Зори Галаада. Гл. 18 Дружина Валама

Гл. 18
                Дружина Валама
Пагиил уволил еще двадцать стражников, из тех, кто раньше, служили Хилеону, и набрал вместо них, молодых из тех, кого приводил Иуда.
Таким образом, Иуда командовал уже тридцатью стражниками. Пагиил выделил их в особый отряд и переименовал их в телохранителей правителя города.
Основными их обязанностями было охранять дом Ахии и сопровождать его в поездках по городу.
 Ахия каждый день, кроме Субботы, выезжал в город.
 Он приказал стражникам, охраняющим Восточные ворота, разгонять блудниц плетьми. Но, однажды приехав к воротам и увидев, что его приказ не выполняется.
 Ахия приказал уволить всех стражников, несущих службу по охране этих ворот. А старшего стражника еще и оштрафовать на пять шекелей серебром. После этого другие стражники уже не смели ослушаться правителя города.
Хотя действия нового правителя вызвали недовольство старых стражников и любителей проводить время с блудницами. Старейшины города были довольны.
 Хилеон мало считался со старейшинами, и творил, то, что считал для себя удобным, а так как был он сыном Иаира, старейшины не могли, что-либо возразить ему.
 Ахия был обязан подчиняться воле старейшин, поэтому старейшины города вновь почувствовали свою значимость.
В городе возобновились суды старейшин, и жители потянулись со своими жалобами не к правителю, а к старейшинам, так как это и должно было делаться.
2.
 Аод, потерявший доход от блудниц, решил уладить это дело и однажды заявился к правителю города. Когда он появился во дворе, Ахия, за столом, в саду, вел беседу с Пагиилом.
 Аод, приветствовав присутствующих, недовольно покосился на Пагиила.
Он решил, что Пагиил находится здесь с какой-нибудь просьбой.
 Аод однажды видел Пагиила на постоялом дворе Алфея – отца Галаада, когда тот грузил провизией осла и знал его как пастуха Алфея.
- Странный правитель – подумал Аод – если он пастуха усаживает с собой за один стол.
- Господин – обратился Аод к Ахии – Мне бы хотелось поговорить с тобой наедине.
- Ты можешь говорить при этом человеке, обо всем, что тебя заботит – сказал Ахия – Это мой советник.
Аод удивленно посмотрел на Пагиила
- Господин, но я знаю его, как пастуха, работающего на Алфея – содержателя постоялого двора.
 Ахия холодно посмотрел на Аода. Он обратился к Пагиилу и попросил у того, его знак Иаира.
Пагиил с чувством негодования протянул знак Ахии
- Правитель слишком быстро забыл, что Пагиил - советник тайный.
- Надеюсь, ты умеешь читать? – с иронией спросил Ахия Аода, протягивая ему золотой знак Иаира
. Аод был оскорблен таким вопросом, но виду не подал.
 Когда он прочитал, то, что было написано на знаке, в его глазах промелькнул страх.
 Ахия заметив страх в глазах Аода, решил воспользоваться этим
- Да, - сказал Ахия – этот человек прислан из Силома старейшинами Израиля, тайно наблюдать за жизнью и порядками в нашем городе.
Я показал тебе его знак представителя власти, чтобы ты не думал всякую чушь. Но я думаю, ты человек порядочный и не станешь говорить об этом на всех углах города?
Неожиданно лицо Аода перекосила гримаса ужаса. Он повернулся к двум стражникам стоявшим у входных ворот и крикнул им
- Немедленно идите сюда! Правителю города угрожает опасность!
Стражники дернувшиеся было от крика Аода, остались стоять на месте. Они были научены слушаться только правителя, Пагиила и Иуду и не реагировать больше не на чьи команды. Таков был приказ Пагиила.
- Господин – указывая пальцем на Пагиила, испугано говорил Аод – Это соглядатай Аммонитян.
 Пагиила - сына Верзиллия разыскивал прежний правитель города - Хилеон.
- Я хорошо помню время, когда Хилеон требовал от меня внимательно проверять всех прибывающих на рынок, он искал человека с этим именем и требовал, тот час убить его, как только он будет обнаружен.
