Зори Галаада Гл. 10 Цепи Рагита

Гл.10
 Прошло несколько лет. Пагиил обучил и держал в хорошей физической форме сорок телохранителей царя и все это время он ждал и боялся войны с Израилем.
Он уже сам убедился сколь велико и хорошо обучено войско Аммонитян.
 Но Господь оберегал Израиль.
То Измаильтяне  из Кедара вдруг начинали разорять восточные города Аммона, то приходили слухи, что Едом собирается напасть на Аммон, или начинались недоразумения с Моавом из-за пограничных территорий.
Золотые прииски Аммона не давали покоя соседям. В скоротечных стычках, воины Аммона закалялись в боях, и это еще больше беспокоило Пагиила.
Однажды Рагит пригласил Пагиила в свой дом.
 Они сидели за богато накрытым столом, попивая хорошее вино, когда Рагит спросил
- Скажи Пагиил, как тебе удается подбирать людей, какие сами, отлично владея оружием, совершенно тупы, и не могут обучить этому других?
Пагиил улыбнулся-
- Я Рагит подбираю тех, кто менее подвержен тому, чтобы его подкупили враги царя.
 Ведь любой из этих стражников доволен своей жизнью и жалованьем.
 Человек более умный считает, что он достоин лучшей доли, а значит, за хороший куш может предать своего царя.
 Рагит сделал отрицательный знак-
- Они все присягали именем Хамоса – главного бога Аммона.
Пагиил сделал глоток из чаши с вином-
- Даже я, прожив здесь так мало, хорошо знаю, что жрец Хамоса, за золото может простить любую клятву данную Хамосу. Все зависит от количества поднесенного ему золота.
Рагит побагровел –
- Царь второй на земле после Хамоса!
 Пагиил спокойно посмотрел на него
-Если ты так предан царю, тогда как же ты собираешься возродить царство Аморреев? Ведь его придется отторгнуть от Аммона   
Или ты думаешь, что царь даст тебе завоевать царство для себя?
- Царь обещал меня сделать наместником в Галааде
- Тогда выходит, что Галаад так и останется Галаадом, но не царством Аморрейским
- Нет, я вытравлю это название из людских умов – взревел Рагит.
 Пагиил понял, что разговор уходит в ненужное ему русло, поэтому сказал
- Твои планы мне не ведомы и я их не хочу знать Рагит, мы говорим не о том.
 Рагит замолчал, и какое-то время сидел, отхлебывая из чаши с вином и думая о чем-то своем, наконец, поднял голову-
-  Я хочу поставить тебя начальником над телохранителями царя. Чтобы ты сам определял их обязанности и контролировал.
Пагиил подумав, ответил-
- Я не стану отказываться Рагит, потому что засиделся без дела.
Ведь как наставник, я телохранителям, уже не нужен. Они знают все, чем владею я.
 Пагиил понял, что Рагит расставляет своих людей ближе к царю и идти сейчас против его воли не имеет смысла. Можно заплатить жизнью.
 
В свободное время, Пагиил любил приезжать  на городской рынок.
Здесь он бродил среди торговых рядов, ничего не покупая, а просто расспрашивал купцов, откуда тот или иной из них  прибыл. Если оказывалось, что купец прибыл из Израиля, тогда, чтобы завязать разговор, он покупал у того, какую ни будь безделицу, не особо торгуясь. Чем располагал купца к себе и жадно расспрашивал о новостях в Израиле.
 Как-то он как обычно шел вдоль рядов в поисках такого купца. Мимо него четыре раба несли легкие носилки, покрытые белой льняной тканью. Из носилок, женщина лет сорока пяти - разглядывала содержимое прилавков.
 Когда Пагиил увидел ее, сердце его замерло. Женщина как две капли воды была похожа на его мать. Такой он видел свою мать, в последний раз. Женщина почувствовала взгляд Пагиила и тоже посмотрела на него. Когда взгляды их встретились, Пагиил не удержался и произнес-
- Ревека?
Носилки были от Пагиила  в трех шагах. Он увидел, как женщина вздрогнула и, не отводя глаз, продолжала пристально смотреть на него. Затем задернула занавеску и приказала рабам двигаться дальше. Пагиил остался стоять в растерянности. На мать была похожа Ревека, его старшая сестра. Он печально, провожал носилки глазами.
Рабы пронесли их шагов тридцать, а затем поставили на землю на специальные ножки. Пагиил увидел, как из носилок вылезла женщина и стала смотреть в его сторону.
