Лоботряс

                Музе львовской посвящаю Олечке Дороженко (Василенко)

   Знаете, у меня сейчас очень хорошее настроение. Еще бы!  Если  к Вам приехал в гости любимый дядя, то какое  у Вас будет настроение? А? То-то же!  Вот и у меня солнце на душе. Вокруг лето, теплынь, пташки поют. А мы с дядей прогуливаемся, не спеша, по главной улице города Миллерово. Я гордо поглядываю на прохожих, потому что ни у кого нет такого солидного, интересного  и умного дяди. Он живет в Москве. Здесь  проездом. Едет на юг отдыхать в отпуск.   Я слушаю его с восторгом. Он очень образован, начитан и отличный рассказчик. Много знает таких вещей, о которых я не имею никакого понятия. Ходит он несколько косолапо, но это даже придает ему некоторое своеобразие. Скуластый, на голове вьются кудри. В разговоре имеет привычку часто употреблять фразу-паразит: "Неужели непонятно?". Сейчас дядя рассуждает об архитектуре городских зданий. Минуту спустя, между прочим, он интересуется моими планами на будущее. Я учусь  в девятом классе, учусь почти на все пятерки, и скоро мне предстоит  решить: куда податься? В институт, на завод или  в армию? Дяде я отвечаю, что буду поступать в институт. Он некоторое время молчит, раздумывает. Затем я получаю от него приглашение ехать в Москву и поступать в МВТУ. Обещает помочь с поступлением. Его  бывшая жена там работает преподавателем.
      Проходит  год. Еду поездом в Москву.
   -   Я покажу тебе Москву,  -  слышу я бодрый голос  дяди, встречающего  меня утром на Казанском вокзале. – Ты, главное,  не бери в голову.  Я все продумал.  Днем  ты готовишься к вступительным экзаменам, а вечером мы  с тобой знакомимся со столицей.
   -   А куда мы пойдем сегодня? – интересуюсь я, испытывая легкое волнение от своего первого в жизни приезда в Первопрестольную.
   -   Я покажу тебе Москву с высоты птичьего полета. У меня на высотке на Котельнической  набережной дружок работает. Он проведет нас на самую верхотуру.
   -   Ух ты, здорово! – восхищаюсь я. 
   Вечером мы с дядей, отдуваясь и кряхтя, ступеньку за ступенькой,  одолеваем последнюю крутую внутреннюю винтовую лестницу высотки. И вот мы – на самой верхней площадке. Вид открывается просто сумасшедший – аж дух захватывает! Вот она какая – Москва! Красотища!
    Следующий день я посвящаю подготовке к экзамену, но вечером  дядя опять ведет меня смотреть Москву.  Между делом  дядя интересуется количеством  выданных мне матерью денег. Удовлетворенный  ответом, он ведет меня в ресторан «Жигули».
   -   Ты удивляешься,  почему ресторан «Жигули»? Неужели непонятно? -  вопрошает дядя.  – Да это же самое знаменитое место на всю Москву. Ты должен знать столицу со всех сторон.
   На следующий день вечером повторяется та же история.  На этот раз «знакомство с городом-героем» продолжается  уже в ресторане «Арбат».  Он, оказывается, также чем-то знаменит. Между  прочим  спрашиваю об обещанной поддержке со стороны бывшей дядиной супруги, но дядя делает вид, что не понимает, о чем я спрашиваю. Через неделю он проговаривается случайно, что оказывается, она уехала в отпуск и помогать категорически отказалась.
   Через две недели я не выдерживаю и ехидно спрашиваю дядю:
   -   А кроме питейных заведений в Москве больше нет никаких достопримечательностей?
   Критика действует, и вот мы у Останкинской башни.  Без особого энтузиазма рассматриваю это "чудо света". Запоминается  один из  гостей столицы, задравший бороду к  верхушке башни и восклицающий:
   -   Вот это дура так дура! И ветер, гляди, ей нипочем! Стоит себе!
  Быстро пролетает месяц.  Разгульно – экзаменационная  жизнь подходит к финишу. Я уже очень хорошо «знаю» Москву и  прекрасно ориентируюсь  в расположении всех известных московских ресторанов и кафе.  Деньги  мои подходят к концу.  Экзамены тоже. Мне кажется, что экзамены  сданы неплохо. Конфуз, правда, выходит  с физикой. Отвечая экзаменатору, путаю Бойля-Мариотта с Гей-Люссаком. Но шекспировской трагедии в этом  не вижу и на что-то еще надеюсь. Однако итог получается неутешительный.  На институтской доске со списками поступивших счастливчиков своей фамилии  не обнаруживаю.  Не добираю одного балла и готовлюсь к отъезду  домой.  В последний день перед моим возвращением  восвояси, дядя горестно вздыхает, смотрит на меня с большим неодобрением и произносит:
   -   Почему ты не поступил в институт? Непонятно.  У тебя же были все условия. А дома чем ты занимался целый год? Эх ты,  лоботряс  ты, лоботряс! 


Рецензии
Правильно,что пишете об
этом.
Читаем Вас,коллега.

Елена Печурина   30.05.2017 13:11     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, здоровья Вам!

Виталий Мур   30.05.2017 18:07   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.