Зори Галаада Гл. 30. Последний бой Пагиила

Гл.30


                Последний бой Пагиила



После победы над Аморреями, на Пагиила, навалилось множество проблем, связанных с устройством жизни в Ароере.
 Надо было набрать новые отряды стражников, перенести городской рынок за пределы укрепленного города, организовать сборы налогов и наладить производство оружия и кожаных доспехов.
 Жители города привыкшие заниматься торговлей, неохотно шли в стражники. Их не привлекали однообразность жизни, дисциплина и жалование, в виде оговоренной суммы.
 Куда интереснее, самому распоряжаться своим временем, бывать в поездках, в других городах Израиля и получать удовольствие от полученной прибыли.
 Пагиил попытался набирать людей для стражи из окрестных крестьян. Но крестьянам  больше нравилось пасти своих овец и волов, а также выращивать ячмень и чечевицу, нежели подчиняться строгим начальникам и нести ночную службу, охраняя городские улицы.
. Пагиилу ничего не осталось, как нанимать в стражники пришельцев из Моавитян, в большом количестве приходящих из-за реки, в поисках лучшей доли.
 Но такие стражники, плохо и неохотно выполняли свои обязанности.
Они плохо владели оружейными приемами и учить их было очень сложно.
 Результатов,удавалось добиться, только путем применения телесных наказаний.
Сборщики податей, были корыстны и нечисты на руку. Они прощали долги одним, тем, кто предпочитал дать им взятку, и брали непомерно большие подати с крестьян и безграмотных мелких торговцев, присваивая себе часть полученной суммы.
Городская казна от этого была крайне скудна.
 Содержать тайных соглядатаев и вооружать стражу, было просто не на что.
 Пагиил сидел в раздумье. Он не сожалел о том, что остался в Ароере правителем, надо было просто найти выход.
Пагиил решил обратиться к Ахии и попросить у него, военную помощь в виде, нескольких сотен стражников из Массифы Иаировой. На тот срок, пока он наведет должный порядок в Ароере и создаст свои отряды стражников, на которые можно положиться.
 В комнату вбежал, встревоженный Вениамин
; Отец, прибывшие с Востока купцы говорят, что Южную часть Галаада захватывают Аммонитяне. Они движутся очень быстро в сторону Ароера. Купцы говорят, что во главе войск, идет царь Аморреев - Сигон.

