Зори Галаада Гл. 7 Блудница

               
               


Орфа проснулась и села на постели, взгляд ее упал на столик, что стоял рядом.
На столе лежали половина лепешки, мука в льняном мешочке и стояла чашка с оливковым маслом.
- Олива – улыбнулась Орфа - Но ведь она не будет вечно кормить нас с матерью. Надо принимать решение.
Подумав, Орфа решила сначала рассказать Оливе о том, что она задумала.
Уже был вечер и, Орфа опасаясь, что Олива уйдет на площадь Астарты, направилась к ее дому. К счастью та была дома.
-Спасибо тебе Олива за продукты – сказала ей Орфа
-Не стоит благодарности
-Я хочу с тобой посоветоваться
-Заходи, поговорим
Нет, давай пойдем в конец улицы, там, у пруда есть скамейка, на ней сядем и поговорим.
Олива набросила накидку и вышла за ворота
-Ты, наверное, торопишься на площадь Астарты? – спросила Орфа, когда они шли в сторону пруда
-Нет – ответила Олива – Иуда прислал своего друга и тот сказал, чтобы я не ходила на площадь пока Иуда не вернется с пастбищ.
Иуда сказал, что уговорит своего отца и тот даст согласие на нашу свадьбу. Еще он сказал, что ему наплевать на то, что я Моавитянка и что наша семья не богатая.
Теперь буду сидеть дома, и ждать пока он вернется.
Орфа слушала подругу, она была рада за нее и, одновременно острое чувство жалости к себе самой жгло ее сердце.
- Почему же у нее так повернулась жизнь. Вот оно счастье идет рядом, счастливая подруга нашла свою любовь, а что же еще ждет ее?
-Да Иуда сильный, он сделает тебя счастливой, можешь не сомневаться – грустно заметила Орфа. Олива повернулась и внимательно посмотрела на Орфу
 – Ты, что не рада за меня?
Орфа обняла подругу
 – Рада Олива, очень рада.
Они уже дошли до скамьи, что стояла возле пруда. Сели на скамью, Орфа молчала, не решаясь начать разговор.
 Наконец она набралась духа
 - Знаешь, Олива я решила стать блудницей.
Олива посмотрела на подругу, округлив глаза
-С ума сошла?  - Олива набрала воздуха, чтобы разразиться руганью, но Орфа перебила ее
 – Ничего не говори Олива – и, помолчав, продолжила -  С рынка меня выжили.  Нам теперь не на что покупать еду. Ждать пока, кто ни будь, возьмет меня в наложницы, я не могу. За это время, мы умрем с голоду. Да и кто меня возьмет в наложницы с больной матерью?
А Галаад – Олива гневно смотрела на подругу.
-Ты думаешь один вечер на качелях, что-то поменял в наших жизнях? Галаад  может уже, и думать про меня забыл.
Неожиданно Олива заплакала и обняла подругу, ей стало, нестерпимо жаль Орфу. Орфа глядя на подругу, заплакала тоже. Они, долго не говоря, друг другу не слова сидели и плакали. Наконец им обоим стало легче, Олива вытерла слезы и решительно сказала
- Знаешь, если Иуда меня обманет, я тоже пойду в блудницы. Орфа  вытерла слезы
-Ты не будешь меня презирать? Останешься моей подругой?
-Только если ты не будешь соблазнять моего Иуду – улыбнулась Олива.
Орфа улыбнулась в ответ
 – Ну что ты такое говоришь?
Они поднялись со скамьи и отправились по домам.

2.
На следующее утро, Орфа отправилась разыскивать Зерру. Она пришла к городским воротам. Это было место, где блудницы предлагали себя мужчинам.
 Постояв в стороне и понаблюдав, Орфа отметила, что блудницы долго торгуются с теми, кто хочет их взять. Это Орфе не понравилось, торговаться она совсем не умела. Еще Орфа заметила, что блудницы пользуются очень хорошим спросом и за те несколько часов, что она здесь простояла, больше половины блудниц увели мужчины, некоторые даже успели вернуться обратно.
Зерра здесь так и не появилась. Орфа думала, что угадает ее. Для себя она решила, что к блудницам подойдет полная властная женщина, которая будет ими распоряжаться и собирать с них деньги. Но ничего похожего она до сих пор так и не увидела.
Тогда Орфа набралась смелости и подошла к одной из блудниц.
Блудница, к которой она подошла, сидела с краю, ее уже второй день никто не брал и, она была раздражена этим.
-Скажи где мне увидеть Зерру – спросила ее Орфа.
Та зло взглянула на Орфу
 – А ты, что собираешься пойти в блудницы? – прошипела она и вдруг закричала – Подруги, нашего общества прибыло! Смотрите вот новая блудница!
Орфа закрыв лицо, бросилась к воротам. Отбежав от блудниц, она остановилась
- Подожди девушка -  услышала она женский голос.
 Орфа обернулась. К ней приближалась красивая женщина, Орфа видела ее до этого, утром ее забрали самой первой, затем она вернулась и когда Орфа подходила к блудницам она видела, как эта женщина сидела и румянила лицо.
Женщина неторопливо подошла к Орфе
- Меня зовут Малка, зачем тебе Зерра?
Орфа назвала свое имя и робко посмотрела на Малку
– Я бы хотела работать у нее.
Малка вскинула брови
 –  Ты!? Такая  молодая? Что погиб или умер муж? Сомневаюсь, чтобы такую ягодку муж выгнал.
Я не была замужем – тихо сказала Орфа.
- Ну, тогда ты совсем сошла с ума – Малка удивленно смотрела на Орфу – Ты, что не можешь найти другую работу? Ты знаешь, что замужние женщины иногда сговариваются и убивают блудниц, поэтому мы в темное время стараемся не ходить по улицам. А если темнота застанет нас вне дома, то спешим к дому ближайшей блудницы и там ночуем. Власти никогда не ищут убийцу блудницы, потому что мы уже вне закона.
 Подумай, куда ты лезешь.
 Орфа заплакала и рассказала Малке о своем горе.
 Малка сочувственно покачала головой
– Ладно, пойдем, я как раз собиралась к Зерре, мне надо отдать причитающиеся ей деньги.
- Много денег надо отдавать Зерре? – не смело спросила Орфа, по дороге к дому Зерры
- Сколько платить? – переспросила Малка – С каждого мужчины по серебряной монете, если неделю приходишь к воротам и, тебя никто не берет, – это твоя вина. Одну монету все равно должна отдать, а если мужчины берут тебя, где, ни будь в другом месте - не платишь ничего. Место что принадлежит Зерре, только возле ворот.
Они подошли к воротам роскошного особняка, Малка постучала в ворота, на стук вышел черный раб.
-Позови хозяйку – сказала ему Малка.
Входите – улыбнулся раб.
Малка и Орфа вошли. Раб оставил их на площадке перед домом сам вошел в дом.
Через небольшое время из дома вышла стройная и красивая женщина. Орфа удивилась, она ожидала увидеть толстую, пожилую женщину, чем-то похожую на тех, что руководят приготовлением пищи в харчевнях на рынке, но не такую красивую и изыскано одетую. Зерра взяла деньги у Малки и перевела взгляд на Орфу.
А ты кто? – безразлично спросила она
- Она хочет у нас работать – ответила Малка за Орфу.
Зерра стала с интересом рассматривать Орфу, затем спросила Малку
- Ты говорила, какие у нас условия? – Малка согласно кивнула.
-Ну, тогда завтра приходи к воротам, у тебя есть одежда лучше этой?
Орфа отрицательно качнула головой.
 - Вообще-то ты и в этой одежде не засидишься, но если тебя еще и приодеть… - Зерра рассматривала Орфу, так как крестьянин рассматривает осла, которого собрался купить.
 – Я могу одолжить тебе денег на одежду
- Не надо – перебила  Зерру Малка  - Я сама одену ее как надо
Чего ты суешься? – возмутилась Зерра.
-Пойдем – Малка взяла Орфу за руку и повела ее к воротам.
 Когда они вышли из ворот, Малка сказала Орфе
 – Пойдем ко мне, у меня много платьев, подберем тебе, что ни будь.
 Никогда не бери у Зерры деньги в долг. Она молчит, когда дает, а потом оказывается, что у долга такие огромные проценты. Ты будешь долго сидеть у нее в кабале.
Зерра сама раньше была блудницей. Тогда смотрящих, над нами не было.
Мы собирались у городских ворот, не давая никому никакой платы. Правда, иногда, а в Субботы обязательно приходили стражники. Они били нас плетьми и гнали от ворот вон.
 Затем случай свел Зерру с начальником рынка. Начальник рынка человек хитрый, он договорился со стражей. Вот как-то утром к воротам приходит Зерра  и говорит нам о тех условиях, что я рассказала тебе.
Мы согласились, мало, кому понравиться, когда тебя хлещут плетьми.
Теперь мы спокойно можем сидеть возле ворот.
А если кто-то не захочет отдавать Зерре плату? – спросила Орфа.
-Таких случаев не было, куда нам деваться?
 Они подошли к дому Малки. Это был не такой роскошный особняк как у Зерры, но назвать его бедным или даже средним, было никак  нельзя.
Зерра и Орфа вошли в дом, у Малки была служанка рабыня. Малка приказала ей накрыть на стол и усадила Орфу на войлочное покрывало возле стола.
