Дорога уходя извивается

Час по пересеченной местности на полуразваленной Газели – дорога на работу. С каждым днём кажется, что доезжаем до места всё быстрее и быстрее. Вначале дорога казалась нескончаемой, по внутреннему хронометру – часа на два. Но постепенно внутренний хронометр начал ускоряться, и теперь, не успеешь обсудить вчерашний футбол с коллегами – бдышь, уже приехали.

И даже не ускоряется этот самый хронометр, а исчезают из него секунды, минуты, целыми десятками. Да и связанное со временем пространство начало пропадать целыми километрами.

Водитель Газели – хитрющий лицемер: притворяясь интеллигентом,  радио не включает совсем, но про себя всю дорогу поёт самые распохабные шансоновые песни. Судя по движениям плеч – начинает с Успенской, продолжает Наговицыным и заканчивает Кругом. Аккомпанирует себе, отбивая ритм педалью газа, и очень злится, когда пассажиры отвлекают его, обращаясь со своими дурацкими просьбами.

И к вырванным из жизни километрам он тоже успел приспособиться, исчезая в гиперпространстве на том месте, где «манит карусель» и п(р?)оявляясь уже там, где «заплакал прокурор», делая вид, что ничего особенного не произошло.

А я пугаюсь, не видя знакомых объектов в нужных местах, слыша начало одной фразы, а окончание уже совсем другой. Вроде бы только что ехали вдоль нарядных весенних берёзок, мгновения не прошло – уже чисто поле за бортом, и пейзаж какой-то совсем летний.

Губернатор наш, добрейшей души человек, зная о таком непорядке, понатыкал ям по всей трассе – видимо, по ямам сложно набрать скорость, необходимую для гиперпрыжка. А то, говорят,  люди пропадать стали, целыми автобусами, а потом появляются, где не надо и когда совсем не нужно.

Но водитель наш и с ямами справляется, не Газель уже у нас, а настоящий телепорт – только вошёл в неё, и, сразу, как в кино ускоренном, - березки - поле - проходная. А между ними как вроде и нет ничего – монтаж, плёнку отрезали и склеили, выбросив лишнее.

Когда-то передача была про гипноз – загипнотизируют человека, усыпят, и отправят на самолёте, ну например, в Амстердам. А потом, где-нибудь на улице красных фонарей, разгипнотизируют резко. И этот человек даже не удивляется, просто мозг сам начинает искать реальные причины, как такое могло произойти:

- Та-ак, вроде за хлебом я пошёл, а тут вроде как Амстердам. Тётя Клава продавщица мне сдачу давала, а тут в витринах такие тёти Клавы, видно, не только сдачу дают… Ну точно! По НТВ передавали, что Бондарчук собирается кино снимать про Амстердам, я же пришёл декорации посмотреть и в массовку попал – вон, точно в витрине актриса знакомая вертится…

И с пространством точно так же – подъёхали к проходной, вроде всё как всегда, доехали, и, слава Богу, можно и покурить. А то, что пара километров исчезло – это так, моргнули минут на десять, вот и не увидели что между березками и полем телепается.

Приспособленцы одни вокруг, плюнуть некуда.


Рецензии