Резак

                * * * * * * *

- Нам чужого много — не надо... - широко улыбнувшись сказал Резак, рассматривая золотые часы. - Во всём должна быть мера ! У каждого, даже у ло-пу-ха по жизни, должен быть свой шанс найти счастье.. Вот ты его и нашёл! - он засмеялся, помахивая часиками перед Марком.
        Тот сидел на старом железном стуле, ножками приваренном к громоздкому верстаку. Марк с трудом поднял голову и посмотрел на часы — дорогие, старинные — и грустно усмехнулся. Цель его встречи с Резаком была совсем другого толка: просто поговорить. Но тот, прознав, что за человек с ним назначил встречу, напрочь переиграл схему намеченного разговора: даже слова сказать не дал, сразу вырубил сильным ударом по голове.
        Это длилось буквально мгновение: Марку показалось, что он просто моргнул, но когда открыл глаза — нате вам! — сидит прикованный наручниками к стулу. А Резак с часиками в руках — напротив, да ещё и лекцию на тему «своё-чужое» читает.
        Эх, если бы цель визита была другая — всё закончилось бы, как говорится, «не успев начаться»: валялся бы сейчас этот самоуверенный бугай мёртвым в своей, собственноручно построенной камере пыток, а нашли бы его только по запаху... Но Гилльс попросил его спасти (видимо у напарника были на это свои причины) и Марк не смог отказать другу. Вот, теперь «спасает»...
        Жадный до денег Резак вообразил, что Марк откопал клад и бандюган «решил поделить хабар по справедливости». Поэтому и лекцию эту стал читать: чувствует себя хозяином положения.
- Но, так как много счастья портит человека, - тут Резак улыбнулся ещё шире, - приходим мы. И корректируем его количество.
        Резак подошёл вплотную к Марку и, наклонившись прямо к его уху, вполголоса спросил:
- Сколько счастья тебе надо?
        Тот, плюнув кровью на грязный  пол, устало улыбнулся:
- Мне надо моё счастье, больше ничего... Я тебе это уже говорил. Ты думаешь, что от твоего наезда в моих словах что-то изменится? Правда — она правда и есть... - он замолчал.
        Резак ухмыльнулся. Марк продолжил:
- Знаю, ты мне не веришь. Зря, - он сплюнул кровь, пошевелил пристёгнутыми  к стулу руками. - Жизнь доказывает, что только на свои выводы полагаться нельзя: можно круто пролететь. И все твои «счастливые» перспективы — не состоятся...
- Хорош мне тут по ушам кататься, - Резак многозначительно махнул железной трубой, которую держал в руке. - Здесь я решаю, чьи перспективы состоятся, а чьи — нет. Мне, в принципе, и этой цацки достаточно — вещь знатная, дорогая, но... если ты мне ещё что-нить такое отдашь... О, придумал! - он внезапно оживился и, взяв ещё один стул, сел напротив пленника.
- Слушай, а давай так, - Резак доверительно приблизил своё лицо, - у тебя — семь основных частей тела. Мелкие — не в счёт... За одну ты мне уже заплатил, - он покачал часами в воздухе, - остаётся ещё шесть. Всего! Давай так: ты мне ещё шесть золотых цацок - и я оставляю целыми твои... эээ... цацки. Идёт? - он ухмыльнулся, довольный своим  коммерческим предложением.
        Однако, видя, что оно не вызвало особого интереса в глазах Марка, он медленно поднялся и отставил стул в сторону.
- Знаешь, я думал ты умный мужик, а ты оказался не только глупым, как баран, но и - чересчур жадным. Я тебя понимаю, - он кивнул головой, - сам такой же был. Но богатство мёртвому - ни к чему...- и он поднял трубу.
- Резак... есть ещё одна...важная деталь... - внезапное удушье заставило Марка на время замолчать. Резак нетерпеливо взмахнул трубой, но всё же опустил железо. Марк, откашлявшись, поднял голову и посмотрел ему в глаза — тот, впервые за всё время разговора, не отвёл взгляд.
- Только выслушай сначала... - Марк тяжело вздохнул. - У тебя тяжёлая рука... Ты помнишь Гилльса?
        Бандит замер, затем внимательно посмотрел на Марка и кивнул - мол, да, дальше что?