Пагиил устало поднялся со своего места. Казалось известие Вениамина, ни чуть не удивило и не встревожило его.
; Теперь мне понятно, почему Господь берег Сигона от моей руки
 Нет ничего позорнее, чем быть порабощенным человеком, который сам по своей сути раб.
 Пагиил поднял глаза на Вениамина
— Тебе надо покинуть этот город и отправляться в Массифу Иаирову.
Вениамин отрицательно затряс головой
; -Нет, отец. Ты назначил меня начальником стражи, и я буду сражаться, как положено воину.
Пагиил пристально посмотрел на Вениамина
; -А тебе никто не предлагает бежать. Ты поедешь к Ахии и попросишь у него военной помощи. Нам не справиться с Аммонитянами своими силами.
Вениамин растеряно посмотрел на Пагиила, затем беспомощно развел руками
; -Когда, я должен отправляться?
; -Немедленно.
 Вениамин вышел из комнаты. Пагиил подошел к окну и устремил взгляд к небу
; Господи — прошептал он — Ты хотел наказать Ароер за его грехи, а я вмешался в это, Твое дело. Теперь я должен понести наказание. Прости меня и да будет на все Твоя воля.- После этих слов, отойдя от окна, Пагиил сел на скамью и устало опустил голову.
В комнату опять вбежал Вениамин
; Отец я отправляюсь. Что ни будь еще передать правителю Массифы Иаировой. Пагиил поднял на него глаза
; Если к тому времени, когда ты будешь там, до города дойдут слухи о том, что Ароер пал. То нет смысла высылать сюда помощь. Пусть Ахия укрепляет оборону своего города.
Вениамин настороженно посмотрел на Пагиила
; Ты думаешь, город может пасть?
 Пагиил неопределенно пожал плечами
; Я, сказал — Если. Все в руках Божьих. Вениамин, обняв Пагиила, направился к двери
; Постой — остановил его Пагиил — Передай матери, что я ее очень люблю. – Затем порылся в своем кошельке и вынул оттуда, золотой знак
; Покажешь этот знак, правителю Массифы Иаировой. Он ведь не знает, кто ты такой, а, увидев этот знак, Ахия поймет, что ты послан мной.
Выждав некоторое время, достаточное для того, чтобы Вениамин отъехал от города, Пагиил приказал трубачам трубить большой военный сбор.
Когда на площади перед его домом собрался народ, Пагиил вышел к ним и стал на специально сделанный помост.
; К нашему городу идет войско Аммонитян — сказал он — Ведет его — Сигон.
; Мы должны все вооружиться и встретить врага на стенах города - сказал собравшимся Пагиил. Толпа зашумела.
; Зачем ты отпустил вооруженные отряды?- Крикнул кто-то из толпы — они бы защитили нас.
; Теперь Аммонитяне, придут и угонят нас в рабство — послышались выкрики других.
; Те Израильтяне, приходили помочь вам - ответил Пагиил — они живут в других городах, и я не мог удерживать их. Разве вы сами не способны защитить себя? Или вы другой народ и не способны держать в руках меч? Нам надо продержаться какое-то время, и я верю, что те люди, кто ушли, опять придут нам на помощь.
Толпа затихла.
; Говори, что надо делать? - раздались выкрики.
; Берите оружие, у кого оно есть — ответил Пагиил — Несите из домов большие котлы, если кто имеет запасы курдючного сала и оливкового масла, а также смолы, все это несите к Восточным воротам. Враг придет с той стороны.
; Ломайте каменные изгороди, а камни таскайте на стены, их мы будем метать в наступающего врага.
; Ступайте, я сам буду возле ворот и распоряжусь, что делать.
 Когда Пагиил возле Восточных ворот распоряжался, где лучше разместить котлы для кипячения воды и масла, ему сообщили, что возле Южных и Северных ворот, скопилось много повозок с людьми, желающими покинуть город.
; Выпустите их — сказал Пагиил, но когда гонец собрался отправиться, чтобы передать приказ, Пагиил остановил его
— Если кто-то увозит много еды, заберите ее. Оставьте, столько, сколько отъезжающим надо для пропитания. Никто не знает, сколько нам быть в осаде.
Рано утром, Пагиилу доложили, что Аммонитяне стоят под стенами города.
Пагиил поднялся на стену у Восточных ворот.
 На расстоянии полета стрелы перед стенами города, расположились отряды Аммонитян. Их количество равнялось примерно десяти тысячам человек.
 Было видно, как они бродят по пригородным дворам, занимаясь грабежом.
Пагиил прошел по стене, заглядывая в лица защитников.
Он заметил, что количество войска Аммонитян произвело на защитников удручающее впечатление.
; Братья — обратился Пагиил к защитникам — врагов, не так уж и много.
; Мы на стенах, а они под ними. К тому же нас никак не меньше чем их. Я вам твердо могу обещать, что этими силами, Аммонитянам города не взять.
 Защитники с любопытством стали подходить к краю стены, чтобы посмотреть на Аммонитян.
Аммонитяне  стали выстраиваться рядами.
Каждый воин держал в руке лук. Вдоль рядов Аммонитян с луками стали быстро разгораться костры.
Затем люди - те, кто разводили костры, сунув в них пучки стрел с намотанными на наконечники кусками просмоленной шерсти, быстро побежали вдоль рядов, раздавая лучникам горящие стрелы.
 Лучники в свою очередь незамедлительно пускали стрелы в сторону города.
Защитники на городской стене пригнулись за выступы на стене. Но стрелы, пролетая над их головами, летели дальше в город. Они вонзались в сухие деревянные крыши.
 В городе начались пожары.
Защитники растеряно смотрели на горящие дома.
; Отойдите от края стены! - крикнул  Пагиил, но было поздно, следующие стрелы ударили в спины растерянных защитников, сразив многих из них.
Пагиил приказал тем, кто имеет луки, стрелять в ответ.
Но среди защитников Ароера, не было столь искусных стрелков, какими были Аммонитяне. Несколько стрел достигли цели, но не смогли пробить толстых кожаных доспехов.
 Аммонитяне, не потеряв ни одного воина, ушли из зоны досягаемости стрелами.
Вместо них из стана Аммонитян выступил высокий, лет тридцати Воин в богато украшенных доспехах,
Он крикнул
; Я — Омин — главнокомандующий войсками Аммонитян, которые царь Аммона дал своему другу царю Аморреев Сигону, Чтобы он освободил свою страну от ига Израиля.
; Вас никто, не выгонит из своих домов, и не будет грабить, если вы откроете городские ворота и выдадите царю Сигону, его злейшего врага — Пагиила.
; Тогда вы будете жить, как жили, только вашим правителем, будет не Израильтянин Пагиил, а Аморрейский царь Сигон. Кроме того, все вы будете под надежной защитой Аммонитянских воинов.
; Мы даем вам время подумать, до следующего утра. Завтра к вечеру, сюда подойдут основные силы Аммонитян.
; Если утром вы не откроете ворота, то вечером, мы возьмем город штурмом. Но тогда, все кого мы не успеем или не захотим убить, будут проданы в рабство.-
 Сказав, Омин развернулся и, не дожидаясь ответных слов, спокойным шагом пошел в стан. Пагиил посмотрел в лица, рядом стоящих защитников. Все они отводили глаза
; Ну, что же, до следующего утра, мы можем отдохнуть — сказал Пагиил, стараясь, чтобы голос его звучал бодро.
Он прочитал приговор себе, на лицах защитников, но не собирался убегать из города или прятаться.
 Пагиил думал том — как ему достойно принять смерть.
 Приехав в свой дом, Пагиил приказал, чтобы ему приготовили бассейн и подали новые одежды. После мытья Пагиил переоделся и ушел в сад, где сидя под деревом, вспоминал свою прожитую жизнь, одновременно ожидая старейшин.
Ждать ему пришлось не долго.
После полудня ему доложили, что его хотят видеть старейшины Ароера
Пагиил не пошел к ним на встречу, он даже не поднялся,  когда старейшины города, подошли к месту, где он сидел. Когда старейшины остановились перед ним, Пагиил не дав им ничего сказать, заговорил первым
; Завтра утром — сказал Пагиил — я возьму в руки меч и выйду к Аммонитянам. Или вы хотите связать меня и выдать Аммонитянам связанного?
 Старейшины отрицательно замотали головами.
; Тогда оставьте меня и ступайте вон — Пагиил поднялся и пошел от старейшин в глубину сада.
 Те поспешно вышли за ворота.

