Придурок

         Маршрутку потряхивало на колдобинах. Пассажиры мужественно вдыхали запах свежего навоза. Навозом был загружен громыхающий впереди  грузовик, и брезентовый полог,прикрывающий груду отходов животноводства и зашпиленный по углам кузова, не мешал распространению миазмов.
- Слышь,водила, - не выдержал кто-то, - ты можешь его обогнать к чёртовой матери! Душегубку тут устроил!
- Не могу, вон навстречу колонна идёт, до неё не успею...Умные все, блин...Сиди молчи, блин, а то вытряхну всех, как хотите, так и добирайтесь!
- Я те вытряхну, козёл! Деньги уплачены, - вези давай!
- А не мешайте тогда, - водитель обернул в салон небритое лицо, с рождения, похоже, испорченное гримасой раздражения.
- О злой какой дядя, - сказала девочке молодая мама.
- Чего, блин? Чего?!! - окончательно разозлился водитель и грубо тормознул машину. Фургончик проскакал по кочкам и съехал в пыльную траву откоса.
Пассажиры держались кто чем мог. Мужики поминали маму. Фургончик скрипнул и остановился наконец.
- Придурок! - громко сказала дородная женщина, осматривая пространство под сиденьем в поисках туфли.
По шоссе с рёвом шла колонна грузовиков, обдувая обочины пыльным ветром.
Девочка заплакала, и её мама повернулась с явным намерением вцепиться водителю в волосы.
- Слышь, ты, идиот, - сказал мужик, которому не понравился навозный аромат, - я тебя бить не буду, потому что ты убогий, блин, но ты работу потеряешь!
- Да жалуйтесь,все жалуются, иди сам води эту дуру...- ворчал водитель, выбираясь из маршрутки. -А пошли вы все...
- Ты куда? - закричал активный пассажир, наблюдая, как мелкая и нескладная фигура водителя удаляется от фургончика по выщербленному покрытию дороги.
- Туда, блин, куда посылали, - махнул рукой тот, остановил пикапчик, забрался в кабину и был таков.
- Ну и, - сказала полная дама, - теперь садись и вези нас дальше.
- А чего это, - спросил мужик, - мне только до следующей остановки. А дальше не повезу!
- А ты постарайся,- сказала как отрезала дама.
Мужик обошёл маршрутку, плюнул, рванул на себя дверь со стороны водительского места и забрался на сиденье. Ключи торчали в замке.
- Поехали, поехали, - обернувшись в салон, сказал он.
Маршрутка осторожно двигалась по шоссе, останавливаясь где попросят. Народ выходил, входил, считал деньги, указывал дорогу, а мужик всё шофёрил, ведя сам с собой долгий разговор, выступая и сторонним наблюдателем, и оправдываясь в принятом решении, и размышляя о том, куда ему сдавать все эти десятки и сотни, рассованные по карманам.
Час назад пришлось завернуть за бензином.Ему пришло в голову, что придётся как-то отчитаться за потраченные деньги - не из своих же платил. Чуть позже, перекуривая на остановке в ожидании пассажиров, долго объяснявшихся с провожающими, он нашёл талоны на бензин. Чертыхнулся про себя, и забыл об этом думать.

Дорога струилась под колёса, ограниченная справа и слева размытыми очертаниями лесополосы, а сверху - горящим вдалеке закатом. Лучи от зажжённых фар то стегали асфальт, то рассеивались в небе, не столько освещая ночь в промежутках между фонарными столбами, сколько обозначая местоположение маршрутки в пространстве.
- А куда я, собственно, еду? - спросил водитель сам себя. - Пассажиров-то нет. Домой, наверно, пора...А фургон - он-то где ночевать будет? У них же какая-то база есть, наверно. Точно - на конечной остановке, там же на меня мужики косились, они шоферюгу этого знали, наверно...Эх, чёрт, надо было спросить!
Он посмотрел на указатель, выскочивший сбоку, и притормозил, чтобы развернуться.
