Школа

 "Писатель часто бывает удивлён, когда  какой-нибудь  давно  и  начисто
позабытый случай или какая-нибудь подробность вдруг расцветают в его памяти
именно тогда, когда они бывают необходимы для работы."
                К.Паустовский

 "Приоткрывая потайные уголки своей души, мы рискуем стать объектом всеобщих насмешек."               
                Стивен Кинг

 "Разбираясь с психологией сексуальности, нам буквально на каждом шагу придётся сталкиваться с моральными оценками."
                Н.Козлов            


 1.

 Читатели, пристегните ремни безопасности! Но знайте: если я предлагаю вам раскованное путешествие, то пойду с вами как ответственный проводник, обходя подводные камни скептицизма и цинизма.

  В классе Славка мне казался самым привлекательным, хотя у него был скверный характер. Он вечно задирался, грубил учителям и был причислен к хулиганам. За ним по пятам ходила слава бабника. Его боялись все. Стук моего сердца, когда я внезапно видел его, одновременно приводил меня в ужас и восторг.
 Ко мне он цеплялся по сто раз на день, но рук не распускал. Меня это вполне устраивало. Я сердцем чувствовал, что Славка совсем не такой страшный и грозный, каким хочет казаться. О везении лучше не думать, только воспаришь душою, как тебе сразу по голове трах-х-х...

  - Ботаник, сегодня физ-ра, ты готов десять раз отжаться от пола?- с ухмылкой глядя на меня, сказал Славка.
  - И даже больше, если ты будешь подо мной,- ответил я, чем вызвал общий смех в классе. Мои слова привели его в состояние, близкое к ярости.
  - Что ты сказал?
 Он набросился на меня так стремительно, перепрыгнув через два стула. Ухватив меня за грудки, он резко рванул на себя. В этот момент я твёрдо наступил ему на ногу и он, потеряв равновесие, повалился на спину, увлекая за собой и меня. В момент падения, оказавшись на нём сверху, я непроизвольно коснулся губами его губ. Глядя ему в лицо, почувствовал как слабеют его руки и он перестал сопротивляться. В это время вошла преподаватель физики.
  - Что это делают на полу сумоисты? А ну-ка брэк! Сели все по местам.
Я замер, желая сполна насладиться этой минутой. Наконец  с тяжелым вздохом я поднялся и подал руку своему сопернику.

На уроке ко мне приходит записка:
"Саня, мы должны увидеться наедине. Приходи на перемене в туалет."
Я обернулся. Казалось за неподвижным его лицом скрывалась какая-то внутренняя борьба. Я бросил на него взгляд соучастника. Он перехватил эту подачу, но в ответном взгляде не было озорства.
 Когда прозвенел звонок, стараясь подавить невольное раздражение, я  торопливо вышел из класса.
 В тесной кабинке школьного туалета я не успел застегнуть молнию на джинсах, как дверца  резко открылась и в кабинку втиснулся Славка. Я оторопел от страха, не в силах отвести взгляд от его удивительных светлых глаз.
  - Убирайся отсюда!- рявкнул я.
  - Почему бы нам не уделять друг другу больше внимания. Попытаться лучше понять друг друга,- произнёс Славка, чем поставил меня в тупик.
  - Хорошо,- согласился я. - Если не возражаешь, займёмся этим завтра.
  - А сейчас нельзя?
  - Сейчас нам надо бежать на урок, звонок уже прозвенел.
Он вздохнул и спросил:
  - Можно я тебя поцелую? Просто братский поцелуй.
 Его наглость произвела на меня впечатление. Не дождавшись ответа он наклонился и поцеловал меня в губы. Мои ноги стали ватными. Я не мог пошевелиться.  Магия этого нежного, робкого поцелуя захватила меня целиком и я поплыл куда-то вдаль... Мало-помалу душа перестала сопротивляться и затихла в его руках. Моё тело, казалось,  готово было взорваться, сдерживаемое лишь плотно обтягивающими джинсами. В этом поцелуе был намёк на соблазнительное, дразнящее обещание будущего. Единственным желанием сейчас было выскочить из кабинки и убежать, как это делают дети у кабинета зубного врача. Я заставил себя сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться и собраться с мыслями.

