Тринадцать - в сокращении для конкурса

Паша бежал к коровнику. Там была старая поливальная машина. Конечно это не пожарная машина, но всё-таки, хоть что-то.
Что происходило дальше, точно по минутам, Паша наверно никогда уже не вспомнит. Всё перемешалось. Кто-то выгонял скотину, кто-то бежал с ведром, кто-то с ополоумевшим лицом кричал: вот она кара небесная: А Паша на машине уже рвался к ближайшему колодцу. Как наберёт в машину воды, он ещё  не знал. Не знал  он и  как будет ею тушить пожар. На встречу бежал дед Игнат, бежал, как молодой, забыв, что ноги давно не слушались. В руках у него была старая помпа. Паша притормозил, дед легко  вскочил на подножку и скомандовал:
 – Давай, – немного переведя дух, добавил: – Молодец, что про машину вспомнил, я вот помпу прихватил.
 Паша уже не мог сосчитать, сколько раз они с дедом Игнатом проделали путь от колодца к домам. Они просто набирали воду, а потом развозили  и разливали её по бочкам, корытам, любым посудинам. Тушить пожар было нереально, люди просто пытались поливать ещё не горящие дома.
Первое облегчение пришло с воем пожарных сирен. Всего две машины неслись в деревню. Но и это казалось спасеньем.
Сколько времени длилась борьба с огнём, никто не может сказать. Огонь пожирал всё на своём пути, дома, колодцы, живность. Всё, что могло гореть, а гореть может что угодно.
В этом аду Паша увидел свою Маришку, она неслась через дорогу с полупустым ведром  к одному из  горевших домов. Навстречу не очень быстро ехала  пожарная машина, вылив из себя всю воду, она превратилась в машину непонятного облика, но понятного назначения. Люди были  везде.  Паша перегородил дорогу. Машина остановилась и один из пожарных  бежавших следом за ней, крикнул:
 - Давай быстро!
 Паша махнул рукой.
 - Не меня, – и побежал за Маришкой.
Догнав любимую, он с помощью пожарного втолкнул её в кабину. Машина исчезла, даже звук сирены, заглушил дым.
- Воды нет, колодцы пустые, надо выбираться! – крикнул пожарный и побежал в сторону  горящего дома. Паша бросился за ним. Узнать,  кого они тащили из огня. Паша так и  не смог. Лицо у мужчины сильно обгорело, и вместо крика вырывался хрип  с пеной крови.  Ещё несколько конвульсий и мужчина затих.
Находя  людей,  безуспешно пытавшихся  бороться с огнём, пожарный и Паша кричали, чтоб все бежали туда, где ещё была полоска без огня.  И тут Паша увидал свой дом. Каким-то чудом огонь не задел его. Он рванулся  в дом. Никого не было,  заглянул в погреб - никого. Вслед за ним вбежал пожарный.
   - Никого? -  Павел отрицательно махнул головой
   - Это мой дом. Во дворе машина, - и вместе с пожарным выбежали во двор. Павел бросился к кабине. Ключ, был на месте и передняя дверка отрыта. Возможно, искали его и «где они теперь?» -  мелькало в голове 
    - Тебя как звать? – крикнул пожарный, выливая на машину остатки воды из бочки стоящей рядом.
- Павел.
- А я Фёдор.
Паша завёл машину. Новый товарищ прыгнул рядом на переднее сиденье, и они выехали со двора, На минуту остановившись и прислушавшись, Павел развернул машину навстречу огню, через пару минут  они уже оттаскивали от лежащего во дворе   одного из  горящих домов обезумевшую бабку Матрёну.  Фёдор потащил старуху к машине, а Паша, побежал дальше на голоса.   Сколько времени они гонялись по горящей деревне, сказать никто не мог, но  в итоге в машине оказалось несколько кричащих от горя односельчан.
 - Всё, – кричал Фёдор, таща на себе ещё одного старика. – Заводи! – всунув деда каким-то невероятным способом в переполненную машину, они направились к единственной полоске дороге, не охваченной огнём.
Огненный смерч перескочил с одой стороны дороги на другую, встретившись там со своим собратом, вихрем понёсся навстречу машине. Павел закричал. Павел прибавил газ. Машина на полном ходу врезалась в стену огня и прошла её насквозь,  оставляя позади себя куски обгоревшей краски и расплавленной резины. Остановив машину, Павел, быстро выпрыгнув из неё, стал вытаскивать односельчан из машины и кричать:
– Убегайте! Быстрее!
 Сколько ушло на это минут или секунд никто не сможет ответить, но когда вся это обгорелая, кричащая кучка народа услышала позади себя взрыв, то всей своей массой упала на дорогу. Первым поднялся Фёдор и со словами:
 – Мы всё же успели, - стал помогать всем  встать на ноги. Павел только сейчас почувствовал, что не может опереться на ладонь. Фёдор помог ему встать. Павел посмотрел на свои обгоревшие руки. Потом обвёл всех взглядом.
 - Как это наш  старенький  «Москвич»  смог вместить двенадцать  человек?
- Тринадцать, – похлопав его по плечу, сказал Фёдор, и, обняв, добавил: – Ты себя забыл посчитать.
- Тринадцать, а говорят несчастливое число,  – посмотрел на Фёдора, потом на всех.  -  Самое, что ни на есть счастливое.
 Пожарные машины неслись к остаткам обгоревшей деревне, надеясь остановить огонь и не дать ему  продолжить свой смертоносный путь, а тринадцать оставшихся в живых, стояли, обнявшись на дороге. И не одна машина не посмела  просигналить им, чтоб освободили дорогу. Они, просто не сбавляя ход, объезжали эту уцелевшую кучку обгоревших, но всё-таки живых  людей.


Рецензии
Анна, со свиданьицем и здесь! Увидела на сайте МыПишем.ру Ваш вопрос по поводу статистики - знаки и проч. Посмотрите еще в Word, то есть когда набираете текст, в опции Сервис есть статистика, там сразу показано, "чего и скока". Пользуюсь Прозой, чтобы Вы увидели этот ответ быстрее. И пожелание: будьте внимательнее с пунктуацией, очень много теряется, когда "спотыкаешься" (шепотком добавлю: кое-где и с орфографией) на досадных опечатках, "недопечатках".
А так - удачи!

Сиринга   23.11.2010 19:12     Заявить о нарушении
спасибо за советы ))))

Анна Анакина   26.11.2010 20:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.