Глава-22. Что наша жизнь? Игра!

 ...Так что, как пришел Макс домой с одноклассниками, так и стремительно ушел вместе с ними! Все для того чтобы, он доиграл до конца предназначенную ему Мойрами свою роль в бесконечной пьесе жизни. Помнили за него его юные друзья, что им нужно было возвращаться назад в школу, но уже не по делам учёбы, а по плану розыгрыша кубка школьных баскетбольных команд...
 ...Более-менее сознание вернулось к Максу только в школьном спортзале в объятиях товарищей по баскетбольной школьной команде! И то, только после того, как тренер Георгий Георгиевич*[01] сунул ему под нос пузырек с нашатырным спиртом...
 ...«Что это? С Максом...»?- По состоянию товарища по команде, задал вопрос Тамал, озабоченный перспективой «кубковой» игры с командой другой школы, когда его партнер по розыгрышу игровых комбинаций вел себя как не разбуженный сомнамбул...
 ...На баскетбольной площадке пятнадцатилетний злой Тамал слыл отличным «центровым», а в жизни оставался лихим хулиганом с улицы Керосинщиков имевший за собой шлейф деструктивных личностных свойств, свойственных всем «человек амфибиям аксолотлям». Не брезговал злой Тамал отнимать деньги у всех, кто был его слабее. И грабил он беспощадно, предварительно надавав «жертве» «по шеям»!*[02] Поэтому школьникам средних классов «Сто восьмой» школы всегда имел смысл побаиваться дикой силы злого Тамала. Хорошо Макс играл в его поддержке, обеспечивая атаку на кольцо соперника! Так что, злой Тамал его «знал»! Поэтому и не «приставал» с навязчивыми предложениями, от которых отмахнуться не представлялось возможным: «поделиться с ним собственными деньгами». Еще не девственный злой Тамал имел жуткое хобби: насиловать в припозднившихся девиц, вздумавших оказаться в неурочное время на конечной трамвайной остановке, с которой начиналась улица Керосинщиков. Буквально, «как животное», в пойманных несчастных девственниц «откладывая роковые яйца» «человек амфибии аксолотля»...
 ...А сейчас злой Тамал был просто товарищ по школьной баскетбольной команде. И Тепа: сосед Макса из Белого дома, еще и товарищ по баскетбольной команде, как раз сейчас и притащившего вместе с Уланом и Ёриком Макса в школу, пояснил ситуацию...
 ...«Макс, только что дрался с Димоном! Вот и не в себе...»!- Объявил друг-Тепа суть дела случившегося с Максом...
 ...«И кто победил...»?- Поинтересовался с не скрываемым волнением Мусса, так же не успевший переодеться дома, поэтому переодевавшийся, как и все остальные мальчишки шестого «А» класса из школьной формы сразу же в спортивную...
 ...«Димон остался на улице! У него что-то с глазами, совсем перестал видеть! Степа с Филей из нашего дома остались с ним! Очухаться! Отлежится, встанет...»! - Проговорил друг-Улан, выдавая желаемое за действительное, сейчас скорее озабоченного судьбой Димона, своего близорукого друга и соседа живущего с ним в одном подъезде Белого дома, чем проблемами победителя произошедшей драки,- Макса... 
 ...Но Максу, так ударившего своего соперника, что тому стало, плохо, этого нельзя было ставить в укор. Ведь он оборонялся, а его атаковали! Итогом той схватки, почти тринадцатилетний Макс остался со своими нормальными друзьями, а почти пятнадцатилетнего Димона приняли на попечение «недоразвитые» «как животные», не девственные пятнадцатилетние злые Филя и Степа...
 ...«Сколько можно болтать? Все дела! Вон! За площадкой...
 ...Тут только баскетбол...»!- Взорвавшимся Гейзером появился в раздевалке тренер Георгий Георгиевич, в каждой игре от своих подопечных требовавший не больше ни меньше, а свершения подвига, с полнейшим разгромом соперника буквально наголову...
 ...«Лёша, выводи команду на приветствие...»!- Решительно прервал тренер все посторонние для кубковой игры разговоры...
 ...И словно перед выходом на сцену! Исчез весь внешний Мир...
