Жемчужина

                Жемчужина.

  Литература отличается от подделки тем,
что читатель чувствует себя в чужой душе,
как в собственной.


1.
  Жарко палило солнце. Под его лучами море сверкало хрустальной голубизной, рассыпая повсюду мириады золотых бликов. Одинокая моторная лодка, с опущенной в воду верёвкой, покачивалась в молочной дымке глади просыпающегося моря. Время от времени из воды появлялась голова ныряльщика. Сняв маску, он влезал в лодку с очередным уловом морских моллюсков. Снаряжение ловца  включало: набедренную повязку, проволочную корзину, нож и маску.
  Пилот гидроплана, пролетая над атоллом каждое утро, наблюдал за одиноким ныряльщиком. Гидросамолет описывал круги прямо над лодкой. Спустя некоторое время он приводнялся совсем близко. Неожиданно наступала полная тишина. Лодка раскачивалась на волнах, поднятых гидропланом. И тут над водой разносился голос:
  - Эй, Пол, как улов?
  - Пока никак,- отвечал ныряльщик.
  - Передавай привет Ли Чену!
  - Окей!
 Гул заведённых моторов, рябь по водной глади и гидроплан взмывает в небо.

  Недалеко от скалы резвилось на поверхности океана стадо дельфинов. Один дельфин отделился от стада, громко фыркнув, быстро поплыл к скале и скрылся за утесами.
  Ныряльщик захватил ногами большой обломок кораллового известняка, привязанный к концу веревки, и быстро опустился на дно. Вода очень теплая и прозрачная, - каждый камень на дне отчетливо виден. Ближе к рифу со дна поднимались кораллы - неподвижно застывшие кусты подводных садов. Мелкие рыбки, отливавшие золотом и серебром, шныряли между этими кустами. Ныряльщик согнувшись начал быстро собирать раковины и класть в садок.
  Почувствовав лёгкое головокружение после нескольких ныряний, это связано с декомпрессией, во время которой к органам равновесия во внутреннем ухе приливает кровь, заставляя ныряльщика испытывать головокружение,  парень лёг на дно лодки, предоставив солнечным лучам своё тело.

  В ста ярдах от западного берега рифа спокойно стояла на якоре яхта "Afelia". На борту яхты появился юноша обнаженный по пояс, в коротких белых штанах, в сланцах  на босу ногу и с биноклем на шее. Он ходил по палубе, всматриваясь в просторы океана. Заметив лодку, он поднёс бинокль к глазам. Парень в лодке привлёк его внимание. Сложив руки над головой, он бросился с борта в воду и поплыл к лодке.
  Ныряльщик приподнял голову, когда услышал плеск воды от приближающегося пловца.
  - Хай!- фыркая водой произнёс пловец.
  - Привет,- отозвался Пол.
  - Сэр, вы позволите подняться к вам на борт?
  - Да, плиз.
Пол помог юноше влезть в лодку.  Его каштановые волосы контрастировали с оливково-зелёными глазами. Он был не только красив и естественен, он излучал уверенность, силу и обаяние.
  - Я Гарри Милс,- представился юноша протягивая руку.
Пол взял его руку в свою и почувствовал, что тонет во взгляде удивительных глаз. У него перехватило дыхание. Он чувствовал себя так, как будто ветер распахнул перед ним двери и он оказался в чужом неизведанном мире. На вид ему было лет девятнадцать.
  - Пол Сквайр,- ответил ныряльщик.
  - У тебя в садке морские раковины. Ты ловец жемчуга?
На него смотрел парень редкой красоты. Светло-золотистые волосы свисали на плечи, оттеняя прекрасный, до блеска бронзовый загар кожи и синий цвет глаз.
  - Я ищу "слезу океана". Это редкая крупная жемчужина в форме капельки. Но пока попадаются только мелкий бисер и жемчужины с горошину. Да и не каждая жемчужина имеет ювелирную ценность. Одна ювелирная жемчужина приходится на шесть раковин.
  - Понятно...
  - Ты с "Афелии"?
  - Да, это яхта моего отца.
  - Красивая. Команда большая?
  - Четыре матроса, два механика, шкипер и кок. А что?
  - Серьёзная посудина.
  - Мой отец президент банка и завтра яхта отправится в залив. Там у него встреча с компаньонами по бизнесу. А яхту используют, как гостиницу на воде. Он меня зовёт на корпоратив, но мне что-то не очень хочется. Соберутся бизнесмены, будут гонять шары на бильярде, пить виски. А мне хочется активного отдыха, чтобы было о чём  вспомнить.
  - Ну, если тебя не смущает то, что я живу в кемпинге в палатке, тогда я приглашаю тебя к себе, а завтра с утра я покажу тебе всю красоту кораллового рифа.
  - Окей! Тогда плывём на яхту. Попытаюсь поговорить с отцом. У меня имеется акваланг и подводная камера.
Пол завёл мотор и лодка вырулила в направлении яхты, оставляя за собой след на воде. Подойдя к "Афелии", Пол заметил движение на нижней палубе.
  - Гарри, на яхте мужик в смокинге, смотрит в бинокль.
  - Это Тейлор-охранник моего отца. Тейлор бывший морпех королевских ВМС и мой первый инструктор по дайву.
После остановки мотора лодка тихо коснулась борта яхты. С палубы свисал верёвочный трап. Взяв сумку и конец верёвки, привязанной к лодке, Пол поднялся вслед за Гарри на борт.
  Яхта - воплощение роскоши, символ красивой жизни и настоящая демонстрация статуса своего владельца. Являясь одновременно средством передвижения, местом проживания и, что немаловажно, предметом большой гордости.
  - Сэр Гарри, вас ждёт отец,- отчеканил телохранитель.
  - Спасибо, Тейлор, я только переоденусь. Это Пол, он мой гость.
  - Пол, пошли в мою каюту переоденемся.

