Василий Сталин ч. 30 Арест, тюрьма, смерть

Арест, тюрьма, смерть.
«…У меня много пороков, в которых не особенно приятно сознаваться, но они были. В отношении же чести и Родины я чист. Родина для меня - это отец и мать".
В.И. Сталин.
Пятого марта 1953 года умер Иосиф Виссарионович Сталин. Жизнь его младшего сына Василия переломилась надвое. У гроба Василий плакал навзрыд и упорно твердил, что отца отравили. Он был не в себе, чувствовал приближение беды. Но действительность превзошла все самые худшие ожидания.
Глядя на кадры исторической кинохроники, видно, что Василий у гроба Сталина внешне переживает случившееся гораздо более эмоционально, чем его сестра. Он рыдает, у него буквально подкашиваются ноги, кто-то его все время поддерживает. Но на Красной площади он уже почти спокоен: ни следов истерики, ни признаков того, что он мог быть пьян, как впоследствии написала его сестра в своей книжке.

«Александр Бурдонский вспоминал:
— Мама как-то ему сказала, что не лучше ли остановиться, вести себя более достойно. На что он ей, подойдя к окну, сказал такую вещь: «Ты знаешь, Галка, ведь я живу до тех пор, пока жив отец».
Об этом говорил и Артем Сергеев. Видимо, и вправду эта мысль не давала Василию покоя. Как и та, что дядя Лаврентий, дядя Никита и другие дяди — соратники вождя, которых Василий знал с раннего детства и многих именно так и называл, — помогли уйти из жизни его отцу.
Из расшифровки телефонного разговора Василия Сталина с шофером Александром Февралевым, записанного органами государственной безопасности в день похорон Иосифа Сталина 9 марта 1953 года.
Голос Василия Сталина. Сколько людей подавили — жутко. Я даже с Хрущевым поругался. Был жуткий случай в Доме Союзов. Приходит старуха с клюкой, у гроба в почетном карауле стоят Маленков, Берия, Молотов и Булганин. И вдруг говорит им старуха: «Убили, сволочи, радуйтесь. Будьте вы прокляты».
В этой расшифровке есть сразу две темы, интересные для исследователей исторической ситуации, сложившейся в марте 1953 года в Кремле.
Во-первых, мысль о том, что Сталин сам умереть не может, что его должны отравить, помочь умереть, приходила в голову не только Василию.
Во-вторых, Василий Сталин — сын всемогущего Иосифа Виссарионовича — был объектом наблюдения органов безопасности. И совсем не главного управления охраны.
За ним наблюдали, его прослушивали. Более того — его слушали даже в день похорон отца.
Чего же боялись те, кто приказал установить наблюдение за сыном Сталина?
Что могло тревожить Политбюро?
Генерал Василий Сталин слишком много всего знал, а главное, слишком мало совершал усилий, чтобы эти знания держать при себе. Другими словами, Вася просто не умел держать язык за зубами и явно не собирался этого делать.
Может быть, для приличия Маленков и Берия подождали бы с арестом Василия полгода-год, но он как будто специально вел себя так, словно хотел быстрее приблизить разрядку. Чего стоит, например, угроза, высказанная при свидетелях, «встретиться с иностранными корреспондентами и порассказать им все!».
Кстати, при этом разговоре присутствовали всего трое: его вторая жена Екатерина Тимошенко, адъютант Виктор Полянский и его знакомый полковник Лебедев.
Здесь не требуется иметь каких-то специальных криминалистических навыков, чтобы предположить, что кто-то из этой троицы и «стукнул» куда следует...»
Герой Советского Союза Д.Супонин вспоминал: «В пятидесятые годы в оперативном управлении Генштаба на ключевом посту оказался мой боевой товарищ, генерал, с которым мы "долетели" до Кенигсберга. Его вызвал министр обороны Булганин и потребовал "убрать Ваську из Москвы". Мой товарищ возразил, что Сталин учится в академии, но Булганин закричал: "Плевать я хотел на его учебу! Это требование ЦК! Дайте ему в конце концов один из внутренних округов".
Мой друг резонно возразил, в армии не поймут этой почетной ссылки. И тогда интеллигент Булганин разразился матом и выставил его вон".

26 марта 1953 года, приказом министра обороны СССР генерала Василия Сталина уволили в запас без права ношения военной формы. Статья, по которой Василия уволили, звучала так: «за поступки, дискредитирующие высокое звание военнослужащего».

