Умом Россию не понять или памятник Чингиз-хану

А. Р. М.

                УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТь
                или
                ПАМЯТНИК ЧИНГИЗ-ХАНУ

Знаменитое «Умом Россию не понять…» всегда ставило меня в тупик: что же это за страна такая, в которую можно только верить как ни в какую другую, общим аршином измеренную? И что за стать особенная в ней заключена, иным прочим не присущая? Смысл тютчевского псалма стал доходить до меня лишь после долгого и тщательного изучения работы Ильи Глазунова «Сто веков - великая Русь» (к тысячелетию крещения Руси…) – проблема, как выяснилось, заключалась не в самой России, а в особенностях ума, берущегося ее понять. Название учебника для педагогических (!) вузов «История СССР с древнейших времен до 1861 года» развеяло последние сомнения… Мама дорогая! Какой там общий аршин?! Как не перемножай 100 лет (век) на сто – меньше 10 тысячелетий ни у кого не получится, а значит, по мнению истинно верующего православного г-на Глазунова, «великая Русь» появилась аж за 25 (!) веков до сотворения всего остального божьего мира! А если следовать логике авторов учебника для педвузов,  история СССР с древнейших времен (с 1922 года) до 1861 года вообще измеряется в отрицательных величинах… Прав, ох прав был незабвенный Александр Сергеевич – одно горе от такого ума! Примените его против какой угодно страны и в нее тоже останется только верить! Но, к счастью, это не единственный для нас путь…

                ЧАСТЬ I. ПОДЛОГ

С чего начинается Родина? С картинки в твоем (извините за амикошонство) букваре? С хороших и верных товарищей?.. Нет, нет и нет! Родина начинается с первой, самой ранней даты, проставленной в учебнике истории.  Ее истории. Это настолько очевидно, что и спорить не о чем. А мы и не будем! Мы лучше порадуемся за наших российских историков – как им повезло! Они не собирали по крохам, не тащили с миру по нитке, а с бору по сосенке – начальная история нашего Отечества свалилась им в руки сразу в готовом виде, одним куском! Это ли не чудо, когда из созданных в разных местах и в разное время летописей на вас любуется один и тот же, практически неизменный текст погодной записи первых трехсот лет российского бытия?.. А вы говорите – с чего начинается Родина! С этого самого она, родимая, и начинается – с «Повести временных лет» Нестора-летописца! И все было бы хорошо, и просто замечательно, если бы не одно НО… Если бы мы знали, кто он такой, этот самый Нестор…
Был ли знаменитый летописец иноком Киево-Печерского монастыря точно не известно. Может и был, а может и не был. Известие о его монашеском сане (как и само упоминание о Несторе) появляется только в поздней, XVI века, Хлебниковской летописи. Так же точно неизвестны годы его жизни – сам он их не указывал, а больше в то время было некому и, стало быть, приводимые историками цифры… как бы это помягче выразиться… С большей или меньшей долей уверенности можно утверждать лишь то, что если «Нестор» это подлинное имя автора «Повести», то был он мужчиной и весьма при этом грамотным. Все! Нам даже почерк его неизвестен, поскольку текст «Повести временных лет» сохранился не в оригинале, а в позднейших списках, т.е. копиях. По существу, все сведения (за исключением находящих подтверждение в независимых источниках) о начальной истории Руси являются анонимными. Это, конечно, не чисто российское явление, но от этого, однако, легче не становится…
Но, не будем скатываться на личности – в конце концов, человек (или сколько их там было?) сделал большое и нужное дело. Думаете, просто было ему достать хроники Георгия Амартола и Иоанна Малалы, отыскать тексты русско-византийских договоров X века? А ведь все это следовало еще и осмыслить, творчески переработать и, увязав с местными, зачастую изустными рассказами, притчами и байками исторического характера, сплести в длинную, скрупулезно датированную цепь повествования… Но ведь сплел! И вот что из этого вышло:
«Но возвратимся мы к прежнему и расскажем, что произошло в эти годы, как уже начали: с первого года царствования Михаила, и расположим по порядку года.
В год 6361 (853).
В год 6362 (854).
В год 6363 (855).
В год 6364 (856).
В год 6365 (857).
В год 6366 (858). Царь Михаил отправился с воинами на болгар по берегу и морем. Болгары же, увидев, что не смогли противостоять им, попросили крестить их и обещали покориться грекам. Царь же крестил князя их и всех бояр и заключил мир с болгарами.
В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.
В год 6368 (860).
В год 6369 (861).
                (Пер. Д.С.Лихачева)
Или, вот еще:
«В год 6506 (998).
В год 6507 (999).
В год 6508 (1000). Преставилась Малфрида. В то же лето преставилась и Рогнеда, мать Ярослава.
В год 6509 (1001). Преставился Изяслав, отец Брячислава, сын Владимира.
В год 6510 (1002).
В год 6511 (1003). Преставился Всеслав, сын Изяслава, внук Владимира.
В год 6512 (1004).
В год 6513 (1005).
В год 6514 (1006).
В год 6515 (1007). Перенесены святые в церковь святой Богородицы.
В год 6516 (1008).
В год 6517 (1009).
В год 6518 (1010).
В год 6519 (1011). Преставилась Владимирова царица Анна.
В год 6520 (1012).
В год 6521 (1013).
В год 6522 (1014). Когда Ярослав был в Новгороде, давал он по условию в Киев две тысячи гривен от года до года, а тысячу раздавал в Новгороде дружине. И так давали все новгородские посадники, а Ярослав не давал этого в Киев отцу своему. И сказал Владимир: "Расчищайте пути и мостите мосты", ибо хотел идти войною на Ярослава, на сына своего, но разболелся.»

Весьма мило, не правда ли? Вы бы стали так писать? Нет?.. Вот и я бы до такого не додумался. А он – додумался! Было, что писать – писал, а на нет – и суда нет, но даты, тем не менее, аккуратно проставил. Меня сей казус давно занимал: странно это – ну, пропусти ты этот, никому ненужный перечень «пустых лет», что он дает? Если расcчитывал что-то «задним числом» вписать, так ведь для того следовало потребное для позднейшей вставки место свободным оставить, а ради единственной теоретически возможной строчки стоило ли огород городить? Это одного пергамента (очень, надо сказать, недешевого) расход какой непроизводительный, да и вид теряется… Единственно возможным объяснением «художествам» автора, какое удалось мне себе составить, было то, что «Повесть» создавалась не по собственной прихоти и желанию летописца, а в строгом следовании указаниям заказчика – было велено сделать «погодную запись» событий, он и взял под козырек (или что там у него было)! Проявил, так сказать, формальный подход к делу. И, что самое интересное, заказчика это вполне устроило! Со школьной скамьи нас чуть не молиться учили на историю Древней Руси, а тому, кто ее писал и тому, кто стоял за его спиной, важно было форму соблюсти, как в акте о ревизии и списании… Стоило ли вообще браться за столь хлопотное дело при подобном-то отношении?.. Давно, давно я ждал от себя этого вопроса и с удовольствием вам на него отвечу! Стоило! Стоило уже хотя бы потому, что полное название ПВЛ – «СЕ ПОВЕСТИ ВРЕМЯНЬНЫХ ЛЕТ, ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА РУСКАЯ ЗЕМЛЯ, КТО ВЪ КИЕВЕ НАЧА ПЕРВЕЕ КНЯЖИТИ, И ОТКУДА РУСКАЯ ЗЕМЛЯ СТАЛА ЕСТЬ», и, если отставить дублирующие друг друга словеса о «РУСКОЙ ЗЕМЛЕ», что «ПОШЛА» и «СТАЛА ЕСТЬ», то в сухом остатке останется «КТО ВЪ КИЕВЕ НАЧА ПЕРВЕЕ КНЯЖИТИ», т.е. вопрос о княжении. Говоря суконным языком современности, «Повесть временных лет» ничто иное, как княжеская родословная, вписанная в византийскую историю и местный, русский колорит. Что это меняет? Велика ли разница между несервильно написанной хроникой и тем же описанием событий, но составленным на основе родословца? Разница между первой и вторым та же, что между путевыми заметками и докладной запиской о состоянии дорожного хозяйства: заметки – чистая литература и никого ни к чему не обязывают, доклад же, поданый и принятый по всей форме, служит формальным обоснованием тех или иных претензий. Родословная, чья бы она ни была, всегда претензия: на право занять непыльную, но хлебную должность, на высокий чин, на место ближе к трону, иногда, на самый этот трон… Достаточно вспомнить о ходившем по рукам (при избрании Михаила Романова российским самодержцем) любопытном документе, из которого следовало, что потомки Андрея Кобылы не абы кто, а сродственники чуть не всем царствующим домам Европы! И, если с «Повестью временных лет» дело обстоит подобным же образом, то очень скоро мы узнаем что за претензия кому-то из рюриковичей покоя не давала …
Да вот же она, сахарная! Тут же и нашлась… Даю по Ипатьевскому списку:    
      
«В лето 859. Имели дань варяги, приходившие из-за моря, на Чюди, и на Словенах, и на Мере, и на всех [Веси?] Кривичах.
...В лето 862. Изгнали варягов за море, и не дали им дани. И начали сами собой владеть, и не было у них правды [закона]. И встал род на род, и были усобицы, и стали сами с собой воевать. И сказали: Поищем себе князя, который владел нами и управлял по ряду [договору], по праву. Пошли за море к варягам... Говорили Русь, Чудь, Словени, Кривичи и вси [Весь?]. Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Да поидите княжить и владеть нами. И избрались три брата со своими родами и взяли с собой всю Русь [в значении „дружина"]. И сперва пришли к словенам и срубили город Ладогу. И сел старейший [старший] в Ладоге Рюрик, а другой Синеус на Белоозере, а третий Трувор в Изборске. ...Через два года умер Синеус и брат его Трувор и принял Рюрик всю власть один, и пришел к Ильмерю [Ильменскому озеру] и срубил город над Волховом и прозвали его Новгород.»
      
Попробуем разобраться: вот живут себе бок о бок по берегам Ладожского оз. и р. Волхова разные народы, как то: словени, кривичи, чудь и меря – худо ли, нет – уживаются как-то. В 859 году в места их совместного обитания являются из-за моря некие варяги и принимаются обирать местное население. Год обирают, другой, третий, а на четвертый получают дружный отлуп и убираются восвояси. Все, вроде бы, возвращается на круги своя и жить бы всем да радоваться, но начинается форменная чертовщина: «встал род на род, и были усобицы, и стали сами с собой воевать».  Им бы замириться (все от усобиц страдают), но никто не знает как, потому что правды, т.е. закона нет. То, что закона и прежде не было, ни до варягов не было, ни при варягах, почему-то в славянские и в финские буйны головы не приходит. А приходит в них другое: «Поищем себе князя, который владел нами и управлял по ряду, по праву»… И тут же достигают консенсуса! Я по детскому саду помню: не поделит игрушку малышня, устроит кучу малу и вот уже бежит кто-то, сопли по щекам размазывает: «Баба Дуня, баба Дуня! Чего Мишка дерется…» А вот так, чтобы всей гурьбой за нянькой гонялись… Но, вернемся к нашим баранам: …и повалили оные словени и кривичи, чудь и меря (возможно, что и весь с ними увязалась) кулем в лодьи, и погребли куда глаза глядят за море управу на самих себя искать! А с берега им бабы платочками махали и кричали что-то… Что в подобных случаях обычно кричат? «Да катитесь вы на…!» и разные другие слова. Отчего так, спросите вы? А оттого, что те, кто на свою землю иноземное войско наводит, авторитетом и любовью у соплеменников, как правило, не пользуются и представляют они не народы, которые их «послали», а исключительно себя самих. Только летописцу свою голову не приставишь – у него собственный взгляд на подобные вещи: «А что такого?» И врет дальше! Про трех братьев: Рюрика, Трувора и Синеуса…

«В «Сказании о призвании варягов» фигурируют три брата-пришельца. Ученые давно обратили внимание на странные имена двух из них — Синеуса и Трувора, бездетных и как-то подозрительно одновременно умерших в 864 г. Поиски их имен в древнескандинавской ономастике не привели к обнадеживающим результатам. Замечено, что сюжет о трех братьях -чужестранцах — основателях городов и родоначальников династий — своего рода фольклорное клише. Подобные предания были распространены в Европе в средние века. Известны легенды о приглашении норманнов в Англию и Ирландию. Видукинд Корвейский в «Саксонской хронике» (907 г.) сообщает о посольстве бриттов к саксам, которые предложили последним «владеть их обширной великой страной, изобилующей всякими благами». Саксы снарядили корабли с тремя князьями.
      