Парни вошли в каюту отделанную красным деревом. Каюта выглядит совершенно ирреальной, принадлежащей другим пространству и времени. Через открытый иллюминатор в каюту проникали солнечные блики, отражённые от воды. Причудливыми зайчиками они рассыпались по стенам.
  - Пол, тебе предложить что-нибудь из одежды?
  - Нет, спасибо, у меня с собой,- ответил Пол, доставая из сумки белую майку и цветные шорты.
Гарри достал из шкафа голубые джинсы и жёлтую рубашку мокрого шёлка.
Переодеваясь, он обратил внимание на шрам на икре левой ноги Пола. Шрам безобразный, омерзительный. Даже загар не мог скрыть его на молодой ноге.
  - Откуда это у тебя?- поинтересовался Гарри, проведя ладонью по шраму.
  - Прошлым летом молодая акула отметилась. Если бы не Ли Чен, мог остаться без ноги.
Потом он перевёл взгляд на изящную спину стоящего рядом с ним Пола в белой майке.
  - Кто такой Ли Чен?
  - Друг нашей семьи. Он живёт на побережье, смотритель лодочной станции. Как-нибудь я тебя познакомлю с ним. Необыкновенный человек. Никто не знает сколько ему лет-всегда бодрый. Ли учил меня всем секретам промысла: как задерживать дыхание, как отражать нападение акул.
  Отец привозил его к нам в Англию, в Дарлингтон. Он вылечил маму от страшной болезни. Врачи только руками развели. Они уже не могли ей помочь. Пятилетнего сына инспектора местной полиции он спас после укуса змеи.
  - Так ты из Дарлингтона?
  - Да...
  - А я из Оксфорда.
Приведя себя в порядок, ребята поднялись на вторую палубу, где располагался кабинет отца Гарри и столовая. Когда они вошли, мистер Милс поднялся навстречу.
  - Пап, это мой новый знакомый Пол Сквайр из Дарлингтона,- представил Гарри.
  - Здравствуйте, молодой человек. Приятно встретить на экваторе молодого англичанина. И чем вы здесь занимаетесь?
  - Я провожу здесь свой уик-энд. Обычно мы приезжаем с отцом, но в этот раз я приехал один. Отец с экспедицией в Африке.
  - Простите за нескромность, а кто ваш отец?
  - Он врач-вирусолог. От академии занимается сбором штаммов вирусов по всему миру, для изучения и создания вакцин. У него много опубликованных работ. Ещё читает лекции студентам-медикам. В Ираке все английские солдаты привиты его вакцинами.
  - Очень интересно.
В разговор вмешался Гарри:
  - Пап, я хочу остаться на острове. Мы с Полом займёмся дайвингом.
  - Гарри, я собирался ввести тебя в круг моих компаньонов, чтобы ты постепенно приобщался к бизнесу.
  - Пап, мне ещё долго учиться.
  - Ну, хорошо. Яхта уйдёт в залив на два-три дня. Где ты собираешься остановиться?
  - В кемпинге у Пола.
Мистер Милс замолчал. Взглянув на охранника, потом на ребят, сказал:
  - Твой спутниковый телефон должен быть включен. Тейлор будет всегда на связи,- сказав это, он подошёл к сейфу, набрал код и достал несколько сто долларовых купюр.
  - Тебе нужны будут деньги, вот возьми.
  - Спасибо, папа.
  - Я расчитываю на вас, мистер Пол Сквайр.
  - Не волнуйтесь, сэр. Меня здесь все знают и инспектор местной полиции в том числе,- ответил Пол.
  - Ну тогда я приглашаю вас отобедать с нами и можете быть свободны.


  Пообедав и погрузив снаряжение и вещи на лодку, Пол оттолкнулся от борта яхты.  Пока друзья находились на яхте, садок с раковинами оставался в лодке.
  - Фу, как от них плохо пахнет,- произнёс Гарри, спустившись по трапу в лодку.
  - Из протухших раковин легче извлекать жемчуг,- уточнил Пол.
Моторка резво бежала, рассекая носом морские волны. Море переливалось голубым шёлком.
 Лодка постепенно замедлила ход, пробежала по инерции еще несколько метров и подрулила к самому острову. Оцепенев от изумления, ребята молча взирали на могучую скалу, вздымавшуюся из шипящей, покрытой белой пеной воды. Всю ее сверху донизу облепили бесчисленные стаи птиц.
  - Они совершенно не следят за своими яйцами!-  возмущенно воскликнул Гарри, взглянув на скалы в бинокль.
Взлетающие птицы то и дело неосторожно задевали яйца, которые падали вниз и разбивались об уступы скал.
  - Гарри, сейчас идём обживаться в кемпинг, а потом я приглашаю тебя в местный бар,- сказал Пол, привязывая лодку.
Места были настолько красивые, что Гарри постоянно останавливался и фотографировал. Поскольку индустриализация ещё не коснулась острова в большой степени, его тропическая зелень, прекрасные пляжи и чистый воздух притягивали к себе внимание туристов со всего мира. Однажды побывав здесь вам долго будут сниться раскидистые пальмы и прозрачные морские волны, и вы снова и снова будете стремиться попасть в настоящий земной рай.

* * *


 2.

