Антон Чехов и Агафангел Крымский

                «Глубоко Вас уважающий…»
                А.Чехов и А.Крымский.  Украинская страница
                биографии  великого  русского  писателя.

                * * *
      В начале ноября 1901 года к  Чехову в  Ялту  пришла бандероль от неизвестного  отправителя. В сопроводительном  письме Антон Павлович  прочитал: «Посылаю книги по поручению редакции „Літературно-науковиго вістника" и по просьбе также переводчицы (жены профессора малорусской истории в Львовском университете — Грушевского): ввиду запрещения, наложенного на малорусскую литературу в России, они боялись, что книги, отправленные прямо на Ваше имя, не дойдут, а я имею право на получение книг без цензуры». Автором письма  был молодой  ученый А.Е.Крымский, которому  было  суждено сыграть  важную роль в  становлении  украинской науки и культуры.
         По так называемому Эмскому ука¬зу 1876 г. царским правительством был запрещен ввоз в_Россию книг на украинском языке. Этим запрещением и объясняется посылка переводов произведений Чехова, изданных в Львове. Город тогда входил в состав  Австро-Венгерской монархии и назывался  Лембергом. Чехов называл его «галицейской столицей». Находясь  здесь проездом за  границу в  1894 году, Антон Павлович приобрел  два  тома произведений  Т.Г.Шевченко на украинском  языке. Благодаря  семейным традициям   (бабушка  Антона Павловича,  Ефросинья  Емельяновна  Шимко,   была  украинка)  писателя  живо интересовали люди, природа,  искусство Украины. Этот интерес нашел отражение  и  в   творчестве  писателя. В  рассказе  «Невеста» и в  повести «Три года», к примеру,  звучат  строчки   стихотворений  из  «Кобзаря». 
     21  ноября 1901 года  Чехов отвечал  Крымскому:
      «Сердечно благодарю за присланные переводы моих произведений. Будьте любезны, напишите г-же М.Грушев¬ской, что, насколько я понимаю, переводы сделаны ею очень хорошо, если бы я знал ее адрес, то поспешил бы поблагодарить ее самое.
       Желаю Вам всего хорошего.
       Глубоко вас уважающий
А. Чехов. 21.Х1.1901».