 Пагиил отвернулся, он не мог справиться с обидой. Ревека, которая так любила его и рассказывала им с Лией сказки. Потерю кого, он так переживал. Сколько он пролил слез, вспоминая их - когда сестер и матери не оказалось среди возвратившихся пленных.
Пагиил краем глаза увидел, что один из рабов женщины направляется в его сторону. Подойдя к Пагиилу, он сказал-
- Господин, моя госпожа просит простить ее. Замужней, знатной женщине неприлично разговаривать на улице с посторонним мужчиной. Но она хотела бы знать, откуда вы знаете ее Еврейское имя. Госпожа не помнит где, и когда могла видеть вас.
- Скажи ей, что она видела меня, последний раз, двадцать девять лет назад. В городе Иогбеге, когда его захватили Аммонитяне – ответил Пагиил – Передай, что я считал ее погибшей.
- Но господин, моя госпожа, вероятно, захочет узнать ваше имя.
 Пагиил вздохнул –
- Передай, если Богу будет угодно, она вспомнит мое имя - он, развернувшись, зашагал к воротам базара.
 Почти тридцать лет – думал Пагиил – Нужен ли я ей сейчас. Если с другими двумя сестрами и матерью случилось, что ни будь плохое. Для нее эта встреча может навеять горестные воспоминания.
 А так судя по ее жизни, она у нее не плохая. Что если повезло только ей одной?
 Пагиил дошел до коновязи, отвязал своего осла, бросил смотрящему за животными,  медную монету и поехал в сторону царского дворца.
Теперь Пагиил жил при дворце. Ему дали трех слуг из Аммонитян.
Ефан остался смотрящим за школой. Это, Пагиил сам предложил Рагиту. Поскольку школа тоже осталась в его ведомстве.
Пагиил уже пожалел о том, что сказал сестре про Иогбегу. Если она вздумает его искать, может выплыть то, что он сын начальника стражи Иогбеги, которого убили Аммонитяне.
 А ведь он не говорил этого Рагиту. Ему он сказал, что он приемный сын Сефура, а его родители умерли от болезни.
Прошло две недели с тех пор, как Пагиил встретил на базаре сестру.
 В поведении Рагита Пагиил ничего не заметил, значит, его ни кто не ищет. Он успокоился и жил своей размеренной жизнью, хотя горький осадок оттого, что сестра его не вспомнила, немного давил на душу.
Однажды вечером, к нему подошел Рагит-
- Сегодня вечером, после того, как расставишь телохранителей на ночь, я жду тебя у себя дома на ужин – улыбаясь, сказал он Пагиилу
Увидев в глазах Пагиила вопрос, опять улыбнулся.- Я хочу Пагиил, чтобы мы были друзьями, поэтому приглашаю тебя.
Пагиил насторожился – Нет Рагит не тот человек, чтобы просто так распивать вино с начальником телохранителей.
 Первая мысль была – Бежать.  Но Рагит не так глуп. За Пагиилом наверняка будут следить.
 Когда он будет распределять стражу, городские ворота уже будут закрыты. Значит, сбежать по дороге к Рагиту, не имеет смысла.
 Пагиил решил вверить судьбу в руки Господа.
За ужином Рагит любезно спросил Пагиила, как тому служится в должности начальника телохранителей. Затем спросил, не хочет ли он купить дом, не далеко от дворца.
- Если ты не накопил достаточно денег, я могу ссудить тебе без процентов – сказал Рагит.
 Пагиила настораживало такое обходительное отношение. Он лихорадочно строил предположения.
 Неожиданно его посетила догадка - не замышляет ли Рагит, что-то против царя?
- Зачем мне дом? – ответил он Рагиту – Мне по, долгу службы, надо постоянно наблюдать за телохранителями. Ты сам определил мне такую должность.
-  Чтобы там жила твоя молодая жена. Ты ведь не стар Пагиил и не тратишь себя на женщин - это не нормально.
 Если бы ты был сектантом Гераса, я бы еще мог тебя понять. Но ты не замечен в связях с ними.
 Хотя мы не избиваем их, так как это делал Иаир, но достойных должностей они тоже не получают. Или лишаются их, если я узнаю, что человек имеет отношение к секте Гераса.
Пагиил пожал плечами
- Мне просто не нужны женщины. Разве так не бывает?
