Головокружительная реальность

Сергей Гореев вышел из квартиры. Поставил маленький чемоданчик на пол. Прислонил трость к стене и стал шарить в карманах в поисках ключей.

- Сергей Витальевич!  Сергей Витальевич, постойте!

Сергей повернулся. По лестнице поднималась молодая светловолосая девушка.

- Сергей Витальевич, вы уходите?

- Я уезжаю в аэропорт. У меня выставка в Лос-Анджелесе. А вы, собственно, кто?

- Как же так, - расстроено произнесла блондинка и тут же продолжила, - я журналист из газеты «Культура и молодежь». Сергей Витальевич, уделите мне пять минут – у меня подготовлены несколько вопросов.  Всего пять минут…

- Я тороплюсь. Но вы можете проводить меня до машины. Я теперь медленно хожу, к сожалению.  Он взял трость, поднял чемоданчик и стал спускаться. 

- Наша газета для молодых начинающих художников и других творческих людей. Ее цель помочь молодым талантам обрести уверенность в себе, почувствовать…

- Серега! Ну, где ты там? С кем ты разговариваешь? Опоздаем же!
 
- Я спускаюсь, Слава! Все нормально, сейчас буду. 

- Вы студентка?

- Да. А как вы догадались? – спросила девушка.

  Сергей улыбнулся.

- Вам нужно было позвонить и договорится о встрече.

- Я звонила, но ваш агент… Он все время откладывал. И я решила прийти к вам, простите мою наглость.

- Понятно.

- Сергей Витальевич, когда вы поняли, что ваша судьба - стать художником?

- Судьба? Я не верю в судьбу. – Сергей засмеялся.

- Серега, да где же ты? – навстречу, перепрыгивая через ступеньки, поднимался Вячеслав Уфимцев. – А, «Культура и молодежь»!  Какая встреча! Девушка, я разве не сказал вам, что Сергей Витальевич занят? Серега, давай свой чемодан.

- Слава, подожди. Девушка, как вас зовут?

- Катя.

- Катя, возьмите мою визитку, позвоните через неделю, и я дам вам нормальное интервью, договорились?

- Спасибо, Сергей Витальевич!

Они вышли из подъезда.

- Сергей Витальевич, - крикнула она вслед. - Один вопрос! Три года назад вы попали в страшную  автокатастрофу -  кто вам помог встать на ноги, обрести веру в себя…

- Моя жена и друг.

Сергей сел в машину. 

***
- Боже мой! Эта картина - удивительна, необыкновенна!

- Они все необыкновенны! Маргарита Федоровна, вы видели «Солнечный свет»? Чудесно, просто чудесно! Я так и представляю себе: в нежных лучах предрассветного солнца…
 
- Сергей Витальевич, вы - талант! Позвольте пожать вашу руку! Свежий ветер в затхлом мире изобразительного…

Сергей кивал невпопад, жал кому-то руки, что-то отвечал и улыбался.
 
- Уже три картины проданы, - шепнул Слава Уфимцев.- Ну как тебе все это?

- Я не знаю, такое странное чувство…. Я все это придумал, нарисовал. А теперь люди смотрят, восхищаются и даже покупают. Как ты думаешь, они чувствуют то же самое, что и я, когда рисовал?

- Половина из них вообще ни черта не чувствует! Ну, а то, что покупают, это не твоя заслуга, а моя!

- Я конечно надеялся, что когда-нибудь смогу выставить свои работы, но я не думал что здесь, в этой галерее…  Такое ощущение, что я просто пригласил всех к себе в голову. Мне это кажется таким нереальным.

- Это реальность, мой друг!  Восхитительная головокружительная реальность!
Сергей взял фужер с шампанским. Взгляд остановился напротив любимой работы - «Взмах крыла»: лицо молодой девушки с теплым задумчивым взглядом карих глаз и бабочки, яркие, легкие, порхают вокруг ее головы, составляя причудливый узор. Он подошел к картине.

- Здравствуйте! Господин Гореев, я Герман Вульф.

Сергей повернулся к говорящему. Немолодой интеллигентный мужчина в дорогом сером костюме протягивал руку. Сергей ответил на рукопожатие.

- Добрый день. Зовите меня – Сергей. - Он перевел взгляд на спутницу Вульфа. 
 