 Ахия был обескуражен. Он не был готов к такому повороту событий и не знал как вести себя дальше. В этой ситуации выход нашел Пагиил
- Такое действие правителей городов Галаада, было специально оговорено Судьей Иаиром – хладнокровно заявил он.- Слухи о моем предательстве распространялись для того, чтобы я мог проникнуть на территорию Аммона, не боясь быть схваченным там, как лазутчик.
 А чем я занимался на территории Аммона? Я думаю, что не обязан отчитываться в этом, перед каждым рыночным чиновником.
 Аод опустил глаза. Он торопливо попрощался и побрел к выходу из двора.
- Ты, так и не сказал, какое дело у тебя ко мне  – сказал вслед уходящему Аоду Ахия.
Дело, с которым приходил Аод, касалось доли - какую Аод платил Хилеону с блудниц. Когда Хилеон умер, Аод решил не платить новому правителю. Решив, что к блудницам у ворот, все давно привыкли, и никто не подозревает, что Аод имеет с них долю. Но когда блудниц стали гнать от ворот плетьми, понял, что совершил ошибку и решил исправить ее, и отдать, правителю двухмесячную задолженность с блудниц.
Присутствие при правителе человека посланного старейшинами Израиля, насторожило Аода, и он решил какое-то время выждать.
Вопрос Ахии застал Аода врасплох, он на время задумался, соображая, что ему ответить.
- Я хотел узнать, нет ли претензий к податям идущим с рынка – сказал он первое, что пришло в голову.
-Есть – ответил Ахия – ты не доплачиваешь пятнадцать шекелей серебром ежемесячно.
Я просмотрел записи Хилеона за прошлые месяцы и не нашел этой суммы.
 Аод вздрогнул, это была как раз та сумма, какую он платил с доходов от блудниц.
- Я как раз и принес это недостающее серебро – обреченно сказал Аод и, отвязав от пояса, передал Ахии мешочек с тридцатью шекелями серебром. После чего медленно побрел к воротам.
На рынке Аод послал слугу к Гофану и передал, чтобы тот немедленно прибыл к нему.
 Когда прибыл Гофан, Аод с жаром зашептал ему
- Гофан, я знаю, у тебя есть люди способные убить любого человека.
У правителя города появился человек, присланный в наш город старейшинами Израиля. Сначала он работал пастухом у Алфея и неизвестно, что он здесь вынюхал. Теперь он занимает пост советника у Ахии.
- Гофан его надо убить и зарыть где-нибудь за городом.
 Гофан высокомерно ухмыльнулся. У него уже давно не было  никаких людей. Все они по приказу Рагита ушли в Аммон, там стали наемниками и вымерли во время язвы.
 Но Аод этого не знал, значит и не надо ему об этом знать. Пусть думает, что Гофан так же силен, как и прежде.
- Да мне не составит труда убить и закопать его.
Но вместо него приедет другой и, его ты уже не будешь знать, кто он. Он, может быть, будет торговать на твоем рынке, ты будешь каждый день ходить мимо него, получать с него подать и взятки и ни за что не догадаешься, что это человек из Силома.
Аод умоляюще смотрел на Гофана
- Так что же делать Гофан?
- Выходит тебе придется раскошелиться на приличную сумму, чтобы подкупить его – Гофан нагло  смотрел на Аода. Ему нравилось, как этот всегда самодовольный, рыхлый человек, сейчас трусливо смотрит на него и ищет у него Гофана защиты и совета.
- Гофан, ты поможешь мне?
- Все зависит от того, сколько ты готов заплатить мне – ответил Гофан – И не забывай, что это дело очень опасно для меня. Ведь если оно не выйдет и, Пагиил не захочет брать денег, мне придется бросить все и бежать из города.
Если прежде меня не побьют  камнями у городских ворот.
- Говори, сколько ты хочешь? – Аод с надеждой смотрел на Гофана.
- Половину всего дохода с блудниц – твердо сказал Гофан.
У Аода от такого заявления перекосило лицо.