    В  том  же ноябре  1901  года Чехов  переправил   журналы в  Таганрог  П.Ф. Иорданову, который по поручению управы отвечал за   формирование  городской библиотеки.  Он сообщал:  «...посылаю Вам для библиотеки немного книг...  три номера лъвовского журнала «Литературно-науковий вистник».  Оче¬видно, Чехов послал Иорданову   пятый том (кн. 2 за 1899 г.) жур¬нала, где были напечатаны переводы рассказов «Злоумышлен¬ник», «Произведение искусства», «Канитель»,  «Винт», «Тоска»,  «Дома», «Ванька», а также том седьмой (кн. 8 и 9 за 1899 г.), где была опубликована повесть «Моя жизнь». Именно эти журналы и отдельное де¬шевое издание «Каштанки» (Львов. 1901, в типографии Наукового товариства им. Шевченко) прислал  А.Крымский. Из переводов, сделанных и напечатанных во Львове М.Грушевской, в Ялту не был  выслан перевод «Мужиков», опубликованный в «Литературно-науковим вистнике» в 1898 г.
    Судя по всему,  Чехов не ограничился  единственным кратким письмом  к   А.Крымскому. По страницам различных  изданий  гулял текст, атрибуция которого вызвала сомнения  ученых.  Письмо  не  было включено в   Полное собрание сочинений и писем Чехова,  поскольку  оригинал письма оказался утрачен (вероятно, погиб вместе с архивом  А.Крымского при  оккупации Киева   фашистами). В газетном пересказе  оно звучит  весьма трогательно:
         «Я глу¬боко тронут этим знаком внимания со стороны зарубежных укра¬инцев. Насколько я могу судить, перевод сделан очень изящно и передает дух моего рукописного оригинала. Могу себя считать счастливым, что зарубежная Украина оказывает такое внимание моему писательскому творчеству. Украина дорога и близка моему сердцу. Я люблю ее литературу, музыку, ее чудесную украинскую песню, полную чарующей мелодии. Я люблю украинский народ, который дал миру такого титана, как Тарас Шевченко».
     Впервые этот текст был приведен в статье А. Шеметова «А. П. Чехов об Украине», написанной после беседы с А. Е. Крымским («Советская Украина», 1941, № 127, 1 июня).     Вопрос о принадлежности этого письма Чехову пока остается открытым. В архиве Чехова сохранилось лишь одно письмо Крымского, на которое Чехов от¬ветил 21 ноября 1901 г. Чеховеды обратили внимание несоответствие стиля этого письма эпистолярному стилю Чехова. Насторожило и выражение «рукописный оригинал», потому что  речь шла не об оригинале, а  уже опубликованной повести.
    Высказывалось мнение, что письмо это близко к записи речи М. Горького, сделанной Крымским в декабре 1916 г. на встрече с украинскими писателями в редакции журнала «Украинская жизнь» и опубликованной им 24 июня 1940 г. в газете «Советская Украина».
        Итак, А.Е.Крымский, адресат крымского жителя Антона Чехова… Что мы  знаем  о нем? История  его жизни оказалась столь драматичной и  противоречивой, что впору писать роман.  Агафангел Ефимович Крымский (1871—1942), украинский писатель, востоковед, славяновед, профессор арабской словесности Лазаревского института восточных языков, с 1901 года - секретарь Восточной комиссии московского Археоло¬гического общества. О его  жизненном  и творческом  пути  написано не  так   уж и  много. Из статьи  С.А.Кочерги (Ялта, 2001) можно узнать, что Агафангел Крымский родился  в городке Владимир-Волынский.  Известно что один из его далеких предков был муллой и родственником крым¬скотатарского хана. После какого-то острого конфликта, спасаясь от гнева владыки, он в конце XVII века бежал  в Литву. В Мстиславе отверженный крымский та¬тарин принял христианство, а фамилия его в документах была записана как «Киримени», позже приобретшая форму «Крым¬ский».
     Отец будущего ученого — Ефим Степанович Крымский, учитель истории и географии, считался белорусским меща¬нином. Мать - Аделаида Матвеевна Крымская — была литовской полькой. (В других письмах Крымский определяет нацио¬нальность матери как  «украинская полька»). Не  будучи украинцем по крови,  Крымский совершенствовал свой украинский язык, стал сознательным украинофилом. Двадцатилетний юноша, студент Лазаревского института в Москве, он писал в письме к И. Франко: «Ми, московські українці...».
    А вот что  пишет о А.Крымском по случаю 65-летия   гибели выдающегося ученого Ярослав Загоруй  в  газете  «2000».  Агафангел  Крымский,  без сомнения,  был одним из выдающихся ученых мира,  стоящим у истоков формирования Украинской академии наук. Тем не менее, о  че¬ловеке, знавшем около 60 языков, в том числе все диа¬лектные особенности украин¬ского, фактически  не упомянуто в современных учебниках истории. Его литературные произведения не входят в школьную программу.
    Уникальность Крымского была отмечена в 1971 году решением ЮНЕСКО о чествовании 100-летне¬го юбилея видного ученого и литератора. Он вошел в историю как вос¬токовед (один из создателей украин¬ской востоковедческой школы), историк, языко¬вед, литературовед, фольклорист, эт¬нограф, писатель, переводчик, «не¬изменный секретарь»  Академии наук Украины. Когда его просили назвать все языки, ко¬торыми владеет, Агафангел Ефимо¬вич в шутку отвечал, что легче пере¬числить те, которых он не знает.
     «Родился  я  в  1871  году  третьего января по старому стилю. Родители мои  … переехали на Киевщину, но потом мне снова  довелось  прожить на Волыни, уже  взрослым парнем.  Таким способом  я  одинаково сроднился  как с  языком  Киевщины,  так и с  языком Волыни.  А  родом я  совсем не украинец. Отец  мой  -  урожденный  белорус, русский  по воспитанию;  мать – полька. Учился  я  в школах  российских,  потому  что  других  тут и нет». – писал в одной из своих  автобиографий  Агафангел Крымский.
      «Энциклопедия украинознавства» (Львов, 1994) дает следую¬щее жизнеописание Крымского:   Агафангел Крымский на «отлично» окончил Кол¬легию П.Галагана в Киеве, высшее образование получил  на историко - филологическом  факультете Московского университета и в  Лазаревском институте восточных  языков в Москве,  где  был с  1898 года  доцентом, с  1900  -  до 1918 – профессором арабской  филологии истории Востока;  в 1896- 98 годах  работал в Сирии.
     В 1918 году   вернулся в Киев, где стал одним из организаторов  ВУАН (Всеукраинской академии наук) и  первым ее ученым секретарем,  фактически  руководителем (ВУАН в шутку называли не Украинской, а «Крымской» академией наук. В 1929 году по требованию  Соввласти  ушел с  этого поста.
   В качестве ориенталиста Крымский  является автором ценных работ по исламу,  истории и литературе арабов, турков и  «Истории мусульманства», «Истории и арабов и арабской  литературы  светской и духовной»,  «Истории  Персии и ее литературы»,   книг «Гафиз и его песни», «Персидский  театр».  Его перу принадлежит  четырехтомная «История Турции и ее литературы».
    Перу Крымского принадлежала  «Украинская  грамматика « (1907,  не закончена).  Он же написал  статью «Украинский  язык, откуда он взялся  и как он развивался» (1922),   составил хрестоматию староукраинских текстов.
