Благотворительность по-русски. Памфлет

    Верхи наши вчера обеспокоились одним очень важным вопросом. Как бы накопленное на вершине пирамиды добро не скатилось по законам физики снежным комом вниз. И не обнажило бы всю остроту слегка упавшего рейтинга. Тоже верно. Не может быть наверху слишком много, а внизу только заросшие чертополохом поля. Да и год, похоже, на урожай с оставшейся обрабатываемой земли будет небогат. Пора, сбивая градус, делиться. Благотвориться, так сказать, в глазах немного нахмурившегося электората. Или охмурившегося. Как никак, выборы, образно говоря, не за бугром. Или, все-таки,там? Ну,неважно в данном контексте.

 Для нас более душещипательнее и слезоточивее предполагаемые действия наших олигархов. Вот-вот они потянутся стройными рядами к многочисленным детским домам и приютам для бездомных. Поселятся, вместо вечно пьющих папаш, в многодетных семьях. И будет у нас родство душ. Полная идиллия на фоне колосящихся полей и мирно пасущихся на них бурёнок. И многочисленные, пускай и чужие, но ставшие своими, детишки примут кринку парного молока из натруженных рук российского олигарха. А потом сядут на его яхту. И он будет весело катать их в ближайшем пруду. Подкармливая заодно жирных карасей. Удивительная картина. Так и хочется сорвать с проходящей старушки чепчик и высоко подбросив его в чистое небо, закричать осанну нашему руководству.

 Но находятся сомневающиеся. Один, давно знакомый российскому электорату по своей собаке Алисе, посверкивая очками и тряся жиденькой бородкой рассуждает. Мол, кэшем надо, живым кэшем. У меня самого этого кэша нетути. Всё, после безвременной кончины Алисы и соответствующего предприятия, вложил в баранов. Раньше одних баранов разводил, теперь породу поменял. Но тоже идут хорошо.

 Да и другие засомневались, глядючи на бывшего хозяина красивой собаки. Менталитет, говорят, сверху донизу на Руси таков. Типа есть синоним этого длинного и слишком слащавого слова. Более короткий. Но уху привычный. Тоже со времён Алисы и подобных МММ. Того, который вместо Алисы рекламировал известный всему миру своей наивной любовью к жене Лёня Голубков. И называется у нас синоним благотворительности намного проще. Халява. Так вот рассуждают эти господа. Знаючи все эти внутренние течения и подводные камни хорошего на словах дела.

 Хорошо, что не вспомнили ещё для пущего страха, мецената начала прошлого века Савву Морозова. И чем закончилась его благотворительность. А может, уже чуют?


Рецензии