Прощание Макса

  Дорогие друзья, этот рассказ - часть романа "Опустошение", слегка обработанная в отдельный рассказ. Но честно говоря, я рекомендовал бы любой другой из самостоятельных рассказов. Например http://www.proza.ru/2012/10/10/370



      
     Свой путь жизненному краху Макс начал находясь в наивысшей точке своей карьеры.
Простому инженеру из провинции в Москве улыбнулась удача - чуть больше года и парень не знающий что будет в его тарелке на ужин, да и собственно где, на каком столе будет стоять эта тарелка превратился в джентльмена на слегка подержаном "Ягуаре".
     Совладелец компании и жених одной из лучших партий русской Канады - Ирочки Шульман, знакомство с которой просто счастливейший случай - выстрел в десятку в повязкой на глазах...      
 
     Макс Чернов собирался уехать в Канаду сразу после нового года, где сразу оформил бы законный брак с дочерью миллионера - Ирой Шульман.
     Дела компании которой он посвятил последние годы своей жизни почти перестали его заботить.
     Откровенно говоря в хозяйстве Максима и до этого было неладно: чертежники-дизайнеры работали очень медленно, и возможно не только на нашу компанию. Не успевая за  "продажниками" они даже брали небольшие суммы за опреативное изготовление чертежей и эскизов, сборщики приписывали себе часы, склад не знал инвентаризации уже несколько месяцев.
    Неудивительно что босс, а Артём получил столько полномочий что мог установить для себя статус императора, принял решение избавиться от Макса. Справедливости ради стоит заметить, что Макс был обречен после появления Иры в его жизни, а тут еще и полный беспорядок в делах .... так некстати.
    Претензии на несчастную голову Макса посыпались как из Рога Изобилия.

      
       - Ты когда в Канаду-то когда собираешься? - поинтересовался я у Макса
       - После Нового Года, - ответил он, - а пока просто буду изображать присутствие.
       - Тогда рекомендую тебе изображать его более активно, - сказал я, - Артём хочет выжить тебя из компании, а ты словно по заказу даёшь повод за поводом.
       - Зачем выживать? - удивился Макс, - я сам уйду!
       - Лучше конечно тебя уволить за развал работы, - и если он тебя уволит сейчас, тебе будет непросто жить без зарплаты, и к тому же отстутсвуя в офисе ты моментально потеряешь контроль над ситуацией.
       - До выставки то при любом раскладе не уволит, - подумав, ответил Макс, - а это уже начало декабря, там и Новый Год скоро.


     Конечно же Макс ошибся.
     Артём пригласил его в свой кабинет через несколько пару дней после нашего разговора, переговорив предварительно с заместителем Макса, и получив подтверждение в том, что тот готов принять на себя ответственность за весь объём работы.
    
     Разговор с Максом продолжался примерно десять минут.
     Артем сказал, что ввиду крайне неудовлетворительных результатов отделом будет руководить Витя Захаров - заместитель Макса. Сам же Макс может остаться его помощником, если сумеет смирить гордыню, в чём лично он, Артём, сомневается.
       - Ты не имеешь права, - сказал Макс, - я партнёр, ты обязан собрать Совет Директоров!
       - Я не ущемляю твоих прав как партнёра, - ответил Артём, - скорее я их защищаю, а Совет Директоров можно и собрать, только решение моё и Совета - всегда одно и то же, спасибо Иосифу.
       - Ты же понимаешь, я уйду из компании после Нового Года, дай мне возможность спокойно доработать, - попросил Макс.
       - Уходить или оставаться - это твоё право, но с сегодняшнего дня ты больше не Технический директор, ты уволен с этой должности Макс!
       - У меня нет денег, Артём, - произнес Макс, - я не проживу без денег до Нового Года.
       - Предлагаю сделку, - улыбаясь ответил Артём.


     Через два часа Артём собрал Совет Директоров, на котором озвучил предложение Макса о продаже своей доли владения компанией за сорок тысяч долларов США.
       - Таким образом, - сказал Артём, - каждый из трёх оставшихся партнёров будет владеть третьей частью компании.
       - Когда мы должны выплатить деньги? - поинтересовался Иосиф
       - Мы договорились с Максимом на завтра, - Артём вопросительно посмотрел на Макса, тот молча кивнул.
     Я промолчал, говорить что-либо уже не имело смысла.

