В чём главная жуть гомосексуализма

В ЧЁМ ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ ГОМОСЕКСУАЛИЗМА
И ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМО НЕЩАДНО ПРЕСЛЕДОВАТЬ СОДОМИТОВ
Урод номер один — встаньте! Покажитесь всем!
Ю.К.Олеша, «Зависть»

Следует поподробнее остановиться на проблеме гомосексуализма, как основного, во всяком случае, наиболее «популярного и знаменитого» проявления сексуальной извращённости. И столь же наиболее опасного, даже в сравнении с тем, что может наворотить это извращённое, самое сексуальное животное, каковым является человек. Будет показано ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМО НЕЩАДНО ПРЕСЛЕДОВАТЬ ИЗВРАЩЕНЦЕВ, изгонять всех этих паршивых Козлов из человеческого стада.

В конце этой главы приведён этот ошарашивающий любого нормально человека список (далеко неполный!) сексуальных извращений-пристрастий «человека разумного».

Существует множество теорий происхождения, объяснения и всяческого оправдания гомосексуализма, всего этого вздора не перечесть. Наиболее известные его «адвокаты», ставшие уже «классиками» — О.Вейнингер и В.В.Розанов. На схожей позиции находился и оральный гомосексуал З.Фрейд.

«Гомосексуализм, несомненно, не преимущество, но в нём нет и ничего постыдного, это не порок и не унижение... Преследование гомосексуализма как преступления — большая несправедливость и к тому же жестокость». Так считает и современная наука, во всяком случае, это же утверждает наш отечественный сексологический «зубр», и тоже педераст, И.С.Кон.

Но наука (психологическая), если позволительно так именовать весь тот обширнейший свод противоречащих друг другу, маловразумительных интерпретаций человеческого поведения, в особенности, аномального в сексуальной сфере, много чего считает нормой, в том числе и весьма «экзотические» вещи. Например, «скорее нормой, чем отклонением от неё» психиатрия признаёт поведение знаменитого поэта, сочинителя нежнейших любовных элегий, предававшегося любимому поэтическому занятию в перерывах между зверскими избиениями своих многочисленных любовниц. Это лишь ещё раз подтверждает существование связи любовь-насилие, но не какую-то там «норму».

Как бы то ни было, несмотря ни на какие «научные» изыски, не может быть никаких сомнений в противоестественности гомосексуализма и, следовательно, в его полной социальной неприемлемости. Даже наличие аналогичного феномена (такого, да не такого же!) у животных не снимает этой его главной характеристики — противоестественности.

Многими исследователями указывается на то, что гомосексуализм, дескать, существует и у других видов высших животных. Но у этих «других» подобное явление не имеет столь ярко выраженных извращённых копуляционных форм, и к тому же полностью предпочтительных естественным. У них - у тех же, скажем, птиц - никогда дружба самцов, образующих «квазисемейную пару», не доходит до половых извращённых отношений. К ним всегда может «присоседиться» самка для отправления нормальных «сексуальных нужд». Подобные отношения описывает этолог Конрад Лоренц.

Если же у животных и возникают гомосексуальные отношения, например, у обезьян (у них гомосексуализм распространён в наибольшей степени, особенно — у павианов), то это всегда связано с полным ограничением доступа «холостяков» к самкам, сбитым в гаремы, бдительно охраняемые их владельцами. Но при малейшей представившейся возможности, зазевайся, скажем, хозяин гарема, одинокие самцы тут же спариваются с самками, так же незамедлительно подставляющимися новым партнёрам. «Холостые» павианы даже развязывают настоящие смертельные войны за обладание самками, в которых, правда, чаще всего гибнут самки, до которых они, наконец-то, дорываются. К слову сказать, подобные взаимоотношения среди стад павианов (бабуинов), находящихся в неволе, как отмечают исследователи-зоопсихологи, наиболее схожи с сексуальными структурами среди заключённых в тюрьмах.

К наблюдениям учёных следует добавить, что и на воле хищные гоминиды ведут себя не краше. Только лишь у них «дело однополой дружбы» доходит до анальных форм половых сношений. Хотя и утверждается, что многие гомосексуалисты предпочитают орально-генитальный секс и взаимную, «перекрёстную» мастурбацию. Они, якобы, даже считают пер-анусные «любовные» отношения низкими, дегенеративными. Сами называют и цифру — насчитывается, якобы, лишь 10 % «занимающихся перанусной любовью» среди общего числа гомосексуалистов. Правда, McCary называет совсем иную «анальную» цифру — 50 %. Но как бы там ни было, это предпочтение заднему проходу рта и рук ничего не меняет, оно есть не что иное, как лишь функционально облегчённое сексуальное поведение, необходимость полной эрекции при этом отпадает.

И всё равно мужеложство должно признаваться общественным мнением чудовищным в такой же точно мере, как убийство человека человеком. Подобное сопоставление — совершенно правомерная проекция агрессивности человека на плоскость его сексуального поведения. Человек — самое сексуальное животное, человек же — самое агрессивное животное! (Вот это самое — и есть именно та страшная «прилагательная» добавка, которую хищные гоминиды привносят в мир, ставя его на грань гибели!)

Следовательно, здесь есть взаимосвязь, проявляющаяся наиболее полно в некросадизме (предельной некрофилии). К нему, чисто логически, непосредственно примыкают «обычное», якобы, немотивированное убийство и «рядовое» изнасилование (либо гетеросексуальное, либо гомосексуальное). Здесь имеются в виду действия мужчин, хотя женский гомосексуализм, как известно, тоже практикует садистские изнасилования, да и женщины-киллеры не такая уж большая редкость. Именно здесь, вырастающие из общего «корешка» некрофилии, «любовь» и «ненависть» как бы разветвляются в параллельные «веточки».

Вся остальная сексуальная чудовищность вкупе с обычно практикуемой (но всё же непомерной!) агрессивностью в жизни человеческого общества представляется, таким образом, как результат «детонации» этих процессов хищными гоминидами. Только лишь «благодаря» именно тлетворному влиянию этих современных адельфофагов на обычных (нормальных) людей чудовищное насилие и, соответственно, махровая сексуальная извращённость в обществе не «затухают», н;люди постоянно подкручивают этот страшный «сдвоенный» маховик.

Очень важно было бы количественно соотнести аномальные проявления извращённости среди нехищных людей со случаями перверсий, возникших в результате органических изменений мозга, олигофрении, гормонального воздействия на эмбриональной стадии развития, условно-рефлекторного закрепления сексуальной ориентации в детстве и т.п. факторов. К сожалению, подобной статистики (пока что) не существует. Но так или иначе, это тоже есть несомненное уродство.

Следовательно, как и всякое уродство иного плана, по отношению к нему в первую очередь должен ставиться вопрос не о преследовании, а о не выпячивании этого неизлечимого психофизиологического уродства. Именно среди таких гомосексуалистов могут быть и нравственные люди, и им должно быть, по очевидной логике, очень и очень трудно пребывать там, куда они поневоле попадают, где всё против них. Это — нравственно невыносимая ноша.

В то же самое время, гомо- и бисексуализм, которые практикуются хищной частью человечества, мало признать самым страшным уродством. Здесь недостаточно пьяных обличительных слов героя прекрасной повести Юрия Олеши «Зависть»: «Урод номер один — встаньте! Покажитесь всем!» Гомосексуализм — это гиперуродство, оно — сущностное, ибо профанирует самое важное в человеческой жизни, этически и эстетически снижает самую хрупкую и одновременно самую важную область человеческих чувств и взаимоотношений. Ведь всё в этом мире делается нормальными мужчинами ради женщин, ради их любви и благосклонности, ради продолжения и благополучия рода.

Другими словами, вся романтичность, возвышенность взаимоотношений мужчины и женщины, всё то, что называется в психологии казённым секс-канцеляризмом — «переоценка сексуального объекта», а по-людски — обожествление любимой женщины, всё это становится невозможным рядом с гомосексуализмом, по праву делящим «пальму первенства» монструозности с садистической некрофилией.

Не случайно гонения и унижения тюремных «опущенных» со стороны тамошнего «актива» структурально полностью совпадают с точно таким же отношением хищных мужчин к женщинам, когда после сексуальной «победы» следует психологическое её подавление, унижение и подчинение.

Криминалистов всегда поражал этот факт ненависти к «опущенным». «С точки зрения нормального человека, ненависть и гонения, которым подвергаются эти парни, совершенно необъяснимы: ведь мучители сами сделали их «петухами» и благодаря им получают какое-никакое удовольствие. Но для зоны, где уважают только силу, всё естественно: не сумел отстоять себя — значит ничего кроме презрения не заслуживаешь».

Вряд ли такое объяснение можно посчитать достаточным. Умение постоять за себя тут чаще всего ни при чём. Людей «опускают» по приговору воров за разные грехи: стукачество, неуплату карточного долга, неподчинение «авторитету», за то, что на следствии «сдал» подельников, что имеет родственников в правоохранительных органах. Чаще других подвергаются насилию те, кто сам совершил изнасилование, — в этом выражается своеобразное представление о справедливости. «Намеченную жертву обычно жестоко избивают, затем накидывают на шею полотенце, скрученное жгутом, и в полузадушенном состоянии «опускают». Есть и другие способы «опетушения» — облить мочой, заставить поцеловать парашу. Клеймо «петуха» — на всю жизнь. Численность этих отверженных в ИТУ РФ составляет около 35 тысяч человек. От такой жизни они, если не кончают с собой, то превращаются в совершенно забитые существа, полностью лишённые чувства собственного достоинства». Скорее, это вынужденное социальное поведение: попробуй пожалеть прилюдно «петуха», не исключено, что за это опустят и тебя.