У Орфы утром завтрак составлял – кусочек лепешки, испеченный из муки принесенной Оливой и вода. А здесь, рабыня поставила на стол столько вкусных блюд.
 Дымилась паром только что сваренная баранина. Лепешки были из белой просеянной муки и смазаны оливковым маслом. Стояли чаши с финиками, сушеным виноградом и сладкими ореховыми зернами, а в средине стола в чаше стоял мед, его Орфа вообще  не пробовала ни разу в жизни.
От всего этого изобилия у Орфы закружилась голова.
- Ну, давай поедим, а потом пойдем и подберем тебе красивую одежду – Малка налила в чаши вина и внимательно посмотрела на Орфу.
Я никогда не пила вина – сказала Орфа, отставляя свою чашу.
Малка улыбнулась
 -  Ну и правильно, иные мужчины напаивают блудниц допьяна. За тем выгребают у них все деньги. Блуднице потом обратиться не куда, власти как я тебе уже говорила, нас презирают.
Сама же Малка с удовольствием запивала баранину вином. Когда обед был закончен, Орфа виновато взглянув на Малку, сказала
– Я не буду брать у тебя одежду, я не могу сейчас ходить по улице нарядной. Мне стыдно. Завтра я приду к воротам в этой одежде.
Малка участливо посмотрела на Орфу, на глазах у нее навернулись слезы.
Малка вспомнила как сама после смерти мужа, оставшись с двумя малолетними детьми, которым нечего, было, есть, искала, хоть какую ни будь работу. Работу ей предлагали, но при этом не сводили с нее похотливых глаз и отпускали грязные намеки. Не получив согласия на удовлетворение своей похоти, в работе, отказывали.
Вот тогда она и вышла первый раз к воротам города.
 Будучи за деньги с первым мужчиной Малка с трудом сдерживала приступ тошноты.
 Малка обняла Орфу и привлекла ее к себе, но что она могла предложить этой бедной девушке? Отказаться оттого, что она задумала? Но ведь она Малка не может пожалеть всех несчастных так, что пусть будет, так - как кому определит Господь.
Затем вытерла слезы и приказала служанке, чтобы та, все, что осталось на столе, завязала в платок.
-Отнесешь, накормишь мать – сказала она Орфе.
  Дома Орфа со слезами на глазах наблюдала, как мать ест холодную баранину.
Дочь, откуда у нас такие вкусности? – спросила мать, обгладывая баранью косточку.
Я продала барана мама – ответила Орфа сквозь слезы.
- Ну и не плачь – мать отложила кость – что нам один баран? Только хлопоты с ним, только больше не надо покупать такие дорогие продукты. Денег, что ты за него выручила,- так надолго не хватит.
-Хорошо мама – Орфа поднялась и вышла из дома во двор.
Завтра ей предстоит впервые лечь с мужчиной. Орфа не могла этого представить, казалось, в душу положили огромный черный камень, он давил и тянул ее вниз и душа от этого нестерпимо болела. Орфа села на крыльцо, опустила Глову на руки и просидела так до вечера.
Утром Орфа умылась, съела небольшой кусочек лепешки и отправилась к Восточным воротам города, где собирались блудницы.
 Когда она пришла, все блудницы, уже сидели на своих местах. Из всех блудниц, только Малка улыбнулась и кивнула ей, остальные, когда Орфа проходила мимо них, провожали ее хмурым изучающим взглядом.
Орфа дошла до блудницы, что сидела с краю. Той у кого она вчера спрашивала о Зерре. Блудница, только зло взглянула на нее, но ничего не сказала.
Орфа увидела   в пяти шагах, от нее большой камень она подошла и села на него.
 Примерно через час из ворот начали выходить первые мужчины желающие взять блудницу.
Орфа сидела в конце и, до нее они не доходили, Малку забрали в числе первых.
Из пригорода в город, тоже потянулась вереница людей. Одни из них имели в городе работу, другие шли на рынок. Но среди них были и такие, кто шел в город для того, чтобы отдохнуть.
 Для людей, идущих в город, Орфа получалось, сидела самая первая. И скоро один из таких мужчин подошел к Орфе.
- Какая аппетитная виноградная гроздь –  протянул мужчина.
Мужчина говорил в нос, отвратительным тонким голосом, и откровенно осматривал ее похотливым взглядом. Мужчина видимо вчера, много выпил вина, а сегодня добавил еще, это было очень хорошо видно по его лицу.
- Скажи виноградная ягода, сколько ты хочешь за свои ласки?
 Мужчина был явно в хорошем настроении. В это время Орфа почувствовала, чей-то взгляд, она посмотрела в ту сторону и увидела двух друзей Иуды. Они смотрели на нее и о чем-то быстро разговаривали между собой. Орфа закрыла лицо руками и, опустила голову, ей стало нестерпимо стыдно.
- Ягодка, я спрашиваю твою цену – услышала она настойчивый голос мужчины.
- Мне уже заплатили, - ответила ему Орфа – сейчас за мной придут, я просто сижу и жду.
- Какого черта тогда ты морочишь мне голову – сразу из доброго став злым, выкрикнул мужчина.
Он подошел к ее соседке, грубо взял ее за руку и дернул к себе
 – Ты тоже будешь ломаться?
Та с улыбкой отрицательно затрясла головой.
 Мужчина сыпанул ей горсть серебряных монет и, взяв за руку, грубо потянул ее, в сторону пригородных домов.
После этого случая к Орфе подходили еще три или четыре раза. Орфа каждый раз отвечала одно и то же - что ее уже купили и что мужчина сейчас подойдет.
 Вернулась ее соседка с синяком под глазом. Она долго припудривала синяк, разглядывая себя в серебряное зеркальце, а затем плюнула и ушла домой.
 Правильно, и так брали не очень часто, а с синяком ее шансы упали до нуля.
Уже трижды возвращалась Малка, после последнего раза она подошла к Орфе
 – Что такое подруга, я же вижу, что к тебе подходят, почему ты ни с кем не хочешь идти?
- Малка, я не могу решиться – виновато ответила Орфа
- Когда-то надо начинать.  Хочешь, я посижу рядом с тобой, и сама поторгуюсь за тебя
 Малка осеклась, она увидела, как вдруг смертельно побледнело лицо Орфы. Малка повернулась в ту сторону, куда смотрела Орфа и увидела стремительно идущего к ним молодого парня с красным от гнева лицом.
3.
Галаад подъезжал к городу. В душе у него одновременно боролись два чувства, первое это то, что он сегодня увидит Орфу, а второе - Не нашла ли она себе кого ни будь, пока он был на пастбище.
 Галаад подгонял осла, и тот быстро семенил ногами, везя его к дому.
 Отца дома не было, он был на постоялом дворе. Мать накормила сына и тот, переодев одежды, выскочил на улицу.
-Пойду к Иуде -  подумал Галаад – он скажет, где живет Олива, у Оливы узнаю, где живет Орфа.
 У Галаада не было сил терпеть, ему хотелось поскорее развеять свои сомнения. Он быстро пошел к дому Иуды, но того там не оказалось. Как сообщила Галааду, мать Иуды
 - Он теперь скотовод и находится на пастбищах. Галаад растеряно вышел из ворот. Теперь только вечером, он сумеет разыскать Орфу.
 Неожиданно он увидел двух друзей Иуды Иссахара и Аведдара, они шли мимо дома Иуды. Галаад поздоровался с ними и остановил, чтобы поболтать и узнать последние новости в городе. В процессе разговора Иссахар спросил Галаада
 – Помнишь ту девушку, с которой ты на вечере катался на качелях?
Галаад кивнул и насторожился.
- Она блудница. Мы с Аведдаром видели ее сегодня, у Восточных ворот, среди блудниц
 Аведдар утвердительно кивнул
– Да, да это точно была она. Мы с Иссахаром остановились и внимательно ее рассмотрели.
Сердце Галаада оборвалось. Ему одновременно было стыдно за Орфу, больно за растоптанную любовь и волна гнева охватила его за чудовищный обман. Он повернулся и, не прощаясь с друзьями, зашагал в сторону Восточных ворот города.
Когда он вышел из ворот, то увидел ряд блудниц, с некоторыми из них разговаривали мужчины.
 Галаад пробежал взглядом по ряду и в конце его увидел Орфу. Орфа разговаривала со стройной красивой женщиной. Галаад вынул из-за пазухи тряпицу, в которую были завязаны монеты, высыпал деньги из нее в ладонь и быстро пошел к Орфе.
 Подойдя, Галаад швырнул деньги под ноги онемевшей бледной девушки 
- Я покупаю тебя – зло сказал он, пожирая Орфу гневным взглядом.
 Орфа закрыв лицо руками села на камень, и, плечи ее сотряслись в рыдании.
Малка, удивленно наблюдающая эту сцену, начала понимать происходящее. Хотя Орфа ничего не говорила ей о Галааде.
- Убавь свой гнев парень – твердо сказала она Галааду – Я так поняла, что это твоя девушка. Так почему ж ты допустил, что она оказалась здесь?
 Галаад перевел взгляд на Малку.
- Орфа здесь сегодня первый день – продолжала Малка – И до сих пор не захотела идти не с одним мужчиной.
Галааду очень хотелось в это верить, и он с надеждой смотрел на Малку.
