Открой для себы Рыковку или история одного поселка

 «Где эта улица, где этот дом…»

Для тех, кто хоть немного интересуется историей родного города не секрет, что его образовала группа поселков включенных в городскую черту в разное время. Их названия широко используются и в современной топонимике Донецка - Боссе, Смолянка, Александровка, Ветка, Щегловка, Гладковка и многие другие. Есть среди них и такие, каким повезло меньше и их названия уходят из нашей памяти. К примеру – Семеновка, или Николаевка, или Рыковка.

 Кто помнит, где они находились? А между тем Семеновка – это сердце Донецка, площадь Ленина, проспект Ильича и набережная Кальмиуса. Николаевка – это нижние, «черные» линии Юзовки, а Рыковка – поселок из которого вырос Калининский район города.

О последнем и пойдет речь.

Название поселка произошло от имени владельца угольных копий, располагавшихся на левом берегу Кальмиуса, на землях принадлежавших Всевеликому Войску Донскому. В 1880 году казачий офицер П. П. Рыковский женится на вдове другого казачьего офицера Чеботарева. Трудно сказать, была ли там любовь или просто расчет, но вместе с земельными наделами в собственность Рыковского переходят и угольные рудники.

В те времена основной задачей каждого казака, прежде всего, была подготовка к воинской службе. Для этого ему выделялся земляной надел, с которого он должен был кормиться и полностью экипироваться. Поэтому,  процент казаков, занятых в угольной отрасли поначалу был ничтожно мал. Так, к концу 90-х годов из 35 тыс. рабочих угольной промышленности на Донской стороне, было всего 7207 казаков. Основной прирост рабочих составляли крестьяне из центральных губерний. Со временем ситуация стала меняться, и из казачьей элиты начинают выделяться крупные дельцы такие, как Иловайский, Асмолов и Рыковкий.

Получив от жены права на Чеботоревский рудник, Петр Пертрович Рыковский расширяет дело и к 1895 году в его владениях уже три рудника: Кальмиуский (Ларинский), Макарьевский, и Григорьевский с объемом добычи 9132733 пудов угля, и числом рабочих в 232 человека.

Считается, что Рыковка стала прародительницей Калининского района, но корни самого поселка надо искать, гораздо южнее, в Буденовском районе. Рыковские копи растянулись вдоль левого берега Кальмиуса. «Григорьевский» рудник, в современном понимании находился в районе шахты Калинина, «Макарьевский» рудник – по проспекту Павших Коммунаров, «Кальмиуский» (Ларинский) – у слияния балки Скоморошиной и реки Кальмиус. И поначалу рудничная жизнь концентрировалась на Ларинских копях, чему немало способствовал мост через Кальмиус во «владения» Юза. Здесь образовался поселок, и была построена в 1892 году больница на 40 коек.

Но с закладкой в 1891 году Макарьевских копий,   поселок начал разрастаться к северу. Близость к деловому сердцу Юзовки сделала свое дело, и шахтерские лачуги очень быстро сменились добротными каменными домами рудничной элиты.
Формирование Рыковки происходило вокруг двух осей.

Вертикальная проходила, в современном понимании как раз  по улице Марии Ульяновой только южнее. Вдоль неё были сгруппированы промышленные предприятия Макарьевских копий. Слева находились шахты №4 и 4бис (сейчас граничат с Роддомом №3) и шахта №3 (на её территории раскинулся завод ДонЭРМ). Справа от этой линии, позже была построена Рыковская фабрика по ремонту горного оборудования и шахта №5-6. По дороге, проходившей непосредственно по ул. Марии Ульяновой, Макарьевские копи связывались с Григорьевскими.

Жилая застройка группировалось вдоль горизонтальной оси, проходившей в современном понимании по проспекту Павших Коммунаров. Тогда, как и позже при немцах, он назывался Николаевским. К северу от проспекта находились добротные каменные дома, как индивидуальные, так и на два хозяина. К югу – располагались трущобы для шахтеров, упиравшиеся в ж\д ветку, ведущую на Мушкетовскую станцию. К востоку от шахт, жилых домов не строили, а на западе они заканчивались где-то между улицами Мушкетовской и Нижнеудинской, не достигая Кальмиуса, по берегам которого шли каменные карьеры.


Эпоха больших катастроф

В наследство от жены П.П.Рыковский получил не только рудник и угольные пласты, но и постоянную головную боль – чрезвычайную их загазованность.
Со скапливающимся газом тогда боролись просто – надевали толстый кожаный кожух, обливались водой и шли по выработкам, выжигая скопившийся газ факелом. Эта «передовая» технология дала о себе знать уже в 1891 году, когда 4 января на шахте № 14 прогремел взрыв, унесший 55 человеческих жизни.

Борьба с газом потребовала от Рыковского больших денежных вложений. Ему приходилось устраивать дополнительные вентиляционные стволы, закупать импортное оборудование и строить для него технические помещения. В конце концов, это поставило Рыковские рудники в число наиболее технически оснащенных. Так к 1895 году совокупная мощность паровых машин на рудниках достигла 439 л.с., наибольшей среди угольных предприятий области войска Донского.