- Домой собрался? - раздалось сзади.
- Кто здесь, - обернулся мужик, сжав на руле руки, чтобы ослабить контроль за ними и переключиться на пассажира.
Сзади никого не было.
- Доигрался, блин, - подумал он.
- Тебя как зовут-то, давай знакомиться что ли! - опять послышалось сзади.
- Да кто здесь? Вылезай давай, хорош придуриваться...- Он затормозил у фонарного столба, имея в виду располагающийся неподалёку обсыпанный разноцветными лампочками алюминиевый сарайчик с завлекательной надписью "МегаЗин".
                Выскочил из машины, обежал, и, расмахнувшись дверью, воткнул голову в пассажирское пространство. Пустота. Он нагнулся и обозрел пыльный пол. Никого.
Хоть бы кот какой, или жук, - подумал он. - Выходит, я спятил.
        - Дурак ты, парень, - раздалось в ответ на его мысли. - Про домовых слыхал? А я заплечный.
        - Дурацкое имя, - подумал водитель.
        - Не тебе судить! - отрезал заплечный.
        - Хоть покажись, - сказал мужик, залезая в фургончик и по-прежнему блуждая взглядом по полу, как в поисках грибов.
        - Ещё раз дурак! Я же сказал — заплечный я, не увидишь ты меня, потому - не положено!
        - Ладно, не хочешь, не надо, - ответил мужик, вылез из маршрутки и направился к Мегазину. Зина оказалась Дашей, и совсем не гигантских размеров.Ну и не красавицей совсем, так что надежды на приятное знакомство не успели сформироваться в устойчивое желание.
        Водки не хотелось. Купил бутылку воды и долго рассматривал страшного вида бутерброды, замотанные в прозрачную плёнку.
        - Дарья, - сказал недовольной продавщице, - чем ты народ травишь, признавайся! Это же есть нельзя! На это даже бездомная собака не покусится!
        - Ну вот ещё! - дёрнула плечом девушка, - Скажете тоже, не покусится, слово-то какое!
        - А вот щас проверим... - возле сарайчика тусовался лохматый собачий выродок.- Иди сюда, на,- содрал плёнку и аккуратно положил бутерброд у передних лап собаки, страясь не коснуться пальцами скользкой на  вид колбасы. - Ну, что я говорил! Не жрёт!...Дарья, ты смотри у меня, - погрозил ей пальцем, - даже алконавт такую отраву не переварит, рискуешь, подруга! Сколько лет этой колбасе, её небось из его мамы сделали, - кивнул он на пса, пятившегося от страшного бутерброда.
       - Да ладно, никто не жаловался, кроме вас, подумаешь, колбаса несвежая, водку выжрут, бутерброды и проскакивают, делов-то! Не хотите — не ешьте!
       - Не хочу! Это ты правильно сказала! Давай все сюда!
       - Чего это! Они денег стоят! Ишь чего захотел!
       - Слушай, я по-хорошему прошу, - мужик сделал зверское лицо, думая сам про себя, что, похоже, он точно телевизором ушибленный, и в отпуске совсем спятил. - Давай сюда! Ты, дура, если бы хотя бы сказала, что несвежее, я бы ушёл мирно, я ты, выходит, не хозяина боишься, а сама сука!..Давай сюда всё!
       - Да на, на, урод пьяный, подавись, всё одно далеко не уедешь!
       - И телефон давай!
       - Ну смотри, гад, я своему мужику пожалуюсь, догонит — убьёт!
       - Убивали уже, - сказал, и пошёл к маршрутке, брезгливо неся пакет с бутербродами в отставленной руке. Не дойдя несколько шагов, раскрутил пакет высоко над головой, и метнул подальше в лесополосу, целясь за кущи густого колючего кустарника. Пёс шарахнулся от размашистого движения и потрусил вдаль от киоска.
       - Слышь, заплечный, - сказал мужик, захлопывая за собой дверь, - двинули чтоль?