Малка, увидев, что у Галаада проходит гнев, взяв его под руку, отвела в сторону
- Где ты был до сих пор? – спросила его Малка
- Я пасу овец в горах – ответил Галаад
- Тогда слушай – и Малка по порядку рассказала Галааду обо всех злоключениях Орфы
 – Уводи свою Орфу от этого места и помоги ей, если ты мужчина и любишь ее – закончила свой рассказ Малка.
 Они вернулись к продолжавшей рыдать девушке. Малка собрала монеты и протянула их Галааду. Галлад взял монеты и, растеряно стоял, не зная, что делать дальше. Малка наклонилась к Орфе, обняла ее и что-то сказала на ухо. Орфа подняла заплаканное лицо
- Галаад прости меня, если б я знала, что ты вернешься ко мне, я бы лучше голодала, но, ни когда не пришла бы сюда.
 Галаад протянул девушке руку и помог встать. У него в душе опять вспыхнуло чувство любви. Так, не выпуская ее руку из своей руки, он повел Орфу к городским воротам, но, дойдя до городских ворот, они развернулись и пошли в сторону дома, где жила Орфа.
 Когда они пришли в дом Орфы, Орфа стала оправдываться, что она не ложилась не с одним мужчиной.
 -Если ты мне не веришь, я готова лечь с тобой здесь и сейчас, чтобы ты убедился в этом. Только пойдем в овечий сарай, там есть сено, а здесь я стыжусь, потому что в соседней комнате лежит больная мама – быстро говорила Орфа.
Лицо Галаада налилось гневом 
- Я тебе, что ни будь, сказал, о том ложилась ты с кем или нет. Я узнаю об этом, когда придет время 
 Галаад высыпал на стол все монеты, что у него имелись, и вышел из дома. Дойдя до ворот, он вернулся и опять вошел в дом. Орфа сидела возле стола, обхватив голову руками.
- Завтра утром я зайду к тебе – сказал Галаад – будь дома и никуда не уходи.
Орфа подняла на него свои глаза, они были в слезах. Галаад несмело приблизился к ней и протянул свои руки. Орфа вложила свои ладони в ладони Галаада. Галаад помог девушке подняться и неумело поцеловал ее в соленые от слез губы, после этого он повернулся и быстро вышел из дома.
 Придя, домой Галаад почувствовал страшную усталость, он лег на ложе. В нем опять боролись два чувства. Первое это то, что Орфа  любит его, а второе это то, что она опозорила себя на весь город и теперь слава о том, что она была блудницей, поползет по городу.
Теперь им вместе нельзя будет появиться среди друзей, прийти к кому ни будь в гости и, нельзя будет вместе ходить веселиться на площадь молодой Астарты.
 Но чувство любви брало вверх и радость от мысли, что Орфа любит его, затмевала мрачные мысли. Галаад уснул утомленный и счастливый. Его разбудил отец
– Ты чего так рано приперся, вы, что уже все сожрали? Так на вас никаких запасов не хватит – начал нудить он.
Галаад вспомнил, что Пагиил просил его купить тетиву для лука, но Галаад оставил все деньги Орфе, а тетива стоила две серебряные монеты.
- Отец мы работаем и нам надо что-то есть. Если бы ты дал мне денег на тетиву для лука, мы бы охотились на птиц и ездили бы за продуктами реже.
- Да ты ведь и лука никогда в руках не держал – отец презрительно смотрел на сына.
- Я не держал, а Пагиил раньше был охотником – соврал Галаад
- Да кстати как его нога – спохватился отец.
-Спасибо твоей мази. Благодаря ее действию, нога у Пагиила быстро зажила –  ответил Галаад, зная, что отцу нравится, когда хвалят приготовленные им лекарства.
 Отцу это польстило и он, улыбаясь, куда-то ушел.
 Вернулся он с хорошо отполированным, но покрытым пылью луком. Отец согнул его и натянул тетиву, затем дернул по ней пальцем, тетива зазвенела.
 -Ну вот – с улыбкой сказал отец, – посмотрим какой он охотник - твой Пагиил.
Утром, основательно загрузив осла провизией, Галаад тронулся в путь.
- Чтобы месяц я тебя здесь не видел – крикнул ему вслед отец.
Галаад выйдя из городских ворот, не продолжил свой путь, дальше в горы, а свернул в сторону пригородных улиц.
Галаад пришел к дому Орфы и ввел осла во двор.
Орфа во дворе пекла лепешку из остатков муки, что ей принесла Олива.
 Увидев  Галаада и груженого осла, Орфа поняла, что Галаад уходит на пастбище. Грустно улыбаясь, Орфа подошла к Галааду. Галаад смотрел на Орфу и, внутри у него все пело и ликовало.
 Галаад даже не мог выразить словами как он любит эту девушку. Он не удержался, привлек Орфу к себе и поцеловал.
 Девушка испугано стала оглядываться по сторонам.
 - Как с таким характером она смогла бы стать блудницей? -  подумал Галаад.
Он стал развязывать мешки, вынимать из них провизию и носить ее в дом. У Орфы опять на глазах навернулись слезы – Никогда и не на кого не променяю я Галаада – думала она. Ей опять стало стыдно, за то, что она не поверила ему и не смогла дождаться его возвращения с пастбища.
Скрипнули входные ворота ограды, Галаад и Орфа обернулись на звук. Во двор вошла Олива, она растеряно смотрела на то, как Галаад разгружает осла.
Когда Галаад ушел в дом с мешком муки, Олива быстро подошла к Орфе и зашептала
 – Слухи о том, что ты стала блудницей, уже доползли до нашей улицы. Вчера вечером моя мать спрашивала меня об этом, но я сказала, что ничего не знаю - и, помолчав, спросила
 – Галаад еще ничего не знает?
- Галаад сам забрал меня от Восточных ворот – грустно улыбнулась Орфа.
Радостная Олива бросилась целовать и обнимать подругу. Из дома вышел Галаад, он завязал в мешках остатки продуктов и погрузил их на осла. С осла теперь свисали по бокам, два тощих мешка да через спину был, перекинут мех с вином. Галаад взял осла за повод, собираясь выйти за ворота. Орфа быстро подошла к нему, обвила его шею руками и сама поцеловала его в губы, а Олива восхищенно сказала
 – Галаад, ты и Иуда самые лучшие парни во всем Галааде. Нет! Во всем  Израиле.
 Бесконечно счастливый,  Галаад, шел на пастбище, словно летел на крыльях. Никогда в жизни он не был счастлив как теперь.

Гл7






                Блудница

               


Орфа проснулась и села на постели, взгляд ее упал на столик, что стоял рядом.
На столе лежали половина лепешки, мука в льняном мешочке и стояла чашка с оливковым маслом.
- Олива – улыбнулась Орфа - Но ведь она не будет вечно кормить нас с матерью. Надо принимать решение.
Подумав, Орфа решила сначала рассказать Оливе о том, что она задумала.
Уже был вечер и, Орфа опасаясь, что Олива уйдет на площадь Астарты, направилась к ее дому. К счастью та была дома.
-Спасибо тебе Олива за продукты – сказала ей Орфа
-Не стоит благодарности
-Я хочу с тобой посоветоваться
-Заходи, поговорим
Нет, давай пойдем в конец улицы, там, у пруда есть скамейка, на ней сядем и поговорим.
Олива набросила накидку и вышла за ворота
-Ты, наверное, торопишься на площадь Астарты? – спросила Орфа, когда они шли в сторону пруда
-Нет – ответила Олива – Иуда прислал своего друга и тот сказал, чтобы я не ходила на площадь пока Иуда не вернется с пастбищ.
Иуда сказал, что уговорит своего отца и тот даст согласие на нашу свадьбу. Еще он сказал, что ему наплевать на то, что я Моавитянка и что наша семья не богатая.
Теперь буду сидеть дома, и ждать пока он вернется.
Орфа слушала подругу, она была рада за нее и, одновременно острое чувство жалости к себе самой жгло ее сердце.
- Почему же у нее так повернулась жизнь. Вот оно счастье идет рядом, счастливая подруга нашла свою любовь, а что же еще ждет ее?
-Да Иуда сильный, он сделает тебя счастливой, можешь не сомневаться – грустно заметила Орфа. Олива повернулась и внимательно посмотрела на Орфу
 – Ты, что не рада за меня?
Орфа обняла подругу
 – Рада Олива, очень рада.
Они уже дошли до скамьи, что стояла возле пруда. Сели на скамью, Орфа молчала, не решаясь начать разговор.
 Наконец она набралась духа
 - Знаешь, Олива я решила стать блудницей.
Олива посмотрела на подругу, округлив глаза
-С ума сошла?  - Олива набрала воздуха, чтобы разразиться руганью, но Орфа перебила ее
 – Ничего не говори Олива – и, помолчав, продолжила -  С рынка меня выжили.  Нам теперь не на что покупать еду. Ждать пока, кто ни будь, возьмет меня в наложницы, я не могу. За это время, мы умрем с голоду. Да и кто меня возьмет в наложницы с больной матерью?
А Галаад – Олива гневно смотрела на подругу.
-Ты думаешь один вечер на качелях, что-то поменял в наших жизнях? Галаад  может уже, и думать про меня забыл.
Неожиданно Олива заплакала и обняла подругу, ей стало, нестерпимо жаль Орфу. Орфа глядя на подругу, заплакала тоже. Они, долго не говоря, друг другу не слова сидели и плакали. Наконец им обоим стало легче, Олива вытерла слезы и решительно сказала
- Знаешь, если Иуда меня обманет, я тоже пойду в блудницы. Орфа  вытерла слезы
-Ты не будешь меня презирать? Останешься моей подругой?