Для решения все возрастающих финансовых проблем в 1894 году было создано Бельгийское анонимное общество Рыковских рудников, просуществовавшее до самой смерти П.П. Рыковского. В 1904 году рудники приобретает Екатериновское горнопромышленное общество, извечный конкурент, сделавшийся разом крупнейшим угольным предприятием на землях Войска Донского.

С этого времени на Рыковке начинаются новые времена «хищного капитализма». Жизнь шахтера никогда не была сладкой. Тяжелый ручной труд по 12-14 часов в темноте и пыли, бытовал на всех шахтах России. Но при П.Рыковском можно говорить хоть о какой-то, но заботе о рабочих. Чему наглядным примером может служить, хотя бы, построенная в 1892 году больница. Менее известный факт – в том же году, после «холерного бунта», в шахтных выработках Рыковских рудников были установлены переносные герметичные туалеты. Причем сделано это было, только у Рыковского.

Екатериновское общество интересовала, прежде всего, прибыль любой ценой. Что в  итоге и стало причиной грандиозной катастрофы на шахте №4бис.
В 8 часов вечера 18 июня 1908 года, над поселком Макарьевских копий прогремел взрыв. В те времена это могло значить лишь одно – взорвался гремучий газ на шахте, и вскорости у надшахтных построек собрался весь поселок. Отчаянные смельчаки попытались спуститься в шахту, на помощь погибающим, но чрезмерная загазованность их самих сделала жертвами, многие получили отравление угарным газом.

В 21.30 прибывает спасательная команда из Макеевки, оснащенная дыхательными аппаратами и начинаются работы по локализации пожара и спасению людей.

Утром 19 июня из шахты была выведена группа из 11 горняков. После взрыва они сумели перегородить штрек своей одеждой и продержаться до прихода спасателей.

Общее число жертв составило 271 человек. Из них 150 погибли непосредственно от взрыва и ещё 121 умерли в больнице от отравления угарным газом и травм. Количество покалеченных в результате аварии,  почему то не упоминается.

Взрыв на Макарьевских копях мгновенно приобрел общемировой резонанс. Вся Россия скорбела о павших шахтерах. Депутаты государственной Думы послали родственникам погибших телеграмму соболезнования. Государь Император перечислил  10 тысяч рублей, в пользу вдов. На каждую пришлось по 30 рублей и по 5 рублей доплачивалось на ребенка. Вслед за Императором перечислять деньги сделалось резко модным, чему немало способствовало упоминание о меценатских потугах в газетах.

По делу взрыва учинили расследование. К ответственности были привлечены управляющий  Рыковским рудником Диран, управляющие Макарьевскими копями Пакшин, заведующий шахтой №4 бис Левицкий, а также три штейгера (горные мастера).

На суде, вскрылась интересная картина. После прихода на Рыковские рудники Екатериновского общества, сложилась опасное двоевластие. Иностранные специалисты отказывались подчиняться русским инженерам, предпочитая согласовывать все свои действия непосредственно с управляющим Дираном. В день трагедии это привело к тому, что решить вопрос с поломкой вентиляционной установки сделалось не возможным, но, не смотря на это, шахтеров вынудили опуститься в шахту, т.к. накануне были повышены нормы выработки с обычных 400-500 вагонов до 800-1000. Работы продолжались, даже не смотря на постоянное затухание шахтерских ламп, что свидетельствовало о критической загазованности.

По результатам трагедии Екатериновское общество было вынуждено провести реконструкцию вентиляции шахтного поля, открыть горноспасательную станцию, и запланировало строительство еще двух шахт.
 
В 1914 году, дальше на восток по оси проспекта Павших коммунаров открывается шахта №7-8, а чуть позже, в непосредственной близости от шахты №4-4бис, заработала с 1915 года шахта №5-6. Между  двумя новыми шахтами руководство рудников построило рабочий поселок, известный теперь в народе как Шанхай. Поселок состоял из длинных бараков, выстроившихся четкими рядами, и частных домов на одного и двух хозяев. На тот момент это было прогрессивное жилье. Каждая квартира, что в бараке, что в доме, состояла из одной комнаты и кухни. К дому в обязательном порядке пристраивалась веранда, и нарезался огород. Примечательно, что через 15 лет, советская власть будет строить точно по такому же принципу, только дома увеличат до четырех квартир.

Рассказывая о периоде властвования Екатериновского общества нельзя не вспомнить о двух архитектурных памятниках, украсивших при нем Рыковку.

В 1906 году на поселке создается церковный приход и закладывается Свято-Николаевская церковь. Фактически это означало, что поселок при Рыковских рудниках приобрел статус административной единицы. Строили церковь на средства собранные рабочими рудника, на северной окраине поселка напротив Казачьего рынка. Сейчас на этом месте возвышается террикон шахты №5-6, а на фундаменте церковно-приходской школы стоит Станция юных техников.

Церковь имела один купол и колокольню, стены возвели по местному обычаю из бутового камня с обрамлением по углам и окнам из кирпича. Впоследствии её оштукатурили снаружи, а внутри покрыли росписью, славившейся на всю округу.
Строительство окончили в 1908 году, и отпевание погибших шахтеров происходило уже здесь.

В богоборческие двадцатые церковь лишилась купола и колокольни, и переквалифицировалась в местный клуб. Во время Великой отечественной была восстановлена и просуществовала до 1963 года, когда её закрыли, мотивируя опасностью обрушения террикона, что в последствие и произошло.