  В баре было много посетителей. У стойки оставалось только одно свободное место. Пол предложил Гарри присесть, а сам, перегнувшись через барную стойку, заговорил с барменом.
  - О, Пол, хай! Что-то тебя давно не было,- обрадовался бармен, взбивая коктейль.
  - Я два дня, как из Лондона.
  - На долго к нам?
  - Дней на десять.
  - Ли каждый вечер ко мне заходит. А это твой друг?
  - Да, познакомься-это Гарри Милс из Оксфорда. Гарри, это Рэй.
Гарри пожал руку бармену.
  - Что будем пить?- поинтересовался Рэй.
  - Два пива и креветки,- заказал Пол.
Не успели парни допить пиво, как в бар вошёл местный абориген с торчащей изо рта сигарой. Кривой нос, повреждённый в давней драке, и хриплый голос свидетельствовали о том, что он пользовался здесь плохой репутацией. Окинув взглядом присутствующих, он направился к Полу.
  - Эй, американец! Если ты ищешь место, где у тебя могут отобрать бумажник, то ты его нашёл.
Пол обернулся на голос и почувствовал, как Гарри коснулся его рукой. Глаза возмутителя спокойствия опасно блеснули, и нервы Пола напряглись до такой степени, что он почувствовал себя сжатой пружиной, готовой вот-вот разжаться.
  - Нет, я ничего не искал.
Толстым грязным пальцем грубиян упёрся Полу в грудь, чтобы придать своим словам весу. В то самое мгновение, как палец коснулся груди, Пол схватил его и резко выгнул наружу, сломав его, прежде чем обидчик успел что-то сообразить и дал ему с локтя в подбородок. В этот момент из-за столика у окна встали два завсегдатая. У одного из них в руке оказалась бита. Не успели двое подойти к барной стойке, где стояли парни, как звук отлетевшей биты и разбитой посуды заставил всех посетителей обернуться. Клиент с битой лежал на полу. Его напарник, оценив ситуацию, ретировался к дверям бара. Сквозь сигарный дым все увидели в проходе пожилого китайца.
  - Мистер Ли, прошу вас, проходите,- обратился бармен к посетителю,- а вам, сэр, лучше убраться,- сказал бармен зачинщику ссоры, у которого из губы показалась струйка крови.
Увидев Ли Чена, Пол подбежал к китайцу и обнял за плечи.
  - Ли, ты как здесь оказался?
  - Я заправил машину и решил зайти выпить чего-нибудь. Ты утром со мной едешь на рынок или у тебя другие планы?
  - Мы с Гарри собирались в лагуну-понырять с аквалангом,- ответил Пол, махнув рукой Гарри, чтобы тот подошёл. - Гарри, это Ли Чен, я обещал тебя познакомить.
  - Добрый вечер, мистер Ли. Я много о вас наслышан. Очень рад знакомству. Я восхищён, как вы легко расправились с возмутительным типом. Он в два раза больше вас.
  - Это не главное, молодой человек. Главное сейчас выпить охлаждённого зелёного чая,- ответил Ли и подошёл к бармену.
  - Рэй дружище, мне как обычно.
Бармен налил из графина зелёный чай с лимоном и положил кубик льда.

  Расплатившись с барменом, компания вышла на улицу. У входа в бар припаркован старенький зелёный пикап китайца.
  - Пол, если у вас свободный вечер, прошу к себе в гости.
Пол взглянул на Гарри:
  - Нет у нас никаких планов.
Друзья сели в машину. Пикап рванул с места, поднимая дорожную пыль.


Внутреннее убранство дома, в котором жил Ли Чен, соответствовало китайскому стилю. Над входом висел колокольчик. Ничего лишнего. Чувствовалось, что хозяин понимал толк в фен шуе.
Зажжённая ароматическая палочка в курильнице для благовоний наполнила комнату благоуханием сандала.
  - Пол, возьми этот амулет и никогда его не снимай. Он защитит тебя от акул,- сказал китаец, передавая Полу амулет.
  - Спасибо, Ли.
  - Этот амулет я изготовил из глины, взятой у подножия египетских пирамид и замешанной на воде из Нила. На нём изображены символы заклинания.
Посмотрев на иероглифы, Пол надел его на шею.
  - И ещё. Я хотел вас попросить... Завтра вы будете на атолле. Там живёт семья креолов. У них тяжело больна женщина. Вы передадите вот этот настой. На острове  произрастает большое количество трав, применяемых в китайской медицине, - сказав это, он протянул пузырёк со снадобьем,- и денег с них не берите.
  - Хорошо, Ли, мы сделаем всё, как ты сказал,- ответил Пол,- нам нужен на завтра катер.
Китаец снял со связки ключ.
  - Вот ключ от катера с номером 324. Лебёдкой спустишь его на воду.
  - Ли, мы не знаем, как тебя благодарить.

 Удивительное зрелище - сухопутные крабы, которые днём почти не видны, но ночью представляют неудобства для любителей ходить босиком. У входа в палатку Пол предупредил:
  - Если тебе понадобится ночью выйти, бери фонарик и обуйся, чтобы случайно не наступил на представителя деликатеса. Некоторые из них не такие уж и безобидные.
  - Окей.
  Они легли на одеяло.
  - Гарри, выключи фонарь, чтобы батарея не разряжалась и спокойной ночи,- пожелал Пол.
В темноте палатки наступила тишина. Пол лежал в какой-то безвольной покорности. Затем почувствовал, как ищущая рука Гарри, такая беспомощная в своём нетерпеливом желании, мягко касается его тела, ощупью приблизившись к лицу. И уже в следующее мгновение эта рука гладила его лицо, гладила с необыкновенной нежностью - движение руки было теперь уверенным и бесконечно успокаивающим. Затем он нежно поцеловал его в щёку.
 Пол лежал тихо и неподвижно, словно спал. Но когда эти руки мягкими и в то же время неуклюжими от нетерпения движениями стали стягивать с него плотно обтягивающие плавки, по всему его телу прошла мелкая импульсивная дрожь. Эти руки знали, что делают. Затем, трепеща от сладостного предвкушения, Гарри коснулся его тёплого упругого тела и на какое-то мгновение прижался в поцелуе к его пупку. Он не мог больше сдерживаться и его губы достигли горячей возбуждённой плоти.