- Это моя супруга Кира…

- Мы знакомы, Герман. Здравствуй, Сережа.

Сергей молчал. Он смотрел на Киру. Вульф продолжил:
- Знакомы? Ты мне не говорила, дорогая. В прочем не важно. Я интересуюсь современным искусством и хотел бы приобрести вашу картину - «Взмах крыла», это возможно?

- Поговорите с моим агентом. Блондин в черном костюме. Видите?

- Благодарю. Я вас ненадолго оставлю, - господин Вульф посмотрел на супругу.

- Конечно, дорогой.

Герман Вульф кивнул Сергею и неспешной походкой отправился к Уфимцеву.

- Я вижу, ты неплохо устроилась - новый супруг, иностранец. «Владелец заводов, газет, пароходов…», так?

- Он такой же иностранец как мы с тобой. Но у тебя тоже все неплохо, как я посмотрю. Разве не об этом ты мечтал?

- Не совсем. Ты знаешь, о чем я мечтал.

- Сережа, прошло два года.  Я надеялась, что мы могли бы изредка общаться как… как старые знакомые.

- А если нет?

- Что ж, тогда я сожалею о том, что пришла сюда. Герман настоял. Сказал, что хочет познакомить меня с молодым и перспективным художником. Я, конечно же, знала, что это ты. Но как видишь, пришла. Не разочаровывай меня, хорошо?

- Ты же знаешь, разочаровывать тебя мне удается лучше всего.

Вернулся Вульф.

- Ну-с, дело сделано! – он потер руки. - Сергей, мы с супругой хотели бы пригласить вас ко мне на юбилей. Банкет на открытом воздухе.  На следующих выходных. Что вы на это скажите?

- Господин Вульф, боюсь что…

Кира посмотрела Сергею прямо в глаза.

-  На следующих выходных? Я принимаю ваше приглашение с большим удовольствием, я приду, господин Вульф.

- Отлично! Позже я сообщу вам точное время и место.

***
Сергей сидел в кресле, курил и разглядывал потолок. Уфимцев плюхнулся на диван и посмотрел на друга.

- Так и будешь - молчать и дымить целый вечер? Если бы я только знал, что эта стерва посмеет явиться, я бы предупредил охрану.

- Ее муж купил картину. Ты, как мой агент, должен радоваться. – Сергей усмехнулся.

- Прежде всего, я твой друг.

- Со мной все в порядке. Просто нахлынули воспоминания…

- Слушай, а давай праздновать? К черту воспоминания, сегодня твой день! Завалимся куда-нибудь, хорошенько надеремся…. Что скажешь?

- Давай надеремся прямо здесь.

Два часа спустя Уфимцев полулежал на диване и рассуждал:
- Судьба! Я не верю, в судьбу, Серега!

- Во что тогда верить? А помнишь ту «ауди»? Какие-то сантиметры… Я мог бы погибнуть или стать инвалидом.

-  Везение существует! Но это везение, удачное стечение обстоятельств.  А верить надо в свое серое вещество!  С нами происходит то, на что мы сами себя программируем.  Сами делаем себя несчастными и сами же добиваемся успеха! Как ты, например. Ты талантливый художник, Серега, при любом раскладе. Ты рисовал бы даже в инвалидной коляске. Вопрос в том, захочешь ли ты этого.

- Значит, это я захотел, чтобы Кира ушла?

- Ну что ты заладил, Кира, Кира…

- И все же?

- Хочешь знать?

- Хочу.

- Да, ты сам этого захотел. А знаешь почему? Потому что она тебя убивала! Убивала в тебе художника, творческого свободного человека! Ты бегал за ней, как сопливый мальчишка. Смотреть было противно. Тебя же ничего не интересовало, ты даже работать нормально не хотел! Все время под нее подстраивался! Кирочка хочет в клуб - Сережа идет, Кирочка хочет…

- Замолчи!

- Знаешь, что я думаю, ей было скучно с тобой. А вот если бы тогда ты действительно попал в аварию, покалечился, она бы осталась.

- Слава!

- Ты сам спросил.

- Значит, нас обоим повезло: я жив и здоров, а у нее - новый супруг. Кстати, он пригласил меня на свой юбилей.

Уфимцев сел.

- Я надеюсь, ты отказался?

- Я согласился. Все нормально, Слава. Она мне больше не интересна. Все прошло.