- Ты в своем уме? Выходит, со второй половины я должен заплатить правителю, Пагиилу, смотрящей за блудницами Зерре. Что же тогда останется мне?
- Тогда уж пес с ними с блудницами, я спокойно буду существовать от доходов с рынка, но у меня не будет головной боли.
 Нет Гофан, ты будешь получать тридцать процентов с чистого дохода, оставшегося после всех выплат. Иначе мне нет смысла заниматься этим делом.
 После долгих споров, они пришли к выводу, что будут делить напополам чистую прибыль, при условии, если Гофан сам устроит это дело.
- Если я сам устрою это дело, ты у меня не получишь не гроша – пробормотал Гофан выходя от Аода.
Гофан потерял свои основные источники дохода.
 После того как преданные ему люди по приказу Рагита ушли в Моав, Аморреи торговавшие на рынке перестали бояться Гофана.
 Гофан планировал набрать новых людей из друзей Сигона.
Но друзья Сигона отвернулись от его сына, и теперь ими верховодит Валам.
Гофан остался один и потерял власть.
Однажды один из Аморреев отказался платить Гофану пошлину, какую тот собирал на дело освобождения Аморреев.
Увидев, что он остался безнаказанным, другие Аморреи тоже перестали платить Гофану пошлину.
Теперь у него осталось четыре наиболее трусливых Аморрея которые неохотно, но все же отдавали плату, все еще боясь Гофана.
 Лавка – где он торговал посудой, дохода почти не приносила, товар уходил плохо и, гончары перестали приносить ему посуду на продажу. Поэтому сейчас ему как никогда нужен был источник дохода.
Перспектива с блудницами казалась Гофану очень заманчивой.
Гофан неторопливо подходил к своей лавке.
Неожиданно он увидел неторопливо идущего ему навстречу купца из Раввы.
Купец уже давно должен был привезти плату от Рагита, какую тот платил Гофану как соглядатаю.
Убедившись, что купец его заметил, Гофан пошел домой. Он прождал купца всю ночь, но тот так и не появился.
 Ничего, не поняв, Гофан рано утром отправился на постоялый двор.
На постоялом дворе Гофан застал купца, когда тот  руководил погрузкой верблюдов, собираясь отправиться в путь.
- Почему ты не пришел и не принес причитающиеся мне деньги? – зло спросил он купца.
- Потому, что Хамос освободил меня от этой грязной обязанности – равнодушно ответил купец и отвернулся.
- Кто же привезет мне плату? – Гофан дернул купца за рукав.
- Не дергай меня, грязный Аморрей – грозно произнес купец, презрительно глядя на Гофана – От кого и какую плату ты ждешь?
- Рагит всегда передавал для меня плату через тебя – глаза Гофана налились яростью.
Купец усмехнулся
- Рагит умер, а его преемнику нет никакого дела до тебя – и, помолчав, добавил –  Слава Хамосу,  и до меня тоже.
 Новость произвела на Гофана такой эффект, словно его, наотмашь ударили по лицу.
Он молча повернулся и пошел домой, размышляя над словами купца.
 Рагит умер. Гофан лишился последнего источника доходов, у него теперь нет сыновей.
 Надежда на то, что Рагит разыщет, и освободит их из плена, рухнула.
 Двое других умерли во время язвы. Где младший Сигон и что с ним - неизвестно.
 Гофану хотелось броситься в дорожную пыль кататься и выть. Он с трудом сдерживал себя и шел, громко скрежеща зубами.

Придя, домой, Гофн крикнул жене, чтобы подала вина и, напившись до бесчувствия, упал на постель.
 Проснувшись утром, Гофан стал обдумывать свои дела.
 Продолжать торговать на рынке, больше не имело смысла.
В подвале под каменной плитой были закопаны два больших кувшина доверху наполненные серебряными монетами и еще один поменьше на три четверти наполненный золотом.
Этого Гофану хватило бы, на безбедную, даже роскошную жизнь до конца своих дней.
 Но Гофан не привык тратить.
Он привык копить и каждая потраченная монета, всегда болью отдавала в его душу.
