Зори Галаада Гл. 29. Разгром Аморреев

Гл.29.


                Разгром Аморреев

Как Пагиил не старался, он не успел к Западным,  воротам города.
 И хотя всадники Пагиила успели перехватить пеших воинов Сигона. Пагиил увидел  вдали облако пыли, и стремительно уносящихся к лесу, аммрреев, кто имел под собой мула.
Выбегающие из городских ворот  пешие Аморреи, увидев перед собой вооруженных Израильтян, падали на колени и в знак покорности, упирались лбом в землю.
Пагиил приказал обыскать всех пленных и отнять у них деньги и ценные вещи.
 Почти все Аморреи, кто не участвовал в сражениях, прежде чем покинуть укрепленный город. Прихватили из Еврейских домов, то, что им особенно приглянулось.
Затем Аморреев, какие были обнаружены в домах, укрепленного города собрали на площади перед домом правителя  и окружили плотным кольцом вооруженных Израильтян.
Здесь были все, кто был застигнут в укрепленном городе, в том числе женщины и дети.
Израильтяне, решили, что сейчас Пагиил отдаст приказ всех их убить, и каждый высматривал себе жертву, чтобы пронзить ее своим мечем.
Но Пагиил сказал совсем не то, чего ждали от него Израильтяне, чем привел их в растерянность.
-Слушайте меня Аморреи! - громко сказал Пагиил — Сейчас вы через Восточные ворота покинете этот город. У вас два пути. На Юг через переправу в Моав, или на Восток в Аммон. В Израиле, для вас места больше нет. Вы подняли оружие на Израильтян, которые не сделали вам ничего плохого, выгнали их из домов и ограбили их. За это, я не дам вам ни еды на дорогу, ни теплой одежды. Вы покинете Израиль, в том, в что имеете на себе.
 К  Пагиилу подошел один из старейшин Ароера прибывший из изгнания, вместе с обозом Пагиила.
- Ты не прав Пагиил. - сказал он — все они достойны смерти. Покинув Израиль, они потом вернутся сюда вместе с вражескими воинами и с оружием в руках. Пагиил, холодно посмотрел на старейшину
- Это не воины, это рабы. Нам нечего боятся их. Смерть — для них это освобождение.  Кто я такой, чтобы решать, кто достоин смерти, а кто нет. Этот суд принадлежит Богу, и я не имею на него права. Среди них женщины и дети.   Уже было так в моей жизни, когда меня упрекнули в убийстве таких как они, и мне было стыдно за мой народ Израиля.
Старейшина недоуменно посмотрел на Пагиила
- Но ведь сегодня утром, ты посылал людей, чтобы убивать?
Пагиил устало посмотрел на него
- Не путай Бой и казнь. В битвах воины убивают и могут быть убиты сами. Казнят — палачи. Судят — судьи.
 Я — воин и не хочу быть не вторым, не третьим.
- Тогда позволь, я осужу их на смерть — сказал старейшина.
- Тебе, надо было раньше, хорошо исполнять свои обязанности — ответил Пагиил - Чтобы привить им веру в Единого Бога. Как и тем Израильтянам, в чьих дворах теперь стоят статуи Астарт. Тогда эти  Аморреи, не стояли бы сейчас здесь.
Сегодня, я со своим войском освободил этот город и имею право, поступить с побежденными людьми, так, как подсказывает мне моя душа.

Старейшина, сердито стукнув посохом, отошел от Пагиила.
 Пагиил приказал воинам отконвоировать Аморреев до переправы через Арнон.
Идти в Аммон, Аморреи отказались, опасаясь по дороге, мести Израильтян.