Рагит кивнул головой 
- Бывает - это евнухи. Но ты на них не похож..
Ты свободен Пагиил, ты ни кого не хочешь связывать собой. Ты благородный Пагиил и не хочешь, чтобы кто-то отвечал за тебя своей жизнью. Ведь тебя и сейчас ничего не держит. Ни дома, ни семьи.
Поэтому я всегда посылал своих людей, следить за тобой.
 Посылал Пагиил, а теперь надобность в этом отпала.
Пагиил вопросительно посмотрел на Рагита.
Тот довольно хохотнул
- Да потому, что Пагиил в этом городе, живут три твои сестры. Они замужем за богатыми купцами. И если ты теперь вздумаешь бежать из Аммона, они ответят своими жизнями, вместе со своими мужьями и твоими племянниками и племянницами.
 Пагиил похолодел.
- Вот оно, не осторожно брошенное слово.
Рагит рассмеялся
- Ты обманул меня Пагиил, сказав, что имел только одну сестру Лию. Ты кроме четырех сестер имел  еще и двух братьев, которые погибли в Иогбеге. И родителей ты помнишь хорошо. Твой отец был начальником стражи.
Впрочем, я и не верил тебе, когда ты сочинял относительно твоего смутного детства. Но не было возможности проверить. Поэтому за тобой днем и ночью наблюдали мои люди.
 Насладившись растерянностью Пагиила, Рагит продолжил
-  Не переживай Пагиил, если ты будешь служить царю и мне, как служил, до этого дня. Тебе нечего бояться.
 И не думай, что все сведения о тебе я вырвал у твоей сестры пытками.
Ко мне пришел начальник стражи рынка, и сообщил, что жена именитого купца ищет своего брата - по виду военного чиновника - Еврея Пагиила.
Для мужа твоей сестры была честь, что я посетил их дом. Так что когда я ей рассказал, что с тобой несправедливо обошлись в Израиле. Что мы приняли тебя и дали тебе высокую должность. А кроме этого, я рассказал ей, что ее сестру Лию изнасиловал и убил сын судьи Иаира.
 Она рассказала мне все, о чем я спрашивал.
 Пагиил пристально смотрел на Рагита, и ему казалось, что его слова, похожи на тяжелые цепи, которые навсегда, крепко приковывают его к царству Аммона.
Рагит, довольный произведенным эффектом, смотрел на Пагиила. Затем произнес
- Так что служи, как служил, царю, и мне - затем поднял указательный палец и внушительно произнес-
- Но в первую очередь мне Пагиил.
А теперь я хочу тебе рассказать одну историю.
 Жил один народ. Молился своим Богам, был у них царь, был неплохой военачальник - он и был моим предком.
Было - воевал этот народ, было - жил в мире со своими соседями. У них была своя земля и свои города. И жили себе как умели.
 Но однажды из пустыни пришел другой народ и, победа в битве досталась ему.
Но этот народ, что пришел, не подчинил себе побежденный народ, и не наложил на него дани. Как было принято на этих землях, между другими народами.
Он выгнал побежденный народ из его городов и поселился в них сам.
 Мало того всех пленных мужчин и замужних женщин предали мечу. Но и этого мало, мечу предали и всех попавших в плен детей мужеского пола. Только девочки и девушки, не знавшие мужа, получили пощаду.
Теперь скажи, что я должен испытывать к тебе - представителю народа, какой пришел из пустыни? Если сам я представитель народа побежденного?
 А я предлагаю тебе дружбу.
 Потому, что есть вещи  важнее мести.
И ты,  не держи в душе зла на мой народ, за его желание иметь свою страну и своего царя. Окажись на моем месте ты, я уверен, ты поступил бы также как я.
 Все люди на земле воюют, друг с другом, а на войне всегда убивают.
Ты откровенен в своих мыслях Пагиил и за все годы, что ты находишься здесь в Равве я не нашел в тебе подлости. Но жизнь диктует свои условия.
Стань мне другом Пагиил, и ты не пожалеешь.
Пагиил поднял глаза на Рагита
- Стать тебе другом, чтобы помочь  в походе на мой народ?
 Рагит в отчаянии всплеснул руками
- Ты напоминаешь мне одного пса.
 Однажды мой знакомый, напился вина и решил похвастаться, какой у него умный пес. Но пес не понимал, чего от него хочет пьяный хозяин. Тогда хозяин в ярости схватил палку и стал бить пса.