-Только если ты не будешь соблазнять моего Иуду – улыбнулась Олива.
Орфа улыбнулась в ответ
 – Ну что ты такое говоришь?
Они поднялись со скамьи и отправились по домам.

2.
На следующее утро, Орфа отправилась разыскивать Зерру. Она пришла к городским воротам. Это было место, где блудницы предлагали себя мужчинам.
 Постояв в стороне и понаблюдав, Орфа отметила, что блудницы долго торгуются с теми, кто хочет их взять. Это Орфе не понравилось, торговаться она совсем не умела. Еще Орфа заметила, что блудницы пользуются очень хорошим спросом и за те несколько часов, что она здесь простояла, больше половины блудниц увели мужчины, некоторые даже успели вернуться обратно.
Зерра здесь так и не появилась. Орфа думала, что угадает ее. Для себя она решила, что к блудницам подойдет полная властная женщина, которая будет ими распоряжаться и собирать с них деньги. Но ничего похожего она до сих пор так и не увидела.
Тогда Орфа набралась смелости и подошла к одной из блудниц.
Блудница, к которой она подошла, сидела с краю, ее уже второй день никто не брал и, она была раздражена этим.
-Скажи где мне увидеть Зерру – спросила ее Орфа.
Та зло взглянула на Орфу
 – А ты, что собираешься пойти в блудницы? – прошипела она и вдруг закричала – Подруги, нашего общества прибыло! Смотрите вот новая блудница!
Орфа закрыв лицо, бросилась к воротам. Отбежав от блудниц, она остановилась
- Подожди девушка -  услышала она женский голос.
 Орфа обернулась. К ней приближалась красивая женщина, Орфа видела ее до этого, утром ее забрали самой первой, затем она вернулась и когда Орфа подходила к блудницам она видела, как эта женщина сидела и румянила лицо.
Женщина неторопливо подошла к Орфе
- Меня зовут Малка, зачем тебе Зерра?
Орфа назвала свое имя и робко посмотрела на Малку
– Я бы хотела работать у нее.
Малка вскинула брови
 –  Ты!? Такая  молодая? Что погиб или умер муж? Сомневаюсь, чтобы такую ягодку муж выгнал.
Я не была замужем – тихо сказала Орфа.
- Ну, тогда ты совсем сошла с ума – Малка удивленно смотрела на Орфу – Ты, что не можешь найти другую работу? Ты знаешь, что замужние женщины иногда сговариваются и убивают блудниц, поэтому мы в темное время стараемся не ходить по улицам. А если темнота застанет нас вне дома, то спешим к дому ближайшей блудницы и там ночуем. Власти никогда не ищут убийцу блудницы, потому что мы уже вне закона.
 Подумай, куда ты лезешь.
 Орфа заплакала и рассказала Малке о своем горе.
 Малка сочувственно покачала головой
– Ладно, пойдем, я как раз собиралась к Зерре, мне надо отдать причитающиеся ей деньги.
- Много денег надо отдавать Зерре? – не смело спросила Орфа, по дороге к дому Зерры
- Сколько платить? – переспросила Малка – С каждого мужчины по серебряной монете, если неделю приходишь к воротам и, тебя никто не берет, – это твоя вина. Одну монету все равно должна отдать, а если мужчины берут тебя, где, ни будь в другом месте - не платишь ничего. Место что принадлежит Зерре, только возле ворот.
Они подошли к воротам роскошного особняка, Малка постучала в ворота, на стук вышел черный раб.
-Позови хозяйку – сказала ему Малка.
Входите – улыбнулся раб.
Малка и Орфа вошли. Раб оставил их на площадке перед домом сам вошел в дом.
Через небольшое время из дома вышла стройная и красивая женщина. Орфа удивилась, она ожидала увидеть толстую, пожилую женщину, чем-то похожую на тех, что руководят приготовлением пищи в харчевнях на рынке, но не такую красивую и изыскано одетую. Зерра взяла деньги у Малки и перевела взгляд на Орфу.
А ты кто? – безразлично спросила она
- Она хочет у нас работать – ответила Малка за Орфу.
Зерра стала с интересом рассматривать Орфу, затем спросила Малку
- Ты говорила, какие у нас условия? – Малка согласно кивнула.
-Ну, тогда завтра приходи к воротам, у тебя есть одежда лучше этой?
Орфа отрицательно качнула головой.
 - Вообще-то ты и в этой одежде не засидишься, но если тебя еще и приодеть… - Зерра рассматривала Орфу, так как крестьянин рассматривает осла, которого собрался купить.
 – Я могу одолжить тебе денег на одежду
- Не надо – перебила  Зерру Малка  - Я сама одену ее как надо
Чего ты суешься? – возмутилась Зерра.
-Пойдем – Малка взяла Орфу за руку и повела ее к воротам.
 Когда они вышли из ворот, Малка сказала Орфе
 – Пойдем ко мне, у меня много платьев, подберем тебе, что ни будь.
 Никогда не бери у Зерры деньги в долг. Она молчит, когда дает, а потом оказывается, что у долга такие огромные проценты. Ты будешь долго сидеть у нее в кабале.
Зерра сама раньше была блудницей. Тогда смотрящих, над нами не было.
Мы собирались у городских ворот, не давая никому никакой платы. Правда, иногда, а в Субботы обязательно приходили стражники. Они били нас плетьми и гнали от ворот вон.
 Затем случай свел Зерру с начальником рынка. Начальник рынка человек хитрый, он договорился со стражей. Вот как-то утром к воротам приходит Зерра  и говорит нам о тех условиях, что я рассказала тебе.
Мы согласились, мало, кому понравиться, когда тебя хлещут плетьми.
Теперь мы спокойно можем сидеть возле ворот.
А если кто-то не захочет отдавать Зерре плату? – спросила Орфа.
-Таких случаев не было, куда нам деваться?
 Они подошли к дому Малки. Это был не такой роскошный особняк как у Зерры, но назвать его бедным или даже средним, было никак  нельзя.
Зерра и Орфа вошли в дом, у Малки была служанка рабыня. Малка приказала ей накрыть на стол и усадила Орфу на войлочное покрывало возле стола.
У Орфы утром завтрак составлял – кусочек лепешки, испеченный из муки принесенной Оливой и вода. А здесь, рабыня поставила на стол столько вкусных блюд.
 Дымилась паром только что сваренная баранина. Лепешки были из белой просеянной муки и смазаны оливковым маслом. Стояли чаши с финиками, сушеным виноградом и сладкими ореховыми зернами, а в средине стола в чаше стоял мед, его Орфа вообще  не пробовала ни разу в жизни.
От всего этого изобилия у Орфы закружилась голова.
- Ну, давай поедим, а потом пойдем и подберем тебе красивую одежду – Малка налила в чаши вина и внимательно посмотрела на Орфу.
Я никогда не пила вина – сказала Орфа, отставляя свою чашу.
Малка улыбнулась
 -  Ну и правильно, иные мужчины напаивают блудниц допьяна. За тем выгребают у них все деньги. Блуднице потом обратиться не куда, власти как я тебе уже говорила, нас презирают.
Сама же Малка с удовольствием запивала баранину вином. Когда обед был закончен, Орфа виновато взглянув на Малку, сказала
– Я не буду брать у тебя одежду, я не могу сейчас ходить по улице нарядной. Мне стыдно. Завтра я приду к воротам в этой одежде.
Малка участливо посмотрела на Орфу, на глазах у нее навернулись слезы.
Малка вспомнила как сама после смерти мужа, оставшись с двумя малолетними детьми, которым нечего, было, есть, искала, хоть какую ни будь работу. Работу ей предлагали, но при этом не сводили с нее похотливых глаз и отпускали грязные намеки. Не получив согласия на удовлетворение своей похоти, в работе, отказывали.
Вот тогда она и вышла первый раз к воротам города.
 Будучи за деньги с первым мужчиной Малка с трудом сдерживала приступ тошноты.
 Малка обняла Орфу и привлекла ее к себе, но что она могла предложить этой бедной девушке? Отказаться оттого, что она задумала? Но ведь она Малка не может пожалеть всех несчастных так, что пусть будет, так - как кому определит Господь.
Затем вытерла слезы и приказала служанке, чтобы та, все, что осталось на столе, завязала в платок.
-Отнесешь, накормишь мать – сказала она Орфе.
  Дома Орфа со слезами на глазах наблюдала, как мать ест холодную баранину.
Дочь, откуда у нас такие вкусности? – спросила мать, обгладывая баранью косточку.
Я продала барана мама – ответила Орфа сквозь слезы.
- Ну и не плачь – мать отложила кость – что нам один баран? Только хлопоты с ним, только больше не надо покупать такие дорогие продукты. Денег, что ты за него выручила,- так надолго не хватит.
-Хорошо мама – Орфа поднялась и вышла из дома во двор.
Завтра ей предстоит впервые лечь с мужчиной. Орфа не могла этого представить, казалось, в душу положили огромный черный камень, он давил и тянул ее вниз и душа от этого нестерпимо болела. Орфа села на крыльцо, опустила Глову на руки и просидела так до вечера.
Утром Орфа умылась, съела небольшой кусочек лепешки и отправилась к Восточным воротам города, где собирались блудницы.