- Я с ним виделся недавно, - продолжил пленник, - он просил тебе передать, что «долг - платежом красен»... - Марк замолчал.
- Это всё? - спросил его Резак.
- Да, - ответил тот.
- Ну... спасибо. Только зачем сюда Гилльса-то приплетать было? - Резак пожал плечами. — Если ты не в курсе: его уже нет на этой грешной земле, - бандит изобразил скорбь на лице, - а я всё ещё здесь... Смотри-ка — железная труба! - он ловко крутанул железяку, воздух загудел.
- Гилльс жив, — спокойным голосом произнёс Марк. -  Это ты мёртв, Резак...
         Бандит пожал плечами:
- Я мёртв? Проверим, - и, сделав короткий замах, ударил Марка.
         Вопреки его ожиданиям, кладоискатель не закричал. С ним вообще ничего не произошло. Резак на мгновение опешил, затем сильно размахнулся и снова ударил. Труба, отскочив в сторону, глухо зазвенела. Ошарашенный бандит отступил назад.
- Ты мёртв, Резак... - повторил Марк, сбрасывая наручники. На его лице затягивались раны, кровь впитывалась в кожу, исчезая без следа. То же самое происходило с кровоподтёками: меняя свой цвет они уменьшались и лицо приобретало свой нормальный вид. - И, что самое страшное для тебя: именно от меня зависит — будешь ты жить или нет... Расстроен?
         Тот молча смотрел на него. Марк легко поднялся и шагнул вперёд. Резак отшатнулся, бросив мимолётный взгляд назад, на дверь. Затем, презрительно ухмыльнувшись, обернулся к противнику и поднял трубу.
- Спец по замкам? Ладно, мне плевать, что ты там можешь и кто ты такой. Как ты говорил?«Ты мёртв, Резак...»? Нет, я дорого продаю свою жизнь, не надейся, что у тебя всё легко пройдёт. Слышишь меня! - последние слова он сказал громко, почти прокричал.
- Резак... - Марк снова сел на стул. - Во-первых: у меня нет никакого желания тебя убивать. Я стараюсь ценить человеческую жизнь.
- Да ты что?! Во мне прёт сегодня!! - он ухмыльнулся. - Ну тогда — мир?? Бить не будешь? - бандит протянул руку.
- Нет, - сказал Марк.
- А...- задумчиво протянул тот и, изменив интонацию, спросил:
- Я тебе понравился?
- Ты дурак? - хмуро спросил Марк, теряя терпение. - Слушай сюда, Резак.. кстати: у тебя имя-то есть?
- А на кой хрен оно тебе? - Резак ловко перехватил трубу.
- Не хочешь говорить — не надо. Так вот: если бы я хотел убить тебя — давно бы это сделал, - Марк говорил спокойно и уверенно. - Во-вторых: ты действительно мёртв. Ты умер тогда, когда выбрал этот путь...
- Нна! - Резак рванулся вперёд, одновременно с этим нанёс удар трубой. Марк едва заметно шевельнулся — и сокрушительный удар отбросил бандита к двери.
- Х... - больно ударившись, выдохнул Резак. - ...рен тебе...
          Он сделал попытку подняться, но выронил трубу — та, звеня, откатилась в сторону. Марк, покачав головой, подошёл к нему.
          Бандит лежал на спине, судорожно глотая воздух, от удушья у него покраснело лицо, на глазах выступили слёзы.
- Ну... - прохрипел Резак, - чё... чё ты ждёшь? Дав... давай! Г... - перед его глазами всё поплыло, свет стал меркнуть и Резак почувствовал, что летит в темноту. Последнее, что он увидел... Впрочем, он тут же вернулся назад. Марк крепко держал его за руку — в голове у бандита прояснялось, боль в груди утихла, дыхание восстановилось.
          Резак молча смотрел на врага — и ждал. Тот отпустил его руку, затем поднялся и, отойдя, сел на стул.
- С возвращением, - слегка улыбнувшись, сказал Марк. - Готов слушать дальше?
     Никакого ответа.