 Пес никуда не убегал, а только выл от боли.
 Потом, когда пьяный хозяин упал на землю и уснул. Этот пес не давал рабам подойти к своему хозяину, охраняя его сон.
- Тогда я отвечу тебе, как ответил бы другу – заговорил Пагиил
 – Наш народ имеет одного Бога, потому, что только один Бог может создать небо и землю, и все что на ней. Мой народ несет знание о едином Боге и передает его другим народам.
Пагиил хотел рассказать Рагиту о том, что Бог не имеет ни формы, не тела, о том, что Он живет в людских душах, как чувство любви, но, взглянув на Рагита, понял, что это бессмысленная затея. Ему не переубедить Рагита, чьи убеждения и понимание веры, отличны от убеждений Пагиила.
- Возьми десять плотников и скажи им – сказал он - Постройте дом. Они спросят – а кто будет главным? А ты скажи им каждый из вас, может считать себя главным.
Будь, уверен, они ничего не построят.
- Наш главный Бог Хамос – перебил его Рагит.
- Тогда, что здесь делают – Филистимский Дагон и Сидонский Ваал? Почему у статуи Ваала каждую неделю, проходят оргии и мужчины меняются женщинами по нескольку раз за вечер, развращая свою плоть? А детей рожденных от таких оргий, приносят в жертву Ваалу?
 Почему сектанты Гераса свободно бродят по улицам Раввы, развращая своим бесстыдным поведением детей. Неужели ты сам, можешь без отвращения смотреть на двух страстно целующихся мужчин?
- Но мы не имеем бунтов и государство у нас, богатое и сильное.
 Это тебе о чем ни будь, говорит – Рагит усмехнулся
– У вас в Израиле, я тоже видел Священные рощи и статуи Валов. Да и других Богов тоже. А у ворот городов, стадами сидят блудницы. Ведь здесь в оргиях тоже участие принимают блудницы. Замужние и порядочные женщины на оргии, не ходят.
- Вот потому, что народ в этих землях так развращен. По воле Бога Моисей и приказывал убивать всех, кроме девиц, не познавших мужа.
 Женщина, чей муж участвовал в оргиях, тоже, развращена своим мужем.
Те непотребства, которые он познал в оргиях, он им обучил и свою жену.
 Но всех до единого развращенного человека, предать мечу не удалось. И теперь Рагит ты видишь те последствия – Израиль разлагается и гибнет. Потому, что развратить слабого человека легко, а слабых людей, любой народ имеет всегда больше, чем крепких.
 Рагит задумчиво теребил бороду –
- Хорошо, но дети, зачем вы убивали детей?
- Мужеского пола – добавил Пагиил
– Потому, что когда они вырастут, они не будут считать себя полноценными Евреями. Даже если ему всю жизнь будут твердить об этом. Он не примет душой Бога тех, кто умертвил его родителей.
 Из них выросли бы жестокие мстители. А у Бога Единого, после смерти, не пропадает ни одна душа, даже самая падшая – Пагиил чувствовал, что все равно не сумеет убедить в своей правоте Рагита, но слова сами шли из его души.
Рагит усмехнулся 
- У какого Бога, не пропадает ни одна душа? У нашего, или у вашего?
- А Бог он один, и над тобой и надомной – Пагиил еще раз убедился, что слова его до цели не доходят.
- Тогда почему, я в Него не верю, но живу в золоте и удовольствиях. А ты, так фанатично  преданный своему Богу. Бегаешь от своих же соотечественников и единоверцев, как заяц от голодных собак?
- Потому Рагит, что ты как костер, куда Господь положил много сухих дров.
Они разгорелись и горят большим жарким пламенем и чем жарче горят, тем быстрее прогорят.
Но Господь раз он разжег этот костер, хотел получать тепло от его пламени.
 Ты Рагит греешь только сам себя. А если Господь не получает тепла, то в такой костер, он больше дров не положит, не получив дров, такой костер скоро угаснет.
- А ты? – спросил в свою очередь Рагит.
 Пагиил вздохнул
- Ничего в этой жизни не дается даром. Когда костер уже горит, Господь подкладывает в него только сырые дрова. Надо приложить труд и  сначала их высушить.   Когда в костер кладут сырые дрова, он притухает, или вообще тлеет, до той поры, пока дрова высохнут и вспыхнут пламенем. Надо только помнить, что раз костер разожгли, значит, возле него хотят греться. Надо отдавать тепло, на какое ты способен.
