Пролог

Пролог

     Волны с шипением выплескивались на ночной пляж. Легкий бриз колошил пальмы и прибреж-ную растительность, а небосвод украшали бесчисленные звезды. Побережье было как будто создано для романтических прогулок под луной, но красотой тропической природы, в столь поздний час, лю-боваться было некому. И даже если бы нашелся такой романтик, его бы непременно отвлекло приближающееся со стороны моря и так дисгармонирующее с умиротворяющей обстановкой жужжа-ние. 
     Впрочем, шум, издаваемый мотором резиновой лодки, был не слишком громким. Черное судно практически сливалось с ночными волнами, но ничто не мешало слышать, как невидимый рулевой сба-вил обороты, замедлив ход. Почти у самого прибоя, из лодки одновременно скользнули в воду несколько фигур в черном камуфляже. Уже и так почти неслышимый двигатель сразу же стих, и десантники, дейст-вуя быстро и слаженно, подхватили лодку за лямки на бортах, пронесли через полосу прибрежного песка и опустили в густую траву, скрыв ее от посторонних глаз под покровом пальм и тропических кустов.
     Группа состояла из шести бойцов. Все были серьезно экипированы, а свои лица скрывали под масками и спецназовскими очками. Командир отряда, внешне никак не отличимый от остальных, жестом задал направление, и первым двинулся вперед. Бойцы растянулись цепью, следуя за своим лидером. Впереди, сквозь ветви и листву, они видели свою цель – большой двухэтажный особняк в колониальном стиле. Диверсанты перебрались через живую изгородь, вереницей, с затененной от лунного света сторо-ны, прошли по периметру лужайки, прокрались на террасу и заняли позиции по обе стороны от стеклян-ной двери.
     Один из бойцов вытащил из поясного кармашка замысловатую отмычку и, умело воткнув жало в личинку замка, с еле слышным щелчком вскрыл его. Другой диверсант смазал маслом петли. Командир снова прожестикулировал, и диверсанты по одному пробрались внутрь. Последний остался на террасе, контролируя обстановку снаружи.
     Вошедшие в дом оказались в темном прямоугольном холле, из которого на второй этаж подни-малась широкая лестница. Обитатели особняка пока никак не проявляли беспокойства. Командир без-звучно отдал команду ближайшему бойцу, указывая на лестницу. Тот, медленно переступая по ступень-кам, начал подъем. Для лучшего обзора он прижимался к стене, держа на прицеле проем на второй этаж. Убедившись в отсутствии посторонних наверху, диверсант подал сигнал «чисто». Лидер отряда и еще трое бойцов двинулись наверх, а последний, как и его товарищ снаружи, присел в пролете для прикры-тия.
     Наверху было также тихо и темно. Лишь луна бледно светила через небольшое окно в конце холла. Бойцы разделились и поодиночке пошли по коридору, останавливаясь и прислушиваясь у каж-дой двери, пока один из них не определил местоположение объекта.
     – Он в ванной, – шепотом произнес диверсант, жестами подзывая остальных.
     Команда быстро заняла позиции у белой деревянной двери, за которой слышался характерный шум.
     – На счет один, заходите внутрь. Я прикрываю снаружи, – коротко проинструктировал подчи-ненных командир.
     Пришло время решительных и молниеносных действий. Он дал обратный отсчет: три пальца, два, один.
     Диверсант дернул ручку – оказалось заперто. Лидер нервно махнул рукой, требуя немедленно открывать чертову дверь. Боец быстро осмотрел ее, придя к неутешительному выводу, о том, что она не имеет замка, и закрывается защелкой изнутри. Снова достав отмычку, он попытался просунуть жало между дверью и косяком, чтобы поддеть защелку.
     – Выбей ее! – голосом скомандовал командир. Он знал, что на втором этаже особняка находятся только они и объект, а потому не слишком опасался шума. Все предыдущие тихие передвижения его группы, скорее были мерами предосторожности, чтобы убедиться в правдивости агентурной информа-ции.
     Сейчас, по плану, должна была наступить «громкая» фаза операции. Диверсантам предстояло обнаружить объект и уничтожить его. Задача настолько простая, насколько это вообще возможно. Про-браться в дом, в котором находится всего один человек, убить его, а после этого уйти в море. Охрана, спящая в соседнем бараке, ничего не услышит, а если и услышит, то не успеет среагировать, прежде чем бойцы окажутся в лодке. Операция была отработана десятки раз, как на плане, так и вживую. Никто не сомневался в успехе.   
Резкий удар ногой, и дверь вместе с частью косяка влетела в комнату. За ней туда же ворвались трое диверсантов. Они кинулись к запотевшим стеклам душевой кабинки у дальней стены, сквозь кото-рые был виден широкий силуэт. Тот, что вбежал первым, сдвинул дверцу…
 
