Воинская честь. Выдумка вторая

К началу http://www.proza.ru/2010/06/20/1178

Сначала я хочу сказать, что армия - любая армия - содержится государством, на деньги налогоплательщиков и/или на доходы, получаемые государством от государственных предприятий (а сейчас их очень мало осталось, в Британии и в Германии, например, даже почту и железную дорогу приватизировали). И это нормально -  что офицеры живут на деньги налогоплательщиков. Не грабежами же им заниматься и не вымогательством. Это было бы нарушением закона, а закон должен соблюдаться любым честным человеком. И за нарушение законов нужно наказывать. И хороших, и нехороших за их проступки и преступления нужно наказывать, и аристократов, и кто еще считает защиту "чести" делом своей жизни. Независимо от их уроженной чести и хорошести и какими они себя считают, независимо от их сословия. А вот защита этой сословной "чести" никак не должна осуществляться в ущерб кому-либо. И не в "чести" состоит долг и служба, честная служба. Не в видимости и не в имидже.   

В своей статье Сергей Вшивцев рассказывает (и это выдумка вторая, на которую он ссылается и которую я заметила), как солдат в Германии, после первой мировой войны, убивает штатского - и возможно, одного из налогоплательщиков - и за это награждается именным оружием. А потом он рассказывает, что преступления фашистов с такой бесчеловечной защитой "чести" не были связаны, а имели другие мотивы, но - и Сергей тоже указывает, что мотивы эти были желанием стать аристократами подобно дренеримским (как раз тем, которыми восхищается Ольга Славянка и с которых призывает брать пример). Сергей пишет:

"Очень важно понимать, что офицеры не просто чтили традиции или стрелялись исходя из модного поветрия. Защита чести и достоинства была делом жизни или смерти.

При этом очень хочется упомянуть опыт зарубежных военных. После   Первой  мировой  войны  армия  Германии   была  ограничена  до пределов определенных  Версальским  договором  28 июля 1919 года.  В соответствии с этим невозможно было подготовить  достаточное количество офицеров для нужд военного времени.  Поэтому  каждого  принятого в рейхсвер солдата готовили так, чтобы он в будущем стал офицером.  Помимо большого объема чисто профессиональных знаний, в солдатах воспитывали офицерскую честь и достоинство.

Так солдат в увольнении пошел на танцы, а там простые обыватели пытались выдворить его из зала под каким-то предлогом.  Он, защищаясь, штыком убил одного из штатских.  Оружие  для  военных  тогда  носить  было  нормой. Утром на построении полка этот солдат за мужество при защите чести и достоинства был награжден почетным холодным оружием.

Кто-то  скажет,  что  это  не  совсем  удачный  пример. Что потом  немецкие офицеры, которым давали награды за убийства людей, расстреливали наших предков и сжигали людей в печах концлагерей. Но  это  не  совсем  так.  Мотивация  уже  была  иной.   Пропаганда  Гитлера  и  Геббельса  вдалбливала, что они (германцы, англосаксы) люди высшей расы, а остальные (славяне) раса рабов, которых надо истреблять. Что они и делали. Заняв  земли,  сопредельных  государств  они  станут  господами  –  помещиками и  рабовладельцами,  как  древние  римляне. Символика и внешние атрибуты взяты оттуда, как и знаменитое приветствие - вытянутая вперед под углом правая рука. Это агрессивное движение (на восток)  уже  не  стремление  защитить  себя и свою честь, а меркантильный интерес за счет других быть гораздо обеспеченнее."

