Америка. часть 5

Предыдущая глава: http://www.proza.ru/2010/03/14/44

Живу в даунтауне, кругом оборванцы

Заголовок - запись в дневнике за 2 сентября. В отеле Marvin Garden Inn на III авеню на рецепшене вместо девушки, как это принято в отелях, меня встретил старый дядька с гнилыми зубами и выдал ключ от номера. Обычный железный ключ вместо электронных пластиковых карточек, как в моих предыдущих гостиницах. Это меня расстроило. Студио было очень просторно. Мебель по минимуму, убогая, но вполне удобная. Телевизор, телефон, совмещенный санузел, микроволновка. Одна проблема - спать в нем было почти невозможно из-за шума с улицы.

Даунтаун живет двойной жизнью – здесь шикарные офисы, вокруг которых в скверах валяются на траве бездомные, есть несколько ночлежек. Вечером у ночлежек выстаивается очередь, над которой струится дым марихуаны. С наступлением темноты с улицы слышны пьяные крики, громкая неприятная музыка. Жить здесь еще и очень дорого.

Днем по улицам ездили велосипедисты, ходили офисные работники, дамочки с маленькими собачками - все было путем. В обеденный перерыв можно было увидеть, как какой-нибудь клерк в белой рубашке устраивал себе тихий час на газоне перед своим офисом, почти под ногами бегущих на обед служащих и выгуливаемых тут-же крошечных собачек. И никто не обращал на него внимания.

Но после 6 PM белые эвакуируются в спальные районы, приличные кафе и рестораны закрываются, а в даунтаун въезжают поклонники хип-хопа. Весь этот гоп играет из их машин так, что дребезжит дверь туалета в моем номере. Постояльцы гостиницы, которых я встречал в лифте, тоже были ужастны. Толстые тетки в три обхвата и их имбецильные бойфренды непонятной национальности.

Чай без кофеина, сыр без дырок

Пора было готовить себе еду, не ходить же все время в кафе, где за обед нужно выкладывать от 5 до 7 баксов. Я отправился в ближайший супермаркет с целью купить себе хлеб, чай, сыр, в общем, что попроще. И тут ждала меня засада. Во-первых, не было чая с кофеином, во-вторых, не было масла, в-третьих не было кефира и привычных нам йогуртов. Я купил большую банку (чем больше тара, тем дешевле содержимое) каого-то супер диетического йогурта для йогов, чай без кофеина, сыр без дырок и большой пакет резанного хлеба.

Придя в номер, я соорудил бутерброды, расплавил сыр в микроволновке, сделал чай, открыл йогурт. Я был очень голоден, но так и не смог есть всю эту гадость. Хлеб можно было сжимать, как поролон, вкус такой же. Йогурт напоминал желе из лимонной кислоты, а чай, похоже, нарезали газонокосилкой в сквере напротив магазина. Съедобным, но не вкусным, был только сыр.

Американская красота

Зато рядом была набережная Залива Элиотта (ELLIOTT BAY). Утром я выходил туда и видел, как начинается нормальная жизнь. Чайки кружили над морем в лучах восходящего солнца. Девушки в белых шортах ездили на велосипедах, бегали для здоровья и красоты, растягивали связки, закидывая ноги на перила набережной. Не думал, что так важно наблюдать все это... С позднего вечера до позднего утра в в даунтауне, среди уродов и дегенератов, у меня начиналась депрессия.

Вообще-то на залив нужно ходить на закате, потому что здесь Вест Кост, солнце садится в океан. Набережная в это время полна туристов. А ранним утром на ней неуютно, потому что солнце с другой стороны. С наступлением темноты и часов до 8 утра по набережной ходят бродяги со всего мира.

Еще одна причина, по которой на набережной Беллтауна в центре Сиэттла нужно бывать вечером  - гора RAINIER, местная Фудзияма, возвышается над городом с юга, ее высота около 4500 м. Видна она хорошо только на закате. Когда солнце садится, гора постепенно проявляется на юге. На ней лежит снег, а солнце окрашивает один ее склон в красный цвет.

Иногда на набережной собирались стаи из 20-50 мотоцеклистов - старые дядьки, похожие на викингов, с длинным волосами и бородами, в джинсах, коже и цепях на Харлей-Дэвидсонах. Днем к пирсам пришвартовывались теплоходы и выплескивали на набережную богатых туристов. Мне запомнились японцы. Две девушки, сойдя на Американский берег, первым делом увидели японскую машину на стоянке и запрыгали, ка дети, хлопая в ладоши с криками "Toyota!".

