Ангел Смерти

Картина Nancy Noel


        Отец смотрел на него по-доброму и с любовью.
        - Я хочу, чтобы это делал именно ты.
        В его глазах были сила и понимание.
        - Сынок, это надо кому-то делать.
        Он обнял сына.
        - Я доверяю тебе, как самому доброму и умному.
        Отец погладил по голове.
        - Помни: я всегда люблю тебя.
        Он тоже крепко обнял отца и уткнулся в его плечо.
        - И я тебя люблю...

    Ангел уже долго летел и почувствовал, как крылья начали уставать.
    «Нужно немного отдохнуть», - решил он.
    По широкой спирали стал плавно опускаться вниз, широко расправив крылья, на покрытую пестрыми цветными лоскутками земную твердь,  приближающуюся медленно и чуть поворачивающуюся.
    Сильно захлопав крыльями, бережно опустился на землю возле большого серого валуна и коснулся голыми стопами прохладной травы.
    - Уф! Устал, - он аккуратно и привычно сложил крылья.
    «Отдохни», - молча сказали красные, желтые, синие, фиолетовые, оранжевые цветы, чуть повернув головки в его сторону и возвышаясь над зеленой мягкой травой. Ангел слегка провел рукой по поверхности травы - ладонь стала влажной.
    Он удобно присел на  слегка прохладный, но уже не холодный,  камень.
    Кажущиеся на первый взгляд утренняя тишина и покой были обманчивы.
    - Жжжжжж, - низко прогудел пролетевший рядом черно-желтый сердитый шмель.
    Небольшая божья коровка поползла по цветку, немного покрутилась на нем, и раскрыв темно-оранжевые крылья с черными точками, улетела куда-то вверх и в бок.
    - Тук-тук, - где-то невдалеке постучал дятел.
    Ангел смотрел вверх, на светло-голубое небо. В это раннее утро оно было красиво. Белоснежные ватные неподвижные облака слегка оттенялись нежно-розоватым цветом.
    Он глубоко вдохнул вкусный, свежий, чуть прохладно-обжигающий воздух, немного задержал его в себе и медленно выдохнул, наслаждаясь. Затем, расслабившись, опустил плечи и закрыл глаза.
    «- Как ты вошел?
    - Я оттуда... - Ангел показал рукой вверх.
    - Значит мне пора? - он увидел, как у человек изменилось лицо: оно застыло. В глазах появились обреченность и страх.
    Ангел вздохнул.
    - Ты же знал, что когда-нибудь это все равно наступит... - грустно, чуть виновато, сказал он.
    - Можно мне еще пожить?.. Я хочу еще сделать много добрых дел... и исправить то плохое, что я совершил, - у человека  затряслись руки, его глаза наполнились влагой.
    Ангел сел напротив и, чуть наклонив голову и подперев ее рукой, спокойно смотрел на человека.
    Много раз он видел это, и каждый раз удивлялся и печалился. Почему человек только перед уходом хочет делать добро? Почему не делает этого раньше? Всю жизнь к чему-то стремится, расталкивая остальных. Преклоняется перед сильными и растаптывает слабых.
    - Ты сделал то, что хотел и мог… У тебя уже нет времени…
    - Но я же не для себя это делал! Я это делал для своих близких, для своих детей! Я хотел, чтобы им было лучше жить! Чтоб они не жили, как я! Чтобы они ни в чем не нуждались!
    Глаза человека потеплели, в них появились доброта и надежда:
    - Разве можно наказывать и осуждать того, кто старается для своей семьи?
    Он искренне верил в то, что говорил.
    - Ты говоришь неправду… Ты же знал, что кому-то делал плохо… Ты же знал, что кто-то страдает из-за тебя и твоих дел…
    - Но так все живут! – воскликнул человек.
    Сколько раз Ангел слышал это. Дать человеку еще одну жизнь, он проживет также. Даже смерть хочет обмануть. Свою жизнь уже обманул.
    - Да и не любил ты их… Ты знал, что когда-нибудь придется отвечать за все… И тебе… и им…»
    Легкий ветерок нежно коснулся его крыльев, слегка взъерошив.
    «- Я же жертвовал на храм... Зачем я это делал? - воскликнул человек.
    Ангел вздохнул.
    - Ты не Отцу жертвовал, ты себе жертвовал... и себя оправдывал»
    Ангел открыл глаза.
    - Кар! - громко заявила о себе прохаживающая недалеко по зеленой, все еще влажной траве хитрая и любопытная ворона, с черными атласными крыльями, с черным большим блестящим клювом и черными глазами-бусинками. Она делала вид, что ничего не замечает, и занята серьезным и безотлагательным делом. Но ворона все видела, и на все у нее было свое мнение, которое она, к сожалению, не могла высказать полностью, а могла выразить только при помощи одного слова «кар». Но тот, кто знал ее хорошо, понимал, о чем она хочет сказать.
    «- Куда меня? – спрашивал человек
    Он заискивающе-тоскливо и с надеждой старался заглянуть в глаза.
    - Туда, куда все уходят...
    - А потом?
    - Не знаю, - ответил Ангел. – Не я решаю... Ты сам решил, как прожить свое земное существование...
    - Можно я возьму с собой что-нибудь? – человек рассеянно оглядел все вокруг.