       - Погоняй, - сказал заплечный.
       - Мне бы эту бандуру пристроить, не век же мне кататься по этой дороге.
       - Пристроишь, когда время придёт.
       - Ты что хочешь сказать, что это всё не случайно вышло?
       - А ты зачем всех развозить стал? Бросил бы маршрутку на своей остановке, и шёл бы себе, давно бы уж дома был.
       - Ну как это, - бросил, там баба с ребёнком была, потом ещё люди ехали...
       - Вот-вот.
       - Что ты хочешь сказать, ты, блин, домовой недоделанный! - вскричал мужик, разозлившись и выворачивая руль к обочине, отметив неожиданно опустившуюся темноту, отчего свет фонарей как-то поплыл и потускнел. - Гроза, что ли, начинается, - пробормотал он, забыв злиться. - Как-то невесело.
       Остановив машину, он вылез и посмотрел кругом. Дорога растекалась в четыре стороны пустынным перекрёстком. Правое и левое ответвления были засыпаны мелким щебнем по битумной обмазке, основное шоссе гордо выгибалось между фонарями разделительной полосой хребта, не позволяющей поворота ни вправо,ни влево.
       - Во дела, - сплюнул он под ноги, - поворотов нету. Закрытая зона, что ли? Эй, заплечный, здесь что — санаторий для особо умных?
       - Здесь дуракам не место, - заскрипел сзади заплечный, - вали отсюда, идиот!
       - Сам дурак, - огрызнулся мужик. - Не, дурдом, ты гляди! Нет поворота! Интересно, - пробормотал он, подходя к разделительной полосе и присаживаясь на корточки. - Ты глянь! Кто-то разметку поправил! Сплошняком нарисовал. Во дела!
       - Слушай, парень, поехали,а, - сказал заплечный, - ну не лезь ты во все дырки, куда тебя судьба загоняет! Опасно это.
       - Да ладно, раз загнала, значит, и выведет!
       - Вот ты за это и шофёрить приставлен, - что у тебя чувства долга нет!
       - Как это — у меня нет чувства долга! - вскинулся мужик, поднимаясь с корточек, - у меня нет? Смотри — мать на мне? На мне! Тётка на мне? На мне! Жена, двое детей — на мне? На мне! Да я, блин, как верблюд трёхгорбый в пустыне, - везу и везу, блин, колючку сожрать некогда!
       - А чего ты домой не поехал?
       -Так баба с ребёнком, твою мать, - я что её, посреди дороги кинуть должен был? А бабка там — ты видел, у неё ноги не ходят, а этот, блин, урод — свалил, как не было его, убогий, блин...
       - Из-за тебя и свалил.
       - Иди ты, - из-за меня! Что я ему сделал такого! Сказал, что тащится за навозом, как нарочно. А он нарочно тащился, потому что идиот долбанный! На всех насрать, блин, сидит жопой на мягком и пердит потихоньку! Вон, ты глянь — машина триста лет немытая, вонючая, дверь скрипит... Тьфу!- дверь маршрутки едва не отвалилась, с трудом пережив страшный удар, когда мужик в сердцах захлопнул её, продемонстрировав невидимому собеседнику внутренности фургона.
       - Вот ты на свою шею неприятности и нашёл.
       - Ну и хрен с ними, как нашёл, так и отвалятся! Счас машину вымою, я тут недалеко прудик видел, отгоню на конечную, до утра перекантуюсь, сдам её на хрен, а потом домой. И все дела.
       - А мыть-то зачем?
       - Хочется, блин, твоё какое дело, сидишь за плечами, ну и сиди, погоняй!
       Мужик достал из салона канистру с бензином, облил сплошную белую полосу на перекрёстке, закрутил пробку, погрузил канистру в машину, отъехал подальше, вылез, хлопнув дверью, подошёл к луже, не растёкшейся по дороге, а на удивление ровной полосой поблёскивающей по  белой разметке, достал спички, зажёг одну и кинул в лужицу бензина.