Утром, Пагиил в новой одежде шел к городским воротам, держа в руке обнаженный меч. Попадавшиеся на встречу прохожие,  завидев его, старались свернуть в сторону, а если это не получалось, разворачивались и шли в обратную сторону, пока не попадался переулок.
Один человек не свернул с его дороги. Когда Пагиил подошел к нему, он узнал юродивого, отгонявшего стервятников, от тел казненных.
; Мир тебе герой! - воскликнул юродивый — Я говорил тебе, что ты примешь смерть, через свою доброту. Зачем ты хотел помочь людям, которых осудил Господь?
 Пагиил пожал плечами
; Меня вела моя душа. Я не мог поступить иначе.
; Ступай и не бойся смерти — сказал юродивый — для тебя, ее нет.
Пагиил посмотрел на юродивого и обратил внимание, что по его лицу, не пробегают различные гримасы, как это было, когда он впервые встретил его. Лицо юродивого - было спокойно и вдумчиво, а глаза светились умом.
Пагиил протянул старику руку, чтобы поблагодарить его за слова поддержки, но тот отступил от него.
; Ступай, ступай — сказал он — Я, не ровня тебе. Ты - герой, а я - нищий юродивый.
; У каждого своя жизнь и своя смерть.
Пагиил грустно улыбнулся и зашагал далее.
Когда Пагиил подходил к воротам, стражники, открыв их тот час, отошли в сторону.
Пагиил вышел из ворот.
Он увидел ряды лучников держащих в руках луки готовые к стрельбе.
 Впереди их на белых мулах сидели Омин и Сигон.
Пагиил остановившись на полпути от них, крикнул.
; Сигон! Не знаю, откуда в твоих жилах взялась царская кровь. Но если ты царь, то возьми меч и выйди, сразись со мной. Докажи, что ты настоящий воин и достоин царского звания.
Омин повернул голову в сторону Сигона, на его губах играла усмешка.
 Лицо Сигона побледнело, что говорило о приступе гнева
; Прикажи лучникам, чтобы они убили его — прошипел он.
; Возьми копье и убей его сам — ответил Омин - или ты боишься сразиться с этим стариком?
; Ты, боишься сражаться со мной?- продолжал Пагиил — потому, что ты привык убивать в спину, как это ты сделал со своим отцом.
; Стреляйте в него! — завизжал Сигон. Лучники вопросительно посмотрели на Омина.
Тот лениво махнул рукой, отдавая знак к действию.
 Десятки стрел, разорвав воздух свистом оперений, вонзились в тело Пагиила.
Пагиил мгновенно перестал ощущать свой вес.
Он  стал легким и, оторвавшись от земли, воспарил над стеной города.
 Исчезла ненависть к Сигону и обида на жителей и старейшин Ароера.
 Пагиил с высоты смотрел, как Сигон и Омин, верхом, на мулах подъехали к его пронзенному стрелами телу.
 Сигон проехал, мимо направляясь к воротам, а Омин спрыгнув с мула, стоял над его телом.
 Пагиил вспомнил о Малке и мгновенно оказался над ней.
 Малка стояла во дворе их дома, подняв глаза к небу, и в глазах блестели две слезинки.
Пагиил стал звать ее, но она, не слыша, продолжала смотреть сквозь него в небо.
; Пагиил — услышал он до боли знакомый голос. Перед ним, появилось блистающие облако света. От него, шла такая любовь, - какой Пагиилу не доводилось ощущать никогда в жизни.
; Затем Пагиил увидел, как в облаке появился силуэт человека, в котором он узнал свою сестру Лию.
; Пагиил — сказала она — тебе пора. Тебя ждет Тот, Кто посылал тебя на эту землю. Он хочет получить отчет о твоей жизни.
 Она взяла Пагиила за руку, и они с огромной скоростью понеслись вдаль, к блистающей впереди точке, которая все увеличивалась.


Вениамин, добравшись до Массифы Иаировой, сразу же направился к дому правителя Ахии.
Ахия выслушав  Вениамина, долго рассматривал его.
; Откуда ты родом и чем можешь подтвердить, то, что ты начальник стражи Ароера? - спросил Ахия
; Меня знают те из ваших воинов, кто ходил в поход на Ароер — ответил Вениамин — И еще отец просил показать вот этот знак — Вениамин вынул и протянул Ахии, знак стражника Иаира. Взяв знак в руку, Ахия сжал его в кулаке.
; Ты сказал – Пагиил твой отец? Разве у Пагиила был сын?
; Мой настоящий отец давно умер. Пагиил женат - на моей матери  Малке. С его разрешения я называю его отцом.
 Ахия раскрыл ладонь и протянул знак Вениамину.
; Храни этот знак в память о своем отце. А, пока пойди и подготовь мать. Скоро плохая весть посетит ваш дом — Ахия медленно пошел к входной двери дома.
 Вениамин с недоумением посмотрел ему в след
; Господин, вы выполните просьбу отца? Пошлете на помощь Ароеру воинов?
Ахия медленно повернулся к Вениамину
; Тот знак, что ты держишь в руке, Пагиил никогда не отдал бы в руки, даже сыну. Будь он уверен, что Ароер выстоит, а он останется жив.
; Он послал тебя сюда за помощью, чтобы спасти твою жизнь.
; Только, что пришло известие из Есевона — Город сдался Аммонитянам без боя.
; Видимо то же произошло и с Ароером.
; Но отец, он никогда не сдастся Аммонитянам — воскликнул Вениамин.
Ахия задумчиво посмотрел на него.
; Зараут хитер. Он обещает жителям городов свободу, в обмен на то, чтобы они пленили и выдавали Аммонитянам своих правителей.
; Пагиил не оставил возле себя ни одного человека, кто мог бы постоять за него.
 Вениамин опустил голову
; Если бы я мог это знать, то ни за что не оставил бы отца. Лучше было погибнуть рядом с ним, чем испытывать такой позор.
Ахия подошел к нему и положил руку на плечо
; Не казни себя. Наступает такое время, когда всем нам представится возможность погибнуть.- Ахия кивнул стоящему рядом с ними Иуде
; Найди ему дело по его способностям.
; Что ты умеешь?- спросил Иуда Вениамина — Ты бывал в боях?
; В Беф-Нимре я несколько лет был стражником. В Ароер, я вошел с пешей колонной, когда передовые отряды уже разгромили Аморреев. Потом отец поставил меня во главе засады, чтобы перехватить Сигона. Но он вышел на Галаада. Мы были рядом, и пришли Галааду на выручку. Вот тогда, мне пришлось поучаствовать в битве.
На лице Иуды появилась улыбка
; Так это ты пришел на выручку Галааду? Он мне рассказывал о тебе.
 Что было дальше?
; Потом отец поставил меня начальником стражи, но мы  не смогли набрать в стражу, больше сотни человек. А когда пришла весть, что на Ароер идут Аммонитяне, отец отправил меня сюда — закончил говорить Вениамин.
; Я. назначаю тебя стоначальником отряда стражников — сказал Иуда, если ты справишься с сотней, это не останется не замеченным. Пойдем, я покажу тебе твоих воинов.


