Зори Галаада Гл. 9 Слуга врагу

                Галаад подъехал к пастбищу. Навстречу ему с радостным лаем бросились собаки, но на этот раз Галаад им ничего не привез.
Постояв и посмотрев на Галаада, не унюхав знакомого запаха бараньих костей собаки не спеша, затрусили к стаду.
 С холма спускался Пагиил, он нес связку молодых перепелов со свернутыми шеями. Подойдя, он бросил их возле костра и поздоровался с Галаадом. Посмотрев в его счастливые глаза, Пагиил понял, что с девушкой у того все нормально.
 Пагиил кивнул на осла
- Ты уже выгрузил продукты?
Галаад улыбнулся 
- Еще не начинал.
 Пагиил с недоумением посмотрел на осла, затем хлопнул себя ладонью по лбу
 – Ты специально взял меньше, чтобы поскорее вернуться к своей любимой девушке?
Галаад отрицательно качнул головой
- Отец сказал, чтобы месяц за продуктами не приезжали.
 Пагиил удивленно посмотрел на Галаада
- В своем уме твой отец? Здесь продуктов на неделю и то если питаться впроголодь.
 Галаад молча, отвязал мешки и мех с вином, занес все это в шатер, затем протянул Пагиилу лук.
 Пагиил увидев лук, не скрыл своего удовольствия. Он тот час, натянул на нем тетиву, и как отец дернул ее пальцем, прислушиваясь к пению.
Галаад вынул колчан с десятком стрел, Пагиил вложил одну из стрел в лук, быстро растянул его, и почти не целясь, выстрелил в стоящее на удалении шагов семидесяти дерево.
Стрела вонзилась точно в середину ствола, Галаад в который раз был в восхищении от способностей Пагиила. Он сходил и принес стрелу. После чего они сели у костра ощипывать перепелов. Пагиил рассказывал
- Пока ты ездил в город, я наделал силков из полосок кожи, и теперь вот уже третий день в них попадаются молодые перепела - затем помолчав, Пагиил спросил
- Так ты расскажешь мне, что случилось? Почему ты привез так мало продуктов?
Галаад долго молчал, уставившись в пламя костра, затем начал с того, что у Орфы погиб отец. Потом рассказал о том, как ее выжили с рынка.
Пагиил слушал не перебивая. Когда Галаад дошел до места, где он забрал Орфу от Восточных ворот, Пагиил не смог скрыть своего восхищения.
 Галаад закончил свой рассказ тем, что оставил девушке часть продуктов и деньги какие дал Пагиил. За тем немного помолчал, размышляя о том говорить Пагиилу или нет. Но Пагиил всегда давал такие ценные советы и всегда учил только хорошему, поэтому Галаад решился и рассказал Пагиилу о том как Орфа готова была доказать свою невинность.
 Последнее произвело на Пагиила огромное впечатление.
- Галаад – сказал он – не под каким предлогом не оставляй эту девушку, она по настоящему любит тебя, а ты ее.
 Я не уверен, что в этом городе найдется еще один такой мужчина, способный забрать свою любимую девушку от блудниц. Скорее всего, большинство мужчин будет шарахаться от такой женщины, и отворачивать лицо при встрече.
Ты же переступил через себя, это делает тебе честь. И то, что ты не воспользовался ее беспомощным положением и не давал воли своей похоти, тоже делает тебе честь. Я хвалю тебя Галаад, но смотри, не загордись.
- Чем гордиться? – произнес Галаад – Орфа имеет теперь репутацию блудницы, и я не знаю, что мне делать. Уже из-за того, что она Моавитянка и бедна у меня были бы большие проблемы с отцом, если б я захотел сказатьотцу – что беру  ее в жены. А теперь это вообще не сбыточная мечта.
Пагиил задумался. Жестокие законы не оставляют шансов для бедной девушки.
- Тогда вам придется любить и жить, переступив через закон – задумчиво сказал Пагиил.