- Я продолжу... Всю твою жизнь ты считал, что можешь жить так, как хочешь — отсюда и все твои стремления получить всё... любой ценой. Резак, ты двигался вперёд совсем не подозревая, куда тебя приведёт эта дорога... И вот ты — здесь. Я... скажем — выкупил тебя у смерти...кстати, на время — не навсегда... Часики мои, — он показал уже известные Резаку золотые часы, — показывают ТВОЁ время...Так что, если ты хочешь что-то исправить в своей жизни... — Марк замолчал.
      - На кой оно тебе надо? - Резак, настороженно смотря на него, поднялся с пола — странно, но у него ничего не болело. «Сон??» - подумал Резак, хлопнув себя наотмашь по лицу. Марк усмехнулся, Резак, не до конца уверенный, что это не сон, продолжил:
- Тем более, когда я прошёлся по твоей... рож...ну, по твоему портрету...
- Знаешь, Резак... Все эти разговоры про клад, про счастье, про обеспеченную старость — всё это... пыль, - Марк потёр лоб. - Ты привык измерять жизнь сиюминутным достатком, респектабельностью — «уважухой» по-вашему — да, ты знаешь значения этих слов, - он кивнул, видя ухмылку на лице Резака. - Но ты никогда не думал, что тебя ждёт по ту сторону жизни... Так, туманно представлял это — и всё... Резак, всё-таки: как тебя зовут?
- Тимур, - немного помедлив, ответил Резак.
- Нормальное имя... Лучше, чем твоё нынешнее прозвище...
- Дальше что? - Резак, поняв что Марк его не убьёт, решил прояснить своё ближайшее будущее.
- Дальше? - удивлённо спросил Марк. - Что у тебя будет «дальше», Тимур, решать предстоит тебе! Я тебя спросил: хочешь ты что-то изменить в своей жизни или нет? Тебе слово...
- Ну...- неуверенно начал Резак. - Есть у меня должничок один... Крыса, одним словом... Надо бы к нему заглянуть, раз такое дело... Сколько времени-то у меня есть?
- Эх, Тимур-Тимур, - сокрушённо покачал головой Марк, - живёт в тебе Резак, а от тебя самого ничего не осталось... Если ты не понял: у тебя, ну допустим — сутки, чтобы ИСПРАВИТЬ какие-либо ОШИБКИ... Свои, например... А ты мне толкуешь про какую-то крысу...
      - И что? - Резак заговорил привычным тоном хозяина положения. - Моя жизнь — чё хочу, то и ворочу... а там — как карта ляжет... Все мы смертны — что поделаешь? Такая судьба...
- Судьба? - Марк серьёзно на него посмотрел — тому даже стало не по себе — и подошёл ближе. - Ты сам рисуешь свою судьбу, Тимур! Не понял до сих пор? САМ! И какая она будет — решать ТЕБЕ. МЕНЯТЬ что-либо будешь??? - Сева начинал терять терпение.
- Менять? - Резак-Тимур почесал затылок. - Хрен его знает... Не знаю... А что?
- Правильно: надо рассуждать, - одобрил поворот разговора Марк. - Глядишь и узнаешь что полезное для себя... Скажу тебе, что задавая правильные вопросы — ты получишь правильные ответы, слово даю. Ну, а дальше сам сообразишь... Спрашивай...
- Лады, - кивнул головой Резак. - Чё ты предлагаешь?
- Правильно: не знаешь, что делать — посоветуйся. Проанализировал ситуацию верно: я тебя не убил — стало быть более-менее дружелюбно настроен, это раз; далее: сам, добровольно, предлагаю свою помощь в трудном для тебя вопросе — информация у меня есть,это — два; ну и три: ситуацию ты не контролируешь — стало быть выбор невелик... Но жить — хочется ... - тут Сева сделал паузу и спросил:
- Хочется?
- Есть малёхо... - кивнул головой Резак. - Вообще-то ты складно базаришь: и то, и это — прямо бюро добрых услуг... Давай дальше — часики-то тикают.
- Хорошо... ты можешь исправить свои ошибки — ровно столько, сколько сделал — и по ту сторону жизни тебя будет ждать... другое будущее. Или можешь не исправлять — и твоё будущее не заставит себя долго ждать. Выбирай, времени у тебя — всего сутки...
       Резак снова почесал затылок — теперь уже с серьёзным видом.
- Хрень какая-то... - пробормотал он. - А какое оно? Ну... это моё НЫНЕШНЕЕ будущее?
