Чертовщина - 24

  ГНИДА.

  После завтрака, во время уборки территории, после всеобщей «обжираловки» родительского дня, Фа-Фа завёл своих вожатых в кусты.    
- Опять идея?!      
- Сначала, как твои дела, засранец? 
- И твои  «гормонист»  ходячий?    
Юрка от Юрки получил пендель, от Олега по шее. Второй пендель не получился, Юрка увернулся.

– Ты что?  Шуток не понимаешь? Я пошутил.
- Проехали. Что звал?   
- По-моему вам обоим грозит новый конец на холодец!    Вожатые переглянулись.
    
– Не бойтесь раньше времени, я что-нибудь придумаю.       
– Что нам грозит?   
- С вами мой папка говорил, про тот ночной  бордель?
- Говорил, что для  нас всё обошлось, всё нормально.  Там их все повязали.      
– Рано радуетесь. По моим агентурным данным, мой папка уничтожил не все улики против вас. Всплыло ещё кое-то.      

– Выкладывай, что? 
- Батяня уничтожил киноплёнку с вашим участием. У меня есть опасение, что есть ещё и черновая фотоплёнка, и она, почему-то у нас в лагере, но это мне надо ещё проверить.   

– Что делать? – спросили разом  Вихров и Столицын.   
– Ничего особенного, но если вы оба, или поодиночке, почувствуете маломальскую от кого-нибудь подозрительную шутку, в ваш адрес, или подколку, не  реагируйте, а запомните, от кого она исходила. Сразу ко мне. Остальное, моя забота. Я буду решать все ваши проблемы. Ради бога, сами ничего не предпринимайте, всё только испортите.  Дело опять запахло жареным.

– Колонией?   
- Пугать не стану, всё может быть. На суде вас могут представить в виде соучастников, а не потерпевшими.  У них очень сильные адвокаты.   Если эта улика существует,  её не должно быть.          

– Василий Аркадьевич знает?   
- По-моему нет. Батя, тоже может дров наломать.  Ему адвокаты вешают три не законных обыска без санкции прокурора, изъятие вещ доков, и ещё кучу мелочей, типа - протоколы подписаны не теми понятыми, или не теми чернилами. Я всё сделаю сам, папку подключу в последний момент.  Вы, только не суетитесь. В лагере до сих пор ползает гнида.
   
– Фа-Фа, ты не треплешься?         
- Друзья мои, вам пора научиться, распознавать, когда я треплюсь, а когда  и нет.  Если я сейчас треплюсь, моя трепотня  вам обойдётся колонией. Я не шучу.  Идите, собирайте бумажки. Мне надо подумать. Если пойдёте с отрядом на озеро, меня и Французика не будет, придумайте, что-нибудь для Анны Сергеевны.   – А ты, не пропадёшь вместе с ним?   

- Нас охраняет Цербер.   
– И врачиха Венедиктовна.    
– Зря смеётесь, она главная ведьма от второй кольцевой до Звенигорода, Серпухова, Каширы и Шатуры.  Весь юг и восток.   
- Но, сейчас ты, треплешься? – спросил Олег. 
 
– Сейчас, самую малость, вот столечко.  А вы, выясните, кто у меня сожрал  пирожок?  Было восемь, стало семь. 
– Ты, их  ночью ел при мне.  – Я ел и считал, сколько остаётся.             
– Ну, Карлсон, извини, это я один пирожок съел, – сказал Олег.      
– Молодец, что сознался, можешь ещё пол пирожка отломить.
Друзья засмеялись, и по новой заведённой привычке, хлопнули друг друга по ладоням, и вытерли, каждый свою ладонь о штаны.

               
                АНАЛИЗ  НАБЛЮДЕНИЙ.

Фасолин  издали, посмотрел, как Олег играет с врачихой в теннис.
 «Как он улыбается новой вагоновожатой второго вагона – Лене? Вихров-бабник катается на висячих качелях сразу с двумя: Юлей и Лидой. Одни бабы на уме у этого пацана. Когда, только поумнеет?  Что-то им заливает. Верка второй раз подходит к Малафееву. Алёшка прогнал её, замахнулся на неё.   Впрочем, ничего подозрительного».   

Фа-Фа  быстрым взглядом обвёл всех, кто был в его поле зрения.  Стал вспоминать, кто и как с ним разговаривали в последние два дня.   
  «Зацепка есть, но слабая, не хватает фактов. Кто затаился? Где эта гнида? На первый взгляд всё хорошо. Опять в лагерь приехала какая-то комиссия, а папани нет лагере, опять без него. Лидия Павловна, пока не хрена не знает. Почему? Если всё пошло на лад, почему папка не ликвидировал тайник с ключами?  Чего-то опасается?  Чего, или кого? Про тайник знает, только он и я, больше ни одна душа.

Значит, он продолжает не доверять кому-то. Доверяет, только мне. Опять уехал, что-то не клеится там у него в Управе. Хотят строить баню. Это хорошо. За так!  Это, что взятка? Как отец разговаривал с отцом Дёмина?  Папка уши развесил, гол пропустил. Нет, голы были раньше. Отец Дёмина второй секретарь райкома партии, правда, не нашего района, а Тушино.  Что получается? Неужели  второй секретарь начнёт строить баню какому-то лагерю, только из-за того, что его там сын, проездом, первый раз за всё время?

