Зори Галаада Гл. 25. Охота на караван

Гл. 25               

                Охота на караван

Дагир сам явился к Сигону, чтобы сообщить ему, что караван, заканчивает торговлю в Беф - Нимре и собирается в Силом.
 Сигон приказал всем, назначенным людям, до вечера прибыть в лес.
 Вечером, когда на место прибыл Сигон, он насчитал собравшихся тридцать два человека, вместе с собой и Дагиром.
 Дагиру Сигон приказал ехать по дороге и, добравшись до Беф-Нимры, встречать и направлять прибывающих бандитов, в лес возле города.
 Остальных Сигон разбил на десятки и приказал им, рассыпавшись по местности, добираться до Беф-Нимры мелкими группами.
 Когда банда в полном составе собралась в лесу, у Беф-Нимры, прибыл Дагир и сообщил, что караван, ушел на Силом.
До переправы через Иордан, люди Сигона передвигались верхом, укрываясь в лесных зарослях.
 Переправляться на другой берег Иордана, решено было - по одному, чтобы не привлекать внимания людей.
 Дагир опять должен был всех встретить на дороге у города и указать им их дальнейшие действия.
Одного бандита оставили, для присмотра, за мулами и ослами. Возле Иордана были неплохие пастбища. 

В Силоме, купец не стал торговать на рынке. Он оптом продал всю смирну, священникам,  при Скинии собрания.
 Для того чтобы безопасно везти вырученное золото - купец нанял вооруженный отряд в сорок человек Силомских стражников.
Они должны были проводить купца до Есевона, где купец собрался приобрести большое количество скота, чтобы затем, продать его в Равве Аммонитской.
Когда  Дагир, рассказал о таких действиях купца, Сигону, тот пришел в бешенство.
Золото было рядом, но его нельзя было взять.
Если золото не отнять до Есевона, то после покупки скота, золота у купца уже не будет.
Сигон лихорадочно соображал, как ему поступить.
Нападать на караван с такой охраной равносильно самоубийству.
 Завтра утром - как сказал Дагир караван уходит из города.
Сигон переоделся в одежду пастуха и вместе с Дагиром, отправился в город.
 Они пришли на городской рынок и стали бродить вдоль торговых рядов.
Неожиданно в глаза Сигону бросилась лавка, где торговали целебными травами.
Он сказал Дагиру, чтобы тот шел к постоялому двору и наблюдал за купцом, а сам направился к лавке травника.
Подойдя к лавке,  оглянувшись по сторонам и убедившись, что их никто не слышит.
Сигон тихо сказал торговцу
- Если ты продашь мне травы, выпив отвар которой, человек уснет навсегда, - я дам тебе три золотые монеты.
Торговец отпрянул от Сигона
Ты задумал плохое дело. Ступай отсюда, пока я не позвал стражников.
 Сигон вынул золотые монеты и медленно по очереди, стал ронять их на прилавок.
Одна из них покатилась по прилавку  и, упав на пол, подкатилась к ногам торговца.
- Ну что ж – сказал Сигон – пойду, поищу другую лавку, где торгуют травами.- И указав на упавшую монету, попросил – Подай мне, пожалуйста, мою монету.
 Торговец поднял монету, убедился, что никого нет рядом и, положив монету на прилавок, склонился над кувшинами с сушеными травами.
Скоро он подал Сигону тряпицу с завязанным в нее набором трав
- Если эти травы, настоять полдня в теплой воде, то, выпив глоток, этого настоя, человек уснет, но, проснувшись, будет полон сил и радости.
Но если их залить кипящей водой и дать остыть, то одного глотка такого отвара, хватит на пять человек, чтобы они не проснулись никогда.
Сигон отошел от лавки, оставив на прилавке монеты.
Он сразу же направился в харчевню, купив по дороге небольшой кувшинчик.
В харчевне Сигон попросил, чтобы ему вскипятили воды и, высыпав траву в кувшинчик, залил ее крутым кипятком.
 Дагир нашел Сигона в харчевне. Сигон только, что закончил обед, а возле него стоял кувшин с вином, куда Сигон уже влил отраву.
Сигон передал кувшин Дагиру, и они направились к постоялому двору.
- Господин – обратился Сигон к купцу – Я расспросил ваших людей и узнал, что вы направляетесь в  Есевон. Сейчас путешествовать по Израилю в одиночку стало опасно. Не могли бы вы взять с собой одинокого путника?
 Купец смерил Сигона презрительным взглядом
- Мы никого не берем с собой. Если тебе страшно идти одному, ты можешь идти за караваном следом, но не ближе, чем за тридцать шагов – купец отвернулся, давая понять, что разговор окончен.
Сигон отошел в сторону, скрипнув от злости зубами.
Затея попасть в караван и угостить стражников отравленным вином провалилась.
Сигон подозвал к себе Дагира. Он протянул ему горсть золотых монет
- Скажи Роаму, пусть купит несколько быстрых лодок и ждет со своими людьми выше переправы через Иордан.
- Как только я сниму с головы повязку и махну ей, пусть нападают на плот.
Одну лодку оставь для нас с тобой. Положи туда кувшин с вином и жди пока я не приду.
Сигон остался на постоялом дворе и, переночевав, утром поплелся за караваном в тридцати шагах от последнего верблюда, как и было, оговорено с купцом.
 Вечером, караван подошел к переправе.
 Переправляться решено было рано утром.
Сигон попытался устроиться на ночлег возле каравана, но купец молча указал ему, на каком расстоянии тот должен развести для себя костер.
Сигону пришлось подчиниться.
Сидя у костра Сигон обдумывал план нападения.
Можно было напасть ночью, когда большая часть людей купца будет спать.
 Но смогут ли тридцать не участвовавших в сражениях бандитов вооруженных короткими мечами, справиться с сорока вооруженными копьями воинами, имевшими боевой опыт.
- Слуги купца тоже, вооружены мечами, но, судя по их шрамам, они, не раз участвовали в боях.
- Нет, - решил Сигон,- нападать будем утром, так, как задумано.