Если бы у него было, в пять раз больше он все, равно потеряв доход, чувствовал бы себя несчастным.
Сколько раз он думал о том, не купить ли ему стадо овец и не заняться разведением скота, или заняться торговлей и стать купцом?
Но тот час приходил страх.
-  А вдруг на скот нападет мор и тогда он потеряет потраченные на него деньги. А если он станет купцом, на караван могут напасть разбойники и тогда он может лишиться не только товара, но и головы или попасть в рабство.
 А так серебро и золото спокойно лежали под каменной плитой и, никто кроме его самого об этом не знал.
Спрятанное богатство требовало только одного - оно требовало, чтобы его пополняли. Гофану всегда казалось, что, то богатство, которое вчера казалось огромным, сегодня вдруг становилось - нищенским, которое можно растратить, даже того не заметив. Поэтому, потеряв все источники дохода, Гофан ощущал себя таким несчастным.
Теперь единственное что ему осталось – это наладить деятельность блудниц и иметь с этого неплохие барыши.
Он пошел на рынок и выставил на продажу свою горшечную лавку.
 К полудню она уже была продана меднику, изготавливающему медную посуду.
Гофан зашел к Аоду, отдал ему пошлину со сделки и сказал, что с завтрашнего дня начинает вплотную заниматься их делом и постарается подкупить Пагиила.
Гофан понимал, что если он сам будет выслеживать и наблюдать за Пагиилом, то рано или поздно Пагиил это заметит. Значит, нужен еще один человек.
У Гофана не было никого. Он проклинал Рагита и жалел о том, что отослал всех своих людей к нему.
Даже сына Сигона и того он отправил к Рагиту. А Рагит взял и умер, похоронив вместе с собой все планы Гофана.
 Нанять, кого ни будь из Аморреев, он тоже не имел возможности.
 Аморреи шарахались от него как от язвы.
 Гофану ничего не оставалось, как купить раба
 Он, взяв достаточно серебра, пошел в невольничьи ряды. Медленно проходя вдоль ряда выставленных на продажу рабов, Гофан обратил внимание на пожилого раба по виду Аморрея. Такой раб не стоит дорого, а для дела Гофана он вполне подходил.
- Как ты попал в рабство? – спросил он его.
- Я взял в долг десять овец, в надежде развести стадо – ответил раб – Спустя три года, я должен был вернуть двадцать овец. Но на скот напал падеж и, они вымерли.
 Заимодавец забрал мой дом и еще сказал, что мы всей семьей должны были работать на него пять лет. Или продать, кого ни будь из семьи в рабство навсегда.
Вот мне и пришлось стать рабом за свои долги.
- Из какого ты города? – Гофан бесцеремонно осматривал раба и щупал его мышцы.
- Я из Есевона.
- Из Есевона? Тогда ты должен знать Амрана – он глава общины Есевонских Аморреев.
- Да я знаю его, это он давал мне овец, а затем продал меня работорговцу.
- А я – глава Аморрейской общины в этом городе – гордо сказал Гофан. При этом ему стало не по себе. Ведь его уже давно никто из Аморреев не воспринимал как главу общины.
- Я выкуплю тебя -  продолжал Гофан тем же тоном.
 Он нашел работорговца и долго торговался с ним, ссылаясь на старость и немощность раба.
Наконец они сошлись в цене и Гофан, повел Авана – так звали раба, к себе домой.
Во дворе Гофан показал рабу сарай, где тот  теперь будет жить.
 Вечером Гофан приказал жене накрыть стол во дворе и неожиданно для Авана пригласил его к столу.
 Гофан угощал Авана вином и приготовленным ужином. Когда оба слегка захмелели от выпитого вина, Гофан произнес
- Мы Аморреи, должны сами стать хозяевами в своей стране. Для этого мы должны держаться вместе и помогать друг другу. Такие как Амран – плохие Аморреи, придет время, и мы будем вешать их на одних деревьях вместе с Евреями. Ты Аван, пока мой раб и будешь им до тех пор, пока мы не освободим нашу страну от Евреев.