2.
Сигон  добрался до места, где когда - то, впервые увидел свою жену.
 Только здесь оглядев свою одежду, он пришел в себя.
 Не ощутив на поясе привычной тяжести, он пошарил там рукой и с ужасом осознал, что, сбрасывая с себя царскую одежду, он оставил в доме с умирающей старухой и свой кошель с золотом.
Сигон обреченно опустился на землю под деревом.
У него не осталось ничего.
 Еще сегодня утром, у него был свой город. У него было свое царство, он был царем, а теперь ему даже не на что, купить кусок черствой лепешки.
Сигону стало жаль себя, и он заплакал.
Он плакал, так как это было в далеком  детстве, когда его обижали старшие братья, или отец, несправедливо наказывал него.
 Он вспомнил как мать, украдкой оглянувшись, нет ли поблизости отца. Подходила, гладила его по голове и вытирала ему слезы подолом своего платья.
Сигон вспомнил - как вот на этом месте он, проснувшись утром, увидел  Лиеллу - она вернулась к нему из своего дома, не смотря на его запрет. Тогда Лиелла любила его.
 Ничего этого больше нет. Неизвестно, что стало с его матерью, а Лиелла сбежала. Она не захотела стать царицей Аморреев.
 Он вдруг понял, что все к чему он стремился — власть, богатство — это все ничто, по сравнению с тем - когда рядом есть любящий тебя человек.
Ничего, того что было, уже не будет. Ничего не вернуть — шептал Сигон.
Он поднял глаза к небу,  его взгляд, уперся в толстый сук дерева.
Сигон неторопливо поднялся и стал развязывать на себе пояс.
Когда Сигон забросил один конец пояса на сук, он боковым зрением увидел стоящую у другого дерева, чью-то фигуру.
Сигон повернул голову и по его телу, пробежала дрожь ужаса.
 Возле дерева стоял его отец.
; Давай, давай — хрипло рассмеялся он, и из его рта выкатилась, черная струйка крови — Я давно жду тебя по ту сторону жизни.

 Сигона сковал ужас.На него не мигая, смотрели, горящие желтым светом, глаза отца. Отец, захохотал, жутким, зловещим хохотом. Сигон, бросился прочь от этого, страшного места, оставляя на кустах клочья ветхой одежды.
Сигон, что было сил, бежал по лесу. Ему казалось, что за собой, он слышит топот и тяжелое дыхание.
 Споткнувшись о лежащий на земле, сук дерева Сигон упал на землю.
 Он обхватил голову руками, ожидая, что вот сейчас на него навалится тяжелое тело отца, а его руки нащупают шею, и станут душить его.
Пролежав в ужасном ожидании некоторое время, Сигон приподнялся и осмотрелся по сторонам.
 В лесу была тишина. На Сигона накатилась смертельная усталость, а вместе с ней в душу Сигона тонкой струйкой стали просачиваться покой и умиротворение.
Уронив голову на землю,он уснул.
Проснулся он от ночного холода. К сожалению не было огнива, чтобы развести костер и согреться,
Сигон поднялся и быстро  зашагал по ночному лесу. В голове не было никаких мыслей.
 
 Сигон долго шагал по лесу, не имея в голове цели и не выбирая направления, когда впереди, неожиданно увидел свет горящего костра.
 Обрадовавшись возможности обогреться, Сигон прибавил шагу.
 Когда, он подошел ближе, страх опять сковал его душу.
 Сигон стал осторожно подкрадываться к костру, стараясь, чтобы случайно попавшаяся под ногу ветка, своим хрустом не выдала его присутствия.
 Костер горел посредине лесной поляны.
 Сигон остановился возле привязанных мулов, стараясь разглядеть, что за люди, собрались возле костра.
 Внимательно присмотревшись и прислушавшись к голосам, Сигон узнал Арзана, Тимира и Легана. Рядом с ними были другие люди Сигона.
Его сердце радостно забилось, и он хотел, немедленно выйти к ним, но затем, решил послушать, о чем они говорят.
 Сигон отметил для себя, что в лагере всем заправляет Арзан.
 Арзан отдал распоряжение двум Аморреям, чтобы те отвязали  и спутали мулам ноги и те могли бы попастись ночью. Другим он приказал заготовить на ночь дров для костра.

 Арзан явно занял место Сигона среди этих людей. Это вызвало у Сигона прилив ревности. Но Сигон также обратил внимание, что Тимир и Леган не принимают Арзана.
 Они постоянно перечили ему, и сами пытались отдавать, те или иные распоряжения.
 Когда люди, посланные Арзаном, приблизились, чтобы отвязать мулов и набрать дров, Сигон бесшумно отступил в темноту леса.
После того как, люди сделали свои дела и вновь расселись возле костра, Сигон вновь приблизился к лагерю.
 Арзан, предлагал покинуть Галаад и переправиться на левый берег Арнона в Моав.
Тимир и Леган, были не согласны с ним, но и своих планов, у них не было.
Чувство ревности, из-за того, что кто-то распоряжается его людьми, настолько охватило душу Сигона, что он больше не мог спокойно оставаться на месте.