Алексей Пиманов в своей книге «Сталин. Трагедия семьи», пишет: «Через пятьдесят три дня после смерти отца, 27 апреля 1953 года, Василий Сталин был арестован.
27 апреля, день ареста, запомнил не только Василий.
Капитолина Васильева вспоминала:
— Пробивали, били по стенам, искали какие-то тайники, и все, в общем-то, все-все опечатали, вплоть до того, что даже мамин чемоданчик. Мамин, с мамиными вещами, с вышитым полотенцем, она вышивала очень красиво, — даже он был опечатан.
Видимо, не особо рассчитывая на то, что сын Сталина будет свидетельствовать против себя самого, арестовали и ближайшее окружение Василия, его заместителей и помощников. Генералов Васюкевича и Терещенко, адъютантов Капелькина, Полянского, Догаева и Степаняна. Начальника контрразведки ВВС Московского военного округа Голованова. Брали почти без разбору практически всех, кто хоть как-то соприкасался с Василием.
Не пощадили старика шофера Александра Февралева, возившего еще Ленина, и даже штабного парикмахера Марию Кабанову. Во всех соединениях и частях ВВС Московского военного округа, которым командовал до ареста Василий Сталин, начались проверки.
Искали компромат.
«Навалились на меня и на Володьку Глуцкого. В Кубинку и меня в Калинин проверять.
Это Сергей Долгушин, Герой Советского Союза, друг Василия Сталина.
На съемку он пришел в штатском, но звезду Героя Советского Союза надел. По лицу этого человека, по тому, как он говорил, все поняли, что такого человека сломать было трудно. Да и не боялся он никогда и ничего.
В то время Сергей Долгушин командовал дивизией фронтовых бомбардировщиков «Ил-28».
— Причем каждый день проверки, докладывали вначале Берии, а потом Булганину, а потом только Главкому. Мы про это дело знали. Бывало, он мне или я ему позвоню, понимаете? «Володька, тебя еще не арестовали?» Он говорит: «Нет, Сергей, нет!» Еще, понимаете, вот такое вот состояние...
Володька — это Герой Советского Союза Владимир Луцкий. В то время он был командиром авиадивизии истребителей «МиГ-15»…
Следствие возглавил печально знаменитый Лев Влодзимирский, кстати, расстрелянный через полгода, вместе с Берией. Как вспоминали родственники, после допросов люди из окружения Василия Сталина покидали тюрьму в жутком состоянии. Некоторых невозможно было узнать — так они изменились за несколько месяцев.
У молчавшего на следствии Степаняна были выбиты зубы, по всему телу — следы побоев. Но к Василию жестких методов во время следствия не применяли. Да это, похоже, и не было нужно. Раздавленный, явно переживший психологический шок Василий Сталин на следствии был покладистым, даже слишком. В протоколах допросов сразу обращает на себя внимание полная идиллия между следователями и обвиняемым.
Вот, например, очень странные фразы Василия, внесенные в протокол:
«Я уподобился собаке на сене».
Или:
«…Я, игнорируя советские законы и обманывая руководство...»
Читая такие строчки, так и видишь Василия, кающегося во всех смертных грехах, в том, что он совершал и чего нет. Смущают и обороты речи, хорошо знакомые еще по выступлениям Вышинского: «Будучи тщеславным, я отнял у трудящихся…» Уж как-то гладко все! Все вплоть до ошибок. Например, на одном из допросов Василий якобы назвал себя «командующим округом», хотя такой должности никогда не занимал. Согласитесь, что командующий округом и командующий ВВС округа — вещи совершенно разные. Это штатский может перепутать, но не кадровый военный…
Дело Василия Сталина расследовалось около двух с половиной лет. Все это время он был под стражей во внутренней тюрьме КГБ на Лубянке. Зимой 1954 года Василий заболел. Лечили его в оборудованной как тюремная камера больничной палате госпиталя МВД у метро «Октябрьское поле», рядом с любимым Центральным аэродромом. Еще одна гримаса судьбы!
Через месяц лечения в госпитале Василия увезли на спецдачу КГБ в Кратове, а затем поместили в Лефортовский следственный изолятор…
— Я был у него, был здесь, не в Лефортово, — говорит сын Василия Сталина Александр Бурдонский. — Кого я видел опять? Загнанного в угол человека, который никак не мог за себя постоять и никак не мог себя оправдать. И разговор его был в основном, конечно, о том, чтобы помочь выйти на свободу. Он понимал, что этого не могу сделать я, этого не может сделать сестра. Я только помню вот это его огромное чувство несправедливости, содеянного с ним.
Итак, за неумение держать язык за зубами Василий Сталин получил обвинение по самой тяжкой статье тех лет — пятьдесят восьмой. Правда, не «прим» за измену Родине, а пункт «десять» — за антисоветскую агитацию и пропаганду.
Видимо, компромата было не очень много, поэтому рядом, а точнее на первом месте в «Деле Сталина Василия Иосифовича» значилась и 193 статья, пункт 17 — злоупотребление властью…
Большая часть обвинений по этой статье могла бы стать предметом разбирательства на каком-нибудь партсобрании, но никак не в суде. Тут и многочисленные романы, и езда по улицам Москвы без правил, и пьянство, и рукоприкладство. В общем, все было свалено в одну кучу. Инкриминировалось Василию Сталину еще и разбазаривание государственных средств.
Тем более что на следствии Василий этого не отрицал. Ни то, что, создавая знаменитые спортивные команды ВВС, выбивал для спортсменов хорошие должности, квартиры и повышенное денежное содержание. Ни то, что потратил несколько миллионов рублей на строительство бассейна на Ленинградском проспекте в Москве. Ни то, что в охотничье хозяйство в Переславль-Залесский летал на служебном «Дугласе» с многочисленной свитой»...
«Что касается «должностных преступлений» Василия, то их можно было адресовать руководству Министерства обороны, которое предоставляло ему денежные средства. «Незаконно построенные» им спортивные залы, бассейны и манежи используются и по сей день и окупили затраты на их строительство задолго до того, как Василий вышел из тюрьмы.
Его дача стала государственной. Его роль в репрессиях по отношению к руководству ВВС в предвоенные годы ( в чём его тоже пытались обвинить) заключалась лишь в передаче отцу письма своего командира дивизии Сбытова, в котором последний обвинял Смушкевича и Рычагова в принятии на вооружение ненадежного мотора М–63.
Сходство Василия  с отцом можно отметить в том, что от того всего отцовского «добра» (конечно, личного) остались тулуп да валенки, а от Васи — пара поношенных костюмов. (А.А.Щербаков. «Летчики, самолеты, испытания»).