      Высказано предположение, что Синеуса и Трувора не существовало, а летописец буквально передал слова старошведского языка «sune hus» и «thru varing», означавших «с родом своим и верной дружиной». Это предполагает существование документа на старошведском языке, очевидно, того самого «ряда», который заключил Рюрик со славянскими и финскими старейшинами. Полагают, что Нестор при написании своего труда располагал текстами договоров 911 и 945 гг., заключенных между русскими и греками. Возможно, что в княжеском архиве находился и упомянутый «ряд», впервые использованный летописцем-сводчиком, не понявшим его некоторых выражений.»
                (Кирпичников А.Н. Призвание варягов)

По меткому слову г-на Кирпичникова некто неопределенный высказал предположение о неправильной передаче летописцем слов старошведского языка, что автоматически предполагает существование, «очевидно, того самого «ряда», который заключил Рюрик со славянскими и финскими старейшинами». Верность данного умозаключения легко подтверждается незатейливой формулой: глупость – особое свойство ума и, значит, всякий умный человек – дурак! Мысль эта подкрепляется, в свою очередь, следующим предложением того же автора о том, что некие (вновь неназванные) «полагают, что Нестор при написании своего труда располагал текстом договоров 911 и 945 гг., заключенных между русскими и греками». Обыкновенному человеку трудно проследить связь между цитируемыми автором летописи текстами договоров 911 и 945 гг и  эфемерным «рядом», ссылок на который в тексте ПВЛ не отмечено, но, как нам известно: глупость – это признак ума и наоборот. Тем более, никто не вправе запретить делать любые предположения – я, например, вполне допускаю возможность выращивания деревьев с золотыми вместо листьев на Поле Чудес! Почему нет? Может, Буратино свои денежки не в том месте зарыл?.. А события 11 сентября в Нью-Йорке? Почему я должен верить, что воздушные лайнеры наводились на башни-близнецы радиомаяками, а не управлялись арабскими террористами-смертниками? Летали же они (арабские террористы) с инструкторами на «кукурузниках», так почему не могли пилотировать огромные пассажирские «Боинги» с помощью компаса и карты дорог США? Единственное, что я могу возразить г-ну Кирпичникову А.Н., так это то, что существуй документ на старошведском, на древнегреческом или каком угодно другом языке, который заключил Рюрик со славянскими и финскими старейшинами, то никакой «Нестор» не сел бы писать фантастических сказок «о призвании варягов». Как раз наоборот: именно отсутствие такого договора и подвигло сермяжного на написание перенасыщенной «пустыми годами» «Повести временных лет».  А вот обращение автора ПВЛ к русско-византийским договорам X в. и существование самих этих документов никаких сомнений не вызывает. И вновь мы сталкиваемся с удивительным отношением летописца к собственному труду: согласитесь, довольно странно выискивать маршалов Мюрата и Нея в окружении императора Наполеона III или членов хрущевского Совмина среди деятелей ленинского Совнаркома. А «Нестор» идет еще дальше: в соглашениях (а ими могли быть лишь русско-византийские договора), заключенных минимум через полсотни лет после «призвания варягов» он ищет следы тех, кого сам же на третьем по прибытии году благополучно похоронил! Даже не зная старошведского языка, понимал же он с документом какого времени работает! Но, оставим все это г-ну Кирпичникову А.Н. (дальнейший разбор его замечательной статьи отнял бы у нас слишком много времени) и устремимся дальше… Наша цель – Господин Великий Новгород!
Справка: Новгород на Волхове служил княжеской резиденцией до 1136 года, в каковом году последний Новгородский князь Всеволод Мстиславич был восставшими новгородцами изгнан и два года спустя (год как назначенный на новое место) во Пскове безвременно почил… Оказавшаяся в хищных боярских руках Земля Новгородская в качестве вечевой республики просуществовала почти три с половиной столетья, пока в 1478 году не была силой присоединена к Московскому княжеству Иоанном Васильевичем III (Великим). Первое, что приходит на ум – а не был ли последний Новгородский князь Всеволод Мстиславич тем самым лицом, что скрывалось за спиной безропотного Нестора? Кто как не он был кровно заинтересован вернуть себе потерянный новгородский стол, а в делах такого рода все средства хороши! Считается, правда, что Нестор-летописец окончил свои дни еще в 1114 году, т.е. несколько преждевременно, но мы-то с вами знаем, чего те счеты стоят! К тому же, известно, что первый год своего изгнания Всеволод Мстиславич перебывал на Киевщине и вполне мог захаживать в Киево-Печерский монастырь, где историки традиционно помещают нашего горе-переводчика… Увы, мимо! Таким лицом, направлявшим нестерову руку, несчастный Всеволод Мстиславич быть не мог. У него не было причины доказывать, что новгородский стол его по праву наследования – княжил же он как-то до 1136 года и безо всяких хронологических изысков! И не он один! И уже в силу этого «повесть о призвании варягов» ничего ему не добавляла. Даже напротив: если представить себе невероятное – бунтовщики вдруг одумались под влиянием проникновенных строк нестерова писания и решили восстановить «ряд» с потомками Рюрика – Всеволод Мстиславич был бы последним, кого призвали «княжить и владеть нами». Всеволоду было за что мстить восставшим и ради собственного самосохранения им следовало подыскать себе что-нибудь более нейтральное, благо из претендентов очередь бы стояла. Но реальные новгородцы, в отличие от своих легендарных предшественников, умудрившихся в течении одного 862 года совершить два судьбоносных шага в противоположных направлениях, были людьми серьезными. Лезть к ним со свежеиспеченным, на скорую руку сляпанным «доказательством» было бы верхом самонадеянности. «Да ты, княже, небось сам его на коленке смастерил, али велел кому!..» – сказали бы они и были бы абсолютно правы.  Для достижения успеха князю Всеволоду не доставало трех важнейших вещей: авторитета, чтобы с ним вообще кто-то стал переговоры вести; денег – для поддержания тайных сторонников и перетягивания на свою сторону колеблющихся, и, главное – военной силы, способной сломить сопротивление непокорных. Все это было у Великого князя Московского Иоанна III и спор Господина Великого Новгорода с Москвой был решен в его пользу. И вот на что следует обратить особое внимание: историки полагают, что «Повесть временных лет» имела широкое хождение по всей территории средневековой Руси и пользовалась значительной популярностью среди образованного класса – не зря же ее включили в состав Лаврентьевской, Ипатьевской, Радзивилловской летописей… А ведь именно это и странно: ни один из рюриковичей, а среди них встречались великие государственные мужи – тот же Александр Невский, например, даже не делал попытки прибрать к рукам мятежную вотчину! Напротив! Служить были рады в качестве приглашенных кондотьеров и тем уже бывали довольны, что со двора не гонят! И только триста с лишком лет спустя отыскался наследничек… И что бы, интересно, стал он делать, не окажись в ПВЛ куска о призвание братьев-варягов? Ах, какой везун был Иоанн Васильевич, какой судьбы баловень! Захотелось пальцы размять – глядь, его «рояль в кустах» дожидается! Правда, новгородская верхушка известиям предъявленных им для ознакомления летописей все равно не поверила или поверить не захотела, да кого их мнение интересовало? Великого князя Московского?! Да он их в рог бараний!.. И восторжествовала справедливость! И не одна… Потому, что в иоанновых кустах «новгородский рояль» оказался не единственным музыкальным инструментом. Помните полное название ПВЛ? И центральную в нем строку: КТО ВЪ КИЕВЕ НАЧА ПЕРВЕЕ КНЯЖИТИ? Мы-то думали, что автор моральный долг первым князьям Киевским отдает, ну, Рюрику там, княгине Ольге… Но взглянем на все это глазами человека второй половины XV века и от нашего прекраснодушия не останется и следа: владыка Московский вытащил на свет документы, в которых недвусмысленно выражена претензия на литовские земли, в состав которых входит вся Киевская Русь… Это прямой вызов потомкам Гедемина – не по праву владеете! Киевская Земля – исконно рюриковичей удел! Только ведь и это далеко не все… Вот письмо великого ордынского временщика Едигея Московскому князю Василию I, деду Иоанна Васильевича:

«От Едигея поклон Василью, да и много поклонов. Как те поклоны придут к тебе, царев ярлык: слышанье учинилось такое, что неправо у тебя чинят в городах, послы царевы и купцы из Орды к вам приезжают, а вы послов и купцов на смех поднимаете, великую обиду и истому им чините – это недобро. А прежде вы улусом были царевым, и страх держали без истомы и обиды. Как царь Темир-Кутлуй сел на царство, а ты улусу своему государем стал, с того времени у царя в Орде не бывал, царя в очи не видел и князей его, ни бояр своих, ни иного кого не присылал, ни сына, ни брата, ни с каким словом. А потом Шадибек восемь лет царствовал, и у него ты также не бывал и никого не присылал, и Шадибеково царство минуло. А ныне Булат-Салтан сел на царство, и третий год царствует. Также ты сам не бывал, ни брата своего не присылал, ни боярина. И мы улуса твоего сами своими очами не видели, только слухом слышали. А что твои грамоты к нам в Орду присылал, то все лгал: что собирал в твоей державе с двух сох по рублю, куда то серебро девал? Было бы добро, если бы дань была отдана по старине и по правде…»

Едигей пишет о «прежде царевом улусе», которому князь Василий «государем стал» и с той поры в Орду носа не кажет. В письме явно сквозит обида, но Едигей ни единым словом не подвергает сомнению законность прав и полномочий Московского государя. Думается, такое положение вещей Василия I вполне устраивало, а вот о Иоанне III этого уже не скажешь: он открыто аппелирует к документам, где власть Московских князей легитимизируется происхождением из Рюрикова рода, а вовсе не признанием ее царями ордынскими… Те вообще выведены неведомо кем, безбожными моавитянами и погаными татарами невесть откуда «за грехи наши» взявшимися… Так, единым махом ВСЕ соседи Москвы перешли в разряд ее должников и неприятелей! Только и это еще не конец – аукнулось и в пределах самой Московии: особые права церкви прежде охранялись ярлыками сарайских владык – при Иоанне Васильевиче татарские «писульки» утратили свою силу и первейшей государевой заботой стала секуляризация монастырских земель в пользу сами знаете кого… На иоанново счастье «в кустах» оказался не рояль, а целый симфонический оркестр! А еще до того (уж коль везет, так с самого начала!), как в сказке про Ивана-царевича, взял он за себя замуж девицу сколь прекрасную, столь и премудрую: не принесла ему в приданное племянница последнего византийского императора Софья ни ларцов с самоцветами, ни сундуков золотых, ни земель заморских – был у нее с собой только книг да свитков старинных воз… И не любовную лирику, не мифы Древней Греции взяла она с собой в далекую северную сторону, взяла то, что мужу ее будущему для дел государственных могло пригодиться: царский архив со старинными русско-византийскими договорами, сочинения Амортола и Малалы, т.е. то самое, чем так удачно воспользовался во время оно пресловутый Нестор-летописец…               