- Послушай, Серега… - Вячеслав чиркнул спичкой и закурил, - даже не смей туда ходить, ты понял? Я слишком хорошо помню, что было с тобой, когда она ушла. У нас большие планы, впереди столько работы, столько…

- Я в порядке! Все нормально! Я пойду на этот чертов юбилей и отлично проведу время.
- Ну что ж, раз я не могу тебя отговорить.… Как знаешь.

- Я не знаю, что подарить.

- Подари ее букет отравленных роз.

- Юбилей у ее мужа.

- Все равно подари. Ему что хочешь, а ей - розы.

- Я подарю им картину.

- Какую?

- Пока не знаю. Я ее еще не нарисовал.

- А вот это уже бред.
   
Слава потушил сигарету и посмотрел на часы:
- Так мне пора. Ты все-таки подумай, Серега. Не стоит туда ходить.

***
На столе стоял букет ярко-красных роз. Сергей лежал на диване и смотрел на часы – полдвенадцатого ночи.

В дверь спальни постучали. В его квартире кто-то был. Сергей открыл дверь.

- Кира?

- Тише. Тише…, - она приблизила свои губы к его лицу. – У нас мало времени.

Кира взяла его за руку и потянула к расправленной постели.

- Сереженька, милый…

- Кира, я так люблю тебя… Я…

- Тише милый, у нас мало времени, - Кира сбросила платье.
 
Стрелка часов показывала два ночи. Дверь спальни скрипнула и открылась.

- Здравствуйте, Сергей. – В комнату зашел Герман.- Я вижу, вам понравилась моя жена.

Он сменил свой дорогой серый костюм на темно-бордовый. Воротник белой рубашки был расстегнут, на шее висела толстая золотая цепочка. Следом в комнату вошел здоровенный верзила с квадратной челюстью и такой же фигурой.

- Я был женат на Кире, - зачем то сказал Сергей и натянул простынь до подбородка.

- У нас с вами так много общего!  - Герман засмеялся, пододвинул стул и сел напротив кровати, широко расставив ноги. Прислонил к столу тонкую черную трость. - Мне нужна ваша последняя картина. Вы ведь все равно собирались мне ее подарить?

- Но я ее еще не нарисовал. И откуда вы знаете о картине?

Кира сбросила простынь и подошла к мужу. Она погладила его по щеке и поцеловала в лоб, затем сказала, глядя на Сергея:
- Он такой милый, правда, дорогой?

Он талант! – сказал господин Вульф и подмигнул Сергею.

- Что вам нужно?

- Я же сказал - ваша картина. Вам понравилась моя жена, а мне - ваша картина, – он рассмеялся.

- Я не нарисовал ее, - повторил Сергей.

Дверь распахнулась. В комнату зашел Слава Уфимцев.

- Красная «ауди», - сказал он. – Во дворе красная «ауди», Серега.

Слава взял букет из вазы.

- Понюхай, - он протянул Кире розы. – Это твои любимые.

Верзила вытащил пистолет и наставил на Вячеслава.

- Устроим обмен, господин Гореев?  Я вам – жену, - Вульф указал тростью на Киру, - а вы мне картину.

- Понюхай, - снова сказал Слава.

Кира взяла букет, она улыбалась.

- Ты хочешь этого, Сережа?

Сергей пытался что-то сказать, но губы не слушались. Кира поднесла розы к лицу. Герман засмеялся.

- Вы хотите мою жену, господин Гореев? –  спросил Вульф.

- Нюхай! – закричал Уфимцев.

- Ты хочешь этого? – повторила Кира. Она улыбнулась и вдохнула запах роз.

- Нет! – Сергей вскочил с постели и подхватил оседающую на пол Киру.

Раздался выстрел. Герман захохотал. Он смеялся как безумный, все громче и громче.
 
***
Сергей закричал и проснулся. Сел на кровати. Протянул руку и взял будильник – 4 часа утра.

- Ну что за бред…

Он встал с постели и прошел на кухню. Взял стакан, плеснул воды из чайника. Выпил. Наполнил снова.

В дверь постучали. Какого черта - четыре утра! Неужели он действительно кричал во сне и разбудил соседей?

- Кто там?

- Это я.

- Кто «я»?

- Откройте. Я принес вашу картину.