«Вот на что обращаешь внимание при чтении протоколов допросов и обвинительного заключения. Кроме личного поведения в быту, а это, повторим, повод скорее для партсобрания, а не суда, Василий Сталин не делал ничего необычного.
Так вели себя большинство высших генералов. И спортивные команды в своих округах по директиве министра обороны создавали, и на охоту летали, и дачи с помощью солдат обустраивали, и вещи из Германии в Союз везли. Только им повезло больше — они не были сыновьями Сталина, поэтому и дослужились до почетной пенсии. Да и масштабы злоупотреблений по сравнению с сегодняшним днем выглядят шалостями невинного ребенка. Суммы, о которых идет речь, смехотворны, и сегодня они не вдохновили бы даже начинающего репортера разразиться каким-нибудь очерком, не говоря уже о том, чтобы Генеральная прокуратура запустила механизм следствия.
Из протокола допроса арестованного Сталина Василия Иосифовича от 11 мая 1953 года:
«Следователь. Какой необходимостью вызвано сооружение этого водного бассейна?
Сталин. Я исходил из того, что в Москве нет ни одного пятидесятиметрового водного бассейна для проведения Олимпийских соревнований.
Следователь. Явное неубедительное объяснение»…

Уже отсидев в тюрьме два года без суда, без защиты, адвокатов, сын Сталина обратится с письмом в Президиум ЦК КПСС. По поводу обвинения в намерении изменить Родине Василий Иосифович писал: "Клевета с начала до конца! В "Метрополь" я пошел на свидание с Васильевой. Счастье мое, что у Васильевой не было телефона и мне пришлось приглашать ее через соседей 11 родственников, у которых телефон был. Эти люди могут подтвердить, как все это происходило... У меня много пороков, в которых не особенно приятно сознаваться, но они были. В отношении же чести и Родины я чист. Родина для меня - это отец и мать".