     Но вместо того, чтобы расстрелять того, кто за ней находился, он в удивлении застыл на месте. Из облака пара ему ухмылялась надувная диснеевская утка. Зрелище было таким нелепым, что боец даже не сразу понял, чем для него обернется этот «розыгрыш». Все стало ясно только через секунду, когда он заметил, как позади большой игрушки из белого тумана показался запотевший пулеметный ствол.
     – Чтоб тебя! – только и успел выкрикнуть диверсант, как вороное дуло разразилось смертонос-ным грохотом.
     Прошитый крупнокалиберной очередью, десантник отлетел назад. Плечом он задел своего стоя-щего позади товарища. Тот не удержал равновесия и упал на кафельный пол. Одна из пуль, пробив шта-нину, звонко отскочила от его ноги, чуть выше ботинка.
     Разящий ствол ходил из стороны в сторону, охватывая все пространство просторной комнаты. Смертоносные пули, вдребезги били запотевшие стекла душевой кабинки, уничтожали большие зеркала и крошили кафель. Последний из трех десантников, вошедших в комнату, успел кинуться к выходу, но уже в самом проеме получил свою порцию свинца и замертво свалился на лежащую под ним выбитую дверь. Невидимый в клубах пара пулеметчик, продолжал стрелять. Одна из пуль, прямо через тонкую стену пробила плечо командира отряда, оставшегося снаружи.
     – Уходим! – закричал он сквозь грохот, схватившись за рану. – Все назад!
     Командир бросился к лестнице и кубарем покатился вниз. На среднем пролете его подхватил ос-тавшийся для прикрытия диверсант, и они вместе побежали к выходу.
     Пулеметная трель стихла также неожиданно, как и началась, но тишина оказалась недолгой. Че-рез несколько секунд сверху послышалась длинная автоматная очередь.     Диверсанты отлично понимали, что единственная возможность остаться в живых – это добраться до лодки и скрыться в ночном море. О выполнении поставленной задачи, речи уже не шло.
     – Это засада! – кричал командир, перепрыгивая ступеньки. – Нас ждали!
Они выбежали на террасу, где их нервно ожидал оставленный для прикрытия десантник. Из до-ма отчетливо слышались торопливые шаги нескольких пар ног. Преследование уже началось.
Пересекая задний двор, диверсанты попали под огонь из окон второго этажа. Вокруг бегущих людей забили фонтанчики земли. Страшный свист пуль заставлял забыть обо всем, кроме желания как можно скорее убраться оттуда. Перевалившись один за другим через живую изгородь, бойцы скрылись в зарослях кустарника.
     – Черт! Я должен отключить нас от оставшихся, – вспомнил командир.
     Свободной рукой (под другую его поддерживал бегущий рядом диверсант) лидер достал не-большой передатчик с резиновой антенной. Под пластиковой прозрачной крышкой на нем находилось шесть разноцветных кнопок. Сорвав пломбу и открыв крышку, командир вдавил оранжевую, зеленую и желтую.