Сергей открыл дверь. На пороге стоял незнакомец.

- Какую картину?

- Вашу новую картину - «Грешница», - мужчина развернулся к Сергею спиной и стал спускаться по лестнице.

- Да кто вы такой? Постойте!

Незнакомец растворился в темноте лестничного проема.

Сергей вернулся в спальню. На столе стоял букет ярко-красных роз. Зазвонил телефон.
Сергей поднял трубку.

- Я слушаю.

- Серега, это Слава. Все просто, Серега, одно событие нанизано на другое. Судьба - это нить, следующих друг за другом событий.

- Слава, о чем ты? Мне приснился дурацкий сон – тебя застрелили.

- Все просто, Серега: ты избежал аварии, Кира ушла, а ты стал знаменит…. Все просто как дважды два. Ты выбираешь одно, за ним следует другое, а за ним...

- Слава, остановись. Кто купил розы?

В трубке загудело.

- Ваша картина – моя жена, господин Гореев,  - в комнате раздался голос Вульфа.
Сергей обернулся, в глазах потемнело, он почувствовал, что куда-то проваливается.
 
***
Сергей открыл глаза. Часы показывали восемь утра. Пора вставать. Скоро ехать в аэропорт. 

Через сорок минут он вышел из квартиры. Поставил маленький чемоданчик на пол и стал шарить в карманах в поисках ключей.

- Сергей Витальевич!  Сергей Витальевич, постойте!

Сергей повернулся. По лестнице поднималась молодая светловолосая девушка.

- Сергей Витальевич, вы уходите?

- Я уезжаю в аэропорт. У меня выставка в Лос-Анджелесе. А вы, собственно, кто?

- Как же так, - расстроено произнесла блондинка и тут же продолжила, - я журналист из газеты «Культура и молодежь». Сергей Витальевич, уделите мне пять минут – у меня подготовлены несколько вопросов.  Всего пять минут…

- Я тороплюсь. Да и вообще не собираюсь отвечать на ваши вопросы.

- Сергей Витальевич, наша газета для молодых начинающих художников и других творческих людей. Ее цель помочь молодым талантам обрести уверенность в себе, почувствовать…

- Мне никто не помогал обрести уверенность в себе. А теперь простите, я спешу, – он быстрым шагом стал спускаться по лестнице.

Сергей вышел из подъезда. Девушка бежала следом.

- Сергей Витальевич, - крикнула она ему. - Один вопрос! Три года назад ваша жена погибла в  автокатастрофе, близкого друга застрелили бандиты, как вы сумели…

- Никак. Я не сумел.

Он сел в машину.

***
Сергей почувствовал несильный толчок в бок. Он открыл глаза.

- Сережа! Сережа, да проснись же! Мы сели. Соня, ты проспал весь полет.

Сергей протер глаза. Взял трость и стал подниматься с кресла.

- Как твоя нога, милый? – спросила Кира, помогая ему подняться.

- Чертова авария. – Сергей поморщился. – Но все в порядке, дорогая, не волнуйся.

- Серега опять все проспал, - к ним подошел Уфимцев. – Давай, знаменитость, поднимайся. Господин Вульф жаждет увидеть тебя и твою «Грешницу», а он не любит ждать.


Рецензии
Я на Вас обиделся. Вы три раза меня за нос водили...Шучу. Мне было интересно читать, разные варианты его истории. Спасибо Елена. Всего-всегда.

Сергей Вебер   18.01.2010 13:05     Заявить о нарушении
Не обижайтесь, Сергей! Я Вам ватрушку дам в следующий раз. С ними у меня получше выходит. ))))
У меня писательский стаж где-то неделя. Пока еще сама не пойму что пишу, и надо ли вообще.
Спасибо за отзыв!

Елена Рулёва   18.01.2010 13:13   Заявить о нарушении
Вообще в рассказе все кроме начала и конца - это сон героя. Но как-то опять не очень внятно получилось. У меня 50% рассказа почему-то в голове остается, как выясняется потом. )))

Елена Рулёва   18.01.2010 13:17   Заявить о нарушении
Задатки у Вас большие. А писать начали потому что созрели. Еслисерьёзно будете к писательству относиться, то не удивлюсь, что Вы будете популярны.

Сергей Вебер   18.01.2010 13:25   Заявить о нарушении