«На суд — в здание на Поварской, 15 — Василия Сталина возили уже из Лефортова. Суд прошел тихо, без адвоката, без прокурора, без права на кассационную жалобу и помилование. В общем, как обычно и бывало в таких случаях. Дело шло к двадцатому съезду, на котором готовилась расправа над Сталиным-старшим.
Второго сентября 1955 года Василий Сталин получил восемь лет исправительно-трудовых лагерей.
И тут — новый удар.
Ни в какие лагеря, где круг общения намного шире, чем в любой тюрьме, Василия никто отправлять и не собирался. Местом отбывания наказания ему определили знаменитый Владимирский централ. А ведь тюрьма, по определению, ни в какое сравнение с лагерями не идет. Тюрьма — и психологически, и физически — намного тяжелее. Не случайно один год в тюрьме приравнивается к трем в лагерях...
Как значилось в документах, в тюрьму доставили не Василия Иосифовича Сталина, а Васильева Василия Павловича. Так решили в Москве — сын Сталина в тюрьме сидеть не должен. Прямо-таки история советской Железной маски! Правда, конспирация властям не удалась. Личное дело сопровождающим отдали в запечатанном конверте, но в попутном списке указали настоящую фамилию нового заключенного».
Вот что рассказывал бывший надзиратель Владимирской тюрьмы Степан С.: "Весной пятьдесят третьего меня вызвал начальник тюрьмы. Задал несколько вопросов о здоровье, затем приступил к делу: "Москва дала шифровку. К нам высылают спецэтап из одного заключенного. В жизни не догадаешься, кого. Разжалованного генерала Василия Сталина!" "Не может быть, - говорю. - И что с ним делать? Перевоспитывать?" "В самую точку, - отвечает, - попал. Именно перевоспитывать. Но я их, в Москве, не понимаю. Они что, работать разучились? Есть же сотня проверенных способов. Тогда почему к нам?"
Он жестко проинструктировал, сделав упор на выполнении охраной двух обязательных требований. Ни одна душа не должна знать о его пребывании у нас. Ни одна написанная буква не должна попасть наружу.
Вскоре из "воронка" вывели человека в черной робе. Он, не глядя на тюремное начальство, быстро прошел за разводящим в корпус. Мы же молча разошлись, теряясь в догадках: нет ли тут какого "московского" подвоха?
Василий поразил нас дисциплинированностью, опрятностью. Он был абсолютно замкнут, все время о чем-то размышлял. Начальник постоянно напоминал: "Смотрите за кацо в оба. Наверняка он мысленно прорыл подземный ход до самого Тбилиси".
Как-то осенью я возвращал его в камеру с прогулки. Он замешкался и сказал комплимент: "Ты не похож на вертухая". А вскоре во время ночного дежурства я заглянул к нему в камеру через глазок и увидел, что сын Сталина стоит у самой двери.
"Если твои мозги на месте, парень, запомни, что скажу, -прошептал он громко. Я слушал. Любопытство победило страх: - Отца они угробили, - говорил Василий. - Мне обслуга кунцевской дачи рассказывала и ребята из охраны. Со дня убийства я был под "колпаком". Через одного летуна в Московском округе пытался добраться до иностранцев, но тот меня заложил. Я точно знаю: новые вожди, эта титулованная шушера, меня ненавидят. Не простят, что знаю их подноготную, как они друг на друга доносы клепали..."
В этот момент по коридору пошел ночной патруль Я отскочил от двери. А через сутки меня перебросили на охрану объекта за пределами центральной зоны".
«Тюрьма есть тюрьма.
Во Владимирском централе у Василия начинает сохнуть нога, поврежденная во время взрыва снаряда на злополучной рыбалке весной сорок третьего. В камере было сыро, и с наступлением холодов боли в ноге усиливались. Для того чтобы в камере Сталина было теплее, по распоряжению тюремного начальства на каменном полу сделали деревянный настил.
Как тут не вспомнить, что отец Василия любил именно такие деревянные настилы»…
Вот выдержки из двух писем Василия из тюрьмы Капитолине Васильевой:
"2.4.56г. Мамка - родинка!
…Настроение у меня очень отвратительное, но твердость духа моего может тебя не беспокоить. Хотя и трудно, но ничего. Отец часто говорил: "Для того, чтобы из железа получилась сталь, его надо бить". Это, конечно, образно, но смысл в том, что за битого двух небитых дают. Сильный человек должен стать сильней от такой передряги, а слюнтяй расклеится... Мне очень трудно, вернее, тяжело, но расклеиваться не собираюсь. По крайней мере, стараюсь держаться. К тому же ты знаешь мое мнение в принципе, а детально можно было спорить в принципе до решения - теперь же уже поздно. Остается переварить и сделать вывод на будущее. В общем, жизнь сложная штука, но вешать нос и предаваться полному отчаянию нет никакого смысла. Так-то, мать. Но об этом хватит…
Немного о себе. Купи, пожалуйста, очки. Черт бы его побрал, этот паршивый городок - нет даже мастерской (оптической). С глазом плохо, и без очков работать нельзя. Купи очки против солнца (со светофильтром - дымчатым слабым, но с крепкой оправой). Они подойдут и хорошо подойдут, т. к. в мастерской сильный свет, который режет глаза, а светофильтр - только не густой, а слабый - будет одновременно предохранять и от ожогов, и от слишком яркого света… Лучше вряд ли удастся купить, но смотри сама. Без очков очень плохо. Очень. Помогай, мать...
Жду, скучаю. Очень жду.
Крепко тебя целую.
Твой Василь
Расцелуй Линушку.»
"3.4.56г. Мамуська! Наберись терпения и прочитай.
1. Отвертки. Но надо подобрать несколько штук разных размеров. Очень больших не нужно. В основном средние - пару штук и малых - пару штук. Всего 6-8 штук.
2. Пассатижи. 3 штуки - средние, малые и совсем малые… Но прошу тебя, скорей и хорошего качества. Нужно это для работы.
3. Было бы очень хорошо достать универсальный чемоданчик связиста (Володя мог бы в этом помочь). В чемоданчике должно быть все: паяльник, пассатижи, отвертки, измерительный электроприбор, контрольная трубка (телефонная). Паяльник должен быть не один, а разных размеров. Также отвертки и пассатижи. Этот че-моданчик нужен очень. Чуть не забыл. Там, в чемоданчике, должны быть молоточки, напильники, ножницы (по металлу), дрель. В общем, полный набор. Этот чемодан особая статья. Он нужен кроме того, что я прошу в 1) и 2) пункте, и очень хорошего качества. Мой чемодан к этому не имеет отношения, его я жду, как манны небесной.