- Честно говоря не очень хорошее, - серьёзно ответил Марк. - Оно не «светлое»...
- Ну, в принципе, я тёмное тоже пью... - попробовал пошутить Резак, но тут же осёкся:
- И что, если допустим, я вдруг захотел всё исправить... ну, и как мне это сделать?
- Есть один способ... Сложно, но можно: уничтожить свою проекцию на свою же жизнь...
- Проще давай, - поморщившись попросил Резак.
- Проще? - Марк секунду подумал, затем сказал:
- Проще: отправиться в прошлое и уничтожить себя, начиная с того момента, когда впервые совершил преступление.
- Это чё, себя, что ли  грохнуть? - удивлённо спросил Резак.
- Не себя, а ту тварь, в которую ты стал превращаться, - уточнил Марк. - А это, поверь — абсолютно разные люди. Так что? Решил?
        Резак-Тимур задумался. Марк уже приготовился долго ждать, но, затем, Тимур неожиданно кивнул и сказал:
- Лады... Я согласен... Поможешь?
- Помогу, - серьёзно сказал Марк и двинулся к двери.
                * * * * * * *
 
- Ого, так это прямо моё детство, - удивился Резак-Тимур, когда они вышли из подвала на улицу. Вокруг был ещё Советский Союз — правда дверь снаружи была такая же обшарпанная, как и в будущем, но Резак был слишком впечатлен окружающими переменами, чтобы подмечать детали.
- Прикинь — тут воздух такой же! ААААААА!! - внезапно громко крикнул он — проходящие вдалеке люди испуганно обернулись на голос, но, увидев стоящего рядом со старой котельной мужчину, пошли дальше, осуждающе качая головой — «пьяный». - Не, не гон! Слушай, а можно я ..ну, пройдусь, что ли? - он вопросительно посмотрел на Марка. Тот усмехнулся и кивнул. Резак осторожно шагнул — раз, два, три... — затем побежал вперёд, прыгнул вверх, с силой приземлился на обе ноги, быстро присел и высоко выпрыгнул вверх, подбежал к стене и пнул её изо всех сил — посыпалась бетонная крошка, да и нога едва не хрустнула — Резак наконец убедился, что вокруг реальность.
- Ну, как? - спросил подошедший Марк. - Ногу не сломал? А то ты, такими темпами, инвалидом станешь — а тебе ещё проблемы решать, ошибки исправлять...
- Да я... - запыхавшись произнёс Тимур, - никак не могу...поверить в то, что это всё — реальность... Извини...
- Извиняю, - усмехнулся Марк. - Идём, встретишься со своим первым «превращением»!
   Резак вздрогнул и глубоко вздохнул:
- Уже?
- А ты думал — через год? Время, Тимур, время!
- Идём, - лицо Резака стало решительным и жестким, но внутри он ощутил непонятную тревогу. Сева быстро пошёл вперёд — Тимур едва поспевал за ним — завернув за угол, они вдруг оказались возле какого-то дома. Тимур едва не ахнул — это был дом, в котором жили они с мамой! Вот и их квартира — Резак взглянул вверх на окна второго этажа. Сердце тоскливо защемило — так это было близко! — вдруг окно разлетелось вдребезги и вниз полетел телевизор, раздался женский крик. Резак рванулся вперёд — от сильного рывка дверь парадного слетела с петель. На одном дыхании преодолев три пролёта, Тимур рванул дверь квартиры на себя, но она не поддалась. Крик за дверью перешёл в хрип, Тимур закричал — он узнал голос мамы — и всем телом бросился на дверь. Под его напором треснул косяк, вторичный бросок — и он кубарем влетел в квартиру. Выхватив из кармана нож, Тимур молниеносно проник в комнату —он увидел типичный «бомжатник»: склонив голову на грязный, заставленный пустыми водочными бутылками, замусоренный стол, сидел подросток, под другим, придвинутым к нему буквой «Г» столом, валялся вдребезги пьяный мужик, в грязной одежде; на старом, продавленном диване, тихо сопела пожилая женщина с усталым лицом — судя по всему, она тоже была пьяна... В комнате жутко воняло, было грязно, накурено,смрадный воздух медленно выплывал сквозь разбитое окно.. Но Резак во все глаза смотрел на женщину, лежащую на диване.