 Когда она пришла, все блудницы, уже сидели на своих местах. Из всех блудниц, только Малка улыбнулась и кивнула ей, остальные, когда Орфа проходила мимо них, провожали ее хмурым изучающим взглядом.
Орфа дошла до блудницы, что сидела с краю. Той у кого она вчера спрашивала о Зерре. Блудница, только зло взглянула на нее, но ничего не сказала.
Орфа увидела   в пяти шагах, от нее большой камень она подошла и села на него.
 Примерно через час из ворот начали выходить первые мужчины желающие взять блудницу.
Орфа сидела в конце и, до нее они не доходили, Малку забрали в числе первых.
Из пригорода в город, тоже потянулась вереница людей. Одни из них имели в городе работу, другие шли на рынок. Но среди них были и такие, кто шел в город для того, чтобы отдохнуть.
 Для людей, идущих в город, Орфа получалось, сидела самая первая. И скоро один из таких мужчин подошел к Орфе.
- Какая аппетитная виноградная гроздь –  протянул мужчина.
Мужчина говорил в нос, отвратительным тонким голосом, и откровенно осматривал ее похотливым взглядом. Мужчина видимо вчера, много выпил вина, а сегодня добавил еще, это было очень хорошо видно по его лицу.
- Скажи виноградная ягода, сколько ты хочешь за свои ласки?
 Мужчина был явно в хорошем настроении. В это время Орфа почувствовала, чей-то взгляд, она посмотрела в ту сторону и увидела двух друзей Иуды. Они смотрели на нее и о чем-то быстро разговаривали между собой. Орфа закрыла лицо руками и, опустила голову, ей стало нестерпимо стыдно.
- Ягодка, я спрашиваю твою цену – услышала она настойчивый голос мужчины.
- Мне уже заплатили, - ответила ему Орфа – сейчас за мной придут, я просто сижу и жду.
- Какого черта тогда ты морочишь мне голову – сразу из доброго став злым, выкрикнул мужчина.
Он подошел к ее соседке, грубо взял ее за руку и дернул к себе
 – Ты тоже будешь ломаться?
Та с улыбкой отрицательно затрясла головой.
 Мужчина сыпанул ей горсть серебряных монет и, взяв за руку, грубо потянул ее, в сторону пригородных домов.
После этого случая к Орфе подходили еще три или четыре раза. Орфа каждый раз отвечала одно и то же - что ее уже купили и что мужчина сейчас подойдет.
 Вернулась ее соседка с синяком под глазом. Она долго припудривала синяк, разглядывая себя в серебряное зеркальце, а затем плюнула и ушла домой.
 Правильно, и так брали не очень часто, а с синяком ее шансы упали до нуля.
Уже трижды возвращалась Малка, после последнего раза она подошла к Орфе
 – Что такое подруга, я же вижу, что к тебе подходят, почему ты ни с кем не хочешь идти?
- Малка, я не могу решиться – виновато ответила Орфа
- Когда-то надо начинать.  Хочешь, я посижу рядом с тобой, и сама поторгуюсь за тебя
 Малка осеклась, она увидела, как вдруг смертельно побледнело лицо Орфы. Малка повернулась в ту сторону, куда смотрела Орфа и увидела стремительно идущего к ним молодого парня с красным от гнева лицом.
3.
Галаад подъезжал к городу. В душе у него одновременно боролись два чувства, первое это то, что он сегодня увидит Орфу, а второе - Не нашла ли она себе кого ни будь, пока он был на пастбище.
 Галаад подгонял осла, и тот быстро семенил ногами, везя его к дому.
 Отца дома не было, он был на постоялом дворе. Мать накормила сына и тот, переодев одежды, выскочил на улицу.
-Пойду к Иуде -  подумал Галаад – он скажет, где живет Олива, у Оливы узнаю, где живет Орфа.
 У Галаада не было сил терпеть, ему хотелось поскорее развеять свои сомнения. Он быстро пошел к дому Иуды, но того там не оказалось. Как сообщила Галааду, мать Иуды
 - Он теперь скотовод и находится на пастбищах. Галаад растеряно вышел из ворот. Теперь только вечером, он сумеет разыскать Орфу.
 Неожиданно он увидел двух друзей Иуды Иссахара и Аведдара, они шли мимо дома Иуды. Галаад поздоровался с ними и остановил, чтобы поболтать и узнать последние новости в городе. В процессе разговора Иссахар спросил Галаада
 – Помнишь ту девушку, с которой ты на вечере катался на качелях?
Галаад кивнул и насторожился.
- Она блудница. Мы с Аведдаром видели ее сегодня, у Восточных ворот, среди блудниц
 Аведдар утвердительно кивнул
– Да, да это точно была она. Мы с Иссахаром остановились и внимательно ее рассмотрели.
Сердце Галаада оборвалось. Ему одновременно было стыдно за Орфу, больно за растоптанную любовь и волна гнева охватила его за чудовищный обман. Он повернулся и, не прощаясь с друзьями, зашагал в сторону Восточных ворот города.
Когда он вышел из ворот, то увидел ряд блудниц, с некоторыми из них разговаривали мужчины.
 Галаад пробежал взглядом по ряду и в конце его увидел Орфу. Орфа разговаривала со стройной красивой женщиной. Галаад вынул из-за пазухи тряпицу, в которую были завязаны монеты, высыпал деньги из нее в ладонь и быстро пошел к Орфе.
 Подойдя, Галаад швырнул деньги под ноги онемевшей бледной девушки 
- Я покупаю тебя – зло сказал он, пожирая Орфу гневным взглядом.
 Орфа закрыв лицо руками села на камень, и, плечи ее сотряслись в рыдании.
Малка, удивленно наблюдающая эту сцену, начала понимать происходящее. Хотя Орфа ничего не говорила ей о Галааде.
- Убавь свой гнев парень – твердо сказала она Галааду – Я так поняла, что это твоя девушка. Так почему ж ты допустил, что она оказалась здесь?
 Галаад перевел взгляд на Малку.
- Орфа здесь сегодня первый день – продолжала Малка – И до сих пор не захотела идти не с одним мужчиной.
Галааду очень хотелось в это верить, и он с надеждой смотрел на Малку.
Малка, увидев, что у Галаада проходит гнев, взяв его под руку, отвела в сторону
- Где ты был до сих пор? – спросила его Малка
- Я пасу овец в горах – ответил Галаад
- Тогда слушай – и Малка по порядку рассказала Галааду обо всех злоключениях Орфы
 – Уводи свою Орфу от этого места и помоги ей, если ты мужчина и любишь ее – закончила свой рассказ Малка.
 Они вернулись к продолжавшей рыдать девушке. Малка собрала монеты и протянула их Галааду. Галлад взял монеты и, растеряно стоял, не зная, что делать дальше. Малка наклонилась к Орфе, обняла ее и что-то сказала на ухо. Орфа подняла заплаканное лицо
- Галаад прости меня, если б я знала, что ты вернешься ко мне, я бы лучше голодала, но, ни когда не пришла бы сюда.
 Галаад протянул девушке руку и помог встать. У него в душе опять вспыхнуло чувство любви. Так, не выпуская ее руку из своей руки, он повел Орфу к городским воротам, но, дойдя до городских ворот, они развернулись и пошли в сторону дома, где жила Орфа.
 Когда они пришли в дом Орфы, Орфа стала оправдываться, что она не ложилась не с одним мужчиной.
 -Если ты мне не веришь, я готова лечь с тобой здесь и сейчас, чтобы ты убедился в этом. Только пойдем в овечий сарай, там есть сено, а здесь я стыжусь, потому что в соседней комнате лежит больная мама – быстро говорила Орфа.
Лицо Галаада налилось гневом 
- Я тебе, что ни будь, сказал, о том ложилась ты с кем или нет. Я узнаю об этом, когда придет время 
 Галаад высыпал на стол все монеты, что у него имелись, и вышел из дома. Дойдя до ворот, он вернулся и опять вошел в дом. Орфа сидела возле стола, обхватив голову руками.
- Завтра утром я зайду к тебе – сказал Галаад – будь дома и никуда не уходи.
Орфа подняла на него свои глаза, они были в слезах. Галаад несмело приблизился к ней и протянул свои руки. Орфа вложила свои ладони в ладони Галаада. Галаад помог девушке подняться и неумело поцеловал ее в соленые от слез губы, после этого он повернулся и быстро вышел из дома.
 Придя, домой Галаад почувствовал страшную усталость, он лег на ложе. В нем опять боролись два чувства. Первое это то, что Орфа  любит его, а второе это то, что она опозорила себя на весь город и теперь слава о том, что она была блудницей, поползет по городу.
Теперь им вместе нельзя будет появиться среди друзей, прийти к кому ни будь в гости и, нельзя будет вместе ходить веселиться на площадь молодой Астарты.
 Но чувство любви брало вверх и радость от мысли, что Орфа любит его, затмевала мрачные мысли. Галаад уснул утомленный и счастливый. Его разбудил отец
– Ты чего так рано приперся, вы, что уже все сожрали? Так на вас никаких запасов не хватит – начал нудить он.
Галаад вспомнил, что Пагиил просил его купить тетиву для лука, но Галаад оставил все деньги Орфе, а тетива стоила две серебряные монеты.
- Отец мы работаем и нам надо что-то есть. Если бы ты дал мне денег на тетиву для лука, мы бы охотились на птиц и ездили бы за продуктами реже.
- Да ты ведь и лука никогда в руках не держал – отец презрительно смотрел на сына.