Вторым примечательным зданием на Рыковке был дом управляющего Екатериновского общества, который еще называют домом Бальфура. Об этом доме рассказывали дивные истории про золотых рыбок в прудах и ручных медведях, но доподлинно можно сказать только то, что был он двухэтажный, с двумя башнями, и в одной из башен располагались первые на территории Донецка общественные часы.

Как видно из фотографий, дом несколько раз достраивался, и обзавелся под конец высоким забором. Старые открытки сохранили для нас внешний облик здания, но место его расположения сейчас определить уже трудно.

По этому поводу есть  два мнения. Первое, дом находился по ул. Потийской, с левой стороны от ДМЗ. Второе высказал Донецкий краевед В.П.Степкин, что дом располагался по ул. Левобережной, в районе Мотодрома. Но в районе Мотодрома находились каменные карьеры, и с трудом вериться, что дирекция рудников, а потом и заводчик англичанин  Бальфур, мирились с таким соседством.

Скорее всего, остатки дома Бальфура надо искать по улице Левобережной, но южнее, в районе  больницы Профосмотров. Именно здесь в свое время находился деловой центр Рыковских рудников, и именно эти земли были куплены Новороссийским обществом для прокладки ветки к станции Мушкетовской, и именно отсюда открывается вид на террикон, очень похожий на тот, что запечатлен на фотографии забора дома Бальфура.

    «Вихри враждебные веют над нами…»

В 1913 году на Рыковских рудниках работало 3200 человека. У большей части работников были жены и дети. Если провести нехитрые математические расчеты, то можно составить себе представление  об общей численности населения поселка, стремящейся к десяти тысячам. И на всех этих людей в Рыковке было всего 434 жилых строения. По большей части - многоквартирные бараки. Как  уже говорилось, квартира состояла из кухни и комнаты, в которых зачастую ютилось по десять, а то и более человек.

Однако уже к моменту открытия в 1915 году шахты № 5-6 в горнопромышленной  области начинает сказываться нехватка кадров.

Большая часть казацкого населения была призвана на воинскую службу, часть рабочих  вернулась в сёла, на замену своим ушедшим на фронт родичам. Вместо убывших, на рудники направляют  военнопленных, и проводит вербовку во внутренних областях России и на Кавказе, что о очень скоро привело к возникновению конфликта межу местными и донбасскими капиталистами. В конечном итоге Екатериновское общество решается привлечь китайских рабочих, чье пребывание на Рыковке обозначилось стойким местным топонимом «Шанхай».

До 1914 года, в царской России существовало ограничение на использование китайцев в промышленных предприятиях. Теперь же дешевая рабочая сила стала применяться повсеместно. Китайцев нанимали большими партиями, на определенный срок с условием не использовать на работах связанных с фронтом. Понятное дело, что эти требования нарушались, причем самими же китайскими артельщиками.

После февральской революции, Временное правительство в июле 1917 года запрещает ввоз иностранной рабочей силы и начинается обратный процесс. Китайская эпопея на Рыковке продлилась менее двух лет, но в память врезалась крепко. Даже по местным меркам, китайские рабочие жили просто не в человеческих условиях.
 
Современные границы Шанхая раздуты на весь микрорайон построенный в начале восьмидесятых. Однако это не совсем верно. Со слов старожилов Шанхай - это бараки, стоявшие ул. Харитонова и Черниговской (тогда Красина), а все то, что было правее – дома шахты №7-8.


Труднейшими для Донбасса стали 1917-18 годы. После октябрьского переворота, часть Донецкого бассейна, поддерживающая большевиков, оказалась в окружении. С одной стороны объявила о независимости Украинская Рада, с другой -  область Войска Донского, во главе с Калединым.
Казаки, являвшиеся номинальными владельцами земель по левому берегу Кальмиуса, неожиданно для себя столкнулись, с тем, что население шахтерских поселков их не только не поддерживает, но и относиться абсолютно негативно, и готово защищать завоевания революции, с оружием в руках.

Казаков старожилы Рыковки поминали хуже, чем фашистов. Любой шахтер или рабочий, для
казаков автоматически становился врагом и бунтовщиком, усмирить которого можно было только шашкой. Любое появление казаков оборачивалось безумной резней. Не удивительно, что приход Красной гвардии был встречен  с большим энтузиазмом, и партизаны-шахтеры даже дали бой казачьим войскам между станцией Мушкетово и Юзовкой, что позволило красногвардейцам под командование Р.Ф.Сиверса 9 января 1918 года занять Макеевку.

22 апреля 1918 года, с приходом немецких частей, советская власть в окрестностях Юзовки кончилась. Немцы, казались той незыблемой силой, которая способна обуздать русский революционный разгул, поэтому вслед за ними возвращаются и бежавшие от анархии в конце 1917 года, управляющие рудников и фабрик. Отменяется восьми часовой рабочий день, урезаются расценки, из-за отсутствия денежной массы не выплачиваются заработные платы, всяческие продукты становятся дефицитом.
 
С уходом немцев в Донбассе 20 ноября вспыхивает восстание, жестоко подавленное казаками атамана Краснова. Расстрелы идут безостановочно днем и ночью. В Юзовке местом массовых казней стал кирпичный завод бывшего Новороссийского общества, а для устрашения на Первой линии по три дня не снимали повешенных.