- Но отец когда узнает, он изобьет меня, а потом может сделать, что, ни будь плохое Орфе.
-  Галаад ты уже взрослый мужчина, ты должен быть готов к этому. Но отступать от такой любви нельзя. Галаад молчал, раздумывая над словами Пагиила. Затем произнес
- Орфа имея такую репутацию, вряд ли найдет теперь работу для себя. У нее больная мать, мне надо как-то помогать ей. Я не знаю, что мне придумать, чтобы брать у отца деньги для нее. Он ведь не даст ни монеты.
 Мне, наверное, придется воровать деньги у отца.
Пагиил улыбнулся.
- Об этом можешь не беспокоиться. Я всегда буду рядом, и посильно буду помогать тебе деньгами.
-Нет, я не возьму у тебя денег,- затряс головой Галаад – я и так уже должен тебе пять шекелей серебра.
 Пагиил положил руку ему на плечо
-Здесь в Израиле у меня никого нет, а денег я за свою жизнь, я накопил столько, что не успею их потратить.
Я прошу тебя, позволь мне как твоему другу помогать тебе. Когда ты проживешь достаточно лет, ты поймешь, что отдавать – счастье в сто раз большее, чем получать. Поэтому не отворачивайся от моей помощи – этим ты делаешь мне больно.
- Хорошо Пагиил, но, что отдавать - это счастье, я уже испытал, когда отдавал Орфе продукты и деньги.
- Это еще не то, что возносит человека, Галаад. Орфа человек, какого ты безгранично любишь, за нее ты сейчас, даже готов пожертвовать своей жизнью. Если душа у человека чиста, он просто испытывает потребность, делать кого-то счастливым и не обязательно, человека родного или близкого.
Галаад молчал, он был занят своими мыслями. Пагиил посмотрел на Галаада и понял, что в настоящий момент он его не воспринимает. Галаад летал где-то среди облаков, и там были только он и Орфа, и не было больше ни кого
В настоящий момент Пагиил, тоже был счастлив, то золото и серебро, что он получил,  будучи стражником, у Иаира, и то, что он, что он получил за службу  Аммонитянскому царю, угнетало его душу. Эти деньги требовали применения, но где и когда их применить он не имел понятия. И вот появилась возможность помочь Галааду. Деньги, что Пагиил получал от Иаира, до сего времени были спрятаны возле гробниц в Силоме. А часть тех денег, что Пагиил заслужил в Равве Аммонитской, Пагиил принес с собой и спрятал в горах, не далеко от Массифы Иаировой. Здесь с собой в кожаном мешочке, у нег было пятьдесят шекелей серебром и тридцать золотыми монетами. Этого хватит на то чтобы поддерживать Орфу и ее мать,  долгое время. – Подумал Пагиил.
Галаад продолжал сидеть возле костра и продолжал думать о чем-то своем. Судя по выражению лица, он был счастлив своими мыслями.
Пагиил не стал отвлекать парня разговорами, предоставив ему быть счастливым наедине с самим собой.
Он вернулся мыслями в свою жизнь. Была ли у него в жизни цель? Когда Пагиил служил у Иаира, он мечтал выдать Лию замуж, чтобы потом приезжать в их дом, отдыхать там и воспитывать воинов из ее сыновей. Сам Пагиил о женитьбе не помышлял. Он не встречал больше такой девушки, какую он встретил там, возле колодца и с кем судьба разлучила его навсегда.
 Когда он бежал в Равву, то какое-то время жил мыслью о мести Хилеону и Адораму. Пагиил ждал, что пройдет какое-то время, о нем забудут в Галааде,  он вернется и убьет сыновей Иаира – Адорама и Хилеона и тем отомстит за свою сестру Лию.
 Но постоянные мысли о мести однажды заслонил случай происшедший там в Равве.
2.
Пагиил и Ефан больше месяца слонялись по двору Рагита в ожидании, пока тот наведет справки, о службе и семейном положении Пагиила.
