Стреляйтесь, господа, стреляйтесь!

Это отнюдь не призыв к убийству. Нет. Это душевная тоска о днях минувших. О славе, былом благородстве и самопожертвовании.  Во имя чести и во имя Прекрасной Дамы.


Светлый век незапятнанных чувств и врожденного изящества, увы, давно минул. В прошлом горячие сердца, чей огонь затмевал голос разума, но не убивал внутреннюю чистоту, дарованную поколениями. Когда честь была выше чувства самосохранения, любовь и дружба считались даром небес, а такая мелочь, как золотистый локон в благоухающем конверте тонкой бумаги, был драгоценнее всего на свете. Даже жизни.
Ныне нет ничего подобного. Поэты  -  дети Великой Богини, вышли из-под ее опеки и творят теперь не ради Музы, а ради выгоды. А за запятнанную честь нынче принято расплачиваться деньгами…


Представлю вам картину, господа. Они почти лишена моих домыслов и пестрит деталями туалета. Все для того, что бы вы могли дофантазировать ее сами, и увидеть, что когда – то благородная смерть была ничем иным, как ключом к вечной жизни.




Оформление интерьера в стиле начала – середины 18 века. Цветовая гамма приглушенная.

Гостиная с камином в центре.

На переднем плане боком два кресла перед горящим камином и небольшой стеклянный столик между ними.

В правом кресле изящная мужская фигура. Костюм:  Белая шелковая рубашка с широкими рукавами и широкими же манжетами, воротник – стойка. Черные брюки с высокой талией, жилет, лаковые туфли. Жилет расстегнут полностью,  на кружевной рубашке расстегнуты верхние пуговицы. Галстука нет. Фигура расслаблена, он полулежит в кресле.  Левая нога согнута в колене, правая вытянута. Левая рука свешивается вдоль боковины кресла. В ней бокал. Бокал наклонен, жидкость стекает по внешней стороне и каплет на пол. Правая рука на подлокотнике, кисть свисает. Голова склонена к груди, глаза полу прикрыты.  Обреченность.

В левом кресле очень высокий молодой мужчина. Костюм: Смокинг расстегнут, на талии широкий алый кушак. Шелковая белая рубашка, широкий черный галстук с большим узлом, в нагрудном кармане смокинга, небрежно, белый платок. Черные брюки, лаковые туфли. Корпус откинут назад, спина прямая. Правая рука на подлокотнике, кисть слегка напряжена.
Левая рука: локоть на подлокотнике, рука направлена вовнутрь под углом 45 градусов. Кисть свободно свисает. Подбородок вздернут, взгляд в упор на оппонента, на губах небрежная усмешка.  Вызов.

На столике между ними открытая деревянная коробка с пистолетами для дуэли.

За левым креслом, на полу, прислонившись спиной к задней стороне спинки кресла, сидит невысокий, светловолосый мужчина. Костюм: Белая рубашка с отложным воротником и глубоким вырезом, навыпуск. Узкие черные брюки и высокие сапоги для верховой езды. Ноги согнуты в коленях. Руки опираются локтями о колени. В левой руке тонкий хлыст, поднят вверх. Голова откинута назад, глаза возведены к потолку. Безмерная усталость.


За креслами, у камина, справа от очага стоит высокий абсолютно лысый мужчина. Полуоборот в сторону левого кресла. Костюм: Черный френч, черные брюки, белая рубашка с классическим воротником. Черный шейный платок с жемчужной булавкой, в тон жилету. Френч расстегнут, под ним темно-серый жемчужный жилет, сквозь петлицу продета серебряная цепочка от часов, другой конец уходит в карман жилета. Левый борт френча откинут, рука упирается в бедро. Рукав рубашки выглядывает из рукава френча, на манжете серебряная запонка с темным камнем. Локоть правой руки лежит на каминной полке, кисть сжата в кулак. Спина прямая, голова поднята, взгляд перед собой, лицо хмурое. К кованой решетке камина прислонена резная трость темного дерева. На каминной полке стоит черный цилиндр, на него небрежно брошены белые перчатки. Раздражение.


Немного поодаль, вторым планом, справа у стены, небольшой деревянный столик. За ним два молодых человека. Первый сидит боком, спиной к стене в легком венском кресле. Костюм: льняная тонкая рубашка небрежно распахнута на груди, манжеты расстегнуты, рукава слегка закатаны, левая пола рубашки выпростана из черных брюк, высокие сапоги. Щиколотка левой ноги покоится на колене правой. Левая рука упирается локтем в подлокотник, а кисть ее поддерживает голову. Кисть правой руки находится на плече второго молодого человека. Светлые волосы разметаны по лбу, взгляд хмельной, полуулыбка. Легкость.

Второй молодой человек сидит лицом, вплотную к столу. Костюм: Белая, шелковая рубашка, алый шейный платок, съехавший набок. Локти на столе, кисти сжаты с кулаки. На правом рукаве рубашки большое винное пятно.  Взгляд из-под шапки смоляных волос на основные фигуры композиции, жгуч. Губы плотно сжаты. Горячая кровь.

На столике между ними бутылки и стаканы.

За ними, почти что в углу комнаты, в правой стене, дверь. Перед ней пожилой человек в лакейской ливрее пастельных тонов и светлых брюках. На ногах мягкие домашние туфли. Корпус повернут к двери, в руках пустой поднос. Через правое плечо перекинуто белое тонкое полотенце. Голова развернута в пол оборота к основным фигурам композиции. Лицо печально. Укор.




Никто не знает, что было и что будет дальше, и никогда не узнает. Пусть все останется так, как сейчас.
Когда до чьей – то смерти один шаг…



Стреляйтесь, господа, стреляйтесь. Неважно из-за чего. Это изящно, благородно и чувственно. Позвольте же Смерти снова, пусть недолго, побыть Прекрасной Дамой…


Рецензии
Се ля ви, женщины всегда виноваты, что мужики, словно вата...

Станислав Климов   27.05.2016 10:02     Заявить о нарушении
Женская доступность всему виной :)
Спасибо!

Ева Шелест   27.05.2016 10:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.