    - Зачем? Все, что ты тут накопил: бумагу, металл, камни -  там не нужно.
    - А что нужно? – жадно спросил он.
    - Ты... твоя жизнь... твои дела... твои мысли… твои чувства...
    Сколько раз ангелу предлагали  за продление жизни деньги, золото, драгоценные камни, славу, власть, богатство, рабов, любовь, секс, алкоголь, наркотики. Очень красивые люди – красивое тело и красивую любовь. Очень богатые – богатство. Все они, жившие, оценивали свою жизнь тем, что имели.
    Человек тяжело вздохнул.
    - А это все кому останется?
    - Ты же знаешь... - не тебе…
    - Прости меня...
    - Я не прощаю и не осуждаю... Я не судья... Я помогу тебе... Пойдем, человек... пойдем... Ты там будешь покоен...»
    Легкая цветная бабочка села возле ангела на желтый цветок. Она чуть-чуть крутилась на одном месте, слегка подрагивая полупрозрачными крылышками. Он осторожно и трепетно взял ее в руку и с интересом стал рассматривать. В его широко раскрытых и прекрасных глазах было восхищение.
    «Какая она красивая!.. И живая...»
    «Вот взять ее сейчас и сжать...»
    Ему даже захотелось сделать это.
    «Что будет?.. Ничего... Сейчас она есть, такая красивая и живая, - а вот ее уже и нет...»
    Рука готова была сжать ее, даже против его воли.
    «Останется только воспоминание... И немного грязи...»
    Бабочка как будто почувствовала его мысли и слегка встрепетнула легкими цветными крылышками. Но не улетела.
    «Значит, сейчас я твоя судьба»
    Он улыбнулся и слегка дотронулся до ее крыльев.
    Она, легко взмахнув ими, полетела.
    «Лети!.. Живи!..»
    Трепещущий цветной мотылек скоро пропал.
    «Почему люди не хотят этим пользоваться?.. Зачем им зло?.. Наверно, никто не хочет зла... Но у каждого свое видение мира, свой мир... И свое понятие о добре и зле...
    Знают же, что умрут, и все надеются обмануть Отца и себя...
    А как бы ты поступил на их месте?..»
    Он задумался.
    «Наверно, так же, как и они. А может быть, я, просто, больше знаю и уже не делал бы того зла, что делают они»
    Ни отвращения, ни гнева не было. Было немного грустно.
    «Я не плохой  и не хороший... Я такой...
    Почему меня противопоставляют Отцу? Мы с ним одно. Я его ребенок. Я выполняю то, что просил меня делать Отец: провожать людей в последний путь.
    Считают, что я палач... Я не палач... Каждый сам себе палач... И судья... По отношению к себе — добрый судья
    Странные люди... Напридумывают обо мне всякое... То я черный с бородой, то золотой телец, то старуха с косой, то с горящими глазами.... А дело не во мне... Каждый видит то, что хочет видеть...»
    Он сидел, отдыхая и наслаждаясь покоем, чуть сморщив лицо и зажмурив глаза от яркого и теплого солнца.
    Уходить не хотелось.
    - Ква - ква, - произнес темно-зеленый пупырчатый шарик, посмотрев на него такими же темно-зелеными глазками и раздувая щеки.
    - Ква - ква, - передразнил он его, улыбнувшись.
    «Хм... Глупый какой!» - если бы мог, сказал бы темно-зеленый шарик, слегка обидевшись. Но он промолчал. Только удивленно посмотрел на него, еще сильнее раздул щеки и, неповоротливо развернувшись, громко плюхнулся в воду… И оттуда стал терпеливо смотреть на него.
    Ангел подошел к воде и немного зачерпнул ее. Светящиеся радужные капли стали падать с ладони вниз и исчезать в воде, образуя расходящиеся круги.
    «Вот так и жизнь человека... тоже растворяется в воде жизни...»
    Неожиданно из воды выпрыгнула большая бело-серебристая рыба: «Пора» И, шумно плюхнувшись, вновь исчезла.
    Он, осторожно ступая, пошел по поверхности воды к тому месту, куда исчезла рыба. «Пора» Дойдя, остановился и с любопытством стал рассматривать происходящее внизу: рыбы медленно плавали, лениво шевеля хвостами, а мелкая стайка головастиков резко и суетно металась.
    Как-то незаметно легкий и нежный ветерок  усилился и слегка похолодел. Он зашумел и засуетился, заставив умолкнуть птиц.
    «Пора...» - хотел сказать ветерок.
    - Пора...
    Ангел расправил крылья, взмахнул ими и, легко оторвавшись от воды, полетел вверх. Крылья ритмично двигались, и состояние счастья и полета овладело им.
    «Только бы не было войны...»


Рецензии
Прекрасно. Каждый оценивает жизнь тем, что имеют. Лично мне не хватило МОМЕНТА расставания человека с телом. Ну и пусть - осталась тайна.

Владимир Клюшин   10.11.2015 09:57     Заявить о нарушении
Спасибо, что заглянули ко мне. :)

Владимир Клюшин   10.11.2015 09:58   Заявить о нарушении
Вам спасибо за рецензию и внимание к моему творчеству.

Олег Игорьин   10.11.2015 15:23   Заявить о нарушении
А как иначе?

Владимир Клюшин   10.11.2015 15:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 66 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.