- Я не держал, а Пагиил раньше был охотником – соврал Галаад
- Да кстати как его нога – спохватился отец.
-Спасибо твоей мази. Благодаря ее действию, нога у Пагиила быстро зажила –  ответил Галаад, зная, что отцу нравится, когда хвалят приготовленные им лекарства.
 Отцу это польстило и он, улыбаясь, куда-то ушел.
 Вернулся он с хорошо отполированным, но покрытым пылью луком. Отец согнул его и натянул тетиву, затем дернул по ней пальцем, тетива зазвенела.
 -Ну вот – с улыбкой сказал отец, – посмотрим какой он охотник - твой Пагиил.
Утром, основательно загрузив осла провизией, Галаад тронулся в путь.
- Чтобы месяц я тебя здесь не видел – крикнул ему вслед отец.
Галаад выйдя из городских ворот, не продолжил свой путь, дальше в горы, а свернул в сторону пригородных улиц.
Галаад пришел к дому Орфы и ввел осла во двор.
Орфа во дворе пекла лепешку из остатков муки, что ей принесла Олива.
 Увидев  Галаада и груженого осла, Орфа поняла, что Галаад уходит на пастбище. Грустно улыбаясь, Орфа подошла к Галааду. Галаад смотрел на Орфу и, внутри у него все пело и ликовало.
 Галаад даже не мог выразить словами как он любит эту девушку. Он не удержался, привлек Орфу к себе и поцеловал.
 Девушка испугано стала оглядываться по сторонам.
 - Как с таким характером она смогла бы стать блудницей? -  подумал Галаад.
Он стал развязывать мешки, вынимать из них провизию и носить ее в дом. У Орфы опять на глазах навернулись слезы – Никогда и не на кого не променяю я Галаада – думала она. Ей опять стало стыдно, за то, что она не поверила ему и не смогла дождаться его возвращения с пастбища.
Скрипнули входные ворота ограды, Галаад и Орфа обернулись на звук. Во двор вошла Олива, она растеряно смотрела на то, как Галаад разгружает осла.
Когда Галаад ушел в дом с мешком муки, Олива быстро подошла к Орфе и зашептала
 – Слухи о том, что ты стала блудницей, уже доползли до нашей улицы. Вчера вечером моя мать спрашивала меня об этом, но я сказала, что ничего не знаю - и, помолчав, спросила
 – Галаад еще ничего не знает?
- Галаад сам забрал меня от Восточных ворот – грустно улыбнулась Орфа.
Радостная Олива бросилась целовать и обнимать подругу. Из дома вышел Галаад, он завязал в мешках остатки продуктов и погрузил их на осла. С осла теперь свисали по бокам, два тощих мешка да через спину был, перекинут мех с вином. Галаад взял осла за повод, собираясь выйти за ворота. Орфа быстро подошла к нему, обвила его шею руками и сама поцеловала его в губы, а Олива восхищенно сказала
 – Галаад, ты и Иуда самые лучшие парни во всем Галааде. Нет! Во всем  Израиле.
 Бесконечно счастливый,  Галаад, шел на пастбище, словно летел на крыльях. Никогда в жизни он не был счастлив как теперь.

Гл7






                Блудница

               


Орфа проснулась и села на постели, взгляд ее упал на столик, что стоял рядом.
На столе лежали половина лепешки, мука в льняном мешочке и стояла чашка с оливковым маслом.
- Олива – улыбнулась Орфа - Но ведь она не будет вечно кормить нас с матерью. Надо принимать решение.
Подумав, Орфа решила сначала рассказать Оливе о том, что она задумала.
Уже был вечер и, Орфа опасаясь, что Олива уйдет на площадь Астарты, направилась к ее дому. К счастью та была дома.
-Спасибо тебе Олива за продукты – сказала ей Орфа
-Не стоит благодарности
-Я хочу с тобой посоветоваться
-Заходи, поговорим
Нет, давай пойдем в конец улицы, там, у пруда есть скамейка, на ней сядем и поговорим.
Олива набросила накидку и вышла за ворота
-Ты, наверное, торопишься на площадь Астарты? – спросила Орфа, когда они шли в сторону пруда
-Нет – ответила Олива – Иуда прислал своего друга и тот сказал, чтобы я не ходила на площадь пока Иуда не вернется с пастбищ.
Иуда сказал, что уговорит своего отца и тот даст согласие на нашу свадьбу. Еще он сказал, что ему наплевать на то, что я Моавитянка и что наша семья не богатая.
Теперь буду сидеть дома, и ждать пока он вернется.
Орфа слушала подругу, она была рада за нее и, одновременно острое чувство жалости к себе самой жгло ее сердце.
- Почему же у нее так повернулась жизнь. Вот оно счастье идет рядом, счастливая подруга нашла свою любовь, а что же еще ждет ее?
-Да Иуда сильный, он сделает тебя счастливой, можешь не сомневаться – грустно заметила Орфа. Олива повернулась и внимательно посмотрела на Орфу
 – Ты, что не рада за меня?
Орфа обняла подругу
 – Рада Олива, очень рада.
Они уже дошли до скамьи, что стояла возле пруда. Сели на скамью, Орфа молчала, не решаясь начать разговор.
 Наконец она набралась духа
 - Знаешь, Олива я решила стать блудницей.
Олива посмотрела на подругу, округлив глаза
-С ума сошла?  - Олива набрала воздуха, чтобы разразиться руганью, но Орфа перебила ее
 – Ничего не говори Олива – и, помолчав, продолжила -  С рынка меня выжили.  Нам теперь не на что покупать еду. Ждать пока, кто ни будь, возьмет меня в наложницы, я не могу. За это время, мы умрем с голоду. Да и кто меня возьмет в наложницы с больной матерью?
А Галаад – Олива гневно смотрела на подругу.
-Ты думаешь один вечер на качелях, что-то поменял в наших жизнях? Галаад  может уже, и думать про меня забыл.
Неожиданно Олива заплакала и обняла подругу, ей стало, нестерпимо жаль Орфу. Орфа глядя на подругу, заплакала тоже. Они, долго не говоря, друг другу не слова сидели и плакали. Наконец им обоим стало легче, Олива вытерла слезы и решительно сказала
- Знаешь, если Иуда меня обманет, я тоже пойду в блудницы. Орфа  вытерла слезы
-Ты не будешь меня презирать? Останешься моей подругой?
-Только если ты не будешь соблазнять моего Иуду – улыбнулась Олива.
Орфа улыбнулась в ответ
 – Ну что ты такое говоришь?
Они поднялись со скамьи и отправились по домам.

2.
На следующее утро, Орфа отправилась разыскивать Зерру. Она пришла к городским воротам. Это было место, где блудницы предлагали себя мужчинам.
 Постояв в стороне и понаблюдав, Орфа отметила, что блудницы долго торгуются с теми, кто хочет их взять. Это Орфе не понравилось, торговаться она совсем не умела. Еще Орфа заметила, что блудницы пользуются очень хорошим спросом и за те несколько часов, что она здесь простояла, больше половины блудниц увели мужчины, некоторые даже успели вернуться обратно.
Зерра здесь так и не появилась. Орфа думала, что угадает ее. Для себя она решила, что к блудницам подойдет полная властная женщина, которая будет ими распоряжаться и собирать с них деньги. Но ничего похожего она до сих пор так и не увидела.
Тогда Орфа набралась смелости и подошла к одной из блудниц.
Блудница, к которой она подошла, сидела с краю, ее уже второй день никто не брал и, она была раздражена этим.
-Скажи где мне увидеть Зерру – спросила ее Орфа.
Та зло взглянула на Орфу
 – А ты, что собираешься пойти в блудницы? – прошипела она и вдруг закричала – Подруги, нашего общества прибыло! Смотрите вот новая блудница!
Орфа закрыв лицо, бросилась к воротам. Отбежав от блудниц, она остановилась
- Подожди девушка -  услышала она женский голос.
 Орфа обернулась. К ней приближалась красивая женщина, Орфа видела ее до этого, утром ее забрали самой первой, затем она вернулась и когда Орфа подходила к блудницам она видела, как эта женщина сидела и румянила лицо.
Женщина неторопливо подошла к Орфе
- Меня зовут Малка, зачем тебе Зерра?
Орфа назвала свое имя и робко посмотрела на Малку
– Я бы хотела работать у нее.
Малка вскинула брови
 –  Ты!? Такая  молодая? Что погиб или умер муж? Сомневаюсь, чтобы такую ягодку муж выгнал.
Я не была замужем – тихо сказала Орфа.
- Ну, тогда ты совсем сошла с ума – Малка удивленно смотрела на Орфу – Ты, что не можешь найти другую работу? Ты знаешь, что замужние женщины иногда сговариваются и убивают блудниц, поэтому мы в темное время стараемся не ходить по улицам. А если темнота застанет нас вне дома, то спешим к дому ближайшей блудницы и там ночуем. Власти никогда не ищут убийцу блудницы, потому что мы уже вне закона.
 Подумай, куда ты лезешь.
 Орфа заплакала и рассказала Малке о своем горе.
 Малка сочувственно покачала головой
– Ладно, пойдем, я как раз собиралась к Зерре, мне надо отдать причитающиеся ей деньги.