- Да, Тимур, - раздавшийся за спиной голос Марка заставил его вздрогнуть. - Это она... твоя мама.
   Резак только молча кивнул — говорить не хотелось. Он перевёл взгляд под стол — из-под мужика медленно растекалась тёмная лужа — кровь.
- Дальше что? - не глядя на Марка, спросил Резак.
- Ты узнаешь это место? - вместо ответа спросил тот.
- Да...- после короткой паузы ответил Тимур. - Это наша квартира... Мы, с мамой, в ней жили...
- А это кто? - Марк прошёл вперёд и, наступив ногой в лужу, присел на корточки у стола. - Что за мужик? Ты его помнишь?
  Тимур отрицательно покачал головой:
- Ну, же! - Марк обернулся.
- Та не помню я! - Резак сжал кулаки, снова посмотрел на маму — и застыл. - Какого хрена ты меня сюда привёл? - спросил он внезапно охрипшим голосом.
- Тимур, прежде, чем ты сделаешь... - Марк сделал паузу и поднялся с корточек, - то, зачем сюда пришёл, ты должен вспомнить, кто этот человек...
- Та на кой х...- Резак неловко осёкся и снова посмотрел на маму — она заворочалась на диване. Затем вдруг села, поправила рукой скомканные волосы и невидящими глазами посмотрела на вошедших.
- Тимочка... - внятно произнесла она глядя сквозь Резака. - Сыночка... - она протянула грязные руки. Резак задрожал и — неожиданно для себя — бросился вперёд, прижавшись к её коленям.
- Мама...мама... - шептал он, а она, смотря перед собой невидящими глазами, водила  грязной рукой по его  голове, ероша волосы, и слёзы текли по её морщинистым щекам.
- Тимочка... - вдруг тон голоса её изменился — Резак замер, затем настороженно поднял голову. То, что он увидел, заставило его отпрянуть — жуткая седая старуха протягивала к нему свои скрюченные пальцы, глаза совсем пропали в морщинистых складках её лица. Резак попятился, ошалело посмотрев на Марка — тот сочувствующе качнул головой: вижу, мол.
- Резак... этот человек... - он упрямо обращал внимание Тимура на лежащего на полу мужика. Тот подошёл...присел на корточки... Мужик как мужик — плотный, седоватый..Воняет потом, куревом и перегаром... «Грохнули его, что-ли?» - подумал Тимур глядя на растекающуюся лужу. Мертвых он видел не впервые, поэтому отнёсся к этому факту спокойно. «Надо на рожу его посмотреть — может вспомню...» - решил он и, взяв за плечо, перевернул лежавшего. С глухим рычанием мужик бросился на Резака и вцепился ему в горло. Автоматически сработала реакция — Тимур перехватил обе его руки, развел в стороны, затем нанёс сокрушительный удар головой в лицо. Однако мужика это совсем не тронуло — наоборот: каким-то непостижимым образом он мгновенно поднялся на ноги и ударил Резака наотмашь в лицо — воздух загудел, словно тот ударил дубиной. Тимур вовремя отшатнулся и беспокойно глянул на Марка — тот развёл руками:
- Тимур, вспомни: КТО ЭТОТ ЧЕЛОВЕК???!!
- Так я же... - начал Резак, потихоньку пятясь назад, затем вспомнил про нож и, перехватив его поудобней, приготовился защищаться, - ..хотел просто посмотреть!
        Мужик упрямо шёл на рожон, но, судя по обильно пропитанной кровью рубашке, это его уже совершенно не пугало. Резак присмотрелся и увидел с десяток ножевых ранений на его теле. « Блин, терминатор какой-то!» - пронеслось в мозгу и Резак ударил его ногой в грудь. Мужика качнуло назад, но он удержался на ногах и нехорошо улыбнулся. По спине Резака пробежал неприятный холодок  - всё происходящее напоминало кошмарный сон из детства. Он даже зачем-то обернулся к маме, но тут же отвёл взгляд — на диване по-прежнему сидела полубезумная седая старуха..
        Вдруг мужик схватил стол за ножку и легко, будто пустой пластиковой бутылкой, ударил  Тимура. Тот, не ожидая такого, автоматически выставил руки, блокируя удар — и отлетел к дивану. Нож, стуча рукояткой по полу, откатился в сторону.