       - О, ё-моё, - пробормотал, когда пламя взметнулось выше, чем ожидал, - до машины-то дойдёт, что-то я погорячился... Нет, всё нормально!
       - Дурак ты, парень, - раздалось сзади, - ну и зачем?
       - А зачем полосу дорисовали?
       - А тебе какое дело?
       - Сам не знаю, - огрызнулся мужик. - Во, глянь, теперь повернуть можно! Вот я и молодец. Поехали мыться!
       Сел в машину и лихо газанул в левый поворот. Через пять минут тормознул у озера, прошелестев днищем машины по высокой траве, выросшей посредине тропы. Выскочил, потянулся, разминая мышцы, содрал, торопясь, ботинки, носки, штаны, рубашку. Оглянулся, снял трусы и пошёл в воду, держась светлой дорожки от зажжённых фар.
       - Ну, дурак, - прошептал заплечный, сидя на капоте и болтая лапами, - и фары зажёг!
       - Эй, ты, заплечный, айда купаться, - крикнул мужик, выныривая и отплёвываясь, - ну, красота, тут даже рыба водится!
       - Тут и не только рыба, - крикнул в ответ заплечный, - тут и русалки, и леший неподалёку, а Дашкин друг так уж совсем близко!
       - Какой друг?..А, понял..- и рванул к берегу.
       - Не успеешь, - сказал сам себе заплечный.
       - Не успею, - сказал сам себе мужик, увидев скачущие полосы света.- Ладно, хрен с ней, с машиной, дети дороже.
       И поплыл вдоль берега, стараясь не шуметь.Вылез в кустах метров через двести и долго слушал матерщину, бесшумно отмахиваясь от комаров и шипя сквозь зубы, когда надоедливые насекомые щипали мокрую кожу. Член съёжился и дискомфортно прилип к ногам.
       Преследователи захлопали дверьми и отвалили, напоследок взревев мотором.
       - Одежду, конечно, забрали. - подумал он. - Вот сейчас бы русалка лишней не была!
       И поплыл к месту, где оставил одежду, стараясь не шуметь. Долго сидел в воде, рассматривая берег и регистрируя малейшее движение.
       - Не, спать пошли, машину раскурочили, и все дела, - успокоил сам себя и полез на берег.- Слышь,заплечный, погнали домой! - сказал шёпотом, обходя вокруг машины с побитыми стёклами, - ты где, блин, ответь?
       Одежду он нашёл неподалёку в кустах, заметил высовывающийся рукав: светать уж начало. Оделся, залез на водительское место, попробовал завести мотор, - тот завёлся, как ни странно. Вздохнул, вылез обратно, прошёлся вокруг машины, выколачивая осколки из рам, соорудил веник, вымел салон, кабинку,  выметнул пару раз воду из ведра в салон, грязная стекала через дверцу, благо машина на взгорочке стояла, вымыл руки, сполоснул физиономию, оглянулся, позвал ещё раз: - Заплечный! Ты со мной или как?
       Сплюнул и поехал к шоссе, намереваясь до рассвета выехать к конечной остановке и избавиться от маршрутки.
       - Дуракам везёт, - сказал заплечный, провожая взглядом  поворачивающую налево маршрутку.
       - Дуракам везёт, - подумал Дашкин приятель,  провожая взглядом видимую вдалеке поворачивающую налево маршрутку, подняв голову от сдохшего мотора и слушая ругань пьяных приятелей.
       - Но ты ведь не дурак? - спросил заплечный.
       - Кто здесь? - обернулся парень. Сзади никого не было.


Рецензии
Стояла тихая Варфоломеевская ночь...
С поклоном всегда ваш....

Паул Ковник   15.08.2011 15:57     Заявить о нарушении
Не умею общаться вживую,
но в аакаунте вас поцелую:
заходите ещё,
угощу и борщом,
ну и тем, что сказать не рискую!

Черико   14.09.2011 22:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.