Мой еврейский портной

- Рагим Валерьевич, я устала..., - сняв туфли, я кладу ноги на колени мужчине и вытягиваюсь в кресле...

Немолодой человек морщится, но не от причинённого неудобства... – к таким выходкам он давно привык, а от капризных интонаций в моём голосе...

Прикрыв глаза, я смотрю, как Рагим работает... – удерживая и направляя ткань, ровно кладёт строчку за строчкой...

- Рагим Валерьевич, что это будет?...
- Зачем спрашиваешь?... Сама же прекрасно видишь, что женский пиджак...
- А женщина красивая?...

- Юна, сколько лет тебя знаю... – у тебя только одно на уме... Тараканы в твоей голове так и не перевелись..., - он вздыхает..., - мой нелюбимый размер – пятидесятый...
- Машаллах... - молодец..., - смеюсь я..., - как это не твой любимый... – ты же восточный мужчина, а все восточные мужчины любят толстых женщин...
- Я исключение... - тебя, с твоим тридцать восьмым, мне вот так хватает..., – портной делает характерный жест ребром ладони по шее...
- Ах так..., - наигранно гневаюсь я..., - тогда налей мне чай, и вообще, я есть хочу...

Рагим останавливает швейную машину, обрезает нить, убирает со стола незаконченную работу и достаёт из тумбочки кулёк со свежей выпечкой...

- Давай, не сиди как в гостях, мне тоже налей..., - говорит он...
- Все меня эксплуатируют, на работе все на мне ездят, здесь тоже покоя нет..., - ворчу я...

Спустив ноги с его колен, разворачиваю кресло к небольшому столику, на котором стоят электрический чайник и посуда...
Чайник полон и мне остаётся только нажать кнопку...

- Видишь, Юна, какая ты замечательная хозяйка... - счастливый человек твой будущий муж..., - ёрничает Рагим...

К его шуткам я давно привыкла и к тому же мне лень злиться по настоящему... - в этом нет никакого смысла... – он не пробиваем...
Как только я начинаю закипать, Рагим замолкает и ждёт, когда из меня выйдет пар, поэтому желания устроить ему скандал у меня не возникает...

Рагим Валерьевич на двадцать пять лет старше меня... – он ровесник моего папы...
Его жена и дети давно, ещё в девяностые, уехали в Израиль, вернее он уехал вместе с ними, но пожив там года два, понял, что задыхается без своего родного Баку, и вернулся...

Недорого приобрёл себе маленькую мастерскую, в которой одновременно работает и живёт, отгородив угол для своего топчана...

Мы познакомились много лет назад, когда я пришла к нему с целью подрубить купленные несколько пар джинсов...

Тогда он едва бросил на меня взгляд... – во всяком случае, так мне показалось...
Зайдя на следующий день, сначала получила пакет со своими вещами, а затем, вдруг, ни с того, ни с сего, портной протянул мне вешалку с элегантной женской двойкой...

- Ханум окажет мне честь, если пройдёт за занавеску и наденет..., - сказал он глуховатым баском...
Я хотела было отказаться, но взяв костюм в руки, поняла, что это выше моих сил... – он сшит безукоризненно...

Примерка доказала, что ничего подобного в магазине не найти... - вещь потрясающе ладно сидела на мне, но в кошельке мало денег, а ткань очень дорогая...

- Простите, я не могу сейчас заплатить..., - робко обратилась я к мастеру..., - вы могли бы недельку подержать его для меня...
- Ханум, я сшил костюм за ночь, и это мой вам подарок...
- Подарок?!... - я потеряла дар речи...
- Да, подарок... Можете пойти в нём домой... Я всё закончил без предварительных примерок... – у вас красивая фигура и потом, ваши джинсы были у меня..., - он улыбается..., - так что, носите на здоровье...

- Нет-нет, я не могу принять..., - я начала снимать пиджак, но мастер, перехватив движение, вернул его на мои плечи, со словами...

- Носи, девочка, и не забывай портного... - Рагима Валерьевича...
Постояв с полминуты в нерешительности, я наконец смущённо спросила...
- Простите, а почему именно мне?...
- Сегодня день рождения у моей младшей дочери, а она далеко... – на земле обетованной... - я не смог послать подарок ей, поэтому сделал его вам...

Вертясь перед висевшим на стене зеркалом, я разглядывала обновку...
- Спасибо огромное... - девочки на работе обзавидуются...
Портной рассмеялся...