Перестанем темнить и водить себя самих вокруг пальца – Иоанн Васильевич III именно тот, кто кроме вполне определенных притязаний имел еще и волю, и возможности к их воплощению. И был он не тем человеком, что ждет милостей от природы! Давайте вспомним, что подлинная рукопись ПВЛ историкам неизвестна и существовала ли она когда-нибудь в виде отдельного, самостоятельного произведения – вопрос из области зыбких, как туман, предположений. Что же имеется в наличии? Имеются Лаврентьевская 1377 года летопись, Ипатьевский и Радзивилловский списки, датируемые началом и концом XV века соответственно. В силу своего возраста Радзивилловская летопись интереса для нас не представляет – написанная при жизни Иоанна III нашей версии она не противоречит. Другое дело Лаврентьевская и Ипатьевская – они то и обеспечивают уже одним своим существованием алиби нашему герою. Не мог же родившийся в 1440 году Иоанн Васильевич иметь отношение к рукописи 1377 года? Или к летописи 20-х годов пусть бы и одного с ним века? Давайте разбираться. Откуда нам известен возраст Лаврентьевского списка, да еще с такой невероятной для старинного документа точностью? Да от самого Лаврентия и известен – он, труды свои на 1305-го  (6813) года сообщении окончив, ниже скромно приписал несколько слов о проделанной им работе, представился собственным именем и проставил дату… В переводе с византийского счета от сотворения мира на наш стиль и получилась цифра – 1377… Напиши заботливый Лаврентий любую другую (в разумных, разумеется, хотя и весьма широких пределах) – никто бы и эту новую дату оспаривать не стал. Зачем ему врать-то?.. Но разве нет других способов установить возраст рукописи? Радио-углеродный метод – почему нет? К сожалению, этот способ датировки иной раз дает такой разброс значений, что ему система «Град» позавидует, а главное, при его использовании требуется уничтожить довольно значительный кусок рукописи, на что, естественно, никто не пойдет… Палеография тоже мало на что способна – стили писания (устав, полуустав и т.д.) хоть и менялись с течением времени, но ведь не одномоментно, а против умышленной фальсификации наука вообще бессильна. С Ипатьевским списком дело обстоит сложнее – в отличие от Лаврентьевского, выполненного на пергаменте, он составлен на бумаге, а бумага поддается датированию по филиграням. Метод состоит в том, что при старинном способе производства бумаги бумажную массу выкладывали для просушки на проволочную сетку и в местах ее соприкосновения с проволокой на готовом листе оставались следы – водяные знаки. Этот небольшой недостаток производители быстро обернули себе на пользу – из проволоки стали делать фигуру определенного вида и на бумаге оставался фирменный знак той мастерской, где она была произведена, т. н. филигрань. Проволочная сетка со временем приходила в негодность и ее заменяли на новую – фигуры старались делать в соответствии с единым образцом, но полной идентичности, естественно, не достигали и специалист, имея каталог филиграней, способен достаточно точно определить возраст старинной бумаги. Бумаги, но не рукописи! Вот в чем подвох! Произведенная бумага шла сперва на склад, где хранилась в ожидании оптового покупателя (вывозить ее малыми партиями на большие расстояния экономически невыгодно), вновь попадала на склад (теперь уже перевалочный) и только после этого, по прошествии, иногда, лет, вывозилась дальше, чтобы попасть в руки пользователя. Свою бумагу на Руси времен Иоанна III (тем более, его предшественников) не производили и, ввезенная из Европы была она дефицитна и дорога. И расходовалась предельно экономно, в связи с чем поиски старинного, ДЕСЯТКИ ЛЕТ дожидавшегося своего часа материала для особо важного ГОСУДАРЕВА ДЕЛА, много времени не заняли…
К чему же мы, в итоге, пришли? Можем ли с уверенностью сказать «с чего начинается Родина»? Можем ли верить сомнительным известиям не менее сомнительного «Нестора»? Не вызывает сомнения, что в «Повести временных лет» отражены подлинные события прошлого, но историкам (в подлинном смысле этого слова) еще только предстоит вычленить их из общей массы сведений, где позднейшая ложь туго переплетена с правдой. Но еще до того разве не следует нам задаться вопросом: а какое все это имеет отношение к стране, в которой мы с вами живем? Подлинно ли начало современной России лежит в области новгородских или киевских событий? Вопрос этот не столь праздный, как может показаться: скажите, имеют ли Ричард III или Томас Мор отношение к истории Соединенных Штатов Америки? Следует ли включать португальские хроники в состав истории Бразилии, а собственно испанские события  относить к Мексике или Аргентине? Очевидно, что нет! Так почему сложившуюся вокруг Москвы державу мы выводим из волховских болот и с приднепровских холмов? Неужели история рюриковичей тождественна истории «государства Российского»? Разве современное наше отечество не обязано своим рождением началу возвышения Москвы? Ведь это она присоединила к себе Новгородскую и Киевскую Земли, а не наоборот, ведь это вокруг нее начала складываться великорусская народность, составленная из потомков славянских и финских племен! И разве кровь последних не составляет добрую половину всего генотипа современных русских людей? Так давайте посмеемся над пушкинским» «Москва! Как много в этом звуке для сердца русского сплелось…», потому что «Москва» – финский топоним! Странная это ситуация, лежащая в логике откровенно подлого вопроса: «Ты кого больше любишь – папу или маму?» Но, не будем отвлекаться от основной темы: итак, возвышение Московского княжества – с чем оно связано? А связано оно с тем, что Юрий Московский привез с собой из Орды молодую жену, Кончаку, в крещении – Агафью. И событие это было удивительным сразу по двум причинам: во-первых, Кончака была родной сестрой ордынского царя Узбека, во-вторых, это был тот самый Узбек, при котором ислам суннитского толка стал главенствующей религией на всей территории Орды... Никогда прежде ни один из рюриковичей не удостаивался чести породнится с царствующим домом Чингизидов, да еще при столь необычных обстоятельствах – ради Юрия Даниловича убежденный, как утверждают, мусульманин Узбек пошел на крещение родной сестры, без чего брак по православному обряду заключен быть не мог… К этому следует добавить, что время правления Узбека – пик блеска и могущества Золотой Орды и блеск этот падает вдруг на вполне заурядного, с точки зрения «табели о рангах», человека… Русские летописи однозначно причисляют Юрия Данииловича к роду Рюрика, но так ли это на самом деле я бы утверждать не спешил – очень уж большие и кровавые события повлекло за собой его «возвращение» из Орды, слишком  велики оказались перемены в бытовавшем прежде устройстве… И жизнь его и смерть оставляют много вопросов… А вокняжение его брата, знаменитого Ивана Данииловича, носившего татарское прозвище Калита (кошель для денег) и вовсе было бы невозможно, не следуй за ним огромное ордынское войско. Так кем были предки Иоанна Великого? Нет ответа… Но одно не вызывает сомнения: начала любезного нашего отечества следует искать в истории оболганной и потому традиционно нелюбимой Золотой Орды….
                ЧАСТЬ II. УТКА ПО-МОНГОЛЬСКИ
А  за что, скажите на милость, любить эту самую Золотую Орду? Только русофобу, каких развелось последнее время великое множество, может придти такое в голову! Разве не ее основатель Батый уничтожил самобытную русскую государственность, ее культуру? Разве не он растоптал будущность Руси, оторвав ее от семьи братских европейских народов? И что взамен принесли дикие монгольские орды, бесчисленные и ужасные в своей звериной жестокости? «Татарщину»?! И где она теперь, эта самая Великая Монгольская империя? Ее и след простыл… Да полно! Была ли она вообще?....
   