     Вечером в "Найтс Лайт" Макс пытался объяснить мне, да пожалуй и самому себе, зачем он принял такие нелепые условия игры.
     Не надеясь на предстоящее распределение прибыли в январе будущего года, Макс предпочел выйти из игры. Он слегка поторговался с Артёмом, увеличив на десять тысяч сумму, предложенную Артёмом первоначально.
       - Ты сделал глупость, Макс, - ответил я, - и усложнил и мою жизнь тем что теперь мой голос вообще ничего не значит, ведь наши с тобой пятьдесят процентов на январском Совете были способны решить многие вопросы, а теперь мои тридцать три - просто пустышка.
       - Мы ничего неполучили бы в январе, если Артём не захотел бы...
       - Да о чём ты говоришь?! - перебил я Макса, - Артём перед отъездом в Грецию взял у компании шестьдесят тысяч, мы все как минимум получили бы по шестьдесят, плюс прибыль по сделкам конца этого года, я думаю не меньше ста пятидесяти тысяч на партнёра, а теперь... ты, Макс,  по трусости своей просто смахнул фигуры с шахматной доски не доиграв партию!
       - Боязнь бедности не есть трусость, - тихо сказал Макс

     К нам подошла Варвара, прима стрип-бара "Найтс Лайт", давняя знакомая Макса,
настоящая красавица, использующая своё реальное имя как сценический псевдоним, она была похоже влюблена в Макса, вернее в тот образ серьёзного бизнесмена Максима, который тот демонстрировал ей с самого начала их продолжительного знакомства.
     После короткого разговора Макс пригласил её к себе сразу после завершения её программы.
       - Для будущего молодожёна твои действия не самые правильные, - сказал я, - увидимся на неделе.
       - Да, - ответил Макс, - звони, я теперь богатый безработный.

     Артём готовился к выставке, которая открывалась в начале декабря и должна была стать завершающим событием года, подтверждая появление очень сильной компании на этом рынке.

     К концу года я зарабатывал пять тысяч долларов в месяц, и даже боялся вслух называть эти цифры своим друзьям, доходы которых зачастую не превышали пяти процентов получаемой мною суммы.
     Новое "Вольво 960" каждое утро подъезжала к моему дому и вечером возвращала меня к подъзду дома, в котором моя компания оплачивала квартиру.
     Артём купил нам мобильные телефоны Motorolla. Они устанавливались в автомобиль и представляли собой небольшую радиостанцию весом не менее шести килограммов и по силе излучения вероятно были сопоставимы с микроволновыми печами, но и это значительно улучшило коммуникации, учитывая что Артём редко бывал в офисе в период подготовки к выставке. Контакт на оборудование стоил четыре тысячи долларов а минута связи почти два доллара.
     Компания оплачивала мои обеды и ужины, и чеки за одежду я сдавал в бухгалтерию, которая компенсировал мне эти затраты в течении трех дней.

     При этом я был очень далек от счастья и благополучия, балансируя на грани нервного истощения. Уход Макса окончательно выбыл меня из колеи и я стал замечать что каждый вечер не могу заснуть не выпив несколько бутылок пива JEVER, причем довольно скоро это количество составляло почти сорок бутылок в неделю.

     Всё это время именно мне приходилось ежемесячно встречаться с Вахой, передавая ему "взнос безопасности", сумму которого Артём не сумел уменьшить вернувшись из Греции.
     Ваха постоянно рассказывал мне о последних новостях в криминальном мире и комментировал громкие преступления, имевшие широкий общественный резонанс.
     Наши отношения со стороны могли показаться приятельскими, только вот стоимость этой дружбы - тридцать тысяч долларов ежемесячно - была слишком высока.
     Во время очередной встречи Ваха поинтересовался почему Макс вышел из бизнеса.

       - А вышел он потому, что решил уехать в Канаду, - ответил я, - откуда ты узнал?
       - Встретил случайно, - сказал Ваха, - он же продал свою долю?

     Предствить себе случайную встречу Вахи и Макса было крайне затруднительно, ведь они существовали как бы в параллельных мирах, не пересекаясь ни во времени ни в пространстве. Эту версию я сразу отбросил.
     Скорее всего Макс сам искал встречи с Вахой, вопрос только - зачем?

     По традиции все наши встречи завершались поучительными историями о глупых бизнесменах, которые веря нелепой милицейской пропаганде, отказывались от услуг "защитных структур" попадали в различные неприятные истории.