  Пол на миг испытал острое чувство неловкости, как бывает всегда, когда соприкасаешься с чем-то очень интимным и сладко зажмурился от предвкушения. Его запах опьянял и наполнял радостью. Он вошёл в него сразу, чтобы побыстрей оказаться в мире мягкого, покорного тела. Момент, когда он вошёл в его тело, был моментом удивительно, невиданного покоя для его души. Его тело угадало тайный ритм другого тела и стало жить с ним в унисон. У него было так тесно, так тепло и гладко внутри, что Пол  задрожал от плотского наслаждения, которое потоком разлилось по нему.
 Ни его крепкие объятия, ни иступлённо-ритмические движения их тел, ни извержение семени внутри его - ничто не могло вывести его из состояния полусна, из которого он начал пробуждаться, лишь когда всё было кончено, когда он затих, часто дыша на груди Гарри.
 Пол лежал очень тихо, храня таинственное молчание. "Что, интересно, он чувствовал в этот момент?"- не давала покоя мысль. Он первым нарушил тишину:
  - Что это было, Гарри?
  - Это просто любовь,- произнёс Гарри полушутливо.
  - Всё может быть,- прошептал Пол.
  - Ты ведь не возненавидел меня?- с трогательной порывистостью продолжил Гарри, наклонясь над лицом Пола.
  - О, нет! Что ты, нет!- отозвался Пол и, внезапно обняв его, крепко прижал к груди с прежней страстью.
  - Мне было так хорошо.
  - Да, и мне тоже.
Пол поцеловал его - это был бесконечно нежный, восхитительный, благодатный поцелуй. В нём с новой силой пробудилось желание, и пенис его встрепенулся. В его доброте было нечто такое тёплое и наивное, такое неожиданное и непостижимое, что его плоть не могла противостоять ему.
  Гарри вновь подивился тому восхищению, которое вызывало у него тело Пола. Ему был непонятен восторг от его красоты, который он испытывал через прикосновение к его живому, заповедному телу,- восторг, близкий к экстазу. Впервые он это прочувствовал там на яхте, когда они переодеваясь снимали с себя мокрые плавки. Одна лишь страсть способна ощущать красоту. Где-то в глубине его существа проснулось какое-то новое, ни с чем не сравнимое волнение.
* * *

 3.

  У восточного края горизонта, там, где небо сливается с морем, засияла прозрачная серебристая полоска. Потом небо вспыхнуло багряным шелком. Почти одновременно с первыми лучами солнца воздух наполнился звонким многоголосьем птичьего хора. Кайры, олуши, бакланы, тупики и чайки взвились в утреннее небо, чтобы приветствовать наступающий день. Вскоре вся водная поверхность покрылась сотнями птиц, дружно устремившихся в погоню за рыбой.
 Солнце только что взошло, но уже палило немилосердно. Серебристо-голубое небо было безоблачно, океан неподвижен. Лодки рассеялись по лагуне. На каждой лодке, по обычаю, было два ловца: один нырял, другой вытаскивал ныряльщика. Потом они менялись ролями.
 Высокие гранитные скалы только в совершенно отвесных местах виднеются сквозь буйную тропическую растительность. Прямо к скалам прилепились узкие извилистые дороги с хорошим асфальтом и левосторонним движением, ведущие к кемпингу. Разнообразие ярких цветов и растительное безумие поражало воображение.
 Несмотря на курорт и частую смену посетителей, остров оккупировали большие цапли, громадные черепахи, крабы. Разнообразен растительный мир. Но кокосовые пальмы, конечно же, преобладают в ботанической жизни. Громадные орехи валяются по всему острову и используются как оградки для клумб, в качестве цветочных горшков, шкатулок и т.д.

 Кемпинг просыпался. Отдыхающие занимались своим привычным делом. Откуда-то звучала музыка. Из палатки показалась взлохмаченная голова Пола.
  - Гарри, просыпайся...
Следом высунулась голова Гарри.
  - А который час?
  - Здесь все ориентируются по солнцу,- ответил Пол,- собирай вещи, а я к Ли Чену на лодочную станцию, подгоню катер.
Гарри бросился с бешеной энергией паковать вещи. Выходная одежда им явно не понадобится. А вот шорты и свитера, спортивные ботинки, ветровки  –  это то, что надо.

 Искатели приключений восторженно вдыхали полной грудью свежий морской воздух. Их волосы развевались на ветру.
  - Держи курс на норд-норд-ост!- командовал Пол.
Гарри гордо встал к штурвалу. Мотор работал как часы, и катер быстро помчался, рассекая носом водную гладь. День выдался великолепный. Тропическое солнце висело над головой, в небе парили крохотные белые облачка, солнечные лучи, танцуя, играли на волнах.
Чем ближе они подходили к атоллу, тем большее количество птиц мелькало в воздухе и на поверхности моря. Они стремительно проносились мимо, оседлав воздушные потоки, ныряли за рыбами или спокойно раскачивались на волнах. Воздух был до предела насыщен птичьим многоголосием. У одних голос был резким и визгливым, у других – мягким и мелодичным, у третьих – глухим и утробным. И все эти голоса сливались в один мощный хор!
 При входе в лагуну видели небольшую касатку.