У Ефана заметно округлилось лицо, а брюшко стало выпирать под халатом.
 Пагиил попросил для себя у Рагита лук, стрелы, копье и меч.
 Рагит без оговорок, приказал все это выдать, но - стрелы были без наконечников, копье - представляло собой просто заостренную палку, а меч - был деревянный.
Теперь Пагиил целыми днями стрелял из лука в соломенное чучело, в него же метал копье. Затем он выпросил у Рагита, чтобы тот разрешил охраняющим их стражникам, по очереди заниматься с Пагиилом фехтованием.
 Рагит разрешил, но приказал, чтобы второй стражник во время фехтования, стоял с луком готовым к стрельбе и вложенной в него стрелой не менее чем за двадцать шагов до упражняющихся.
 Как- то вечером, когда Пагиил гулял по саду, он увидел Рагита, когда тот въезжал во двор. Рагит  слез с осла и, увидев Пагиила, махнул ему рукой, приглашая подойти.
 Когда Пагиил подошел, Рагит улыбаясь, сказал ему-
-Ну, что Пагиил ты не обманул меня. Но я в сто раз доволен, что мое сердце не обмануло меня.
 Рагит приказал слуге накрыть стол в саду и пригласил за него Пагиила.
-Ты не знаешь Пагиил, почему я сам разбираю дела, арестованного на улицах различного сброда? Ведь это обязанность начальника тюрьмы.
 Да потому, что я сердцем чувствую, где настоящий нищий или бродяга, а где замаскированный под него соглядатай. И ни когда, мое сердце не обманывало меня. Вдруг словно что-то, вспомнив, Рагит поискал глазами по саду, увидев наблюдающих за пленниками стражников, крикнул
-Вы свободны от своих обязанностей, этим людям охрана больше не нужна – затем перевел взгляд на Пагиила.
-Да Пагиил, мои люди в Израиле досконально узнали все о тебе. Даже выяснили то, что Адорам и Хилеон отдали специальный приказ и тебя ищут по всему Галааду. У Иаира тридцать сыновей и все они правители городов в Галааде. В Галаад тебе дороги нет.
 Я знал, что все сложится, так как я задумал, поэтому школа для обучения телохранителей, уже готова. Там же обустроен хороший дом, где ты будешь жить. В свободное время, ты можешь ходить по городу. Я теперь не опасаюсь, что ты сбежишь. Ведь в Израиле, ты обречен на смерть. Когда заработаешь себе денег, можешь подыскать себе женщину и жениться на ней.
 Платить я тебе буду по одной золотой монете в день. Двенадцать таких монет равны одному вашему Еврейскому Шекелю золотом.
Скажи, в какой другой стране ты найдешь такие условия?
 Пагиил, выслушав Рагита, согласно кивнул. 
-Мне надо пройти в дом, где я останавливался на ночлег, и где нас с Ефаном арестовали.
 Рагит улыбнулся –
Если ты хочешь свести счеты с хозяином дома, то я тебе не советую. В нашей стране все люди находятся, под опекой царя и богатый и знатный, так же ответит за убийство бедного человека, как ответил бы за убийство себе подобного.
 Его не спасут ни деньги не положение, будь он хоть министром, как я. Это указ царя и это все обязаны соблюдать.
-Нет – ответил Пагиил – его жизнь мне не нужна. У меня там спрятаны деньги и оружие.
-Для этого тебе не надо быть там лично. Расскажи мне, где все это искать и мои люди принесут все в целости и сохранности.
 Рагит хлопнул в ладоши и к столу подошли сразу слуга и стражник.
Пагиил рассказал им, где найти спрятанные ценности.
Пагиил уже довольно прилично изъяснялся на языке Аммонитян. В то время, пока они находились в доме Рагита, он требовал от Ефана, чтобы они общались только на этом языке и если, что-то не понимал, требовал от Ефана, чтобы тот объяснял.
