Зори Галаада. Гл 11 Возвращение Пагиила

Гл.11
Прошло  уже тринадцать лет, как Пагиил с Ефаном прибыли в Аммон.
Не будь сестер, Пагиил бы уже давно ушел в Галаад и расправился с Хилеоном, но сестры связывали его. От такой безысходности Пагиил томился душой.
На следующий день разнеслась весть, которая насторожила Пагиила. Царские слуги, придя утром в спальню к царю, застали его мертвым. Царь умер во сне и на трон вступил его старший сын – пятидесятилетний Леган.
 Рагит ходил, напустив на себя скорбный вид, но глаза его сияли радостью. Он просто сгорал от нетерпения. Ему прямо сейчас хотелось подойти к Легану и спросить
 - Не пора ли готовить войска?
 Рагит прекрасно знал, что надо организовать похороны, объявить месяц траура и только после этого можно напомнить новому царю о войне.
 Увидев Пагиила, Рагит не удержался и хлопнул его по плечу
- Скоро к тебе привезут Хилеона, и ты совершишь над ним справедливое возмездие – высокопарно сказал Рагит и, не сдержавшись, улыбнулся. После чего, осмотрелся по сторонам и быстро отошел от Пагиила.
 Пагиила такой оборот дел не устраивал. Во-первых, Хилеона доставят как пленника, а во-вторых, он будет прав, что объявил Пагиила - как предателя и соглядатая Аммонитян. Тогда Хилеон умрет не как - насильник и клеветник. А как - герой.
 Пагиил напряженно думал, что он может предпринять, чтобы помешать походу на Галаад, но ничего придумать так и не сумел.
 Прошел месяц траура.
 Пагиил видел, как идут приготовления к походу. Во дворец из кузен свозилось оружие и амуниция. Готовились новые кожаные доспехи, ковались мечи, наконечники копий и стрел. Изготовлялись древки копий и стрел, плелись и обтягивались буйволовой кожей щиты.
Пагиил знал, что первыми на Галаад пойдут наемные отряды Рагита.
Затем военачальник царя, усилив армию Аммонитян ополчением. Будет готов, в любой момент, выступить тому на помощь. Если Израиль, собрав ополчение, захочет вступиться за Галаад.
Пагиил решил, что в день, когда отряды будут готовы выступить на Галаад - он убьет Рагита.
Да они не пощадят его сестер и их семьи. Но другого выхода Пагиил не видел.
Пагиил знал, что старый полководец царя против войны с Израилем и если не будет Рагита ему, возможно, удастся отговорить царя от похода на Галаад.
- Нет – подумал Пагиил – Рагита, надо убивать сейчас, пока войска еще не готовы к походу.
 Пагиил вынул кинжал, повернул его лезвием внутрь рукава и, пошел по дворцу, разыскивая Рагита. Навстречу ему бежали несколько дворцовых чиновников с круглыми от страха глазами.
 Пагиил увидев их возбужденное состояние, спросил
- Что случилось?
Один из чиновников остановился и рассказал Пагиилу.
- Две недели назад в город прибыл караван Измаильтян. У них здесь свой дом с двором. Они остановились там. Неделю они торговали на рынке, а потом вдруг перестали приходить на рынок.
Людей привлек запах идущий с их двора. Когда туда заглянули, то обнаружили, что все Измаильтяне мертвы и покрыты какими-то язвами.
 Позднее, оказалось, что несколько домов городских жителей, тоже вымерли полностью.
В городе неизвестная страшная болезнь. Люди закрывают свои дома и покидают город. Пагиил поднял глаза к потолку.
- Господи, Ты хранишь свой народ. Слава Тебе.
 Как это не кощунственно звучит, но Пагиил был рад этой болезни. Это было спасение  Израиля.
 Он вложил кинжал в ножны и пошел вон из дворца.