«Этой зимой попалась мне в руки книга Сергея Валянского и Дмитрия Калюжного "Другая история Руси". Текст написан весьма динамичным и образным языком, именно поэтому я не бросил ее читать на первых же страницах, такая уж там несусветная ересь, что весь школьный курс истории вкупе с самостоятельно проштудированным университетским встали во мне на дыбы. Господа Валянский с Калюжным на полном серьезе утверждают, что никакие татаромонголы и монголо-татары на Русь не приходили. Но я унял свои курсы и отнесся к книге, как к прекрасно написанному историческому роману в жанре альтернативной истории. Однако потом подумал, что дело это так оставлять нельзя, и не худо бы опровергнуть волюнтаристов. Расстелил я на полу весьма подробную карту Азии, рядом положил атлас народонаселения, где указаны всякие народы, проживающие на нашей благословенной планете, и занялся опровержением. Первое, что делает полководец, намереваясь кого-то завоевать, это прокладывает самый легкий и удобный маршрут для своего войска. Вот и я, представив себя Железным Темучином, принялся прокладывать маршрут для своих железных туменов. И тут же понял, что не видать мне Руси, как своих ушей без зеркала: ВСЕ  МОИ  КОНИ  СДЫХАЛИ  НА  ЛЮБОМ  МАРШРУТЕ  НА  ПЕРВЫХ  ЖЕ  СТА  КИЛОМЕТРАХ ПУТИ!
  В отличие от профессионального историка, я окончил биофак Томского университета, а потому отлично знаю, что лошадь - существо живое, а потому должно ежедневно кушать: траву, овес, зимой может питаться сушеной травой, в просторечии именуемой сеном, а богатые владельцы лошадей могут и вовсе баловать своих любимцев - кормить отборной пшеницей и ячменем. Помните, как в русских сказках богатыри и витязи холили своих коней? А вот историки за несколько веков развития истории даже не подумали, что на долгом пути через пустыни, горы и степи лошадям нужно что-то есть и пить. Первым усомнился в том, что монголо-татар было полмиллиона человек, еще Ключевский, а потом число их неуклонно снижалось; академик Рыбаков пишет о ста двадцати, ста сорока тысячах. А когда-то известный писатель Чивилихин в своей книге "Память", доказывает, что татар было каких-то тридцать тысяч человек. А все потому, что Ключевский и Чивилихин единственные, кто подумал о бедных лошадках.»
    «Итак, любезные господа нойоны! Отправляемся к последнему морю! Баб и детишек - в кибитки! Сами - впереди на лихих конях! (Вот еще загадка: в тех местах вождей кличут нойонами, тайшами, тойонами, а выбрали они почему-то хана, позаимствовав титул из далекой Передней Азии).
В учебнике истории для вузов, под редакцией академика Рыбакова читаем, что орда Батыя перед броском на Русь отъедалась в верховьях Иртыша и Оби. Интересно, и чем же она там отъедалась? В тех местах - горы, к тому же покрытые непроходимой тайгой, а подлесок представляет собой вообще непролазные заросли из шиповника и крапивы. Уж не крапивой ли с шиповником отъедались монгольские кони? Между истоками Оби и Томи возвышается заснеженный пик горы Белухи. И где ж там кочевали полторы сотни тысяч монголов, с бабами и детишками, это еще плюс полмиллиона голодных ртов, да еще не меньше миллиона коней, коров и быков. Историки упоминают, что осадные орудия и кибитки таскали по степям то ли быки, то ли буйволы, а у них должны быть мамы. А мама быка - корова. Буйволица, кстати, ничем от коровы не отличается, разве что названием. Правда, Гумилев пишет, что монголы пасли свои стада на альпийских лугах... А попробовал бы Лев Николаевич забраться на эти луга, просто пешочком, без стад скота?.. Проломиться сквозь чертолом долин, взобраться на скальные кручи террас... Он, видимо, посчитал, что алтайские альпийские луга похожи на карпатские. Так вот, они мало имеют сходства. Во-первых, алтайские альпийские луга малодоступны для крупного рогатого скота и лошадей, а во-вторых, очень бедны травостоем. Богаты травостоем алтайские субальпийские луга, но это узенькая полоска между альпийскими лугами и скальными террасами. Так что, никогда не кочевали орды Батыя в верховьях Оби и Иртыша, по очень простой причине - там негде кочевать. А горная тайга Алтая плавно перетекает в черную тайгу Западно-Сибирской низменности. Так что, и там кочевать негде. Лишь по левому берегу Иртыша начинается степь, и то когда он вырывается из алтайских теснин. Но в таком случае, как бы монголы попали туда из своей Монголии? Для этого им необходимо было совершить чудо. Полумиллиону людей и миллиону животных нужно было преодолеть две самые безводные пустыни планеты Земля - пустыни Гоби и Такла-Макан. Кто-то может сказать, что пустыни эти вполне преодолимы. В том-то и дело, что по ним никто, никогда не ходил. Даже на верблюдах. Великий Шелковый Путь проходил значительно южнее; вдоль рек Инд и Ганг, по берегу Аравийского моря, Персидского залива, и далее, по рекам Тигру и Евфрату. А в пустыне Такла-Макан даже колодцы копать бессмысленно, чтобы добыть воду. Эта пустыня - дно пересохшего древнего моря. Даже если в колодце и обнаружится вода, то это будет крепкий соляной раствор. На современной карте народонаселения там расплывается огромное белое пятно, до сих пор в этом убийственном месте никто не живет. Пустыню Гоби обойти севернее, по горам Алтая невозможно. Туристы-экстремалы, которые ходили по тем местам, могут подтвердить, что там с легким рюкзачком трудно ходить, а представить в тех местах ораву людей, коней и быков, запряженных в кибитки, и вовсе невозможно. Опять же, Алтай и Тянь-Шань плавно перетекают в Гоби и Такла-Макан. По прихоти природы, в это чертово место не попадает ни единого ручья, стекающего с Тибета, Алтая или Тянь-Шаня. Итак, до первого источника воды монголам необходимо было преодолеть полторы тысячи километров пустыни. Вот и представьте: лошади в день требуется не меньше десяти литров воды утром и десяти вечером, и килограмм двадцать какого-нибудь корма. Скажите на милость, где взять в пустыне, ежедневно, тысячи тонн воды и тысячи тонн корма для животных?! Не иначе как за монголо-татарским войском ехала вереница КАМАЗов с водой и овсом...
Далее мы просто не будем разбирать всевозможные фантастические допущения, вроде верениц КАМАзов, и того, что монголы на марше питались собственными лошадьми. Хотя, в очень серьезной, и уважаемой мною телепередаче, - "Клуб путешественников", - в сюжете о Монголии, я буквально на днях слышал серьезным тоном произнесенный параноидальный бред, пущенный в оборот еще средневековым фантастом де Рубруком. Что, якобы, монгол мог скакать десять дней на своей лошадке, не слезая с седла, и питаясь лишь тем, что протыкал шейную жилу лошади, и сосал кровь. Интересно, а чем же восполняло потерю влаги и крови это бедное живое существо, имеющее такую же физиологию, что и человек? Кстати, способность к восстановлению сил после физической нагрузки у лошади ровно в два раза ниже, чем у человека. Есть такая характеристика живого существа - "константа Рубнера". Это уровень потребления кислорода на единицу массы. В пирамиде живых существ, населяющих нашу планету, по величине константы Рубнера, человек стоит на самом верху, ниже его следует лошадь, а уж потом располагаются прочие живые существа. То есть, человек может выдать мощность на единицу своей массы ровно в два раза больше, чем лошадь, и в два раза быстрее восстановить потраченные силы. Так что, легенды о фантастической выносливости монгольских лошадей, легенды и есть. Их выносливость не превосходит выносливости современных спортивных коней. На запредельные нагрузки, опасные для жизни и здоровья, способен лишь человек, существо, обладающее разумом и способное подавлять даже инстинкт самосохранения. Именно поэтому есть люди, способные бежать без отдыха сутки, и в мире нет, и никогда не было лошади, способной бежать без отдыха хотя бы двенадцать часов. В мире живут люди, способные при собственном весе в сто пятьдесят килограммов, поднять над головой двести пятьдесят килограммов, а присесть и встать такие люди могут, держа на плечах шестьсот килограмм. То есть в четыре раза больше собственного веса. Но абсолютный рекордсмен среди животных - слон, при собственном весе в три тонны, способен поднимать с помощью бивней и хобота лишь около трехсот килограмм. Однако вернемся к возможным маршрутам монголов.
Есть еще узкие полоски предгорий Алтая, Тянь-Шаня и Гималаев. Но это лишь узкие полоски каменистой земли, вздыбленной кручами, на которой хоть что-то растет. Пройти там крупному конному войску опять же невозможно: пришлось бы идти поперек ущелий и долин.
Допустим, монголы пошли севернее; по долине Селенги вышли к Байкалу, и дальше двинулись берегом Ангары. И опять столкнулись с той же проблемой: воды навалом, а коней кормить по-прежнему нечем. Разве что хитроумные монголы научили своих коней есть хвою сосен, елей и пихт. Ибо на всем протяжении до левого берега реки Томи, именно эти породы и составляют так называемую черную тайгу. В семнадцатом веке казаки пришли в Сибирь, да и прошли ее насквозь, на лодках, а не на лошадках с лихим гиканьем. После, уже в Новое время, с какими трудами, десятки лет, прорубался и обустраивался Великий Сибирский тракт!
 Единственный возможный маршрут, с большой долей сомнения, это тот, где, возможно, проходило северное ответвление Великого Шелкового Пути, это две тысячи километров безжизненной пустыни от реки Хуанхэ, до южной оконечности горного массива Монгольского Алтая, и далее вдоль него, по узкому проходу между Алтаем и Тянь-Шанем, до озера Балхаш. На наличие тут в древности и Средние века пути, связывающего Среднюю Азию и Китай, указывают некоторые находки в захоронениях Саргатского района Омской области. Так называемая - "Саргатская культура". Тут найдены предметы, явно китайского происхождения. Возможно, во времена функционирования Великого Шелкового Пути, саргатцы обслуживали его; служили погонщиками верблюдов, нанимались в охрану, содержали постоялые дворы. А после того, как европейцы открыли морской путь в Индию и Китай, и в сухопутных путях отпала надобность, саргатцы откочевали в более благоприятные для жизни места вниз по Иртышу.
Предположим, вышли таки отчаянные монголы к озеру Балхаш! Ибо к истокам Амударьи и Сырдарьи выйти они никак не могли, потому как путь преграждают уж такие горы, что Алтай с Саянами по сравнению с ними - жалкие холмики. Из Балхаша напоить своих коней бедным монголам не удалось. Ну, не желают кони пить соленую воду! Восточный конец Балхаша соленый. Так что, и пошли они солнцем палимые по пескам озерного берега до устья реки Или. Уф, напоили они таки коней из западного конца озера! А впереди-и... Ничего особенного - всего каких-то восемьсот километров настоящей пустыни, поросшей саксаулом, где травинка за травинкой полдня гоняется, а воду можно найти в редких колодцах, которые для своего удобства кое-где накопали местные жители. Опять же, очень, очень редко в тех местах живущие. Во-первых, местного жителя еще надо изловить, чтобы он указал колодец, и то он мог знать расположение колодцев только своего рода. Допустим, изловили, и он с радостным визгом указал колодец каким-то чужакам, чьего языка он даже не понимает. Садоводы знают, что из одного колодца можно выкачать три-пять бочек воды, потом ждать сутки, пока она вновь наберется и осядет муть. Но это в наших местах, где почва буквально насыщена водой, только не в Средней Азии. Там колодцы копали по сто метров глубиной, а то и глубже. Из одного колодца можно напоить максимум сотню коней, а потом сутки ждать, пока вода наберется.»
                (Сергей Лексутов. Марш-бросок железного спецназа Чингисхана.)
 
Предлагаю не верить г-ну Лексутову. Что значит: «лошадь – существо живое»? Когда живое, а когда и нет! Особенно, если речь идет о знаменитой, несравненной, несокрушимой и легендарной монгольской лошади! Обратимся к фактам:

«Каждый год во время самого большого праздника наадом в Монголии проводятся грандиозные скачки, на которые съезжается чуть ли не вся страна.»
«Наадомские скачки проводятся по шести возрастным категориям: жеребцы, полнокровные, пятилетки, четырех-, трех- и двухлетки. В зависимости от возраста они бегут на расстояние от 15 до 30 километров. Трасса степная, специально ее не готовят. В соревнованиях принимают участие почти 10.000 скакунов. Занявшим первые пять мест в каждой группе поют восхваления и освящают их кумысом.»
«Первый приз - два миллиона тугриков (примерно 1.200 долларов), что составляет огромную сумму для жителя бедной страны. Кроме того, весь следующий год к лидерам-жеребцам приводят лошадей для скрещивания. Другого вида селекции в Монголии не признают, и хозяева четвероногих победителей получают хороший источник постоянного дохода до следующих скачек.
В роли жокеев выступают мальчики и девочки 4-12 лет. Это вовсе не означает эксплуатации детского труда, просто они весят меньше, чем родители. Монгольские дети - прекрасные всадники: сначала их учат держаться в седле, а потом - ходить.»
«В каждом заезде скачут около сотни маленьких кавалеристов в традиционной одежде с номерами на груди. Выкрикивая что-то, они сначала объезжают вокруг вышку, на которой сидят судьи и висит национальный флаг. Сигналом к старту служит удар по большому барабану. В тот же миг конников заволакивает облако взметнувшейся пыли - и с бешеной скоростью растягивается до горизонта, унося окутанных им, уже невидимых всадников. Минут через сорок, уже по одному, нещадно хлеща по бокам взмыленных лошадок, наездники возвращаются к финишу. Первых пятерых победителей зрители приветствуют песней "Лучшие из десяти тысяч". Но лошадям от этого не легче - их глаза вылезают из орбит, ноги подкашиваются, крупы вздуваются и втягиваются, как гончарные меха. Они просят воды, но пить им можно не раньше, чем через час-полтора, Некоторые тут же падают замертво. Что поделаешь - естественный отбор.»
(Скачки в Монголии. Источник: http://mongol.h1.ru )

Фантастическое зрелище представляют из себя монгольские скакуны: «глаза вылезают из орбит, ноги подкашиваются, крупы вздуваются и втягиваются, как гончарные меха (это что такое?)»! И это «лучшие из десяти тысяч»! Это те, кому предстоит и дальше улучшать породу, как было на протяжении всех 800 лет, минувших со времен первых походов Чингиз-хана! Это лучшие представители своей породы, пробежавшие 15-30 километров с мальчиком или девочкой 4-12 лет на спине! Фантастика! И мистика! Потому, что те, возившие на себе взрослых мужиков чингизова войска были куда хуже нынешних и совершать беспримерные в человеческой истории переходы могли только… Да, да!.. Держите себя за сердце – будучи мертвыми! Так вот он, секрет неприхотливости этих лошадок, относящихся к мясной породе – мертвые легко переносят и голод, и жажду! Их можно было держать как в морозильной камере, так и в духовом шкафу! Они не требовали ухода и совершенно не боялись смерти – чего ее бояться?... когда они все равно уже того… А может и те, кто на них ездил тоже… того?.. Это многое бы объяснило и избавило от неудобных вопросов, которых иначе не избежать…

«И все же нападение не будет легким. Из своего населения, в десять раз большего, чем монголы, цзиньский император мог набрать кавалерию и пехоту в составе нескольких сотен тысяч воинов, а его города были основательно укреплены. Подступы к Бейджину прикрывали две огромные крепости, что делало его неуязвимым для прямого приступа. Весной 1211 года монголы собрались в долинах к югу от Хентея и начали поход через Гоби. Они удачно рассредоточились и шли несколькими волнами, с тем чтобы не исчерпать немногочисленные и разбросанные по пустыне колодцы и водоемы, наполненные талыми водами. Это была гигантская операция по любым стандартам. Представьте себе 100 000 воинов с 300 000 лошадей, разделенных на 10-20 групп по5-10 тысяч человек, за каждой телегой следуют впряженные верблюды, и между ними все время скачут связные, и так вся армия растянулась на 800 километров по безжизненному каменистому пространству. И все же редакционная команда «Тайной истории» не обмолвилась об этом ни словом, и совершенно правильно. Все проходило достаточно гладко. Такое совершалось не раз и войсками кочевников, и китайцами,  и будет совершаться потом. Монгольская аудитория ждала рассказа о личностях и увлекательных подвигах, и для нее эти бытовые подробности звучали бы банальностью. Поэтому сведения об этом походе можно найти только в китайских источниках, и они слишком немногочисленны.»
                (Джон Мэн. Чингисхан. Стр. 156)