И положение здесь не может быть изменено никаким «культурным просвещением», ибо это предельное подавление, унижение - как женщин, так и «опущенных» мужчин - есть этологическое следствие тергорового рефлекса хищника, глубинно присущего хищным гоминидам, и потому — неустранимого. Единственный выход — вырваться из-под хищного воздействия во всех областях, «зонах» их влияния, в том числе и сексуальной.

Нормальному (нехищному) мужчине должно быть стыдно за существование мужчин-гомиков, бисексуалов, которые дискредитируют и оскверняют и без того весьма уязвимую область человеческих чувств. Как, например, люди стыдятся своих гнусно «прославившихся» однофамильцев или своего внешнего сходства с подобными «орёликами». Достаточно привести отрывок из Диона Христосома, чтобы увидеть до каких мерзостных форм может докатываться этот порок, и сколь масштабно он способен заразить других людей.

«Небезынтересно будет упомянуть о следующем важном обстоятельстве: очень многие подверглись болезни, которая раньше, кажется, встречалась гораздо чаще у других народов, чем у нас... Но не думайте, что я говорю о чём-то таком, что держат в тайне, скрывают; нет факты сами говорят за себя... я не могу выразиться яснее, если хочу остаться приличным. Этот порок клеймит и прокрывает позором весь наш город. Эти люди — самое тяжкое бесчестие для отечества и вы должны были бы изгнать их из страны, как следовало бы изгнать их отовсюду. Закон грозит им всевозможными карами, отдаёт их всеобщему презрению и тем не менее, их встречаешь везде и всюду. Этим пороком заразились и мальчики и юноши. Они ещё не потеряли целомудрия, но приучились смотреть на этот порок, как на вещь почти обыкновенную; и хотя они ещё удерживаются от поступков, но уже сильно желают их. Во всём городе раздаются стоны, на прогулке везде слышишь скорбь и жалобы. Обыкновенно стон есть выражение горя, но это не тот стон, о котором я говорю, это нечто другое, — это результат самого ужасного бесстыдства. Если слушать постоянно игру на флейте невозможно, если жить на скале, оглашаемой пением сирен, невыносимо, то что должен испытывать честный человек, находясь постоянно в атмосфере уродливых хриплых стонов? Человек, который проходя мимо дома, услышал бы эти звуки, подумал бы, конечно, что это дом терпимости, но что сказать о городе, где эти звуки раздаются повсюду каждый час, каждую минуту? Педерастией занимаются на улицах, в домах, публичных местах, театрах и гимназиях. Мне ещё ни разу не пришлось слышать, чтобы флейтист с самого утра начинал играть на инструменте, меж тем как страшная музыка педерастов начинается уже с рассветом».

Филон, философ школы Платона, говорит:
«Другое зло распространилось в разных государствах; это зло — педерастия. Мы должны строго поступать с этими людьми, если хотим следовать естественным законам природы; их нельзя более оставить существовать ни одного дня, ни одного часу, потому что они не только позорят самих себя, но всю свою семью, отечество и весь человеческий род».

Таким образом, уже в древности люди понимали всю пагубность сексуальной извращённости. Какое-либо более страшное уродство человеческой психики было бы уже фантастично; психологически — это есть не что иное, как «сексуальная проказа», и никак не меньше. Тем не менее, сексуальная извращённость претендует на признание для себя равноправия в обществе. Хотя по своей «значимости» в шкале неприятия общественным мнением, активный мужской гомосексуализм должен заслуженно занимать своё истинное место рядом с остальными махровостями и монструозностями, такими как каннибализм, садистская некрофилия, убийство ради убийства (эти убийства у криминалистов проходят по статье «немотивированные», — но их «тергоровые» мотивы прекрасно чувствуются и осознаются всеми их совершившими).

Более того, это заболевание, как и лепру, необходимо признать ещё и заразным. (Понятно, что этим сравнением мы никак не осуждаем прокажённых, просто взята прискорбная иллюстративность их страшного несчастья.) Во-первых, физиологически — инверсное сексуальное поведение в силу ряда психосоматических причин, в итоге нередко вытесняет и замещает естественное гетеросексуальное влечение. Во-вторых, — и социально, ибо эта зараза передаётся путём втягивания, растления и принуждения в коллективах, характеризующихся «однополостью»: в первую очередь, это — пенитенциарные заведения.

Да и не «воле» существует целая «школа» по разъяснению, убеждению и вовлечению в гомосексуализм. Мужчина, мол, не только имеет право на один-два гомосексуальных контакта, но и попросту обязан попробовать. Точно так же втягивают в наркотики, убеждают новичка «побаловаться», а там — как получится. Из «Лексикона прописных (изысканных) истин» Гюстава Флобера: «Педерастия. — Болезнь, которой страдают в известном возрасте все мужчины». Постоянно и назойливо при всяком удобном случае в СМИ, в книгах приводятся примеры великих людей, подверженных гомосексуальности. Ну, кто не слышал, что Александр Македонский, Цезарь — гомосексуалисты? Не говоря уже о талантах в других сферах — Микеланджело, Шекспир, Оскар Уайльд, Чайковский... Тем самым гомосексуальность пытаются увязать с гениальностью. А в архивах КГБ, якобы, нашли переписку Ленина, из которой явствует, что Ильич — пассивный педераст, сожительствовавший с Зиновьевым и Троцким. Существует целое исследовательское «теологическое» направление, доказывающее, что Иисус Христос, якобы, был активным гомосексуалистом, а апостолы — это его невесты в чертоге. «Само распространение христианства в XX-м веке говорит о том, что сексуальные меньшинства планеты превратились в сексуальное большинство», — пишет  индийский гуру Бхагаван Шри Раджниш (Ошо).

Этот знаменитый «секс-гуру» предлагает всем «преодолевать» всяческие сексуальные преграды. «Если вы гомосексуалист, вы должны выйти за пределы гомосексуальности, если вы гетеросексуальны, вы должны выйти за пределы гетеросексуальности». Примерно так же «логично» телеведущий Владимир Познер в одной из своих передач убеждал телеаудиторию в том, что нельзя, дескать, судить о наркотиках, не попробовав их. На это последовал вопрос из зала: так что, мол, значит, и убийц осуждать нельзя, не поубивав людей некоторое время? Познеру пришлось отработанными приёмами «искусства полемики»* и соответствующими мимическими ужимками типичного суггестора-манипулятора всё «замять для ясности».

*Примечание. «Искусство полемики», равно как и «адвокатская практика», и вплоть до пикировки матёрых уголовников, поднаторевших в «искусстве» придираться к словам «оппонента», всё это имеет общий манипуляционный корень — т.н. «пильпульпизм». Это чисто еврейское «искусство», — ссылаясь на Талмуд и Тору, «строго логично» обосновывать две абсолютно противоположные точки зрения на один и тот же вопрос.

Таким образом, дополнительная опасность гомосексуализма, особенно пассивной педерастии, состоит в том, что эти «занятия» заразительны. Как же именно, на физиологическом уровне, происходит заражение гомосексуальностью?

Оргазм пассивного педераста осуществляется путём раздражения предстательной железы. Для этого не требуется эрекции, поэтому его достижение становится более лёгким. Обычный же оргазм постепенно становится затруднительным, из-за этого и происходит привыкание к пассивному способу, с одновременным вытеснением нормативного достижения оргазма. Кстати, массаж предстательной железы используется случаях, когда врачи урологи или криминологи берут сперму для анализа. Медики эту процедуру иронически именуют «Сулико», — некий «кавказский след». Как хорошо известно, среди лиц кавказской ориентации педерастия весьма распространена. Она называется там «кавказской шуткой». Детей там втягивают в это занятие, объясняя им, что это именно такая вот «шутка».

Такой пассивный оргазм носит «женский» характер, он более продолжительный и как бы разливается по телу. Кроме того, после него не наступает чувства пресыщения, вот почему частота коитусов у гомосеков в разы превышает это число среди нормальных мужчин. И всё равно пассивные педерасты в большинстве своём не получают чувства полного сексуального удовлетворения, и находятся в состоянии постоянной угодливо-похотливой «готовности». Отсюда следует вывод, что пассивных педерастов должно быть гораздо меньше, нежели активных. Ибо даже при отмеченной повышенной сексуальности гомосексуалистов, численности активных партнёров не хватило бы для удовлетворения хотя бы сравнимого с ней числа их пассивных («кротких», по Фрейду, тоже гомосеку) «пассий». Соотношение это примерно такое же, как и в тюрьмах.