В 1919 году власть в окрестностях Юзовки менялась с головокружительной стремительностью, пока 3 января 1929 года, не осталась за красными.
К этому моменту угледобывающая промышленность лежала в прямом смысле в руинах. Шахты – затоплены, оборудование – сломано. В рудничных поселках остались лишь те, кому некуда было бежать, в основном главы многодетных семейств. На них держалась угледобыча на протяжении всех лихолетий,  их руками начиналось возрождение Донбасса.


«К победе бессмертных идей коммунизма…»

10 сентября 1926 года, наследие П.П.Рыковского фактически перестало существовать. При переделе Сталинской области, Макарьевские копи с поселком в 3850 человек  отошли к городу Сталино, а Григорьевский рудник попал в подчинение Макеевки.
Для простого рыковского обывателя этот передел ничего существенного не изменил.  Жизнь на поселке давным-давно подчинялась юзовскому пульсу, ведь поселок находился всего в паре верст от Нового Света, деловой и культурной части города, а теперь интеграция стала ещё и экономической. Четыре шахты, оставшиеся от пяти макарьевских (в 1921 году была законсервирована шахта №4бис) вошли в комбинат «Сталинуголь».
 
Индустриализация принесла на Рыковские земли строительный бум.

В конце двадцатых годов, Юзовка, в лице Сталино, наконец, перебралась через Кальмиус и на левом берегу вырастают новые дома шахты «Центрально-заводская». Подчиняясь причудливому замыслу архитектора, они в пику традиционной прямолинейной застройке, выгибались дугой, вместе с улицей Бирюзовой (сейчас разделена между ул. Калашникова и Ахтырской). Непосредственно за ним возводят обувную фабрику «Спартак» (Контур) и группу двух-трех этажных домов, являвшихся по сути теми же бараками без канализации и водопровода.

  Царивший в те годы в строительной практике конструктивизм отметился на проспекте Павших коммунаров четырехэтажным угловым дом на пересечении с ул. Мушкетовской. Здесь на первом этаже открывают большой по тем временам гастроном.

Восточная окраина Рыковки прирастает новым поселком шахты №7-8, состоящим из домов на четыре хозяина. Они отличаются от домов царской застройки, лишь тем, что в них уже есть электрическая разводка и большие огороды. Некоторые из этих огородов, располагались там, где сейчас проезжая часть пр. Павших коммунаров. 
Со строительством макаронной фабрики и мелькомбината в средине тридцатых годов, жилая застройка дотягивается до Богодуховской железнодорожной ветки, и вплотную подбирается к Макеевскому шоссе.

Поселок шахты №5-6 расположился севернее проспекта Дзержинского и благодаря трамвайной ветке сразу сделался элитным. За предвоенное десятилетие он разрастается до Кальмиуса и Больничного проспекта (пр.Ильича).
Большой наплыв «незваных гостей», не могло пройти бесследно, и в конечном итоге вылился в так называемую «Пасхальную бузу».

В 1928 году на Пасху Рыковские парни с Шанхая учинили драку. Сейчас трудно судить об истинных причинах мордобоя, но глубинные бойцовские корни юзовских кораин и близость нового поселка, как говориться, обязывала. Газета «Диктатура труда» списала все на религиозный дурман: «…в первый день пасхи все население поселка перепилось, в том числе и женщины, и дети, на одной из улиц вспыхнула драка. Дело пахло кровью».
 
Дерущихся разняли шестеро человек из вооруженной охраны. Четверых особо активных драчунов, заключили под стражу на бывшей казачьей гауптвахте, располагавшейся на территории современного молокозавода. Только рыковчане, закаленные в борьбе с казаками, не собирались оставлять своих в беде. Мужское население поселка «двинулись тучей черной на управление охраны», и, не смотря, на стрельбу в воздух тридцати красноармейцев, выручило товарищей. Для усмирения народных волнений пришлось вызывать конную милицию.

К концу тридцатых годов Рыковский поселок уже был полноправной частью быстро растущего индустриального города, хотя  во внешнем облике почти ничего не изменилось с дореволюционных времен. Все те же одноэтажные дома, та же угольная пыль, та же вонь от мусорных куч, насыпанных в переулках, и общественных туалетов. Но межу тем строились новые школы (№7,8,9,10,11).

 В 1930 году на северной окраине открыли новую больницу имени Ворошилова.

 В 31 году пустили трамвайную линию, связавшую Рыковку с центром Сталино. На проспекте Павших коммунаров разбили площадь и парк культуры и отдыха. Три моста обеспечивали стабильную связь с городом.

Сейчас трудно представить, но в конце тридцатых годов на Рыковке могла появиться сестра близнец улицы Артема. По ул. Новоигнатьевской (Марии Ульяновой) Сталино планировал соединиться с Макеевкой, для чего здесь с мая 1940 года начинается прокладка трамвайного пути и строительство многоэтажных домов, изукрашенных в лучших традициях Сталинского ампира. Воплотиться проекту помешала война.