- Тимочка... - захлёбывающийся шёпот старухи над его головой не дал потеряться — с диким криком Резак бросился вперёд, поднырнул под мужика, увернувшись от удара и, поднатужившись — мужик оказался на редкость тяжёлым -  поднял его над собой.
- Тимур, вспомни, что это за человек! - громко повторил Марк.
        Резак завертелся, пытаясь поднять мужика повыше и грохнуть об пол  - из карманов мужицкой рубашки посыпались на пол мятые рублёвые купюры, сигареты, ещё какая-то дрянь и маленькая красная книжечка — Резак так и впился в неё взглядом: «УДОСТОВЕРЕНИЕ». Сбросив мужика, Резак подхватил с пола удостоверение и раскрыл его.
- Поляков Семён Степанович... - сосредоточенно произнёс он, напрягая память. Обрывки воспоминаний всплывали и тут же ускользали в темноту — Тимур пытался ухватиться за них, но они, словно юркие мышата, разбегались в разные стороны...
- Тимур, ты знаешь его... - подсказал Марк. - Этот человек — первая жертва... Резака...
        Мужик поднялся, на секунду замер — будто примериваясь, качнулся назад...
- Дядя Сеня! - вдруг выпалил Резак — стоящий позади мужик так и не нанёс удар — замер, будто восковая фигура. Потрясённый Тимур обернулся и посмотрел на Марка.
- Вижу-вижу, - одобряюще улыбаясь кивнул тот. - Молодец, что вспомнил!
- Дядя Сеня... прости... - Тимур обернулся и посмотрел на мужика — тот опустил занесённую руку, лицо приобрело мирное, даже слегка скучающее выражение. Эта встреча с прошлым вдруг предстала перед взрослым Тимуром-Резаком во всей своей ужасающей простоте и подробности: их сосед, вполне дружелюбный и мирный, проявлявший симпатию к маме Тимура, но махнувший на свою жизнь рукой;  очередная пьянка;  вспыхнувший скандал;  пьяная драка, выброшенный в окно Тимуром, вернее — уже Резаком, телевизор... Резаком...
         Сердце Тимура почему-то жутко защемило — он, наверное впервые за последние двадцать лет, пожалел, что стал тем, кем стал. 
- Здравствуй, Тима... -  спокойно произнёс дядя Сеня. - Давно я тебя не видел...
- Да... - неопределённо ответил Тимур. - Давно...
- Как жизнь-то? Всё мудришь что-то? Вырос вроде...Куришь, небось? - продолжал спрашивать дядя Сеня. Он провёл рукой по пропитанной кровью рубашке, запачкавшись - смутился и неловко вытер руку о брюки.
- Нет...бросил, - будто оправдываясь ответил тот.
- Присядь, - жестом предложил дядя Сеня.
- Хорошо, - согласно кивнул Тимур и присел на краешек дивана. Кинул быстрый взгляд на мать — та снова мирно посапывала на подушке.
          Дядя Сеня поднял опрокинутый стул и сел напротив.
- Ну, рассказывай — какими судьбами-то к нам? - начал он.
- Дело у меня тут, дядя Сеня... Серьёзное и спешное... А это что за малец тут? - Тимур кивнул головой в сторону парня, за всё время потасовки так и не поднявшего головы.
- А это — ты.. - тихо произнёс молчавший до сих пор Марк. В ту же секунду парень поднял голову от стола и в упор посмотрел на Тимура — у того сжалось сердце: он узнал себя.
- Ты кто такой? - хмуро, хриплым спросонья голосом, спросил парень. - Чё надо?? Водки нет.. - он развёл руками, опрокинув на пол пустые бутылки.
   Тимур вгляделся в собственное, ещё юношеское лицо: едва наметившиеся усы, модную чёлку — девчонки в соседних  дворах с ума по нему сходили — и обернулся к Марку:
- И ты хочешь, чтобы я его грохнул??? Он же ещё малец совсем!
- Резак, пусть в тебе сейчас и говорит Тимур — он всегда был против убийства — но ты должен понять: из него вырос ТЫ! Вспомни свою ПРОЖИТУЮ жизнь и решай сам — времени совсем мало...