- Много денег надо отдавать Зерре? – не смело спросила Орфа, по дороге к дому Зерры
- Сколько платить? – переспросила Малка – С каждого мужчины по серебряной монете, если неделю приходишь к воротам и, тебя никто не берет, – это твоя вина. Одну монету все равно должна отдать, а если мужчины берут тебя, где, ни будь в другом месте - не платишь ничего. Место что принадлежит Зерре, только возле ворот.
Они подошли к воротам роскошного особняка, Малка постучала в ворота, на стук вышел черный раб.
-Позови хозяйку – сказала ему Малка.
Входите – улыбнулся раб.
Малка и Орфа вошли. Раб оставил их на площадке перед домом сам вошел в дом.
Через небольшое время из дома вышла стройная и красивая женщина. Орфа удивилась, она ожидала увидеть толстую, пожилую женщину, чем-то похожую на тех, что руководят приготовлением пищи в харчевнях на рынке, но не такую красивую и изыскано одетую. Зерра взяла деньги у Малки и перевела взгляд на Орфу.
А ты кто? – безразлично спросила она
- Она хочет у нас работать – ответила Малка за Орфу.
Зерра стала с интересом рассматривать Орфу, затем спросила Малку
- Ты говорила, какие у нас условия? – Малка согласно кивнула.
-Ну, тогда завтра приходи к воротам, у тебя есть одежда лучше этой?
Орфа отрицательно качнула головой.
 - Вообще-то ты и в этой одежде не засидишься, но если тебя еще и приодеть… - Зерра рассматривала Орфу, так как крестьянин рассматривает осла, которого собрался купить.
 – Я могу одолжить тебе денег на одежду
- Не надо – перебила  Зерру Малка  - Я сама одену ее как надо
Чего ты суешься? – возмутилась Зерра.
-Пойдем – Малка взяла Орфу за руку и повела ее к воротам.
 Когда они вышли из ворот, Малка сказала Орфе
 – Пойдем ко мне, у меня много платьев, подберем тебе, что ни будь.
 Никогда не бери у Зерры деньги в долг. Она молчит, когда дает, а потом оказывается, что у долга такие огромные проценты. Ты будешь долго сидеть у нее в кабале.
Зерра сама раньше была блудницей. Тогда смотрящих, над нами не было.
Мы собирались у городских ворот, не давая никому никакой платы. Правда, иногда, а в Субботы обязательно приходили стражники. Они били нас плетьми и гнали от ворот вон.
 Затем случай свел Зерру с начальником рынка. Начальник рынка человек хитрый, он договорился со стражей. Вот как-то утром к воротам приходит Зерра  и говорит нам о тех условиях, что я рассказала тебе.
Мы согласились, мало, кому понравиться, когда тебя хлещут плетьми.
Теперь мы спокойно можем сидеть возле ворот.
А если кто-то не захочет отдавать Зерре плату? – спросила Орфа.
-Таких случаев не было, куда нам деваться?
 Они подошли к дому Малки. Это был не такой роскошный особняк как у Зерры, но назвать его бедным или даже средним, было никак  нельзя.
Зерра и Орфа вошли в дом, у Малки была служанка рабыня. Малка приказала ей накрыть на стол и усадила Орфу на войлочное покрывало возле стола.
У Орфы утром завтрак составлял – кусочек лепешки, испеченный из муки принесенной Оливой и вода. А здесь, рабыня поставила на стол столько вкусных блюд.
 Дымилась паром только что сваренная баранина. Лепешки были из белой просеянной муки и смазаны оливковым маслом. Стояли чаши с финиками, сушеным виноградом и сладкими ореховыми зернами, а в средине стола в чаше стоял мед, его Орфа вообще  не пробовала ни разу в жизни.
От всего этого изобилия у Орфы закружилась голова.
- Ну, давай поедим, а потом пойдем и подберем тебе красивую одежду – Малка налила в чаши вина и внимательно посмотрела на Орфу.
Я никогда не пила вина – сказала Орфа, отставляя свою чашу.
Малка улыбнулась
 -  Ну и правильно, иные мужчины напаивают блудниц допьяна. За тем выгребают у них все деньги. Блуднице потом обратиться не куда, власти как я тебе уже говорила, нас презирают.
Сама же Малка с удовольствием запивала баранину вином. Когда обед был закончен, Орфа виновато взглянув на Малку, сказала
– Я не буду брать у тебя одежду, я не могу сейчас ходить по улице нарядной. Мне стыдно. Завтра я приду к воротам в этой одежде.
Малка участливо посмотрела на Орфу, на глазах у нее навернулись слезы.
Малка вспомнила как сама после смерти мужа, оставшись с двумя малолетними детьми, которым нечего, было, есть, искала, хоть какую ни будь работу. Работу ей предлагали, но при этом не сводили с нее похотливых глаз и отпускали грязные намеки. Не получив согласия на удовлетворение своей похоти, в работе, отказывали.
Вот тогда она и вышла первый раз к воротам города.
 Будучи за деньги с первым мужчиной Малка с трудом сдерживала приступ тошноты.
 Малка обняла Орфу и привлекла ее к себе, но что она могла предложить этой бедной девушке? Отказаться оттого, что она задумала? Но ведь она Малка не может пожалеть всех несчастных так, что пусть будет, так - как кому определит Господь.
Затем вытерла слезы и приказала служанке, чтобы та, все, что осталось на столе, завязала в платок.
-Отнесешь, накормишь мать – сказала она Орфе.
  Дома Орфа со слезами на глазах наблюдала, как мать ест холодную баранину.
Дочь, откуда у нас такие вкусности? – спросила мать, обгладывая баранью косточку.
Я продала барана мама – ответила Орфа сквозь слезы.
- Ну и не плачь – мать отложила кость – что нам один баран? Только хлопоты с ним, только больше не надо покупать такие дорогие продукты. Денег, что ты за него выручила,- так надолго не хватит.
-Хорошо мама – Орфа поднялась и вышла из дома во двор.
Завтра ей предстоит впервые лечь с мужчиной. Орфа не могла этого представить, казалось, в душу положили огромный черный камень, он давил и тянул ее вниз и душа от этого нестерпимо болела. Орфа села на крыльцо, опустила Глову на руки и просидела так до вечера.
Утром Орфа умылась, съела небольшой кусочек лепешки и отправилась к Восточным воротам города, где собирались блудницы.
 Когда она пришла, все блудницы, уже сидели на своих местах. Из всех блудниц, только Малка улыбнулась и кивнула ей, остальные, когда Орфа проходила мимо них, провожали ее хмурым изучающим взглядом.
Орфа дошла до блудницы, что сидела с краю. Той у кого она вчера спрашивала о Зерре. Блудница, только зло взглянула на нее, но ничего не сказала.
Орфа увидела   в пяти шагах, от нее большой камень она подошла и села на него.
 Примерно через час из ворот начали выходить первые мужчины желающие взять блудницу.
Орфа сидела в конце и, до нее они не доходили, Малку забрали в числе первых.
Из пригорода в город, тоже потянулась вереница людей. Одни из них имели в городе работу, другие шли на рынок. Но среди них были и такие, кто шел в город для того, чтобы отдохнуть.
 Для людей, идущих в город, Орфа получалось, сидела самая первая. И скоро один из таких мужчин подошел к Орфе.
- Какая аппетитная виноградная гроздь –  протянул мужчина.
Мужчина говорил в нос, отвратительным тонким голосом, и откровенно осматривал ее похотливым взглядом. Мужчина видимо вчера, много выпил вина, а сегодня добавил еще, это было очень хорошо видно по его лицу.
- Скажи виноградная ягода, сколько ты хочешь за свои ласки?
 Мужчина был явно в хорошем настроении. В это время Орфа почувствовала, чей-то взгляд, она посмотрела в ту сторону и увидела двух друзей Иуды. Они смотрели на нее и о чем-то быстро разговаривали между собой. Орфа закрыла лицо руками и, опустила голову, ей стало нестерпимо стыдно.
- Ягодка, я спрашиваю твою цену – услышала она настойчивый голос мужчины.
- Мне уже заплатили, - ответила ему Орфа – сейчас за мной придут, я просто сижу и жду.
- Какого черта тогда ты морочишь мне голову – сразу из доброго став злым, выкрикнул мужчина.
Он подошел к ее соседке, грубо взял ее за руку и дернул к себе
 – Ты тоже будешь ломаться?
Та с улыбкой отрицательно затрясла головой.
 Мужчина сыпанул ей горсть серебряных монет и, взяв за руку, грубо потянул ее, в сторону пригородных домов.
После этого случая к Орфе подходили еще три или четыре раза. Орфа каждый раз отвечала одно и то же - что ее уже купили и что мужчина сейчас подойдет.
 Вернулась ее соседка с синяком под глазом. Она долго припудривала синяк, разглядывая себя в серебряное зеркальце, а затем плюнула и ушла домой.
 Правильно, и так брали не очень часто, а с синяком ее шансы упали до нуля.
Уже трижды возвращалась Малка, после последнего раза она подошла к Орфе
 – Что такое подруга, я же вижу, что к тебе подходят, почему ты ни с кем не хочешь идти?
- Малка, я не могу решиться – виновато ответила Орфа
- Когда-то надо начинать.  Хочешь, я посижу рядом с тобой, и сама поторгуюсь за тебя
 Малка осеклась, она увидела, как вдруг смертельно побледнело лицо Орфы. Малка повернулась в ту сторону, куда смотрела Орфа и увидела стремительно идущего к ним молодого парня с красным от гнева лицом.
3.