Однако, если заражение сообщества пассивной педерастией (что можно трактовать и как сексуальное охищнение) становится значительным, то активных партнёров может не хватить на всех «страждущих». А самоудовлетворение для пассивных педерастов тоже является весьма затруднительным занятием, ибо они чрезмерно преступают психофизиологическую черту нормы. Вот тогда и появляются все те «толпы хмурых распутников» в Древнем Риме или в догитлеровском Берлине, — слывшем в ту пору «Эдемом педерастов» (в Берлине, кстати, проживали практически все евреи Германии, полтора миллиона спекулянтов, полностью скупивших его центр*), вскоре, правда, потерявших этот свой рай, и возвративших его себе лишь после поражения национал-социализма (= победы сионизма).

*Примечание. Единственным, но зато самым любимым развлечением довоенных берлинских евреев (всюду ни за что ни про что гонимых) было посещение ими роскошных, принадлежащих им же ресторанов. Они там могли и отдохнуть, и хорошо поесть после насыщенного трудового дня. Единственной, но зато самой неприятной и досадной помехой были глазеющие в огромные зеркальные ресторанные окна огромные толпы приресторанных зевак, безработных голодающих немцев. Этих ленивых арийцев, непредприимчивых лодырей и пьяниц, которые дружно дразнили несчастных евреев, показывая им т.н. «свиное ухо», уголки своих грязных носовых платков. В ответ евреи бессильно размахивали кусками жареной курятины, гоготали и высовывали свои - по-эйнштейновски относительно - огромные жёлто-зелёные от чесночного налёта языки.

Частым гостем этих «сходок победителей» бывал и сам великий Эйнштейн. Есть авторитетное мнение его биографов-эйнштейноведов, что это именно он обучил ресторанных евреев высовывать языки на немцев, хоть в какую-то отместку беззащитных богоизбранных евреев на «свиное ухо» и прочие оскорбительные антисемитские выходки позаоконной люмпенской арийской шпаны. За что гениальному учёному и дали Нобелевскую премию, для конспирации деликатно определив это оборонительное действо как фотоэффект. Последнее фото Эйнштейна с высунутым языком считается евреями Земли Главным Завещанием великого наукообразного проходимца.

Нельзя не отметить, что такие банды неудовлетворённых пассивных педерастов появляются в основном в периоды социальных смут, «эпох перемен». Когда «активной» во всех смыслах части населения становится не до нормальной жизни, «когда жрать охота больше, чем ****ься». Вот тогда эти упыри и выползают на свет божий из своих мерзких клоак вместе с остальными чудовищами. И они особенно опасны, ибо способны на любые, самые жуткие преступления, но при этом никакой мотивации для их совершения им не требуется.

Действительно, эти «кроткие» (по Фрейду) педерасты в способны на самые жуткие преступления. Не зря в нашем народе бытует – совершенно ошибочно считающееся шутливым - присловье. «Кто у нас на всё горазд?! Это Вова (Дима…) - педераст!» Это далеко не шутка. Любой из таких субчиков с как бы ласковым взглядом, влажным из-за расслабленного или порванного сфинктера, хронического выпадения прямой кишки (о таком педерастическом слезящемся взоре в народе говорится, что «глаза срать просятся») может запросто прикончить любого (обычно нанеся десятки смертельных ударов ножом) и спокойно удалиться в свои инфернальные мерзкие восвояси.

В отличие от «женского» оргазма, нормальный «передовой» оргазм - путём раздражения головки эрегированного пениса (при половом акте или мастурбации) - носит более сильный и жёсткий характер, после него наступает чувство сексуальной апатии. Это чувство преходяще и зависит от темперамента мужчины и степени его сексуального влечения к партнёрше.

Достаточно схожая картина наблюдается и у онанистов, «рукоблудистов». Путём мастурбации (рукоблудия) тоже можно получать два вида оргазма. При напряжённых ногах — быстрый и сильный, при расслабленных — медленный и слабый, при котором чувство пресыщения ослаблено. Нынешние «сексуальные новаторы» облачаются в облегающее бельё из латекса и получают во время ходьбы до десятка таких «мягких» оргазмов за день. Это может происходить с ними в самых, что ни на есть различных «присутственных местах».

«Киберсекс», «любовь к компьютеру» (мастурбация под порновидео на мониторе), распространившаяся у современных подростков, тоже есть облегчённый способ полового удовлетворения, и он так же успешно вытесняет норму, как и в случае пассивной педерастии.

Отмеченное «двуоргазменное» явление присуще и женщинам. У них это — оргазм вагинальный (раздражение некой «таинственной точки Z*» близ области шейки матки) и оргазм клиторальный. У некоторых женщин дополнительно возможен также и анальный оргазм, как разновидность и дополнение оргазма вагинального. И точно такая же ситуация с послеоргазменным чувством пресыщения. Вагинальный оргазм может практически достигаться неограниченно, предельный вариант — знаменитое «бешенство матки». В то время как после клиторального оргазма наступает-таки чувство «полного удовлетворения» даже у самых, что ни на есть нимфоманок («злоебучих» представительниц прекрасного пола).

Примечание. *Советский сексопатолог Свядощ в своих исследованиях женской сексуальности выявил у многих женщин наличие эрогенных зон в самых неожиданных местах тела. Так, одна домохозяйка, потомственный член КПСС, имела подобную «точку Z» на левом колене. И ей было очень удобно во время работы на кухне (приготовления пищи, мытья посуды) тереться столь сексуальной коленкой о кухонную мебель и добиваться частых оргазмов.

Поэтому в тех семьях, где не практикуется клиторальный оргазм, женщины практически всегда изменяют мужьям. Но он более труднодоступен. Требуется либо орально-генитальный контакт, либо длительная мануальная процедура. Но на такие «подвиги» мужья - в своём подавляющем большинстве - способны разве что лишь в период ухаживания да в начале медового месяца. Тем более, что раньше или позже наступает т.н. «семейное привыкание», делающее сексуальные отношения супругов предельно редуцированными, с одновременными «сполохами» - чаще обоюдных – измен: «ходок на сторону», «секретарских услуг», «новой любви» и т.п.

И всё же этот «вагинально-клиторальный» фактор в вопросе супружеской верности является не единственным. Ибо непосредственные предки людей образовывали т.н. «тасующиеся группы», в которых постоянно менялся «личный состав» как самцов, так и самок. Это подтверждается наличием подобных же «семейных» отношений у наших ближайших зоологических родственников – шимпанзе. Именно поэтому человеческие самцы полигамны, да и женщины не чураются полиандрии. Сказанное о женщинах справедливо и для монголоидной, и негроидной рас, тем паче — для межрасовых гибридов, ибо метисы, мулаты и многие другие полукровки наиболее склонны к разврату, как первой производной дегенерации, вырождения.

Попытки обуздать существующий в веках сексуальный беспредел были сделаны путём культурных ограничений и запретов (христианство, ислам). Но это привело лишь к нервному истощению людей, главным образом женщин. Кроме того, стала бурно развиваться «анти-культура» тайных пороков. Женщинам арабского Востока, в тамошних гаремах, тоже приходится несладко, они постоянно тоскуют, быстро старятся, и ранний климакс снимает сексуальный зуд.

Достаточно комфортно женщины чувствуют себя в условиях многомужества, полиандрии. Так, в некоторых обществах индокитайских народностей существует полиандрия, у тамошних женщин может быть с полдесятка мужей. Однако наиболее комфортно чувствуют себя «свободные, раскрепостившиеся полностью» женщины Запада, уже с самого нежного возраста меняющие мужчин чуть ли не ежедневно. Однако это сексуальное благополучие уходит вместе с молодостью. Такие про****и быстро истаскиваются, интерес мужчин к ним теряется, и наступает «сексуальное похмелье», чаще всего купируемое наркотиками. Жизнь прошла ярко, быстро и всё же — мимо, ибо истинные, простые человеческие радости и удовольствия не были востребованы.

Заражение гомосексуальностью существует и среди женщин, при отсутствии мужчин. Особенно ярко это проявляется в местах лишения свободы. Там образуются своего рода «гаремы», где роль мужчин берут на себя женщины, имитирующие мужское поведение, чаще всего это именно лесбиянки, активные гомосексуалистки («коблы»). В «гаремы» же эти, на правах «жён», втягиваются и нормальные гетеросексуальные женщины. Однако это не становится у них окончательной нормой, при выходе на свободу, по возвращении в семью, нормативные взаимоотношения полностью восстанавливаются.

Вышедшие же на волю т.н. «опущенные» («петухи», «козлы») из числа втянутых в камерное мужеложство по принуждению или путём совращения, в большинстве случаев так и остаются законченными пассивными педерастами и на свободе. Нормальный секс становится для них непосильным занятием.

Не так давно неким тормозом для сексуального растления, препятствием на этом пути стал было СПИД. В тюрьмах западных «цивилизованных» стран более половины % заключенных — гомосексуалисты, а 40 % больны СПИДом. Попасть в тюрьму бывает иногда почти равносильно смертному приговору. Например, Испании от СПИДа умер человек, приговорённый к месяцу тюрьмы за нарушение правил движения. Но понятно, что СПИД — не выход. В Камбодже, например, уже 20 % населения больны этой «чумой XX-го века», причём ВИЧ-инфекция передаётся через гетеросексуальную проституцию и грозит охватить со временем всю нацию.