    В «Украинском  советском  энциклопедическом словаре»  (В 3-х т. - Киев, 1967.) об Агафангеле Крымском говорится как о выдающемся украинском ученом-востоковеде, академике, писателе, - и ни слова о трагической судьбе. Украинскую академию наук, которой   ученый  отдал лучшие годы  жизни,  учре¬дил в 1918 г. гетман Павел Скоропадский. Возглавить ее предложили Михаилу Грушевскому, однако тот в силу политических разногласий со Скоропадским отказался (считал его узурпатором).  Секретарем академии  стал Агафангел Крымский, а президентом - хорошо известный  крымчанам  Владимир Иванович  Вернадский,  основатель  Таврического университета.
    Историк Наталия Полонская-Ва¬силенко так характеризует первые го¬ды существования Академии наук: «Не одна   из властей  не обеспечила ... даже  «прожиточного минимума», необходимого для сотрудников, чтобы  не умереть с  голоду.  Крымский время от времени  добывал разного рода «натуральные»  ценности: то какую-то одежду,  то -  картошку, то «паек». Для сотрудников Академии отводился участок, где они могли разводить огороды… им  давали разрешение  самим где-то рубить дрова на зиму. В помещении,  которое  достала  Академия … - не отапливали,  чернила  замерзали, и  их приходилось отогревать  дыханием. Но тут, в  зимних  комнатах,  собирались голодные энтузиасты украинской науки,  в  потертых плащах, с обмороженными,  потрескавшимися  руками;   …  они составляли планы  строительства украинской науки… На обратных страницах календарей,  на старых  театральных  афишах -  потому  что бумаги не  было,  чернилами,  разведенными  в воде,  карандашами, – они писали  свои произведения…».
      После образования СССР и обретения  стабильности положение академии немного улучшилось. Хоть средств выделялось значительно меньше надобности, сотруд¬ники ВУАН занимались научной работой. Поначалу им не меша¬ли работать, даже наоборот — спо¬собствовали. Большинство уче¬ных не поддерживали красных во время гражданской войны, выступая то на стороне петлюровцев, то на стороне белых, а после образования Страны советов нужно было показать миру, что к ученым власть относит¬ся вполне лояльно. Вот и вернулся Грушевский, вышел из «подполья» Ефремов…
     Разумеется, могла возникнуть опасность, что в Академии наук образуется силь¬ный противовес власти. Однако это если и было бы возможно (несмотря на надзор ГПУ), то только при условии, что ученые будут «единой командой», а политика новой влас¬ти — беззубой. Но ни того, ни другого не вышло. Искусственная украинизация успо¬коила ярых патриотов (хотя против нее выступали и Ефремов, и Крымский), а в ВУАН велась настоящая грызня между Грушевским с одной стороны, и Крымским с Ефремовым — с другой. От их постоянных стол¬кновений проиграла как наука, так и их личные отношения, да и Украина в целом.
     Наступление на Академию наук началось сразу после укрепления со¬ветской власти в Украине. В первую очередь в опалу попали Грушевский, Ефремов и Крымский. Поначалу их хотели исключить из президиума ВУАН приказом сверху, но все же дождались выборов. Они состоялись 3 мая 1928 г. в присутствии Николая Скрыпника, наркома обра¬зования УССР.  Академики под¬держали Крымского. Это была пощечина представителю украинского советского правитель¬ства. И это не прошло даром.
    В конечном итоге Агафангела Ефи¬мовича Москва не утвердила. В то же время га¬зета «Дело» печатает статьи, в кото¬рых обвиняет Агафангела Крымско¬го уже в москвофильстве. Это было началом конца. 16 июня 1928 г. по¬является официальное уведомление о том, что все члены президиума ВУАН утверждены. Кроме Крымского.
    Начались чист¬ки ученых. Большинство из них бы¬ли репрессированы  после процесса над несу¬ществующей «Спилкою визволення Украини» или на¬вешивания ярлыков «буржуазных на¬ционалистов». Таковым объявили  Грушевского.
     С Крымским поступили более «гу¬манно», попросту отстранив от науч¬но-организационной работы и сняв со всех должностей. Таким образом, все¬мирно известный ученый оказал¬ся  в полной изоляции и без средств к существованию. Он пе¬режил сердечный приступ и почти потерял зрение.
       С началом Второй мировой войны положение Крымского немного улучшилось. Власти вновь решили использовать авторитет ученого для усиления влияния на украинскую эмиграцию, а также и на жителей присоединенной Западной Украины. Осенью 1939 года Агафангел Ефимович выехал во Львов.
     В январе 1941 г. в СССР торжественно отмечали 70-летний юбилей  А.Крымского и даже наградили его орденом Ленина. Есть информация,  что  он  был награжден орденом Красного Знамени  за  то,  что   помог разобраться в  финских архивах,  захваченных во время   войны.     Однако все эти заслуги не спасли Крымского от трагического конца. В июле 1941 г. он попал в список не¬благонадежных и с ярлыком «идеолога украинских буржуазных нацио¬налистов» был отправлен в  Кустанайскую тюрьму (Казахстан), где  25 января 1942 года  умер. Незадолго до ареста   Агафангел Ефимович   лечился   в  Ялте. 28 июня  1941 года,  через  шесть дней после начала войны, он посетил   Белую дачу  А.П.Чехова, встречался с Марией Павловной.  В  ее  личном альбоме  сохранилась  запись  гостя:
«С чувством  глубокого обожания  посетил я  тот домик, где  жил правдивейший  художник русской  жизни, человек, который никогда  не   кривил душой и стал  гордостью русского народа. Академик-орденоносец, заслуженный  деятель  науки Аг.Крымский. 28.У1.1941 г.» (перевод на русский А.Головачевой).
В 1957 году Крымский был реабилитирован за отсутствием состава преступления,
     У Агафангела Крымского были творческие связи со многими известными деятелями культуры. Он состо¬ял в переписке с Иваном Франко, Ле¬сей Украинкой, Борисом Гринченко и др. Крымский, кроме всего про¬чего, был филателистом, и в письмах к Франко и Гринченко часто просил их присылать редкие почтовые мар¬ки. Франко, в свою очередь, издавал литературные произведения Крым¬ского и выступал  доброжелательным кри¬тиком его творчества. Вот что  писал  Иван Франко: «А.Крымский—  высокооригинальное явление в  нашей  литературе. Пишет ли он чисто филологические стать или литературную критику,  или  прозу, или поэзию, везде он вносит свое собственное я … Он пытается быть  максимально объективным,  правдивым,  не потерять ни крохи  той правды, которая стоит у  него перед душой, и переливает ее  на  бумагу ...».
    О  другой литературной привязанности  писал сам А.Крымский: «Мы   были  близкими друзьями на протяжении многих лет,  до последнего  дня  Леси Украинки. Она доверяла мне свои произведения раньше,  чем печатала их». Поэтесса отвечала: «Дорогой  товарищ,  Ваше письмо  исполнено таким расположением, которое  я  не  заслужила совсем… Неужели  Вам  могли прийтись по сердцу мои стихи,  когда  Вам открыто целое море всемирной поэзии… Я  была  бы рада  увидеть Вас. Жалею,  что мы так  редко встречается».
     С глубоким уважением к Агафангелу Ефимовичу относились Влади¬мир Вернадский и Сергей Ефремов. Последний посвятил ему в дневнике лучшие страницы. Он отметил, к примеру, что «Крымский   имел столько такта,  чтобы  отказаться  от празднования своего юбилея в  1924 году,   потому  что,  как  сказал он мне,  большевики использовали  бы  этот юбилей по–своему, а крымский  - человек не политический».
    Вот такие  сильные и чистые  люди – гордость культуры  Украины -  тянулись к  Чехову.