-Надо срочно отправить сестер и их семьи из города – думал Пагиил – Затем бежать из Аммона самому. Рагиту теперь будет не до меня. Меня хватятся только вечером, значит, я все должен успеть.
У Пагиила за время службы у Аммонитян, накопилось более трехсот шекелей золотом. Двести шекелей он тайком от Ефана спрятал за городом, когда они ездили на охоту.
 А более ста шекелей - хранились в доме тренировочной школы.
Пагиил  не стал брать осла, он быстрым шагом направился к дому Рахили. Этот дом, был ближе всего.
Подойдя к воротам, Пагиил ударил битой в ворота. Ответа не последовало. Пагиил часто заколотил битой по воротам, за воротами никто не отозвался.
Пагиил вынул меч и несколько раз ударил им в смотровое окошко. Дверца отлетела и, Пагиил заглянул  внутрь. 
Он увидел раздетого по пояс раба, тот сидел под гранатовым деревом. Тело его было покрыто красно-синими пятнами, сочившимися гноем и кровью. Он поднял на Пагиила воспаленные глаза.
- Что с хозяевами? – крикнул ему Пагиил.
Раб молчал, Пагиил в отчаянии подошел к дереву, росшему у ограды, влез на него, перелез на ограду и спрыгнул во двор. Он прошел мимо умирающего раба и вошел в дом.  В первой комнате, он увидел двух младших сыновей Рахили. Они лежали на одеялах и были мертвы.
 Старшие сыновья и дочери  по совету Пагиила были отправлены в Мемфис, в Египет. Пагиил прошел в следующую комнату, здесь лежал мертвый муж Рахили. В последней комнате лежали сама Рахиль и ее служанка, обе были мертвы.
 У мужа Рахили на базаре, было несколько лавок, он снабжал их товаром и, видимо имея дело с Измаильтянами, заразился одним из первых.

  Во дворе, Пагиил, взял из глиняной печи несколько кусков угля и, выйдя из ворот, написал на них – ЗДЕСЬ СМЕРТЬ.
После этого он поспешил к дому Ревеки. Ревека к счастью уже знала о событиях, случившихся в городе.
 Когда пришел Пагиил Ревека вместе с рабом, сыном и двумя дочерьми грузили четырех верблюдов и собирались сесть на них, чтобы покинуть город.
Ревека сказала, что ей обо всем рассказала Сара. Сара ездила к Рахили, но там не открыли. Видимо семья Рахили, уже покинула город.
- Семья Рахили вымерла – сказал Ревеке Пагиил
 Ревека закрыла лицо руками и заплакала.
- Уходите в Мемфис - сказал Пагиил – тогда я буду знать, где вас искать. Сами в путь не отправляйтесь, найдите попутный караван и идите с ним. Иначе можете стать добычей грабителей.
Теперь надо было попасть в школу, чтобы забрать спрятанное там золото.
 По дороге в школу Пагиил почувствовал зуд с левой стороны правой голени.
 Пагиил наклонился и увидел между ремнями перевязи от сандалий, красное пятно. Пагиил похолодел, неужели заразился, когда был в доме Рахили? Но потом отбросил эту мысль
- Может быть, просто укусила муха.
 Когда он подошел к школе зуд на ноге продолжался. Пагиил посмотрел на ногу, пятно увеличилось, посредине оно начало синеть и появился маленький свищ.
Сомнений не оставалось  - это болезнь. Пагиил вошел в дом
- Ефан! – позвал он. Ответа не последовало - Наверное, уже сбежал –  решил Пагиил.
 Он на всякий случай толкнул дверь в его комнату. Посреди комнаты на одеялах абсолютно голый, весь в язвах лежал труп Ефана.
 Пагиил с сожалением, посмотрел на труп
- Ты-то где успел зацепить эту заразу – проговорил с горечью он. Но, вспомнив общительный характер Ефана, все понял.
Пагиил нашел кожаную суму, пересыпал в нее золото и вышел из дома.