В 39 году Макарьевские копи собрали очередную человеческую жатву – внезапно прорвавшиеся грунтовые воды затопили выработки шахты №3. Жертв среди рабочих избежать не удалось, но число их надежно сокрыли соответствующие органы, ведь Советский Союз семимильными шагами приближался к светлому будущему, омрачать которое ничто не должно было. Однако о размере аварии можно судить по тому факту, что шахту не стали заново вводить в эксплуатацию, а открыли на её территории рембазу.


«Что в имени твоем?»

В отличие от других поселков, вошедших в городскую черту, Рыковка со временем утратила свое исконное имя, и переименовалась в Калиновку. По этому поводу, есть несколько мнений.

1. Изначально поселков, по улице Павших Коммунаров было два, и старший из них именовался Калиновка.

2. Имя поселку дала Калиновая балка, впадавшая в Кальмиус северней поселка, (сейчас это балка вдоль улицы Овнатаняна.

3. Название поселку дал всесоюзный староста М.И Калинин, в честь которого в Сталино был назван городской район.

В принципе все эти мнения имеют право на существование, пока не доказано обратное, но наиболее состоятельной, является  третья версия.
Во-первых, опрос местных старожил, на предмет названия поселка четких ответов не дал. В большинстве случаев, старики вспоминали лишь название «Калиновка», но это и не дивно т.к. детство опрошенных, в основном приходилось на сороковые годы, а время их обитания на Рыковке начиналось с тридцатых годов. Лишь в одном случае, было вспомнено исконное название поселка, и один раз упоминалось название «Николаевка», что тоже не дивно, т.к. бабушка обитала в непосредственной близости от Кальмиуса, за которым в свое время и был поселок Николаевка.

Во-вторых, на картах-трехверстовках образца 1860-1890 годов, на территории нашего города не обозначена балка Калиновая, или схожая по названию. Примерно в том месте, где она находиться, на карте значиться балка Бутовая. Да и сомнительно, что название поселку могла дать балка даже не входящая в черту его застройки, скорее наоборот, это поселок дал название балке.

В-третьих, во всех документах до 37 года поселок однозначно фигурирует под своим исконным название «Рыковка». Даже был рудсовет Рыковский. Т.е. советская власть, как ни странно, совершенно не гнушалась использовать имя помещиков, в то время как все остальные названия, связанные с именами бывших владельцев интенсивно переименовывались.

Вся загвоздка заключалась в том, что владельцам рудника Рыковским, «повезло» иметь фамилию очень созвучную с видным коммунистическим функционером Рыковым Алексеем Ивановичем, занимавшим в 1924-1930гг должность председателя Совета народных комиссаров СССР. Таким образом, Рыковка как бы уже носила вполне революционное название, и переименовывать её не было необходимости.

И никому такой ход вещей не мешал до самого 31 года, когда товарища Рыкова начали потихоньку отстранять от власти. В феврале 37 он был арестован, а в марте 38 года расстрелян.
Вот тут уже, иметь в черте города поселок с именем врага народа, стало не политкорректным. Вспомнили, что поселок носил фамилию бывших буржуинов, да и в народе слово «рыковка» твердо ассоциировалось с водкой.

Поэтому, начиная с 37 года, когда в Сталино был образован Калининский район, появилось и название «Калининка». Интересно, то, что в знаменитом постановлении про образование семи районов города, Калининский район обозначен прочерком. Толи товарищи её не определились с выбором, то ли сомневались.

Позже название «Калиника» вышло из официального употребления и осталось лишь в народной памяти, претерпев трансформацию в «Калиновку», и распространившись на весь Калининский район.
 



Война.

Боевых действий на территории Рыковки в 41 году не велось. Хотя поселок и располагался за рекой Кальмиус, и можно было предположить, что советские войска дадут на этом естественном рубеже бой, в ночь на 21 октября войска 383 дивизии покинули город, оставив позади себя батарею для прикрытия переправ.

По воспоминаниям  Карташовой Феклы Емельяновны ( жительница Рыковки с 30 года): «Напротив нашего двора стояла пушка (имеется в виду ул. Калашникова, ранее ул. Бирюзовая), и дальше по улице стояла у моста и у проспекта в каменоломнях (мост по ул. Лагутенко и карьер на месте Мотодрома). Но они не стреляли, да и никто не стрелял. Ночью прошли солдаты, а утром постучались те, что у пушки дежурили. Говорят: «Мать, дай одежды цивильной, а то наши ушли все, а скоро немец появиться».

Не в пользу наших войск говорит и то, что на поселке сохранилось большое количество жилых домов довоенной постройки. Во многих из них, в последствии, проживали целые династии рыковчан. Однако при отступлении, советская власть позаботилась об уничтожении шахт и предприятий.

Из ведущих работников рудника сформировали отряд взрывников. Причем сделано это было  так неуклюже, что по поселку разом распространился слух, о массовых репрессиях среди шахтной интеллигенции. А в последствии, когда большинство из этого отряда вернулось по домам, их легко вычислило гестапо.

В планах командования 18 армии оставление города намечалось на 25 октября. Дней за десять до этой даты, в городе перестала существовать какая либо власть, возможно по этой причине не были уничтожены ни обувная фабрика «Спартак» на западе поселка, ни макаронная фабрика на востоке. Эти два предприятия спасли жизнь многим жителям Рыковки. Оставленные запасы кожи позволили наладить кустарное производство обуви и галантереи, а разворованные запасы макарон, муки и масла, спасли от голодной смерти.