                ***

     Диверсант, получивший пулю в ногу, распластался на осыпаемом осколками кафеле. Если он о чем-то и думал, то наверняка о том, чтобы слиться с полом в единое целое. Грохот пулемета почти над головой, не давал возможности что-либо предпринять. Тем не менее, боец заметил лежащий неподалеку «Хеклер-и-Кох МП5» , и осторожно потянулся к нему.
     – Уходим! Все назад! – донесся из-за стены голос командира, но выполнить приказ возможности не было – пулемет продолжал плеваться пулями во все стороны.
Наконец, стрелок расстрелял свой магазин. Сквозь шипение воды, снова взявшее верх над ос-тальными звуками, послышался хруст стекла. Пулеметчик выходил из своего укрытия. Он показался из облака пара, держа на лямке свое громоздкое оружие. Еще мгновение, и он заметит, что один из его вра-гов все еще не убит.
     Ждать этого было нельзя. Уже не пытаясь действовать скрытно, диверсант ухватил автомат за лямку и резко подтянул к себе. Заметив это, удивленный пулеметчик снова схватился за оружие, стаски-вая его с плеча, но попытка потерпела фиаско, когда диверсант дал длинную очередь, вскинув автомат над собой. Пули прошили охранника снизу вверх. С глухим воплем пулеметчик повалился на усыпанный осколками и битым стеклом кафель. Больше он не шевелился.
     Весь осыпанный штукатуркой, диверсант поднялся над лежащими вокруг телами. Он задрал за-правленную в высокий ботинок простреленную штанину и посмотрел на свою левую ногу. В том месте, куда угодила пуля, на ней был черный металлический браслет. В небольшой коробочке, приделанной к нему, зияла сквозная дыра, но сама конечность осталась невредимой. Диверсант расправил штанину и бросился в дверной проем. Боец уже почти выскочил в коридор, как прямо перед ним возникла здоро-венная фигура. Резкий удар моментально вернул его на пол. Громила присел, нависая над лежащим бой-цом. Он сорвал с него маску и очень удивился увиденному.
     Из-под черной ткани показались очертания женского лица. Девушка выглядела совсем молодой. Ее лицо было довольно смуглым с черными аккуратными бровями, прямым носом и большим ртом, слегка приоткрытым, обнажая белоснежные зубы. Черные в синеву слегка вьющиеся волосы, растрепан-но легли на грязный пол. Внимание здоровяка привлекла расправленная штанина ее левой ноги, в кото-рой зияло сквозное пулевое отверстие. Он задрал ее и увидел надетый на ногу браслет, защитивший его обладательницу от ранения.
     За его спиной пробежали несколько человек. Один из них, в сером костюме, задержался у двери: – Все в порядке, Тони?
     – Кажется, Августо отправился к праотцам, – громила кинул взгляд на окровавленное тело, при-надлежавшее пулеметчику. – Зато я оглушил одного… то есть одну из них.
     – Это женщина? – заинтересовавшись, человек присел рядом с ним.
     Он был не похож на обычного стражника. Аккуратно зачесанные назад черные волосы, волевой взгляд и дорогой костюм, говорили о более высоком положении.
     – Я сам удивился, - озадаченно ответил здоровяк.
     Где-то на этаже снова раздались выстрелы. Это еще один охранник стрелял из окна по убегаю-щим диверсантам.
     – Ты точно ее не убил? – спросил человек в костюме.
     Здоровяк пощупал горло лежащей девушки:
     – Пульс есть, значит, живая.
     – Ушли, проклятые киллеры! – раздалась ругань из коридора. Охранник перестал стрелять и по-бежал вниз, бурча себе под нос что-то о дурацких кустах, за которыми так легко скрыться.
     – Что с ней делать, синьор? – спросил здоровяк.
     – Отнеси ее в барак и свяжи. Я доложу Сельваросу, пусть сам решает, что с ней делать.
     – Кстати, – вспомнил охранник. – Смотрите, что у нее на ноге, – он показал на браслет под за-дранной штаниной. На пробитой коробочке загорелась оранжевая лампочка.
     Человек в сером костюме склонился над устройством.
     – Как будто передатчик, – размышлял он вслух, осматривая сквозное отверстие. – Но эта штука явно сломана.
     Как будто в подтверждение его заключения, оранжевая лампочка на браслете мигнула и затухла. Многое бы прояснилось, если бы он знал, что в эту самую секунду на ногах двух других дивер-сантов лежащих рядом в лужах крови, зажглись такие же светодиоды – зеленый и желтый. В уже неживые тела вонзились иглы, пустившие в кровь смертельный, но уже бесполезный, яд.
     С улицы снова послышалась стрельба.
     – Ладно, Тони, – мужчина в сером костюме оторвался от созерцания браслета на шелковой коже стройной женской ноги, – неси ее в барак, у тебя еще много работы с этими мертвецами.

                ***
 
     Спасающиеся бойцы добежали до спрятанной в кустах лодки. Раненный командир сразу же пе-рекинулся через мягкий бортик, уткнувшись в резиновое дно. После сквозного ранения крупнокалибер-ной пулеметной пулей, он едва мог передвигаться сам, не говоря уже о перетаскивании тяжелой посуди-ны. Его подчиненные, кряхтя от напряжения, потащили лодку, вместе с ним. Сзади замерцали лучи фо-нарей – преследователи были уже близко. Бойцы внесли судно в море, оказавшись по пояс в воде. Во-круг уже проносились пули, поднимая фонтанчики воды. Диверсанты барахтаясь влезали в лодку, в то время, как их раненный командир беспорядочно отстреливался в сторону пляжа. Мотор взревел на максимальных оборотах, выпустив облачко сизого дыма. Черная лодка, подпрыгивая на волнах, стремительно унеслась в темноту. Они ушли как раз вовремя – из зарослей отовсюду повыскакивали охранники виллы. Пляж осветился прыгающими лучами фонариков и вспышками уже бесполезных выстрелов.
     Преследователи остановились по колено в воде, рыская лучами по черной глади. Все дальше уходящие в море диверсанты, еще долго могли видеть черные силуэты, хорошо заметные на фоне свет-лого песка.
     – Все целы? – спросил командир, когда берег скрылся в ночи.
     – Кажется, да, – отозвался один.
     – Я тоже в порядке, – подал голос другой.
     – Сэр, вы отключили нас от оставшихся? – встрепенулся первый.
     – Еще на пляже. Иначе мы бы уже были покойниками.


Рецензии
Первая глава очень понравилась. Вы хорошо пишете Буду читать дальше 8))
По жизни с позитивом,

Золотой Снитч   24.05.2010 22:08     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв. Рад, что Вам понравилось.

Алекс Кардоне   24.05.2010 22:21   Заявить о нарушении