Когда это произойдет, я освобожу тебя и дам не десять, а сто овец, а Евреи будут у тебя пастухами.
 Аван задумался
- Но я плохой воин и никогда не держал в руках меча – робко заметил он.
- Умному человеку не нужен меч. Умный человек работает головой – наставительно произнес Гофан – Завтра ты пойдешь в город и найдешь дом правителя города. Его зовут Ахия – он богатый человек, имеет много земли и скота. Придешь к нему и попросишься на работу. На работу он тебя не возьмет. Ты старый и к тому же Аморрей. Но не это главное. Ты должен найти человека по имени Пагиил – это чиновник при правителе. Узнаешь, где он живет и в какое время приходит и уходит из дома правителя.
Аван оказался не таким глупым, каким показался сразу. Он без труда справился с поставленной задачей и через неделю Гофан знал все, что ему требовалось.
 Гофан попросил Авана показать дом, где проживает Пагиил и, выяснив, что это дом блудницы, очень обрадовался.
- Выходит, Пагиил сам не так уж безгрешен, коль остановился у блудницы.
 Вечером он сидел у Аода, попивая вино.
- Вот он у нас где – Гофан самодовольно показал Аоду сжатый кулак – наверняка в Силоме старейшины не знают, какую жизнь ведет в Массифе Иаировой их посланник – говорил он Аоду
 – Может быть, нам припугнуть его о том, что мы намерены сообщить старейшинам в Силоме о его жизни здесь?
 Аод посмотрел на Гофана, так как смотрят на юродивого
- Ты был глупым, или поглупел последнее время? Спросил он, укоризненно покачав головой.
Глаза Гофана мгновенно налились гневом
- Ты с кем говоришь? С рабом? Или с предводителем Аморрейской общины? Аод смягчился
- Извини. Но предводителем общины тебя уже никто не считает. Да и не считал, это ведь ты сам присвоил себе такое звание. И нет здесь никакой общины. Каждый живет сам по себе.
 А то, что ты предлагаешь – глупость. Не забывай кто ты и кто он. Кому будет больше веры? Тебе пришельцу и иноверцу? Или ему благоверному Еврею? Или ты думаешь, я буду вмешиваться в это дело? Так знай, я уступил тебе в этом деле приличную долю, но ее надо заработать. Поэтому будь добр, устроить это дело быстро и без скандала.
Гофан резко поднялся и, не прощаясь, вышел от Аода.
- Я не пожалею золота – бормотал он по дороге домой – Но ты, старая Еврейская свинья, не получишь ничего с этого дела.
3.
Пагиил, возвращаясь, домой заметил, что за ним следом идет человек.
 Свернув в переулок и увидев, что человек свернул за ним следом, Пагиил резко развернул мула и поехал ему на встречу.
Человек в нерешительности остановился.
Теперь Пагиил не сомневался, что этот человек, шел именно за ним.
-  Кто ты и что тебе от меня нужно – грозно спросил его Пагиил.
- Я Аван – раб предводителя Аморрейской общины Гофана.
 Мой господин хотел бы встретиться с господином советником правителя города и обсудить некоторые торговые дела.
 Эва – подумал Пагиил – как я высоко взлетел.- Он сделал важное лицо
- Ты думаешь, у меня есть время ездить на встречи, к кому не попадя?
 Передай своему господину, что если ему нужна встреча со мной, пусть сам приезжает в дом правителя города.
Утром следующего дня, Пагиил приехал в дом правителя и сразу же возле ворот встретил Иуду. Тот стоял в компании с молодым парнем по виду Аморреем.
- Это Валам – представил Иуда парня – В загородных районах, участились случаи воровства и грабежей.
Наших стражников не хватает, чтобы патрулировать эти районы по ночам.
Валам предлагает создать из молодых пришельцев дружину для патрулирования загородных районов по ночам. Для этого нужно разрешение правителя на ношение оружия, для дружинников.
- Ну, так иди к отцу и расскажи ему суть проблемы – ответил Пагиил.
- Я был у него – ответил Иуда – Он против того, чтобы давать оружие в руки пришельцам.