       - Слушай, а что ты так поправился? - со свойственной ему прямотой спросил Ваха, - ешь много? Или пьёшь?
       - Пожалуй второе, - улыбнулся я, - понемногу, но каждый день.
       - У нас тоже, те кто традиции не чтут почти все пьют.
       - А кто не пьёт - тот курит, - пошутил я.

       Вахе моя шутка не понравилась, он передал привет Артёму и мы быстро разъехались.



     К началу выставки мсьё Лассаль и Марк Шульман прилетели в Москву. Они остановились в Шератон Палас Отеле на Тверской.
     Пьер Лассаль не очень хотел лететь в Россию и ожидая в Париже рейса в Москву даже вспомнил историю, которую незадолго до вылета рассказал ему знакомый бизнесмен, нефтянник о том как он своими глазами видел расстрел русского криминального авторитета прямо в тамбуре вращающихся дверей гостиницы, причем именно Палас Отеля.

     Первое что смеясь сказал господину Лассалю Марк Шульман у стойки регистрации было:
       - Смотри, Пьер, тут вообще нет крутящихся дверей.


      Канадцы не были разачарованы организацией выставки, безусловной жемчужиной которой и был наш стенд.
       "Потому что наконец-то мне никто не мешал, - говорил мне Артём, - ты занимался делами компании, Макс был вовремя списан на берег, ну а Иосиф вообще уже не в состоянии принести ни вреда, ни пользы"

       Мы действительно арендовали лучшую площадку выставочного комплекса - огромный стенд в центральной части первого зала. Флажки Квебека с белым крестом и четырьмя белыми лилиями на синем фоне не только украшали нашу экспозицию, но и бесплатно раздавались нашими красавицами на роликах всем посетителям выставки.

       Вся экспозиция к последнему дню выставки была продана до последней модели, а контракты на поставку которые были подписаны к дню закрытия обеспечили работой наши сборочные бригады на несколько месяцев.
       Это был абсолютный и безоговорочный успех Артёма.

       Макс ни разу не приехал на выставку, да и Артём не хотел, чтобы Чернова канадцы видели рядом с нами.
        На следующий день после закрытия выставки Макс улетал в Монреаль. Его прощальная вечеринка, "отвальная", как он её называл должна была пройти одновременно с ужином, который Артём устраивал в ресторане "Лобстер грилль" отеля Метрополь.

        Максим вылетал рано утром эконом-классом беспосадочного рейса Аэрофлота в Монреаль, а канадцы вечером - бизнес классом "Эйр Франс", с пересадкой в Париже.
       
        Я подъехал в квартиру Макса на Маяковке почти к полуночи - наша вечеринка с канадцами стараниями Артёма серьёзно затянулась - он снимал сливки своего успеха.
        К половине одиннадцатого не выдержала Патрисия Лассаль, она попросила официанта принести кофе, и Пьер, удивленно посмотрев на супругу, сказал что любой ужин, даже в самой приятной компании имеет свойство завершаться.
        Мысленно поблагодарив Патрисию за завершение ужина посвященного успехам Артёма, я уже через тридцать минут уже находился в компании Макса и его друзей.
 
       Я думал, что на прощальной вечеринке Макса их будет много больше, главной приглашенной звездой была Варвара - прима стрип-бара ночного клуба "Найтс Лайт", не терявшая надежды на помощь Макса в её трудоустройстве в Канаде, а Макс же, в свою очередь, собирался убеждать в этом Варвару в своей спальне весь остаток ночи.
       Любомир, наш давний партнёр, знакомству с которым мы были во многм обязаны своим благосостоянием, увлеченный колегой Варвары по ремеслу - Викторией, даже не сразу заметил моё появление.

       - Здраво,друже! Хорошо, что ты здесь, Люб, - я не ожидал что он приедет, - ты здесь до утра?
       - Я бы рад, - почти шепотом ответил Любомир, только вот обещал  жене приехать не позже часа, такая ревнивая стала.
       - Это странно, - я подмигнул показав на Викторию - ты же не даешь не малейшего повода!

       Если не считать ребят из технического отдела,  никто не приехал проводить Макса.

