с их первой встречи на "Титанике". С неожиданной ясностью он понял, что эта новая близость между ними, прогнавшая все страхи и неуверенность, объяснялась желанием, которое пылало в нём с того самого момента, когда он пришёл в себя в объятиях Лоренса.
  - Когда я не нашёл тебя среди спасённых пассажиров, - нерешительно начал Лоренс, - я почувствовал себя беззащитным и одиноким. Это ужасное чувство…
 - Скажу тебе честно, то, что с нами случилось, случилось очень невовремя,- произнёс Джеймс. Такое случается далеко не с каждым человеком, и мне повезло, что удалось это пережить. Я наверное несу какую-то чушь, но это оттого, что под твоим взглядом я начинаю плохо соображать. Я начинаю таять и расползаться в разные стороны.
  - Джеймс, ты мне очень дорог,- ответил Лоренс.
Рядом с Лоренсом он ощущал психологический комфорт.
  - Джеймс, я видел, что понятие долга, обязанности и ответственности совершенно разные в экстримальной ситуации.
  - Лоренс, мы с честью выполнили свой долг. И тебе не о чем беспокоиться. Знаешь, я хотел тебе рассказать… - Я всё думаю последнее время… Мне покоя не даёт, и я хотел тебе сказать...
  - Что тебе покоя не дает?
  - В тот роковой вечер я сменил Филипса. Он предупредил, что поступает много предупреждений об айсбергах и ледовых полях в нашем районе.
Джеймс замолчал.
  - Ну, продолжай,- настаивал Лоренс.
  - В восьмом часу я принял сигнал CQD с "Титаника" и доложил капитану. В радиограмме указано время передачи 00 часов 05 минут. До столкновения с айсбергом оставалось три часа. Я дал слово капитану - никому об этом не говорить. Но сейчас это уже не имеет значения...
  - Невероятно, как такое может быть?
  - Но самое невероятное-когда капитан приказал передавать сигнал бедствия, корабельные часы показывали 00 часов 05 минут. Не понимаю почему такой опытный капитан, как Эдвард Смит, вёл себя странно: по непонятной причине не выдерживался заданный курс, корабль шёл с повышенной скоростью, после столкновения сигнал о помощи был послан с недопустимым запозданием. Поздно было объявлено пассажирам и команде о необходимости спасаться.
  - Мне кажется, я кое-что начинаю понимать,- нарушил паузу Лоренс. - Я совершенно случайно слышал разговор двух офицеров, но не придал этому значения. На "Титанике" какой-то археолог перевозил прекрасно сохранившуюся мумию египетской прорицательницы времен фараона Аменхотепа IV.  Её везли на археологическую выставку в Лос-Анджелес. По просьбе учёного огромный ящик, в котором покоились останки прорицательницы, был помещён не в трюм, а в каюту возле капитанского мостика. Не знаю, может быть это совпадение, но прикасаться к захоронениям  времён фараонов небезопасно.
  - Когда я вошёл к капитану Смиту с радиограммой, он вёл себя как-то странно,- отметил Джеймс, - возможно, капитан имел неосторожность потревожить покой египетской мумии и взглянуть на священные амулеты, предохраняющие её в царстве мертвых. Но тем не менее лайнер затонул.
  - Проклятие фараонов настигло "Титаник"...,- добавил Лоренс.

* * *

Продолжение следует.


Рецензии