9. Разговоры в машине с Штеффи и с Терцией

К началу http://www.proza.ru/2010/06/18/712

Подошли мы к машине Франка, и он стал шариться в машине, ходить вокруг нее, чего-то ждать. Мальти спросила, какие у него проблемы, и Франк ответил, что его проблема – это Штеффи. И я подумала, что Штеффи – его подруга, и что Штеффи его ждала где-нибудь за столиком в кафе, и что ей тоже нужно место в машине, и тогда кто-то из нас лишний, и быть этим лишним мне никак не хотелось, потому что лежание в темноте с свечами под песни меня разморило и хотелось мне спать, а не ехать на электричках и не следить за тем, чтобы не проспать станций, где пересаживаться и где выходить.

- Кто такая Штеффи?

- Штеффи – это мой навигационный прибор.

Я успокоилась, что Штеффи не будет претендовать на место в машине, и Франк продолжал возиться внутри нее, внутри машины, снаружи только то, что одето в джинсы. Наконец он выпрямился, оказался весь снаружи, во весь рост, и сказал:

- А, вот он! Нашел.

Мальти закричала:

- Toll! Geil!  - с таким восторгом, как будто мы заблудились где-то в глуши, и благодаря маловероятной, чудесной случайности, а также своей необыкновенной ловкости, нашел Франк навигационный прибор. Который нас сейчас и выведет из глуши и приведет к дому.

Навигационный прибор по имени Штеффи всю дорогу приятным женским голосом говорил, куда ехать:

- Еще триста метров и повернуть направо... 

Совсем не так, как некоторые жены, придирающиеся к мужу за рулем. И уж совсем не так, как некоторые мужья, придирающиеся к жене за рулем. Мужчины как пассажиры, когда за рулем их жены, часто невыносимы. А слушать Штеффи было очень приятно. Куда нам ехать, Штеффи узнала, когда Франк задал адреса, напечатал их на маленькой клавиатуре прибора. Герд сказал свой и мой адрес, Мальти сказала свой адрес, жалуясь, в каком скучном месте она живет, а Терция попросила довезти ее до дискотеки и сказала, где дискотека.

Терция живет в ашраме с дочерью. Новый в Берлине ашрам. Про ашрам мне рассказал Герд, в самых восторженных тонах. Он еще спросил меня, знаю ли я, что такое ашрам.

- Да, - говорю, - примерно знаю. Это монастырь.

- Ну не знаю, - говорит Герд. – Живут ли они в ашраме, как в монастыре...

Но объяснять мне, что такое ашрам, он не стал. Надо бы мне, думаю я сейчас, не утверждать поспешно, что я что-то знаю. Тогда больше шансов узнать что-то новенькое, то, чего не знаю.

В  новом ашраме, где живет Терция, у каждого отдельная квартира, но кроме этого, есть еще и помещения для клубов, кафе, медитаций, гимнастики и массажа, художественные галереи и мастерские, праксисы – в них ведут прием врачи и целители, и врачи, занимающиеся акупунктурой или аюрведой или чем-то подобным. И только шесть человек живут коммуной, но и в коммуне у них у каждого отдельная комната.

У Терции квартира из трех комнат, каждая комната по 18 квадратных метров, одна комната ее, Терции, другая – ее трехлетней дочери, и комната посередине – их общая комната, и она же - и кухня и столовая. Месячная квартплата – 420 евро, и это очень недорого. Терция не была замужем и замуж не собирается, дочь ее сейчас у родителей Терции, и Терция не собирается запирать себя и отказываться от личной жизни ни ради дочери, ни ради партнера, у нее свой путь, и она идет по нему, не сворачивая с него ради стереотипных представлений о роли женщины, матери и прочих ролях и ради представлений кого-то, поврежденного воспитанием в тоталитарном режиме.

Терция сообщала мне подробности о квартире в ашраме презрительным тоном, предваряя каждый свой ответ на каждый мой вопрос презрительным фырканьем. Можно было подумать, что я ей говорила, что ей нужно быть замужем, жить с мужем и ночами водиться с ребенком, а не ходить петь песни с Дживаном и не танцевать по ночам на дискотеках, и она бы об этом поспорила с кем-то поподробнее, но не со мной, ведь я отношусь к таким, с которыми Терция принципиально не может найти общего языка. Наверно, Терция думала, что я все это думала: что нужно ей выйти замуж, и сидеть дома, и не ходить на дискотеку, и не играть на бочонке-барабане... И неважно, что бы я говорила, все равно она бы думала, что я думаю, что она думает, что я думаю. Возможно, она заменила меня своим стереотипных представлением о женщинах, похожих на меня, и с этим своим стереотипных представлением она и разговаривала, а не со мной. И я не реагировала на ее тон и продолжала расспрашивать о низменных фактах, где, что и сколько.

Что я повреждена тоталитарным режимом, моим советским воспитанием - это уже сообщил мне Герд. Точно такими словами: beschaedigt – повреждена. И как раз тогда он мне это сообщил, когда я что-то такое сказала ироничное, желая импонировать ему моими задатками к «научному мышлению». И я подумала, что он сам поврежден, а вот что именно его повредило – этого я не додумала. Все же человек должен относиться критически к получаемой информации (как это делаю я - точнее, хотела бы делать), а не впитывать в себя все подряд, без разбора.

Продолжение http://www.proza.ru/2010/06/18/1284


Рецензии
Навигатор - нужная вещь. Не имея его в телефоне - я бы постоянно терялась в городе...
Терция ведёт себя так, словно у неё переходный возраст - юношеский максимализм из неё так и прёт...
А Герд начинает раздражать. Эдакий мистер Бин...

Ведана Сафрон   27.06.2010 14:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.