А в Чёрной Африке ВИЧ-инфекцией поражены чуть ли не поголовно все жители, однако в СПИД она переходит достаточно редко. Это ещё один показатель повышенной негритянской устойчивости против всяких ударов внешней среды. Вспомним «устойчивых» чёрных боксёров, относительно лёгкую «ломку» у негров-наркоманов. Так, знаменитый негритянский композитор Рей Чарльз смог самостоятельно «сойти с иглы» после двух десятилетий регулярного употребления героина, этого жуткого «drug»а. Мозга меньше — здоровья больше! «Меньше думаешь — лучше спишь!»

Всех таких вышеупомянутых злостных распространителей «инфекции» сексуальной извращённости, по логике здравого смысла, необходимо каким-то образом социально изолировать от нормального общества. Например, путём организации для них специальных поселений, по типу тех же лепрозориев («гомозориев»). К тому же, существуют и прецеденты изоляции подобной публики. Это колонии немецких гомосексуалистов в Южной Америке, куда их «сосватал» в середине 1930-х годов незабвенный и незабываемый Адольф наш Гитлер.

Но вот что в гомосексуализме самое страшное!!! Как и всякая инфекционная болезнь, так и эта сексуальная зараза в первую очередь страшна тем, что она направлена и на детей. Представители всех этих «достославных» сексуальных меньшинств всегда способны на сексуальные эксцессы с детьми. Они для них наиболее желанны, они тянутся, стремятся к ним во всей силой своей «любви» (= чудовищной похоти)! Любой из таких извращенцев в обязательном порядке ещё и - реальный или потенциальный - педофил, что лишний раз подтверждает предельную, сущностную патологичность сексуальности хищных гоминид.

Ибо дети — это самое желанное хищных гоминид «лакомство» во всех смыслах, от сексуального до «гастрономического». Что лучше для извращенца: насиловать сухопарого, жилистого мужика или пышного мальчика, и кто из них будет для него вкуснее по приготовлении?! Всё это — прямое следствие адельфофагии. Сексуальное насилие и поедание жертв шло нога в ногу ещё с до-рассудочных раннепалеолитических времён.

НАЧАВШАЯСЯ В 2008 ГОДУ ОПЕРЕТОЧНАЯ КАМПАНИЯ ПО ВВЕДЕНИЮ В РФ СМЕРТНОЙ КАЗНИ ИЛИ ХОТЯ БЫ ПОЖИЗНЕННЫХ ТЮРЕМНЫХ СРОКОВ ДЛЯ ПЕДОФИЛОВ-УБИЙЦ, СКОРЕЕ ВСЕГО, ПРИЗВАНА ЛИШЬ ОТТЕСНИТЬ В СТОРОНУ ТОТ НЕОПРОВЕРЖИМЫЙ И ЖУТЧАЙШИЙ ФАКТ , ЧТО ВСЕ ГОМО- И БИСЕКСУАЛИСТЫ ЕСТЬ ОДНОВРЕМЕННО И ПЕДЕРАСТЫ («ЛЮБИТЕЛИ ДЕТЕЙ», Т.Е. ИМЕННО ПЕДОФИЛЫ).

И ПОРА БЫ ВНОВЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬНО ЗАПРЕЩАТЬ ЭТУ МЕРЗОСТЬ. ИБО ТОТ ВСПЛЕСК «ПЕДОФИЛИЧЕСКИХ, ДЕТОЛЮБИВЫХ» УБИЙСТВ, КОТОРЫЙ И ВЫЗВАЛ ВОЛНУ НЕГОДОВАНИЯ В НАШЕМ ОБЩЕСТВЕ, ОБЯЗАН ИМЕННО ОТМЕНЕ ГОНЕНИЙ НА ИЗВРАЩЕНЦЕВ, НА ЯКОБЫ БЕЗОБИДНЫХ, «КРОТКИХ» ПЕДЕРАСТОВ.

Термин «педофил» в понимании насильника детей совершенно неверный. Это слово означает что-то типа «чадолюбие», по аналогии библиофил никогда не вырвет страницу из книги или же филателист не помнёт марку. Правильно будет именно «педераст» — «любитель детей», т.е. монстр, любящий их насиловать и есть, сексуальный маньяк-каннибал.

А то всё «геи» (весёлые) да «голубые»!! Вот когда эти расчудесные весёлые ребята (не приведи, конечно, господи!) изнасилуют и/или съедят вашего ребёнка, вот тогда вам, голубому или аж синему от ужаса и гнева будет совсем не до веселья!

Это полностью перечёркивает все досужие разговоры о ситуационном, конвенциональном характере выработки полового самосознания и самоидентификации, распространяющемся, якобы, на всех людей. У хищных гоминид сексуальный аномализм — это врождённая стержневая зоопсихологическая установка.

В одном австралийском фильме есть впечатляющая сцена сексуального поведения хищного субъекта (скорее всего, — суперанимала, у которых эти этологические механизмы проявляются наиболее резко и отчётливо, у них сексуальность напрямую связана с непосредственной - «реликтовой» - охотой на человека с целью поедания). Отображено это предельно иллюстративно.

Тюремный пахан-суперанимал насилует новичка-заключённого, удерживаемого за руки - за ноги своими «шестёрками». При этом он без умолку приговаривает в порыве жуткой «любовной» страсти: «Мясо, новое мясо! Мясо, новое мясо! Мясо, новое мясо!»... Наверняка, эта «мясная» сцена не выдумана режиссёром, а взята из тюремных наблюдений. Так же использовала свой «тюремный опыт» при написании детективов та же наша Агата Маринина. Реальная жизнь поставляет подобные чудовищные факты гораздо чаще, чем любая авторская фантазия.

Сочетание мужской гомосексуальности с гипертрофированной агрессивностью далеко не случайно. Единственным приемлемым объяснением этого феномена можно считать то, что активный гомосексуализм (как хищное «расширение» гетеросексуальности, т.е. непомерно агрессивной, злобной бисексуальности хищных гоминид) ворвался в жизнь пра-людей одновременно с адельфофагией.

Как известно, в обезьяньих стаях, в частности, у шимпанзе, существуют «ритуалы» демонстрации подчинённости и превосходства, при которых используются именно копулятивные позы и движения. Подчиняющийся или проштрафившийся самец «подставляется» более доминантному самцу или вожаку, и тот совершает несколько псевдокопулятивных движений, как некое подобие полового акта, тем самым как бы символически наказывая «подчинённого» или доказывая своё превосходство.

Теперь легко представить себе, что творилось в стадных популяциях палеоантропов, какие сексуальные эксцессы могли там возникать, когда «доминантные» адельфофаги, троглодиты-каннибалы «доказывали» своё превосходство запуганным - буквально, до смерти – суггерендам (внушаемым «кормильцам»). После поедания кого-нибудь (чаще, наверное, приплода, детей), насытившись, они насиловали всех подряд — и самцов, и самок, и особенно детей.

Аналогичные некрофильские отношения продолжали существовать затем и в человеческих популяциях, в уже таких более «окультуренных» формах, как, например, одна из многочисленных «сексуально-политических» выходок одного из римских цезарей — Луция Нерона: перед казнью сенатора Авла Плавтия он его пролюдно изнасиловал. При этом он сказал: «Пусть теперь моя мать придёт поцеловать моего преемника!» — собственную же мать (с которой он тоже «занимался любовью») «страстный» император умертвил незадолго до этого.

Подобное поведение и тенденция к таковому в человеческой среде сохраняется, хотя, понятно, проявляется не так уж часто — цивилизацией, к счастью, не выработались соответствующие «этикеты». Мне довелось быть свидетелем чего-то очень схожего. В туберкулёзном диспансере, в котором во времена оны, благодатные советские я лечился, пребывал некий Л-н, бывший боксёр. Ему прочили большое спортивное будущее: он провёл все квалификационные и отборочные бои в собственной - не то средней, не то полусредней - весовой категории, оставалось лишь первенство СССР, и серьёзных конкурентов у него совершенно не предвиделось. Незадолго до соревнований его тренер, здоровенный амбал, будучи на тренировке в пьяном виде, вдруг ни с того ни с сего изо всей силы ударил без пяти минут чемпиона СССР голым кулаком в грудь, прямо в область солнечного сплетения. Убить он его не убил, но рёбра ему сломал, вмяв центр грудной клетки внутрь, при этом пострадали и лёгкие. Такова, вот, спортивная жизнь. Неудивительно, что Л-н вскоре спился, окончательно загубив своё здоровье, и, возможно, слегка повредился в уме. И вот, находясь в этом самом туберкулёзном диспансере, он, будучи постоянно слегка пьяным, иногда в качестве, как ему казалось, весёлой товарищеской шутки выкидывал такое вот коленце. Зайдя к приятелям в палату, он наваливался на кого-нибудь, лежащего на кровати, и производил с ним то же самое действо, что и упомянутые выше доминантные самцы обезьян: несколько секунд с громким надрывным дыханием дрыгался, изображая половой акт. Затем он вставал и гордо и напыщенно произносил: «Я сильнее тебя как мужчина!» Но однажды он произвёл этот свой символический победный церемониал над новичком — невзрачным, невысоким мужичком, и, как оказалось, лишь недавно отмотавшим тюремный срок, звали его, помнится, Сергей. Так вот этот Серёжа немедленно откусил Л-ну нос и вообще «вырубил» его, после чего стал делать с ним что-то в духе «кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет», но — в сексуальной форме. И если бы его не оттащили, благо было кому, палата была шестиместной, то он, наверняка бы действительно, уже «без шуток», «опустил» незадачливого «сексуального победителя». Дело это потом замяли, и даже висевший у Л-на на кожице кончик носа заботливые советские медики пришили.

