Байконур. Глава 16

     На фото: так выглядит Ленинск на Байконуре с высоты птичьего полёта.


     Глава 16
 
    Однако вернусь к теме. В 1967 году скончался министр обороны Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, и вместо него новым министром обороны назначили Маршала Советского Союза А. А. Гречко. В этом же году началась реформа Вооружённых сил. Вышел указ о переходе с трехгодичного срока службы на двухгодичный. Странности судьбы: из-за школьной реформы 1961 года учиться мне пришлось на один год дольше, а теперь вот служить придётся на один год меньше. Радости не было предела, однако некоторые неясности по поводу того, насколько сократится срок службы нашего призыва, всё-таки были. Вскоре мы узнали, что служить будем меньше лишь на полгода. Значит, до дембеля оставался один год! С этого же времени улучшилось довольствие солдат: ежедневно вместо десяти граммов сливочного масла мы стали получать по двадцать.

     У солдат тоже была в армии «зарплата». Рядовой получал в месяц 3 рубля 80 копеек, ефрейтор получал на один рубль больше (4.80), сержантам полагалось по 10 рублей 80 копеек, а старшины получали по 20 рублей 80 копеек. Тяжелее всего приходилось курящим ребятам — все деньги уходили на сигареты. К примеру, «Прима» стоила тогда 14 копеек, а папиросы «Беломорканал» — 23 копейки. Деньги выдавались один раз в месяц, в этой связи за неделю до получки многие из курящих ребят уже вовсю стреляли бычки друг у друга. Поскольку я не курил, то свои деньги растягивал на два-три посещения кафе.

     *****

     Служба шла своим чередом: я ходил на репетиции оркестра, нередко подолгу засиживался в библиотеке, туда приходили другие ребята, с которыми болтали на разные темы, часто вспоминали свой город, родной дом, родителей, мечтали о том времени, когда вернёмся домой.

     Значительных событий в этот период практически не было.

     Один раз нас посылали патрулями на «Десятку» — так называли Ленинск, главный город Байконура. Город небольшой, все дома — пятиэтажки (см. фото). Недалеко от городка протекала неглубокая мутная речка Сыр-Дарья. Привезли нас в гарнизонную комендатуру после обеда, разделили на три группы по три человека и отправили дежурить. Ходили по Ленинску мы до десяти часов вечера, нарушителей не встретили, после чего на автобусе вернулись в свою часть.

     В один из жарких летних дней нас всей ротой вывезли на железнодорожную ветку очищать её от разного мусора и степной травы. Работа, как всегда, оказалась утомительной — предстояло очистить десять километров пути. Стоял казахстанский степной зной. Фляжки с водой опустели за полчаса, мы ходили к сопровождавшему нас автобусу и постоянно пили воду из большой фляги, которая стояла там. Из этой поездки мне особенно запомнились крупные вараны, чем-то напоминавшие миниатюрных крокодильчиков, которые постоянно то тут, то там шныряли между горячих рельсов. Вот уж любопытные...

     Ребята рассказывали, что по весне где-то в степи находили небольших черепашек, из панциря которых делали сувенирные пепельницы. К концу службы у меня тоже появился такой сувенир, который я привёз домой (поскольку я не курю, со временем сувенир затерялся).

     *****

     Осенью в часть прибыло новое пополнение и их также, как и нас, на время карантина разместили в том же большом гараже автобазы. Я с сочувствием поглядывал на них, потому что ещё свежи были в памяти те, первые, незабываемые дни службы. Ребята прибыли из Краснодарского края.

     После карантина и присяги их тоже распределили по подразделениям. Некоторые из ребят попали в нашу роту. Среди них оказался парень, которого звали Лёшей Белоглазовым. По комплекции он не уступал Жоре. Теперь, при построении роты, в её авангарде находились уже два гулливера, за широкими спинами которых держали строевой шаг жители страны лилипутии. По ранжиру я попадал в середину строя.

     Одного из парней — Сашу Савченко — определили обучаться по специальности, как и меня — механиком ПДРЦ. Получалось, что я начал понемногу готовить себе замену. От Саши я узнал, что он призвался из города Новороссийска, который находился на Чёрном море. На море я никогда не бывал, поэтому о том, как оно выглядело вблизи, имел  смутное представление. Но зато многое узнал о благодатной кубанской земле, о курортах, о прекрасном климате, где почти не бывает зимы и снега. Кубань крепко запала мне в душу. Я искренне завидовал и Саше, и другим его землякам. Разве мог я тогда предполагать, что ровно через сорок лет судьба сведёт меня с этим краем, куда я однажды перееду жить!

     *****

     Продолжение в главе 17: http://www.proza.ru/2010/01/16/1322

    


Рецензии
Начал сомневаться в своей памяти. Как наложилось, что принял новый призыв за двухгодичный?

Вячеслав Вячеславов   13.07.2012 09:37     Заявить о нарушении
В приказе сообщалось о сокращение срока службы.

Леонид Маслов   13.07.2012 15:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.