Зори Галаада. Гл. 15 Встречи Пагиила

Гл.15
 Сигону было невыносимо унизительно выполнять свою грязную работу. Но еще тяжелее было оттого, что он не знал, как долго будет этим заниматься. Когда Сигон отработал долг, ему сказали, что за следующий месяц он получит положенные ему деньги. Сигон заявил, старшему воину по казарме, что не желает служить наемником и хочет уйти домой в Израиль. Старший воин пожал плечами и пообещал передать его пожелание Рагиту.
Через неделю в казарме появился Рагит. Старший воин, передал ему желание Сигона.
 Рагит приказал позвать его
- Фу, как от тебя воняет – скривил лицо Рагит – У тебя, что совсем нет времени для мытья и стирки одежды?
- Господин, я не хочу быть наемником и хочу уйти в Израиль – заявил Сигон.
Рагит улыбнулся
- Я не сказал тебе условия найма. По договору найма, наемник может добровольно уйти только тогда, когда проявит доблесть в бою и получит ранение. Иначе, какой смысл государству тратить на него деньги? Если он, обучившись воинскому искусству, потом может оказаться на стороне тех, кто воюет против нас.
Но я, ни чему не обучаюсь. Я работаю, я мету казарму и плац. Я как раб чищу отхожее место – с обидой в голосе выкрикнул Сигон.
Рагит сурово посмотрел на него
- Ты хотел обмануть своего начальника. За это у нас полагается смерть, а тебе дана возможность искупить свою вину. Раскайся в своей вине, докажи, что ты способен приносить пользу, и твои начальники увидят и возвысят тебя.
- Но, что я должен делать? Как мне доказать, что я сожалею о том, что я обманул вас? – казалось, Сигон сейчас расплачется.
Рагит холодно посмотрел на него
- А это пусть тебе подскажет твоя душа. Я пока не вижу в тебе раскаяния. Ты Сигон привык только брать. Ради этого ты готов пойти на воровство и обман. Но человек, чтобы нормально жить, должен уметь еще и отдавать, хотя бы тогда когда от него этого требуют. Ты же не умеешь и не хочешь никому ничего отдавать. Ты хочешь только брать, брать и брать. Поэтому люди, такие как ты, всегда находятся возле отхожего места. А когда они возле него окажутся это вопрос времени.
 Думай и делай выводы. Ты молодой и еще не поздно исправить себя – Рагит повернулся и пошел прочь от Сигона.
 Сигон с ненавистью посмотрел ему в след
- Много ты знаешь обо мне, старый осел – подумал он
 – Надо бежать. Утром до меня никому нет дела. Надо заказать вознице, какой увозит бадью, чтобы он купил веревку и бронзовую кошку.
 У Сигона созрел план побега, а также то, как убедить возницу молчать, чтобы тот ничего не сказал старшему воину по казарме.
Но пока у него не было денег, для того, чтобы заплатить вознице за веревку и кошку.
Прошел месяц со дня последнего разговора с Рагитом и Сигон получил, наконец, первые свои деньги – Двенадцать монет серебром.
Однажды за два месяца до этого Сигон нашел серебряный перстень, потерянный кем-то из наемников.
Сигон не стал искать хозяина перстня, а присвоил его себе. Когда пришел возница с волами, чтобы вывезти бадью, Сигон показал ему этот перстень
- Я выловил его ковшом из выгребной ямы – сказал он вознице – Можешь продать его за четыре серебряные монеты? Одну за услуги возьмешь себе – и как бы, между прочим, добавил
 – Я видел, как один наемник уронил в выгребную яму массивный серебряный браслет с позолотой, он потянет монет на сорок. Но мне нужна веревка с бронзовой кошкой.
- Так сходи на базар и купи – пожал плечами возница.
Сигон вздохнул
- Не могу, я наказан и мне определили полгода вычерпывать яму и мести плац. Кроме того, мне запретили покидать территорию казармы.
 Надо поторопиться, пока наемник, что уронил браслет, сам не принес веревку с кошкой и не выловил его.
- Но у меня нет веревки с кошкой – ответил возница.
- Тогда надо купить – Сигон достал деньги – Вот тебе пять серебряных монет, купи на базаре веревку и кошку.
- А сколько ты дашь мне после продажи браслета? – поинтересовался возница.
Сигон задумался, он почему-то вдруг подумал, что браслет есть на самом деле и стал торговаться как за реальную вещь.
- Восемь серебряников.
- Пятнадцать – возница нагло смотрел на Сигона.
- С какой стати? – Сигон возмущенно уставился на возницу
- Он ведь принадлежит не тебе. По-хорошему ты должен отдать мне половину – возница оглянулся по сторонам – Я ведь могу рассказать наемникам, что ты собираешься, выловить их браслет.
Сигон испугался и согласился на пятнадцать монет.
 Довольный возница увел своих волов вместе с громыхающей на камнях повозкой и смердящей бадьей.
Только теперь до Сигона дошло, что никакого браслета нет, и он расхохотался.
 Возница появился вечером, он выпряг волов и передал Сигону веревку с бронзовой кошкой.
 Он потребовал немедленно выловить браслет, но Сигон наотрез отказался, сославшись на другие работы, которые ему необходимо выполнить.