Вообще, почему Дёма в лагере? У них, что нет дачи с балконом?  Может, Валерка притворяется хулиганом? Не вяжется, что-то.  Отец секретарь партии, а сын на учёте в милиции, здесь по распределению, покуривает травку. В сатану верит. Не парень, а долбоёб... пардон.  Генка? ... Он всё за Светланой бегал. Дед у него какой-то старый, в прадеды годится, пень глухой с медалями...  Владимир-вожатый? Его, тоже нет в лагере. Тоже, в лагере ходил в галстуке. Если он за нас, как говорит папка, то он отличный разведчик.

Меня за нос водил полторы смены.  Кто гнида? Танька? Верка?   Они там были. Папка хочет и их спасать, значит не они. После подумаю, мало фактов. Пойду, поиграю с Данилкой  в шахматы, развеюсь чуток.   А что мне вчера говорил Мишка? По дороге в шалаш.  Что у него за роман с этой Танькой?  Не может быть!  Стоп!  Спот! Стоп! Что он мне говорил, что они менялись в кустах секретами? Мишка умный – дурак всё выложил ей про меня. Танька любительница подглядывать за мальчишками. Не хорошо, Таня.   Так. Так.За Денисом подглядывала, за Лёшкой... 

 Обычно, мальчишки подглядывают за вами, знаю по себе.  Я эталон  нормы, и то грешу этим.  Танька аномалия ошибка природы, надо понаблюдать.  Мишка? А, что Мишка?  Мишка – друг, но тоже с аномальными замашками.  Лазутчик лучше меня. Всё про меня знает. Кто Я? С кем я? Когда баловался с тёзкой?  Когда в бане?  Всё знает. Компромат собирает. Загадочка.  Но, и я его просчитал, в шалаше, в библиотеке, и на мотоцикле.  Может, я его не до конца просчитал? Он считает сносно, но не в уме.  Он может притворяться. Детективчики почитывает, философию со мной наравне толкает. Даю себе задание  -  из этой информации, что есть,  сделать выводы. На всё полчаса. Где наш очкарик? Где недоделанный гроссмейстер?»


                ПЕРВЫЕ  ФАКТЫ.

До одиннадцати  Юра играл в большие  шахматы.  Они стояли  у  баскетбольной  площадки,  где  была  дискотека,  и стояли  теннисные столы. Рядом Мишка обыгрывал всех подряд,  начиная с Риммы Венедиктовны и заканчивая,  Буратино.   
Вокруг шахмат собралась большая толпа зевак.  Все подсказывали Лемешу.

 Игра у Фасолина всегда начиналась не с дебюта, как полагается, а с середины  партии.  Ему нравилось - дебют, ходов десять, вообще не думать. Он не строил ни каких защит, планов, специально делал глупые ходы, делал вид, что зевнул слона, или  ладью. 
С середины партии начинал исправлять допущенные ошибки, так ему больше нравилось  играть.  Он знал все ходы Данилки наперёд, начиная от защиты Филидора, до самого эндшпиля.   

Игра в шахматы для Фа-Фа была ширма, он думал над поставленной  задачей.  Поочерёдно  смотрел на всех, отпускал мелкие шуточки, слушал за спиной анекдоты, девчоночьи сплетни, и главное  -  следил за Мишкой.  Юра смотрел, как Мишка шёл в нападение, как делал обманные  замахи ...   

Юра изучал друга.  По натуре, на людях Французик не многословен, вчерашняя роль немого фокусника была для него, как ни как лучше всего.  Юра подметил, Французик очень хорошо, налету, схватывает чью-то особенность поведения, и пародирует жестами, походкой, гримасами.   
 
«Как он отлично справился с моей ролью, на концерте.   Никто  до последнего момента не догадывался, что на сцене не я, а Мишка.  Значит, он очень наблюдательный, всё подмечает. Хорошо, если он настоящий друг. Умного врага себе никто не пожелает»

Фа-Фа ушёл от очередного шаха, продолжал размышлять.   Без пяти одиннадцать.  Юра, почти на доску не смотрит, увлёкся поставленной задачей, и по настоящему зевнул пешку, а через ход  потерял коня.  Он посмотрел на маленького Данилку    
«Такой маленький, а прёт, как слон». Юра с трудом свёл партию в ничью.   

Пора делать выводы. Фа-Фа отвернулся, поморгал, чтобы никто не видел.   
«Вывод – Мишка друг».    
- Фасолин, ты плачешь? – спросила девочка из второго отряда.   – Соринка в глаз попала.

«Хорошо, что не Алиска пристаёт с вопросами, глаз не сводит, кикимора».    
Юрка открыл глаза пошире, и вдруг его глаз заметил  мгновенную, в тысячную долю секунды, искру-огонёк  солнечный зайчик в кустах на противоположной стороне.  Фа-Фа  сразу определил, либо бинокль, либо фотоаппарат.  В лагере есть и то, и другое, и всё в сейфе и отца в кабинете.
 
«Какой-то дурак сидит в кустах, и наблюдает против солнца».   
В кустах  Юра заметил Таньку. 
« Всё ясно! Это у неё в руках блеснул объектив фотоаппарата. Первый раз вижу её с такой сложной  аппаратурой. Вчера, наверно привезли родители. Не знал, что она увлекается фото.  Кого она снимала?  Меня?  Данилу? Французова? Нет, она снимала Вихрова, он играл с Мишкой.  Так, так, так,  -  вот и факты!»


Рецензии