       - Валдис, гад, не приехал, - Макс вел себя так, как и должен был, не показывая своего разачарования, - хорошо хоть позвонил, пожелал удачи.
       - А Иосиф позвонил?
       - Этот позвонил, уверил что я могу всегда на него расчитывать, - ответил Макс.
       - А Артём?
       - Нет конечно, - Макс усмехнулся, - откупился и стер файл обо мне.
       - А ты о нём?
       - И я тоже стер.
       - Стёр? А зачем ты с Вахой обсуждал эту тему? - спросил я, - ты думаешь чем занятся когда твои сорок тысяч закончатся?
       - Двадцать восемь... сейчас уже осталось двадцать восемь, - ответил Макс, - а Ваха мне нужен был чтобы понять насколько законна, по их понятиям разумеется, моя расписка в том, что я не имею претензий к Артёму.
       - И насколько?
       - Он сказал, что при наличии такой расписки Артём считается правой стороной в споре, если только нет свидетелей, что я написал её под давлением.


        Макс был уверен, что двадцати восьми тысяч, оставшихся от сорока, выданных ему Артёмом, вполне хватит на безбедное существование первые пару месяцев. В его планах было открытие собственного дела, компании которая будет заниматься поставкой мебели "Лассаля" в Россию, Украину и Латвию.
       Партнёром в Латвии он хотел бы видеть Валдиса, на Украине его интересы был готов представлять брат, а в Москве Макс надеялся на меня.

       - Ты верно выпил, Макс, - сказал я, - у Артёма эксклюзивный контракт на весь следующий год.
       - Тесть что-нибудь придумает, - ответил Максим, - он же не захочет чтобы его зять был изгоем, "сидящем на вэлфоре".
       - Почему ты решил что мне это интересно, особенно после твоего ухода, когда ты говоря очень мягко, подвел и расстроил меня.
       - Артём начнёт есть и тебя, и преуспеет в этом. А я уже буду в Канаде, буду тебе нужен, я тебе доверяю, и у меня есть хоть какие-то деньги.
 
        - Кстати о деньгах, ты как намерен свой капитал-то вывозить? - поинтересовался я, - сумма то немалая?
        - Как,как??? - Максим был всё же навеселе, - наличными и повезу.
        - И о разрешении на вывоз позаботился? - уточнил я, - или хочешь все денежки провожающим оставить?
        - Да нет у меня никакого разрешения, - расстроился Макс, - думаю что и так прорвёмся. А ты что посоветуешь?
        - Посоветую на карточку всё положить, ты же в "золотой тысяче", - я вспомнил как называл нас Марио, хозяин ресторана "Stella marina", расположенного напротив отеля "Савой" и принимавшего к оплате только кредитные карты, - самый верный способ.
        - Я улетаю завтра утром, как я теперь успею?
        - Не успеешь, -подумав ответил я, - но ты можешь оставить деньги мне, я переведу их на твой счет, который ты откроешь сразу же по приезду.

        Возникла неловкая пауза.
 
        - Я, пожалуй, рискну взять всё с собой, - произнёс Макс, - я слышал что есть ограничения по снятию наличных в Канаде, возможно придётся объяснить источник их происхождения.
        - Ты прав, - вопрос доверия Макса ко мне определённо разрешился, - хорошо что ты у Артёма тысяч сто не выторговал, представляешь какую бы ты сейчас, в два часа ночи накануне вылета, получил проблему!

        Если у меня и были сомнения относительно поездки с Максом в аэропорт, то после разговора о деньгах они окончательно развеялись - мы попрощались, договорившись о скорой встрече на свадьбе Иры и Макса в Монреале.
         
       Все люди, которые встречаются нам оставляют свой след, зачастую почти незаметный. Это как тост подгорел, - говорил повар отеля в "Сиянии" Стенли Кубрика, - и след от встречи с Максом был именно таким: вначале четкий и заметный, а потом, с течением времени, уходящий на нет. Во всяком случае, - думал я, - вероятнее всего мы больше никогда не увидимся, а через несколько лет и вовсе забудем друг о друге.

       Я был очень удивлен, когда утром, около одиннадцати мне позвонил Макс.

       - Привет, не ожидал? - начал Максим, - думал что уже от меня отделался?
       - Макс, что случилось? Проспал вылет? Варвара уговорила тебя остаться и жениться на ней?
       - Послушай, - продолжил Чернов, - мне срочно нужна твоя помощь, я в совершенно идиотской ситуации.

        Он был прав, ситуация была - глупее некуда.
        Получив канадскую визу , Макс считал все формальности исполненными, этого было достаточно для выезда из России, разрешения на выезд не требовались. Однако, Макс являлся обладателем советского загранпаспорта, в который по требованию законодательства требовалось поставить разрешительный штамп.
        Это был казус, и никаких проблем с получением разрешения не возникало - дело двух-трёх дней, однако за два часа до вылета это оказалось серьёзной проблемой.
        Ил-62 улетел в Монреаль без Максима Чернова.

