Чертовщина - 17

    ДЛИННАЯ  ИСТОРИЯ.

- Куда, ты меня ведёшь? 
- Иди, и не ворчи, – сказал Фа-Фа отцу. Продираясь сквозь кусты, они вышли на песчаную отмель.    – Пап, искупнёмся. Ты, за всё лето три раза купался.         
– Тебе наш доктор разрешил купаться?   
- Неа.   
– Значит, тебе нельзя. Поешь ягод.   
– Папа, я тебе разрешаю, мне разрешить. Ты же начальник. У меня живот уже не болит. Меня Джим вылечил. Два дня полизал, и  «хоккей».   
– Да?!  И волосы выросли? – усмехнулся отец.   
– Ещё нет, - засмущался  Юрка.  Они, наверно, совсем не вырастут? Вдруг, пацаны увидят в бане, а я самый старший среди них. 
– До свадьбы всё заживёт и отрастёт.   
– Надеюсь. Хотелось бы пораньше.      
Отец потрепал сына по голове. 
– Пап, ты со мной, как с взрослым.   
- Ты, и так взрослый, всё понимаешь.
- Пап, я тебя так люблю. Зачем вы разводитесь?   
- Кто тебе, это сказал? 
- Я же не  слепой. Я вас, так люблю, а вы? 
- Мы не разводимся, мы поживём немного врозь.   
- Я с кем буду?   
- С кем, ты хочешь? 
- С вами обоими. 
– Сынок, я тебе потом всё объясню. К нам скоро из Италии приедёт дядя  Франческа.    
– С Леоном?  Он уже большой, ему со мной не интересно. Они будут жить у нас?   
- Да.   
– А мама против?   
- Да. Как там дела у тебя с животом?  Юра снял шорты и показал живот.
- Краснота не прошла, видишь пятно. Купаться нельзя. 
- Прошла, Это у тебя в глазах рябит. Без волос прохладно.  Пап, я этим местом ветер чувствую. Па, только честно, ты ревнуешь маму к Франческа?    
- Юра! Италия  такая страна...
– И там все ловеласы? 
- Не все, но есть.   
– Пап, я точно не итальянец?   
- Сынок, что за нелепые намёки? Я твой папа. Я русский, и ты русский. Итальянцы все чёрные, а ты русый.   
– В Италии, что и уродов нет? 
- Юра, ты русский, и не урод.    
– Зачем меня крестили?   
- Это длинная история. Поплыли на тот берег.   
- Пап,  ты что? Здесь больше двух километров. 
- На тот берег бухты. 
– А а а ! -  тогда поплыли.   
Отец с сыном, поднимая тучи брызг, бросились в воду. ....

                АЛЛА  И  ИГОРЬ.

  Пока  проходил  заплыв  начальника и его сына  в  лагере ... нет, не  ЧП, а  большая  сенсация.  Первыми её открыли Буратино с Мальвиной.  К ним никто не приехал из родителей, они вдвоём  дежурили у синего домика.
 К одиннадцати часам к лагерным воротам «Дзержинца» плавно затормозив, подплыла шикарная  голубая «Волга». За рулём сидел пижон с усами, в чёрных очках. Он вышел, открыл заднюю дверь машины, и полез в багажник.    
И з машины вышла сама сенсация.  Да, да, я не оговорился, и не описался, сенсация... 

 Онуфрий и Мальвина вытаращили глаза, толкая друг друга.      Из машины вышла Алла Лугачёва. Она подошла к воротам, прочитала  все объявления, пока шофёр, пижон  доставал из багажника сумки  с продуктами и какой-то  продолговатый ящик, затем ещё один.   
Онуфрий и Мальвина подошли ближе. 
– Здравствуйте, – поздоровалась Мальвина, – Вы Алла Борисовна?   
- Да, детка моя. Это пионерский лагерь «Дзержинец»?   
– «Дзержинец»,  - подтвердил Буратино. 
Алла Борисовна показала на арку, - прочитай, что написано «......ерж...», и засмеялась.   
– Тем летом буквы отвалились, но прочитать можно,   -  пояснил Онуфрий. 
– Паренёк, ты сильный?  Спросил водитель Аллы Борисовны.
– Я? Не знаю. 
– Один донесёшь в столовую?   
Буратино подошёл к шоферу, взглянул на ящик, там лежали бананы, полный доверху.   
– Тяжеловато, ого, сколько.   
– Тогда понесли вдвоём.      
 Шофёр засунул очки за отворот рубахи, и они, взявшись за ручки с двух сторон, понесли ящик. – Аллочка, я сейчас вернусь.
– Игорёк, не задерживайся.   

– Алла Борисовна, вы к нам на концерт приехали?   
- У вас и концерт будет?  – переспросила Лугачёва, - я обязательно останусь, он в 5 часов, здесь написано. 
– Вы к кому приехали?    Девушка догадалась, что Алла Борисовна имела в виду совсем другой концерт, 
о котором сама подумала. 
- Я к племяннице Игорька. К Верочке. 
- Погорельцевой? 
- К Николаенко. Она в четвёртом отряде. Написано начальника нет, у какого вожатого можно девочку забрать? 
- У Вихрова и Столицына – они вожатые. 
– Проводи нас.   
– Мне нельзя, я дежурная, на посту. Я объясню, где они. Они вот за этим корпусом оба сразу.   
– Спасибо.       
Певица вернулась к «Волге».  К Мальвине подошёл шофёр «Волги» с девочкой на руках.  Подошёл и Буратино. Онуфрий протянул девочке банан.
- Верочка-девочка, ты моя не наглядная. И шофёр поцеловал малышку. Дежурные вернулись к грибку.