                * * *

1.  А. Кримський. Пальмове плля. —К., 1971.
2.  А. Ю. Кримський. —Т. 5. Кн. 1. — К., 1973.
3.  А. Губарь.Трагедия ученого с мировым именем//Голос Крыма.15октября 1999.С.5               
4. Кочерга  С.А. Леся Украинка и Агафангел крымский:  корни родов, предпосылки    духовного  братства  // У Дмитриевские   чтения. История Южного берега Крыма…. Ялта, 2001.


Рецензии
Вчера моя тетя(живет в Киеве,ей 84 года).вспомнила.как они с моим отцом и мамой посещали в Киеве до войны какого-то профессора Крымского.Я удивилась.так как от мамы ничего никогда не слыхала об этом человек. Сегодня посмотрела в интернете и поняла,что это могло быть, так как мой отец родился в 1910 году в г.Звенигородка, посещал там начальную школу,откуда и мог знать семью Крымских.Если что-нибудь ценное в воспоминаниях мой тети осталось- сообщу вам. С ув. Тамара Гумбатова

Тамара Гумбатова 2   28.10.2013 14:30     Заявить о нарушении
Спасибо, уважаемая Тамара. Буду тронут. Человек он был очень неординарный - всякое новое слово о нем интересно и важно. Удачи вам! Ваш Геннадий

Шалюгин Геннадий   30.10.2013 20:34   Заявить о нарушении