* * *

 В мангровых зарослях и прочей низкорослой поросли проделаны несколько дорожек, которые ведут в разные части атолла и дают более полное представление о его обитателях.
  Буквально на каждом шагу встречаются большие черепахи, которые днём предпочитают забраться в тенёк и не торопясь смаковать побеги зелёной травы. В связи с тем, что здесь никогда не было хищных зверей, на атолле преспокойно живут не летающие птицы, а про способных парить в небе и говорить не приходится.
 Три креола, которые помогали устанавливать палатку, пригласили парней к себе  в бунгало на ужин и с интересом смотрели на всё происходящее. Как правило, местное население исключительно доброжелательное и никогда не отказывало в помощи.
 Пол отдал им пузырёк с лекарством.  На атолле проживали две семьи креолов.

 Обустроив базу, дайверы отплыли к западной стороне подводного рифа. Там риф выступает далеко в море и в воду прыгать приходится вдали от берега. Пол одел гидрик, ласты, маску и отправился за новыми впечатлениями. Только погрузившись в воду, он увидел рядом большую барракуду, которая никак не реагировала на его появление. Она то уходила, то появлялась рядом в течение всех погружений. Вода не совсем чистая из-за отлива, но количество разнокалиберной рыбы всё компенсирует. На дне встретились две мурены средних размеров, которые скрылись в своих гротах. "Кто сказал, что мурены злобные твари?"  Сам внешний вид мурены, конечно, жуткий - исчадие ада! Особенно впечатляет ее привычка при дыхании открывать и закрывать пасть, демонстрируя ровный оскал мелких острых зубов. Ее жаберное отверстие - это просто пульсирующая дырка в основании головы.
 Охотится такая мурена, методично обследуя на мелководье каждую пещерку в теле окаменевшего кораллового массива. Прячущимся там рыбам буквально нет иного выхода, как оказаться в утробе этой гадины.

  - Ну, как первое погружение,- подтянув верёвку, спросил Гарри, когда Пол поднялся на поверхность.
  - Невероятной красоты рифовая стенка под нами.  Подводные кадры получились неплохие, но вода не такая чистая, как хотелось бы. Зато интересно перемещаться под водой, ничего не делая. Вся толща воды течeт вместе с тобой,- ответил Пол, - кораллы, групперы, попугаи, актинии, но удивляет отсутствие крабов. На берегу их сколько хочешь, а под водой нет.
Передав камеру Гарри, он принялся снимать акваланг.

 Гарри парит вниз вдоль отвесной коралловой стены. Эти секунды и минуты свободного полета - наиболее чудесные, самые счастливые. Это как любовь - чем глубже ты в неё проваливаешься, тем больше блаженство.
 Буйные краски морских садов постепенно тускнеют, пропадают красные, всё заливает синева. Живые клумбы каменных цветов сменяются древними мертвыми постройками кораллов, возраст которых с глубиной нарастает. Гигантская мурена, как исчадие ада, выглядывая из своей норы, провожает его дьявольской ухмылкой.  Медленно шевелят иглами выбравшиеся из укрытий морские ежи. Звук выдыхаемого воздуха становится все глуше. Сплющенные напором плотной среды, воздушные пузырьки постепенно росли в объеме, поднимаясь в слои с меньшим давлением, но сохраняли причудливую форму.  Удивительный покой. Суета надводного мира уходит бесконечно далеко и возвращение в нее кажется просто глупым. Всем своим существом он слышит "зов бездны".

 Последним закончил дайв у подводной стены рифа Пол. Освободившись от акваланга, он закрыл глаза и подставил грудь заходящему солнцу. В нём было что-то такое, не осязаемое, не видное, не слышное, но действующее безотказно. Наверное, та самая преславутая сексуальность.
Гарри губами стал нежно скользить по его мокрой груди и животу. Почувствовав, как напряглось тело Пола и одеревенела его плоть, он нахально потянул его руку к себе, в заранее приспущенные плавки.
  - Ты такой красивый, такой загорелый.. Ты Аполлон..А твои ноги… И твоя попка… - он запнулся, после чего наклонился и без тени стыда коснулся губами напряжённой плоти.  Медленно, стараясь продлить удовольствие, Гарри вобрал его до самого конца. Тело Пола забилось в судорогах и он, словно маятник,  взад-вперёд, пока не замер в оцепенении, конвульсивно изогнулся и излил из себя любовный поток.  В какой-то момент он даже перестал ощущать себя - душа сама по себе и плоть сама по себе. Это просто какое-то сладкое наваждение. Нет, это лишь всепоглощающее счастье.
 Они оба обменялись нектарами, после чего устало упали на дно катера
и несколько минут восстанавливали дыхание.
  - Тебе хорошо?
  - Не то слово,- ответил Пол и повернувшись погладил ему живот. - Я сгораю от желания тебя, - прошептал Пол, тяжело дыша и простирая руки к его лучшим местам.
 У них появился какой-то особый сексуальный голод. Они минуты не могли провести отдельно друг от друга. А когда находились рядом,  всё время искали возможности прикосновения.
Легкое покачивание и шелест волн за бортом приятно убаюкивали. Постоянно дует юго-восточный ветер силой 10-15 м\сек., разгоняет волну и ветровое течение.
- Пол, ты не забыл-ужинаем в бунгало, с местными креолами?
  - Я помню, Гарри.