Покажи эту заметку Светлане. Скажи, что мне это очень нужно. Объясни, что ты видела на моих руках из-за отсутствия инструментов. Не задерживай и постарайся привезти при первой же возможности все, что прошу. Если у нее не хватит денег, то надо что-либо продать, но достать. Все это завернуть вместе с продуктами и не выпячивать - я, мол, привезла - поскромнее. А то желающих получить такой инструмент очень много, и если узнают, то со своим характером я его весь отдам Павлу Полуэктовичу, а сам останусь на бобах… Если встретится в магазине и не такой инструментальный набор, но приличный, то купи - он не будет лишним, а только сохранит мне руки и подтвердит мое усердие к работе, что оценивается при начислении дней. Вникни. Это важно".
Читателю судить – похожи эти письма на жалобы опустившегося, павшего духом человека?! Характерно ли для «хронического алкоголика» (кем модно стало выставлять Василия) просьбы о том, чтобы ему прислали не спиртное, а высококачественные слесарные инструменты, чтобы он мог хорошо работать в тюрьме?! Говорят, что некоторые изделия, изготовленные руками Василия Сталина, до сих пор служат арестантам Владимирского централа…
«К 1958 году Василий Сталин превращается практически в инвалида. Здоровье его резко ухудшается, о чем Шелепин, шеф КГБ, докладывает Хрущеву. И тот, похоже, испугался. Смерть сына Сталина в тюрьме — это скандал. В результате Комитет госбезопасности получает команду готовить Василия к освобождению. Впрочем, тянут до последнего. В конце концов Василия все-таки переводят в Москву, вновь в Лефортовский изолятор, а затем везут к Хрущеву.
Василий был в ужасном состоянии. Реденькие рыжие волосы на голове, изможденное больное лицо. Уже по дороге в Кремль ему сказали, что везут к Хрущеву. Заключенный Сталин не верил своим ушам и глазам. Потом Шелепин рассказывал, что Василий в кабинете упал на колени и стал умолять его освободить. Хрущев был очень растроган, называл «милым Васенькой», восклицал: «Что они с тобой сделали!» — прослезился, а затем…
Еще целый год продержал Василия в Лефортове.
На свободу Василий Сталин вышел лишь 11 января 1960 года.
Разобиженный и обозленный, прямо из Лефортова Василий едет к первой жене — Галине Бурдонской. С Капитолиной Васильевой они окончательно поссорились незадолго до освобождения.
Дома его ждали дети — Надя и Саша. Удивительно, но он почему-то предполагал вновь создать семью именно с Галиной. А она, естественно, не приняла его. У Галины уже была своя жизнь.
— Она говорила, что лучше к тигру в клетку, чем вместе быть хоть один день, хоть один час, — передал слова матери Александр Бурдонский. — При всем сочувствии и так далее ей в эту судьбу входить больше не хотелось.
По решению ЦК после освобождения Василию Сталину была предоставлена трехкомнатная квартира на Фрунзенской набережной в Москве. Ему вернули право на ношение генеральской формы, определили пенсию, тридцать тысяч рублей единовременного пособия и бесплатную путевку. В санаторий, в Кисловодск, на три месяца.
Правда, извинений от правительства не последовало, а он их явно ждал.
9 апреля 1960 года Василия Сталина вызывает к себе Ворошилов. Беседа записывается на магнитофон и стенографируется.
«Ворошилов. Ну, рассказывай, Василий, как дела, как ты живешь?
Сталин. Плохо, Климент Ефремович, надо работать, прошу помочь, иначе без работы пропаду.
Ворошилов. Конечно, тебе дадут работу. Однако прежде всего ты должен стать другим человеком. Ты еще молодой, а вон какая у тебя лысина.
Сталин. Вы во всем правы, полностью с вами согласен. Мне надо исправляться, но для этого надо работать.
Ворошилов. Еще раз говорю тебе: немедленно брось водку.
Сталин. Не такой уж я отпетый пьяница. Пойду работать, и все встанет на свое место, исправлюсь.
Ворошилов. Возьми себя в руки.
Сталин. Будет сделано, Климент Ефремович. Я убежден, что вы меня любите и желаете только добра».
Этот разговор состоялся сразу после того, как пришло сообщение о поведении Василия в Кисловодске.
Вот что об этом нам рассказывала Капитолина Васильева:
— Поехал лечиться в Кисловодск. Там вокруг него... ну, в общем, знаете таких... какие-то люди окружали, находились, что способствовали тому, чтобы он стал... все-таки как-то не отдыхал, а черт-те чем занимался... они сидели... понимаете, это самое... и занимались... короче говоря, он пил там...
После кисловодских подвигов Василия и состоялся тот разговор с Ворошиловым, который написал Хрущеву докладную. Справедливости ради надо сказать, что просьба о работе не была такой простой, как кажется. Кем должен работать Василий Сталин? Служить он уже не мог, а ничего другого делать не умел. Не отправлять же его токарем на завод? Докладная от Ворошилова к Хрущеву по кремлевскому коридору шла 20 дней. И потерявший терпение Василий делает роковой для себя шаг. Он идет в китайское посольство и просит у китайских товарищей помощи в переезде в Китай, трудоустройстве там и лечении.
И это в период резкого обострения отношений Китая с Советским Союзом.
«Москва. Кремль. 16 апреля 1960 года.
Особая папка. Совершенно секретно.
Экземпляр №1.
Постановление
Президиума Верховного Совета СССР.
В связи с преступным антиобщественным поведением Василия Иосифовича Сталина Президиум Верховного Совета СССР постановляет отменить постановление Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1960 года о досрочном освобождении Василия Иосифовича Сталина от дальнейшего отбытия наказания и снятия судимости. Водворить Василия Иосифовича Сталина в места лишения свободы для отбытия наказания согласно приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР от второго сентября 1955 года.
Председатель Президиума Верховного Совета
Ворошилов.
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР
Георгадзе».
С 16 апреля 1960 года по 27 апреля 1961 возвращенный в тюрьму Василий Сталин досиживает оставшийся по приговору год все в том же Лефортове. Однако 28 апреля 1961 года полную свободу сын Сталина так и не получил. Решением Президиума Верховного Совета СССР он отправляется в ссылку сроком на пять лет в Казань, в город, закрытый для въезда иностранцам».
Причиной для столь сурового решения дальнейшей судьбы Василия может содержаться в этом документе от 7 апреля 1961 года: "За период пребывания в местах заключения В.И. Сталин не исправился, ведет себя вызывающе, злобно, требует для себя особых привилегий, которыми он пользовался при жизни отца.
На предложение, сделанное ему о том, чтобы после освобождения из тюрьмы выехать на постоянное место жительства в гг. Казань или Куйбышев, Сталин В.И. заявил, что добровольно из Москвы он никуда не поедет... На предложение о смене фамилии он также категорически отказался..."(Д.Лиханов, "Совершенно секретно", № 4, 1994.)