Наверное, в таком же «реликтовом» ракурсе можно рассмотреть и некоторые виды мужской спортивной борьбы, такие как «греческая» (классическая) и вольная. Видимо, не случайно среди борцов подобных - «вязких» - стилей какая-то значительная часть — именно гомосексуалисты. Нормальному мужчине должно быть как-то всё же неприятно и даже противно долго тискаться в почти голом виде не с женщиной. Как говорили наши классики: «Вид голого тела, покрытого волосами, вызывает отвращение».

Человечество ещё очень крепко связано с животным миром. Как пишет А.А.Любищев: «Действительно ли человек уже произошёл от обезьяны? Он до сих пор обезьяна без истинного разума. Утешает то, что среди обезьяно-людей есть всё же и разумные люди».

Уточняя, можно сказать, что учёные совершенно напрасно ищут т.н. «промежуточное звено» в горизонтах и пластах археологических раскопок, оно у них на самом виду: таким переходным звеном является само нынешнее человечество, состоящее из людей, нелюдей (суперанималов) и псевдолюдей (суггесторов) и, таким образом, ещё не разорвавшее пуповину с палеоантроповыми гоминидами. Мало того, этот жуткий послед опутал всё человечество, спеленав ему и руки, и ноги, и мерзко свисает даже с головы. Поэтому Человеку Разумному нелегко подняться во весь рост и начать разумный путь в Будущее.

Следует добавить, что агрессивность, необходимая для выживания в тогдашних популяциях палеоантроповых гоминид, оказалась одновременно и достаточной для совершения перехода к внутривидовому хищному поведению, т.е. появлению первоубийц-адельфофагов. Это была сублимация, и именно патологическая сублимация, всё того же либидо, точно так же — повышенного. А повышенная сексуальность троглодитов, даже в сравнении с современными обезьянами, была обязана своим происхождением их «всепогодности», «температурному комфорту» от огня и пещер.

Сказалась ещё и оппортунистическая (удобная) стратегия добывания пищи, т.е. относительно лёгким способом — трупоядением. Крупные кости, оставшиеся от животных (слонов, буйволов, антилоп и т.п.), павших или погибших от клыков настоящих хищников, были «не по зубам» даже гиенам, и только наши предки наловчились ловко раскалывать их и оскребать своими каменными «орудиями труда». И подобной пищи у них было более чем достаточно. Один только махайрод (саблезубый тигр) оставлял за собой десятки почти нетронутых трупов (он, из-за своих огромных клыков, был не в состоянии нормально жевать и потому выедал лишь мягкие части — печень и т.п.). Конкурентов же на эту высококалорийную пищу практически не было. Из-за подобного изобилия пищи произошло не что иное, как «развращение вида». Осуществилась своеобразная доместикацая («одомашнивание», точнее бы, «охлевливание») — ещё задолго до появления первых скотных дворов и царских дворцов*.

Примечание. *Это далеко не случайная аналогия. Царские дворцы, как и все другие жилища знати, «элиты», есть не что иное, как более удобные, «тепличные» места проживания, как и подобает скотным дворам. Они по комфорту на много порядков отличаются от «диких», естественных мест обитания прочего населения. Именно таким образом знать, «элита» сама себя обозначает в качестве обитателей скотных дворов. Особенно это заметно и бросается в глаза сейчас у нас в России. Какую же вымоину в мозгу нужно иметь вместо совести, чтобы строить роскошные, но, как правило, безвкусные, аляповатые особняки на фоне всеобщей народной бедности?! «Рублёвка, как в своё время Карфаген, должна быть разрушена», — следовало бы заявлять кем-то из депутатов на каждом заседании Госдумы РФ. Но, видимо, уже не может в Думу «собственных Катонов и быстрых разумом Невтонов Российская Земля послать». ;

Думается, что при наступлении в последний ледниковый период серьёзного экологического кризиса, когда в страшной «эволюционной игре» на карту было поставлено само существование вида палеоантропов, доминантная часть её, как наиболее «развращённая» и необузданная, повела себя именно таким, далеко не альтруистическим, чудовищным образом, что в общем совершенно не характерно для стадных животных.

Это и был рывок к возникновению внутривидовой хищности, очень быстро приведшей к поведенческому обособлению (жизненной этике), резкому размежеванию групп «кормимых» и «кормильцев», что и стало трамплином к образованию человечества.

Таким образом, сексуальность хищных гоминид непосредственным образом сопряжена с активной гомосексуальностью (здесь необходимо также учитывать и бисексуальность, как базовую ориентацию, частным, усечённым случаем которой и является 100 % гомосексуализм) и/или гипертрофированной агрессивностью, столь же неразборчивой, ориентированной «на всех». Именно поэтому гетеросексуальное поведение хищных гоминид всегда сосуществует с сублимацией в доминантность иного рода, как минимум, в «волю к власти» или корыстолюбие, в зависимости от темперамента и других социально-физиологических параметров индивида. Чаще происходит разделение «или то - или это», чем совмещение «и то - и это». Трудно быть слугой двух (тем более трёх) господ, к тому же таких требовательных и суровых, как воля к власти, похоть, корыстность.

В итоге, хищные гоминиды, «изуродованные» относительно высокоморальной социально-культурной средой, в которой они выросли, и побуждаемые к чисто гетеросексуальному поведению, вынуждены как-то сублимировать свою латентную бисексуальность. Именно об этом постоянно твердили фрейдисты — о том, что скрытая, подавленная гомосексуальность определяет глубинные порывы у людей. Целиком и полностью это положение справедливо только по отношению к хищным гоминидам. Сублимация же возможна лишь в ту или иную форму доминантности, агрессивности.

Именно отсюда ведёт своё происхождение вся та гипертрофированная и чудовищно сублимированная социальная агрессивность, которая пронизывает жизнь всего человечества. Убийства, насилие, бунты, революции, войны — лучшее тому доказательство...

Иначе говоря, хищный индивид не может «любить» подчинённых и вообще окружающих людей, «заниматься с ними любовью», как ему бы этого хотелось, и поэтому он их «ненавидит», рьяно «занимается с ними ненавистью», в чём всегда может рассчитывать на «взаимность» со стороны всех своих «партнёров», уже безотносительно от видовых различий.

Но даже если удалось бы провести полную бисексуализацию (амбисексуализацию) общества (как это пытаются сделать США и Западная Европа, и довольно-таки «успешно»), — ничего, в принципе, не изменилось бы. Хищные гоминиды, утолив сексуальную страсть, действовали бы по-прежнему в русле подавления, унижения подчинённых, возможно, лишь в несколько иной, более «приятельской», фамильярной форме. Точно так же, как они ведут себя с презираемыми ими женщинами — «официоз ухаживания» отброшен, презрение остаётся. Агрессивные аппетиты хищных гоминид — неутолимы, хотя «манеры приёма пищи, церемониалы и этикеты застолья» могут меняться.

У нехищных же, преимущественно гетеросексуальных людей сексуальность — это дружба - нежность - жалость. Это триединство структурно связано с агрессией вынужденной — оборонительной, опосредованной, да и то, чаще всего, потенциальной. Т.е. именно с тем её уровнем, какой и свойствен диффузным людям и неоантропам. Кстати, «жалость» — это фольклорный, т.е. именно народный аналог понятия «любовь».

В общем случае, у хищных гоминид агрессия и/или, при случае, их «любовь» направлены на всех. У нехищных людей, наоборот, — добродушие, незлобивость распространяется, к сожалению, тоже на всех, в том числе, совершенно незаслуженно, и на хищных, — но это упрощённый, «чёрно-белый» взгляд на вещи, без учёта конкретных жизненных нюансов, часто способных взрывать этот идиллический образ нехищного «доброго человека».

Среди животных прослеживается то же самое. Агрессивность нехищных высших животных зачастую в экстремальных условиях может далеко превосходить «изящную», игровую методику умерщвления своих жертв хищниками. Достаточно вспомнить быков корриды. Так и нехищные люди — «хорошие и добрые» лишь в нормальной человеческой обстановке, но если их сильно «растревожить», то результаты совершенно непредсказуемы, ибо им приходится действовать в сфере чуждых им инстинктов, и они, будучи именно выведенными из себя, могут «наломать ещё т;х дров».

Поэтому-то истинные герои всех войн и иных социальных катаклизмов — это именно нехищные люди, мстящие за близких, предельно озлобленные, не ведающие страха, или, возможно, даже ищущие смерти как выхода из состояния нестерпимого психического дискомфорта. Такова, кстати, и специфика «русских бунтов» — беспощадных, но никак не бессмысленных, точнее, таковыми их делают хищные демагоги, которые результаты народной борьбы всегда умело и своевременно направляют, канализируют в нужное для себя русло: «сливай воду, считай «бабки» — революция (или там «перестройка») окончилась».