       - Ты, Макс, наверно никогда не перестанешь меня удивлять, - ответил я, выслушав историю с неудавшимся отлетом, - я могу тебе сделать разрешение за день, но нужно ли тебе это, следующий рейс Аэрофлота ровно через неделю?
       - Нужно, очень нужно, - ответил Макс, - я полечу вместе с Марком и Пьером через Париж сегодня же вечером, прошу тебя, помоги!


        Проводы Макса несомненно удались - ради этого стоило пожервовать билетом на утренний рейс в Монреаль, заплатив втрое больше за место в Боинге и пересадку в Париже.
Пьер Лассаль, Марк Шульман, Артём, я Макс и Иосиф сидели в баре аэропорта Шереметьево 2 в ожидании посадки на рейс.
        Пьер выразил удивление не столько решением Макса переехать в Канаду, сколько продажей своей доли - он считал что именно в России сейчас лучшие условия для развития бизнеса.

       - Ты прав, Пьер, - отвечал ему Марк Шульман, - только я не могу позволить, чтобы моя дочь жила в России, это пока всё же чересчур экстремально. Приезжать сюда -это одно дело, жить же здесь - совершенно другое!
        - Верно, верно - согласился Пьер, и спросил обращаясь к Максу, - а чем ты будешь заниматься в Канаде?

       Вопрос повис в воздухе - Макс не хотел говорить правду, Марк Шульман не хотел её слышать, Артём и Иосиф с интересом ждали ответа, а я же зная планы Макса, с не меньшим чем у Артёма интересом ожидал того, что французы называют se dеbrouiller *.   

       - Я решил, что продажи - это не лучшая профессия для тридцатидвухлетнего мужчины, - начал Макс, - и я думаю создать в Канаде проектную компанию, начну с офисов, расстановки мебели, а потом уже попробую и более серьёзные проекты.
       Пьер Лассаль понимающе кивнул
       Я видел как Марк облегченно выдохнул, а Артём еле сдержал смех.


      - Будет у Марка на фабрике столы упаковывать, - сказал Артём когда канадцы, помахав на прощанье, отправились к паспортному контролю, - из него такой же архитектор, как и технический директор. Бедный Марк, бедная Ира!
    

* se dеbrouiller (фр) - выкручиваться, изворачиваться




Этот рассказ - часть романа "Опуcтошение"


Рецензии
Мне хотелось дочитать до конца, и понять, чем Вы завершите. И когда я увидела название романа, то поняла, какое слово крутилось у меня в голове. Пустота. Человек пусто жил. Пусто работал. С пустотой в голове спал с женщинами. Плыл по течению. Также без любви, с ощущением выгоды пытался пристроить себя к богатой дочке.. Опять никакой сердечности, тепла, пустота. И вообще он умер.
Знаете, кто у Вас самый живой? Чеченец-бандит. Стрижет деньги, занимается криминалом, приходит строго по часам, в Грозном, наверное, жена сидит и не строит из себя приличного человека. Бандит и бандит. Как данность бешеного капитализма.

Наринэ Владимировна   28.12.2017 14:52     Заявить о нарушении
Уважаемая Наринэ, я очень признателен Вам, что осилили этот рассказ.
Я его не люблю.
Дело в том. что есть роман "Опустошение", он давно написан мною, издан в прекрасном качестве.
Роман из 30 глав, такая эпопея с 1980 по 2005.
Так вот это одна из глав романа, весьма неумело причесанная под отдельный рассказ.
И Макс там второстепенный, не самый положительный персонаж.
С уважением,

Егор Роге   28.12.2017 16:51   Заявить о нарушении
Кстати ничего у Макса в Канаде не вышло. Все разладилось...
Но не все так безнадежно, насколько я знаю его прототип сейчас исправился :)

Егор Роге   28.12.2017 17:14   Заявить о нарушении
Спасибо Вам за то, что подсказали, чем все там заканчивается.. Знаете, у него не могло ничего выйти, потому что ехал он с пустотой в душе с денежной целью под руководство тестя. А когда на кого-то надеешься, уже бронируешь себе место на скамейке запасных.. Кстати, Вы неплохо изучили пристрастия бизнесменов)

Наринэ Владимировна   28.12.2017 22:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.