  К вечеру ветер достиг небывалой силы. Его порывы, как удары плети, со свистом обрушились на морскую гладь, окружающую атолл, и погнали табуны вздыбленных, яростно ревущих волн к берегу, с грохотом обрушивая их на крутые береговые утесы. Морские птицы, будто следуя чьим-то призывам, возбужденной вереницей выбирались из своих убежищ и с громкими криками грудью бросались  в ревущую стремнину. Секущий ветер стремительно подхватывал их тела и нес сквозь мириады брызг и возмущенные воздушные потоки. Они любили бурю, это была их стихия.
 Друзья  осмотрели палатку. Она была закреплена со всей возможной тщательностью и надежностью. Но устоит ли она под ударами бури?
Накормленные до отвала, они растянулись на одеяле в палатке. То ли от  свежего морского воздуха, то ли от усталости, они так обессилели, что вскоре уже спали как убитые. Тишину, воцарившуюся в палатке, нарушало лишь тихое сопение спавшего на спине Пола.
 От раската грома дайверы проснулись и, дрожа от холода, завернулись в одеяло. Молнии тоже не добавляли спокойствия. На мгновение призрачный свет озарял крутые скалы и беснующееся под ними море. Секундой позже свет угасал, и всё снова погружалось в черную тьму. Вслед за молнией раздавался могучий раскат грома. И снова слепящая стрела молнии рассекала небо от края до края, освещая мрачный морской пейзаж. Их все больше и больше охватывало ощущение ночного кошмара, который никогда не кончится.

 Пол проснулся оттого, что пошевелился спавший на нём Гарри. Заполненную жизнью тишину прорезает крик чайки. В первый момент он не мог понять, где находится. Взглянул на часы и растолкал друга:
  - Чёрт, уже десять! Ну мы и поспали! Интересно, шторм кончился?
 Гарри высунул голову из палатки.
  - Шикарная погода! - радостно крикнул он. - Снова голубое небо, и солнце шпарит изо всех сил. Шторм кончился. Вылезай на свет Божий!
 Вёсла шлюпок, разбросанные по воде, плавали по лагуне. А дельфины играются - демонстративно прыгают над волнами, становятся вертикально головой вниз, выставив хвост высоко из воды. Светло-серые тела с черными крапинками, округлые дыхальца на глянцевых спинах.
Гидроплан кружит над атоллом.

* * *

4.

Солнце спустилось к горизонту. Наступал славный тихий вечер. Легкий ветерок чуть шевелил волосы ребят.
 Вскоре все вещи были погружены на катер, качавшийся на приливной волне.
Катер вырулил в открытое море и свежий морской ветер несколько охладил их разгоряченные лица. Гарри снова опустил руку в воду. Как приятно!
 В кемпинг добрались засветло и попали на ужин. Еда вкусная, но очень острая. Пресный только рис, который даже не солят. Жареная свинина, рыба разного приготовления и салаты из зелени и почему-то полузелёных помидоров. Наверное, им на экваторе не хватает тепла.
  - Нашему ужину не хватает только английского ростбифа,- сожалел Гарри.
  - Ты просто-напросто избалованный лакомка,- заметил Пол.
  - Я покажу тебе, каким я могу быть неутомимым, когда поем.
Пол засмеялся. В глазах у него плясали искорки.
  - Если ты покажешь всё, на что способен, боюсь, я умру ещё до исхода ночи,- ответил лукаво Пол.
Необычайное удовольствие разлилось по его красивому лицу.


 Вечерняя публика уже покинула заведение Рэя, когда друзья заявились туда. Парочка у бара да ещё два занятых столика. Рэй смотрел последние новости по телевизору. Увидев ребят, он подошёл улыбаясь:
  - Хелло, парни,- поприветствовал Рэй и привычным жестом выставил два пива.
  - Мистер Рэй,- обратился Гарри к бармену,- в прошлый раз из-за нас разбилась посуда и я хочу вам заплатить за причинённый ущерб.
  - Нет, нет,- замахал руками бармен,- вы ничего не должны. Репутация заведения важней. Может вам принести чего-нибудь закусить?
  - Спасибо, Рэй, мы не голодны,- отказался Пол.
  - Тогда отдыхайте, если что-я к вашим услугам.
У Гарри зазвонил спутниковый телефон. Посетители бара обернулись.
  - Да, Тейлор, я слушаю,- ответил он. - Всё нормально. Когда? Завтра в полдень? Хорошо, я буду готов. До встречи.
  - Кто звонил Тейлор? - спросил Пол.
  - Да, завтра в двенадцать дня "Афелия" станет на якорь у атолла. Потом яхта пойдёт на Сингапур. Тебе привет.
  - Спасибо.
 Это была последняя ночь, проведенная друзьями на острове. Весь вечер они болтали о многом и ни о чём. Пол пытался скрывать своё настроение, но у него это плохо получалось. Гарри не раз подходил к барной стойке и возвращался с разными вкусностями и напитками, приговаривая:
  - Пол, я угощаю!