Таким образом, хищные индивиды являются непосредственными виновниками - инициаторами - как агрессивности непомерного, противоестественного уровня, так и противоестественного же сексуального поведения, с ориентацией либидо на всех, в том числе, и на «своих». Тем самым они и перестают быть своими! Это — иной социально-биологический вид, очень страшный и опасный для нормальных людей.

Соответствующая этой сексуальности агрессивность вырастает до масштабов чудовищности, превышает нормальный уровень внутривидовой агрессии (а таковой присущ всем видам высших животных) на несколько порядков — если, конечно, вообще есть возможность дать количественную оценку такому жуткому явлению, как человеческое смертоубийство, разве что подсчитывать каждый раз сколько именно смертельных ран наносится и/или засекать точное время мучений жертв в агонии.

О патологии агрессивности, присущей извращенцам, говорят и характер, и формы этого взаимосвязанного с сексуальностью феномена. Один только пример. Это — случай, описанный некогда в газете «МК». Речь шла об убийстве некоего гомосексуалиста — штангиста Н., труп которого был жутчайшим образом - и именно штангой (их юмор или специальный ритуал?) - изуродован. Оказывается, как пишет об этом деле газета, для этой инверсной публики подобное предельное уродование своих жертв весьма характерно, оно для них в порядке вещей, сами они именуют это своё летальное «хобби» — «сделать пакет».

Прибавление. Журналисты - «московские комсомольцы», или «сексомольцы», как их называют, - пишут обо всём таком с явным знанием дела, с «чувством локтя», имеют, знать, «нужный» опыт. Возможно, именно отсюда и следует «жёлтая», она же «голубая», а точнее, хищная, суггесторная направленность тематики «МК» (как и многих других нынешних печатных изданий), и присущая её публикациям откровенная агрессивная безнравственность: высмеивается и профанируется всё подряд, лишь бы было остроумно. В психиатрии это явление квалифицируется как «патологическое остроумие», и присуще оно как раз многим суггесторам — «лицемерного», трусливо-коварного подвида. Вот характерный для «МК» «выкидыш»: в газете от 18.07.98 г., т.е. на следующий день после похорон в Петербурге останков царской (?) семьи, броский заголовок: «Боже, царя хорони!» Как бы ни относиться к этому, воистину, /при/скорбному событию, но уж ёрничать-то не стоило бы... ;

С видовой точки зрения, эту изощрённую жестокость извращенцев необходимо признать проявлением всё той же «тонкой» (хотя с точки зрения человека — ещё и чудовищной) методики Природы по выбраковке нежелательной для эволюции сексуально инверсной публики. В подобных случаях это делается «социально-сексуальным» способом, — используется имеющаяся прямая этологическая связь агрессивности с либидо: извращённость одного параметра неминуемо приводит и к патологии другого.

Существуют, судя по всему, «две составные части», два направления гомосексуализма. Одно — женоподобное, как бы имитационное, когда имеет место влечение к женоподобным мужчинам. Многие такие «псевдоженщины» даже рядятся в женское платье, психологически отождествляют себя с женским полом. Это можно было бы признать «правильным» течением — с долей сочувствия к этим несчастным созданиям, у которых, по-видимому, действительно нарушена некая гормональная функция организма, чаще всего по типу трансвестизма, транссексуализма; и им в самом деле следовало бы как можно скорее сменить хирургическим путём свой пол и тем самым решить свои проблемы.

Однако гомосексуалисты - межвидовые гибриды (и вместе с ними часть бисексуалов из числа чистопородных суперанималов и, реже, суггесторов) - олицетворяют собой существование чёткого влечения именно к «мужественному», маскулинному типу мужчины. Соответственно, есть различные формы мужского гомосексуального поведения. В США, в частности, в столице содомитов Сан-Франциско гомосексуалисты, дабы не путаться, носят «идентификационные» платочки в задних карманах: в левом — только пассивный, в правом — только активный, в обоих — и то и это, «под Юлию Цезаря».

В России же самый педерастический город — это Санкт-Петербург, из-за того, что там много неженатых мужчин именуемый как «город женихов», но это явно ошибочно, ибо именно вследствие своего греховного пристрастия эти «женихи» и находят себе невест совсем иного – не репродуктивного - сорта.

Раз есть влечение к мужчине, то это, естественно, — откровенно нечто женское, но эта сниженность, редуцированность к женскому уровню не так видна при маскулинной форме гомосексуального влечения, как при псевдоженском его варианте. То, что женский уровень является неким снижением этико-эстетического уровня, от этого никуда не деться.

Женщина объективно красивее мужчин, как носительница набора хромосом ХХ, она чисто физиологически более «нарядна», как у птиц более красив петух, который тоже имеет симметричные хромосомы. Поэтому требования женщин к физическим (собственно, эстетическим) качествам мужчины, как предмету их любви или позитивной оценки вынужденно более элементарны, точно так же, как и у петухов к курицам. Для женских критериев в оценке ими мужчин предпочтительны и доминантны сила, волевые качества, нередко — физиология, часто — материальная сторона вопроса, они и являются решающими. В таких явно неравноправных, невыгодных для женщин условиях не может, понятно, быть не затронут и её этический уровень. Доля женщины на порядок тяжелее, поэтому ей попросту необходимо иметь сниженный этический уровень и упрощённую ментальность.

Как-то по ТВ показывали французский фильм «Седьмое небо», повествующий именно об этой «мужественной» стороне гомосексуализма. Если всех тех — переодевающихся женщинами, и даже их партнёров, ещё как-то можно понять, и даже извинить — всё-таки ж болезнь (?!), и к тому же в какой-то мере присутствует элемент женственности, то там - у французов в том фильме - полный мрак и отпад! Самые что ни на есть «крутые» мужики (даже без серёжек) — в кожаных куртках, в джинсах, с усами, бородами, лысые, седые (наверное, как тот кинорежиссер, которому всё «выплеснуться как следует» не давали, в то время как он уже такую мерзость нёс в своих полотнах, что сами извращенцы его пытались корить за излишества!) и, как все мужчины, страшненькие, и вдруг — все сохнут от любви друг к другу, с ума буквально сходят. Занятия у них сугубо мужские: бильярд тебе, карты, выпивка само собой и т.п. И у них там клуб такой для этого — «Седьмое небо». (У Данте - в Седьмом Круге Ада - в аккурат преступники обитают!) Их там целые толпы бродят и выискивают партнеров, танцуют в обнимку...

Смотреть — не то чтобы противно, а как-то голова кругом идёт от осознания того, что подобная жуть существует на самом деле, и что это ещё и показывают не в рубрике, скажем, «в мире животных» или в передаче о буднях психиатрических заведений, а всё это ещё и «охудожествленная» противоестественность!

И это показывают по ТВ миллионам (!) людей, докатились и мы: милостиво позволили и нам причаститься «ихним высоким свободным искусством» — испить от пуза из этой, воистину, чаши с мерзостями...

Но всё-таки нет худа без добра. Всё же Природа с ними, поганцами, борется. Эти «мужественные» педерасты — суть проявление межвидовой гибридизации, хотя к ним примыкает и определённый процент «радикальных» или пресыщенных суперанималов и суггесторов, с личностным доминированием похоти. И вот таким путём: отвлекая их от процессов размножения, Природа и расправляется с ними, т.е. в следующих поколениях избавляется от их «присутствия» в генофонде человечества.

Кроме того, абсолютная, стопроцентная гомосексуальность бывает присуща не только межвидовым гибридным потомкам, сюда же включается и репродуктивный брак диффузного вида, когда в процессе становления и развития организма от эмбрионального уровня до пубертатного периода происходят некие замысловатые флуктуации (органические или условно-рефлекторные), в результате которых возможно образование инверсного полового самосознания индивида, о чём говорилось выше.

Гитлер, уничтожая в своё время сумасшедших и гомосексуалистов (да и с уголовниками он особо не цацкался), с безошибочным инстинктом пассионария-гибрида производил тем самым частичную, в его условиях предельно возможную, но всё же подлинную «видовую санацию», выбраковку именно гибридных особей, действительно нарушавших «видовую чистоту».

Хотя саму эту «чистоту» фюрер видел в совершенно ином ракурсе, руководствуясь расистскими принципами, но выводы его оказались, как говорится, «случайно верными». Скорее всего, здесь сработали психологические механизмы квазимазохистского свойства: будучи, мягко говоря, не совсем арийцем, как и не совсем «чистопородным» хищным, а несомненным межвидовым пассионарным (гетерозисным) гибридом, Гитлер направил свою ярость именно по этим руслам, «судя по себе» и всячески не приемля этого, как бы мстя судьбе. Именно линию мести Гитлера - кому-то за что-то - очень часто отмечают, и даже чрезмерно эксплуатируют его биографы. Конечно же, мстил он судьбе за свою неполную хищность, гибридность, что и приводило его к неврозам.

Прибавление. Утеряны людьми славные древние обычаи забивания гомосексуалистов камнями и всесожжения их больших скоплений огнём и серой. Например, божественный холокост в Содоме и Гоморре, скорее всего, к сожалению, вымышленный, как на порядки преувеличен и пока последний, — гитлеровский дезинфицирующий костерок. Произошёл прискорбный переход к новомодным гей-педеро-парадам, обретшим полную легитимность и всяческую защиту со стороны властей.