 В течение следующей недели Сигон наблюдал за часовыми, что  выставлялись на ночь. Часовые собирались возле ворот и разговаривали между собой. После полуночи они, сидели на скамье, уткнувшись лбами в древки копий, и дремали.
Часовые, должны были ходить вдоль ограды и следить за тем, чтобы никто посторонний не проник на территорию казарм. Но поскольку за все время существования казармы таких случаев не было, то никто из часовых себя этим не утруждал.
Спустя неделю, наступило время получить очередное жалование. Старший по казарме принес серебро и раздал его воинам. В казарме на ночлег осталось около сто пятидесяти воинов, остальные ушли ночевать в свои семьи.
 Когда в казарме стихли разговоры и, раздался храп уснувших воинов, Сигон осторожно поднялся со своей лежанки. Он подошел к одному из спящих, что был ближе всех и осторожно отвязал у него кожаный мешочек с серебром.
Так переходя от одного к другому, Сигон отвязывал денежные мешочки и складывал их в заранее приготовленную старую кожаную суму.
Сигон обошел и отвязал денежные мешочки уже больше, чем у половины воинов, сердце его билось уже не тревожно как в начале, а радостно.
Он представлял, как  заявится домой, и швырнет под ноги отцу двадцать четыре шекеля серебром. Он купит себе белого мула, а может быть даже коня. Кони, правда, дороги в содержании их нужно кормить зерном. Нет, достаточно мула – мечтал Сигон.
 Сигон отвязывал деньги у очередного воина, когда тот вдруг схватил его за руку.
 Сигон в отчаянии рванул руку на себя, но тренированный воин цепко держал ее. 
Воин сел на лежанке и закричал, не отпуская руку Сигона. Стали просыпаться другие воины, а от двери казармы бежал ночной дежурный.
 Когда воины узнали причину переполоха, а многие не обнаружили у себя денег, Сигона стали жестоко избивать.
Опасаясь, что его забьют на смерть, вмешался ночной дежурный, он потребовал прекратить избиение, в противном случае он обо всем утром доложит старшему воину по казарме и назовет виновников беспорядка.
Угроза подействовала, и избитого, до потери чувств Сигона, взяв за руки, оттащили и бросили в специально вырытую глубокую яму. Сюда наемников сажали за грубые нарушения дисциплины.
Утром в казарму первым пришел старший воин по казарме. Ему рассказали о ночном происшествии. За ним пришли воины, которые ночевали в семьях.
 Все они были возмущены воровским поступком Сигона и требовали немедленной расправы. Но старший воин, прикрикнув на них, приказал всем замолчать.
 - Я предлагаю не ставить в известность стоначальников и Рагита – предложил старший воин.- Они могут приговорить Сигона к смерти. Тогда вам всем по очереди придется вычерпывать выгребную яму и мести плац.
 Но без наказания оставлять такой поступок тоже нельзя. Поэтому предлагаю дать ему плетей и запретить жить в казарме. Пусть живет в сарае, где хранит свой инвентарь. Воины одобрили предложение старшего воина и, спустив лестницу в яму, извлекли оттуда Сигона.
 - Раздевайся – приказал ему старший воин – тебя будут наказывать плетьми.
Сигон послушно оголил тело по пояс.
Старший воин рассмеялся
 - Плетьми по спине наказывают воинов, а рабов, какие крадут у своих, наказывают по другому месту.
 Оголяй зад – свирепо крикнул он на Сигона.
Такого позора Сигон стерпеть не мог. Оттолкнув стоявшего рядом воина, он бросился к выходу. На него набросились несколько человек и бросили поперек нар, удерживая, чтобы он не мог вырваться.
Старший воин принес плеть и бросил ее рядом с Сигоном
- Каждый берет плеть и бьет его один раз по голому заду – крикнул он воинам.
Затем подозвал к себе трех воинов стоявших поблизости
- Обыщите его сарай – сказал он им.- У него должна быть лестница или веревка, он наверняка собирался бежать.
Воины скоро вернулись и принесли веревку с бронзовой кошкой.
 Сигон кричал при каждом ударе плетью. Старший воин приказал заткнуть ему рот и продолжать экзекуцию.
 Предложение никому не говорить о происшествии в казарме, было заранее оговорено между старшим воином и Рагитом.
 Рагит сам, предложил - При каких либо происшествиях, просить воинов о молчании. Таким образом, Рагит вычислял наушников, а затем отделял их и предлагал им другой вид деятельности – они становились соглядатаями. Бродили по улицам и, слушали, о чем говорит народ. Рагит считал, что такие воины для боя не способны.
 Когда Сигону дали около пятидесяти плетей, он потерял сознание.
Старший воин приказал прекратить наказание и, Сигона утащили и бросили обратно в яму.
 Избитый Сигон не мог выполнять свои обязанности и, воинам пришлось в течение недели самим мести плац и черпать из выгребной ямы.
 После выздоровления, Сигон подметал казарму под надзором одного из воинов.
 В остальное время вход в казарму для него был запрещен.
Жил и принимал пищу Сигон в сарайчике для инвентаря, что стоял рядом с отхожим местом. Кроме того, ему каждый вечер давали по пять плетей по голому заду. Так продолжалось до тех пор, пока каждый воин не нанес ему свой удар.
