Больно умирает любовь

   Больно умирает любовь. Я чувствую, как затухает, ещё трепеща в последних судорогах, но уже безнадёжно, сильное чувство…
   Несчастен тот, кто вкусил плоды первой любви, не откликнувшейся на призыв сердца. Она уходит, оставляя в душе неизгладимую царапину. Царапину, говорю я, царапину…не рану.
   Царапина заживает, но память о ней – нет. В том её неизгладимость… Зарубцовываясь и оставляя на юном сердечке едва заметный след, она всё же навсегда изменяет его. Никогда теперь не быть этому сердцу таким гладким, как некогда, не тронутым мирскими реалиями, доверчивым, по-детски наивным и глупым...
   Она уходит… Но коварно. Я должна радоваться, ведь сердце освобождается от камня, непосильной ношей лежавшего на нём. Но почему-то невесело, дикая печаль, сожаление о никогда не найденном и одновременно потерянном гложет сознание.
   Хочется, чтобы чувство вернулось, не успев уйти, расцвело, ещё не увянув. Чтобы как раньше, я всю ночь думала только о Нём, грёзила мечтами о встрече, не могла без эмоций смотреть на Его фотографию…
   Но всё не так. Мы расстались, не встретившись… Остаёмся друзьями, не став любовниками….
   Да и остаёмся ли мы друг для друга в этом мире? В мире, который уже однажды увидел маленькую историю маленькой любви… И, пожалуй, аплодировал героям незамысловатой пьесы.
   Но спектакль прожит лишь раз. И сыграть его снова нельзя. Персонажи уходят со сцены, ведь теперь для них двоих она тесна…
   Остаёмся ли мы друг для друга в этом мире?
   Лишь поодиночке и для самих себя...
Я злюсь на него? Я сожалею? Хочу вернуть всё назад?
Может быть. Я не знаю. Спокойна… Это странное спокойствие просто душит! Я должна вопить, реветь, всё ломать и крушить, беситься при упоминании о Нём… Но некая туманная нега усмиряет порывы неспокойного сердца… Она же злит… Не даёт мне покоя.
   И всё-таки я люблю Его…Нет, всё уже кончено! Нет, это не так! Всё решено! Нет, это не так…
   Откуда мне знать, что происходит? Я впервые познала «самое утреннее из чувств » и не понимаю ещё, как оно ведёт себя со мною. Уже испарилось, исчезло… или только отходит тихими шажочками… Погибло навсегда или просто притаилось… Где-то в глубине молодой души, ожидая звонкой минуты своего триумфа…
   В любви нет правильных и неправильных ходов. Нет хороших и плохих стратегий. Нет идеалов… Как и нигде их нет.
   Вопрос лишь в том, есть ли в любви ошибки? И если есть, то кто ошибается? Мы… Мы все? Или ОНА, госпожа любовь, несуществующий, но такой ощутимый эфир жизни? Необъяснимая и непостижимая… Вопросов слишком много. На всех не хватит ответов… И не должно хватить.
   Любовь светла, чиста, свята… Но оставляет тёмные пятна после себя. На сердце, в душе, в памяти… Там, где не надо… Не надо нам…
Она не умеет уйти, не наследив…
   Теперь хотя бы раз заглянуть в Его глаза, потеряться в бездонном пространстве, утонуть в своём отражении в них… Пожалеть, что не смогла растворяться в них каждый вечер, каждую минуту… Жалеть, что не смогла слышать Его голос постоянно, каждую секунду, каждый миг, что мне дозволено дышать…

Проходят годы. Они творят с нами необратимые, колоссальные изменения… Необъятные и неподвластные… Никому… Ничему… Никогда…
Время старит. Время губит. Оно же – лечит.
И кто знает, может быть, в его силах вылечить некогда раненое сердце, зализать глубокую царапину, стереть извилистый шрам…

   Теперь ничего не болит. Не болело уже давно и не может болеть…
Но сердцу не живётся без мук. И болеть ему, видно, приятней. Оно ищет снова то чувство, что утонуло в его глубинах и долго, очень долго засыпало крепким, надёжным сном.
Сможет ли оно ещё когда-нибудь поддаться пронзительной, испепеляющей, нещадной любовной боли… Или так и не решится, однажды больно обжегшись, снова приблизиться к огню? Лишь будет с опаской глядеть на мерцающее пламя горячего счастья, боясь и желая снова испить его соки, одеться в его одежды, что называются Любовью…

   Больно. . .   умирает. . .   любовь


Рецензии