- Женщина, всегда останется женщиной... Хотите отблагодарить меня, приведите сюда своих подруг...
- Конечно, приведу..., - сказала я, подумав, что фиг я это сделаю..., – такой мастер будет шить только для меня...
 
- Кстати, не откажитесь выпить со мной по бокалу вина за здоровье моей дочери – ей сегодня девятнадцать исполнилось...
Отказаться было неудобно, и я согласилась...
Сделав несколько глотков, ещё раз рассыпалась в благодарностях за подарок, извинилась и поспешила откланяться...

Спустя неделю я опять пришла к Рагиму Валерьевичу с просьбой сшить плащ... 
Через несколько дней заказ был готов...
На мою попытку оставить деньги, он отреагировал спокойно, предложив мне сначала отметить Рош а Шана... – еврейский новый год...
Я с радостью кивнула...
На столе появились фрукты, мёд и вино...

Ох уж это кошерное вино...
Когда Рагим Валерьевич начал меня целовать, сил сопротивляться уже не было... – вечер мы закончили за перегородкой на его узком диване...

Сначала я чувствовала себя неуверенно... - мне казалось, что нам не хватит места и я сейчас упаду... - отвечая на ласки, я крепко прижималась к мужчине, но постепенно и думать забыла о пространстве, как и об огромной разнице в возрасте... – настолько мне было хорошо...

Все эти годы я продолжала приходить в мастерскую почти каждый день, за исключением тех периодов, когда на горизонте маячил очередной кандидат в мужья...
В такие моменты я решала порвать с Рагимом, пропадая из его жизни на долгие месяцы...

Рагим, надо отдать ему должное, меня не искал, около моего офиса не караулил и даже если звонил, то очень редко, справляясь... – всё ли в порядке...

Потенциальные женихи, не выдерживая вздорности моего характера – меймунских... -обезьяних... - выкрутасов, как часто называл моё поведение Рагим Валерьевич, один за другим уходили в природу, а я, поскучав, снова возвращалась к нему...

Как только переступала порог мастерской, он по-доброму, лукаво улыбался, разглядывая меня поверх своих пижонских очков... - не произнося ни слова в упрёк, снимал с полки или с вешалки очередную упакованную в целлофан обновку, и протягивая мне, говорил...
- Примерь...

Его костюмы, плащи, юбки... – это нечто... – настоящие произведения модельного искусства...
Я пыталась подтолкнуть его к серьёзным проектам, предлагала попробовать организовать дом моделей, на что он спросил меня...

- Юна, зачем мне всё это?...
- Как зачем, Рагим Валерьевич?... Чтоб зарабатывать большие деньги, стать известным и счастливым...
- Чтоб, что?... – в его голосе одновременно звучат протест и ирония..., - я портной, а не бизнесмен... Мне, того, что я зарабатываю, вполне хватает...
 
Большие деньги..., - он брезгливо сморщился..., - если у меня будут большие деньги, и мне придётся, как сейчас говорят... – тусоваться, когда же я людям шить  буду?... Когда я спасибо за свою работу слышать буду?...

В Израиле я устроился работать в большой цех, в котором только сшивал вместе детали костюмов... – так я там с тоски чуть не помер...
Именно поэтому я здесь и, слава богу, иначе бы не встретил тебя...
А счастье?... Мои дети там в порядке - я счастлив; ты рядом... - я счастлив; тебя нет... – я скучаю, но в любом случае работаю...   

Мы пьём чай, а затем Рагим снова принимается за заказ... – пиджак должен быть готов к завтрашнему дню...
Я, наверное, в тысячный раз смотрю на его большие руки и ещё до того, как он закончит работу, запрёт дверь мастерской и потушит свет, начинаю ощущать их прикосновения...

После, уже не в моём воображении, а наяву, он расстёгивает мою блузку... - своими натруженными, но такими нежными руками ласкает грудь, гладит бёдра под им же сшитой юбкой, потом сажает меня на закроечный стол и...
Мажоры на бехах, папики на джипах... – вы все ничто, и никто по сравнению с ним...

Оргазмы один за другим выворачивают, и складывают меня пополам... – мои руки скользят по столу, рефлекторно перебирая попадающиеся обрезки ткани...

Рагим несёт меня за перегородку, словно укладывая спать ребёнка, аккуратно опускает на своё ложе... 
Мы исполняем любые желания друг друга, я делаю всё, я позволяю делать с собой всё... - он играет на моём теле, как Башмет на своём альте...