2.
Когда Сигон еще находился в Амоне, он ожидал, что Зараут мобилизует для него Аморреев проживающих в  Аммоне. Он даже намекал царю об этом.
 Но Зараут пропустил намек Сигона мимо ушей.
 Однажды утром к Сигону зашел евнух царя и сказал, что Зараут требует его к себе.
 Когда Сигон вошел в тронный зал, он увидел там Тимира и остальных Аморреев с кем он прибыл в Аммон.
Они были одеты в синие халаты военных чиновников, вокруг шеи у каждого из них, были нашиты золотые и серебряные бляшки, указывающие на высокие должности.
; Ты меня извини — сказал Зараут — но мы решили, что не годится царю быть без министров. Поэтому всех твоих подданных мы произвели в министры.- Зараут скосил глаза на Омина — своего военачальника и с трудом подавил смех
.- К сожалению, на нижние чины, твоих подданных не хватило.
 Сигон понял, что Зараут издевается над ним.
Он зло взглянул на царя.
 Зараут сразу же почувствовал этот взгляд, и искорки смеха пропали из его глаз.
Он махнул рукой, и евнух внес на серебряном подносе великолепно отделанные золотом кожаные доспехи.
; Одевай — сказал Зараут — у дворца тебя ждет войско, какое я дал тебе. Но его поведет Омин.
; Ты ведь привык командовать разве, что разбойничьей ватагой и чего доброго, погубишь моих воинов.
; Можешь подойти к окну и посмотреть на войско — сказал Зараут, после того как
 Сигон облачился в доспехи.
Сигон  осторожно приблизился к окну.
 Он увидел стоявших рядами, одетых в новые блестящие на солнце кожаные доспехи - воинов Аммона.
Все они смотрели на Сигона.
 Неожиданно вся эта масса воинов взорвалась ревом приветствия.
Сигона охватил восторг и он хотел поднять руку, чтобы приветствовать воинов. Но кто-то удержал его руку.
Сигон обернулся, чтобы посмотреть, кто ему мешает, и столкнулся глазами с Омином.
 С другой стороны, чуть позади Сигона стоял Зараут. Приветствие воинов предназначалось ему.
Волна неудержимой зависти залила сердце Сигона.
Зараут скосил глаза на Сигона, и его губы тронула усмешка
; Ступайте — сказал он — освобождайте царство Аморреев.

3.
В походе, до Сигона  никому не было дела, также как и до других бывших с ним Аморреев.
Омин сам определял, куда идти отрядам и не разу, хотя бы для приличия, не пригласил Сигона на военный совет.
 Для Сигона ставили роскошную палатку и приносили пищу.
 Для его людей не делал и этого и « министры» сами ставили для себя свой шатер и готовили еду на костре.
Только возле Ароера, Омин сказал Сигону, чтобы тот, утром надел доспехи и выехал вместе с ним к городским воротам.
 Сигон прищурив глаза, смотрел на город, из которого совсем недавно улепетывал сломя голову. Будь его воля, он приказал бы вырезать жителей, всех до единого человека.
Омин, словно прочел его мысли
- Если ты или твои люди, причинят вред кому-либо из жителей этого города. Я прикажу казнить виновника – как бы, между прочим, проговорил Омин.
Сигон бросил на Омина злобный взгляд, но ничего не ответил.
Ворота города распахнулись, и из них, держа в руке меч, вышел человек.
- Кто это? – удивленно спросил Сигон Омина.
Омин насмешливо посмотрел на него.
Когда человек приблизился, Сигон узнал Пагиила.

; Езжай — сказал Омин Сигону, после того как лучники поразили Пагиила — Тебе надлежит въехать в этот город, как победителю. Сам же остановил мула и  спрыгнул на пути к воротам, возле тела поверженного Пагиила.



