Акаканная шинель

 Не подошли усатые люди в ту ночь к Акакию Акакиевичу. Вынырнул из снежной темноты страшный и пучеглазый зверь. Не помня себя,добежал Башмачкин до своей каморки. И забылся тяжёлым сном. И все чудилось-смотрит в оконце его нежданный спаситель.

 А утром смурым в департаменте весть от Значительного лица. То ли по прихоти небесной,то ли по одежке новой,но включили маленького человечка в делегацию. На игрища языческие.

 И вот стоит он в храме главном. Заробел. Голову,благо без картуза,задирает на красоту божескую. И товарищи благородные чинно высятся. В одинаковых нарядах. Повернул чуть голову. Господи! Опять тот зверь из-за спины Значительного лица таращится. Ушами синими обмахивается от духоты свечной. Закрыл глаза Акакий Акакиевич,да перекрестился скрытно. Отлегло.

 Патриарх вседержавный прошелся чинно вдоль. Окропил всех святой водой для игрищ утешных. Капелька досталась и Башмачкину. Сомлел совсем. Глаза закатил от чувств великих,пугая белкАми ближних. Отошел только за воротами золотыми. Пустил нутряной злой дух по ветру.

 И понес тот всех собравшихся за великий океан на другую сторону земли. Испугался Акакий Акакиевич,не ровен час, из корзины вывалится. Вцепился,индо кулачки побелели. А тут ещё зверь тот рядом на своих ушах по воздуху скользит. Но обошлось. Чарочку старший по чину поднёс и полегчало. А на другой стороне земли чудно. Вместо ночи день. И веселятся все. Маскарад! Попривык малость. Да и что робеть? Номер-не каморка его. Харчевание сытное. Да и забот по работе не прибавилось. Ходи за Значительным лицом,да прислуживай,где надо. Дверь открыть,попробовать блюдо заморское.

 А на игрищах удальцы силу и сноровку свою показывают друг перед другом. На стуганных досках ловко наперегонки. Из пищалей, дух переведут и палят,у кого глаз острее.  На ледянках по желобкам,санках гнутых. На каточке чищенном меж собой палками бобышку гоняют. Девки румяны по ледешку камни точёны толкают. И кричат зело. И подметают сноровисто,пока тот катится.

 Вечером ещё потешнее. Скоморохов-то поболе загостило на чужбине. Плясуны и певуньи голосисты веселят всех подряд. А промеж них зверь тот синий скачет. Пучеглазится, да ушами ловко поводит.

 Но стал замечать Акакий Акакиевич,ражу с каждым днем убавляется. Почестей меньше им уделяться. Удальцы-то их послабше оказались иноверцев чужих. Один крутанулся лихо на полозках железных,что к чуням ловко прикручены. Индо четыре раза. А не так оказалось. И уступил ступеньку другому.  Его уж и утешают. Мы тебе,говорят,блямбу такую из самого чистого золота дома отольем. Всем краем соберемся и удостоим по заслугам. А мОлодец только смотрит,как зверь тот синий.

 Значительное лицо объяснил. Хозяева,что сами зазвали,виноваты. Не так объяснили,где на ледянке сворачивать. Да и приворотные зелья,да снадобья  лекаришки иноземные не принимают
за лекарства. А у нас-то нормально проходило. Вот и потеряли удальцы силу копленную.

 Царь-Батюшка осерчал шибко. Хотелось самому ледову свою дружинушку позреть. За саму главну блямбу. Ан,не довелось. И не принял доводы правильны. По-своему распорядился. Шинельки,говорит,ваши акаканные,сымайте. Да и на плаху готовьтесь. Расчет,злобится,по середине шеи.

 Вздохнул тяжело Значительное лицо. Но собрался с силами и молвил. Мол,я-то уйду,да будет ли от этого толк? Выиграют ли от казни такой молодцы наши и дружинушки? Но пошёл на плаху смиренно. И остался без головы департамент,где служил Акакий Акакиевич.

 Но,думается,ненадолго. Гидру ведь,как не руби,живуча и увертлива. Утихнет царский гнев и появится в новом департаменте пучеглазый и большеухий синий тот зверь. Не за горами игрища новые молодецкие. Огонек-то от лампадки заморской уже передали. Да и зажгут его на родной сторонушке. А здесь и правила к себе приладить сноровистей можно, и знахарки доморощенные расстараются. Да и царя поменяют...


Рецензии