 ...Осталась только маленькая модель мира, баскетбольная площадка, где вскоре должны были закипеть настоящие, совсем не шуточные жаркие страсти. С совершением самых натуральных героических подвигов. Совершаемых во имя спортивных деяний пусть даже не имевших особого смысла, зато имеющих великую цель: победить равного по силе соперника! И стать победителем...
 ...Для этого всей своей командной волей необходимо было превзойти в стремлении к победе спортивного конкурента! Чего «понарошку» сделать было не возможно! Биться за победу нужно было по-настоящему. Со всей отдачей имеющихся сил...
 ...Сначала, как это и полагалось по регламенту в официальном матче по розыгрышу городского кубка по баскетболу среди школьных команд вышли на приветствие...
 ...Игрокам «Восемьдесят восьмой» школы можно было, единственно, лишь посочувствовать! В стенах чужой школы они себя чувствовали примерно так же, как ощущали бы себя игроки Московского «Динамо» случись им приехать играть в футбол в Берлин  во время Войны. По случаю общественного мероприятия районного масштаба, вход в «Сто восьмую» школу для всех желающих в неё попасть был свободным. Вот и набились в неё все, кому надоело просто коротать время под открытым небом ранней холодной весны, чтобы сидеть в тепле и уюте, да ещё при стечении множества всякого люда, пришедших поболеть за своих друзей. Что было и разнообразием в серой жизни хулиганистых парней и их молоденьких, лично им принадлежащих подружек. Игроки «команды гостей» с нескрываемым ужасом смотрели на многочисленных представителей различных окрестных банд, по одному только своему кровожадному виду представлявшие собой весьма устрашающее зрелище. А если бы такие «болельщики» повстречались, темной ночкой, да на узенькой дорожке, то можно было сразу прощаться со своей «этой жизнью»...
 ...В соответствии с протоколом матча, ровно в семь вечера раздался свисток главного судьи известившего, что игра, про которую потом так много говорили, началась. И наконец-то, кипящая в жилах Макса кровь, густо замешанная на андрогенах, нашла себе подобающее применение в нешуточной борьбе, с постоянным единоборством, со спортивной злостью, с настоящей яростью во имя желанной победы над соперником. И еще больше андрогенов оказалось впрыснутым в его кровь, заставлявших почти тринадцатилетнего юношу в игровом раже превзойти самого себя! И он заиграл так, словно это была его последняя игра в «этой жизни», словно пытаясь наиграться перед смертью, как приговоренный к казни пытается надышаться в свой последний миг бытия...
...Откуда-то издали, словно бы из другого пространственного измерения до Макса долетали скандирования импровизированных трибун заполненных доморощенными болельщиками...
 ...«Гели! Гели! Давай! Давай! Жми! Жми! Дави их...»!- Сканировали зрители, требуя зрелища и победы...
 ...От этих призывов прыжки у Макса получались выше, чем у соперника, пасы резче, броски точнее! И вообще, сил в его мышцах необычно прибавило! Да так, что в одном из игровых эпизодов борьбы за спорный мяч, он с невероятной легкостью оторвал от паркета площадки вожделенный предмет спора вместе с прилипшим к нему игроком противоборствующей команды. Игра в школьном спортзале развивалась по своим законам и команда «Сто восьмой» школы к радости и восторгу болельщиков полностью переигрывала «гостей» из «Восемьдесят восьмой» школы...
 ...Поймав кураж, лихим гамадрилом скакал Макс по баскетбольной площадке. Используя свой вратарский футбольный навык в эффектных бросках в почти горизонтальных полетах над паркетом перехватывал пасы соперника. Чужие атаки, оборачивая в результативные контратаки своей команды. И вообще, он играл вдохновенно, не сомневаясь в том, что играет он последнюю игру в «этой жизни»! В пылу спортивной борьбы, полностью утонув в азарте противоборства, из-за огромного количества андрогенов в крови, он по-прежнему просто физически не мог испытывать чувство страха. Тем более, ни то что, он не мог объективно видеть окружающий его Мир. Он не желал смотреть! Не желали его глаза видеть то что, в школьном спортзале сидят восторженными зрителями бандиты из поселка Рабочего. В горячке игры он не хотел видеть злого Канну пребывавшего с недовольным видом в гуще суровых многочленов своей банды. А вокруг баскетбольной площадки стоял невообразимый гвалт, шум, свист, топанье ногами...