Возница, увидев какому прессингу, подвергается Сигон. Решил, что это связанно с серебряным браслетом. Поэтому не решился его, о чем - либо спрашивать. Опасаясь навлечь на себя неприятности.

2.
Пагиил и Галаад пригнали овец на двор отца. Наступило время стрижки и сортировки овец.
 Отец довольный работой Пагиила предложил ему остаться у него, постоянным работником.
- Работы хватает – говорил он Пагиилу – а мужчин у меня - один Галаад. Да и тот больше любит бегать по бабам, чем работать.
Он предложил вдвое увеличить Пагиилу плату и Пагиил обещал подумать, но пока выразил желание отдохнуть.
На рынке, Пагиил купил осла и съездил в Силом. Там он выкопал кувшин с серебром, что был спрятан возле гробниц и вернулся в Массифу Иаирову.
Решив, что верхом на  осле он будет больше привлекать внимания, чем пеший, Пагиил предложил Галааду оставить осла на содержании  Орфы. При этом он дает ей денег на его содержание и, кроме того, она может, не ограничено, им пользоваться. Пагиил же будет брать осла по мере необходимости.
 Орфа от такого предложения отказываться не стала. Тем более что на осле куда удобнее ездить на базар, а также брать и отвозить заказы Иакова.
Теперь Пагиил стараясь не привлекать внимания, приходил к дому правителя города Хилеона.
 Ему надо было выяснить, где и как безопаснее проникнуть в его дом. Собак во дворе Хилеон не держал, он не выносил собачьего лая по ночам. Это был большой плюс для Пагиила. Но во дворе всю ночь бродили стражники и, Пагиил не знал, сколько их внутри дома.
Завести знакомство с кем - либо из слуг? Пагиил опасался - что  может насторожить их вопросом о стражниках и, старался все выяснить сам. Он нашел лишь место, где можно безопасно проникнуть в сад.
- Как все сложиться в дальнейшем, придется выяснять на месте - решил Пагиил.
 Пагиил купил на базаре веревку и заказал у кузнеца бронзовую кошку. Кошку он обмотал шерстяной нитью, чтобы она не звенела, когда он забросит ее на каменную ограду.
 Все это время Пагиил жил за городом, где поставил купленный на базаре, небольшой шатер.
 Наконец Пагиил назначил себе день, когда он проникнет в дом Хилеона. Специально для этого Пагиил купил на рынке черную одежду и кусок черной материи, чтобы под ней спрятать свое лицо.
 В назначенный день Пагиил пришел в город ближе к вечеру черную одежду он нес с собой в суме.
 Надо было где-то скоротать время до темноты и, Пагиил пошел к Галааду.
На  стук в ворота, вышел отец Галаада. он сказал Пагиилу, что Галаада дома нет.
 Пагиил знал, где можно найти Галаада и сразу же отправился к дому Орфы. Когда он вошел в ворота, то увидел, что не ошибся. Галаад сидел на крыльце дома, а Орфа хлопотала у печи, она готовила ужин.
 Пагиил приветствовал их и объяснил, что с утра в городе у него дела и надо рано утром быть на месте. А просить ночлега у отца Галаада, Пагиил не решился.
- И правильно сделал – сказал Галаад, он отправил бы тебя на постоялый двор, а там почему-то развелось жутко много клопов и, ты бы не выспался.
- Я могу спать в сарае вместе с ослом – сказал Пагиил, глядя на Орфу.
- Нет, зачем же – ответила девушка – Мы с Галаадом все равно всю ночь просидим на скамейке у пруда, ты можешь спать на моей постели.
Надо заметить, что Иуда и Олива в это время готовились к свадьбе и скамейка у пруда, теперь служила местом встреч Галааду и Орфе.
- Нет, нет – категорически отказался Пагиил – Мне привычнее спать на сене, тем более что мне надо будет рано встать.
Так, что когда вы вернетесь от пруда, меня уже здесь не будет. Пагиил намеревался, как только в городе пробьют полночь. Встать и проникнуть в город вместе с возвращающеюся  с гуляний молодежью, от площади Астарты.
 Орфа попросила Галаада вынести стол во двор, чтобы поужинать на свежем воздухе, а сама понесла ужин матери.
 Пагиил остался во дворе один. В это время в ворота громко постучали.
 Пагиил подошел и открыл ворота. Перед ним стояла женщина, держа на поводе осла, с которого свисала переметная сума. Женщина взглянула на Пагиила и, его сердце часто забилось.
 Эту женщину и этот взгляд, он узнал бы из тысячи других.
Вспоминая эти взгляды, Пагиил прожил всю жизнь.
Так не могла смотреть ни одна женщина, кроме той, кто однажды напоила у колодца его мула.
 Малка не обратила внимания на пристальный взгляд Пагиила. Она с интересом осмотрела двор, и ни кого там не увидев, устремила свой взгляд на Пагиила.
Ей кого-то смутно напоминал, этот мужчина с лицом пьяницы.
Малка тоже в свое время, влюбилась в воина. Мула, которого она напоила у колодца. И когда ее выдали замуж, плакала оттого, что ее муж совершенно не был похож на него. Она тогда мечтала, что воин почувствует ее любовь приедет и однажды выкрадет ее. Позже она узнала от матери, что какой-то воин, действительно приходил к ее отцу и просил Малку себе в жены. Но Малку уже выдали за другого человека.