А ведь дай педерастам полную волю (чего они и добиваются, и наверное вскоре добьются), то они бы охотно и так же весело прилюдно совокуплялись. Это собственно их главная, самая сокровенная мечта, именно в этом основная сверхзадача и смысл всех этих педерастических парадов педерастов. Не просто весело и ярко демонстрировать свою принадлежность к предельному, чудовищному уродству, а ещё бы и повыставлять эти свои нравственно-физиологические язвы на всеобщее обозрение со всеми гнойными вонючими подробностями.

Доказательством может служить то, что творится на латиноамериканских карнавалах. Так, во время знаменитых карнавалов в Рио-де-Жанейро его участники не только самозабвенно и остервенело пляшут самбу, но и водят содомистские «хороводы», с числом одновременно совокупляющихся педерастов до двух-трёх тысяч. Это не считая прочих нравственно-физиологических карнавальных непотребств. А пьяно и наркотически зачатых, рождённых, выброшенных на улицу и чудом выживших таких «детей карнавала» полиция затем аккуратно отстреливает наряду с прочими беспризорниками.

У нас об этом явлении известно лишь по промелькнувшему как-то в 1970-х годах страшному фильму «Генералы песчаных карьеров». Пора бы и в России ставить подобный фильм о беспризорных детях. Если и не спасти, то хотя бы нарисовать душещипательную картинку. А дети пусть гибнут.
«Ефрейторы подвалов и чердаков, или ещё чего-нибудь»

Расово смешанная и этически сниженная человекообразная весёлая бразильская популяция даёт заразительный пример всем остальным моральным уродам и равно потерявшим расовое чутьё и совесть диффузным придуркам… ;

С учётом множества других «социально обставленных» процессов взаимоистребления хищных гоминид (их смертельная борьба за власть и деньги) и самовыбраковки межвидовых гибридов (их сумасшествие, суициды, неадекватная активность, приводящая к ранней гибели и т.п.), возникает очень интересное обстоятельство. Природа здесь как бы напрямую «сотрудничает» с Разумной Социальностью, с уже чисто человеческой, почти разумной линией общественного развития, по крайней мере, — считающей патологией жестокость и сексуальную извращённость во взаимоотношениях людей. Природа достаточно «хорошо» всё обставляет и на социальном уровне, т.е. у Неё или, возможно, у неких Высших Сил, у Провидения явно «хватает ума» на это. Больше того, раз судьба человечества теперь в руках у него самого, то можно считать, что людям впервые вверены функции Провидения. Как бы некий Высший Экзамен. Отсюда следует ряд очень примечательных выводов о положении и статусе Человечества во Вселенском плане. Но это всё — совершенно особый вопрос...

А теперь с лёгким ужасом посмотрим, на что вообще способно это создание по образу и подобию, если его хоть как-то не осаждать и не совестить.

Итак, перед нами во всей своей «красе» —
САМОЕ СЕКСУАЛЬНОЕ ЖИВОТНОЕ

Человек — самое «всепогодное» и изощрённое в сексуальном поведении земное существо. Сезонные колебания сексуальности у человека редуцированы, в отличие почти ото всех других высших животных. А сам диапазон его сексуального поведения необычайно широк. Вот лишь самая общая систематизация его половой сферы, которая оказалась под силу современным сексопатологам. Единственное оправдание её неполноты — «нельзя объять необъятное».

А. Экстрагенитальные формы половой жизни. Сюда входят:
1. Платоническая любовь.
2. Танцы.
3. Гейшизм.
Б. Генитальные формы половой жизни.
I. Суррогатные и викарные (заместительные) формы половой активности:
1. Поллюции
2. Мастурбации.
3. Петтинг.
II. Суррогатные формы коитуса:
1. Вестибулярный коитус.
2. Coitus per femora (сношение между сомкнутыми бёдрами женщины).
3. Нарвасадата (coitus intra mammae), подмышечный коитус.
4. Coitus per anum:
а) гетеросексуальный (paedicato mulerium),
б) гомосексуальный.
III. Нормативный гетеросексуальный коитус.
IV. Орогенитальные (лабиогенитальные) контакты (кейра, феллация, куннилингус).
V. Сексуальные действия с животными.

От платонической любви до сексуальных действий с животными — таков, как видим, диапазон сексуальных «интересов» диковинного создания, которым является человек. Из этого перечня также следует, что нормальные (нормативные) взаимоотношения между мужчиной и женщиной, или гетеросексуальное поведение занимает одну-единственную строчку (скромненький пункт III). Ну и ещё танцы, да и то, очевидно, не всякие. Некогда на Западе был очень моден танец «калипсо», при котором партнёрша находилась спиной к партнёру, обычно такие «танцульки» превращались в оргии.

Всё же остальное — это отклонения и извращения, или на языке сексопатологов девиации и перверсии. Даже знаменитая платоническая любовь, и та оказывается в их числе, как некая утончённая форма психической мастурбации, как и гейшизм, который определяется сексопатологами тоже утончённой (уже по-восточному) формой проституции. Но всё же подавляющее большинство сексуальных аномалий в данный список не вошло.

Приведём лишь перечень и краткое описание сексуальных перверсий и девиаций, наиболее часто включающихся в сексопатологические классификации. Перверсии (перверзии), или извращения — считаются сексопатологами болезненными нарушениями направленности полового влечения или его удовлетворения. Они неизлечимы. Половые девиации — не относятся многими специалистами-медиками к болезненным состояниям отклонения от общепринятых форм полового поведения. Здесь возможна в ряде случаев некоторая коррекция и даже излечение (точнее медикаментозное временное приостановление подобных заболеваний). Большинство же медиков признают неизлечимость сексуальных как извращений, так и девиаций. Девиации часто сопряжены с олигофренией и/или шизофренией. У извращенцев же интеллект не всегда нарушен, хотя для нормальных людей не признавать их сумасшедшими практически невозможно. Отсюда — гомофобия: естественная ненависть «натуралов» к педерастам и лесбиянкам.

Вот он — послужной список Homo sexus anomalis (izvrashchenis) (Источник: Збигнев Старович, "Судебная сексология").