 Утром караван начал грузиться на плот. Плот был не большим и, на него помещалось не более пяти всадников за один раз..
Он предложил Сигону переправится вместе с одной из пятерок, на что Сигон ответил
- Нет, господин, я переправлюсь последним плотом, раз уж мне разрешено идти в хвосте каравана.
 Купец безразлично пожал плечами.
 Переправив на другую сторону половину стражников, купец завел на плот своего верблюда.
Вместе с ним, вошли на плот, четверо вооруженных стражников.
 Сигон снял с головы свою повязку и стал хлопать ею так, словно выбивал пыль.
После чего, неторопливо повязав ее на голову, он отправился к прибрежным зарослям.
Со стороны могло показаться, что человек отправляется к зарослям по личной нужде. Войдя в лес, Сигон, продираясь, сквозь кустарник, бросился к берегу.
 Он увидел, как лодки с сидевшими в них людьми уже стремительно несутся к плоту. Запрыгнув в лодку, Сигон, сам схватился за весла и яростно налег на них.
 На плоту заметили устремившиеся к ним лодки и поняли, что это нападение.
Гребцы на плоту, стали отчаянно грести в обратную сторону, правый берег от которого они отчалили, был еще не далеко. Но тяжелый плот  уже разогнался и гребцы, предприняв такой маневр, только сыграли на руку грабителям, затормозив движение плота.