Оказывается, «монгольская аудитория ждала рассказа о личностях и увлекательных подвигах, и для нее ЭТИ БЫТОВЫЕ ПОДРОБНОСТИ (обстоятельства перехода через Гоби) ЗВУЧАЛИ БЫ БАНАЛЬНОСТЬЮ»! Для всего человечества открытие Америки или пути в Индию это цепь увлекательных приключений, в том числе и подвигов, а Христофор Колумб и Васко да Гама – личности исторического масштаба; весь мир восхищается людьми вплавь пересекшими Ла-Манш, совершившими восхождение на Эверест, достигшими Северного или Южного полюсов пешком, или на собачьих упряжках, и требует подробностей, подробностей, подробностей!... Всякому очевидно, что пересечь одну из самых суровых к человеку пустынь – акт несомненного геройства и лишь для монгольской аудитории, не понаслышке знающей ЧТО представляет из себя Гоби, все это так, не стоящая упоминания банальность… Еще бы! «Такое совершалось не раз и войсками кочевников, и китайцами, и будет совершаться потом»! Джон Мэн собственными глазами ЧИТАЛ об этом в немногочисленных, увы, китайских источниках! Если бы маленький Джонни ограничился в свое время  одним лишь чтением волшебных сказок, из него мог выйти толк, но злые взрослые научили его писать!.. И вот к чему это привело! В полстраницы текста он умудрился втиснуть такое количество глупостей, что не знаешь с какого краю к ним и подступиться… Ну, вот это, хотя бы: «Весной 1211 года монголы собрались в долинах южнее Хентея и начали поход через Гоби.» Информирую: именно весной в Гоби начинается сезон чудовищных песчаных бурь, когда сквозь защитные очки не видно что происходит от тебя в десяти метрах, а без очков не видно вообще ничего, потому, что глаза плотно зажмурены от несущихся по воздуху крупного песка и мелких камешков. Ураганной силы ветры свирепствуют, то ослабевая, то усиливаясь, до самого лета. Летом, правда, тоже задувает, но все же не так. Но монголы 1211 года не могли ждать! «Они удачно рассредоточились и шли несколькими волнами, с тем, чтобы не исчерпать немногочисленные и разбросанные по пустыне колодцы и водоемы, наполненные талыми водами»! Откуда взяться талым водам, если зимы в Гоби почти бесснежные?! Г-н Мэн не знает о существовании в гобийской пустыне таких крупных травоядных как куланы, джейраны, лошади Пржевальского? Или считает, что все эти мужественные животные способны впадать в спячку до той поры, когда из-под тающего снега не покажется зеленая травка? К моему сожалению, это не так – бедные копытные вынуждены питаться зимой тем, что не доели осенью! А растительность в пустыне крайне редка и, в основном, стелющаяся – укрой ее снег и всем лошадям Пржевальского (равно как и их товарищам по классу, отряду и семейству) пришлось бы откочевывать на небесные пастбища… Но какое-то количество талой воды (снег, так или иначе, все же есть) просочится к нижним горизонтам и несколько поднимет уровень грунтовых вод, за счет чего в некоторой мере наполнятся разбросанные там и сям водоемы и загадочным образом взявшиеся среди пустыни колодцы. Пусть так и будет! Только пройдет совсем немного времени и уровень воды вернется к прежним значениям. В этом не было бы ничего трагического, если монголы шли с юга на север, вслед за весной (как это сделал Тамерлан, выступив против Тохтамыша), но все было с точностью до наоборот: Чингиз-хан двинул свои тьмы с севера на юг! Г-ну Мэну следовало бы придумать другую версию, но он уже унесся в мир фантазий: «Это была гигантская операция по любым стандартам. Представьте себе 100 000 воинов с 300 000 лошадей, разделенных на 10-20 групп по 5-10 тысяч человек, за каждой телегой следуют впряженные верблюды, и между ними все время скачут связные, и так вся армия растянулась на 800 километров по безжизненному каменистому пространству.» Сразу оговоримся: 800 километров – это расстояние от северного края пустыни до южного по прямой, но наземные войска по прямой не движутся и, при определении истинной глубины марша со всеми его изгибами и изворотами, к первоначальной цифре добавляют коэффициент движения  (+30%). Полученное расстояние, которое требовалось пройти воинам Потрясателя Вселенной равно 1000 километров. С копейками. Теперь определимся с суточной скоростью движущихся колонн – груженая телега идет по гравийным полям со скоростью меньшей чем у пешего человека, т.е. где-то 2-3 км/час. Навьюченный верблюд покажет не лучший результат, а значит, расстояние, которое способен покрыть за сутки каждый отдельный отряд  составит от 20-ти до 25 километров. Расчет, конечно, дает нам идеальную картину, но проявим благородство – г-на Мэна оно все равно не спасет. Итак, каждому человеку, лошади, верблюду и телеге предстояло провести в условиях пустыни не менее полутора месяцев. А теперь перечислим пункты, по которым  переброска войск, описанная г-ном Джоном Мэном никоим образом не могла состояться.

1) В отличие от обитателей пустыни Гоби (вышеупомянутых джейранов, куланов и т.д.) монгольская лошадь животное степное. Степь – бескрайнее разнотравье, пустыня –  редко встречающиеся небольшие участки специфической для данной местности растительности (из-за постоянной ветровой эрозии почвенный слой в Гоби не успевает сформироваться). Переход на скудную и непривычную пищу скажется на «монголке» в первые же дни. Еще сильнее скажется вода из местных источников – в значительной части та сильно минерализована, говоря проще – горько-соленая. Эндемики пустыни к ней адаптированы, монгольская лошадь – нет. Ее просто раздует из-за отказа почек. Кроме того, значительную часть дня лошадь вынуждена нести на себе дополнительную физическую нагрузку (идти под седлом, в котором развалился здоровенный мужик, тащить вьюки, тянуть повозку) и, одновременно, поститься – на марше кормиться ей не дадут. Восполнить силы во время привала она просто не успеет. Не успеет даже при том, что ее хозяин пожертвует своим отдыхом ради того, чтобы собрать дополнительную охапку былинок и колючек – будь она единственная, может и пережила как-нибудь, но на каждого человека только лошадей приходится аж три, не считая верблюда! Что ж ему (человеку), всю ночь с фонариком бегать?! Уже только этого достаточно, чтобы поставить на всем предприятии жирный крест…

2) Вернемся к тому, с чего начали: монгольская лошадь – житель степи, а степь это не только буйное разнотравье, но и толстая подушка дерна под ним, по которой лошадь ходит как по ковру.

«Ни в одном учебнике истории, ни в одном научном труде, ни в одном историческом художественном произведении я не встречал упоминания, что у монголов существовала какая-либо служба подковки коней. Все верно, степным жителям вовсе не обязательно ковать коней. Не нужны коням подковы на мягких равнинах. А коли ковать коней не было нужды, то монголы этого и не умели.»
«Я не просто так остановился эдак подробно на подковах. Во всех армиях, имевших кавалерию, существовала отлаженная, разветвленная служба ухода за конскими копытами, потому как конские копыта - это была неизбывная головная боль всех кавалерийских начальников. Дело в том, что конские копыта отрастают с такой же скоростью, что и человеческие ногти. В естественных условиях копыта стираются о грунт с той же скоростью, что и нарастают. Подкова же препятствует стиранию копыта, а потому, лошадь регулярно необходимо расковывать, отросшие копыта подрезать, снова подковывать. К тому же пробитые гвоздями края копыт часто трескаются. Такую лошадь необходимо расковать, и отправить на вольный выпас на пару месяцев, чтобы копыта укрепились, и ее снова можно было бы подковать.»
(Сергей Лексутов. Марш-бросок железного спецназа Чингисхана.)


Но, как известно даже г-ну Мэну,  Гоби – пустыня каменистая и у живущих в ней антилоп, диких ослов и лошадей копыта отличаются особой прочностью. А у «монголки» копыта слабые. Именно поэтому перед тысячекилометровым переходом всех ездовых, тягловых и вьючных лошадей следовало бы прежде подковать, иначе в первые же три дня они разобьют себе копыта и все кончится, толком не успев начаться. Вариант ершовского Конька-Горбунка я намеренно не рассматриваю. Из вредности.

3) Г-н Мэн предлагает нам представить «себе 100 000 воинов с 300 000 лошадей, разделенных на 10-20 групп по 5-10 тысяч человек». 10-20 отдельных групп это 10-20 дорог идущих в одном направлении… В самой Монголии, где обитали покорители Гоби, дорог не было (за ненадобностью) вообще, а в пустыне их набралось десяток, а то и два! В смысле развития транспортных коммуникаций средневековая пустыня может дать фору современной Америке! И куда же вели все эти 10-20 дорог? В Китай? Как бы не так! В Китай они не вели, потому что мудрые китайские правители не желали видеть у себя разбойников-монголов и обзавелись Великой Китайской стеной как раз в целях пресечения их несанкционированных визитов. Так откуда же взялись дороги, которые никуда, кроме как в тупик, не вели? И чего ради кто-то рыл вдоль бесполезных трасс никому не нужные колодцы, наполнявшиеся обнаруженной Джоном Мэном талой водой? Поставим себя на место великого Чингиз-хана: перед ним лежит пустынная Гоби, само название которой переводится с монгольского как «безводная» или «безжизненная», а за ней лежит сказочно богатая страна, средоточие всех его вожделений. Пошлем ли мы 100 000 доверившихся нам людей с 300 000 лошадей (не считая телег и верблюдов) вперед, ткнув пальцем в сторону юга: «Встречаемся на той стороне! Айда, ребята!» Очень сомневаюсь… Миллион к одному, что сперва мы зашлем в пустыню несколько десятков поисково-разведывательных групп с тем, чтобы они оценили обстановку на месте, исследовали ландшафт, с учетом складок, низменностей и возвышенностей которого двинутся вперед конные корпуса, определились с маршрутом и, главное, составили подробные и точные карты с обозначением всех пригодных источников воды на пути следования. Просто? Не скажите! Пройти насквозь всю пустыню и вернуться назад удастся далеко не всем – ошибок Гоби не прощает. Тут дело вот в чем: дикие копытные способны выживать в пустыне лишь перемещаясь от одного известного им источника воды к другому во всех направлениях, но разведчики (как и идущие той же дорогой войска) не могут далеко отклоняться от линии север-юг и, значит, их возможности совпадут с возможностями обитателей Гоби лишь на 25%... Не так много, согласитесь. Но, не будем пессимистами! Будем считать, что нам повезло – вернулись разведчики и выложили перед нами 10-20 комплектов карт. А дальше что? Какие подразделения – десятки, сотни или тысячи мы двинем вперед? Стадо джейранов редко насчитывает десяток голов – 3-5 – это обычное правило. Крупный, способный обеспечить водой сразу десятки животных (каждое – втрое меньше средней монгольской лошади) источник встречается не часто, но даже такому потребуются сутки и более чтобы восстановиться в прежнем объеме. Самое малое подразделение в монгольской армии – десяток, а это 30 лошадей (верблюдов, как обычно, не считаем). Но мы же оптимисты, не так ли? Нехватку удовлетворяющих нашим требованиям источников восполним чем-нибудь…. Но, больше десятка в сутки по одному маршруту все же не пошлем и… с чем мы останемся? Первые же группы увезут все наши карты! Да… Но мы же еще и хитрые! Мы сделаем от 499 до 999 копий с каждой карты и никто не уйдет от нас обиженным! А теперь представим себе как выглядит достаточно подробная карта с нанесенным на нее тысячекилометровым маршрутом… Солидно! 45 отдельных участков пути (суточные переходы по 20-25 км), на каждый меньше 6-8 сантиметров отвести не получится – следует указать ориентиры, без которых эту «карту» сразу можно свернуть в трубочку и… А для этого следует выделить место! И разработать систему условных обозначений: так выглядит песчаный участок, а так, небольшая каменная гряда. И чтоб все выучили и не путались! Каждый экземпляр карты  - это узкая лента не менее 3-х метров длинной. И нужно их почти 10 000 штук… Интересно, с какой точностью работали копировальщики оперативного отдела штаба монгольской армии? Любая ошибка и пошла рыскать по пустыне группа из десяти человек и тридцати лошадей (верблюды не в счет)! Но не будем о плохом – за такие ошибки штабным крысам у Чингиз-хана быстро хребет ломают! Давайте лучше о хорошем: для пользования любой картой следует четко ориентировать ее по сторонам света, а тому, кто по азимуту идет, предписано внимательно следить за показаниями стрелки компаса…. В Гоби вид местности меняется с частотой песчаных бурь: пронеслась такая – вот тебе и новый пейзаж! Ни следов идущего впереди отряда, ни доброй трети надежных, казалось бы, ориентиров. А компас не подведет! Если он есть. А так – слева у тебя солнце восходит, справа – заходит, а все, что перед тобой – юг! Вы еще не отказались от такого банального, по мнению г-на Мэна, путешествия? Тогда, вперед! Переброска стотысячного войска максимально возможными (только в теории!) темпами займет у вас каких-нибудь три года… Счастья вам!