 Его слова привели меня в чувства.
  - Дурачок, бежим на химию.
Пока у меня было время вздохнуть, прежде чем что-то сказать, я мог более или менее держать лицо.
  - У тебя довольно странные представления о братской любви,- заметил я, чем чуть не разрушил ту хрупкую связь, которая установилась между нами несколько секунд назад.
Он совершенно обалдел от такой реакции, похлопал ресницами и погладил моё плечо.
  - Слава богу мы не родственники...
В его голосе звучала неподдельная радость, хотя некоторая настороженность не покидала меня, а внутри меня сидел маленький мальчик, отчаянно жаждавший любви.
В аудиторию химии мы влетели запыхавшись. Благо, что преподавателя ещё не было. В классе все переглянулись, а мы некоторое время молчали, пялясь друг на друга. Я был не единственным, кто не отрывал от него взгляда потому, что он был потрясающе красив. На его лице появилась довольная улыбка, и в который раз я убедился, что мне никуда не деться от магнетизма его глаз.
 На протяжении всего урока я чувствовал, что кто-то сверлит взглядом мою спину. Мне даже не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что это Ступин. Я с честью выдержал его взгляд, глазом не моргнул. На самом деле было это совсем не трудно, а в душе испытывал нежные чувства. И тут же пристыдил себя, а потом, усмехнувшись, признал, что вряд ли мне хватит смелости или дерзости соблазнить парня или хотя бы продемонстрировать ему свою доступность.
 
 После уроков мы шли по улице не обращая ни малейшего внимания на окружающих, так как были слишком поглощены своими мыслями.
  - Рядом с тобой я не чувствую себя в безопасности,- нарушил я паузу. Впрочем, как я мог растолковать ему причину своих сомнений, если сам не успел разобраться в собственных чувствах?
Славка задумался и пошел медленнее. А я постарался честно и объективно восстановить в памяти все свои поступки и не нашел ни одного, способного породить столь непримиримую неприязнь.
  - Приставать не буду,- сказал он, а я резонно спросил:
  - Тогда зачем я тебе?
  - Ну... ты мне нравишься.
  - Выходит, ты намерен приставать ко мне в будущем?
  - Я расчитываю, что ты ответишь мне взаимностью и сам начнёшь приставать ко мне.
  - С какой стати мне в тебя влюбляться?
  - Ну... я симпатичный парень с чувством юмора.
  - А сейчас это была очередная шутка?- не унимался я. - Ты болтун и бабник.
  - Я могу стать другим!- со страстной убеждённостью заявил Славка. - Это в прошлом. Сейчас я серьёзен, как никогда. И мне кажется, что я теряю голову с тобой. Ты мне и раньше нравился всегда. Может быть поэтому я и издевался над тобой, что ты не обращал на меня внимания. Твои колкости в мой адрес всегда меня заводили. А последний случай в классе и твой поцелуй при падении...
Славка не договорил. Его признание, казалось бы, открывшее все шлюзы между нами, на деле утопило все мои надежды. Что будет с нами дальше после этого?
 Это огромное чувство, оказывается, и было тем, что постоянно подпитывало его гнев, не давало ему ни минуты покоя. Он взял меня за руку и, видимо, с трудом подавлял в себе чувства, которые просились наружу.
  - Присмотрись  хорошенько, подумай. Говоря между нами, вокруг есть парни и получше,- намекнул я. - Ты красивый, а у красивого есть возможность любого выбора.
  -  Другие достоинства перевешивают,- подавив волнение, продолжил он, - мне никто не нужен, поверь. Знаешь, как нелегко мне дались эти откровения. Сам понимаю, что так быть не должно, и ничего поделать с собой не могу. Ну, не могу я запретить себе тебя любить, и всё! Если день тебя не вижу, то прямо сам не свой. А по ночам ты мне снишься.
  - Любящий страдает потому, что это ему необходимо,- почему-то вырвалось у меня.
 Вот и сейчас я с недоверием взглянул на него. Он ответил кристально чистым взглядом, изобразив что-то вроде восторга пополам с детской непосредственностью. Ум, красота, спортивные успехи, подвешенный язык, умение одеваться – сами по себе ещё не определяли его престиж: обаяние личности решало всё. Что может быть такого странного в том, чтобы мне нравился тот, кто нравится всем? Все были им очарованы.
 Между тем мы свернули в переулок, где не было ни души. Его глаза остановились на моих губах. Он подошёл совсем близко и притянув меня к себе, поцеловал. Сначала вроде бы дружески, но потом увлёкся. Однако я возражать не стал, решив, что это у него от волнения. Его губы раскрылись, и я долго наслаждался странно знакомым теплом его рта. Раньше я хотел других парней своего возраста. Но  мне не представлялось возможным, что кто-то, так легко принимающий сам себя, захочет разделить со мной свое тело так же сильно, как я был готов уступить свое.
 Славка был слегка смущён этим новым поворотом в наших взаимоотношениях и, казалось не знал, что делать.
  - Твои поцелуи заставляют забыть все обиды. Ещё вчера мне казалось, что в такой прекрасной упаковке нет места для души.
Я прекрасно понимал, что мне нужно осторожно подбирать слова. Густо покраснев, я злился на свой организм за такую реакцию. Это заставляло меня ненавидеть самого себя и ощущать себя таким незадачливым, таким совершенно невидимым, таким влюбленным, таким неопытным. Он собирался что-то ответить. Посмотрел на меня внимательнее, губы его дрогнули в подобии улыбки, а потом она буквально расцвела на его физиономии. Я чувствовал, как его переполняет желание, несмотря на то что близость сегодня была невозможна. Совращение стало для меня простенькой игрой, потому что разум обычно переселяется в низ живота, стоит ему встретить симпатичное существо, которое хоть раз пересечёт взглядом пряжку моего ремня.