Стражник и слуга вернулись уже поздно вечером, когда Пагиил собирался лечь спать. Они принесли все оставленное Пагиилом и рассказали, что хозяин сам нашел все оставленное Пагиилом и присвоил это себе. К счастью денег он потратить не успел.  Когда пришли слуга и стражник, вернул все по первому требованию.
 Рагит вызвал трех стражников и приказал тут же идти к хозяину этого дома и препроводить его в тюрьму.
-Утром дать ему десять ударов плетью и отпустить.
 Чтобы впредь не утаивал то, что принадлежит государству - сказал Рагит.
 На следующий день Рагит приказал запрячь волами крытую белым пологом повозку, чтобы солнце не пекло сидевших в ней пассажиров, и они поехали по городу.
 Он не сразу повез Пагиила в дом, где располагалась школа для тренировки телохранителей, а сначала свернул к казармам, где располагались подчиненные ему наемные войска из Амореев и других народностей окружавших Аммон.
 Когда они въехали на окруженный  высокой глинобитной стеной большой плац. Пагиил увидел, что на нем друг против друга стояли шеренгами около, тысячи воинов.
 Все они были в толстых, кожаных шлемах и новых кожаных доспехах с деревянными мечами в руках.
Когда повозка подъехала ближе, Рагит махнул рукой, и шеренги воинов бросились друг на друга в тренировочной схватке.
 Пагиил обратил внимание как воины грамотно, владеют мечами. Посмотрев не большое время на тренировку, Рагит приказал двигаться дальше.
 Ну что ты мне можешь сказать на это? – спросил он Пагиила.
Пагиил молча, пожал плечами.
- Тогда я скажу тебе – улыбнулся Рагит – Это только один из отрядов армии, которую царь Аммона собирается бросить на Израиль.
 У Аммона много золотых рудников, мы также не мало добываем серебра, чтобы снарядить, нормально одетую и хорошо вооруженную армию.
Что нам может противопоставить Израиль?
 Пастухов, ремесленников и земледельцев, вооруженных, чем попало? В Израиле сейчас даже нет единого военачальника. Судья Иаир умер. Ни кого из его сыновей, старейшины на его место не хотят.
 Нет среди них достойного, своего отца. Иаир не сумел воспитать себе преемника. Среди ваших колен даже князья не управляют коленами. Каждый город имеет своего правителя, и тот правит, как умеет, по своей воле и усмотрению имея при себе кучку стражников.
Сможет такой правитель защитить город? Я тебе отвечу – Нет.
Города в Галааде можно брать силами одного такого отряда, какой ты видел. Когда я поведу эти войска на Галаад. Я уверен города будут сдаваться мне без боя. В этих войсках двое из трех Аморреи.
 Пагиил. Аморрейское царство возродится, и ты еще увидишь это – в глазах у Рагита горел злобный огонь и сейчас он не скрывал своих чувств.
- Тогда Пагиил, ты сам подвесишь за ноги сыновей Иаира и если захочешь, получишь в управление, любой из городов Галаада, кроме Есевона.
 Есевон, будет столицей Аморрейского царства.
 Пагиил вздрогнул
- Я согласен, тренировать царских телохранителей – грубо ответил он – Если хочешь, можешь казнить меня, но воевать против Израиля я не буду.
Рагит гневно взглянул на Пагиила, но здравый смысл взял вверх, и его лицо приняло обычное для него выражение.
- Ты трус Пагиил – уже спокойно сказал он – От смерти тебя спасает только то, что ты честен. Я умею ценить людей.
- Еще – продолжал Пагиил – я не буду тренировать телохранителей по Субботам.
 Рагит усмехнулся –
- Храните Субботы ваши – это твое желание. Здесь все равно кто, какому Богу поклоняется.

Ефан вместе со слугами Рагита шагал следом за повозкой. Теперь он был на положении раба и слуги Пагиила.