Сигон стремительным шагом направился к сидящим вокруг костра - людям.
 Он подошел к костру  ничего, не говоря, сел на корточки и протянул руки к огню.
Быстро взглянув  на Арзана, Сигон увидел, как лицо того исказила гримаса ужаса смешанная с удивлением.
Вокруг костра повисла тишина.
Первым пришел в себя Арзан
; Ба! смотрите, кто пришел к нашему костру.
Арзан боролся со страхом внутри себя и нежеланием уступать свое место лидера
— Мы видели с городской стены, как ты улепетывал от Евреев.
- Что же ты бросил свой народ? А? Великий царь?
- Где же твой роскошный царский наряд? Вот сейчас, ты выглядишь так, как должен — Арзан делано рассмеялся, оглядывая присутствующих и ожидая, что те поддержат его.
 Но люди, словно оцепенели, казалось, они даже боятся дышать.
 На лице Сигона заиграла, зловещая усмешка, он поднялся со своего места и не торопливым шагом направился к Арзану.
; Сними свой халат — сказал Сигон, вплотную подойдя к Арзану.
 Арзан, торопливо развязал пояс и, сняв с себя халат, протянул его Сигону
; Прости меня, великий царь — пролепетал Арзан, бессильно опустив руки.
Сигон, бросил на землю халат и,  протянув руку, выдернул из ножен прикрепленных к бедру Арзана меч.
 Левой рукой, обняв Арзана за плечи, Сигон по самую рукоять вонзил меч ему в живот.
 Выдернув окровавленный меч, Сигон, резко развернулся  в сторону сидящих у костра Аморреев. Глаза его горели гневом
; У кого еще есть вопросы к царю? — грозно спросил он.
 Аморреи напряженно молчали.
; Приготовьте мне постель — сказал Сигон
— Тимир, ты теперь будешь моим главным помощником.
 После этих слов, Сигон сбросил с себя старый изорванный халат и, надев на себя халат Арзана, стал дожидаться, когда ему приготовят постель.
; Великий царь, постель готова — услышал Сигон голос одного из молодых Аморреев.
 Хотя тот пытался произнести эти слова с почтением, для Сигона они прозвучали как издевательство.
Сигон ударил себя кулаком по колену
; Прекратите называть меня царем! Нет царства, значит, нет и царя.- Сигон встал на ноги
 — Зовите меня так, как называли, до того как мы захватили город — затем, помолчав, добавил
 — Найдите каждый своего мула и собирайтесь в дорогу.
 Никто даже не посмел спросить Сигона, куда на ночь, глядя, он собирается вести людей.
 Но Сигон, увидев вопросительный взгляд Тимира, заговорил сам
; Нам нельзя оставаться здесь. Евреи в любой момент могут появиться и тогда не избежать смерти, или рабства.
 Пока ночь, нам надо как можно дальше уйти от Ароера.
; Куда мы пойдем? - осмелился спросить Тимир.
; На Восток, к Иогбеге. Будем просить царя Аммона о помощи — Сигон вскочил на подведенного к нему мула, ранее принадлежащего Арзану
; Вперед! - крикнул он, и первый тронулся в темноту леса. За ним послушно последовали, около сорока его людей.