На веревке натянутой стражниками по приказу Пагиила висели для просушки два халата Ефана.
- Вдруг, они заразные – подумал Пагиил но, посмотрев на свою ногу, усмехнулся и, сняв один из них с веревки, положил его в суму.
Пагиил хотел сразу же идти к городским воротам, но, передумав, повернул в сторону дворца.
 Подойдя к дворцу, Пагиил постучал в закрытые ворота.
- Кто? – спросил стражник, по ту сторону ворот.
- Начальник телохранителей – Пагиил.
- Строго запрещено кого-либо впускать во дворец – ответил стражник.
- Скажи обо мне Рагиту
 Было слышно, как стражник отправил кого-то за Рагитом. Постояв немного, Пагиил решил идти к воротам.
 Ведь он приходил, но его не пустили, значит, его вины нет. Но тут послышался голос Рагита
- Это ты Пагиил?
- Да я – ответил Пагиил.
- Где ты был?
- Отправил сестер из города в Иогбегу – соврал Пагиил.
- Они здоровы – спросил Рагит.
- Семья Рахили вымерла.
- Ты заходил в дом – в голосе Рагита послышалась тревога.
- Да я зашел, чтобы убедиться. Вся семья мертва.
- Я не могу тебя впустить Пагиил.
- Я бы не вошел сам Рагит. Я заразился.
Открылось смотровое окно, и показалась голова Рагита завязанная по самые глаза платком.
- Где твоя болезнь?
 Пагиил развернул ногу, между ремней обуви уже начинала кровоточить язва, краснота на коже чуть выше, обозначила появление следующей.
- Пошел вон отсюда – зло сказал Рагит и захлопнул окошко.
Пагиил быстрым шагом направился к городским воротам.
Он вынул из сумы и надел поверх синего халата чиновника, халат Ефана.  Теперь, Пагиил, знал, как отомстить Хилеону. Ему только нужен верблюд и неделю жизни, чтобы успеть добраться до Массифы Иаировой. Денег у него много и он отдаст за верблюда любую цену.
Вдруг Пагиил представил, вымершие от болезни дома Израильтян. Их паническое бегство из городов и в нерешительности остановился. Ведь если он заразит болезнью Хилеона, от него заразятся другие и, болезнь пойдет по Израилю, убивая всех на своем пути.
Пагиил решил купить верблюда, но для того, чтобы ехать в Иогбегу и предупредить Израильтян, какая страшная болезнь может прийти из Раввы Аммонитской.
 Возле ворот толпилось много народа, дожидаясь своей очереди, чтобы, пройдя сквозь них, покинуть город.
- Кто продаст верблюда! – крикнул Пагиил – куплю за любые деньги.
 Он вытащил пригоршню золотых монет, и в раскрытой ладони, стал показывать золото людям.
- Он болен! – вдруг закричал стоявший возле него мужчина, указывая пальцем на язву, что была на ноге Пагиила.
Народ шарахнулся от Пагиила, давя друг друга. В Пагиила полетело несколько камней. Один больно ударил его по голове.
- Пошел прочь со своим золотом
 Стоявшие вокруг, стали наклоняться, чтобы поднять камни.
Пагиил бросил на землю суму и сдернул с себя халат Ефана.
- Как вы смеете поднимать руку, на начальника царских телохранителей? – крикнул Пагиил.
Люди, увидев на Пагииле халат военного чиновника  и украшенный серебром пояс на котором в дорогих ножнах висел меч, затихли и побросали камни.
 Причинение вреда представителю власти, в Аммоне каралось смертной казнью.
Пагиил подобрал суму, засунул в нее халат Ефана и двинулся к воротам. Толпа, давя друг друга, расступалась перед ним, образуя широкий проход.