 Пагиил своим поведением, никак не выказывал то, что он его хозяин. Пока они жили у Рагита, он все для себя делал сам, и за столом они сидели вместе и ели одинаковую пищу. А что будет дальше, время покажет – думал Ефан.
Двор школы, куда они приехали, представлял собой не большой плац – пятьдесят на пятьдесят шагов. Здесь были - чучела-мишени, штурмовые лестницы для тренировки воинов, огромный плетеный щит обтянутый буйволовой кожей, предназначенный для того, чтобы под ним могли укрыться сразу несколько человек от льющегося со остен кипящего масла и падающих камней.
 Пагиил недоуменно посмотрел на все это.
 Рагит понял его 
- Прежде здесь тренировались воины для штурма городских и крепостных стен.
Но Пагиил обратил внимание, что все снаряды абсолютно новые. Он все понял, но вида не подал.
В доме, предназначенном для жилья, было шесть комнат, одна на первом этаже предназначалась для телохранителей. Там они могли отдохнуть и принять пищу, остальные отводились Пагиилу и его слуге.
 Перед тем как уехать Рагит сказал Пагиилу
- Завтра прибудет первая партия телохранителей. Выберешь из них подходящих и начнешь тренировку – про себя же подумал
 – Понял подлец, что снаряды новые. А ничего не сказал, Ничего, куда ты денешься. Потечет в руки золото, женишься и, будешь тренировать воинов всему, что умеешь сам, и будешь тренировать тех, кого я  прикажу.
 Рагит опять вспомнил, как в то время когда  находился у Иаира и наблюдал за Пагиилом. Он  думал, как ему заполучить этого искусного воина имеющего дар обучать других.
- Видимо Хамос внял моим желаниям – решил он – ведь Пагиил сам пришел в мои руки. А раз Хамос не оставляет меня, значит и Пагиил будет тренировать воинов всему, что умеет сам, а потом сам поведет их на города Галаада. Надо лишь время - Рагит самодовольно улыбнулся.
3.
После отъезда Рагита, Пагиил и Ефан пошли осмотреть выделенный им дом.
Выбирай себе комнату для жилья – сказал Пагиил Ефану.
Ефан грустно улыбнулся-
- Слуга должен жить,  рядом с комнатой хозяина, чтобы слышать, когда тот хлопнет в ладоши, вовремя прибыть и выполнить волю хозяина.
У Пагиила никогда не было раба. Почетная и роскошная жизнь не привлекала его. Когда судья Иаир предложил ему стать стоначальником, Пагиил отказался, сославшись на то, что у него тогда не будет времени читать писания из книги завета, что были у Иаира изложены на папирусе.
Иаиру нравилось, что Пагиил тянется к знаниям и изучению книги Моисея. Поэтому понял его и больше не принуждал. Но это не спасло Пагиила от старшинства.  На все задания Иаир посылал его начальником, над десятью, тридцатью воинами,  а иногда над отрядом в пятьдесят стражников. Но все бытовые мелочи, Пагиил привык выполнять сам.
 А теперь человек, который спас ему жизнь и с кем они вместе бежали от сыновей Иаира, прятались в горах, вместе были схвачены и вместе рабски крутили, жернов на мельнице. Волею Рагита отдан ему в рабы. А он Пагиил, все же, как не оправдывай себя, тем же человеком вознесен.  Цена всему этому предательство своего народа.
Когда-то Сефур говорил ему – Безрассудно расстаться с жизнью – такой же грех, как самоубийство. Только если ты видишь – что дальнейшее твое существование бессмысленно, и твоя дальнейшая жизнь – откровенный грех, ты можешь принять смерть.
 Пагиил не оправдывал себя, и его душа от этого страдала нестерпимой болью.
Он обратился к Ефану
- Вот, что Ефан, давай просто распределим обязанности.
-Не надо – быстро ответил Ефан – Я всю жизнь служил, выполняя домашние обязанности у Адорама, и умею вести дом и хозяйство.