Однако не стоит думать, что Рыковские обитатели бесились с жиру, когда остальные бедствовали. Оккупация есть оккупация, с её грабежами, насилием, рабским трудом, угоном в Германию, голодом и постоянным страхом за свою жизнь и жизнь детей.

Для наглядности можно привести историю маркшейдера шахты № 7-8 Орехова Семена Алексеевича. Он входил в состав отряда по уничтожению шахт. Отказался уйти в эвакуацию, т.к. в поселке у него оставалась жена с двумя детьми, и еще двое детей, живших со своими семьями отдельно. Зимой 42 года по доносу его арестовало гестапо, но был выкуплен женой и до окончания оккупации скрывался за двойной стенкой в погребе. Слухи о том, что он жив, просочились к полицаям, за что его дети были принудительно отправлены в на работу в Германию. К окончанию войны, из некогда большой семьи уцелели жена и одна дочка. Сам Орехов умер в 46 году от травм, полученных при пытках в гестапо.

И судьба его отнюдь не исключение.

Кровавыми буквами в историю Рыковки война вписала название шахты 4-4бис.  Начиная с 28 декабря 1941г и по сентябрь1943г, её шурф использовался фашистами в качестве места для истребления всех, кто не вписывался в рамки «нового порядка». Первыми жертвами стали 103 заключенных из Юзовской тюрьмы, и конвейер смерти заработал почти безостановочно. Истребляли целыми, семьями. Не церемонясь, расстреливали матерей с грудными детьми на руках. Зачастую, тех детей, что помладше даже не расстреливали. Есть свидетельства, что в жерло шурфа были сброшены 20 питомцев детского интерната.

Ночью 30 апреля 1942 года, в городе Юзовка был «окончательно решен еврейский вопрос». Всех обитателей гетто из Белого карьера (сейчас район цирка «Космос»), числом чуть менее 5000 тысяч, пешей колонной отправили к шахте 4-4бис и здесь они нашли свое последние пристанище. По утверждению заместителя председателя  музея «Донбасс непокоренный» М.А.Когана в шурфе нашли могилу около 25 тысяч евреев, что дает полное право называть её «Донецким Бабьим Яром».

Но не стоит забывать, и о том, что львиную долю жертв шахты составили отнюдь не евреи. Здесь покоятся жертвы фашизма всех национальностей, в том числе и военнопленные Красной армии, из нескольких концентрационных лагерей располагавшихся в черте города. Был свой концлагерь и на Рыковке, сейчас на его месте мясокомбинат.

После окончания оккупации, местные жители смогли в полной мере оценить злодеяния фашистов. Они привязали на мягкую проволоку груз и опустили его в шурф. Оказалось, что из 365 метров шурф был заполнен на 310.

В январе 44 года советские власти провели официальное расследование. Вот выдержка из протокола судебно-медицинской экспертной комиссии:

«В страхе перед ответственностью за свои неслыханные злодеяния, немцы перед бегством из города в течение пяти дней подрывали шахтный копер и бетонированную шейку ствол, чтобы завалить его и тем самым скрыть следы своих массовых, зверских расправ над советскими людьми. С 17. 01 по 23.01. 1944 года бригада горноспасателей в количестве 13 человек в присутствии членов комиссии и множества жителей, окружающих поселок, произвела извлечение трупов на поверхность. Всего было извлечено 112 трупов для судебно-медицинского исследования и установления причин смерти. Целые трупы удалось извлечь лишь из верхней части ствола, последующие слои лежащих в шахте трупов представляют собой отдельные части тел

Заключение.

Произведенные судебно-медицинские исследования 112 трупов, извлеченных из шахты 4-4 бис в городе Сталино с глубины 65 метров установили:

1. Среди извлеченных трупов имеются трупы мужчин в количестве 61, женщин в количестве 23-х и детей в возрасте от 10 до 18 лет в количестве 7; в 21 случае, в связи с обнаружением только отдельных частей трупов, пол установлен не был.

3. На 47 трупах или их частях никакой одежды не установлено, на остальных трупах одежда представлялась виде истлевшей ткани белья, платья или брюк и только в отдельных случаях можно было видеть верхнюю одежду в более или менее сохранившемся виде, что имело место при наличии одежды из плотной ткани (одежда военного образца, спец-одежда).

5. На всех трупах отчетливо выражены явления мацерации, а на ряде трупов также и образование жировоска, что указывает на длительное пребывание трупов в воде или во влажной среде.

7. На черепах имеются повреждения двух родов: огнестрельные и от тупого орудия, при чем на значительном большинстве черепов повреждения являются однотипными, с большим разрушением лицевой части черепа. В 54 случаях, трупы были извлечены из шахты без черепов.

8. На большом количестве трупов (53 из 112) имеются переломы верхних и нижних конечностей с раздроблением костей и дробление костей таза; на 20-ти трупах установлено наличие множественных переломов костей скелета.

9. В 9-ти случаях обнаружены трупы с руками туго связанными за спиной проволокой или веревкой.

10. В 5-ти случаях установлено связывание по два и три человека вместе.