Выросшие на берегу Арнона и с детства умевшие обращаться с лодкой - люди Сигона легко догнали плот и находились от него на расстоянии нескольких саженей.
Сигон и Дагир, гребли изо всех  сил,  но ни как не могли догнать своих товарищей. Поэтому командование штурмом плота, взял на себя Роам.
Он крикнул, чтобы все лодки разом, причалили к плоту и, первый повел свою лодку на сближение.
Гребцы, увидев, что нападения не избежать, один за другим попрыгали в воду и поплыли к берегу.
Как только лодка Роама причалила бортом к плоту, он первый прыгнул на плот.
 Ловко увернувшись от копья стражника, Роам бросился вперед и, насквозь проткнул, нападавшего на него стражника мечем.
В это время два других стражника с двух сторон вонзили в него свои копья,  поразив Роама насмерть.
 Двое бандитов воспользовались тем, что стражники отвлеклись на  Роама и, запрыгнув на плот, нанесли стражникам,  каждый по рубящему удару мечем.
Купец поднял копье убитого стражника  и тоже стал обороняться.
 На плоту  осталось четверо оборонявшихся, но двое были ранены и быстро слабели.
 После гибели Роама, среди грабителей не нашлось такого, кто взял бы на себя командование.
Обученные бою стражники легко убивали копьями тех бандитов, кто запрыгивал на плот.
 Бандиты - те, кто остался в лодках, остановились в нерешительности.
 Добыча была рядом, но умирать никому не хотелось.
 Мимо них к плоту стремительно шла лодка Сигона
- Вперед трусливые шакалы – страшно зарычал Сигон.
Он видел как люди купца на берегу, выхватив оружие, бежали к единственной лодке, не купленной Роамом, по причине не надобности.
 Вынув меч, Сигон прыгнул на плот.
 Страх потерять богатство, затмил страх за свою жизнь.
 Сигон поймал рукой и отвел в сторону копье, направленное на него и в ярости рубанул, стражника мечем, сразив его на смерть.
 Бандиты, увидев решительность главаря, а более того, опасаясь его гнева, размахивая мечами, прыгнули на плот.
Быстро расправившись с ранеными стражниками, они дружно набросились на единственного, боеспособного человека.
Купец не стал дожидаться, когда  очередь дойдет до него, и пока последний стражник погибал под ударами набросившихся на него бандитов. Прыгнул с плота в воду.
 Дагир, во время боя, все время удерживал лодки возле плота, чтобы их не унесло течением.
 Со стороны правого берега к плоту приближалась лодка, в которой сидели шестеро вооруженных копьями стражников.
Они остановили лодку, чтобы вынуть из воды купца.
На плоту тоже осталось шестеро человек.
 Сигон понял, что если лодка, догонит плот, расклад будет не в пользу бандитов. Он бросился к верблюду и стал лихорадочно ощупывать тюки.
 Стражники втащили купца в лодку и опять взялись за весла.
 К счастью Сигона они были плохими гребцами. Лодка рыскала носом из стороны в сторону и медленно приближалась к плоту.
Сигон, наконец, нашел то, что искал.
Тяжелая переметная сума, наполненная драгоценным металлом, обнаружила себя мелодичным звоном.
 Бросив суму в лодку, на какой они приплыли вместе с Дагиром, Сигон, указав поочередно пальцем на четверых бандитов, приказал им тоже сесть в эту лодку. После чего прыгнул туда сам.
 Дагиру и бандиту, который оказался, ранен копьем, Сигон приказал сесть в другую лодку. После чего обе лодки отчалили от плота.
 Бандиты дружно налегли на весла.
Лодка Дагира сразу же стала отставать, но страх попасть в руки стражников, придал Дагиру и раненому бандиту, не ведомо, откуда взявшейся силы и они, обливаясь потом гребли, сколько хватало сил.
 Переполненная лодка со стражниками стала быстро отставать от обеих лодок. Скоро лодка, где был Сигон, скрылась за поворотом реки.
 Весело посмотрев на хмурые лица бандитов, Сигон сказал
- Я все рассчитал правильно. Лодка купца перегружена, и мы на двух лодках легко уйдем от них. 
- Почему же тогда ты не разделил нас поровну, и в одну посадил раненного и слабого, а в другую, где ты сам, всех остальных?
Ты оставил их как приманку?
 Сигон зло посмотрел на говорившего бандита.
- Потому, что в нашей лодке золото и тебе выпало счастье, иметь с него долю.
 Роаму и другим, кто в числе первых прыгнул на плот и погиб, это золото уже не нужно. Вы как трусливые псы крутились возле плота, пока не прибыл я  и не повел вас в бой. Теперь смеете указывать мне, как поступать дальше? – Сигон обвел присутствующих гневным взглядом.
 Бандиты, кроме говорившего, опустили глаза.
- А мне не надо столько золота.  Я не смогу купить на него жизнь моему младшему брату, который остался там на плоту. Что я теперь скажу матери и отцу?
 Сигон убрал с лица гнев
- Вы знали, на что шли – сказал он примирительным голосом –  Золото, мы поделим поровну на всех участников. Долю, тех, кто погиб, раздадим близким погибших.
 Взгляды бандитов потеплели.
-Я знал, что в живых останутся не все, поэтому думал об этом с самого начала – добавил Сигон.   