 Пагиил прошел в комнату к Ахии
- Ты знаешь, что в твоем городе, грабят и обворовывают людей в пригородных кварталах? – спросил он Ахию, после приветствия.
 Ахия недовольно крякнул
- Городского бюджета с трудом хватает на то, чтобы содержать тех стражников, какие уже состоят на службе. А Иуда хочет, чтобы я разрешил набрать еще, да к тому же из пришельцев.
Где гарантия, что они не перейдут на сторону врага в случае войны?
 Пагиил попросил у Ахии разрешения, пригласить в комнату Иуду и Валаама. После того как они вошли, Пагиил спросил Валама
- Почему преступления участились сейчас, разве раньше не было грабежей и воровства?
 Валам пожал плечами
- Случалось и раньше, но тогда пострадавший шел к Гофану – торговцу глиняной посудой. Тот каким-то образом находил и наказывал преступника и брал за это определенную плату.
Его боялись и, преступности почти не было.
Теперь Гофан почему-то отказывается помогать пострадавшим и, преступность увеличилась. Люди с наступлением темноты, бояться выходить из домов.
 Пагиил задумался
- Мы можем брать с жителей загородных кварталов, пошлину на содержание дружины – сказал он Ахии – Я думаю напуганные преступностью люди, согласятся на это.
 Ахия пожал плечами и махнул рукой – это выражало его согласие с предложением Пагиила.
 Валам тут же получил должность старшего стражника и начальника дружины. В его обязанность так же входил сбор пошлины – по одному серебрянику с каждого двора, один раз в год.
Иуда обязан был контролировать нового начальника на предмет выполнения обязанностей. Кроме того, все дружинники по звуку боевой трубы, должны немедленно с оружием прибыть в город и занять место на стенах – таково было условие Ахии.
 Пагиил сказал Валаму, что каждого дружинника он осмотрит лично. И потребовал на следующий день утром прибыть в дом правителя с кандидатами в дружину.
 Вечером, когда Пагиил подъезжал к своему дому, он увидел человека ожидающего возле ворот. Человек приветствовал Пагиила, когда тот подъехал.
- Могу я поговорить с господином о своих проблемах? – смиренно спросил человек.
- Сначала скажи, кто ты и коротко изложи суть твоего дела – ответил Пагиил
- Я представляю Аморрейскую общину этого города, мое имя Гофан.
Община желает преподнести подарок господину советнику правителя города.
Для этой цели, я хочу пригласить господина советника в свой дом на ужин.
Пагиил понял, что перед ним тот самый Гофан.
 Пагиил понимал, что,- вряд ли его замыслы могут быть чистыми. Но для того чтобы узнать их придется поиграть с ним в его игру – подумал Пагиил.
- Хорошо – сказал он Гофану – Завтра после полудня, я зайду к тебе. Как я найду твой дом?
- Я пришлю слугу к воротам правителя города, и он отведет вас ко мне
На следующий день с утра Пагиил послал за Валамом и велел ему немедленно прибыть в дом правителя, Пагиил опасался, что начальник дружины опоздает, собирая кандидатов в дружину. Но едва посланный стражник вышел за ворота, как наткнулся на большую группу молодых людей, во главе которой шел Валам.
Пагиил был доволен такой расторопностью начальника дружины, но хвалить его пока не стал.
Он приказал Иуде начинать проверять на пригодность прибывших молодых людей, а сам отвел Валама в сторону.
- Расскажи  мне поподробнее о Гофане -  потребовал Пагиил.
Валам молча потупил глаза.
- Я тебя понимаю – уже мягче сказал Пагиил – Тебе не хочется выглядеть доносчиком, ты просто хочешь поддерживать порядок в загородных кварталах. Но со вчерашнего дня ты имеешь  звание Израильского стражника, что ставит тебя выше Израильтян нарушающих закон. Ты вправе арестовать и доставить в тюрьму не только пришельца, но и Израильтянина нарушающего закон.
То же сможет делать каждый из твоих дружинников.