3.
Пагиил не стал отправлять погоню за убегающими, верхом на мулах Аморреями.
 Понимая, что в чаще леса преследовать всадников бесполезно.
Пагиил, расставил своих людей небольшими группами, от берега Арнона, и на четверть дня пути к северу от Ароера.
 Выглядело это так - пастух пасет небольшое стадо мулов, голов в двадцать. Всадники с этих мулов прячутся, где ни будь в кустарнике. До поры не высовываясь оттуда чтобы не привлекать внимания.
 Собирая одну из таких групп, Пагиил вдруг увидел среди воинов сына Малки - Вениамина
; Ты давно в моем войске? - спросил его Пагиил
; С тех пор, как вы проходили мимо Беф - Нимры и я вместе с добровольцами присоединился к вам —   ответил Вениамин.
 Пагиил укоризненно покачал головой
; Почему же ты не подошел и не приветствовал меня? Не ужели тебе, нет дела до того, как живет твоя мать? Ты бы мог поинтересоваться у меня о ее здоровье.
 Вениамин смутился
; Я хотел это сделать на обратном пути. Ты ведь сам учил, что не годится воину продвигаться по службе, под чьим-то покровительством.
 Пагиил улыбнулся и обнял пасынка
; В этой группе, я назначаю тебя старшим воином — сказал он.- С этого дня, ты остаешься служить при мне.
Пагиил решил забрать сына с собой в Массифу Иаирову.
 Ему было не приятно видеть, что такой умный и смелый воин, до сих пор, ходит рядовым стражником.
 А если кто-то намекнет ему, о прошлом его матери, Пагиил найдет, что сказать ему на это.
Вениамин, понравился Пагиилу еще тогда, когда Малка возила его в Беф-Нимру знакомить со своими детьми. И теперь Пагиилу не хотелось вот так сразу расстаться с ним.
 Группе Вениамина было назначено, остановиться на самом берегу Арнона и Пагиил поехал проводить их до окраины, где заканчиваются пригородные дома.
 Когда позади отряда остался последний дом, Пагиил увидел трупы людей, среди которых бегал юродивый и палкой отгонял от них стервятников.
 Пагиил остановил своего мула и приказал одному из воинов, привести к нему юродивого.
Когда того подвели к Пагиилу, юродивый устремил на Пагиила пронзительный взгляд.
; Кто эти люди? - спросил Пагиил юродивого.
Юродивый долго рассматривал Пагиила.
При этом по лицу его постоянно пробегали судороги, от которых его лицо принимало различные выражения. Оно то казалось улыбающимся, то свирепым или плаксивым.
; Это настоящие Аморрейские воины — ответил юродивый дребезжащим  голосом
 — Если бы сын шакала объявивший себя царем Аморреев подло не убил их, ты не  взял бы города так легко.
 Пагиил спрыгнув с мула, пошел к лежавшим у дороги телам. Остановившись возле них, он стоял, опустив голову.
 К нему подошел Вениамин
; Кто это отец?- спросил он
; Ты же слышал, что сказал юродивый — ответил Пагиил — это воины. Они хотели иметь свою страну и своего царя. Но сын торговца горшками, не может быть царем, потому и не сумел разглядеть в них воинов.
; Ты как будто, скорбишь над ними — сказал Вениамин — ведь это же наши враги.
 Пагиил задумчиво посмотрел на Вениамина.
; Я хорошо знал этих молодых Аморреев. Потому, что сам воспитал и обучил их воинскому искусству. Посмотри, они все убиты в грудь, перед смертью, никто из них не подставил спину. Пагиил подозвал к себе юродивого и, отвязав от пояса кошель с деньгами, протянул их ему
; Возьми и попроси жителей пригорода сделать этим воинам достойное погребение.
; Мы и без твоих денег, погребаем их каждую ночь — ответил юродивый и указал рукой на место от большого костра.
; А деньги на погребение, оставь для себя. Они тебе скоро пригодятся.
 Пагиил повесил кошель на пояс и направился к своему мулу.
; Ты слишком добр — крикнул юродивый Пагиилу в след — за свою доброту, ты скоро заплатишь своей жизнью.
 Пагиил пристально посмотрел на юродивого и, махнув в знак прощания Вениамину рукой, вскочив на мула, поскакал в сторону городских ворот.


4.
Сигон вел своих людей берегом Арнона.
Место переправы, где стояли привязанные лодки, Сигон решил объехать стороной, опасаясь, что здесь могут быть Израильские воины.
Когда они миновали дорогу, ведущую к переправе, Сигон увидел впереди горящий костер и небольшой табун пасущихся мулов.
 Сигон ухмыльнулся
; У пастуха, должна быть еда, а мулов мы заберем себе, для наших новых воинов.
Сигон смело направил своего мула прямо к костру.
Но неожиданно, раздался свист и на мулах стали появляться всадники.
Сигон выхватил меч
; Их мало — крикнул он своим людям — Вперед за мной.
Сигон бросился на ближайшего всадника и, перехватив левой рукой направленное на него копье, мечем, поразил Израильтянина в грудь.
Другие Аморреи увидев, что Сигон вступил в схватку, тоже бросились в бой.
Этим сторожевым отрядом командовал Галаад.
 Воины бывшие под его началом, были из Есевона и не отличались профессионализмом.
 Галаад как только увидел показавшийся из темноты, отряд Сигона, издал условный свист, чтобы его услышали соседние сторожевые отряды.
Он не сомневался, в том, что всадники, какие скачут в сторону его расположения – враги.
Понимая, что отряд Сигона превосходит его, численностью, Галаад не нашел другого выхода, кроме как принять бой.
 Под натиском  Аморреев, отряд Галаада таял на глазах.
  Галаад, поражая то одного, то другого Аморрея безуспешно в темноте пытался разглядеть Сигона.
Аморреи – понимая, что в случае поражения, пощады не будет- дрались отчаянно.
 Галаад с трудом отбивался сразу от трех, наседавших на него Аморреев, наконец услышал, топот скачущих на помощь всадников.
; Все за мной — услышал Галаад в темноте голос Сигона.
 Собрав максимум усилий, Галад поразил, двух из наседавших на него Аморреев и рванулся на голос.
 Но все оставшиеся в живых Аморреи тоже лавиной бросились на голос Сигона.
Аморреи, отбиваясь на ходу от Израильтян, галопом двинулись в сторону ближайшего леса. Израильтяне, сколько это было возможно, преследовали и поражали Аморреев, пока те не скрылись в зарослях.
Дальше преследование было бесполезным, и Израильские всадники оставили преследование.