 4) Про три года я, конечно, наврал. Не удержался. Три года – это если лошадей поить кое-как, но не кормить вовсе. Первая же группа сведет всю растительность вокруг источника насколько глаза хватает, вторая почистит все вдоль маршрута, а всем остальным останется только зубами щелкать. Разрыв между группами должен составлять недели полторы, чтобы трава успевала подрасти и, если ее не сожрет тут же шатающаяся лошадь Пржевальского, то переброска войск займет лет тридцать. При условии, что не будет зимы. И песчаных бурь. Иначе вашей жизни может и не хватить. А разве нельзя запастись фуражом – сколько-то нагрузить на верблюдов, сколько-то уложить в повозки (что ее попусту гонять?). Угу!.. Сколько?! И, главное, чего? Овса? Ячменя? Пшена? А нас все устроит! Монгольская тележка возьмет 150-160 кг,  верблюд – до 130-ти, вьючная лошадь – 60-70.  Последняя, ездовая лошадь несет на себе всадника и в расчет не берется. Не перегрузили ли мы животных? Ничего страшного:  дневные переходы составляют всего 20-25 километров, а легкой жизни им никто не обещал! Подобьем бабки: 160 + 130 + 70 = 360. На каждую лошадь выходит по 120 килограммов зерна. Делим их на 45 дней и получаем… 2 кг 666,66… грамм в сутки – половину минимальной суточной нормы… В общем, все умерли… Но, опустим ли мы руки? Нет, нет и нет! Мы нагрузим нашего верблюда, мы ВСЕХ наших лошадей впряжем в телеги, а боец поведет их цугом, неся на себе вооружение и… килограмм 20 отборного зерна в заплечном мешке – не барин в такое время на конике разъезжать! Итого имеем: (160 х 3 + 130 + 20) : (45 х 3) = 4,33333… кг фуража на каждую лошадь. Как говорил О. Бендер: итого – хватит! Ну, почти… Только вот беда: в средневековой Монголии никто не пахал и не сеял, и пожинать скотоводам-монголам было нечего – ни овса, ни ячменя… А за счет сена проблему фуражировки не решить: при более низкой питательной ценности, оно имеет малый вес при большом объеме. И первый же легкий по гобийским меркам ветерок развеет его, на радость диким ослам, по площади в десятки квадратных километров. Но и безо всякого ветерка запасы сена закончится на третий, максимум, четвертый день пути.

Мы не упомянули ни разу о чудовищном климате Гоби (днем температура может подняться до + 40 градусов по Цельсию,  а ночью опуститься вплоть до заморозков), совершенно сбросили со счетов людей и верблюдов, и, несмотря на это, даже близко не подступились к решению задачи, которую г-н Мэн охарактеризовал как «банальную»! Но, чего же мы ждали? Гоби мало напоминает центральную аллею Парка Горького. «И все же редакционная команда «Тайной истории» не обмолвилась об этом ни словом, и совершенно правильно. Все проходило достаточно гладко.» На бумаге! И даже на бумаге «редакционная команда «Тайной истории» не обмолвилась об этом…» Потому, что обмолвиться, как мы в этом уже убедились, было не о чем! Такого просто не могло быть! Но ведь не сам же г-н Джон Мэн все это придумал! Он лишь бездумно транслировал то, о чем сообщают «немногочисленные источники»! Бизнес, ничего личного… «Тайная история монгол» признана научным сообществом вполне надежным свидетельством, так что же вам еще надо? Ешьте, что дают!

«Монгольская феодальная историография имеет глубокие традиции, восходящие к ранним временам существования государства монголов. Наиболее древней дошедшей до нас летописью является широко известное “Сокровенное сказание", составленное в 1240 г. при дворе Угэдэя-хана. Это замечательное историческое сочинение хотя неоднократно и было предметом изучения, но до конца еще не исследовано. Открытие его и введение в научный оборот является одним из достижений русской востоковедческой науки. Сочинение это было найдено и опубликовано в русском переводе одним из крупнейших русских китаистов Палладием Кафаровым.

      К этой первой летописи, положившей основание монгольской историографии, восходят и некоторые другие исторические сочинения более позднего времени. К сожалению, до нас не дошли исторические сочинения с конца XIII по XVI вв.; таким образом, целых три столетия отделяют позднейшие летописи от раннего периода монгольского летописания. Тем не менее в летописях XVII в. всегда можно найти отдельные черты, свидетельствующие о преемственности летописания. Преемственность сказывается или в пересказе отдельных эпизодов “Сокровенного сказания" или даже в кратких выдержках из него. Подобное обстоятельство свидетельствует о том, что традиция составления летописей и исторических сочинений не была утрачена и не прерывалась в течение всего этого времени.»
                (Текст воспроизведен по изданию: Шара-туджи. Монгольская летопись XVII в. М. АН СССР. 1957 © текст - Шастина Н. П. 1957)

Если из приведенной выше цитаты вы сделали вывод о существовании документа, созданного в XIII веке, то должен буду вас разочаровать: «Юань чао би ши» («Сокровенное сказание монгол» по-китайски) было составлено китайским же ученым Чжан Му как сборник редких старинных сочинений лишь в 1841 году и издано им в 1848-ом. Именно это печатное издание и было переведено Палладием Кафаровым и в 1866 году вышло из печати на русском языке. Подвергнутая мной обструкции «Повесть временных лет» на фоне «Сокровенного сказания» смотрится эталоном чистоты и невинности! Что еще имеет предложить нашему вниманию монгольская историография? Сочинения начала XVII века, с возрастом которых тоже не все чисто, описывающие события середины века XIII-го? Между теми и другими разница та же, что между нашими днями и временами Смуты. Никто из присутствующих не желает дать дополнительные свидетельские показания по делу Ивана Сусанина? Нет? Странно…

Какое счастье, какое везенье необыкновенное, что мы имеем возможность обратиться к трудам правдивейшего Рашид-ад-дина Фазлуллаха, к его знаменитому «Джами‘ ат-таварих»! Кто посмеет утверждать, что горестная судьба этого великого человека – выдумка, а самого его никогда не существовало?! Я?! Да упаси меня от этого б-г Саваоф! Я знаю, как минимум, двоих Рашид-ад-динов! Вот образчик стиля одного:

«На основании того, что упомянуто в мусульманской истории и записано в «Пятикнижии» еврейского народа, пророк Ной [Нух] – да будет мир ему! – разделил землю с севера на юг на три части. Первую часть он дал одному из своих сыновей, Хаму, который был родоначальником чернокожих; вторую – Симу (Сам), ставшему предком арабов и персов; третью часть предоставил Яфету (Яфес) – праотцу тюрков. [Ной] послал Яфета на восток. Монголы и тюрки рассказывают об этом то же самое, но тюрки назвали и продолжают называть Яфета Булджа-ханом [Абулджа-ханом] и достоверно не знают, был ли этот Булджа-хан [Абулджа-хан] сыном Ноя или его внуком; но все они сходятся на том, что он был из его рода и близок к нему по времени. Все монголы, племена тюрков и все кочевники [букв.: обитатели степей] происходят от его рода.»

А вот так выглядит манера другого:

«Поскольку благоволение и щедрость всевышнего — создателя высокого неба и творца земной сферы — укротили под нами норовистого коня честолюбия и сделали послушными нашим приказам и нашим запретам поверхность земли и пространство вселенной, ученые века и образованные [люди] эпохи, каждый из которых [представляет] собой жемчужину в ожерелье учености, украшение чертогов разума, розовый куст в саду познания и звезду на небе мудрости, посвятили этому ничтожному бесподобные книги и трактаты, [279] которые более блестящи, чем лучи солнца, и более благоуханны, чем дуновение зефира. Поскольку этот господин маулави — да не перестанут сиять солнца его достоинств и [да не перестанут] покрываться листьями ветви его успехов! — подобный [по своему] величию Кайвану (Планета Сатурн) небес, после книги Хикмат-и
Рашиди 441 посвятил этому немощному [среди] самых младших и слабому [среди] ничтожных трактат Кунуз ал-афрах фи ма’рифат ал-ашбах ва-л-арвах.»

В аннотации к трудам первого мы читаем:

«Но настоящую славу Рашид-ад-дину принес предпринятый им грандиозный исторический труд «Джами‘ ат-таварих». Слава эта вполне заслужена. Не говоря уже о совершенно оригинальном плане этого труда и огромной ценности его как исторического источника, он является одним из лучших памятников всей персидской прозаической литературы средневековья. Он написан хорошим и в общем простым, но образным и выразительным, хотя и не везде ровным, персидским языком, чуждым той цветистости и вычурности, которые так характерны для современника нашего автора, Вассафа, и для большинства более поздних авторов персоязычных исторических трудов, у которых стремление к изысканному языку рифмованной прозы, перегруженному метафорами, гиперболами и другими фигурами, хронограммами, стихотворными загадками и различными словесными техническими трюками, отодвинуло на задний план изложение исторических событий и фактов. Содержание у этих авторов подчинено литературной форме, и живой конкретный рассказ заменен условными описаниями, в конце концов превратившимися в трафареты, в том же цветистом стиле.»
Насколько «стремление к изысканному языку рифмованной прозы, перегруженному метафорами, гиперболами и другими фигурами» присуще второму, вы и сами легко можете убедиться. Первый писал историю монголов и тюрок, второй – деловые и дружеские письма. Первый, Рашид-ад-дин Фазлуллах ибн Абу-л-Хейр Али Хамадани родился в 1247 году в городе Хамадане, второй же… Рашид-ад-дин Фазлуллах ибн Абу-л-Хейр Али Хамадани… тоже родился в 1247 году… и тоже в городе Хамадане… Чертовщина какая-то! Оба в одном и том же 1298 году были назначены на один и тот же пост визиря в правительстве Газан-хана… Также вместе вышли в отставку в 1317 году и не расставались до 1318 года… и, даже, умерли в один день 18 июля! Каждый из двоих Рашид-ад-динов был разрублен пополам вместе… с одним из сыновей! Они что… сиамскими близнецами были?! Фу ты…, отлегло! Оказывается, ученые уверены, что и труд «Джами‘ ат-таварих», и письма писал один и тот же человек! А то, что «Полтаву» и «Бородино» писал один и тот же автор они не считают? А Льва Николаевича Толстого с Алексеем Николаевичем не путают? Удивительные люди! Сами отмечают необыкновенный для Персии Хулагуидов стиль «Джами‘ ат-таварих» и ничтоже сумняшась приписывают сей труд человеку, каждое письмо которого отмечено печатью высокого литературного стиля персидского средневековья! Так не бывает! Проверьте же того, кто выламывается из приписываемого ему окружения как слон из лифта! Проверьте, и тут же выяснится, что «древний документ» появляется в поле зрения исторической науки лишь в первой половине XIX века!
Кто из великих, писавших о монголах Чингиз-хана, у нас остался? Гийом де Рубрук и Плано Карпини? Их труды у любого более-менее внимательного читателя могут вызвать только недоумение – как возможно путешествуя от Нижней Волги до Забайкалья не заметить Хивы, Бухары, Самарканда? Ничего не знать об Аральском море и впадающих в него двух величайших реках Средней Азии? А, правда – как?! Описания многомесячного, по тогдашним транспортным возможностям, путешествия в их отчетах ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЕТ! А Марко Поло лучше? Самая восточная точка, о которой он способен сказать что-то внятное – это Тибет (Тебет), и, знаете, что сообщает о нем знаменитый венецианец? В Тибете есть горы! Это известие из разряда тех, что утверждают – в Сахаре можно встретить песок, а в Антарктиде попадается лед! А восточнее Тибета он не приводит вообще ни одного местного названия (разве что упоминает город Лоб, а в Сянцзяне есть озеро Лобнор) ни на монгольском, ни на китайском языках! О Китае (что давно уже всеми отмечено) он не знает фактически ничего, а о Монголии и монголах и того меньше! Марко Поло знает ТАТАР, много и с симпатией о них пишет, между делом сообщая, что в отличие от китайцев татары бородаты… Настоящие татары и вправду этим грешат (взять хоть меня самого), но столь ли велика разница между монголом и китайцем? Опять я в жизни что-то пропустил… «Книга» Поло завораживает байками о баснословных богатствах империи Хубилая (ничего общего с действительностью не имеющими) и ошеломляет широтой и точностью знаний о южных морях – от Индонезии до Мадагаскара, от Эфиопии до Индостана он практически не делает ошибок! Как это ему удается? Прожить в Китае почти два десятка лет и не знать НИЧЕГО о достопримечательностях, обычаях и языке приютившей его страны, при том, что одного плавания ему оказывается достаточно, чтобы составить верное представление о побережье и островах Индийского океана! Он сомнительный, он очень сомнительный, этот господин Марко! Вернувшись из своего знаменитого путешествия в Китай, он не становится ни богатым, ни знаменитым – слава придет к нему только после смерти (современниками никак не отмеченной!), а богатство не придет никогда. Он окажется в генуэзском плену, по одним известиям – после морского сражения, где командовал боевой галерой, по другим – захваченный на борту купеческого корабля. Он будет надиктовывать книгу своих воспоминаний некому Рустичано, и у того в тюремной камере найдутся и гусиное перо, и чернильница, и (самое интересное!) потребное для написания весьма немалой, по тем временам, книги количество дорогого писчего материала! А уроженец Генуи, где увидела свет знаменитая «Книга», великолепный Христофор Колумб отправится  к далеким берегам страны Великого Хана ничего не зная о существовании мемуаров Марко Поло… Через неизведанное Море-Океан Христофора поведет сочинение некого Джона де Мандевиля, враля и сказочника, по мнению современных ученых. Да был ли он вообще, этот странный Марко Поло? Думаю, что да, был – сочинители очень любят обращаться к реально существовавшим историческим личностям. Достаточно вспомнить Александра Дюма и его д`Артаньяна. Случайно (или нет?) я наткнулся на запись, показавшуюся мне примечательной:
«Намеченная экспедиция состоялась, так как «прибывшие в Венецию из области Трапезунда» Витале Ландо и АНДРЕА ДАНДОЛО (выделено мной. – А.Р.М.)                упомянуты в решении Сената от 15 ноября 1375 г. Но позитивных результатов опять не было; колония (генуэзская. – А.Р.М.) не была эвакуирована, и Виторе Барбариго остался в Трапезунде в качестве вице-байло…»               
«13-15 ноября 1375 г. Сенат создал специальную комиссию, включавшую Ландо и Дандоло, для детального изучения создавшегося положения. Постепенно в Сенате все более росло влияние сторонников более жестких мер. В марте 1376 г. было решено прибегнуть к открытому военному вмешательству. В качестве предлога использовались династические притязания сына Иоанна V Палеолога деспота Михаила, а также Великого Комнина Андроника на трапезундский престол. Для руководства операцией был назначен знаменитый венецианский флотоводец капитан галер Моря МАРКО ДЖУСТИНИАН ДА САН ПОЛО (выделено мной. – А.Р.М.). В его распоряжение поступало 10 вооруженных галер, с 6 из которых он был должен идти из Константинополя в Трапезунд.»
   «До прибытия в Трапезунд Джустиниану предстояло еще выполнить довольно сложную дипломатическую миссию в Византии и при дворе султана Мурада.»                                 (Трапезундская империя и западноевропейские государства в XIII-XV вв. С. П. Карпов. Стр. 67-68)

Вновь, как во времена полвека назад почившего Марко Поло, между Генуей и Венецией накаляются страсти из-за сфер влияния в Причерноморье – вскоре разразится самая тяжелая венецианско-генуэзская война (1376-1381 гг.). А вот другое – отрывок из книги Генри Харта «Венецианец Марко Поло»:

«…в предисловии к книге Марко Поло, написанном в 1553 году, то есть когда после интересующих нас событий прошло более двухсот пятидесяти лет, Рамузио говорит, что господин Марко Поло был назначен sopracomito, то есть командиром, одной из галер флотилии, возглавляемой АНДРЕА ДАНДОЛО (выд. мной. – А. Р. М.), и что в 1298 году он отплыл вместе с Дандоло бить генуэзцев. Венецианская флотилия и флотилия генуэзцев, пишет Рамузио, встретились около далматинского острова Курцола [Корчула], в день Богоматери Сентябрьской (7 сентября) завязали бой и

(игрою военного счастья) наш флот был разбит и [Марко Поло] взят в плен, ибо, желая вырваться со своей галерой в авангард и атаковать флот противника, доблестно и с большой храбростью сражаясь за свою отчизну и безопасность своего народа, он не был поддержан другими; он был ранен и взят в плен, немедленно закован в кандалы и отправлен в Геную. »    
                (Стр. 246)

Можно счесть появление пары – Андреа Дандоло и Марко Поло в разные времена бурной венецианской истории чистой случайностью, совпадением имен и обстоятельств: просто в роду дожей и патрициев Дандоло любили называть мальчиков именем Андреа, а в семье Поло, в честь покровителя республики – Марко… Но путешественник Поло не был моряком и представить себе, что кому-то взбрело в голову отдать под команду ГРАЖДАНСКОГО ЛИЦА, обычного (с военной точки зрения) купчины, человека не имеющего ни малейшего опыта морских сражений БОЕВОЙ КОРАБЛЬ, мне не удается… А если верить словам Рамузио, Поло оказался инициативным и храбрым командиром, и поддержи его капитаны других галер, исход сражения мог бы оказаться не столь печальным для венецианцев. И в этом Поло виден скорее «капитан галер Моря Марко Джустиниан», чем сказочник Миллионе… Думаю (об уверенности, конечно, говорить рано), дело обстояло так: «знаменитый флотоводец» Марко Джустиниан Да Сан Поло в одном из сражений войны 1376-1381 гг. атаковал своей, возможно, флагманской галерой флот генуэзцев, но, из-за нерешительности или нерасторопности остальных капитанов венецианской эскадры, потерял корабль и раненным попал в плен. О!.. Это был пленник, о котором можно только мечтать! Знаток моря и дипломат, охранитель торговых интересов республики св. Марка и доверенное лицо ее Сената! Генуя отказалась от эвакуации своей колонии в Трапезунде, хотя это способно было вызвать (и вызвало) тяжелейшее военное столкновение с Венецией с непредсказуемым результатом, но поступить иначе она не могла: Трапезунд был конечным пунктом на южном отроге Великого Шелкового пути, а с началом противостояния между Тохтамышем и Мамаем, длившегося с 1376-го по 1380 год включительно (именно на эти годы приходится венецианско-генуэзская война), стал единственными воротами, открытыми для товаров из Ирана, Туркестана, Индии и Китая. На тот момент информация, полученная от синьора Джустиниана, обладала огромной ценностью и сомнительно, чтобы кому-то из генуэзцев пришло на ум делиться ею со всем остальным христианским миром. Но минули десятилетия и все изменилось, и записи допросов Марко Джустиниана Да Сан Поло перестали быть интересными кому бы то ни было, за исключением сочинителей, ищущих в архивах подходящие сюжеты для своих будущих книг… К сожалению, к счастью ли, но моряк Марко Да Сан Поло не годился на роль интересного для публики рассказчика – он не мог от собственного имени разглагольствовать о чудесных странах в глубине материковой Азии, а кому будет интересно читать рассказы, начинающиеся словами: «как говорят те, кто об этом знает»? Так, на страницах рукописи о великом путешествии появился купец Марко Поло, то путешествующий со своими отцом и дядей ко двору императора полумира, то сопровождающий китайскую принцессу, направляющуюся краем Индийского океана к персидскому жениху… Интересы настоящего Марко Поло лежали на просторах морских дорог и, часто сталкиваясь с арабами на путях открытой вражды и тайного сотрудничества, он неплохо знал географию южных морей – столь же манящих для европейца, сколь и недоступных… Это пригодилось автору книги (возможно его и в самом деле звали Рустичано), но придуманной им интриге недоставало подлинных сведений о Китае и он их попросту сочинил. Как сочинил и даты жизни своего, теперь уже полностью мифического героя…

В Монголии Чингиз-хана и его время боготворят! Монголия по числу населения страна очень небольшая и очень небогатая, а имя Потрясателя Вселенной позволяет ей не затеряться среди таких же аутсайдеров на политической карте мира – о ней говорят… В Монгольской Гоби находится величайшее кладбище динозавров, но к самим монголам ископаемые гиганты имеют лишь косвенное отношение, иное дело – Чингиз-хан! Он самый главный монгол и есть! И окружение его – сплошь монголы и ныне живущие их потомки купаются в лучах военной славы некогда лучшей армии мира! Разве можно за это судить? Знаете, по разному… Кое-кого, бывает, что и судят. И вовсе не одним только моральным судом – за подвиги, подобные тем, что совершали прославленные монгольские полководцы, некоторых германских вояк попросту повесили не так давно (по историческим меркам). А скольких пересажали… А того, кто направлял этих, весьма талантливых, надо сказать, военных деятелей, иначе как с уничижительными прилагательными на людях (в расширительном смысле этого слова) не поминают. И, прежде всего, в самой Германии! Отчего же такое отличие? Разница в менталитете? То, что монголу хорошо – немцу смерть? Не думаю: было время, когда подавляющее большинство немцев не считало Адольфа Гитлера «преступником номер один», воплощением злодейства и реинкарнацией Сатаны – напротив! Им гордились, его обожествляли, от него хотели иметь детей! Известны слова о Гитлере легендарного Чаплина – великий, величайший актер!.. куда нам до него всем! Какая проникновенность в каждом слове! Какая бездна обаяния! Это сейчас для нас оно отрицательное, а тогда… Завораживал же, толпы самых разных людей готовы были идти за ним как крысы за дудочкой крысолова! Он и сейчас сохраняет в значительной мере силу своей магнетической притягательности и для ненавидящих его, и для всяких отщепенцев… Почему же Адольфу Гитлеру не ставят величественных памятников, как это делают в Монголии для восславления памяти Чингиза из рода Борджигинов? Должны пройти столетья, полагаете вы? Но, даже тысячи лет не стали для Иуды Искариота спасительными! Так же, как и для Нерона, Калигулы, десятков других исторических злодеев! Германия была разбита, раздавлена, оккупирована… А Монголия, разве, нет? Разве не стала она самой отсталой провинцией Китая при маньчжурах? И кто был виноват в ее отсталости, в ее экономической, культурной, военной (!), наконец, слабости? Разве не Чингиз-хан?! Вся его энергия, воля, весь ум его были направлены вовне и, все его мобилизации, жесточайшая муштра и моря пролитой, в том числе и собственно монгольской крови, не принесли ЕГО стране и ЕГО народу НИЧЕГО, кроме прозябания на задворках цивилизации! Разница между Германией и Монголией заключается в том, что германских лидеров ОСУДИЛИ уголовным судом, что германский народ заставили ПЛАТИТЬ РЕПАРАЦИИ и КАЯТЬСЯ, КАЯТЬСЯ, КАЯТЬСЯ, а о монголах, по прошествии лет, ПРОСТО НЕ ВСПОМНИЛИ! А если бы вспомнили? Если бы современные Китай и Россия, Иран и Узбекистан, Грузия и Армения, Азербайджан и Украина, Венгрия и Польша предъявили счет Монголии за грехи отцов, что было бы тогда? Ведь подумать страшно, не правда ли? Шучу, шучу!.. Ничего бы с Монголией не сделали! Ну, обязали бы убрать подальше, с глаз долой, бетонных истуканов и поменьше трепаться об исторической роли Величайшего… От этого несколько пострадал бы туристический бизнес и сильно потускнел монгольский менталитет, но, согласитесь, обойдись сходным образом с немцами победители, те бы кричали «Ура!» и в воздух чепчики кидали!... Срок давности, спросите вы? Презумпция невиновности, отвечу я! Пусть попробуют доказать, что Монголия имеет хоть какое-то отношение к Чингиз-хану и его художествам! Пусть найдут документы, имеющие доказательную силу! Пусть отыщут материальные свидетельства причастности нынешней Монголии к Великой Монгольской империи! Собственное признание – царица доказательств? А ну, как откажутся? Отопрутся? Уйдут в «несознанку»? Что тогда господам обвинителям делать? Историков-археологов на выручку звать? Нашли дураков! Историки с пеной у рта готовы отстаивать правоту исторической науки, пока их к присяге не приводят и им под нарами оказаться не грозит! Да они так изовьются ни «да», ни «нет» не говоря, что гордиев узел детской шалостью покажется! Это ни за что не отвечая хорошо чуть не каждые три года новую могилу Чингиз-хана отыскивать (сколько же их, Чингиз-ханов, было?), или откапывать «дворец Удегея», возведенный на месте буддийской кумирни XIII века, при том, что буддизм в Монголию был привнесен не ранее второй половины века XVI-го! И так во всем! Нет, не во всем… Это я наврал! Нечаянно. Существуют традиции!