 ...После прозвучавшего финального свистка судьи шум в спортзале стал ещё более невообразимо победно-яростным! Явно зрителям это спортивное состязание очень даже понравилось, особенно радовал победный результат. Игроки «своей» команды не подвели высокое реноме Рабочего района,- победа досталась своим...
 ...На волне победной эйфории Макс, так и не стал восстанавливать собственную способность о чем-либо думать...
 ...Сначала увлеченный перипетиями игры, потом охваченный победным ликованием, Макс совершенно упустил из виду сам факт уже случившего и все еще не исчерпанного страшного конфликта с самим знатным членом банды поселка Рабочего злым Канной! Словно поводов для пребывания в унынии у него не было...
 ...Окончательно выкинув из звенящей вакуумной пустотой головы, все до одной мысли о недавних напастях, что черной тучей густо сгущались над его головой. Источая вокруг себя флюиды*[03] запаха победителя,*[04] Макс чувствовал себя много лучше без всяких мыслей, чем, хоть с какими-то, но всегда злобными мыслями...
 ...А между тем, собравшиеся в спортзале юные зрители радостно и бурно приветствовали своих любимчиков школьной баскетбольной команды, словно бы те сыграли не в «восьмушке» кубкового розыгрыша, а как минимум в полуфинале. Каждая уличная группировка восторгалась своим представителем в команде победительнице...
 ...Злого Тамала, как он этого по победной игре вполне заслужил, превозносили члены банды улицы Керосинщиков...
 ...Леху и Муссу по месту их жительства славили многочлены бандитского вида поселковые парни, из поселка Рабочего...
 ...Макса и Улана, заметных игроков в только что, завершившейся игре, за своих считали члены банды Кили с улицы Бычьей...
 ...Все чествовали победителей. Были в школьном спортзале и девицы. Почти с каждой фактически криминальной группировкой в школьный спортзал пришли девчонки, пребывающие в составе своей доморощенной банды. Пребывая в полной уверенности, что на их «собственность» никто не посмеет позариться, больше всех баб привели члены банды поселка Рабочего, кичившиеся своим могуществом, и не стеснявшие похваляться тем, чем они обладали. Среди не девственных баб, мелькнули и знакомые Максу девичьи лица бывших одноклассниц Сержа: шестнадцатилетней доброй Лики и теперь злой Людон из девятого «А» класса...            

                ***
  Смотри сноски:

*[01] Шпак Георгий Георгиевич, - молодой тренер школьной баскетбольной команды и сосед Макса по Зеленому дому, в армии срочную службу отслужившего на Дальнем Востоке. По возрасту ровно на десять лет старше Макса.
*[02] Основанием для проявления любого вида садизма, является «жажда власти»!  Немецкие криминальные полицейские начала 20 века...
*[03] Флюиды! Феромон,- «внешне переносимый возбудитель», в частности привлекающий самцов для исполнения своего природного предназначения: оплодотворения самок...
  ... Феромон самца, аналогично и самок призывает к самцам...
*[04] Запах победителя, определяется гормоном победителя, дофамином. Что необходимо по природной сути гоминид, как детей Матушки природы! Чтобы не было лишних недоразумений с другими самцами гоминид, запросто способных попасть под жесткую руку победителя. А главное чтобы не терять времени на уговоры самочек, всегда млеющих и падающих ниц перед победителем как перед самым желанным половым партнером.


                ***


Рецензии