5.
 Сигон без оглядки скакал по ночному лесу, низко пригнувшись к шее мула.
 Наконец лес кончился и Сигон выехал на большую поляну, за которой начиналась следующая роща.
 Сигон увидел, как из леса слева от него, выскочили несколько всадников.
Сигон окликнул их, это оказались его люди.
Отъехав к противоположной стороне поляны, Сигон и его люди стали ожидать, не покажется ли из леса, еще кто ни будь.
Они были готовы в любой момент скрыться в роще, если из леса появятся Израильтяне.
 Скоро из леса выехало еще трое всадников, среди которых был Тимир.
После них, из леса никто больше не показался.
 Прождав до рассвета и больше никого, не дождавшись, Сигон и его люди оправились на Восток. Всех оставшихся людей, вместе с Сигоном было девять человек.
 Это все что осталось у Сигона, от его почти трехтысячной армии.
 Неделю Сигон и его люди добирались до Иогбеги, прячась днем в безлюдных местах и избегая дорог. Они передвигались только по ночам.
Наконец, однажды утром, их мулы остановились у ворот Иогбеги.
Начальник воротной стражи с подозрением посмотрел на Аморреев, вооруженных, копьями и мечами .
; Передай правителю города, что прибыл Аморрейский царь — сказал ему Сигон, не слезая с мула.
- Я держу путь в Равву к царю Аммонитян. Здесь, я хочу остановиться, чтобы передохнуть с дороги.
Начальник стражи, недоверчиво осмотрел Сигона и его людей но, чуть помедлив, куда-то отослал одного из своих воинов.
; Вам придется подождать — сказал он Сигону — Я послал человека к правителю. Впустить вооруженных людей в город, без его разрешения, я не имею права.
 Сигон и его люди, стали терпеливо ожидать возвращения стражника.
 Прошло не мало времени, прежде чем из городских ворот выехало десятка два вооруженных людей во главе с командиром, которого Сигон определил по синему халату с нашитыми вокруг шеи серебряными бляшками.
Отряд подъехал к Сигону и его людям
; Я, начальник городской стражи и готов, выслушать вас — сказал командир.
 Сигону стало не по себе.
 В начальнике стражи, он узнал Фихола - старшего воина по казарме, где Сигон занимался тем, что мел казарму и плац, и чистил отхожее место. Но, собрав всю волю Сигон начал говорить
; Я — Аморрейский царь Сигон. Евреи напали на наш город и разбили мое войско.
; Теперь я еду к царю Аммона в Равву.
Начальник стражи неожиданно расхохотался.
 Он указал своим воинам на Сигона и его людей
; Всех их свяжите и отправьте в городскую тюрьму. Если кто из них окажет сопротивление, убивайте на месте.- После этого, он ударил мула плетью и поскакал через ворота в город.