Видимо у меня был такой период, когда в мой костер положили сырых дров.
- Но я смотрю, твои дрова начинают разгораться – захохотал Рагит – А мне выходит, дополнительной охапки сухих дров, не видать, потому, что я не Еврей?
 Пагиил пожал плечами, и стал пить вино из чаши.
- Ладно, уже поздно – сказал Рагит – ступай во дворец, проверь службу телохранителей. Утром я пришлю к тебе человека, он укажет тебе дом, где проживает твоя сестра. .

2.
На следующее утро, Рагит сам подошел к Пагиилу –
- Хочешь,  я распоряжусь, чтобы  для тебя, запрягли в колесницу лошадей, и ты мог достойно приехать к дому сестры?
Пагиил улыбнулся и отрицательно покачал головой.
Рагит пристально посмотрел на Пагиила
 – Я  не сомневался в твоем отказе.- Он подозвал стражника и указал на него Пагиилу – Он покажет тебе дом твоей сестры.

 По дороге, Пагиил как не старался, никак не мог привести свои мысли в порядок. Перед глазами все время вставали картины из детства. Самое счастливое время в его жизни закончилось вместе с набегом Аммонитян. И волею судьбы у Аммонитян он нашел убежище от сыновей того, за кого был готов отдать свою жизнь.
Нет, Пагиил не отрекается от Израиля,
-Настанет время, и я вернусь - думал он.
В это время, они остановились возле больших ворот в стене высотой в полтора Пагииловых роста.
 Стражник, указав на ворота, сразу же развернул осла и поехал обратно.
Пагиил ударил в ворота, специально прикрепленной для этого битой. В воротах открылась небольшая дверца, в ней показалась верхняя часть мужского лица. Увидев Пагиила, лицо исчезло.
Пагиил посмотрел на свою одежду. Синяя головная повязка и синий халат, отделанный вокруг шеи тонкими золотыми и серебряными бляшками, выдавали в нем высокого военного чиновника.
 - Надо купить себе другую одежду – подумал он.
 Ворота открылись. В проеме, стояла его сестра и высокий худой мужчина лет шестидесяти – ее муж.
 Они сдержано приветствовали Пагиила и пригласили следовать за ними в дом.
Когда они вошли в комнату, сестра подошла к Пагиилу обняла его, уткнулась лицом ему в грудь и безудержно зарыдала.
Муж пытался успокоить жену и бросал на Пагиила виноватые взгляды.
Пагиил обнял сестру, к горлу у него подступил комок, и он огромным усилием воли сдерживался, чтобы не разрыдаться самому.
 Наконец сестра, немного, успокоилась, и они вошли в другую комнату, где был накрыт стол.
Пагиил молчал, он боялся, что если он начнет говорить, то окружающие по голосу догадаются о его слабости.
- Я послала сказать сестрам о тебе – сказала сестра.
 Пагиил кивнул в ответ, затем все-таки произнес
- Расскажи мне, что случилось с вами той ночью.
Ревека сквозь слезы и часто прерываясь и плача начала рассказывать Пагиилу о той роковой ночи.
- Когда они вышли из двора, на них сразу же напал отряд местных Аморреев.
То, что они местные Ревека определила по тому, что они, знали отца и братьев по именам.
Отец и братья оттеснили женщин к стене ограды, и, став плечом к плечу, вынув мечи, стали защищаться.
 Аморреи были вооружены мечами, но на них не было доспехов.  Отец, и братья скоро убили и ранили нескольких из них.
 Распоряжался нападавшими молодой Аморрей из Раввы. Он прибыл в город накануне, с купеческим караваном.
Сказав последние слова, Ревека испугано взглянула на Пагиила.
Пагиилу было достаточно этого взгляда и подробностей о молодом Аморрее, чтобы понять, кто это был такой. Но он не подал виду.
Ревека успокоилась и продолжала дальше
 – Этот молодой Аморрей приказал принести копья. Аморреи стояли полукругом, но подходить боялись. Затем принесли целую охапку копий. Аморреи разобрали их и по команде молодого Аморрея разом метнули копья в отца и братьев.
В них вонзились сразу несколько копий  в каждого. Отец и братья закрывали собой сестер, поэтому девушки не пострадали, а мать стояла не защищенная, и ей одно копье попало под мышку и разорвало мышцу спины.