 Пагиил выйдя из города, пошел на Восток там, на расстоянии  полдня пути, в роще, у него было спрятано золото. Язва на ноге начала болеть, другая язва уже тоже покрылась синевой, и на ней образовался свищ. Ремни обуви терли по язве, причиняя боль. Пройдя более половины пути, Пагиил начал хромать. Неожиданно он подумал
 – Для чего ему, то золото, что спрятано в роще?
 Ведь ему оно  скорей всего не понадобится. А тем, кто его возьмет у Пагиила оно принесет только смерть, поскольку будет заражено болезнью.
Пагиил развернулся и пошел в обратную сторону. Он пожалел, что потерял столько времени. Когда Пагиил миновал Равву, уже наступили сумерки, которые быстро сгущались.
Пагиил перевязал ремни обуви, так, чтобы они не терли язвы, идти стало легче. Когда дорога стала песчаной, Пагиил вообще снял обувь и положил ее в суму. Он знал, что впереди еще будет река, а перед ней и после реки, каменистая дорога, поэтому выбрасывать обувь, не имело смысла, она еще могла пригодиться.
 На песчаной дроге, можно было, легко сбиться с пути, но ночь была ясная и, Пагиил легко ориентировался по звездам. Ужасно хотелось пить, Пагиил знал, что когда кончится песок, будет родник, но найдет ли он его в темноте. Если он возьмет, чуть правее, то очень даже запросто может пройти мимо родника.
 Неожиданно он наступил на что-то скользящее и в тоже время удар в икру и боль - словно кожу проткнули шилом.
 Пагиил услышал, как в темноте, шурша телом по песку, уползала змея.
Сефур учил Пагиила, что если укусит змея, ногу или руку, надо перетянуть кожаной полоской, можно от обуви, или тетивой от лука. А за тем отсосать яд. Если есть огонь раскалить нож и прижечь место укуса. Затем надо пить как можно больше горячей воды и бегать, чтобы вспотеть.
 Пагиил ничего этого делать не стал. Укус пришелся в место, где были язвы, и Пагиил не хотел, чтобы они появились у него во рту. Он не видел, что это была за змея и если это кобра, то все равно, жить ему осталось совсем не много.
Пагиил пошел вперед быстрым шагом, надеясь поскорее добраться до родника.
По телу начал разливаться сухой жар и начала кружится голова. Сознание начало мутится. Вставали картины прожитой жизни.
Иногда Пагиил уходил от реальности, и ему вдруг начинало казаться, что вот он сидит и разговаривает с Иаиром, но видение оставляло его и Пагиил, придя в себя, понимал, что  продолжает идти по песку.
 Возникало не понимание, зачем и куда он идет. Картины менялись. Только, что он видел себя разговаривающим с Рагитом или с Рахилью и вдруг темнота и звездное небо и его ноги, упрямо ступающие по песку.
 Пагиил бросил суму, она казалась слишком тяжелой. Теперь он уже не шел, а брел, раскачиваясь из стороны в сторону.
 Иногда он падал, и не хотелось вставать. Но он понимал глубиной сознания, что если  не поднимется, то умрет и, собрав последние силы, Пагиил поднимался и брел дальше. Тело продолжало гореть сухим огнем и его начала бить мелкая дрожь.
 Неожиданно нога вступила в воду. Пагиил упал на четвереньки и увидел не большой в локоть шириной, ручеек. Он стал жадно пить из ручья. Затем Пагиил поднялся и, ступая прямо по ручью, чтобы не потерять его побрел вверх по течению.
 Наконец он дошел до обложенного камнями родника. Пагиил припал к воде и пил еще, сколько мог, а затем стал бродить вокруг родника. Когда чувствовал, что может пить еще, припадал к воде, и пил и опять ходил вокруг родника, качаясь от слабости.
Он пробовал даже бежать, но это не получалось. Когда небо на Востоке начало светлеть,  у Пагиила на лбу появились первые капельки пота. В это время сознание у него помутилось и, Пагиил упал на утоптанную возле родника землю.