Когда прибывший гонец, сообщил Пагиилу, о том, что недалеко от переправы через Арнон, произошла схватка с Аморреями. Пагиил, не смотря на ночное время, тот час выехал на место боя.
 Его встретили Галаад и Вениамин. Они показали Пагиилу  Аморреев - захваченных в плен.
; С ними был Сигон? - спросил Пагиил Галаада.
Тот согласно кивнул
; Их было человек около пятидесяти или меньше — ответил Галаад — Я пытался добраться до Сигона. Но нас было мало, а воины плохо обучены бою верхом.
; Я потерял, почти всех своих людей. Если бы Вениамин со своими людьми не подоспел вовремя, кто знает, может быть, убили бы и меня.
Пагиил хлопнул Галаада по плечу
; Тебя бы не убили. Не для того я столько времени потратил, тренируя тебя там на пастбищах.
 - Подумать только — задумчиво произнес Пагиил — Сатана, словно хранит этого подлеца. Уже в который раз ему удается ускользнуть.
; Предупредите все засады, чтобы они снимались и возвращались в город — сказал Пагиил Галааду и Вениамину, садясь на своего мула.
; А. что делать с ними?— Галаад указал на пленных Аморреев.
; Этих прикажите казнить — сказал Пагиил и, ударив мула плетью, поскакал в сторону города.
 Подъезжая к городу, Пагиил увидел длинную вереницу повозок и навьюченных верблюдов, возле которых шагало множество людей.
Это возвращались в свои дома, те, кого восставшие Аморреи. изгнали из города.
 То, что Сигону удалось ускользнуть, не испортило Пагиилу настроения.
 Глядя на этих людей, возвращающихся в свои дома, Пагиилу было радостно, за то, что Евреи не оставили их в беде и пришли к ним на помощь.
 К радости, неожиданно примешалась боль. Пагиил вспомнил Иогбегу.
 Город, где он родился, где прошло его детство и, защищая который погибли его отец и братья, теперь был в руках Аммонитян.
 Сейчас Пагиил бы и сам не повел войско на Иогбегу.
 Аммонитяне серьезный противник и готовиться к войне с Аммоном, надо старательно и долго.
 Пагиил подъехал к дому правителя города, где он временно остановился.
Он не выспался и чувствовал – что сильно устал.
; Наверное, все-таки старость начинает одолевать меня — подумал Пагиил, отправляясь спать.
Проснулся Пагиил после полудня.
Отказавшись от поданного обеда, Пагиил вышел во двор, где его ожидали Галаад и Вениамин.
; Ну, что друзья? Ратные дни окончены, завтра отправляемся домой — сказал им Пагиил
— Ты поедешь со мной в Массифу Иаирову — обратился он к Вениамину — У тебя ведь в Беф-Нимре нет семьи, а значит, и терять тебе там нечего.
 Поживешь у нас с матерью. Мы найдем тебе хорошую невесту, а служить будешь у меня стоначальником. Я как раз испытываю нехватку в хороших командирах.
Когда Пагиил еще говорил, во двор вошли старейшины Ароера
; Пагиил – обратился к нему один из старейшин - Благодарные люди этого города ждут тебя на площади возле дома.
Выйди к ним.
Пагиил вышел на площадь, она была заполнена людьми.
Старейшина поднял руку и, на площади стало тихо.
; Жители Ароера — обратился к ним старейшина — Вот перед вами стоит человек — кто собрал в Галааде добровольцев, чтобы освободить наш город и усмирить, взбунтовавшихся Аморреев.
; Он победил их и изгнал из нашего города, и теперь мы можем спокойно вернуться в свои дома.
; Наш правитель, пал в неравной схватке с бунтовщиками и теперь у нас нет правителя.
; Совет старейшин, считает, что нет человека в нашем городе, более достойного на эту должность, чем Пагиил. Мы просим его  оказать нам честь, и взять на себя управление нашим городом.
Пагиил пришел в замешательство. Он никак не ожидал к себе такого предложения, но и отказаться он не мог.
 Если бы старейшины предложили ему эту должность, там во дворе, или вызвав к себе. Он бы мог отказать им. Но здесь, под взглядами благодарных людей, он не мог себе позволить ответить им отказом.
Пагиил ответил согласием и поспешил вернуться во двор дома.
 Ему надо было многое взвесить и обдумать. Во дворе он сел на скамью и погрузился в раздумье. У него были свои планы
 — Что надо сделать, чтобы подобного восстания, не случилось в Массифе Иаировой и какие нововведения, надо произвести в вооруженных отрядах стражников.
 А теперь у него появятся новые заботы.
 Но в новом его назначении есть и положительные стороны.
Объединившись  с Ахией, они смогут влиять на другие города Галаада.
Они смогут повлиять на старейшин Галаада и уговорить правителей других городов выбрать единого правителя, хотя бы в Галааде.
 Тогда собрав большую армию, они смогут освободить Иогбегу от Аммонитян.
От этих мыслей, у Пагиила стало легко на душе, и он весело поднялся со скамьи.
 Устремив взгляд на Галаада и Вениамина, Пагиил спросил их
; В новом деле, мне нужны помощники и преданные люди. Вы останетесь со мной в этом городе?
 Галаад и Вениамин молчали.
Наконец заговорил Галаад
; Мы с тобой друзья Пагиил. Но меня никогда не привлекали дела связанные с управлением, или командованием. Я скотовод и мое дело пасти овец. Я всегда готов помочь тебе в трудную минуту, но боюсь, что в этом городе от меня будет мало толку.
Пагиил согласно кивнул и посмотрел на Вениамина, ожидая, что скажет он.
; Отец, я останусь с тобой, и буду делать, то, что ты прикажешь — ответил Вениамин.
Пагиил подошел и благодарно обнял Вениамина. Затем он повернулся к Галааду
; Ты не откажешь мне и поможешь Малке, продать в Массифе Иаировой дом и перебраться сюда?
Галаад согласно кивнул
; Это я тебе могу обещать.
В этот день Пагиил и Вениамин, стояли возле Северных ворот и провожали уходящие в свои города отряды добровольцев.
Все они, проходя мимо Пагиила, приветствовали его криками и поднятыми руками.
 Когда отряды ушли Пагиил и Вениамин вернулись в дом.
Надо было приниматься за дела и в первую очередь, надо было набрать отряды новых стражников.
Все прежние стражники, были убиты Аморреями.

