Белая атомная страна

или Белая фурия (охотница-истребитель)

ДНЕВНИК СМИТА-21
«07» июля 2010 г.

Режим опасности над атомной белой страной, все зло с юга, жара пришла из засушливых саванн. Пустыни, словно вражеские армии, захватывают пространства зеленой, холодной и прекрасной Страны. Но ожидается активная грозовая деятельность, ливни, шквалистое усиление ветра до... метров в секунду, есть вероятность, что местами выпадет град. Охотники за ураганами, вы провозвестники первой ударной волны. В Студеной стране обнаружены железные люди.

– Посмотри, во что превратилась и продолжает превращаться так называемая «жизнь». Фальшь ландшафтов. Рекомендованный, а в действительности пиратский транзитный коридор. Это же банкет для наркодельцов. Отстойник в Красном зале. Веб-бордели. Вся эта дурь как точка отсчета.

Появляются все новые и новые толпы. Человечество никогда не повзрослеет. Каждый живет своим прошлым, другого же опыта нет. Человек, он же одинок. Только-только человек начинает осознавать себя – в этой кинодраме – как его тут же в ящик. Вот он, реализм во всей красе. И все с самого начала. Боевая единица (рейнджер) и массивность объекта. Экзистенциализм, бесконечные кьеркегорианские комментарии...

– Вот и я говорю: жизнь слишком коротка, чтобы говорить неправду.

– Черт, да никому не нужны проблемы во время пробега... в виде антизападных антиевропейских отбросов с волчьим билетом – этот Желтый прилив. «Продюсер порнофильмов»! «Оранжевые закаты Кейптауна»! Обрати внимание, у них вся риторика именно красная, на конголезских мотивах. Толерантная удавка, это так типично для вьетконга. Во всех исторических случаях заинтересованный... придумывал иллюзию, химеру, а затем партнер-толерант впаривал и впаривает эту химеру. И в каждом случае концом иллюзии была катастрофа.

С одной стороны, Белая фурия, белые субмарины, танцующая звезда, а с другой? – листья коки, залповая жара и вполне зажиревший «континент». Химеризация жизни, папуасский лунный заговор...

...бьет тяжелым кованым Ультрас (во внутреннем кармане фосфорная граната):

– ...Есть и ядерный блок. Рок застыл в семидесятых, не забудь... да, они никогда и не знали, в какой момент ворвемся и построим в линию у стойки бара под стволом Томпсона. Запомни, в Студеной стране культ оружия!
_________________

(Хорошая была страна Родезия, но пришли негры и не стало страны. Хорошая была страна ЮАР, но пришли негры и не стало страны)

«У девушки много знакомых, но главное – она отказалась от традиционных ценностей и на этом погорела. Еще и колумбийским коксом начнет баловаться... пьяно, безобразно – и очень толерантно. И тут ей конец. Американская трагедия!» (Tequila Sunrise, 1988). 

Сейчас на планете создаются белые анклавы, территориальные власти, идет жесточайшее противостояние в Арктике. Опасен путь через Дикий арктический запад, но у нас есть карты шельфа, свернутые цепи (ядерные разрушители бункеров), наши лодки не раз ходили подо льдами. «Укрою льдом весну»... О возвращении забыть.

Русские и умнее, и решительнее, – доказывается в fbi-фильме «Смерть шпионам», посвященном убежденному anticommy Роберту Филиппу Ханссену, осознавшему преступность и желтизну штатов. Ханссен, с привычкой одеваться в строгие костюмы темных тонов, предпочтительно черные, вел собственную разведигру. Он был сам себе разведка (1985-2001). «Если один из этих охотников сам шпион...» Ханссен работал на Страну не за деньги (деньги тлен), он человек идеи, Авантюрист, и я бы пожал ему руку.   

Вот она, ветвь дискуссии: нельзя из-под палки заставить человека стать толерантным. Нельзя выстрелом в голову привить человеку любовь к педофилам. Там по-прежнему краснота по-американски, там по-прежнему пробковая каска с красно-желтой звездой. Скоро, уже очень скоро будет ядерный бунт. Срыв в скоростной штопор. Белый фосфор как воплощение. Вся планета с интересом понаблюдает за тем, как будут гореть ядерные центры папуасского континента, псевдолегалы и кокаинщики, несогласные и политпорнографы,  павианы и спецконтингент... Они способны (!) переправлять героин на моржах. «Они могут звереть и бросаются прямо на ствол…». Но это ничего. Научим держаться от нас подальше и не путаться под ногами. Ни одной улыбки на белых лицах. Мы вырубим каждого outlaw, кто попытается встать у нас на пути, трамбуя в асфальт антивоенную истерию: «Вон из Вьетнама!» (?..). Я уже вижу колонны пленных вьетконговских партизан по всей территории, от одного побережья к другому.

В силу своего привилегированного статуса и требований кинематографа – холодный фронт и махание цепями, море красивых женщин и океан любви, холод и музыка – там, где господствует Кольт. Там, где господствует Томми-ган. В сотрудничестве с Винчестером.

Рейнджер не любит ждать. Военная власть, экспансия, авантюра в области духа – это стимул (прошептал: «Знаешь, чего не хватает военному делу? Музыкального сопровождения!»). Nuke Vietcong. Группы Альфа, Бета и Чарли – к оружию и старому колониальному порядку! Французская армия покидает Регион.

Мы выглядим блистательно в своих зелёных беретах и черных кованых ботинках. Рейнджер, стоящий на пересечении трех океанов. Three days of the Condor! Южноафриканское сафари вспомнилось... Неделя в Родезии – время аллегорий.

Февраль 1985 года. В литературе воссоздается «милитаристический сюжет» – кто-то же должен был оценить красоту композиции! – «...Борман поднял Штурм & К° (удачная модель), все еще прикрытый газетой, и выстрелил ему промеж глаз».

В кинодраме «Мираж» восемьдесят третьего по мотивам романа Дж. Чейза «Весь мир в кармане» зеленый берет Блэк интересуется по «вьетнамским основаниям» у Китсона: «А ты, случайно, не красный?». В таких случаях принято сразу же, без уточнений, бить в морду и только потом говорить, если хочешь: «Обоснуй». Но Китсону, хотя он раньше «когда надо» и ложился под удар в боксерских матчах – сейчас не до того. Это Ограбление! Он очумел, он ослаб, у него любовь к роковой Джинни (Мирдза Мартинсоне), а тут еще фараоны дышат в затылок...

В военных егерских кругах сейчас модно говорить о борьбе с вьетминем и вьетконгом, о борьбе с повстанческими движениями, partisan-бандами в дальних странах, – вот где романтика и здоровый романтизм, культ удачи, культ уникальных полномочий. Неужели в Калифорнии еще кто-то выращивает цитрусовые? 

Следовать опасными водами... Лаперуза пролива. Расстрел пиратских конголезских лодок с чистых, необитаемых платформ и островов. «Let's show who won The War». Все говорит о том, что следующая война, если уж ей суждено случиться, будет вестись в арктическом Индокитае (уже принята Резолюция по Тонкинскому заливу). Ураган огня, оружие на стратегических носителях, напалмовые бомбы – мощные и существенные ответы зарвавшемуся Vietcong.



http://www.proza.ru/2010/07/22/774


Рецензии