            Резак напряжённо о чём-то думал, вдруг он решительно поднялся с дивана и, кивнув парню, сказал:
- Ну-ка, пойдём, поговорим...
- Куда? - так же решительно спросил тот, поднявшись из-за стола.
- На площадку... - бросил уже на ходу Тимур, подобрав с пола нож. « В конце-концов это — моя жизнь! И мне решать, как поступать дальше...», - подумал он.
            Марк остался в квартире, поочерёдно посматривая то на маму Тимура, то на дядю Сеню. 
            Бедные, никому не нужные люди... И тем не менее — это же человеческие судьбы...ЖИЗНИ... Души этих людей страдают от собственного бессилия и мечтают... «УЖЕ НЕ МЕЧТАЮТ... - горько подумал он, глядя, как мама Тимура кутается в грязную занавеску, устраиваясь поудобнее на старом диване.- Просто принимают всё, как есть...»
           Вдруг яркая вспышка осветила полумрак старой квартиры — и всё словно замерло. Раздались шаги — Марк обернулся лицом к коридору и улыбнулся. В дверях стоял Тимур — подросток сжимал в руке нож Резака, с него капала кровь на пол квартиры. Вот её капля упала в бурую лужу, натёкшую давеча из-под дяди Сени — и интерьер квартиры преобразился: пропала грязь, мусор, старый диван, бутылки, даже смрадный воздух мгновенно улетучился... Вокруг было чисто, убрано, мама Тимура смотрела телевизор и мирно разговаривала с дядей Сеней. Марк бросил взгляд на возмужавшего, но всё ещё молодого Тимура — тот переобувался в тапки в коридоре, поставив на пол спортивную сумку.
- Мам, я сейчас перекушу — и в ночную, буду завтра... Здрасьте, дядя Сеня! - поздоровался он, заглянув в комнату.
- Тимочка, там я тебе бутерброды приготовила — возьми с собой, - сказала мама целуя сына в щёку. - Как тренировка-то?
- Привет, спортсмен! - дядя Сеня пожал его протянутую руку. - Ты там, того...Не сильно бей-то своих соперников — люди ж всё-таки... Я-то, в твои годы тоже боксом увлекался... Бывало выйдешь на ринг, станешь в стойку против какого-то... жлоба — извини, Лидочка — а он тебя так бьёт, так бьёт, будто ты не человек, а боксёрская груша! И вроде из одной команды — ан нет: считает тебя своим СОПЭЭРНИКОМ!
- Ну, и что ж дальше-то было? - жуя бутерброд, спросил из кухни Тимур.
- Что дальше? - переспросил дядя Сеня. - Та, ничего особенного: дал ему по бороде разок — он в нокдаун и ушёл... ну, тренер-то в курсе был, что я с детства к тяжёлой работе приучен, да и родители у меня... Словом: только он снова  зарываться станет — я его на место ставлю... А уж после спарринга и потолковать пришлось — за одну же команду выступаем.
- В смысле — «потолковать» ? - не понял Тимур, наливая себе чая. - Он что — в драку полез?
- Да нет... - дядя Сеня усмехнулся. - Просто вышли вместе — вот я ему прямо и сказал: «Нечего нам с тобой, Сеня, — тёзка мой оказался! — на этом свете делить: ни баб(извини Лидочка), ни медали, ни славу — ни-че-го! Так что давай мириться...»
- А он что? - полюбопытствовала мама Тимура.
- Та нормальный парень оказался, понял ситуацию да ещё и извинился: дескать, не знаю, что на меня нашло, прости друг! Ну я его и простил — всякое бывает, а по портрету мне тогда было не привыкать получать — не все ценили мою личность... Эх, молодость! - мечтательно закончил он.
- Понял, Тимур? - строго спросила мама. - Бей несильно! - потом, немного подумав, добавила:
- Но точно...
           Дядя Сеня одобрительно засмеялся, засмеялся и Тимур. Марк улыбнулся и прошёл сквозь стену на лестничную площадку — там, бессмысленно уткнувшись взглядом в потолок, в луже крови лежал Резак.
           Марк присел перед ним на корточки и сокрушённо покачал головой.
- Прощай, Резак... - прошептал он, закрывая мёртвому глаза. - Надеюсь, мы с тобой никогда больше не увидимся, - и немного помолчав, добавил:
- Ты правильно поступил, Тимур...