Аммонитянский правитель Иогбеги, с нетерпением ожидал возвращения своего начальника стражи.
Весть о том, что в Иогбегу прибыл царь Аморреев, привела его в замешательство.
Наконец, он увидел въезжающего в ворота всадника.
 Первым желанием правителя было - броситься ему на встречу и расспросить.
Но высокая должность не позволяла ему сделать этого и правитель, нервничая, дожидался, пока начальник стражи сам подойдет к нему.
; Где, Аморрейский царь — спросил правитель начальника стражи, когда тот подошел к нему.
; Господин. Этот человек, не может быть царем, потому, что я хорошо знаю его. Это плут и проходимец. Поэтому я отправил его и всех, кто был с ним в городскую тюрьму.
Лицо правителя, стало красным от гнева
; Как ты посмел это сделать без моего разрешения? Я из наемников поднял тебя и сделал начальником стражи, а в благодарность ты позволяешь себе своевольничать. Немедленно доставь его ко мне. Начальник стражи молча пошел исполнять приказание правителя.
; Погоди — остановил его правитель — почему ты решил, что этот человек проходимец и плут? Начальник стражи пожал плечами
; Лет семь назад, когда я служил в Равве старшим воином в казарме наемников, у нас был уборщик, который мел казарму и убирал отхожее место. Однажды он попался на воровстве, и я запретил ему жить в казарме.Однажды, он сбежал, спрятавшись, в бочке с нечистотами. Теперь, я узнал его — он назвался Царем Аморреев.
 Правитель недоверчиво, посмотрел на Фихола
; Но, у меня есть сведения, что в Ароере действительно, Аморреи подняли восстание и, захватив город, провозгласили своего царя.Кто знает, каких высот он мог достичь, за семь лет. Мы должны принять его, этого твоего уборщика мусора и обеспечить ему безопасную дорогу до Раввы. Пусть наш царь решает, как поступить с ним.
; Что я должен сделать? — раздраженно спросил Фихол.
; Посели его людей на постоялом дворе, а этого — Правитель замялся, не зная как назвать Сигона
; Сигона — подсказал начальник стражи
; Да. Его приведи ко мне и выдели ему комнату в моем доме. А завтра выделишь стражу, и пусть они проводят их в Равву.

На следующий день, Сигон и его люди, под конвоем двадцати стражников были отправлены в Аммон.


Когда Зарауту — царю Аммона сообщили, что прибыл Аморрейский царь, он сделал удивленное лицо
- Царь Аморрейский? - переспросил он.
- Скажи, как далеко от границ Аммона находится эта страна?
Советник, докладывающий Зарауту, замялся, не понимая, царь шутит или говорит серьезно.
; Я докладывал вам — сказал он царю, что Аморреи подняли восстание и провозгласили своего царя. Но Израильтяне быстро разбили их.
; Вот как — кивнул головой Зараут — Выходит, любой разбойник, собрав ватагу и захватив селение, может провозгласить себя царем?
 У советника забегали глаза. Он не знал, что ответить Зарауту.
Зараут молча, понаблюдав за советником, произнес
; Ну, что же, зови, царя Аморрейского.