Был похожий случай, в самом деле. И произошел он в Эльзасе, перешедшем к Франции после Первой Мировой Войны, но, естественно, до того, как он перешел к Франции. В конце 1913 года это было, когда в Германии и без того было сильным "революционное настроение", а в Эльзасе и Лотарингии население традиционно не любило Пруссию и ее население, а кайзер Вильгельм (Вильгельм Второй) был как раз пруссаком, не только кайзером всего Рейха. Население Эльзаса и Лотарингии чувствовалo себя отдельным государством в единой Германии и чуть ли не оккупированными прусской армией. После Первой Мировой Войны они принадлежат Франции. Ho отдельные земли Германии до сих пор чувствуют себя "другими": и Бавария, и Пруссия, и Саксония, и другие земли отличаются друг от друга и диалектом, и обычаями, и национальными блюдами, и национальной одеждой, и много чем. Так что можно себе представить, что к военным во времена кайзера Вильгельма II не везде в Германии относились, как к "своей" армии.

Юный лейтенант, неполных двадцати лет, аристократ, Гюнтер барон фон Форстнер  (фотография *** выше), был непосредственным виновником невыдуманной истории.

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ

Сначала фон Форстнер оскорбил население Эльзаса в своей речи перед новобранцами. И советовал он им в своей речи как раз то, что пропагандирует в своей статье Сергей Вшивцев для защиты корпоративной чести. Фон Форстнер сказал новобранцам: „Если на вас нападут, то используйте оружие, а если вы зарежете при этом какого-нибудь ваккеса, то получите от меня за это десять марок.“ 

Десять марок в то время были очень приличной суммой. А "ваккес" - это было пренебрежительное, оскорбительное прозвище уроженцев Эльзаса и Лотарингии, там как раз горы Вогезы, и от названия этих гор, мне так кажется, и происходит обзывательство "ваккес". Хотя - посмотрела я в Википедии - есть и такая гипотеза, что слово это означало первоначально на диалекте "бетонная голова" в смысле "упрямец". Именно так и стало объясняться гарнизонное командование перед общественностью, что "ваккес" - это человек, любящий поспорить, скандалист, а вовсе не обзываемый прозвищами житель Эльзаса. А сейчас, кстати, "ваккес" - скорее комплимент и означает все хорошие качества жителей тех земель, Эльзаса и Лотарингии, отличающие их от скучных педантов и военщины из Пруссии.

Произошло все это в эльзасском городе Саверн - так он называется по-французски и сегодня везде, а тогда назывался он по-немецки Цаберн, и все события, в центре которых находился юный лейтенант и аристократ фон Форстнер, называются до сих пор Цаберн-аферой, или цабернским делом, если по-русски.

Итак, сначала фон Форстнер пообещал новобранцам десять марок, если они заколют или зарежут (niederstechen) "ваккеса", а потом сказал, чтобы береглись они иностранного агента, который может перевербовать их в Иностранный Легион во Францию - Франция ведь рядом. И сказал он это тоже грубо и агрессивно и оскорбительно для населения города Цаберн, а какими именно словами сказал, в Википедии, откуда я черпаю информацию о цабернском деле, не сказано.

28 октября 1913 года выступил фон Форстнер перед своими солдатами с этой речью, а 6 ноября информация о ней была напечатана в обеих газетах, выходивших в Цаберне. Население было возмущено, взбудоражено, и командующим намекнули, что надо бы фон Форстнера понизить в должности. А им показалось понижение в должности лейтенанта слишком большой уступкой, и они наказали его за его речь, оскорбительную для жителей города, шестидневным домашним арестом. И 11 ноября администрация оправдывалась уже в столице земли Эльзас-Лотарингия, Страсбурге, и там-то и говорилось, что "ваккес" - это не что иное, как спорщик и скандалист.

И вот я сейчас удивляюсь, откуда узнали газеты, что говорил фон Форстнер своим солдатам. И в гарнизоне, должно быть, удивлялись тому же, и 22 ноября были арестованы десять человек, служивших в нем (наверно, солдат, служивших под началом фон Форстнера), и арестованы они были за выдачу газетам секретной информации.   