4.
Иеффай, тяжело сходился со своими братьями.
 Их мать Рахиль, за столом подкладывала Иеффаю лучшие куски, а дед, часто подзывал Иеффая к себе и по долгу смотрел на него. А потом вдруг начинал плакать.
 Последнее время он отказался от должности начальника рынка по причине появившейся у него болезни легких.
Такое внимание к Иеффаю, вызывало у братьев ревность, и они никогда не играли с ним.
Иеффай не очень тяготился этим, он привык жить один. Кого ему не хватало - так это пса Агона. Когда отец брал его с собой на пастбище, Иеффай по прибытии, в первую очередь бежал к собакам.
Те уже хорошо знали его, всегда встречали радостным лаем и вылизывали Иеффаю лицо.
 По вечерам, когда отец отпускал пастухов, и они оставались вдвоем, отец рассказывал Иеффаю об истории Евреев.
Он рассказывал о Моисее и Аароне, об Иисусе Навине и Гедеоне.
Иеффай любил слушать отца и просил его рассказать еще и еще.
; Тебе надо изучить грамоту — сказал отец — у нашего деда,  много записано о нашем народе и ты бы смог прочесть все это сам.
Тогда Иеффай стал просить отца научить его грамоте.
 Галаад увидев желание сына учиться, с удовольствием стал ему в этом помогать.
Бывая с отцом на городском базаре, Иеффай обратил внимание, что его отец, свободно разговаривает с купцами других народов на их языках.
Это было так заманчиво. Отец разговаривает с купцом, и никто из тех, кто стоит рядом, не может их понять.
 Иеффай стал просить отца и его обучить другим языкам.
 Галаад стал с удовольствием обучать сына, так же, как его когда-то обучал Пагиил.
Первый язык Аммонитян, давался Иеффаю тяжело. Но он с таким упорством изучал его, что скоро сам стал разговаривать с купцами из Аммона, бывая на базаре.
Тогда Галаад стал учить его параллельно, языку Моавитян, а затем постепенно, добавил Сирийский и Халдейский.
Иеффай, долго не мог решить, как ему называть Рахиль.
 Поэтому он никогда ничего не просил у нее и старался лишний раз к ней не обращаться.
Однажды перед сном, ему необходимо было выйти во двор, а засов на входной двери был уже заперт.
Иеффай никак не мог дотянуться до него. Отец и дед уже легли спать, и только Рахиль еще не спала, она готовила постели детям.
 Иеффай подошел к ней и подергал за платье
; Я хочу выйти во двор — сказал он.
 Рахиль подошла к двери и, открыв засов, спросила
; Почему ты не позвал меня, а подошел и стал дергать за платье? Ты не знаешь, как ко мне обратиться? Можешь называть меня мамой.
; Хорошо мама — ответил Иеффай и выскочил во двор.
 Один из братьев - Иосиф, который был лишь на полгода младше Иеффая, услышав, как Иеффай называет Рахиль мамой, подошел к нему
; Какая она тебе мама? Ты сын блудницы и не имеешь права быть в обществе Господнем. Так сказал наш сосед, что живет напротив.
Тогда Иеффай ушел за дом и долго плакал там.
Когда они с отцом в очередной раз поехали на пастбище, Иеффай спросил его
; Отец, правда, что моя мама была блудница, а я не могу быть в обществе Господнем?
 Галаад разгневался и стал допытываться, где Иеффай это услышал.
Но Иеффай отмалчивался и не хотел отвечать.
Отец позже все равно обо всем дознался и наказал Иосифа розгами.
Тот же за это стал называть Иеффая - ябедой.
 Иеффай шел на все, чтобы помириться с братом. Он отдавал брату свои игрушки, но тот становился добрым, ровно настолько, пока игрушка ему не надоедала.
Затем все начиналось сначала. Два другие брата — Рувим и маленький Иуда во всем подражали старшему брату. Если он был добр к Иеффаю, то и они играли и разговаривали с ним, но как только Иосиф начинал дуться на Иеффая, то и младшие братья тот час отходили от  него.
Потеряв надежду примириться с братьями, Иеффай стал находить утеху в чтении дедовых рукописей.
Дед очень одобрял такое увлечение внука, за то братья, ревнуя, еще больше невзлюбили его.

5.
Зараут, без боев, используя лишь хитрость, овладел, почти всем Галаадом.
Он  приводил к стенам известных Евреев, купцов и старейшин, чтобы те рассказывали людям осажденного города, что Аммонитяне не творят Евреям никакого зла.
 Города сдавались Зарауту один за другим.
Получилось так, что одна лишь Массифа Иаирова, осталась не подчиненной Зарауту.
 Но Вассан — северная часть Галаада, мало интересовали Зараута.
 Почва этой части Галаада не была такой плодородной, а основные торговые пути, проходили Западнее и Восточнее этих земель.
Зараут устремил свой взор дальше на Запад.
Теперь его целью был Силом.
 Собрав большое войско, Зараут вышел к берегу Иордана.
 На другой стороне реки, Зараут увидел огромное войско Ефремлян.
 Ефремляне убрали все лодки и плоты с левого берега Иордана.
 Зарауту, чтобы переправиться на другой берег, надо было построить много новых плотов.
 Кроме этого, он узнал, что на помощь Ефремлянам, идут ополчения других Израильтян, и войско Силомского князя постоянно пополняется.
 Поняв, что здесь ему придется серьезно воевать, Зараут, заверил Ефремлян, что не собирается с ними воевать, и повел, свои войска в Аммон, оставив гарнизоны в подчинившихся городах Галаада.
 Соседи, задетые тем, что Зараут так легко овладел Галаадом, очень не дружелюбно стали к нему относиться.
Теперь было целесообразнее, держать войско поближе к Равве, чтобы в один прекрасный день, Зарауту не сообщили, что там уже стоят Моавитяне, Измаильтяне или Сирийцы.
Сигон, мечтавший появиться в Массифе Иаировой во всей своей славе, был очень огорчен, тем, что царь не хочет овладевать этим городом.
Кроме того, царь не торопился передавать Сигону во владение Есевон, как хотел Сигон и он напросился к Зарауту на прием.
; Великий царь — сказал Сигон, после того как вошел и поклонился царю — Массифа Иаирова — это город, где я родился и вырос. Я хотел бы просить тебя, подчинить его себе.
; Это все, что ты хотел? - спросил Зараут
; Еще, я просил тебя передать Аморреям Есевон, но ты не сделал этого, а поставил там своего правителя.
Первым желанием Зараута, было — содрать с Сигона роскошные одежды и приказать гнать его вон.
Но Зараут был в хорошем настроении. К тому же ведь именно благодаря Сигону он начал войну за присоединение Галаада. Сигон для окружающих царств, считался царем Аморреев. Кому Зараут пришел на помощь.
 Зараут раздумывая, смотрел на Сигона. Если подчинить себе Массифу Иаирову и отдать ее Сигону? Тогда в эту область можно будет переселить Аморреев из Галаада, тем самым, освободив жизненное пространство, для Аммонитян.
 Галаад, надо заселять Аммонитянами и чем, скорее, тем лучше.