  А затем снова – ночь в палатке, смятое одеяло, нежные губы Пола, его частое дыхание, его гибкое, горячее, сильное тело, его страстные объятия.  Вместе всё настолько прекрасно и приятно, что совершенно, совершенно невыносимо, невозможно долго терпеть. Повинуясь властной таинственной силе, они прижались друг к другу, извиваясь от желания.
 Боже, какое невыразимое блаженство касаться его тёплых ягодиц. Жизнь внутри жизни, тёплая, исполненная жизненной силы красота. Он прижался к нему теснее, ещё теснее, как только мог, чтобы быть как можно ближе к этому чуду, к этому источнику наслаждения. И его сердце растаяло в трепетном, благоговейном ожидании. Он знал только одно: ничего более прекрасного у него не было. Он обнимал его молча, а Гарри льнул к нему, чувствуя себя совершенно счастливым. Пол ощутил языком, как трепещет его плоть. Гарри застонал, и упоительная нега накрыла его с ног до головы. 
 Руки Гарри, такие нежные и таинственные, покоились на его теле. Пол нежно поцеловал его и прошептал:
  - Ты мне очень нравишься. Я люблю тебя, когда ты лежишь здесь со мной, люблю своим телом и сердцем.
Тело Гарри гудело от чувственной истомы, от неумолимого желания достичь кульминации, о которой он мечтал больше всего на свете. Вдруг он словно рассыпался на тысячи осколков, неистово двигая бедрами навстречу экстазу, взорвавшемуся в нём. Постепенно движения его замедлились, но он по-прежнему прижимал к себе обеими руками бедра Пола, смакуя каждый момент их сладостной близости. Они заканчивают стремительно, почти одновременно. Вжимаются друг в друга, в страхе издать лишний звук. Самый яростный, самый опустошительный экстаз в жизни обрушивается на Гарри, делает его совершенно безоружным, смывает чувства и мысли.  Оба замирают, сжимая друг друга в объятьях, не дыша, чувствуя, как сводит всё от невыносимого, всепобеждающего счастья.
 Они долго лежали так, не говоря ни слова, погруженные в свои мысли.
... Те несколько часов, что оставались до рассвета, они были близки, как никогда.

* * *
 

 Огромные стволы деревьев буквально плавали в расплавленном золоте заходящего за ними солнца. Он смотрел некоторое время на эту картину как бы заворожённый, захваченный, вырванный из непрерывного течения времени каким-то таинственным процессом, о котором он прежде и не подозревал.
  Знакомство с Гарри доставило ему чувство глубокого удовлетворения, незабываемые минуты тихого восторга от удачно проведенного уик-энда.  Мысли Пола метались между прошлым и настоящим. Он всматривался в океан, в надежде увидеть "Афелию".
 Первые дни, после отъезда Гарри, Пол не находил себе места. Всё свободное время от ныряний он проводил на пляже. Его лодку видели на обычном месте утром и вечером. Тщетные поиски "слезы океана" не оставляли надежды. Океан неохотно раскрывает человеку свои тайны.
 Несколько раз ходил с Ли Ченом  вглубь острова собирать лечебные травы. Они углублялись в остров и бродили в зарослях экзотических растений.
Остров оказался не таким уж большим, но довольно живописным. В основном туристы прибывают сюда на небольшом самолёте, который приземляется на взлётную полосу, разделяющую остров на две части. Прямых регулярных авиарейсов на остров не выполняется, без пересадки можно долететь только чартерным рейсом.
 Ландшафт больше напоминает колхозное поле с пальмами. Везде лежат кучи кокосов, которые затем собирают и перевозят в местный цех, где вынимают съедобную мякоть и сушат еe на солнце. Затем на корабле это добро переезжает на большую землю, где перетерается, заливается шоколадом и продаётся  как "райское наслаждение".

  Раскинув руки, Пол плавно летит вниз навстречу зовущей синиве бездны. Живое зеркало поверхности с волнами прибоя над тобой медленно удаляется. Ты частица живого моря, обитатель бездны. Хочется остаться здесь навсегда. За поворотом течение внезапно исчезает и ты в сказочном космосе прозрачной толщи воды вдоль  коралловой стены среди стай волшебных рыб. Голый ныряльщик, плавающий под водой, вплотную изучает жизнь моря и по-настоящему осваивается с ней; он может быть сам предметом наблюдения акул, осьминогов, мурен. Все они, кроме акул, производили на Пола впечатление весьма безобидных существ. Большинство же обнаруживало явную трусость, когда он подплывал слишком близко.
 На расстоянии сорока футов Пол увидел тигровую акулу в пятнадцать футов длиной. Он нащупал рукоятку ножа. Хищница выбросив облачко испражнений, мгновенно улетучилась. Голому незащищённому человеку не место в подводном царстве. Уже в лодке Пол прикоснулся губами к амулету. На этот раз его уловом была большая раковина неправильной формы. Это был последний день его пребывания на острове.

 Ночь перед полётом Пол провёл в доме Ли Чена. На ужин старый китаец приготовил мясо черепахи.
  - Это конечно не английская говядина, но не уступит и курятине,- нахваливал Ли.
Пол ловко орудовал палочками, посылая белые куски мяса в рот. Зная о необычных способностях китайца, он спросил:
  - Ли, я хотел у тебя спросить... Что ты думаешь о Гарри Милсе?
  - О твоём  друге с яхты?
  - Ну, да.
  - Очень приятный молодой человек. Я видел его ауру-светлая душа. Должен заметить, что он королевских кровей.
  - Вот так новость! Он ничего об этом не говорил.
  - Это его хорошо характеризует,- отметил Ли. - Вы скоро увидетесь, он думает о тебе.