В самом начале наших отношений он объяснил мне политику партии...
- Секрет прост, Юночка... В постели не должно звучать слов... – нет, не хочу, устала, не нравится...
Устала... – терпи, не хочешь... - сделай вид, что с ума сходишь от страсти, не нравится... – скажи об этом потом... – на улице, не можешь кончить... –  имитируй оргазм, но никогда не признавайся в этом...
Большинству женщин, не знающим или не желающим принимать этих правил, мужья обязательно изменяют...

Если станешь следовать этим простым постулатам, научишься отдавать, больше чем брать, слышать и исполнять музыку любви... – будешь счастливой...

Тогда я спросила, как его жена вела себя во время близости... Он нахмурился, но ответил...
- Задавать такие вопросы, Юна, неприлично... – это проявление неуважения... - всё равно, что копаться в чужом шкафу... Я ведь никогда не спрашиваю тебя, как да что...
- Прости, Рагим Валерьевич..., - смутившись, сказала я...

Мы лежим мокрые и довольные, и вдруг впервые за все годы Рагим говорит то, чего я никак не ожидала от него услышать...
- Юна, а давай жить вместе...
Недолго думая, я отрицательно мотаю головой...

- Без проблем, Юна... – тема закрыта..., - он целует меня куда-то в висок...
- Не обижайся, Рагим Валерьевич, ну что я родственникам скажу?...  Знакомьтесь... – это мой гражданский муж, папин одногодка и к тому же портной...
- Тсс-с, Юна... - всё... Не оправдывайся и не накручивай себя... Нет, так нет...

Рагим встаёт и идёт в душ, а я, за то что, как обычно, брякнула, не подумав, готова зашить свой рот самыми суровыми его нитками...

Перед тем, как выйти, чтоб проводить меня, он протягивает пакет...
– Я тебе новую юбку сшил, как ты любишь... – обтягивающую с разрезом... Завтра на работу наденешь... 
Я чмокнула его в щёку...

Мы молча идём к остановке узкими улочками...
Как-то давно, он спросил меня...
- Что, Юна, стесняешься со мной ходить по центральным улицам, боишься, что коллеги по работе увидят, и придётся врать, отвечая на вопрос... – кто такой этот седой мужик?...
Я отшутилась, сказав, что люблю бродить старыми кварталами...

Подходя к остановке Рагим, шедший чуть впереди, повернулся и посмотрел мне в глаза...
- Что смотришь?... – улыбаясь, спрашиваю я...
- Хочу запомнить, чтоб в следующей жизни узнать тебя...
- Не старайся, не нужно..., - ответила я с раздражением...

- Я побежала..., - махнув рукой, догоняю собирающийся отъехать автобус... Войдя в салон, через окно вижу Рагима... - сунув руки в карманы куртки и, как-то ссутулившись, он стоит, глядя в витрину на противоположной стороне улицы...   

Следующим вечером после работы, купив его любимые пирожки с картошкой, спешу в мастерскую...
Там тихо... Швейная машинка не работает...
Мой мастер сидит за своим столом... - дремлет, откинувшись на спинку кресла...
 
- Привет, Рагим Валерьевич... Просыпайся и чайник включи... – я пирожки принесла горячие, кстати... - от твоей юбки все были в отпаде..., - бросаю сумку на наше закроечное ложе любви, стоя к нему спиной начинаю снимать плащ и в этот момент понимаю, что он не отдыхает, что эта тишина теперь навсегда... - моего Рагима Валерьевича больше нет...


Рецензии
Доброго дня, Заур!

Рассказ Ваш жизненный, полный грусти.
Нынче девушки не смотрят на возраст мужчина - лишь на дорогую машину,
квартиру и толстый кошелёк.
Не все конечно. Очень много замечательных, умных и
способных любить. Не только брать, но и отдавать.
Не грустите)

Людмила Толли   25.04.2019 12:22     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Людмила...
Я давно уже вышел из того возраста, когда мужчина может себе позволить грустить...
А рассказ этот написан около десяти лет назад...
Даже не верится...)))
С уважением...

Элам Харниш   25.04.2019 11:50   Заявить о нарушении
Только сейчас заметила ошибку... простите, Заур!
Исправила.

Я поняла. Жизнь идет, время бежит, а нравы не меняются.

Людмила Толли   25.04.2019 12:25   Заявить о нарушении
На эту тему у меня много чег написано... - и прозы и стихотворных форм...
Да что толку... - а Васька слушает, да кушает...)))
Хорошего Вам дня...

Элам Харниш   25.04.2019 12:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 95 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.