А вдруг это любовь?

Любить можно по разному. Стоя, лежа, страстно, как в мексиканских сериалах, трагически как в «Унесенных ветрах», но большим успехом пользуется сценарий «Золушка». Только взамен доброй феи, у вас выступают подруги и знакомые.
Кто кроме подруги одолжить прелестную кофточку, из под которой, у хозяйки, выпирают складки, а лицо делается нездоровым, в то время как у тебя подчеркивает тонкую талию, высокую грудь, и делает восхитительно невинным. Темно вишневые туфли, на высоких каблуках с длинными шнурками, придают и без того, ветвистые ноги владелицы, вид переваренных макарон-спиралек, в то время, как твои выглядят соблазнительно стройными. Еще, одно полезное свойство подруг, что на их фоне, все твои недостатки выглядят, так незначительной мелочью.
Примерно так думала Мариша, после того, как перемерив гардероб у половины общежития, потащила своих подружек на «девичник». Что такое девичник? Это когда, ради повышения конкурентоспособности и наличной выручки, один раз в неделю для представительниц прекрасного пола делают вход бесплатный, а с противоположного – сдирают втридорога. И представляете, срабатывает. Мужчины, как на запах меда слетаются в эти дни, и, заняв все сидячие места, присматривают «цветок» попрелестней.
По той же причине, то есть отсутствия стульев, «цветочки» вынуждены весь вечер дефилировать из одного угла к другому.
Все были счастливы и довольны. Но у всякого правила есть исключения. И ей была Рима. Оглушенная собственным несовершенством, она честно призналась себе, что ловить здесь нечего. Мариша, покрутившись рядом пару минут, уцокала в неизвестном направлении. Насколько Римма ее знала, то в этом зале появилась одна жертва несчастных обстоятельств, ибо от Мариши избавиться нельзя. Ее можно только пережить.
Музыка орала, софиты бешено мелькали, все отчаянно толкались, а вонь потных тел доводила до обморока.
Послав всех к черту, в том числе и себя за проявленное малодушие, Римма стала пробираться к выходу. До вожделенной лестницы оставалось пару метров дороги с препятствиями, как где-то что-то завыло и с громким хлопком, испустив ядовитый дым, погас свет.
Что происходило потом, ни словом передать, ни пером описать. Тишина сначала зазвенела от удивления, потом огласилась истеричными женскими воплями, и к довершением к всему, кто-то особый умный, крикнул «Пожар!».
Толпу с начала качнуло в одну сторону, затем в другую, а потом ломанулась к выходу. Римма почувствовала, как ее относит к лестнице, и заверещала. Спуститься по лестнице в темноте на высоких каблуках она не могла, а поручни, насколько не изменяет память низкие. Следуя теории вероятности, а также коэффициенту везучести, шанс быть затоптанной возрастал с головокружительной быстротой.
Хватаясь то за одного, то за другого, она принялась проталкиваться против «течения». Ее били по рукам, толкали в бок, наступали на ноги, а уж какими эпитетами нарекали… Послышались крики, стоны, проклятия, и девушка поняла что ее опасения подтверждаются.
- Дура! – Кто-то крикнул ей в самое ухо, и сильно толкнул. Не удержавшись, Римма стала заваливаться, и в самый последний момент успела схватиться за ткань.
Обладатель ткани застыл, не поверив своим глазам, точнее ощущениям. Согнувшись он нащупал руку девушки, и ругаясь потянул ее вверх. Римма кое-как встала на ноги, и пробормотав извинения принялась проталкиваться в глубь зала.
- Куда! – Гаркнул кто-то над ухом. Чужие руки обхватили девушку за талию, потащили к лестнице. Римма, удивленно застыла, занятая, новыми для себя ощущениями.
И только почувствовав под правой ногой пустоту, забилась.
- Лестница.
Руки заругались. А ругались, они вам сказать мастерки. Сколько красок, эпитетов, сравнений, аллегорий.
- Держитесь за поручни!
Римма нащупала поручни, и медленно, насколько позволяла напирающая позади толпа, принялась спускаться вниз. Примерно на пол пути, движение закончилось. Из того, что можно было разобрать в паническом гуле, выяснилось, что выходные двери закрыты, а те кто, в фойе, и так уже сидят друг у друга на головах.