Бандиты спускались вниз по Иордану, до вечера.
 Когда солнце коснулось горных вершин, Сигон приказал причалить к берегу, вытащить из воды лодку и спрятать ее в прибрежных зарослях. После чего, они еще долго наблюдали за рекой, пока на ней не показалась лодка, в которой уныло сидели Дагир и его спутник.
 Они отчаялись догнать лодку Сигона, и видимо давно перестали грести.
Сигон знаком приказал бандитам молчать и, подняв камень, с силой швырнул его в сторону лодки.
 Дагир поднял голову и стал озираться по сторонам.
Увидев, стоявшего на берегу Сигона радостно дернул за одежду своего спутника.
Тот поднял голову и, увидев Сигона, слабо улыбнулся. Видимо рана давала о себе знать, и он сильно ослаб.
 Дагир взял в руки весло и направил лодку к берегу.
 Бандиты помогли выйти раненому товарищу и, вытащив лодку из воды, спрятали ее в зарослях, рядом с первой.
 Солнце уже спряталось за вершину ближайшей горы, и сумерки быстро окутывали долину реки. 
На Востоке, поднялся красный диск луны. Ночь обещала быть лунной и светлой.
 Сигон о чем-то напряженно думал
Вы все устали – сказал он бандитам – поэтому нам, необходимо отдохнуть. Но разводить огня мы не будем. Купец и стражники, могут преследовать нас.
Будем по очереди следить за рекой. Если до утра никто не появиться, то утром спокойно отправимся к своим мулам, а за тем в Ароер.
агир, ты пойдешь первым наблюдать за рекой.
Дагиру приказ Сигона явно не понравился и он, недовольно фыркнув, нехотя побрел к берегу реки, исполнять приказание.
 Как только Дагир ушел, Сигон поставил в круг сидевших бандитов, кувшин с вином.
Нам не чем утолить свой голод – сказал он - но есть кувшин хорошего вина.  Это все, что я пока могу предложить вам  – на лице Сигона была скорбная мина, и казалось, что он искренне переживает о том, что ему не чем накормить своих товарищей.
 Один из бандитов выдернув из кувшина пробку, протянул его Сигону, как главарю.
Тот преложил горло кувшина ко рту и сделал вид, что пьет, после чего вернул кувшин бандиту
- Я больше не буду – сказал он, тщательно вытирая рукавом губы – а вы пейте, мы с Дагиром сами понаблюдаем за рекой и, усмехнувшись, добавил – Дагир больше не на что не способен, а вы рисковали жизнями, добывая это золото.
Такое высказывание главаря пришлось по душе бандитам и они, довольно улыбаясь, стали по очереди прикладываться к кувшину.
Пойду, проверю, как Дагир выполняет свои обязанности – сказал Сигон и отошел от бандитов в сторону реки.                               
 2.
Сигон затаившись в зарослях, внимательно наблюдал за тем, что происходит в стане. Его товарищи по   грабежу уже порядком захмелели, но никто из них и не думал укладываться спать.
Это начинало злить Сигона и он, чувствовал себя, обманутым.
 Получалось, что торговец травами, ловко обвел его вокруг пальца, всучив ему за три золотые монеты горсть никчемной, сухой травы.
 Но вдруг, один из бандитов, неожиданно резко сник, повалился на бок и тут же захрапел. Следом за ним, сон начал одолевать других бандитов.
 Ни один из них, даже не пытался расположиться на ночлег, как это делают люди, готовясь ко сну.
 Они просто и засыпали иногда, прямо во время разговора и падали на землю, уже спящие.
 Довольно ухмыльнувшись Сигон, пошел к берегу реки.
Он увидел, Дагира, который уныло сидел на огромном булыжнике.
Сигон весело окликнул его.
 Подойдя ближе и увидев хмурый взгляд Дагира, Сигон спросил
-Что, обиделся, из-за того, что я не оставил тебя пить вино?
 Неожиданно, до сознания Сигона дошло, что Дагир сидит на открытом месте. Он, коротко размахнувшись, ударил Дагира кулаком в лицо
; Шакал, ты хочешь погубить нас? Ты, почему сидишь на открытом месте?
; Стражники, если они покажутся из-за поворота, сразу увидят тебя. Ты этого хотел?
Сигон схватив за шиворот хлипкое тело Дагира, швырнул его к зарослям.
Дагир упал на четвереньки. Сигон быстро шагнув к нему, с силой ударил его ногой под зад.
Сигон, тумаками и пинками, гнал Дагира, к месту, где расположились бандиты.
 Дагир, быстро шагал, спотыкаясь о корни деревьев, он почти бежал, часто оглядываясь, ему, стало страшно, оттого, что Сигон догнав, опять начнет избивать его.
 Когда они достигли стана, Сигон, потребовал от Дагира, чтобы тот разбудил спящих на земле людей.
 Дагир поспешно бросился исполнять приказание.
Он тряс спящих людей, бил их ладонью по лицам, когда вдруг с ужасом заметил, что все они мертвы.
; Ну, что, может быть тебе тоже дать того вина, какое пили они?- спросил Сигон, злобно улыбаясь.
От страха Дагир побледнел. Он упал на колени и обнял ноги Сигона, что очень польстило Сигону.
; Ладно, вставай, сменил Сигон гнев на милость
; —  Благодари Хамоса, что ты мой родственник. Только это спасло тебя от смерти.
; Садись и слушай меня внимательно.
; Нам не нужны свидетели ограбления. Слишком много золота, мы отняли у купца и его обязательно, будут искать. Ты должен быть нем, как рыба. Если мне станет известно, что кто-то узнал о нашем деле. Я тебя не просто убью, но перед этим буду долго мучить. До тех пор, пока ты сам не попросишь о смерти.
; Надеюсь, ты хорошо понял меня? Дагир, согласно закивал головой.
Сигон сверля Дагира взглядом – продолжал.
; Родственникам, тех, кто был с нами и погиб, мы скажем, что они остались наемниками у Аммонитянского царя. - Сигон помолчал, о чем-то раздумывая
 — Не мешало бы еще прикончить того, кто остался с мулами и ослами.
Но теперь у меня на счету каждый человек. Поэтому ты пойдешь к нему и скажешь, что все погибли, а один ранен. Потом, когда встретим его в Ароере. Скажем, что раненый умер по дороге.
 Возьмешь у него трех мулов и приведешь их сюда.
 Ему скажешь, чтоб гнал остальных мулов к Ароеру, но в город не показывался, а ждал нас с  тобой в лесу у недостроенного шалаша.