Гомосексуализм — (мужской, в том числе педерастия и мужеложство, и женский, или лесбийская любовь) — половое влечение направлено на лиц одноимённого пола.
Бисексуализм — половое влечение к лицам обоего пола. При этом не исключается преобладание гетеро- или гомосексуальной направленности полового влечения.
Вуайеризм (скопофилия, миксоскопия, визионизм) — влечение к подглядыванию за половым актом или обнажёнными объектами сексуальных предпочтений (специфической разновидностью является сверхценное увлечение порнографией).
Эксаудиризм — акустический вариант вуайеризма (подслушивание).
Фетишизм (сексуальный символизм, сексуальный парциализм) — объектом полового влечения является часть тела, одежда или какой-нибудь иной предмет, символизирующий сексуального партнёра. Имеются множество разновидностей фетишизма.
Апотемнофилия (монстрофилия) — сочетающаяся с садомазохизмом разновидность фетишизма, при которой роль фетиша играют уродства тела.
Пигмалионизм (монументофилия, иконолагния) — фетишизм сочетается с вуайеризмом, при которой роль фетиша играют изображения человеческого тела (картины, статуи, статуэтки, фотографии).
Нарциссизм (аутофилия, аутоэротизм, аутоэрастия) — объектом полового влечения, фетишем является собственное тело.
Аутомоносексуализм — как и при нарциссизме, объектом полового влечения является собственное тело (чаще его зеркальное отражение), но имеющее сходство с телом субъекта противоположного пола, что достигается при помощи одежды и соответствующих манер.
Гетерохромофилия — объектом полового влечения является партнёр с другим цветом кожи.
Ретифизм — разновидность фетишизма, сочетающаяся с мазохизмом, при которой роль фетиша играет обувь (а иногда и другие предметы из кожи).
Трансвестизм (эонизм, метатропизм) — половое удовлетворение достигается при переодевании в одежду другого пола. Имеет множественные разновидности.
Цисвестизм — стремление к надеванию одежды не противоположного, а своего же пола, но типичной для другого возраста, либо иной социальной группы.
Гомесвестизм — (сочетается с фетишизмом), сексуальное удовлетворение достигается при одевании одежды обычной для своего пола, но принадлежащей другому человеку.
Педофилия (инфантосексуализм, падерозия) — половое влечение к детям.
Эфебофилия – половое влечение к мальчикам-подросткам.
Нимфофилия – половое влечение к девочкам-подросткам.
Партенофилия — половое влечение к девственницам (сексуально неопытным зрелым молодым субъектам).
Геронотофилия (пресбиофилия) — половое влечение к лицам старшего возраста, к старикам и старухам.
Инцестофилия — половое влечение к кровным родственникам.
Сексуальный садизм (эрототиранизм, активная алголагния) — половое удовлетворение, получаемое путём причинения страданий или унижений сексуальному партнёру.
Флагеллантизм (флагелляция, флагелланство, дипольдизм) — удовлетворение получают путём бичевания партнёра, реже — самобичеванием (чаще относится к садомазохизму или мазохизму).
Сексуальный плюрализм — групповой секс, «свальный грех», «шведская семья».
Триолизм — разновидность сексуального плюрализма, заключающаяся в сексуальных действиях между тремя партнёрами, два из которых одного пола.
Зоофилия (содомия, зооэрастия, бестиофилия, скотоложство) — половое влечение к животным.
Зоосадизм — разновидность зоофилии и садизма, заключающаяся в получении сексуального удовлетворения от мучения животных.
Ктитомания — патологическое влечение к живодёрству.
Салиромания — получение сексуального удовлетворения в результате мазания других людей грязью, калом, мочой, кровью (разновидность садизма).
Поллюционизм — разновидность салиромании, заключающаяся в стремлении пачкать людей семенной жидкостью.
«Накалывание» — разновидность садизма, при которой удовлетворение доставляет укалывание партнёра различными острыми предметами; близко к этому явлению стоит стремление к локальному прижиганию тела сексуального партнёра, например, горящей сигаретой.
Копрофемия (копролалия) — желание произносить в присутствии лица другого пола бранные, нецензурные слова и циничные выражения.
Телефоноскатофилия — разновидность копрофемии: произнесение похабщины по телефону. Видимо, следует добавить сюда, как разновидность садизма, ставший весьма «модным» телефонный терроризм: ложные угрозы что-нибудь взорвать. По-видимому, следует ожидать, что многие из тех детишек, которые «балуются» подобными «розыгрышами», вырастут вполне «приличными» садистами — уже «без шуток».
Некрофилия (некромания, ликантропия) — половое влечение к трупам и совершение с ними сексуальных действий. Близко к этому явлению находится влечение к сексуальным действиям со спящими или находящимися в бессознательном состоянии людьми, с тяжелобольными и умирающими, а также сексуально окрашенная повышенная заинтересованность трупами, кладбищами, похоронным ритуалом и всем тем, что так или иначе связано со смертью и умершими.
Некросадизм (бертранизм) — крайняя форма некрофилии, стремление к осквернению трупа и надругательству над ним (чаще в форме отрезания молочных желез, вырезания половых органов) и некрофагия — поедание частей трупа (часто — половых органов). И некросадизм, и некрофагия нередко сочетаются с предварительным убийством жертвы, либо получение сексуального удовлетворения сопряжено именно с самим процессом убийства.
Сексуальный вампиризм — разновидность некросадизма, сексуальное удовлетворение наступает при ощущении вкуса крови партнёра (чаще кровь партнёра поступает в процессе коитуса или предваряющих его ласк путём нанесения укусов). Часто удовлетворение вампирских и садистских сексуальных потребностей производится путём нанесения ударов ножом в область молочных желез и половых органов жертвы, сосанием и облизыванием возникших при этом ран, трение о них половым членом. В процессе совершения этих действий и при виде умирающей жертвы происходит семяизвержение.
Мазохизм (пассивная алголагния, пассивитивизм, пассивный флагеллантизм) — получение сексуального удовлетворения при условии физических страданий и морального унижения, причиняемых сексуальным партнёром.
Садомазохизм — иногда садизм и мазохизм являются дополняющими друг друга формами получения сексуального удовлетворения и чередуются у одного и того же лица. Одной из форм мазохистского поведения является сексуальный метаморфизм, при котором мазохист играет роль слуги (пажизм), невольника (сервилизм) или животного (зооступрум) своего хозяина.
Сатириаз — маниакальная гипертрофия мужского полового влечения (у женщин — нимфомания).
Танатофилия (танатомания) — разновидность мазохизма, заключающаяся в получении сексуального удовлетворения в ходе фантазий на тему собственной смерти и погребения. Более широко — влюблённость в тематику, связанную со смертью, что есть мазохистский эквивалент некрофилии.
Экскрементофилия (пикацизм) — сочетание мазохизма и фетишизма, при котором человеческие выделения играют роль фетиша (в виде их обнюхивания, ощупывания, проглатывания или обмазывания себя ими; по последнему принципу некоторые сексопатологи подразумевают под поллюционизмом обмазывание себя спермой, в связи с чем относят его к экскрементофилии.)
Ренифлекс (озолагния, осфрезиофилия, обонятельный фетишизм) — разновидность экскрементофилии, при которой роль фетиша играет специфический запах объекта сексуальных предпочтений.
Уролагния (урофилия) — разновидность ренифлекса, при которой обонятельным фетишем служит запах мочи; при копролагнии фетишем служит запах кала, при спермолагнии — запах семенной жидкости и т.п. Вкусовым эквивалентом экскрементофилии является поедание или питьё выделений — урофагия, копрофагия, сперматофагия.
*Примечание. Не следует путать эту перверсию, урофагию с одним из ответвлений народной медицины — уринотерапией, использующей бесспорно имеющиеся целительные бактерицидные свойства урины. Тем более, что с усилением бедственного положения России и шабаша «платной медицины» как бы этому «фармакологическому» препарату не остаться единственно доступным народу лекарственным средством.

Клизмофилия — получение сексуального удовлетворения путём введения жидкости или медицинских свечей в прямую кишку.
Эксгибиционизм — сексуальная девиация, основанная на демонстрации собственных половых органов незнакомым лицам и вне обстановки, связанной с приготовлением к половому акту, с целью получения сексуального удовлетворения.
Кандаулезизм — разновидность эксгибиционизма, сочетающаяся с мазохизмом, основанная на достижении сексуального возбуждения при демонстрации обнажённой собственной жены или партнёрши другим мужчинам.
Петтинг — преднамеренное вызывание оргазма искусственным возбуждением эрогенных зон в условиях двустороннего партнёрского сексуального контакта, исключающего непосредственное соприкосновение гениталий.
Фроттаж (фроттеризм) — получение сексуального удовлетворения путём прикосновения (или трения) половыми органами к различным частям тела избранного объекта в толпе, в тесноте, например, в транспорте; одними исследователями под этим термином подразумевается разновидность эксгибиционизма, другими — разновидность петтинга.
Пиролагния получение сексуального удовлетворения от созерцания огня, зрелища пожара (осуществление поджога с этой целью — пиромания).
Каннибализм — людоедство. Здесь присутствуют два аспекта. Каннибализм — это когда поедают представителя своего вида (волки пожирают волка, собаки — собаку). Так и в случае с человеческими видами. Если хищные гоминиды с аппетитом кушают своего собрата, то это каннибализм, ибо сами они не люди. Но поедание хищными гоминидами нехищных людей — это уже людоедство. Второй аспект каннибализма, уже сексуальный, — многие извращения связаны (существует отчётливая корреляция) с поеданием жертвы или её частей. Так, насильники некрофилы часто пожирают прямо сырыми груди, сердца и/или гениталии своих жертв. «Обычные» же людоеды и каннибалы часто съедают жертву почти полностью, как и любой другой свой охотничий трофей, для чего маринуют, коптят или сохраняют человечину в холодильнике.
....Как видно из приведённого перечня (лишь претендующего на некую полноту) сексуальных отклонений (девиаций) и извращений (перверсий), разделение их на отдельные «виды» весьма условно и неоднозначно, а их «нозологическое» определение порой достаточно путано, симптоматично и нередко малоудовлетворительно с семантической точки зрения. Отнесение сексуальных предпочтений конкретного лица к тому или иному виду девиаций затрудняется ещё и тем, что у многих субъектов отмечается не только сочетание отдельных симптомов разных девиаций, но и их тесное переплетение, взаимопроникновение и слияние в такие комплексы, которые не позволяют провести их однозначную идентификацию с известными видами отклонений в сексуальном поведении. Это положение усугубляется тем, что практически каждый «вид» сексуальной девиации помимо прочего может иметь ещё и оттенок гетеро-, гомо- или бисексуальных предпочтений.
В общем, проще бы всех их усыплять, чем исследовать их мерзостные деяния, здесь, как нигде оправдана эвтаназия, усыпление, хотя лучше бы всего — публичный отстрел. И всё же даже на этом жутком фоне именно гомосексуализм является самым страшным проявлением нелюдской извращённости.
Если эту мерзость извращений узаконить, то как это объяснять детям? Тут и нормальные взаимоотношения полов, и то затруднительно грамотно и тактично довести до сведения подрастающего поколения. Чаще всё идёт самотёком, через мерзость, пох улицы, уличных университетов. Но это пока что меньшее из зол. Как демократия, якобы.   


Рецензии
Я гетеро, но прочитав такое, поразмыслив и поискав в нэте доказательства и опровержения, проникся сочувствием к представителям нетрадиционной ориентации. Теперь поищу инфу об исследовании гомофобии, которая в какой-то степени и меня иногда посещает, подозреваю что это тоже болезнь, но с более ярко выраженными чертами злости из-за сексуального неудовлетворения или импотенции. А еще мне кажется, что планета и так перенаселена и если парочка миллиардов не оставит после себя потомства, дышать станет легче. И слава богу, что я гетеро и не знаю всю жесть гонений и преследований по закону, а то наверное тоже покончил бы собой. И к стати, если Иисус и бог, что для меня тоже сомнительно, то в библии я не нашел доказательств тому, что о не педераст.

Роман Скляров   12.06.2016 22:59     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.