 Когда отец и братья упали, Аморреи хотели броситься на девушек. Но Аморрей из Раввы запретил им.
Один не захотел его слушать и хотел изнасиловать Сару, он кричал, что это его добыча. Тогда Аморрей из Раввы ударил его плашмя, мечем по голове, и сказал. Что убьет его, не смотря, что он его друг.
Потом он приказал двум другим Аморреям отвести нас к пленным.
 Мы попросили перевязать мать. Он сказал
 – Перевяжите, и если может ходить, берите ее с собой.
Утром их всех пешком погнали в Равву. Во второй половине дня, они пришли в Равву. Приехал этот Амморей и забрал сестер с матерью и кроме их еще человек сорок. Он привел и запер всех в сарае без окон, там они пробыли до утра.
 Утром их всех из сарая погнали на невольничий рынок.
 К ним подходили не один раз. Аморрей за девушек как за девственниц назначил очень высокую цену. Поэтому покупатели предпочитали брать других. Мать была ранена, поэтому ее тоже никто не покупал.
В городе жили три молодых купца. Они дружили с детства и дали друг другу обещания породниться через жен. Но они не учли, что очень трудно найти сразу трех сестер близнецов. Поэтому поиски невест успеха не приносили.
И вдруг к одному из них приходит его слуга и сообщает, что на невольничьем рынке продают трех красавиц сестер девственниц. Правда, цена заоблачная.
Тот сразу посылает к своим друзьям, и они идут на рынок. Друзьям девушки понравились сразу. Ревеке было семнадцать лет, Рахили шестнадцать, а Саре пятнадцать.
 Друзья, почти не торгуясь, заплатили за девушек требуемую сумму.
 Когда девушки плача стали прощаться с матерью, друзья, посовещавшись, выкупили мать.
 Но мать не смогла прожить долго. Рана от копья неизвестность, что случилось с Пагиилом и Лией, гибель на ее глазах мужа и двух сыновей – быстро убили ее 
Спустя полмесяца мать умерла. Сестры же став женами купцов, абсолютно не знали языка Аммонитян, и их мужья в ответ на их просьбы поехать в Иогбегу только разводили руками, улыбались и знаками объясняли, что ничего не могут понять. Они трое торговали с Египтом, и свои караваны водили в Египетские города. А значит, владели языком Египтян, да тех народов, чьи страны лежали на пути в Египет.
Пробыв, как заведено определенное время, с женами, купцы собрались в дорогу в Египет, но уйти не успели.
 С огромным Израильским войском, Иаир осадил Равву.
 Продержав город, месяц в осаде, Иаир согласился снять осаду за большой выкуп золотом и возврат всех пленных Евреев, захваченных в Иогбеге
За три месяца сестры научились немного изъясняться на языке Аммонитян. Мужья стали уговаривать их остаться.
 Теперь сестры потребовали найти человека знающего язык Евреев. А через него рассказали о брате и сестре в подземной комнате.
Мужья клятвенно заверили, что, как только появится возможность, они тот час отправятся все вместе в Иогбегу и узнают о детях.
Но когда они смогли приехать в Иогбегу. То застали в доме только управителя, который рассказал им, что этот дом принадлежит Пагиилу, а сам мальчик и его сестра, находится на воспитании у судьи Израиля - Иаира.
Сестры своих лиц в городе не показывали и никому не открывались кто они такие, боясь позора.

3.
Пришел раб, что дежурил у ворот и сообщил, что приехали Рахиль и Сара с мужьями. Рахиль и Сара, так же как и Ревека, увидев Пагиила, обнимали его и долго плакали, вспоминая погибших отца и братьев, мать и Лию.
Мужья сестер Пагиила много раз видели Пагиила на базаре. От стражников они знали, что он начальник телохранителей царя. Но они, никак не могли предположить, что он окажется родным братом их жен.
 Купец, каким бы он богатым не был, обязан оказывать уважение представителю власти, особенно военной.
 Мужья, потупив глаза, стояли у входа и ждали, когда Пагиил пригласит их войти.
Пагиил же ничего не понимал и сам ждал, когда они сядут за стол чтобы начать трапезу. Времени уже прошло достаточно, и он проголодался.
Пагиил наклонился к Ревеке и спросил, когда они начнут трапезу.
Ревека удивленно улыбнулась и ответила, что это будет тогда, когда он этого захочет.
- Ведь ты в этом доме занимаешь самое высокое положение. Разве ты этого не знал?