Детальное исследование 14-ти черепов показало, что на 12-ти из них имеются огнестрельные ранения, в одном случае установлено наличие повреждений нанесенных остроколющим орудием и тупым предметом с ограниченной поверхностью. Один череп настолько раздроблен, что установить характер повреждений не представилось возможным. В одном случае огнестрельное ранение головы сочетается с повреждением костей черепа каким-либо тупым твердым предметом, имеющим ограниченную поверхность.

Характер разрушений костей черепа, а также наличие дополнительных факторов заряда (копоти) на костях в области входного отверстия указывает на то, что выстрелы производились в полный или неполный упор из огнестрельного оружия с большой силой боя.

Направление пулевых каналов во всех исследованных случаях (за исключением одного, где выстрел произведен в височную область) сзади – на перед, что указывает на то, что выстрелы производились сзади, причем взаиморасположение входных и выходных отверстий дает основание считать, что в момент выстрела голова была наклонена вперед и вниз, с подбородком, приведенным к верхней части груди.

На основании всего изложенного выше, судебно-медицинская экспертная комиссия приходит к следующему заключению:

1. На шахте 4-4 бис производилось массовое истребление советских граждан, при чем в последний период немецкой оккупации основным способов умерщвления являлись расстрелы в затылочную область головы.

2. Обнаруженное на костях черепа вдавление с трещинами, при наличии огнестрельных отверстий свидетельствует о том, что предварительно или одновременно с огнестрельным ранением был нанесен удар по голове тупым твердым предметом.

3. срок пребывания трупов в шахте 4-4 бис, извлеченных из верхних слоев человеческих тел, заполнявших шахту, определяется в 6-7 месяцев.
 
4. Установленные множественные переломы конечностей и других костей скелета, а также в отдельных случаях костей черепа, могли образоваться при падении тел в ствол шахты в результате удара о стены и металлические конструкции.

5. Наряду с истреблением гражданского населения – мужчин, женщин и детей, умерщвлению подвергались также и пленные военнослужащие Красной Армии.
 
6. Способ расстрела на шахте 4-4 бис – выстрелом в затылок – идентичен способу умерщвлению советских граждан фашистскими захватчиками в других городах СССР, временно находившихся под немецкой оккупацией, как например, в Смоленске, Харькове, Орле, Краснодаре, Воронеже.

7. Что касается общего количества трупов замученных советских граждан, могущих находиться в шахте 4-4 бис, то точный подсчет этого количества произведен быть не может, однако, учитывая срок, в течение которого шахта заполнялась трупами (с декабря 1941 года по сентябрь 1943 года), объем шахты, высоту залегания трупов в момент извлечения их, объем трупов, а также тот факт, что, несмотря на наблюдающийся приток воды в шахте трупы не всплывают, а остаются под водой, что указывает на нахождение трупов на твердой основе, а не в плавающем состоянии, надо считать, что количество трупов должно быть определено в несколько десятков тысяч.

Принимая во внимание, что объем шахты, за исключением восточной части ее, где полное заполнение трупами не установлено, равняется 2777, 6 куб. метр., а объем одного трупа может быть принят в цифре 0,045 куб., метр., при условии, что некоторое количество трупов все же могло попасть и в восточную часть ствола шахты и в рудничный двор, судебно-медицинская экспертная комиссия определяет общее количество жертв, сброшенных немецкими оккупантами в шахту 4-4 бис не менее чем в 75 тысяч человек.

Общие выводы.

1. В течение почти двух летнего хозяйничанья немецко-фашистских оккупантов во временном захваченном ими городе Сталино проводилось систематическое истребление советских граждан, как мирных жителей, так и пленных военнослужащих Красной Армии. Истреблялось не только здоровое мужское население, уничтожались также инвалиды, женщины, подростки и даже грудные дети.

2. Для уничтожения советских граждан немецко-фашистские изверги применяли различные способы: жертвы бесчеловечного фашистского режима расстреливались, бросались в шахтный ствол живыми, отравлялись в «душегубках», замучивались насмерть в местах пыток и трупы их, зашитые в мешках, сбрасывались в ствол. Боясь своих жертв и стараясь обезопасить себя от их сопротивления, немецкие палачи связывали руки беззащитным советским людям, а иногда привязывали друг к другу перед расстрелом. В большинстве случаев жертвы раздевались и их одежду грабили палачи и их прислужники.

3. Шахта 4-4 бис, ствол которой на глубину почти в 1/3 километра сплошь забит человеческими трупами, является грандиозной массовой могилой, где погребено не менее 75 тысяч советских граждан».

Официальное количество жертв в последнее время оспаривается и называется число в 102 тысячи. Так или иначе, но из всех сброшенных в шурф шахты 4-4бис, есть один уцелевший -  Александр Дмитриевич Положенцев, горноспасатель из Макеевки. Он был схвачен фашистами в Краматорске, посажен в тюрьму, а потом в числе еще 14 несчастных отправлен к роковой шахте. По дороге спрятался под брезент, но был обнаружен.