Спустя пять дней, пробираясь по горам, самыми глухими тропами Сигон и Дагир приблизились наконец к месту Сигоновой стоянки в лесу возле Ароера.
Они хотели спрятать золото, чтобы его не увидел их товарищ и, уже сняли его с мула, как вдруг услышали шум шагов идущего по лесу человека.
Сигон насторожился и выдернул из ножен меч.
 Дагир взглянув на Сигона, тоже вытащил меч.
 Кусты раздвинулись, и из них вышел их товарищ оставленный Сигоном при мулах и ослах.
Увидев лежащий на земле мешок, он осмотрелся по сторонам
; А где Роам?- спросил он — и посмотрел на Дагира — Ты же сказал, что он остался жив.
Сигон с улыбкой подошел к нему
; Зря ты парень вышел к нам на встречу - сказал он и,  быстро обняв его за плечи, по рукоять вонзил меч ему в живот.
; Затем повернулся к Дагиру. Которого от страха, начала бить дрожь.
; Зарой тело. Только глубже в землю, чтобы его не раскопали шакалы
; Но, подумав, махнул рукой - Не надо, придется дождаться ночи, а ночью увезем и сбросим в реку.
 Ночь они провели у костра. Оба голодные и злые, только Сигон своего гнева не скрывал, и это выражалось в его постоянных, беспричинных, нападках на Дагира.
 Дагир переносил свою злобу молча, он лишь сопел и зло косился на Сигона.

 Утром едва начался рассвет, они отправились к городу.
Груженого золотом мула, Сигон привязал за повод к своему седлу. Ощущение того, что он стал обладателем огромного богатства, несколько улучшило настроение Сигона.
 Возле леса пасся табун мулов и ослов, принадлежащих их погибшим товарищам.
 Сигон бросил взгляд на табун
; Хочешь, я подарю этот табун тебе?- спросил он Дагира.
Дагир пожал плечами
; Мне бы было лучше, если бы ты поделился со мной золотом — проговорил он.
Сигон натянул поводья своего мула и повернул к Дагиру перекошенное злобой лицо
; Золотом?- он с размаху ударил Дагира плетью — Кем ты был, пока не встретил меня?
Я из дерьма поднял тебя. Взял в жены твою нищую сестру, которой даже было нечем прикрыть  срам.
 В схватке, ты прятался за чужие спины и поэтому остался жив.
А теперь, ты хочешь, чтобы я с тобой поделился золотом?
 Выкрикивая эти слова, Сигон не переставал наносить  Дагиру, удары плетью.
Дагир обхватив голову руками, пригнулся к шее мула и, вздрагивая от каждого удара. Иногда, он  вскрикивал, если удар был особенно болезненным.
 Наконец Сигон насытил свою ярость. Он опустил плеть и, тронув мула, поехал вперед
Дагир последовал за ним.
; Нет Дагир — сказал Сигон таким тоном, словно ничего не произошло — Этих ослов и мулов, мы раздадим, родственникам погибших.
; Пусть думают, что их сыновья служат царю Аммона, и прислали им первые подарки – Сигон повернулся к Дагиру и хохотнул.
 Дагир в ответ  изобразил, подобие улыбки. 


Рецензии