 Образ воина долго преследовал ее по ночам. Но когда появились дети, образ стал реже посещать ее мысли, а затем исчез вообще.
- Я могу войти во двор? – спросила Малка.
Пагиил поспешно кивнул и отошел в сторону.
Из дома вышла Орфа, за ней, неся на руках стол, показался Галаад. Они оба радостно приветствовали Малку.
Малка, сняв с осла переметную суму, стала доставать оттуда всевозможные яства. А в конце достала изящно отделанный чеканкой, серебряный кувшин с вином.
- В первую очередь отнеси, что повкуснее, больной матери – потребовала Малка от Орфы.
Орфа быстро выполнила ее пожелание, после чего они уселись за стол.
- Почему ты так долго не приходила? – спросила Орфа Малку.
 Малка ничего, не ответив, посмотрела на Пагиила.
Орфа заметив ее смущение, улыбнулась
- Ты его можешь не стесняться, это очень хороший друг Галаада, они вместе пасли овец.
- Я думала, удобно ли женщине моей профессии приходить к тебе – ответила Малка – Но потом сама очень заскучала и решила все-таки зайти.
Пагиил не сразу догадался, о какой профессии говорит Малка, но когда понял - это нисколько не испортило его чувств к ней.
 Напротив, поняв, что у Малки нет мужа, он для себя решил, что теперь будет добиваться любви этой женщины любой ценой.
 Пагиил искоса бросал. На Малку взгляды и тут же прятал глаза. Опасаясь показаться женщине бесцеремонным и наглым.
Малка, однако, почувствовала эти взгляды и тоже стала с интересом посматривать на Пагиила. Наконец Пагиил не выдержал
- Ты родом из Силома – спросил он.
Малка насторожилась
- Да я Ефремлянка из Силома – утвердительно кивнула она.
- Однажды, когда я был еще молод – Пагиил кашлянул, что-то сдавливало ему горло – Ты напоила моего мула у колодца. Ты тогда была еще совсем юной.
 Малка, широко раскрыв глаза, рассматривала Пагиила.
Сомнений нет – подумала она – это тот самый воин, только постаревший и спившийся. Воспоминания тех лет опять разбудили в ее душе чувство, какое было затоптано замужеством и позорной профессией. Но Малка не дала этому чувству воли, понимая, что надеяться ей все равно не на что.
- Расскажи воин как ты жил все эти годы, где твоя жена и дети? – медленно проговорила Малка, разглядывая Пагиила
– Меня как видишь, жизнь загнала в блудницы и, теперь нет той юной девушки, а есть падшая женщина, которой все плюют в след.
- Почему все? – возразил Пагиил – Орфа и Галаад очень уважают тебя.
 Орфа и Галаад молча, наблюдали за разговором. Они были очень удивлены таким поворотом событий, и не знали как себя вести в такой обстановке.
-  Я никогда не имел не жены не детей – опустив глаза, сказал Пагиил.
После встречи с тобой у колодца, я не смог забыть тебя и всегда жил воспоминаниями о тебе.
 Это признание вызвало у Малки приступ гнева
-  Так почему ж ты не пришел к моему отцу и не попросил меня в жены – выкрикнула она.
- Не забывай, что я был воин на службе. Мне дали задание и, я его выполнял. А когда вернулся в Силом, тебя уже выдали замуж за другого мужчину.
 Пагиил опустил голову, его душу вдруг охватило чувство сильной вины перед этой женщиной.  За то, что он, не сумел жениться на ней.
 Неожиданно Малка зарыдала, уронив голову в ладони. Ей стало жаль себя, оказывается воин, в которого она влюбилась в юности, тоже любил ее.- Но почему жизнь распорядилась так и она теперь на самом дне и ничего нельзя изменить.
Орфа стала успокаивать Малку, Галаад тоже чувствовал себя неловко в такой ситуации, но что делать не имел представления.
Малка перестала рыдать, вытерла слезы и, встав из-за стола, стала собираться.
Пагиил боясь, что она уйдет, и он ее больше не увидит, поспешно спросил
- Малка, я смогу еще увидеть тебя?
Малка, иронично взглянув на него, понимающе качнула головой
- Я, кажется, понимаю, в каком виде ты хочешь видеть меня. Так, собирайся, пойдем со мной сейчас.
 Пагиил смутился
- Ты меня не правильно поняла, я действительно очень хочу увидеть тебя.
Малка, поняв, что совершила ошибку, так разговаривая с Пагиилом, подошла к нему и, взяв за руку, тихо произнесла
- Прости меня Пагиил, конечно, я буду ждать тебя завтра весь день. Орфа покажет тебе, где я живу - и, взяв за узду осла, вышла со двора.
Орфа с Галаадом ушли к пруду а, Пагиил войдя в сарай, развалился на сене.
 Рядом хрустел сеном, осел и, Пагиилу было так хорошо от последних слов сказанных Малкой, что он даже готов был простить Хилеона.
 Ведь это благодаря тому, что Пагиил задумал отомстить ему, он оказался здесь и встретил ту, о ком мечтал всю жизнь.