          ...Скрипнула дверь, на площадку вышел невысокий паренёк. Он зачем-то посмотрел вокруг, затем аккуратно закрыл за собой дверь и, деловито насвистывая песенку, легко сбежал вниз — он спешил на работу.

                * * * * * * *
    ... Марк устало опустился на стул и прикрыл глаза, дав себе минуту передохнуть.Затем достал из кармана куртки давешние часы, открыл крышку и положил их на стол. В свете настольной лампы они засияли словно маленькое солнце - Марк посмотрел с минутку на них,пока стрелки не сошлись воедино, потом аккуратно закрыл крышку и спрятал часы в карман.
- Ну что же, Клоун, я твою просьбу выполнил... Теперь дело за тобой, — произнёс он и скинул лампу на пол — по комнате разошлась огненная волна и через мгновение она была пуста.

                * * * * * * *
                (Разговор Резака и Тимура):
- Ну, чего хотел? - хриплым голосом спросил молодой Тимур.
- Парень, вот что я тебе сейчас скажу... - начал Резак. - Хотя, что я тебе пытаюсь тут впарить — ты и так всё сам знаешь.. - он подумал немного, затем вытащил из кармана нож и вложил в руку Тимуру. - Держи — последний раз в своей жизни...
      Тот непонимающе посмотрел на острое лезвие.
- Запомни: твоя жизнь — самое ценное, что у тебя есть... Твой характер сильный..ха, даже чересчур, — Резак криво улыбнулся, что-то вспомнив. — Лады, хорош порожняка гонять... Мне тут один человек сказал, чтобы я изменил свою жизнь, завалив т... - Резак осёкся, затем в упор посмотрел на Тимура, ничего не понимающего, но держащего перед собой нож. Этот странный мужик его беспокоил, даже пугал... но сегодня Тимур решил ничего не бояться и быть готовым ко всему — отныне и навсегда. 
- Словом... - не привыкший много говорить, Резак замолчал, глядя в свои ещё детские глаза. Что-то промелькнувшее в них — какой-то отголосок того, страшного РЕЗАКА - напомнило ему бандита и убийцу, всю свою «взрослую» жизнь, лившего чужую кровь, как воду.
«У тебя НЕТ будущего, Резак...» — вспомнил он слова Марка — человека, доказавшего ему, что обычная, повседневная жизнь — неизвестная штука.
- Живи, Тимур... - сказал Резак и, быстро  шагнул к Тимуру. Тот отскочил, стукнувшись затылком о дверной косяк, мельком глянул назад и сделал шаг за порог квартиры. Резак зарычал, ухватил Тимура за руку и рывком всадил в себя стальное лезвие, прямо в сердце.
       Тимур замер — острая, щемящая боль пронзила всё его тело, дикий крик оглушил. Он увидел, как из его ладоней на пол ручьём стекает кровь. Перед глазами всё плыло - чьи-то лица, события чьей-то далёкой жизни, вроде бы его, но ... нет, не его. Затем всё вокруг погрузилось в темноту.
       Тишина... Тимуру показалось, что он оглох. Слепой и глухой, испугавшись, он изо всех сил закричал - но не услышал свой голос. Чьё-то касание — холодное и страшное — ударило током, Тимур отшатнулся, неловко оступившись и полетел вниз...
       Падение было недолгим — больным было приземление. В голове зазвенело, сквозь глухоту стали пробиваться звуки — шёпот множества голосов, кому-то говорящих «Спасибо!», постепенно крики становились громче. Тимур, боясь , что оглохнет, закричал:

- Тихо! - и наступила тишина.

   Ничего не видя перед собой, он сделал шаг вперёд — и яркий свет ударил в лицо. Тимур зажмурился — и открыл глаза...
                ...дома.

               

                Алексей (Кепка) Кончицкий. 29.03.2010 г


Рецензии
Хорошо сделано. И технически, и по сюжету. Умный рассказ. Думаю, что автора можно поздравить с удачей.
С уважением,

Николай Ананьченко   09.09.2010 22:35     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Николай! С уважением, Алексей.

Кончицкий Алексей Валентинович   10.09.2010 19:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.