 Пагиил поднялся и подошел к мужьям. Он по очереди обнял их и пригласил за стол. Пагиил был от души благодарен им, за то, что они, купив его сестер, не оставили их рабынями или наложницами, а женились на них. В то время когда его сестры были бесправными невольницами.
 Пагиил пробыл в гостях до вечера. Вечером, попрощавшись и пообещав навещать сестер, он отправился во дворец. Теперь он был накрепко привязан к этой стране.
Он уже стал привыкать к своей жизни в этой стране, но его беспокоило, неудержимое желание Рагита, воевать с Израилем.
 Рагит всячески пытался уговорить царя Аммона напасть на Израиль. Он проводил перед дворцом отряды наемной армии. Постоянно твердил царю, что на нее уходят большие расходы, и они зря едят хлеб.
- Они должны отрабатывать хлеб, которым их кормит эта страна – твердил он царю.
Но царь Аммона, воевать не хотел. Он помнил, чем закончился поход на Иогбегу и не хотел верить Рагиту - что Израиль сейчас слаб и разрознен.
 Царь был уже стар и хотел одного – спокойной старости. Царь не считал, что войска зря едят хлеб. Они защищают страну от набегов и служат гарантом безопасности. Чего еще хотеть царю в этом возрасте?
- Да когда ж ты издохнешь трухлявый пень?  - кричал Рагит у себя дома.
Годы уходили, а мечта – стать царем нового Аморрейского царства так и осталась не досягаемой.
Казалось вот, она протяни и возьми рукой. Израиль слаб, как не был, слаб никогда.
Махни царь рукой и через месяц весь Галаад будет у твоих ног. Но старый хрыч не хочет махать рукой. Он хочет спать в мягкой теплой постели.
Надеждой Рагита был теперь Леган – старший сын царя.
 Леган был наследником трона и в разговорах с Рагитом поддерживал идею о захвате Галаада. Но и он был пока бессилен, что-либо сделать.
Пагиил тоже хорошо был осведомлен, о желании Рагита захватить Галаад и о не желании царя воевать с кем - либо вообще.
Теперь он с тревогой наблюдал за здоровьем царя. Пока царь жив, можно жить спокойно.
Пагиил жил своей жизнью. Время от времени они с Ефаном выезжали на охоту. Два раза в неделю он приводил и тренировал телохранителей в школе. Да изредка навещал сестер.
Умер муж у Ревеки, ненамного пережил его и муж Сары. Теперь все торговые дела вел муж Рахили, но и он, часто болел.
 Пагиил предложил сестрам перебраться в Египет. У них там был давно куплен собственный дом в Мемфисе.
Сестры не могли понять желания Пагиила, но он все-таки уговорил их. Когда об этом рассказали мужу Рахили, тот испугано замахал руками. Оказывается Рагит, настрого запретил ему вывозить из города всех сестер одновременно, а так же их детей.
 Продолжая бывать на базаре, Пагиил узнал - что сыновья Иаира вдруг начали умирать.
Никудышные правители, об их смерти никто не жалел. Напротив, рассказывая об их смерти, купцы со вздохом говорили
- Может теперь в городах будет порядок?
Когда Пагиил узнал, что умер Адорам – правитель Беф-Нимры. Он встревожился.
 Пагиил все еще вынашивал мысль о мести и теперь опасался, что умрет и Хилеон.
 Однажды, Пагиил пришел к Рагиту и попросил отпустить его в Израиль.
Рагит улыбнулся
-  Нет Пагиил, об этом не может быть и речи. Где гарантия, что ты не захочешь рассказать там о том, что твориться в царстве Аммона?
После твоего возвращения мне придется приставлять к тебе человека, чтобы он следил, не ходят ли к тебе посланники из Израиля. Нет. Даже не думай об этом.
 Пагиил разочаровано смотрел на Рагита
- Если бы мне нужно было рассказать о том, что твориться во дворце, я мог бы сделать это через купцов на базаре.
Рагит усмехнулся
-Все купцы, приезжающие в Равву, проверены и предупреждены. Ты думаешь, ими движет патриотизм? Ошибаешься. Ими движет выгода и не один из них не захочет терять доходное место.
 Пагиил понял, что добиться поездки в Израиль, не удастся.


Рецензии
Очень интересно написано, прочитала на одном дыхании. Спасибо!

Светлана Скорнякова   28.11.2018 11:58     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.