; Хорошо — сказал Зараут — Ты получишь Массифу Иаирову себе во владение. А Есевон, я тебе дать не могу. Он находится посредине моего царства.
 После того как Сигон вышел, Зараут обратился к Омину.
; Возьми десять тысяч войска и иди на Массифу Иаировоу. Думаю, они сдадутся, также как и другие города Галаада.

Спустя несколько дней на север Галаада, двинулось десятитысячное, пешее, войско Аммонитян.
Сигон ехал рядом с колонной идущих воинов. Сердце его ликовало - сбывалась его мечта
— Он будет в Массифе Иаировой полновластным царем.
 Бросая взгляды на шагавших воинов, Сигон не понимал, от чего так хмуры их лица.
Воины Аммона, были не довольны.
После того как в войске объявили, что война окончена и войско возвращается в Равву, их вдруг погнали на Север, покорять еще один город для Аморрейского самозванца.
Желая подбодрить воинов, Сигон крикнул
; Даже если Массифа Иаирова сдастся нам без боя, я отдам ее вам на разграбление на три дня.
 Но лица воинов от этого объявления не стали радостными.
Они хотели домой к своим семьям.
К Сигону подъехал Омин
; Ты не боишься после такого объявления остаться нищим царем? - спросил он
; Нет — ответил Сигон, дерзко глядя Омину в глаза — я уничтожу всех Евреев в Массифе Иаировой, а город населю Аморреями.
Омин пожал плечами и отъехал от Сигона.

Спустя пять дней, войско Аммонитян остановилось у восточных ворот Массифы Иаировой. Озлобленные воины тот час начали грабить пригородные дома.
Они тащили в лагерь в большом количестве вино и вели живность.
 Животных тут же забивали и жарили на кострах.
 В стане Аммонитян началось повальное пьянство и обжорство.
 Жители пригородных домов, те, кто не захотел прятаться за стены города, и ждали Сигона как освободителя, увидев творимый его воинами беспредел, бросили свои дома и попрятались в окрестных лесах.
 На уговоры Сигона повременить с грабежами, пьяные воины грубо смеялись Сигону в лицо.
Тогда Сигон обратился к Омину с просьбой, чтобы он приказал воинам прекратить пьянство.
 На что Омин ответил
; Ты ведь сам пообещал воинам отдать город на разграбление. Попробуй теперь сам запретить им, ведь это твой город.
; Пойди к городским воротам и объяви жителям города, что если они выдадут правителя города и его сына Иуду, то мы никого не тронем — сказал Сигон Омину.
Омин хмыкнул
; Ты думаешь, люди этого города дураки и со стен, не видят, что твориться в пригороде?  Почему бы тебе ни сделать это самому. Ты царь, — и  должен говорить с осажденными сам. Как это делал Зараут.
 Сигон зло, взглянув на Омина, вышел из шатра.
Постояв немного у входа, Сигон вернулся
; Прикажи войску встать боевым порядком перед воротами города — сказал он Омину.
Тот, в ответ, пожав плечами, приказал слуге, чтобы тот вызвал к нему тысяченачальников.
 Когда те пришли, Омин объявил им, что они с этого момента подчиняются Амррейскому царю Сигону
; До того момента, пока вы не возьмете город — сказал Омин - вы подчиняетесь ему — Такова воля Зараута.
Тысяченачальники обратили свой взор на Сигона
; Постройте войска перед воротами для штурма — сказал Сигон.
 Тысяченачальники вышли из шатра. Через два часа, возле ворот Города стояли отряды Аммонитян в рядах слышались шутки и смех.
 Многие прихватили с собой меха с вином.
 Сигон выехал на белом муле перед рядами и потребовал тишины. Командиры стали наводить порядок в рядах.
Когда, наконец, установилась тишина, Сигон развернул мула  и медленно приблизился к стенам города.
 На стенах редко стояли люди.
 Сигон остановил мула на расстоянии полета стрелы и крикнул.
; Жители Массифы Иаировой! Я царь Аморреев Сигон, пришел получить по праву, то, что принадлежит Аморреям. Но я не собираюсь убивать вас и грабить ваши дома.
-  Если вы откроете ворота и выдадите мне вашего правителя и его сына Иуду.
- Не один волос не упадет с вашей головы. На размышление я даю вам один час. После этого мои воины, пойдут на штурм. Но тогда пощады не будет никому.
Омин, сидевший на муле и наблюдавший за действиями и словами Сигона, досадно плюнул и, повернув мула, поехал к своему шатру.
Со стен города, не было не произнесено ни звука. Чего никогда не было в других осажденных городах.
Там люди выторговывали себе различные свободы. Интересовались, что будет с плененным правителем.
Зараувт говорил, что пленение символическое и он потом, отпустит и правителя. И потом, так и поступал.
 Разговоры иногда длились несколько часов, прежде чем жители соглашались на условия Зараута
. А здесь, Сигон не оставил защитникам выбора.
Омину, даже было жаль защитников города.
 Он обратил внимание, что гарнизоны Еврейских городов не превышали четырехсот вооруженных стражников. Долго ли такой отряд, сможет продержаться против десяти тысяч, тренированных воинов Аммона.