 Вот как он сам вспоминает свое спасение: «Фашисты стянули меня с машины, начали бить прикладами и толкали к стволу. Я пытался подняться, но удар приклада в бок свалил с ног, и я упал, обхватил руками голову, чувствуя, что еще несколько ударов, и она будет размозжена. Содрогнувшись, я выпрямился и притворился мертвым. Удары прекратились. Я почувствовал, что меня схватили за ноги и потащили. Через несколько минут очнулся в воздухе - меня бросили в ствол. Я перевернулся и увидел канат. Инстинктивно схватился за него, потом обхватил руками и начал быстро спускаться вниз. Канат-трос раскачивался со мной, как маятник, касаясь стены ствола. И вдруг я очутился возле отверстия. Уцепился левой рукой за выступ, придерживая канат, потом взялся за выступ правой и влез в отверстие. Понял, что попал в боковой штрек. Почувствовал под собой твердый грунт и начал пробираться в глубь штрека…»

Если в 41 году Рыковский поселок оказался в числе последних, куда ступила нога фашиста, то осенью 43года, ему предстояло стать первым, кого освободили наши войска. Тут примечателен один факт. Не смотря, на то, что на Рыковке Красная Армия стала полновластным хозяином еще ранним утром, почему-то официально временем штурма Сталино считается 19.30 7 сентября.

Поселок попал в полосу действие 301 стрелковой дивизии полковника Антонова, первой ворвавшейся в город Сталино. Благодаря тому, что основные боевые действия развернулись на северном фланге дивизии, поселок относительно не пострадал.
 


И на последок

Пять послевоенных лет прошли на Рыковке, а вернее уже на Калининке, под эгидой восстановления промышленности. Поселок погрузился в летаргический сон и даже начался постепенно утрачивать территорию. Разрушенные восточные окраины решили передать под строительства винзавода, произошло это на заседании городского совета 1 августа 1947 года.

Шахта № 7-8 заработала на полную мощность в 1951 году. Шахта № 5-6 боролась за право существовать аж до 1959. На этих шахтах, на замену ушедшим на фронт мужьям стали рыковские женщины.

С начала пятидесятых годов Калининка постепенно становиться всего лишь поселком Калиниского района, утрачивая право на сосредоточие социально-политической  жизни. Далеко на севере с размахом и шиком начинают застраивать бульвар Шевченко. На этой улице в дальнейшем разместились и районный Совет и главный дворец культуры Калининского района, оставляя потомкам разгадывать головоломку, почему это площадь Калинина находиться так далеко от центра района.

Строительство в 1951-54 году автомобильного моста по проспекту Гринкевича (так с 1943 года назывался проспект Ильича) сделало его главной транспортной артерией, потеснив проспекты Дзержинского и Павших коммунаров.

Надшахтное здание шахты №4-4бис снесли и в непосредственной близости построили Родильный дом №3. По воле истории проклятое место, забравшее десятки тысяч человеческих жизней, теперь дарит эти жизни назад.

А о произошедшей трагедии долгие годы сообщал скромный памятный знак, на площади Калинина, пока в 1983 году не открыли на месте казни мемориал, созданный скульптурами Петрикиным и Киселевым. (Надо сказать, что у местного населения хаотичный кусок бронзы в направляющих никак не ассоциировался со знаменем, а гранитный куб, даже отдаленно не напоминал вагонетку. Поэтому мемориал не поняли, и посещали не охотно.)

В семидесятые годы бывший Рыковский поселок окончательно превратился в непрезентабельные трущобы. Его главная улица подпертая цехами и мастерскими вела на кладбище. В переулках смердели мусорные кучи и общественные туалеты. Большая часть поселка не имела водопровода и пользовалась колонками, а в холодное время над домами повисал смрад горящего в печах угля.

Где-то там, на севере, за проспектом Ильича кипела другая жизнь. Там люди жили в комфортабельных квартирах, и уже забывали, как это носить воду на коромыслах или топить печку. Там большие начальники планировали объединение двух городов в мегаполис. Там строили многоэтажные дома и разбивали новые скверы. А на Калиновке время замерло на рубеже веков.

Терпеть такое непотребство, в районе, которому в скором времени предстояло стать центром объединенных городов, было нельзя и к концу десятилетия на поселковых территориях наметились коренные преобразования.

Первой ласточкой стал захиревший к тому времени парк им. Калинина. На его месте планировали возвести городской крематорий. Решение проводилось в жизнь со скрипом. Строительство несколько раз замораживали и в итоге, отказавшись от первоначального замысла, построили  несуразное, гипертрофированное похоронное бюро.
 
В 1984 году начинается массовый снос домов шахты №5-6 и № 7-8, в том числе и знаменитого Шанхая. На их месте с бешеной скоростью вырастали новые панельные девятиэтажки. Под застройку также передаётся северная часть площади Калинина, и дома вокруг Роддома №3. Нечто грандиозное планировали возвести и на месте террикона шахты № 5-6. Вывоз породы продолжался до начала девяностых, но не был окончен по причине наступившего экономического кризиса
 
Последние двадцать лет мало отразились на облике поселка. Он опять замер во времени, неохотно пуская в себя новшества. На севере, вдоль проспекта Ильича идет бурное строительство, а на старых переулках, помнящих еще ноги первых Рыковчан, по прежнему высятся кучи мусора. Проспект Павших коммунаров, не охотно одевается рекламными вывесками, и не спешит принимать презентабельный вид. Может и не престало ему, соединившему три кладбища?


Особая благодарность Евгению Ясенову и Дмитрию Марченко, за помощь материалами и фотографиями
 

 

 


Рецензии