 К тому моменту на нас начали обращать внимание редкие прохожие. Он нехотя выпустил меня из объятий, на мгновение задержав мою руку в своей. В его глазах я увидел отчаяние и нежность. Единственное желание сжигало меня изнутри-поскорее оказаться дома, в расслабляющей ванне, забыть обо всех происшествиях сегодняшнего дня... После того как мы расстались, напряжение несколько спало, и я вдруг почувствовал себя хорошо и уютно, как в доброе старое время. Когда обходя квартал, ты по-приятельски здороваешься со всеми.

  Троллейбус был почти пуст и я благополучно добрался до дома. Я уже почти подошёл к дому, когда передо мной вдруг появился соседский паренёк, который вёл перед собой баскетбольный мяч. На вид ему лет двенадцать. Его тёмные волосы торчали вверх, как будто он встал с постели и забыл расчесаться.
  - Санёк, привет. Выходи на площадку.
  - Привет, малой. Я сегодня не могу.
  - Жаль...,- промычал он.
 Грязные выбитые ступеньки под ногами, с каждым шагом затхлый, но такой знакомый запах мусоропровода становится всё ближе. Я не тороплюсь. Осталось четыре шага, потом три, потом два, один, я на площадке своего этажа. Ещё несколько секунд стою у двери своей квартиры.
 Часть ночи я потратил на размышления. Мнение разделилось в том смысле, что одна моя половина гневно восклицала, что он бабник, а другая протестовала: может и не бабник, может его оклеветали. Своим поведением он проявлял себя как убеждённый гомофоб.
 Я всякий раз содрогался от странных, незнакомых ощущений, которые разбудили во мне его объятия и поцелуи. Как объяснить эту предательскую слабость, ломавшую мою  волю к сопротивлению всякий раз, стоило только ему ко мне  прикоснуться. Я чувствовал себя желанным и получал от этого удовольствие.
 Я мог хоть до конца жизни гадать, почему был так безоглядно счастлив в этот день.

 Незаметно подкрался рассвет, и начался новый день. Я проснулся с чувством, что в моей жизни произошло что-то очень хорошее.
 Яркий, солнечный рассвет не принес особого тепла - ведь даже чудесные деньки в октябре уже слишком коротки и прохладны.

* * *

Продолжение на странице автора.


Рецензии
Хорошо написано!
Захватывает с первых строк.

Лили Миноу   02.09.2018 19:00     Заявить о нарушении
Всегда приятно получать отзыв на мою нетривиальную прозу от женской аудитории. Спасибо Вам, Лили, что Вы не скептик и не циник.
С теплом, Александр.

Александр Голенко   02.09.2018 19:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.