«В Казань Василий Иосифович уезжает с новой спутницей жизни Марией Нузберг и с новой фамилией — Джугашвили.
С Марией, медицинской сестрой, Василий познакомился в клинике Вишневского, у которого проходил курс лечения.
— Когда он оказался в Казани один, то сестра медицинская тоже оказалась там...
Говоря это нам, Капиталина Васильева, так и не ставшая официальной женой Василия Сталина, явно намекала на то, что Марию Нузберг приставили к Василию, чтобы она за ним следила…
С новой женой и двумя ее детьми теперь уже Василий Джугавили поселился в однокомнатной квартирке, в неприметном доме №105 на улице Гагарина».
(Квартира эта располагалась на пятом этаже, в доме без лифта. Такое жильё выделил Н.С. Хрущёв сыну того человека, которому он был обязан всем в своей жизни. И кого он в глаза называл  «батькой». Василий, напомним, был к этому времени уже инвалидом. Он с трудом ходил, т.к. из-за старой раны и 8 лет тюремного заключения, нога у него «сохла»).
«Василий пытался бороться за свою старую фамилию. В январе 1962 года даже направил заявление в ЦК КПСС.
Из заявления Василия Джугашвили:
«В течение полугода паспорт, военный билет, пенсионную книжку и другие документы на новую фамилию Джугашвили не выдают. В сложной обстановке вынужден ставить этот вопрос перед вами. Вполне мог быть жить и работать под той старой фамилией, под которой прожил и проработал более сорока лет, — Сталин. Прошу понять меня правильно. Прошу вашего вмешательства в разрешении вышеуказанных вопросах.
Василий Иосифович Джугашвили».
А девятнадцатого марта 1962 года закончилась и эта довольно унизительная для сына Сталина жизнь.
Владимир Семичастный — Никите Хрущеву:
«19 марта 1962 года.
Совершенно секретно. Экземпляр №1.
Комитет Госбезопасности при Совете Министров СССР докладывает, что 19 марта 1962 года в 13 часов в городе Казани скончался Джугашвили-Сталин Василий Иосифович. Считаем целесообразным похоронить Джугашвили Василия Иосифовича в Казани без воинских почестей.
О смерти Джугашвили Василия Иосифовича сообщить его ближайшим родственникам. Просим согласия.
Председатель Комитета Госбезопасности
Владимир Семичастный».
Сыну Василия Сталина, Александру Бурдонскому, о смерти отца сообщил таксист, который слышал сообщение по «Голосу Америки». В Казань на похороны отправились Капитолина Васильева и Александр Бурдонский. Светлана и Екатерина Тимошенко остались в Москве.
— Прилетели мы в Казань, были в этой квартире, где он жил, видели его уже под простыней — мертвым.
Капиталина Васильева решила проверить, проводили ли врачи вскрытие при установлении причин смерти.
— Когда Капитолина подняла простыню, я помню прекрасно, что у него были швы, его вскрывали, видимо, хотя внятного ответа на то, от чего он умер, нам никто тогда не сказал. Там были люди, видимо, из органов, которые как бы за каждым этим, так сказать, нашим движением там следили.
Все это рассказал Александр Бурдонский.
Как вспоминают очевидцы, гроб стоял на двух табуретках. Цветов не было в этой убогой комнате. Так уходил из жизни некогда всесильный сын всемогущего отца. Капитолина Васильева на похоронах человека, так и не ставшего ей официальным мужем, была:
— Его похоронили как бомжа. Подкатили какой-то черный катафалк, туда положили гроб и поехали на кладбище. И причем его... он был в мундире генеральском. И в последний момент почему-то какие-то женщины накрыли его тюлем, тюлем… Я стояла с ребятами и смотрела, думаю, ну что, бежать стащить этот тюль, ведь это же хоронят-то воина, достойного воина...
И хотя хоронили боевого летчика, из-за запрета людей в военной форме на кладбище не было, но Александр Бурдонский заметил одну необычную деталь:
— Довольно долго шли люди, и помню, что несколько человек, подходя, вот так вот раздвигали борта пальто, и там были одеты в военной форме и орденах. Видимо, летчики. Таким образом устраивали прощание.
Народу в день похорон Василия на улице собралось довольно много. Слух о том, что умер сын Сталина, мгновенно разлетелся по Казани.
Александр Бурдонский:
— Я помню, что моя сестра, которой было тогда, по-моему, семнадцать лет, приехала с этих похорон седая совершенно»...
Капитолина Васильева вспоминала:
«Я планировала приехать в Казань на день рождения Василия. Думала, остановлюсь в гостинице, привезу чего-нибудь вкусного. Была рада, что он не один. И вдруг звонок: приезжайте хоронить Василия Иосифовича Сталина...
Приехала с Сашей и Надей. Спросила Нузберг, от чего он умер. Говорит, мол, приехали грузины, привезли бочку вина - вот и умер. Было, мол, плохо - сделали укол, потом второй. Крутило, корежило... Но такое бывает при свертывании крови. А токсикоз исправляют не уколами, а промывают желудок. Человек лежал и мучился 12 часов, "скорую помощь" даже не вызвали. Спрашиваю, почему так? Нузберг говорит, что сама медик и сделала ему укол.
Я украдкой осмотрела кухню, заглянула под столы, в мусорное ведро - никакой ампулы не нашла. Спросила, было ли вскрытие и что оно показало. Да, говорит, было. Отравился вином. Тогда я сказала Саше, чтоб подержал дверь - решила сама проверить, было ли вскрытие. Подошла к гробу. Василий был в кителе, распухший. Я стала расстегивать пуговицы, а руки трясутся... Следов вскрытия нет. Вдруг дверь расхлопнулась, врываются два мордоворота, которые за мной по пятам ходили, как только мы приехали в Казань - Сашу отшвырнули, Надю едва с ног не сбили, и я лечу... А чекисты орут: "Вам не положено! Не имеете права!"
На похоронах народу было мало, собралось несколько зевак с авоськами. Машину подогнали вплотную к выходу из подъезда, быстренько погрузили гроб и покатили на Арское кладбище. Никаких воинских почестей, положенных боевому генералу, никаких прощальных слов... Вася лежал в гробу под каким-то кухонным тюлем, и мне так хотелось броситься к нему, сорвать ту тряпку, но я сдержалась: "К чему? Кто поймет?.."
Сыну Сталина было сорок лет и один год.
"Мое твердое мнение - Василия убрали по злому умыслу Хрущева. Василий много знал о нем и его окружении, о их недостатках. При борьбе все средства хороши, даже взятые из давней истории, как надо расправляться с неугодными. Позже Хрущеву доложили о критическом состоянии здоровья Василия, и если он умрет в тюрьме, это примет политическую оценку. По этому-то Хрущев и принял решение освободить Василия и пригласил на прием. При встрече и беседе Хрущев, кривя душой, положительно отозвался об отце Василия, даже говорил то, что произошла ошибка при аресте Василия. Это Василий рассказал бывшему своему заместителю Е.М.Горбатюку".
(Из рассказа полковника И. Травникова.)
"В документах, которые осмелились-таки рассекретить нынешние власти, явный пробел, отсутствие двенадцати страниц, которые, как я думаю, и составлял документ за номером 121 - до сих пор нерассекреченный. В нем разгадка того, почему руденки и шелепины и разные там Хрущевы в "деле В.И. Сталина" развернулись вдруг к лесу задом.
На этом закончим повествование о Василии Сталине.
Когда-то его отец произнес знаменитую фразу: «Сын за отца не отвечает».
Василий ответил, причем ответил перед некоторыми «соратниками» отца и ответил по самому строгому счёту…