Первым чувством Сигона увидевшего, царя Аммона, было желание, упасть перед ним на колени.  Волна власти и превосходства, идущие от взгляда царя невидимой тяжестью стала сгибать спину Сигона.
Собрав всю силу воли, он, с достоинством поклонившись, царю выпрямился.
Зараут, молча разглядывал Сигона, при этом в его голове, непрерывным потоком, одна за другой текли мысли.
Сначала он хотел, здесь же обвинить Сигона в самозванстве и приказать, чтобы его закололи на его глазах. Но затем, решив, что раз он сумел организовать восстание и захватить город, значит, не так глуп.
Тогда  его можно использовать в своих целях. Но для начала, его стоило подержать в рабстве, где ни будь на серебряных рудниках.
Мысль о рудниках, заставила вспомнить Зараута о том, что золотые и серебряные рудники всегда были лакомым куском, для окружающих Аммон стран.
 Из-за них, Аммон вынужден содержать огромную и всегда готовую к действию армию.
 Но рудники последнее время оскудели и уже не дают, того количества золота и серебра как прежде.
На каменистых и песчаных землях Аммона, не выкормить того количества скота и не вырастить зерна - какое нужно для пропитания людей населяющих Аммон.
 А покупать все это в Галааде и Моаве, скоро может быть не на что.
 Галаад, расположен на плодородных землях и мог бы один кормить Аммон.
В далеком прошлом эти земли принадлежали Аморреям, а теперь на них давно поселились Евреи. Напасть на них просто так может быть опасно.
Это может послужить поводом для других стран, окружающих Аммон начать войну с ним,или с Израилем, чтобы получить свой кусок.Но тогда,придется делиться.
 А вот помочь Аморрейскому царю, освободить свою родину?- Это, пожалуй, мысль.Вряд ли найдется охотник воевать, для того  чтобы, завоеванное, отдать кому-то
 Зараут знаком указал Сигону, чтобы тот подошел ближе.
 Внимательно разглядев его, Зараут отметил, что они почти одного возраста.
; Подняться в таком возрасте из ничего до царя, это, пожалуй, заслуга — подумал Зараут.
; Ты стал царем по наследству и, у тебя есть, какой ни будь знак, подтверждающий твою принадлежность к царскому роду?- спросил Зараут Сигона.
; Нет. Великий царь — ответил Сигон — меня избрал Аморрейский народ и, провозгласив царем, попросил освободить его от ига Евреев.
; Разве у вашего народа, не нашлось человека достойнее и старше тебя? Что они, вот так выдернув тебя из толпы, ни с того ни с сего взяли да и назначили тебя царем?
; Может быть, ты разбойничал на дорогах и тем снискал себе славу у Аморреев?
; Нет. Великий царь, я был главой Аморрейской общины в Ароере.
Зараут откинулся на троне
; Ну, тогда ты видимо, действительно очень умен. А для чего ты прибыл в Аммон? Ты спасался от разбивших тебя Евреев?
; Но в Аммоне ни кто не ест хлеба даром. Или ты прихватил с собой достаточно золота и хочешь спокойно и тихо жить здесь со своими людьми?
 Сигон отрицательно покачал головой
; У меня нет золота. Великий царь, я пришел за помощью.
Зараут удивленно поднял брови.
; За помощью? Какую же помощь, я могу тебе оказать?
; Может быть, ты хочешь получить от меня золото, чтобы потом нанять на него армию?
; Нет. Великий царь, я хочу, чтобы ты оказал мне помощь войсками.
; Другими словами, ты хочешь, чтобы я ввязался в войну с Израилем. А когда мы оба ослабнем, ты провозгласишь свое царство?
; Великий царь. Рядом с твоими воинами, пойдут Аморреи. Они первыми будут идти на штурм городов.
; Израиль слаб и разрознен, ты не ослабнешь, если станешь воевать с ним. Но когда ты возьмешь Галаад, отдай Аморреям царство принадлежащее им. Это Есевон и принадлежащие ему селения. Тогда, мы навечно будем твоими данниками. 
Зараут смерил Сигона презрительным взглядом
; А ты опасен. Ради собственного тщеславия, ты готов принести в рабство целый народ.
; Чем же плохо тебе жилось при Евреях? Они ведь не требуют от Аморреев особой дани?
 Можешь не отвечать. Ты раб Богини, имя которой — Власть. А, раб, все равно чей — всегда раб.
 Я дам тебе войско, но его поведут мои командиры. Ты даже будешь называться царем Аморреев, но ты будешь мой раб.
 Докажи мне обратное и я изменю свое мнение о тебе.
Но Сигону не хотелось ни чего другого. Царь Аммона провозгласит его царем, пусть даже своим вассалом, но царем Он добился именно того, чего хотел.
Сигон опустился на колени и приложился губами к сандалии Зараута.
; Ступай — сказал ему Зараут и, повернув голову к одному из вельмож, сказал тому — Выдели ему комнату для жилья на первом этаже дворца, а его людей рассели в казарме наемников.


Рецензии