 Но Пагиил вспомнил убитую Хилеоном сестру, и жажда мести опять заполнила его сердце. Надо было дождаться полуночи и идти выполнять задуманное.
Неожиданно в душе появилась какая-то боль, душа протестовала и не хотела поддерживать сознание.
 Пагиил знал из наставлений Сефура, что если душа против чего - то протестует.
То надо слушать душу. Душа главнее, и если сознание с ней не соглашается - то это как раб, взбунтовавшийся против своего хозяина. Но Пагиил так долго вынашивал мысль о мести Хилеону, что на этот раз сознание победило и, когда в городе пробили полночь. Пагиил встал со своего места и отправился в сторону городских ворот.
 Пройдя ворота вместе с возвращающимися с гуляний молодыми Израильтянами. Пагиил направился в сторону дома правителя города.
Пагиил подошел к ограде сада. Он достал из сумы черную одежду, переоделся в нее, а лицо  обмотал черной материей. Оставив суму здесь же возле ограды, прислушался и, убедившись, что все спокойно забросил веревку с кошкой на ограду. Забравшись на ограду, Пагиил долго лежал на стене, прислушиваясь, не послышаться ли шаги в саду. Было тихо и Пагиил, перецепив кошку, спустился в сад. Подкравшись к дому, Пагиил лег под куст и долго наблюдал за входными воротами.
Возле ворот в свете факелов сонно бродили два стражника. Устав бродить, они сели на скамью возле ворот, а немного погодя уже оба дремали, уткнувшись лбами в древки копий.
Пагиил поднялся и бесшумно пошел в сторону стражников, сжимая в руке кинжал.
Проскользнув мимо них, поднялся и стал медленно отворять входную дверь.
 На счастье Пагиила, дверь была смазана и отворилась без шума. В прихожей никого не было. Пагиил двинулся дальше, но едва он завернул за угол прихожей, как в коридоре нос к носу столкнулся со стражником сонно вылупившимся на него.
Стражник видимо дремал, прислонившись спиной к стене, и отстранился от нее перед появлением Пагиила. Он не мог сразу сообразить, кто передним.
Пагиилу этого времени было достаточно, он ребром ладони рубанул стражника по шее и тот кулем свалился к его ногам. Пагиил снял с него головную повязку и затолкал ее в рот стражнику, после чего вынул обрезки веревок и крепко связал ему ноги и руки. Затем Пагиил стал бесшумно подниматься по лестнице на второй этаж. Стражник второго этажа спал сидя на полу, его копье лежало рядом. Пагиил поразился такой беспечности.
- Стражники не боятся спать на службе, может быть, Хилеона нет в доме? – подумал он - Что если он спит у своих жен в доме, что находится рядом.
 Пагиил осмотрел двери, в коридоре пытаясь угадать, которая из них ведет в спальню Хилеона. В конце коридора Пагиил увидел двустворчатую дверь из красного дерева и направился к ней.
Неожиданно прямо перед ним возник образ девушки в белых одеждах. Пагиил затряс головой, он закрывал и открывал глаза, но образ не пропадал. Пагиил всмотрелся в лицо призрака и узнал в нем свою сестру Лию. Она отрицательно качала головой, а губы бесшумно повторяли
- Нет, нет Пагиил.
Но Пагиил был настолько полон решимости, что в отчаянии пошел прямо на призрак. Призрак стал таять и исчез.
В другое время, призрак сестры, наверняка удивил бы Пагиила. Но сейчас его мысли были целиком заняты задуманной местью.
 Пагиил подошел к двери и открыл ее. Это была действительно спальня Хилеона. Его Пагиил узнал сразу, хотя в спальне лишь тускло горел один светильник.
 Хилеон мучился бессонницей. Увидев вошедшего в черной одежде человека, он потянулся за медным колокольчиком, что стоял возле него на столике.
 Пагиил быстро шагнул к Хилеону и схватил его за руку. Затем осторожно переставил колокольчик на расстояние не досягаемое для его руки. Хилеон хотел крикнуть, но изо рта выходило только не громкое сипение.
- Ты узнал меня Хилеон? – спросил Пагиил, сорвав с лица черную материю.
Хилеон отрицательно затряс головой.
- Посмотри  внимательней. Это я Пагиил, которого ты оговорил и лишил всего. Чью сестру ты изнасиловал, а затем убил.
- Настало время за все заплатить Хилеон. Убив тебя, я не нарушу Священных законов. Жаль, что об этом будут знать только ты и я.
Пагиил вынул из ножен кинжал.
Глаза Хилеона наполнились ужасом. Он поднял свои слабые руки, пытаясь ими защититься от кинжала Пагиила.
Пагиил медленно поднял руку с кинжалом. Вдруг тупая боль сдавила его сердце, а в ушах зазвучали слова, сказанные ему когда-то Сефуром, но воспроизводимые голосом его сестры Лии
- Человек, совершивший грех – должен быть наказан. Если он виновен, перед тобой – накажи его. Но будет в тысячу раз лучше, если ты найдешь в себе силы его простить. Оставь наказание Господу.
 Теперь Пагиил отчетливо понял, чего хотела от него Лия. Он не сомневался, это ее душа стала у него на пути к двери спальни Хилеона.