Литература и источники:
(ФОРУМ www_il2sword_ru =M= УАГ МЕЧ при 427 ИАП — Б_В_ Веселовский. htm).
http://www.airwar.ru/history/aces /ace2ww/pilots/dolgushin.html).
Сайт «Авиаторы—Герои Советского Союза» — http://www.geroi.apifarm.ru).
http://www.russia—hc. ru/rus/history/slava/flag/flag31.cfm
http://www.airwar.ru/history/aces/ace2ww/pilots/stalin.html
http://www.vestnik.com/issues/97/0610/koi/mikoyan.htm
сайт «Страницы истории 32–го гвардейского Виленского орденов Ленина и Кутузова III—ей степени истребительного авиационного полка».
// Совершенно секретно, № 06, июнь 1998 г. — http://sovsekretno.ru/1998/06/6.html

Торшина Л. Горе от любви полковника Дружинина. // Молодежь Эстонии, 26 сентября 2000 г. — http://www.moles.ee/00/Sep/26/index.html

Акопян Г. «Тыл и фронт были едины, а сейчас нас разъединили…» // Забайкальский рабочий, № 28 (24233)

Драбкин А. Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941–1942. — М.: Яуза, Эксмо, 2006.
Драбкин А. Я дрался на Ил–2. — М.: «Яуза», 2005.
Драбкин А. Я дрался с асами люфтваффе. На смену павшим. 1943–1945. — М.: Яуза, Эксмо, 2006.
Решетников В. 307 боевых вылетов. — М.: Эксмо, 2006.
Емельяненко В. Ил–2 атакует — М.: Эксмо, 2006.
Семенова Т. Он знал Василия Сталина. // Новые рубежи. — 22 июня 2005 г. — № 45.
Голубев В.Ф. Во имя Ленинграда. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000.
Щербаков А.А. Летчики, самолеты, испытания, глава «Василий Сталин».
Севастьянова А. Четырнадцать тысяч часов без земных впечатлений. // Гвардия России, № 5 (10), июнь 2003 г.
Крылов Л., Тепсуркаев Ю. Правительственная командировка. // Авиамастер, № 3, 1997 г.
Виталий Попков, интервью Анатолию Докучаеву // «Учительская газета», WWW.UG.RU № 19 (9944) / 2003–05–06
Сергеев А. О друге незабвенном. К 85–летию со дня рождения В.И. Сталина. // Газета «Завтра», № 12 (644) от 21 марта 2006 г.
Глушик Е. Артем Сергеев: Вспоминаю Сталина. // Сборник статей газеты «Завтра». — http://stalinism.ru/alive/artem.html
Колесник А. Хроника жизни семьи Сталина. — Харьков, СП «Интербук», 1990.
Крамаренко С.М. Против «мессеров» и «сейбров». В небе двух войн. — М.: Яуза, Эксмо, 2006
Смыслов О.С. Василий Сталин. Заложник имени. — М.: Вече, 2003.
Сухомлинов А. За что сгноили сына Отца народов. // Совершенно секретно, № 06, июнь 1998 г. — http://sovsekretno.ru/1998/06/6.html
Лебедева О. Личный шофер Сталина // Сегодня, № 350, 26 мая 1999 г.
Крылов Л., Тепсуркаев Ю. Лучший ас Корейской войны. — http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
Поплавская О. Кортик от Василия Сталина // Неделя города Волжский, № 19, 12 мая 2005 г.
Каснерик М. «Настоящий полковник «катал» на самолете жену Василия Сталина» // Комсомольская правда в Белоруссии от 19.05.2006
Интервью с Щербаковым А. А. // Авиация и космонавтика, № 9, 1999 г.
Куманев Г.А. Рядом со Сталиным: откровенные свидетельства. Встречи, беседы, интервью, документы. М. 1999
Божьева О. Первым делом мы угробим вертолеты. // Московский комсомолец. — http://www.army.lv/
Пономарев В.П. Фронтовые сто грамм. — http://www.airforce.ru/staff/tales/tales_6.htm
Город мой, № 14, 2002 г. — http://otvaga2004.narod.ru/Otvaga/wars1/wars_47.htm
Чуев Ф. Живой Сталин. Воспоминания современников. — http://www.rustrana.ru/
Семенов А. Война сквозь призму объектива. // Наше кино, № 2(10), 2005 г.
Добрюха Н. Злой рок Василия Сталина. // Аргументы и факты, № 1279. — www.aif/ru/online/aif/1279/12_01
«Вечерний Тбилиси «, № 88, 1–2 августа 2002 г.
Ефимов Б., Фрадкин В. Роман Кармен. О временах и людях. — http://1001.vdv.ru/books/efimov/?page=021
Рыков С. Василий младший: сын отца народов. Интервью с Капитолиной Васильевой. — http://www.tam.ru/sezik/vasya.html
Семенова Т. Он знал Василия Сталина. // Новые рубежи, № 45, 22 июня 2005 г. — http://www.mosoblpress.ru/odincovo/show.shtml?d_id=5582