Сигон потребовал принести ему часы в виде глиняного шара с отверстиями, который тонул в чаше с водой, ровно через час.

Как только шар утонул, Сигон приказал штурмовать ворота.
Вперед двинулась штурмовая группа с тараном в виде бревна и большими щитами, прикрывающими штурмующих воинов, сверху.
Группа шла медленно. Воины два раза роняли бревно, а держащие щиты качались из стороны в сторону.
 Неожиданно в одной из групп, два задних воина упал, и увлекли остальных. Тяжелый щит, накрыл с верху всю эту пьяную компанию.
 Среди стоявших рядами лучников, это вызвало веселый смех.
Сигон был вне себя от гнева, наблюдая эту сцену.
 Если бы это были его воины, он тот час приказал бы всех казнить.
 Но это были воины Аммона. Не зная, что делать, Сигон приказал лучникам, стрелять по защитникам на стенах. Но на стенах в этот момент не было видно не одного защитника.
; Почему не стреляете по городу зажженными стрелами? - в гневе крикнул Сигон, стоявшему возле него командиру лучников.
; Никто не отдавал такого приказа - ответил командир — Чтобы стрелять зажженными стрелами, их надо приготовить за ранее и разжечь костры.
; Так готовьте! - взвизгнул Сигон.
 Командир лучников подозвал к себе одного из подчиненных и отдал приказание – готовить костры и стрелы.
Группа с бревном, наконец, добрела до ворот и начала долбить в него бревном.
 К ним двигались колонной копейщики, чтобы после того, как ворота будут разбиты, ворваться через них в город. Лучники, держа в готовности луки и стрелы, стали подходить ближе к стене. Они намеревались ворваться в город, следом за копейщиками.
- Ведь, те могут разграбить все и лучникам, ничего не достанется.
Никто, уже не смотрел на городские стены. Все с нетерпением ждали, когда же, наконец, сломают ворота.
 Аммонитяне, не могли знать, что сделанные из толстых бревен ворота, с обратной стороны, окованы бронзовыми полосами и закрыты на три бронзовые перекладины.
 Сломать такие ворота при помощи бревна, просто не возможно. За стуком, бревна — тарана, никто не услышал свиста множества стрел.
 Израильтяне расстреливали Аммонитян, длинными стрелами, с коваными наконечниками, Аммонитянских лучников - их стрелы, пробивали насквозь.
На тех, кто стоял вплотную к стене, сверху перевернули котлы с раскаленным маслом, а за тем бросили клубки промасленной подожженной шерсти.
 Земля возле стены, вспыхнула языками пламени, в котором корчились и умирали, дико крича обожженные маслом люди.
Те из воинов, кто осознал опасность, какая грозит им возле стен, в панике бросились прочь, стараясь достичь безопасной зоны, где бы их ни могли поразить стрелы Израильтян.
 Но из-за того, что возле ворот столпилось много людей, Аммонитяне этого сделать не могли. Образовалась давка и те, кто падал на землю, уже не могли подняться. Их затаптывали на смерть
Сигон оцепенел, наблюдая широко открытыми от ужаса глазами эту картину.
На его глазах, от десятитысячного войска, за какие ни будь четверть часа, осталось меньше половины. Но это было еще не все.
 Ворота неожиданно распахнулись и из них, перескакивая, через трупы и начинающие угасать языки пламени, тремя колоннами, стали выскакивать всадники верхом на мулах.
 Крайние колонны сразу же уходили в стороны и разворачивались в цепь. Средняя часть всадников, сгруппировавшись, устремилась на остатки войска Аммонитян.
Увидев идущую на них конницу, где  каждый воин сжимал под мышкой длинное копье, Аммонитяне,  в ужасе обратились в бегство.
Услышав крики и топот множества ног, Омин вышел из шатра.
То, что он увидел, лишило его воли.
Сигон, охаживая своего мула плетью, улепетывал, обгоняя бегущих в беспорядке и бросающих оружие воинов Аммона.
А сзади их настигала волна, одетых в крепкие доспехи, всадников с длинными копьями.
 Не долго думая, Омин быстро отвязал своего мула и бросился на нем вслед за Сигоном.

Понимая, что на подходе, могут быть свежие войска Аммонитян, Иуда приказал не преследовать, двух всадников, Захватив в плен более полутора тысяч Аммонитян, Израильтяне вернулись под защиту городских стен.
 Первая победа высоко подняла дух жителей города.
 Иуда, всматриваясь в лица горожан, понял, что теперь они будут сражаться до конца.