Так раз ты можешь привлечь Израильтянина, то почему ты должен покрывать Аморрея? Запомни Валам, ты теперь стражник. А у тех, кто служит Государству, нет национальности, а есть долг перед Государством.
Ты сам выбрал этот путь и, теперь у тебя нет выбора. Или служить, честно поддерживая интересы Государства или отказаться от должности стражника.- И вдруг спросил
 – Скажи, тебе много приходилось терпеть от Израильтян?
Валам  не ожидал, такого вопроса, поэтому задумался, припоминая, когда ему или другим Аморреям приходилось плохо по вине Израильтян.
Выходило, что Аморреям от Гофана приходилось терпеть больше чем от Евреев.
 Не припомнив ничего, кроме драк на площади Астарты он пожал плечами.
- Тогда почему ты решил, что Израильтяне враги Аморреям? – продолжил Пагиил.
 Валам кивнул головой и заговорил
-  Гофан имеет пять сыновей, но где они сейчас никто не знает. Ходят слухи, что они служат наемниками в войске Аммонитянского царя.
Сам Гофан имел большую власть среди Аморреев и постоянно собирал со всех денежные взносы.
 Непокорные Аморреи - кто отказывался платить ему, могли поплатиться жизнью.
Но примерно год назад вся его банда неожиданно исчезла. Теперь Аморреи ему ничего не платят – помолчав, Валам развел руками – Больше мне сказать нечего.
- Достаточно и того, что ты сказал – улыбнулся Пагиил – Пойдем, посмотрим, что за воинов ты привел.
Когда они подошли к группе Аморреев, Иуда нещадно хлестал плетью одного из кандидатов в дружинники, по голой спине. Тот жмурился, закусив нижнюю губу, но молчал.
- Годен – сказал Иуда – подтолкнув новоиспеченного дружинника к толпе Аморреев, уже прошедших испытание.
 Получилось так, что из приведенных Валамом людей проверку прошли все до единого человека.
 Позже Пагиил узнал, что Валам прежде, чем привести их к Пагиилу, еще с вечера заставлял поднимать камень и, хлестал каждого плетью, проверяя на пригодность.
 Дружинникам выдали кожаные доспехи, в виде жилеток из толстой буйволовой кожи, и вооружили короткими копьями.
 Валаама одели в доспехи так, как одевают стражников.
 На нем был толстый кожаный панцирь с наплечниками и широкие кожаные браслеты, зашнурованные с внутренней стороны предплечий. 
Валаму, Пагиил сам принес и протянул меч в кожаных ножнах, который Валам, тут же прикрепил к бедру.
Отряд дружинников  колонной по два, вышел из ворот дома правителя и направился к городским воротам. Колону сопровождал Иуда, чтобы предупредить стражников у ворот города, о новой, боевой единице.
 Ахия и Пагиил сели в саду, чтобы выпить вина и перекусить.
- Сегодня после полудня, у меня встреча с Гофаном – сказал Пагиил, Ахии – Я хочу познакомиться с ним поближе и узнать, что это за человек. По моему он хочет дать мне взятку.
- Может после этого сразу прислать стражников и отправить его в тюрьму? – предложил Ахия. Пагиил отрицательно качнул головой
- Просто за дачу взятки мы его судить не вправе.
Кто сейчас не берет и не дает подарков? Надо узнать чего он хочет от меня.
- Это я и имел виду – продолжил Ахия – Он ведь дав тебе деньги, скажет, чего он хочет.
 Пагиил недовольно скривился
- Знаешь Ахия, уж коли ты, поставил меня куратором над стражниками, то позволь мелкие детали и решения принимать самому.
Я сказал тебе, что сегодня у меня будет встреча. Ты вправе разрешить ее или нет.
 Как поступить во время этой встречи и, какие предпринять действия, я должен решить сам.
Ахия  молча поднял руки.
Пагиил посмотрел на солнце
- Мне пора – и попрощавшись с Ахией, сел на мула и выехал за ворота.
 За воротами Пагиила уже ждал Аван, он молча кивнул Пагиилу и пошел по улице впереди его мула, в сторону городских ворот.


Рецензии