А эльзасское население протестовало, демонстрировало. Фон Форстнер, отсидев шесть дней, вышел из-под домашнего ареста, ходил за покупками - сигареты он покупал себе и шоколад - под охраной из четырех вооруженных солдат, и жителям Цаберна это казалось провокацией (так написано в Википедии). И тут же написано, что фон Форстнер, стоило ему выйти из казармы, как его осыпали насмешками, особенно подростки. И я думаю: а ведь он и сам был еще почти подросток. Да еще если ему было вдолблено что-то такое об аристократах, как пишет Ольга Славянка, сравнивая интеллигентов и аристократов:

"...главное отличие между интеллигентностью и аристократизмом: интеллигенты делали акцент на отношениях с окружающими, аристократы - на отношении к самому себе. Поэтому интеллигенты особое внимание обращали на справедливость в оценках, а аристократы - на красоту своего облика."

"В отношении ко внешности тоже есть отличия. И те, и другие требовали, чтобы во внешности не было бы вульгарности, но интеллигенты были к ней все же снисходительней. Интеллигентность требует проявления снисходительности, если кто-то не умеет вести себя за столом и, скажем, отставляет локоть во время еды. В аристократической среде подобное поведение встречалось с презрением: снисходительности не было."

"Отношение к ценности человеческой жизни было тоже разным. У аристократов были дуэли, т.е. они ставили соображения чести выше жизни. Интеллигенты думают иначе, для них честь не играет такой роли."

В общем, для Ольги Славянки главная характеристика аристократов - это внешность, внешнее поведение и презрение к другим людям:

"Интеллигенты думали, что нужно с уважением относиться ко всем людям, а вежливость есть проявление этого уважения. Аристократы думали иначе. Они полагали, что уважение нужно заслужить, а тех, кто его не заслуживает, должно презирать."

А заслугой она называет, должно быть, "честь" и соответствие внешности определенным шаблонам (и даже пишет, чем якобы аристократки отличались внешне от мещанок: нельзя было класть локти на стол, локти надо было прижимать к туловищу, и эта привычка вырабатывалась тем, что детей сажали за стол с книгами, прижатыми локтями к туловищу, ходить нужно мелкими шагами, косметикой пользоваться нельзя, а можно только припудривать прыщик - но это все, конечно, чепуха, и в книжках как раз мещанок, желающих выглядеть "благородно", высмеивают за такое поведение, называемое или жеманным, или чопорным).

Но вряд ли кто-то учил чему-то такому того юного лейтенанта, аристократa, Гюнтера барона фон Форстнера. И тем не менее он представлял собой удобную мишень для насмешек с его эскортом из четырех вооруженных солдат, входящий с эскортом в лавку, чтобы купить сигареты или шоколад, и выходящий с эскортом из лавки.

Полковник даже попросил директора полиции принять меры по пресечению насмешек над фон Форстнером, а директор полиции сочувствовал эльзасцам и сказал, что ничего он сделать не может - насмешники и демонстранты не делают ничего запрещенного. Подробностей о демонстрантах в статье Википедии нет - как они демонстрировали. Сказано только, что демонстрации были мирными, что полиция не хотела прекратить протесты и демонстрации населения против военных и что особенно молодежь осыпала насмешками 19-летнего лейтенанта.

Продолжение http://www.proza.ru/2010/06/22/1398

*** Лейтенант Гюнтер барон фон Форстнер, 1912 или 1913 год. Фотография из Википедии. Первоначально снимок был опубликован в немецкой газете Reclams Universum 11 декабря 1913 года.


Рецензии
Очень интересно.С удовольствие прочла.
Еще премного благодарна за пример нормального, подчеркиваю нормального, уважительного, доброжелательного,заинтересованного общения авторов на литературном сайте, какой показали Вы,Елена и уважаемый теперь и мною,Сергей. После недавних событий - это прям бальзам на душу.
И как Вы все успеваете, такие вещи раскапываете,комментируете. Рада за Вас.:))
С уважением,Татьяна.

Татьяна Чехова   25.06.2010 15:34     Заявить о нарушении
Спасибо!

И я тоже была приятно поражена поведением Сергея. Ведь знала уже, что он хороший, умный автор, а все равно не ожидала такой реакции на критику - доброжелательной и вежливой.

Елена Гохнадель   25.06.2010 21:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.