Это кто?  - спросил Буратино у своей подруги. 
- Алла Лугачёва. 
– Вижу, это, что за пижон?   
- Шофёр её? – переспросила Мальвина.   
– Глаза открой, Это Игорь Николаенко!   
- А...а! - изумилась подруга, – чего спрашиваешь, раз знаешь? Николаенко, точно, Верка сказала – он её дядя.  Верка и даёт, какого дядю заимела.    
 Николаенко взял ручку второй ящик и ждал, пока Алла,  порывшись в сумке, достала куклу «Барби». – Верочка, это тебе от меня!   
- Тётя Алла пойдёмте на озеро.   
– Где сумки можно оставить? Ананасика хочешь?    
- Это картошка?   
- Нет, это киви.      
Николаенко  и Бура понесли второй ящик с бананами на кухню. Подошла ещё группа родителей с сумками и рюкзаками. Они шли пешком от автобусной остановки.


                СМЕХ,  ДА  И ТОЛЬКО!

 - О!!! Какие люди в Голливуде!  Это к тебе, Олег, – Юра показал, кивком головы, в сторону Лугачёвой и Николаенко.   
- Я ещё ем.   - Я тоже.      
- Здравствуйте, простите, где можно увидеть вожатого 4-го отряда? - спросил Игорь Николаенко.    
– Это он! - показывая, друг на друга, и доедая дыню, сказали Юра и Олег.   
– Вы оба? - удивился Николаенко.   
- Да, да. Извините, мы оба.  К нам, тоже приехали родители, мы сами из первого отряда,  -  сказал Олег.               
– Какие, вы молодцы. На чьё имя писать заявление?               
- Забирайте, Верочку без расписки, я запомню. Я вас и вас знаю, по телевизору видел, - сказал Юрий.     Алла Лугачёва и Игорь Николаенко засмеялись. 
- Спасибо за доверие. Мы вместе со всеми на озеро и назад. Не будем мешать. Приятного всем аппетита.   
– Хорошие детки, – добавила Лугачёва.    
Они ушли.    

– Олег, а ты Фа-Фа видел? 
- Он с Василием  Аркадьевичем.   
– Надо было с начальника расписку взять на Юрку. Дважды пропадал.
 Мальчишки переглянулись и засмеялись, размазывая по щекам  сок от дыни.   Смех раздавался и от клуба. При входе висела стенгазета «Наша жизнь». В газете не было передовиц, ни заметок, одни карикатуры и фотомонтажи.

 Увидев эстрадных звёзд (Их все узнали) все расступились, здоровались.   
 Николаенко и Лугачёва подошли к стенгазете, стали внимательно рассматривать все карикатуры. Алла Борисовна не стеснялась, и смеялась от души. Николаенко смеялся сдержанно, в усы. Вокруг, уже шептались, – это его дочка, похоже, как...

 Над чем смеялись  звёзды, придётся описать. Смеялись все и взрослые и дети.  Под заголовком «Дискотека» танцуют  пионеры, с дрыгающими ногами и руками. Изо  рта одной девочки облачко, в нём написано  «мне ещё 13 лет, я уж целовалась... то ли ещё будет... ой, ёй, ёй».  В другой стороне нарисована смешная полная, грудастая, в белом халате женщина - изо рта облачко «Мне уже за 40, я не целовалась... только мне не это. То ли ещё будет ...Ой, ёй, ёй».  Не могу утверждать, спорить не буду, именно эта стенгазета с этой карикатурой могла послужить толчком к известному шлягеру. Одно могу утверждать, песни этой ещё не было. Другая карикатура, над, которой все смеялись. Над столовой летающая тарелка, с неё прыгают головастики - парашютисты, у одного глаза зелёного цвета, зрачки, как у кошки, на голове  антенны-пружинки, вместо пальцев присоски. На тарелке написано – «Марс 666». Ещё много карикатур. Мальчики и девочки с грязными ушами и ногами, какой-то «обжора» с большим животом  - А компот?   Девочки, прыгающие через скакалку, один конец скакалки привязан к хвосту чёрной собаки, другой конец крутит чёрт с рожками. Нарисовано замечательно.  Ещё вспоминаю, милицейский газик с динамиком на крыше,  и оттуда:  «Спать, спать, по палатам, по два в ряд,  в шеренгу, налево, марш!»  Рядом другая карикатура  - в ряд несколько собак, и милиционер  им – на охрану границ  п./л «Дзержинец» приказываю заступить. Мухтар, на девочек не отвлекайся.
      ...
На клубе большое красочное объявление.   
 «Дорогие дети, и их родители, не хотите ли подкрепиться. В 14–00 обед.  Тихий час отменяется, полдника не будет. Приглашаем всех на концерт в 17-00», и мелкими буквами  в 20-00 и в 20-30 будет автобус до станции. Кто-то слово «автобус» зачеркнул и фломастером написал «воронок».  Отлично, сработано.  Лугачёва подчеркнула ногтем слово «воронок».    
- Тебя «Волга» не устраивает? – сказал ей на ухо Николаенко – в люди, хочешь пойти. 
– Игорёк, только с тобой. 
– В люди? Или в «воронок»?   
- Куда угодно... с тобой. 
Почти все, большой компанией, взрослые, в сопровождении детей пошли  к знаменитой,  лагерной, заборной дырке, и, перелезая через нее, направились кратчайшим путём к озеру. 
 Кругом  шум, смех, шутки, крики  детей  и  взрослых.


Рецензии