 Очнулся Пагиил, когда солнце высоко поднялось над горизонтом. Он был весь мокрый от липкого пота. Пагиил чувствовал, как отекло его лицо, и была сильная слабость во всем теле. Сильно распухла укушенная нога. Пагиил вспомнил, что он должен предупредить жителей Иогбеги о болезни в Равве. Но впереди лежала каменистая местность, а Пагиил был без обуви.
Он с трудом поднялся, каждый шаг отдавался болью в укушенной змеей, ноге, но идти было можно. Пагиил спускался вниз по ручью, пока не разглядел свои следы на песке. Пагиил пошел по ним и шагов через четыреста, увидел свою суму.
Когда Пагиил обвязывал ремни сандалий, то обратил внимание, что свищи на язвах подсохли, и исчезла синева на язвах.
 Пагиил поднялся, снял с себя синий халат с золотыми и серебряными бляшками, нашитыми вокруг шеи и, бросил его на песок. Затем, подумав, снял и синюю головную повязку и бросил ее туда же. Надел халат Ефана, и дойдя до ручья, стал пить столько, сколько мог.
Поднявшись, Пагиил побрел в сторону Иогбеги, покачиваясь от слабости. Пагиил сильно потел, но это его не беспокоило. Он знал, что раз потеет, значит, наступает выздоровление.
 Когда солнце перевалило за полдень, Пагиил увидел реку, а за ней  вдалеке стены города, где он родился.
Сердце радостно защемило, и даже болезнь как будто отпустила его. Перейдя вброд реку, Пагиил зашагал быстрее, хотя нога продолжала отдавать болью.
 Он нашел укромное место среди камней. Снял с себя пояс и меч, и спрятал. Переложил кинжал в суму и направился к городским воротам.
Пагиил почувствовал голод. Это, еще раз говорило о том, что болезнь, покидает тело. Но как купить себе еды, чтобы не заразить продавца через деньги. Хотя язвы подсохли и, на них прошла синева, Пагиил не был уверен, что он здоров.

 Придя на рынок, Пагиил старался идти так, чтобы к нему ни кто не прикоснулся. Он подошел к продавцу хлебов. Продавец пек хлебы тут же в дышащих жаром от горячих углей печах.
 Пагиил достал две золотые монеты и, протянул их продавцу над печью. Он сделал вид, что жар опалил его руку, и  уронил монеты на горячие угли.
Продавец быстро схватил плоскую кочергу и осторожно выудил монеты из печи.
- Друг – сказал ему Пагиил – меня укусила змея и мне трудно ходить. Будь добр, пошли кого-нибудь, купить мне перемену одежд, огниво и трут, кувшин вина и продай семь хлебов. Положи все это в мешок для хлебов, сдачу оставь себе, за твою помощь мне.
 Сдача с двух золотых монет, получалась солидная.
Хлебопек, подозвав одного из своих сыновей помогавших ему, пересказал тому все, что заказал Пагиил и отправил за покупками.
Пагиил отойдя в сторону, стал ждать.
Скоро вернулся сын хлебопека и принес, все, что было заказано. Взяв мешок, Пагиил направился из города. Выходя из ворот, он остановился возле стражника.
-Господин – обратился он к нему – Мой знакомый купец проезжал вчера из Раввы в Беф-Нимру, и просил меня передать, что в Равве свирепствует язва. Люди вымирают домами и бегут из города. Передай своему начальнику, что если будут прибывать люди из Раввы, они могут принести болезнь в города Израиля.
 Стражник презрительно посмотрел на Пагиила.
- А тебе и твоему купцу это не приснилось с пьяных глаз? Иди отсюда, пока я не огрел, тебя древком копья.
 В это время, к ним, подошел еще один стражник.
-Начальник всем велел передать,- сказал он – чтобы из Аммона, в город никого не пропускали. Там язва.
 Первый стражник удивленно посмотрел на Пагиила.