Пагиил медленно,  опустил руку сжимающую кинжал, а затем, вложил кинжал в ножны. Руки Хилеона бессильно упали на постель. Лицо перекосила страшная гримаса. Он стал задыхаться, хватая воздух открытым ртом.
Пагиил смотрел на изнемогающего от приступа удушья, Хилеона и вдруг почувствовал, что жажда мести, какая жила в нем многие годы, бесследно исчезла.
Вместо нее появилось чувство сострадания к этому, умирающему старику. Он взял со стола колокольчик и, громко позвонил в него. Услышав в коридоре поспешные шаги, Пагиил подошел к открытому окну и выпрыгнул в сад.
Пагиил перелез через ограду, переоделся, сложил снятую одежду в суму, туда же положил кошку с веревкой и, проходя вдоль улицы, забросил суму на крышу одного из одноэтажных домов.
 Пагиил понял беспечность стражников.
- Больной Хилеон не поднимался с постели. Стражники могли не опасаться, что он застанет их в коридоре спящими.
Когда Пагиил подошел к городским воротам, небо уже начало светлеть. На улицах города появились люди, и стражники уже открыли городские ворота.
 Пагиил решил, что ему лучше, где, ни будь спрятаться.
Хотя Хилеон не владеет речью, но кто его знает. Вдруг он как-то сумеет объяснить своим слугам о его визите ночью. Его могут начать искать по дорогам, ведущим из города, поэтому лучше спрятаться в городе, а лучше в пригороде.
Дом Орфы подходил для этого лучше всего. Впрочем, других вариантов у Пагиила не было.
 Пагиил добрался до двора Орфы, когда уже совсем рассвело. Он дернул ворота, они были заперты. Пагиил перепрыгнул через ограду и вошел в сарай, только здесь развалившись на сене, он почувствовал себя в безопасности.
 Пагиил задремал, когда вдруг услышал скрип входной двери.
 Пагиил открыл глаза, оказалось, это вошла Орфа, чтобы отвести осла на водопой к колодцу. Увидев Пагиила, Орфа удивленно уставилась на него.
Пагиил решил, что девушка удивлена тем, что он здесь, он ведь говорил, что уйдет рано утром
- Проспал – Пагиил виновато улыбнулся и развел руками – Теперь уже все равно опоздал, придется целый день спать здесь в сарае. Ведь будет неудобно, если соседи увидят выходящего от тебя мужчину.
Но Орфа продолжала смотреть на него, совсем не обращая внимания на его слова, а затем, вдруг молча, вышла из сарая.
 Пагиил пожал плечами и, откинувшись на сене, закрыл глаза.
 Орфа скоро вернулась и молча, протянула ему зеркальце. Пагиил решил, что девушка желает вернуть ему подарок и, собрался протестовать.
- Посмотри на себя – сказала Орфа.
 Пагиил посмотрел в зеркало. С его лицом произошли странные перемены.
Мешков под глазами, словно никогда не было, а нос приобрел нормальный цвет и вообще он помолодел лет на десять. Пагиил продолжал смотреть в зеркало, ничего не понимая. Он растеряно протянул зеркало Орфе,
Орфа увела осла на водопой, а Пагиил продолжал лежать на сене, пытаясь понять причину произошедшего изменения с его лицом.
 Бессонная ночь дала знать о себе и, Пагиил уснул. Проснулся он опять оттого, что скрипнула входная дверь. Судя по солнечным лучам, падающим через входную дверь, время было после полудня.
Орфа ввела осла и рассказала Пагиилу, что, напоив осла, она поехала к Иакову. Взяв у Иакова очередной заказ, Орфа заехала к Малке. Они вместе ездили к Зерре и, Малка ей заявила, что больше не собирается выходить к Восточным воротам.
По дороге они встретили знакомых Малки, те рассказали, что правителя города Хилеона хватил удар, он не разговаривает и абсолютно обездвижен.
Пока его обязанности выполняет старший сын. Но старейшины города, против его назначения правителем.
 Правителя будут избирать из достойных людей города.
 Сейчас Малка дома ждет его Пагиила в гости, как обещала ему.
- А почему его хватил удар, есть, какие ни будь подробности? – спросил Пагиил.
 Орфа отрицательно качнула головой
- Никаких подробностей они нам не сообщили.
- Выходит, стражники скрыли факт моего проникновения в дом – подумал Пагиил – Все правильно, ведь если выплывет правда, они сами понесут наказание.
- Ну, тогда пойдем в гости к Малке – весело сказал он Орфе.
Орфа согласно кивнула
- Пойдем, только я накормлю маму и, вдруг спохватилась, ты ведь тоже хочешь есть?
Пагиил махнул рукой
- Я к этому привычен.
- Нет -  запротестовала Орфа – Пойдем в дом и пообедаем, я ведь тоже еще не ела.
 После обеда Орфа, как и Пагиил хотела идти пешком. Но Пагиил попросил ее сесть на осла.
Орфа  сделала, так как попросил Пагиил. Пагиил взял осла за повод и повел по улице.
 Со стороны было, похоже, что слуга везет на осле свою госпожу.
Так они прошли по улице, а соседи недоуменно смотрели им в след, гадая между собой. Кем же стала Орфа, если завела себе собственного слугу?