А еще в воздухе было полно летательных аппаратов. Пассажирские самолеты, маленькие частные гидросамолеты, вертолеты. Вдоль берега летали за катером туристы на кайтах. Вертолеты висели над головой постоянно.

Велосипедный рай

Вежливость водителей автомобилей меня удивляла: стоило мне подойти к бордюру в любом месте, как машины останавливались и ждали, когда я соизволю перейти дорогу. Я перестал смотреть по сторонам и чуть не был сбит велосипедистом. Вначале я услышал свист над ухом, затем вскрикнула проходящая мимо женщина, а затем я увидел удаляющуюся на огромной скорости задницу велосипедиста. Возможно, велосипед был с электроприводом.

В общем, для велосипедистов здесь закон не писан, они творят, что хотят. Велосипеды повсюду. Богатые ездят на работу на велосипедах, бедные - на машинах. На автобусах спереди, на бампере, установлены крепления для 2-х велосипедов. Перевозка велосипеда - бесплатно. В банковском районе небоскребов видел, как на перекрестке в час пик вырулил какой-то велосипедист со стаканом кофе в руках. Он поворачивал по центру перекрестка на большой скорости, нарушая правила дорожного движения. А чтобы не подумали, что он чайник, еще и умудрился по ходу дела снять с себя майку свободной от кофе рукой. Ну, держаться за руль на людях было бы смешно, сами понимаете.

Нагваль

Однажды утром я отправился на набережную посмотреть на красоту и встретил неопределенного возраста индейца. Он спросил, не нужна ли мне работа? Я поинтересовался, что за работа. Индеец говорил на непонятном языке с легкой примеью английского, но я понял, что нужно было помочь убрать мусор. Ну и вид у меня был, что мне предложили такое развлечение... Я отказался, но он поинтересовался, откуда я, и мы разговорились. Он сказал, что сам из Мексики. Я сказал, что читал про его земляка, Дона Хуана, в книжках Карлоса Кастанеды. Мексиканец поправил меня, что правильно говорить Кастаньеда. Мы купили пива, завернули его в бумажки, вышли на 70-й пирс и уселись за дубовые столы напротив какого-то ресторана. Ресторан был еще закрыт, на перилах рядом с нами сидели чайки и сонно смотрели на нас. Мы говорили о Кастаньеде, об Америке. С набережной на нас равнодушно, как чайка, смотрела бизнес-вумен в спортивных трусах. Мексиканец не говорил по-английски, я не говорил по-испански, но мы совершенно свободно ориентировались в предмете разговора. Из ресторана вышел парень и спросил, не пьем ли мы тут алкоголь? Это ж запрещено. Я показал ему бутылку пива и, словно сокральную фразу, произнес: "Water!". Парень сказал: "Ok", и больше нас не беспокоил. В Америке принято верить джентльмену на слово...

Мексиканец сказал, что если у меня есть время, он может показать место, где есть настоящие индейские вещи. Ну конечно же, у меня было время. Можно было пойти пешком, но тут я увидел стоящий на остановке старинный трамвай с одетым в парадный костюм кондуктором. Я предложил мексиканцу ехать на трамвае. Тот слегка смутился и сказал, что это дорого, к чему тратить деньги на такой близкий путь. Но я его уговорил, и мы отправились на юг по Alaskan Way вдоль набережной. По дороге я узнал, что Сиэттл - это имя первого мэра города, вождя местного племени индейцев. Навстречу нам попался велорикша. За рулем крутил педали какой-то белый студент, а в пассажирском кресле весело смеялся негр.

Мы вышли у 54-го пирса и вошли в туристический торговый комплекс под названием "EXCLUSIVELY WASHINGTON". На первом этаже был небольшой магазинчик, где, в дальнем углу, я обнаружил редкое собрание художественных изделий в традиционном индейском стиле. На стенах висели красно-черные архитипичные рисунки. Они не продвались, так как их ценность, несомненно, была во много раз выше, чем туристические сувениры. Перед рисунками стоял стенд с наушниками и компакт-дисками в стиле нью-эйдж. Меня сразу привлекла обложка David & Steve Gordon "Sacred Spirit Drums". Она была похожа на иллюстрацию к книге КК "Дар Орла". Сначла я заслушался Sunrise Ritual. Когда я снял наушники, индейца уже не было рядом, и больше я его не видел. В общем, я слушал композицию за композицией, разглядывая рисунки на стене. Так прошел час. Никто не подходил ко мне, не предлагал уступить место другим покупателям. Я стоял, словно в коконе, окруженный толпой туристов. Вышел из магазина в полдень, в голове были барабаны.

Продолжение: http://www.proza.ru/2010/03/19/1407


Рецензии