  День отъезда. Пол выходит в семь утра к безбрежной океанской синеве. Ныряет в воду и плавает полчаса к рифу. Поднимается солнце, и одновременно начинается мелкий моросящий дождь. Он медленно плывёт, возобновляя привычный ход мыслей и глубоко ныряя, отпускает все сомнения. Хорошо мыслить в воде, думаешь всем телом, всем подсознанием. Интуиция работает в десять раз мощнее. Страхи и переживания куда-то уходят. Он продолжает плыть дальше, но пора возвращаться. Поворачивается к океану, бросая прощальный взгляд, и видит огромную радугу, раскинувшуюся над всем горизонтом, полную яркую, от края и до края. Он жалеет, что нет видеокамеры. Около десяти минут она продолжает сиять и потом исчезает. Пол подплывает к пустынному берегу. Тишина, кемпинг ещё спит, на пляже ни души, словно это зрелище предназначалось ему одному. А через несколько часов-ровное гудение турбин самолёта, и безбрежный океан, ещё недавно принимавший его в свои объятия, уже в прошлом.
* * *

  Первые солнечные лучи проникли в каюту, где спал Гарри и разбудили его, щекоча ему веснушки на носу.  Он закрыл глаза и пустился в неравную схватку со своим воображением, так некстати рисующим моменты их близости.
 Гарри вышел на палубу, щурясь от отражённых лучей, зевая, ёжась и потягиваясь. На босу ногу и взъерошенный. На нём небрежно надетые, узенькие белые плавки, и наброшенный на плечи, распахнутый тигровый халат с капюшоном. Он окинул сонным бессмысленным взглядом палубу, словно не понимая, где он оказался. Настоящее-это не просто настоящее, это просто тот момент, который настаёт после вчерашнего дня, где проходила тонкая грань между безумием и реальностью.
  Аромат, шедший из камбуза, распространялся по палубе и уже дошёл до рубки управления яхтой. Гарри столкнулся с Тейлором на верхней палубе.
  - Тейлор, мы не опаздываем?
  - Нет, сэр, через час "Афелия" зайдёт в гавань. Я ещё вчера звонил и уточнил время отлёта этого чартерного рейса.

 Пол уже проходил таможенный контроль, когда ярко-красный "бьюик" резко затормозил у входа в аэропорт.
  - Тейлор, останься в машине. Меня здесь не от кого охранять.
Гарри хлопнул дверью автомобиля и вошёл в здание аэропорта.
 Пол одетый во всё белое, выглядел неотразимо. Увидев его у стойки досмотра вещей, он окрикнул:
  - Пол! Хай!
Пол обернулся на крик. На лице расцвела улыбка, которая делала его таким привлекательным.
  - Гарри! Тысяча барракуд!
 Пол обнял его. Потом обхватил крепко и поднял. Ему вдруг мучительно захотелось позволить себя поцеловать и ответить на этот поцелуй; испытать вкус его губ. Почувствовав его разрешение, Гарри тоже проявляет инициативу и, они сталкиваются губами на полпути. Женщины в таможенной форме островов, глядя на парней, улыбались.
  - Гарри, ну как тебе Сингапур?
  - Ты знаешь, улицы, вернее тротуары, моют с мылом, я раньше думал что это шутка.  Такое ощущение, что нет местных жителей, все отдыхать приехали. Отец собирается там отель строить. "Афелия" сегодня пойдёт в Персидский залив. Там у отца сделка с арабами, а потом вылетим в Лондон. Ну, а ты как?
  - Гарри, я возвращаюсь с самого потрясающего отдыха в своей жизни!..  Я люблю приезжать сюда, чтобы отдохнуть на покое от городского шума. Внутри совершенно сумасшедшее состояние. Ты думаешь, мне легко расставаться с тобой? Надо же! Подумать только-пришлось забраться в тропики, чтобы встретиться с тобой.
  - Пол, я всё понимаю. Я тоже нахожусь в состоянии чертовской грусти от того, что всё закончилось. Вот возьми, это визитка моего отца. Здесь все номера телефонов. Ты позвонишь и тебя найдут где бы ты не был.
Пожимая  Полу руку, Гарри почувствовал в ладони небольшой предмет, который вложил Пол. Раскрыв ладонь, он минуту не мог ничего сказать.
Это была розовая жемчужина в форме капли и величиной с миндальный орех.
  - Так вот ты какая, "слеза океана". Разве можно хоть как-то оценить стоимость этой единственной жемчужины?- с восхищением спросил Гарри.
  - Она доступна каждый день. Бери её. Ты можешь иметь её. Нужно только нырнуть. Оставить в лодке свои мысли, свои планы, свои твердыни, своё время, свои страхи, своеволие и просто нырнуть на глубину,- глядя в глаза Гарри, ответил Пол.
  - Море продолжало таить в себе загадки, которые всё больше дразнили моё воображение. Ныряя вчера в последний раз, я наткнулся на раковину неправильной формы. В ней оказалось это чудо.
  - Но ведь ты так долго её искал и с такой лёгкостью расстаёшься?
  - Она того стоит... Будет напоминать тебе о наших приключениях.
Глаза Гарри говорили о том, что такого ощущения полного, всеобъемлющего счастья он никогда не испытывал.
* * *

Острова в океане. Июль 2009г.


Рецензии
Я не циник и не скептик, хочу признаться, что зачиталась! Красиво написано, чувственно, трогательно с ЛЮБОВЬЮ...а она бывает разная и такая тоже.Спасибо за талант писать так красиво.

Ленкин   21.02.2018 16:05     Заявить о нарушении
Вы ещё раз подтвердили, что для писателя важно ни что написано, а как.
Спасибо Вам за отзыв. Особенно приятно получать отклики от женской аудитории на мою нетривиальную прозу, которую банально воруют.
С уважением,

Александр Голенко   21.02.2018 16:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 32 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.