Сзади все напирали и напирали, и вскоре Рима оказалось буквально распластанной на обладателе рук. Как чувствовала, не следовало выходить из дома.
- Не ощущаете пикантность ситуации? – Прошептали в ухо.
Римма сначала не поняла, а потом стала отбрыкиваться.
- С начала вы снимаете с меня брюки, а теперь растекаетесь по мне как кленовый сироп.
- Я не растекаюсь. – Пискнула возмущенно Римма, стараясь придать своим мыслям приличную направленность. – И брюки не снимала.
Руки хмыкнули.
- Значит, мне показалось.
- За то, что вам кажется, я ответственность не несу. – Пробурчала Римма, уткнувшись в рубашку, и поймала села себя на мысли, что от него вкусно пахнет. Нечто терпко сладким, но очень приятным.
- И еще мне кажется, что сейчас самое время познакомиться. Меня зовут Игорь. А вас? Если конечно вы не стыдитесь своего имени.
- Ничуть нет. – Своим именем Римма гордилось. – Однако у вас нет гарантии, что я скажу свое настоящее имя.
- Гарантии нет, - Согласился Игорь. – Но я могу рассчитывать на вашу честность в обмен на спасение.
- Римма. – Пробормотала девушка себе под нос, но он расслышал. – Красивое имя.
Движение успокоилось, и толпа медленно, как волны на море, раскачивалась из стороны в сторону. То здесь то там, завязывались разговоры. Люди знакомились друг с другом, узнавали. Темнота сравняла всех и красивых и не очень, обеспеченных и тоже не очень.
- Вы здесь с другом или как? – Продолжился допрос.
- Или как. – Вскинула голову Римма. – А что имеются какие-то возражения.
- Нет. – В голосе у Игоря послышалась улыбка. – Не хочу, что бы у вас потом с другом были проблемы. Атмосфера слишком не двусмысленная.
- Надо же, какие заботливые. – Съязвила Римма, чувствуя, как руки медленно сползают с талии. Возмущенно фыркнув, она вернула их на место. И лишь потом почувствовав недвусмысленность, принялась их отлипать от себя. Соседи с боку возмущенно заворчали, и Римма затихла.
Хихикнув, Римма впервые слышала, как мужчины хихикали, Игорь сильнее прижал девушку к себе.
- Что ж поделаешь, воспитание, никак не могу от него избавиться.
Где-то заскрипел метал. Послышался щелчок, и входные двери приоткрылись пропуская свежий воздух. Толпа оживилась, и потихоньку потянулась наружу. Было такое ощущение, что люди не спешили расставаться с таинственностью темноты.
- Ну вот, - нарочито огорченно протянул Игорь, - только познакомился с хорошенькой девушкой..
Все комплексы Риммы тут же всплыли на певерхность.
- Кто сказал что я «хорошенькая»? – Пробормотала она, с опаской глядя на свет снаружи.
- Никто. – Быстро согласился Игорь, - но кто нам мешает это выяснить?
- А если не понравлюсь? – Жалобно поинтересовалась девушка.
Игорь отрезал:
- Вряд ли.
- Оно вам надо? – Сделала последнюю попытку Римма.
- А вдруг это любовь!
В этот мгновение, Римма нащупала конец лестницы, и внезапно руки отпустили ее. Потеряв равновесие, она потянулась в ту сторону и наткнулась на девушку, которая очень любезно посоветовала ей смотреть под ноги.
Выйдя на улицу, Римма отошла в сторону и стала рассматривать окружающих. В этих чужих лицах она пыталась распознать Игоря, но тщетно.
- Римма! – Откуда-то сбоку появилась растрепанная Мариша в изорванной кофточке. – Ты где была?
С трудом, поймав такси, она стала жаловаться.
- Представляешь, меня лапал какой-то жирный боров, с прыщами на лице. – Жирные боровы для тонкой души Мариши были чересчур. – А потом, он еще посмел подойти ко мне на улице и пригласить к себе домой.
Мариша еще долго говорила о чем-то, возмущалась, а внимание Риммы привлек диджей, вещавший из магнитолы в такси.
- Сообщение для незнакомки от Игоря, который был бы не против, потерять штаны. «Напиши мне Игор 1979 майл точка ру» и песня Александра Рыбака «Я не верю в чудеса»…
А вдруг это любовь?


Рецензии
А мне кстати очень даже понравилось. Написано легко и непринуждённо, да и прочёл на одном дыхании. Могу лишь пожелать и дальше радовать нас своими произведениями. Умничка.

Юрий Богданов   30.03.2010 15:33     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.