Пагиил вел осла до самого дома Малки. Рабыня была предупреждена и, привязав осла, провела их в дом.
Малка сидела за давно накрытым столом в самом лучшем из своих платьев. Она подняла глаза на вошедших гостей, и, взгляд ее застыл на Пагииле. Перед ней опять стоял тот, кого она встретила когда – то у колодца. Только на лице появились кое - где морщины, да волосы покрылись проседью. Но куда делась физиономия пьяницы – какая была у него вчера?
Малка была поражена таким перевоплощением. Она так пристально рассматривала Пагиила, что тот начал краснеть.
- Что с тобой произошло – спросила Малка вместо приветствия.
Пагиил пожал плечами, он сам не понимал причины произошедшего чуда.
Орфа хотела тот час уйти, но Малка настойчиво пригласила ее за стол.
Немного посидев за столом, Орфа все-таки оставила их, сославшись на то, что к ней должен прийти Галаад.
 Пагиил и Малка остались одни. Теперь Пагиил смотрел на Малку, не пряча своих глаз. Сегодня она была совсем другая. Ничто не напоминало в ней Малку вчерашнюю, дерзкую и бесцеремонную. Перед ним сидела стройная, не растерявшая своей красоты, скромная женщина. Встречаясь взглядом с Пагиилом, Малка опускала глаза.
 Вчера вечером вернувшись, домой, она перебрала всю свою жизнь  с того момента, когда увидела Пагиила у колодца. И поняла, что она всю жизнь просто глушила любовь к нему, лишь по той причине, что, влюбившись в него, не имела возможности быть с ним рядом.
Но сейчас, когда он появился поблизости, сердце ее стало томиться и болеть.
Вчера, когда она вышла со двора Орфы, ей вдруг захотелось вернуться и обнять его. Малка чувствовала настоящую любовь, идущую от Пагиила. Она чувствовала, что он, не смотря на лицо пьяницы. Обладает огромной внутренней силой. А о силе физической говорили его мощные плечи и руки. Шрамы на его руках и ногах говорили о его участии в битвах. Но почему, же он нанялся пастухом? – думала она, – Неужели такой сильный человек не смог устоять перед вином? Но за столом он не выказал жадности к вину.
 Малка подняла глаза на Пагиила, она никак не могла привыкнуть к его преображению. С него словно сняли маску.
Пагиил молчал, делая маленькие глотки из чаши с вином.
- Как ты представляешь наши дальнейшие отношения? – наконец спросила Малка Пагиила.
- Я хотел бы, чтоб ты оставила свою профессию – хрипло сказал Пагиил – Мне бы не хотелось с тобой расставаться.
- Ты сумеешь содержать меня на свое пастушеское жалованье. Я ведь уже привыкла жить роскошно – хотела с вызовом сказать Малка, но сама остановила себя.
 Нет, ей не хотелось делать этому человеку больно
- С прошлым я уже порвала -  ответила она – Но чем мы с тобой будем заниматься, на что мы будем жить? У меня есть кое-какие сбережения. Но я имею двоих детей.
В настоящий момент, они живут в Беф-Нимре, у моей сестры. Я хочу дать сыну, воспитание и профессию. Дочь я тоже хочу выдать замуж за порядочного человека и приготовить ей достойное приданое.
 Пагиил молча, выслушал Малку
- Я  еще не стар – ответил он – и могу найти занятие по своим способностям.
Малка взяла Пагиила за руку
- Ты не привык к роскошной жизни, а я всю жизнь не знала настоящей любви. Если я продам этот дом, то мне хватит денег на то, чтобы устроить своих детей.
 А нам ведь надо не много. Мы можем купить домик за городом и скромно жить.
Пагиил согласно кивнул и другой рукой тоже взял Малку за руку. Они какое-то время сидели, держась за руки и глядя, друг другу в глаза.
Затем Малка позвала служанку и приказала ей приготовить комнату для омовений. Она вышла в другую комнату и вернулась с новым шерстяным халатом синего цвета.
Сегодня, когда они расстались с Орфой, она пошла на рынок и купила этот халат специально для Пагиила.
Внутренняя сторона халата была обшита льняным подкладом.
- Оденешь его после омовения – сказала Малка и положила халат на колени Пагиилу. Пагиил был обрадован заботой женщины и стал рассматривать халат.
Когда-то он задал Сефуру вопрос – Почему Господь запрещает Евреям носить одежду одновременно изо льна и шерсти. Тогда Сефур ответил ему так
- Не забывай Пагиил, какое было время, когда Господь давал такой завет.
 Люди, которым он давал этот завет, были рабы. И деды, и прадеды, этих людей тоже были рабы. А раб слаб душою и, не смотря на все чудеса, явленные Богом, как только возникает искушение, тут же поддается ему и забывает о чудесах, какие ему явил Бог.
 Если человек, забывает о Боге, то дьявол легко завладевает его душой и ведет его к гибели. Поэтому, пока у человека рабская душа и дьяволу легко увести его с правильного пути, надо чтобы он как можно чаще вспоминал о Боге.
 Человек одевает, льняную одежду и ему приятно, но вот становится холодно и надо одеться теплее, человек, не знающий завета, просто одевает на одежду изо льна, теплую шерстяную одежду и ему становится тепло и комфортно. Но при этом он не помнит о Боге.