 Я привык к унижениям и даже побоям. Если всего этого у меня будет меньше, тогда жизнь и так покажется мне раем.
 Пагиил кивнул и попросил приготовить обед.
 Когда Ефан принес хлеб вино и фрукты, а после этого хотел уйти, Пагиил остановил его и приказал садиться обедать вместе с ним.
На следующий день прибыли тридцать первых телохранителей. Немного погодя верхом на осле приехал Рагит.
 Пагиил приказал телохранителям встать по росту, а за тем натянуть веревку от уровня головы самого высокого, до уровня головы самого низкого стражника. Затем приказал им вынуть мечи и, отступив на два шага направить острие меча в направлении веревки и так держать меч в  вытянутой руке.
 После этого Пагиил стал ходить вдоль шеренги и наблюдать за стражниками, если кто из стражников ослабевал и опускал меч, такого, он выводил из строя. Когда осталось двенадцать человек, Пагиил сказал Рагиту, чтобы остались эти двенадцать, остальные не подходят для тренировок и могут уйти.
 Рагит ухмыльнулся, но ничего не сказал и отпустил тех на кого указал Пагиил.
Солнце уже приподнялось и начинало припекать, Рагит развалившись под навесом,  наблюдал за происходящим, лениво отщипывая от грозди винограда ягоды, и отправлял их в рот.
 Пагиил в это время заставлял телохранителей поднимать по очереди тяжелый камень, когда он увидел что телохранители заметно устали, он приказал Ефану принести большое блюдо с виноградом. Затем, посмотрев, как телохранители его едят, выбраковал еще троих. Оставшихся девять, заставил взять в руки мечи, и щиты и бегать колонной по плацу кругами.
Когда телохранители занялись бегом, Рагит поднялся со своего ложа, отдал Пагиилу первые шесть золотых монет и, не сказав не слова, уехал на своем осле.

4.
Пагиил наконец-то отвлекся от своих тяжелых мыслей. Тренировка телохранителей требовала много времени и сил, и Пагиил с удовольствием занимался привычным для него делом. 
По Субботам он считал грехом думать о чем-то другом кроме Бога.
Бывали дни, когда Пагиил тренировал телохранителей только до обеда. Это случалось если упражнения были особенно тяжелыми, а телохранители упражнялись не жалея сил. Если Пагиил видел, что кто-то ленится, он ставил того перед веревкой заставляя удерживать меч. Когда провинившийся бессильно его опускал, Пагиил не жалея, хлестал его плетью и заставлял поднять меч. Остальные в это время занимались парами фехтованием, и другим приемам каким, их уже научил Пагиил.
Пагиил специально подобрал людей физически сильных и выносливых, но по характеру ревнивых.
 Из наставлений Сефура он помнил – физически сильный от рождения человек, больше ставит на свою силу. Среди них редко встречаются люди гибкого ума.  Способные чему-то обучить другого. Если такой человек, еще и ревнив, то он просто не захочет учить другого тому, что умеет сам, чтобы не нажить конкурента.
Он никогда не поймет простой истины - чем больше отдал другому человеку, тем больше в будущем может получить сам.
Через три месяца, Пагиил сказал Рагиту, что первой партии он преподал все, что они в состоянии усвоить. В дальнейшем, они могут заниматься самостоятельно.
Трое таких воинов, должны постоянно находиться возле царя. Они в состоянии защитить царя, от внезапно бросившегося на него, убийцу. А так же закрыть его от пущенной стрелы.
Но знания надо поддерживать и совершенствовать, поэтому Рагит все равно должен присылать их в школу два раза в неделю в свободное от службы время.
 Хорошо, что воины уже имели подготовку, иначе, на обучение понадобилось время гораздо большее.
 Рагит остался доволен проделанной Пагиилом работой и прислал несколько кувшинов лучшего вина.


Рецензии