Зараут был в гневе. Он приказал Сигона и Омина, бросить в яму и не давать им воды и пищи.
 Зараут приказал остановить возвращение войска в Равву и готовиться идти на Массифу Иаирову. Позор был не слыханный.
 Его Зараута, покорившего весь Галаад и не потерявшего в бою ни одного воина, разбили жители, какого-то захолустного городишки.
Тем временем, Зарауту доложили, что в Равву, прибыли послы соседних царств.
 Они хотят поздравить его с одержанной над Израилем победой и увидеть, царя Аморреев.
Узнав, что царь Аммона в Есевоне, послы направляются сюда.
 Зараут поблагодарил Хамоса, за то, что в гневе не казнил Сигона.
; Да и Омина, пожалуй, надо простить - думал Зараут — Ведь я же сам сказал ему, чтобы взятием Массифы Иаировой командовал Сигон. Омин бы никогда не допустил разгрома. А, что взять с сына торговца горшками?
Когда Омин и Сигон вошли к царю, увидев Сигона, Зараут не удержался и со всей силы залепил ему оплеуху.
 Сигон рухнул на пол.
Зараут, взял Омина за локоть и отвел в сторону.
; Как так вышло, что из десяти тысяч воинов, не один не вернулся с поля боя?
; Великий царь, этот город хорошо укреплен и имеет хорошо вооруженное тренированное войско.
; У них хорошо организована оборона и умный военачальник. Его лучше иметь союзником, чем врагом.
; Каково твое мнение? - спросил Зараут Омина.
; Надо выплатить выкуп за пленных и заключить с Массифой Иаировой мир.
; Если мы будем воевать с ними сейчас, они казнят наших пленных. Это может вызвать недовольство в Аммоне.
; А победить мы их можем?
; Ценой больших потерь. Великий царь.
; Ступай, мне надо подумать — сказал Зараут и направился в другую комнату, пройдя, как возле пустого места, мимо Сигона.
 Душу Зараута, словно рвали на пополам, два человека. Один кричал, что надо немедленно выступать в поход на Массифу Иаирову взять ее приступом, без всяких условий и за тем сравнять с землей, чтобы этот город никогда больше не напоминал о себе.
Другой говорил спокойно, что воевать, надо было раньше, когда еще воинам не сказали, что
- Война окончена, и они возвращаются домой.
- Теперь надо дать им побывать дома и увидеться с семьями.
Первый опять врывался в душу и грубо говорил, что воины и не воевали в этой войне и вся победа принадлежит единолично красноречию Зараута.
; Чего бы стоило твое красноречие — говорил другой — если бы за твоей спиной не стояли вооруженные воины.
Зараут хлопнул в ладоши.
; Готовьте мне свиту и не большой вооруженный отряд — сказал царь вошедшему евнуху
— Мы едем в Массифу Иаирову, заключать мир и выкупать пленных.
; Хорошо бы поднести им в подарок Сигона — тихо сказал царь, подойдя к Омину — Но этого подлеца, надо показывать послам, других царств.

Ахия пришел в растерянность, когда ему сказали, что к нему с визитом прибыл царь Аммона - Зараут.
Он, приложив все старания, постарался, как можно пышнее встретить почетного гостя.
Зараут с интересом, рассматривал того, кто так легко разбил его войско, посланное на взятие города.
; Если ты такой хороший воин, то почему, я до сих пор не слышал о тебе? Ведь ты уже прожил не мало лет. Наверняка, это твой не первый бой? - спросил Зараут Ахию.
; Это был не мой бой — ответил Ахия — руководил сражением, мой сын Иуда.
; Могу, я взглянуть на него?
; Он перед тобой — ответил Ахия и указал на стоявшего рядом Иуду.
 Зараут устремил пристальный взгляд на Иуду.
; Где ты так научился воинской стратегии — обратился он к Иуде.
; Тот, кто учил меня воинскому искусству, убит твоими лучниками, при Ароере — ответил Иуда, не скрывая от Зараута не приязненного взгляда.
Зараут кивнул головой
; Это правитель Ароера, не пожелавший сдаться и вышедший один, против целого войска?
; Да, это Пагиил. До этого он был советником правителя этого города.
 Зараут скорбно покачал головой
; Он воспитал себе достойного преемника. Поступки героев, всегда у нас ставятся в пример. Поэтому мой военачальник приказал с почестями обставить его погребение.
; Но давайте, поговорим о деле. Я приехал сюда, чтобы заключить мир и забрать людей, плененных вами.
; Вы возвращаете мне пленных, а я больше не посылаю свои войска к вашему городу. Я думаю это хорошее условие для мира.
 Ахия не зная, что ответить, посмотрел на сына. Иуда, поняв отца, ответил
; Твои воины, разорили окрестности и пригородные кварталы. Поэтому ты должен заплатить за каждого своего человека, по десять шекелей золотом. Кроме того, ты должен отдать нам Сигона. Он преступник. В этом городе он убил своего отца,  убил и изнасиловал женщину, а позже убил на глазах сына еще одну женщину. Он приговорен к смерти в этом городе и должен понести наказание.
 На лице Зараута, появились признаки гнева
; Не слишком, ли много возомнили о себе эти князьки захолустного городка?- подумал он, но быстро взял себя в руки.
; Я понимаю, что вы горите ненавистью к царю Аморреев Сигону — ответил он — и готовы наговорить на него, что угодно.
; Но это его земля и он освобождает ее для своего народа. Я лишь вызвался помочь ему, чтобы восстановить справедливость.
; Северная часть Галаада — Вассан, никогда не принадлежала Аморреям, так же, как и Ароер — ответил Иуда — а наш город, построен одним из сыновей Иаира. Он всегда принадлежал, только Евреям.
; Многие, совершают ошибки по невежеству — развел руками Зараут
— Я оплачу требуемую сумму, но выдать Сигона - который сам царь, я не в силах.





; Как ты думаешь, этот мир, он на долго?- спросил Ахия сына, когда царь Аммона покинул их город.
; Нет, отец — ответил Иуда — теперь он сделает все, чтобы собраться с силами и напасть внезапно.


Рецензии