 Пагиил поняв, что слухи о болезни в Равве дошли до Израиля, прихрамывая, зашагал к видневшемуся  в отдалении, лесу.
 По дороге Пагиил забрал пояс и меч и, придя в лес, подыскал себе место возле ручья, где и расположился.
Здесь он обнаружил, что забыл купить чашу для питья. Но зато теперь ему было чем заняться. Он мечем, перерубил толстый сук, отрубил от него кусок древесины и стал кинжалом вырезать чашу.
 Пагиил продолжал жить в лесу, он съедал по одному хлебу в день и запивал его водой прямо из ручья.
Через два дня чаша была готова, и теперь Пагиил с удовольствием запивал хлеб вином, разведенным ключевой водой.
 Спустя четыре дня, опухоль на ноге стала спадать, а вместе с ней стали исчезать и язвы. Через неделю Пагиил почувствовал, что он здоров.
Он снял с себя и сжег в костре всю одежду, омылся в ручье и надел на себя одежду, купленную на базаре в Иогбеге. Прокалил над костром суму, кинжал, меч и пояс. После чего, выплеснул из кувшина остатки вина, набрал в него воды и, всыпав в него золотые монеты, прокипятил их на костре.
Пагиил шел в сторону города, и на душе было необычно хорошо. Он жив, свободен и он в Израиле.
 Порывшись в отделениях сумы, Пагиил вынул оттуда знак представителя власти Израиля, выданный Иаиром.
Раньше Пагиил хранил его в мешочке для монет, вместе с монетами, поэтому он не попался на глаза Рагиту. Но как его не заметил хозяин дома, где их арестовали? Он-то наверняка пересчитывал монеты, а может, просто принял его за золотую Израильскую монету.
 Пагиил пришел на городской рынок, поменял часть золотых монет на серебро, купил на дорогу еды и направился к выходу из города.
Он хотел купить осла, но передумал. Животное требует ухода, а собственные ноги ничего, только еды. Кроме всего, Пагиил купил серебряное зеркальце, взглянув на себя, он был ошеломлен. На него смотрело лицо, матерого забулдыги.
Огромные мешки под глазами и красноватый нос. Но, это мало огорчило Пагиила. Он остался жив, а все остальное чепуха, и Пагиил посмеявшись над собой, тронулся в путь. Выходя из городских ворот, Пагиил увидел знакомого стражника.
- Эй, пьяница, – крикнул он – с какой стати ты нацепил этот пояс и меч? Мне надо отвести тебя к начальнику. Может быть, ты, все это украл.
 Когда он подошел, Пагиил показал ему на ладони знак Иаира.
Стражник побледнел и стал извиняться.
Пагиил ничего ему, не ответив, пошел дальше по дороге. Он шел на Беф-Нимру, чтобы оттуда повернуть на север в сторону Массифы Иаировой, которой до сих пор управляет Хилеон. Это Пагиил выяснил на базаре.
 Через четыре дня, Пагиил увидел стены Массифы Иаировой. Не доходя до города, Пагиил спрятал меч, пояс и суму. Направляясь в город, он взял с собой, только кинжал и необходимое количество денег в кожаном мешочке.
 Деньги и кинжал, Пагиил спрятал под одеждой.
На рынке Пагиил узнал, что правитель Хилеон редко выезжает из своего дома и увидеть его в городе почти не возможно.
 Пагиил прошел к дому, где проживал правитель. Он был окружен высокой каменной стеной, а у ворот по ту и эту сторону дежурили стражники.
 Пагиил понял, что просто так ему убить Хилеона не удастся.
 Придется останавливаться в этом городе и искать пути подхода к Хилеону.
 Город не большой и его проживание здесь, обратит на себя внимание. Значит надо искать какое-то занятие. Но что он умеет делать?  Пагиил досадливо помычал, ему даже не хотелось думать о своей основной профессии.
Интересно подумал Пагиил, закончился ли наем пастухов? И он пошел в сторону рынка.


Рецензии