 Человек же знающий и выполняющий завет. Должен снять льняную одежду и только после этого надеть одежду из шерсти. Она будет колоть его тело, но он из-за страха перед Богом, будет вспоминать о Боге и не посмеет одеть еще и льняную одежду, чтобы ему было комфортно.
 Человек же любящий Бога, может одеть и, ту и другую одежду понимая, что в этом нет греха. Но он обязательно вспомнит Бога и возблагодарит Его за комфорт и уют.
 Бог не хочет, чтобы его забывали. Потому, что, забывая Его люди, становятся добычей Сатаны.
Малка была счастлива. Она уже не верила, что когда, ни будь, в ее жизни появится мужчина, который будет искренне любить ее.
С какой грустью смотрела она, на проходящие по улицам супружеские пары и ей было жаль себя, за то, что она этого лишена.
О том, что на свете есть мужчина, который прожил жизнь, не женившись, ради любви к ней, она не могла поверить до сих пор.
Пришла служанка и сообщила, что вода нагрета и готова комната для омовения. Малка взяла Пагиила за руку и повела за собой. Когда они вошли в комнату, Пагиил увидел не большой бассейн, где сидя могли разместиться не более двух человек. Бассейн был заполнен теплой водой, от которой шел пар.
Пагиил оглянулся на Малку, та, поняв его, вышла из комнаты. Пагиил разделся, бросил одежду на пол и залез в бассейн. Он испытал блаженство, когда теплая вода закрыла его по шею.  До этого дня, для омовения тела ему служили ручьи и пруды. А в период службы у Иаира и в Амоне, он мылся, обливаясь из кувшина.
Неожиданно дверь открылась и вошла Малка, ее тело было обернуто льняной простыней. Пагиил в испуге прикрыл свою наготу руками. Он был в растерянности как ему поступить. Повысить голос на эту женщину и выгнать ее из комнаты он не решался.  Ему было до ужаса стыдно за свой обнаженный вид.
Но Малка не обращая внимания на его смущение, сбросила с себя простыню и, оставшись лишь в одной набедренной повязке, красиво облегающей ее бедра, спустилась к Пагиилу в бассейн.
Пагиил сгорал от стыда.
- Ты, почему так смутился? – спросила Малка, усаживаясь к нему на бедра и положив руки ему на плечи.
Пагиил в ответ лишь неопределенно пожал плечами.
- Ты ведь собираешься стать мне мужем?
 Пагиил согласно кивнул.
- Как же ты вел себя с другими женщинами?
Пагиил поднял глаза на Малку
- Я не имел опыта с женщинами – ответил он.
Малка пристально посмотрела на него
- Как, вообще? Ты же был воином.
Пагиил опять пожал плечами
- Я всегда жил мыслью о тебе, и другие женщины меня не интересовали.
 Глаза Малки стали увлажняться, она улыбнулась сквозь слезы, обняла и поцеловала его и, взяв лежащую рядом мочалку, стала ею мыть тело Пагиила.

Пагиил тоже был растроган. С двенадцати лет, с той поры, когда Аммонитяне напали на Иогбегу, Пагиил, не знал, такой заботы.
 Он почувствовал такой прилив любви к Малке, что осмелился обнять ее и прижал  к своей груди.
 После омовения, Малка вытерла его полотенцем надела на него новый халат и, взяв за руку, повела по своему дому. Она повела его в спальню, где стояла широкая кровать, застеленная белыми простынями. Указав на кровать Пагиилу, подтолкнула его к ней.
У Пагиила было столько не растраченной силы, что они уснули только перед рассветом.


 Малка проснулась первой. Времени было около полудня, но им обоим спешить было не куда и Малка, накинув халат и сев на край кровати, стала, не отрываясь смотреть на Пагиила.
С таким мужчиной она согласна жить хоть в шатре в горах.
 Она вспомнила свое прошлое и от стыда закрыла руками лицо. Как бы ей сейчас хотелось забыть все с момента смерти ее мужа и до дня, когда она встретила Пагиила.
 В дверь постучали. Малка разрешила войти. Появилась служанка, она принесла выстиранную одежду Пагиила и его кожаный мешочек с деньгами.
Малка взяла мешочек и, взвесив его в руке, сделала удивленные глаза, Мешочек весил шекелей пятнадцать.
 Пагиил открыл глаза
 Малка показала ему его мешочек
- Это сейчас столько платят пастухам?
 Пагиил взял у нее мешочек, молча, развязал его и высыпал содержимое на постель. Малка еще больше удивилась, когда увидела, что больше половины монет - золотые. Пагиил порылся в монетах, нашел золотой знак представителя власти и бросил его обратно в мешочек, после чего сказал
- Это возьми себе. Я ведь твой муж и должен обеспечивать твою жизнь.
Малка ничего не понимала
- Что за монету ты бросил в мешочек, она какая-то странная. Мне не приходилось видеть таких монет. Можно посмотреть?
Пагиил вынул знак и передал его Малке.
« Пагиил сын Верзеллия – стражник судьи Израиля» - Прочла Малка на знаке.
 Она удивленно посмотрела на Пагиила.
 Пагиил улыбнулся и, обняв Малку, привлек ее к себе.


Рецензии