Сорокин Э. Чужой в семье Сталина. // Российская газета. — 6 декабря 2002 г. — http://www.rg.ru/Anons/arc_2002/1206/4.shtm
(http://www.russia—hc. ru/rus/history/slava/flag/flag31.cfm).
Крылов Л., Тепсуркаев Ю. Лучший ас Корейской войны. — http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
Гаев Ю. «Курсанту военного училища Василию Сталину первый завтрак приносили в комнату, а второй — на летное поле». // Факты (Запорожье). — http://arttour.com.ua/news/25–06–2005–00–00–00/ KURSANTU_V.html
Докучаев А. Алексей Маресьев: «Я не из легенды…» // Братишка, октябрь 2003 г.
Вуколов Н. Врач—десантник. // Молодежь Эстонии. — 9 мая 2003 г. — http://www.moles.ee/03/May/09/16–1.php
Базунов Б.А. Спорт ХХ век. Хроника отечественного и мирового спорта. // Советский спорт, 2001 г.
Сергей Щурко, Газета «Спорт Экспресс» Интервью с Еленой Бобровой
Голышак Ю. Александр Прохоров. Военный билет с записью «футболист». — http://www.kanonir.com/istoria.htm
Пахомов В. Футбол Сталину вышел боком. // Труд. — 25 января 2000 г. — № 013
Савельев Г.А. «Василий Сталин на «Московском море».
Самойлов В. Перчатки для уверенных в себе. // Минский курьер. — 26 февраля 2005 г. — № 558
Лебедева О. Личный шофер Сталина // Сегодня, № 350, 26 мая 1999 г.
Хохлов А. Настоящий человек после войны. // Новые известия. — 18 мая 2004 г.
Манцуров Ю. Сталин — сын Сталина. — http://www.kacha.ru/php/museum_text.php?id=27
Грибанов С. Хроника времен Василия Сталина. — М., 1999
Каманин Н.П. Скрытый космос, книга вторая.
Безиргани Г. Арестант Владимирского централа. // Вечерний Тбилиси. — 1–2 августа 2002 г. — № 88. — http://www.sukhoi.ru/forum/archive/index.php/t–10625.html
Мухин Ю. Дерьмомет Залесского. // Газета «Дуэль», № 17–18 (366), 27 апреля 2004 г.
Уколов И. От Сталинграда до Берлина. // http://p—pushkino.narod.ru/rub/memory/page2.htm
Румянцев Н. Взлетал, чтобы победить. // Трудовая новь, № 93 от 31 июля 2004 г.).
Пономарев В.П. Фронтовые сто грамм. — http://www.airforce.ru/staff/tales/tales_6.htm).
Ишенин М. Со Сталиным и Маресьевым воевал в одной эскадрилье и дивизии наш земляк Петр Пивкин. // Город мой, № 14, 2002 г. — http://otvaga2004.narod.ru/Otvaga/wars1/wars_47.htm
Самойлов В. Перчатки для уверенных в себе. // Минский курьер, № 558, 26 февраля 2005 г.).
Алексашин Максим «Последний бой Василия Сталина».

Лебедева О. Личный шофер Сталина // Сегодня, № 350, 26 мая 1999 г.
Шарков В.В. Воздушные парады: воспоминания «технаря».
Поплавская О. Кортик от Василия Сталина // Неделя города Волжский, № 19, 12 мая 2005 г.
Колесник А. Хроника жизни семьи Сталина. — Харьков, СП «Интербук», 1990.
Крылов Л., Тепсуркаев Ю. Правительственная командировка. // Авиамастер, № 3, 1997 г.
Г.А. Савельев, Василий Сталин на «Московском море».
Докучаев А. Алексей Маресьев: «Я не из легенды…» // Братишка, октябрь 2003 г.)
Самойлов В. Перчатки для уверенных в себе. // Минский курьер. — 26 февраля 2005 г. — № 558)
Садков П. Симонян мог позволить себе отказать Сталину. // Спорт. — 8 октября 2001 г.
Газета «Спорт Экспресс» Сергей Щурко, Интервью с Еленой Бобровой)

А. Пиманов «Сталин. Трагедия семьи».


Рецензии
Сережа, здравствуй. Как же много тебе удается переработать материала. Завидую.
Я вот о чем . Накорябал от Черного Следопыта статейку о блокаде. Тебя помянул. Да ты не будь в обиде. Просто достали все эти...кто о ленинградском геройстве, кто против Сталина... Стыдно все это. Всю жизнь молчали. Не из страха - из скорби. И вот теперь всякая шушера берется эту тему трепать...Короче, прости, что я тебя упомянул. Злого не хотел. Просто с души сорвалось - вспомнил твои тексты... С прошедшей датой тебя, дорогой.
Алексей.

Черный Следопыт   13.02.2014 00:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексей!
Я сейчас в Сочи, вай фай плохой в отеле, в субботуприлечу и напишу тебе отзыв.
С уважением,

Сергей Дроздов   13.02.2014 15:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.