Галаад подъезжал к городу. В душе у него одновременно боролись два чувства, первое это то, что он сегодня увидит Орфу, а второе - Не нашла ли она себе кого ни будь, пока он был на пастбище.
 Галаад подгонял осла, и тот быстро семенил ногами, везя его к дому.
 Отца дома не было, он был на постоялом дворе. Мать накормила сына и тот, переодев одежды, выскочил на улицу.
-Пойду к Иуде -  подумал Галаад – он скажет, где живет Олива, у Оливы узнаю, где живет Орфа.
 У Галаада не было сил терпеть, ему хотелось поскорее развеять свои сомнения. Он быстро пошел к дому Иуды, но того там не оказалось. Как сообщила Галааду, мать Иуды
 - Он теперь скотовод и находится на пастбищах. Галаад растеряно вышел из ворот. Теперь только вечером, он сумеет разыскать Орфу.
 Неожиданно он увидел двух друзей Иуды Иссахара и Аведдара, они шли мимо дома Иуды. Галаад поздоровался с ними и остановил, чтобы поболтать и узнать последние новости в городе. В процессе разговора Иссахар спросил Галаада
 – Помнишь ту девушку, с которой ты на вечере катался на качелях?
Галаад кивнул и насторожился.
- Она блудница. Мы с Аведдаром видели ее сегодня, у Восточных ворот, среди блудниц
 Аведдар утвердительно кивнул
– Да, да это точно была она. Мы с Иссахаром остановились и внимательно ее рассмотрели.
Сердце Галаада оборвалось. Ему одновременно было стыдно за Орфу, больно за растоптанную любовь и волна гнева охватила его за чудовищный обман. Он повернулся и, не прощаясь с друзьями, зашагал в сторону Восточных ворот города.
Когда он вышел из ворот, то увидел ряд блудниц, с некоторыми из них разговаривали мужчины.
 Галаад пробежал взглядом по ряду и в конце его увидел Орфу. Орфа разговаривала со стройной красивой женщиной. Галаад вынул из-за пазухи тряпицу, в которую были завязаны монеты, высыпал деньги из нее в ладонь и быстро пошел к Орфе.
 Подойдя, Галаад швырнул деньги под ноги онемевшей бледной девушки 
- Я покупаю тебя – зло сказал он, пожирая Орфу гневным взглядом.
 Орфа закрыв лицо руками села на камень, и, плечи ее сотряслись в рыдании.
Малка, удивленно наблюдающая эту сцену, начала понимать происходящее. Хотя Орфа ничего не говорила ей о Галааде.
- Убавь свой гнев парень – твердо сказала она Галааду – Я так поняла, что это твоя девушка. Так почему ж ты допустил, что она оказалась здесь?
 Галаад перевел взгляд на Малку.
- Орфа здесь сегодня первый день – продолжала Малка – И до сих пор не захотела идти не с одним мужчиной.
Галааду очень хотелось в это верить, и он с надеждой смотрел на Малку.
Малка, увидев, что у Галаада проходит гнев, взяв его под руку, отвела в сторону
- Где ты был до сих пор? – спросила его Малка
- Я пасу овец в горах – ответил Галаад
- Тогда слушай – и Малка по порядку рассказала Галааду обо всех злоключениях Орфы
 – Уводи свою Орфу от этого места и помоги ей, если ты мужчина и любишь ее – закончила свой рассказ Малка.
 Они вернулись к продолжавшей рыдать девушке. Малка собрала монеты и протянула их Галааду. Галлад взял монеты и, растеряно стоял, не зная, что делать дальше. Малка наклонилась к Орфе, обняла ее и что-то сказала на ухо. Орфа подняла заплаканное лицо
- Галаад прости меня, если б я знала, что ты вернешься ко мне, я бы лучше голодала, но, ни когда не пришла бы сюда.
 Галаад протянул девушке руку и помог встать. У него в душе опять вспыхнуло чувство любви. Так, не выпуская ее руку из своей руки, он повел Орфу к городским воротам, но, дойдя до городских ворот, они развернулись и пошли в сторону дома, где жила Орфа.
 Когда они пришли в дом Орфы, Орфа стала оправдываться, что она не ложилась не с одним мужчиной.
 -Если ты мне не веришь, я готова лечь с тобой здесь и сейчас, чтобы ты убедился в этом. Только пойдем в овечий сарай, там есть сено, а здесь я стыжусь, потому что в соседней комнате лежит больная мама – быстро говорила Орфа.
Лицо Галаада налилось гневом 
- Я тебе, что ни будь, сказал, о том ложилась ты с кем или нет. Я узнаю об этом, когда придет время 
 Галаад высыпал на стол все монеты, что у него имелись, и вышел из дома. Дойдя до ворот, он вернулся и опять вошел в дом. Орфа сидела возле стола, обхватив голову руками.
- Завтра утром я зайду к тебе – сказал Галаад – будь дома и никуда не уходи.
Орфа подняла на него свои глаза, они были в слезах. Галаад несмело приблизился к ней и протянул свои руки. Орфа вложила свои ладони в ладони Галаада. Галаад помог девушке подняться и неумело поцеловал ее в соленые от слез губы, после этого он повернулся и быстро вышел из дома.
 Придя, домой Галаад почувствовал страшную усталость, он лег на ложе. В нем опять боролись два чувства. Первое это то, что Орфа  любит его, а второе это то, что она опозорила себя на весь город и теперь слава о том, что она была блудницей, поползет по городу.
Теперь им вместе нельзя будет появиться среди друзей, прийти к кому ни будь в гости и, нельзя будет вместе ходить веселиться на площадь молодой Астарты.
 Но чувство любви брало вверх и радость от мысли, что Орфа любит его, затмевала мрачные мысли. Галаад уснул утомленный и счастливый. Его разбудил отец
– Ты чего так рано приперся, вы, что уже все сожрали? Так на вас никаких запасов не хватит – начал нудить он.
Галаад вспомнил, что Пагиил просил его купить тетиву для лука, но Галаад оставил все деньги Орфе, а тетива стоила две серебряные монеты.
- Отец мы работаем и нам надо что-то есть. Если бы ты дал мне денег на тетиву для лука, мы бы охотились на птиц и ездили бы за продуктами реже.
- Да ты ведь и лука никогда в руках не держал – отец презрительно смотрел на сына.
- Я не держал, а Пагиил раньше был охотником – соврал Галаад
- Да кстати как его нога – спохватился отец.
-Спасибо твоей мази. Благодаря ее действию, нога у Пагиила быстро зажила –  ответил Галаад, зная, что отцу нравится, когда хвалят приготовленные им лекарства.
 Отцу это польстило и он, улыбаясь, куда-то ушел.
 Вернулся он с хорошо отполированным, но покрытым пылью луком. Отец согнул его и натянул тетиву, затем дернул по ней пальцем, тетива зазвенела.
 -Ну вот – с улыбкой сказал отец, – посмотрим какой он охотник - твой Пагиил.
Утром, основательно загрузив осла провизией, Галаад тронулся в путь.
- Чтобы месяц я тебя здесь не видел – крикнул ему вслед отец.
Галаад выйдя из городских ворот, не продолжил свой путь, дальше в горы, а свернул в сторону пригородных улиц.
Галаад пришел к дому Орфы и ввел осла во двор.
Орфа во дворе пекла лепешку из остатков муки, что ей принесла Олива.
 Увидев  Галаада и груженого осла, Орфа поняла, что Галаад уходит на пастбище. Грустно улыбаясь, Орфа подошла к Галааду. Галаад смотрел на Орфу и, внутри у него все пело и ликовало.
 Галаад даже не мог выразить словами как он любит эту девушку. Он не удержался, привлек Орфу к себе и поцеловал.
 Девушка испугано стала оглядываться по сторонам.
 - Как с таким характером она смогла бы стать блудницей? -  подумал Галаад.
Он стал развязывать мешки, вынимать из них провизию и носить ее в дом. У Орфы опять на глазах навернулись слезы – Никогда и не на кого не променяю я Галаада – думала она. Ей опять стало стыдно, за то, что она не поверила ему и не смогла дождаться его возвращения с пастбища.
Скрипнули входные ворота ограды, Галаад и Орфа обернулись на звук. Во двор вошла Олива, она растеряно смотрела на то, как Галаад разгружает осла.
Когда Галаад ушел в дом с мешком муки, Олива быстро подошла к Орфе и зашептала
 – Слухи о том, что ты стала блудницей, уже доползли до нашей улицы. Вчера вечером моя мать спрашивала меня об этом, но я сказала, что ничего не знаю - и, помолчав, спросила
 – Галаад еще ничего не знает?
- Галаад сам забрал меня от Восточных ворот – грустно улыбнулась Орфа.
Радостная Олива бросилась целовать и обнимать подругу. Из дома вышел Галаад, он завязал в мешках остатки продуктов и погрузил их на осла. С осла теперь свисали по бокам, два тощих мешка да через спину был, перекинут мех с вином. Галаад взял осла за повод, собираясь выйти за ворота. Орфа быстро подошла к нему, обвила его шею руками и сама поцеловала его в губы, а Олива восхищенно сказала
 – Галаад, ты и Иуда самые лучшие парни во всем Галааде. Нет! Во всем  Израиле.
 Бесконечно счастливый,  Галаад, шел на пастбище, словно летел на крыльях. Никогда в жизни он не был счастлив как теперь.


Рецензии