«Тумурхуге Батмуху – уже за шестьдесят, и сорок из них он делает луки. Их с незапамятных времён делали все его предки. Секреты древнего мастерства Тумурхуге Батмух унаследовал от деда и отца. Его оружие есть во многих странах мира: высокие гости Монголии обязательно уезжают домой с подарками, сделанными руками мастера. Где-то в Белом доме хранится лук, подаренный Джорджу Бушу. Луки Тумурхуге и знают в России – он признан заслуженным работником спорта Бурятии.
      Главная особенность монгольского лука состоит в том, что делают его из дерева, жил и рогов животных. Одна из главных деталей лука – рог горного козла. Вымоченный рог становится гибким, и его можно приладить к каркасу. Рог – это основа будущей силы лука!
Так луки делали при Чингисхане, так делают их и сейчас. Заказов у мэтра лучных дел – хоть отбавляй. В работе одновременно несколько десятков луков. Чтобы сделать по-настоящему хорошее оружие нужно не меньше года. Ведь монгольский лук – сложная конструкция, каждый из элементов которой долго и терпеливо подгоняют друг к другу. Длина лука – не меньше семидесяти сантиметров. Каркас - из бамбука, к нему крепят торцевые наконечники и будущую ручку. По-монгольски её называют «щар хамар», что значит «желтый нос». Жилы животных мастер разваривает - это главный секрет производства - и проклеивает ими внутреннюю часть. Склеенный так лук должен сушиться от шести месяцев до целого года! Когда конструкция высохнет, ее можно оплетать длинными жилами или леской и наносить рисунок. Хувч, или тетиву, делают из нерастягивающейся нити. Самые короткие стрелы – детские и женские, подлиннее – мужские, те, что для охоты и тренировки, а самые длинные – боевые. Оперение – всегда из перьев монгольского орла.
Из всех луков, что сделал Тумурхуге, больше всего ему запомнился тот, что использовали для съемок исторического фильма о Монголии. Из него стреляли и те, кто умел, и те, кто держал оружие в руках впервые. Этот лук висит на самом почетном месте в квартире – на настенном ковре с портретом Чингисхана. Кажется, что завоеватель крепко держит в руках это великолепное оружие. Вполне возможно, что великий Темучин был хорошим стрелком. Ведь стрелять из лука в этой стране должен уметь каждый!»
         (Их нравы. Сто сорок второй выпуск. Монголия: Боевой лук Чингисхана и моринхор.)

«Так луки делали при Чингисхане, так делают и сейчас»! Из бамбука! Оплетая «длинными жилами или леской»! И на стенку его, на ковер, где уже висит портрет Чингисхана! Этого бамбука в средневековой Монголии было видимо-невидимо! Это в наше время он здесь не растет, а в ту пору, когда с Чингиз-хана портреты писали – не протолкнуться было! Мальчишки, бывалычи, наломают его, удилища сделают и на рыбалку! Благо лески – в каждой юрте моток, а то и два! «Из всех луков, что сделал Тумурхуге, больше всего ему запомнился тот, что использовали для съемок исторического фильма о Монголии. Из него стреляли и те, кто умел, и те, кто держал оружие в руках впервые.» Вот это мастер! Мария Семенова, автор книги «Мы – славяне!», описывает старый татарский (в современном значении этого слова) лук, так его здоровенные мужики растянуть пытались – да куда там!.. Дед-татарин посмеялся над ними, дурнями, а потом показал как это делается – боевой лук не игрушка, чтобы из него «детские и женские» стрелы в белый свет пускать! Так эти оболдуи, выучившись, завалили из того лука лося с 75 метров и медведя – с 60-ти! Паразиты! Нашли себе мишени… А у Тумурхуге Батмуха лучшим считается лук, из которого «и те, кто держал оружие в руках впервые» (!) стрелял как нечего делать! Вот каких невиданных успехов достигла кустарная промышленность Монголии в производстве муляжей для нужд кинематографии и сувениров для гостей!

Если я стану продолжать в том же духе, то и через месяц не остановлюсь! А зачем, спрашивается? Позорить хороших, простых, никому зла не делавших монголов? Они-то в чем виноваты? В том, что поверили всякой научно-исторической сволочи? Тем, что напялили на себя чужой кафтан, который им явно не по росту и не по плечу? Не суди, да не судим будешь! Кто без греха, пусть первым бросит!... Нам, россиянам, перед впрягшимися в чужую для них Великую Отечественную войну монголами еще за Василия Яна краснеть и прощение просить придется! Если, конечно, совести хватит…

                ЧАСТЬ III. БОЛЬШАЯ РОДНЯ

Ну вот, скажете, лишил патриотической базы две трети населения страны и радуется! Я?! Да я сам, если хотите знать, первый патриот! Просто, пока другие в гнилом насквозь театре абсурда детские утренники устраивают, я тружусь!.. Подвожу железобетонное основание под общую нашу будущность и когда у вас тут все рухнет… Правильно! Появлюсь я, весь в белом… И, достав из рукава бумажку, процитирую:

«И философ Этик в своей "Космографии" подчеркивает, что народ, который был заперт за Каспийскими воротами, ворвется в мир и выйдет навстречу Антихристу и назовет его богом [среди] богов.. И, несомненно, тартары были за этими воротами и вышли [оттуда]. Ибо уже взломаны ворота, как нам доподлинно известно. Ведь братья-минориты, которых послал государь король Франции Лодовик, правящий ныне, прошли с тартарами через середину ворот далеко-далеко среди гор, где они были заперты.»
«Ведь говорит философ Этик, что незадолго до времени Антихриста появится некий народ из колена Гога и Магога на северном побережье, у Понта Эвксинского, злейший среди всех народов, который с отпрысками их злейшими, заточенными за Каспийскими воротами Александра, содеет великое разорение этого мира и выйдет навстречу Антихристу и назовет его богом [среди] богов. И Албумазар в книге о соединениях подтверждает точно так же это положение, говоря и показывая, что грядет вождь с законом мерзким и магическим после закона Магомета, который свергнет другие законы этого времени. Но не пребудет долго из-за великой злобы; об этом было изложено выше. И несомненно, что это положение его учения очень важно. Ибо, как доподлинно известно, племя тартарское вышло из тех мест, ибо жили они за теми воротами, между севером и востоком, заключенные в горах Кавказа и Каспия, и ведут они с собой народы, и уже господствуют они от упомянутых гор до самых границ Польши, Богемии и Венгрии, которые находятся далеко [от них], по сю сторону, на равнинах севера. Истинно то, что выходили и другие народы из мест тех и вторглись в южные страны, до самой Святой земли, как ныне тартары, - так пишет Иероним в посланиях и [220] хроники повествуют. Также и племя готов и вандалов, которое позже нахлынуло на юг, пришло от северных пределов. И потому тартарское нашествие еще не является признаком того, что грядет время пришествия Антихриста, но требуются и другие доказательства, дабы объяснить последствия.»
                (Роджер Бэкон. Великое сочинение)

О мужи великой учености! О жены, что им под стать! Знаете ли вы географию «ибо, как доподлинно известно, племя тартарское вышло из тех мест, ибо жили они за теми воротами, между севером и востоком, заключенные в горах Кавказа и Каспия…»? Только не говорите, что Роджер Бэкон вам не указ, ибо, так же как и вы, он лишь добросовестно пересказывает известия Гийома де Рубрука, того самого, что путешествуя от Нижней Волги в Каракорум Среднюю Азию по пути не встретил! Зато встретил китайцев:
"А обычный денежный знак этих катайев — бумажка из хлопка, на которой отпечатаны какие-то строки. И неудивительно, ибо русцены, которые живут рядом с ними, имеют в качестве денежного знака..." «Русцены, которые живут рядом с ними»! Ну да, ну да… Видимо, брат Гийом имел в виду русских пленников, вывезенных за пять тысяч верст бургузинского соболя бить… Только я ведь, все равно не уймусь!

«Полагают, что они, именуемые тартарами (от [названия] реки Тар) [и] весьма многочисленные, обитая в северных краях, то ли с Каспийских гор, то ли с соседних [с ними], словно чума, обрушились на человечество, и хотя они выходили уже не раз, но в этом году буйствовали и безумствовали страшнее обыкновенного.
Полагают, что эти тартары, одно упоминание которых омерзительно, происходят от десяти племен, которые последовали, отвергнув закон Моисеев, за золотыми тельцами [и] которых сначала Александр Македонский пытался заточить среди крутых Каспийских гор смоляными камнями. Когда же он увидел, что это дело свыше человеческих сил, то призвал на помощь бога Израиля, и сошлись вершины гор друг с другом и образовалось место, неприступное и непроходимое.
В течение всего этого времени многие иудеи из заморских областей, а преимущественно из империи, полагая, что народ тартарский и куманский относится к роду тех, кого господь некогда заключил в Каспийских горах , [вняв] молитвам Александра Великого, собрались в тайном месте по общему согласию. К ним [тот], кто, кажется, был мудрейшим и могущественнейшим из них, так [147] обратился, сказав: "Братья, [вы], которые суть семя светлого Авраама, виноградник бога Саваофа! Господь наш Адонай долго оставлял нас поверженными под властью христианской. Но ныне грядет час, когда мы обретем свободу, чтобы, наоборот, мы по приговору божьему и их угнетали, чтобы обрел спасение уцелевший Израиль. Ибо вышли братья наши, племя израильское, некогда заключенные, чтобы подчинить себе и нам весь мир. И насколько суровым и длительным было предшествующее страдание, настолько большая слава воспоследует. Встретим же их богатыми дарами, оказывая им высшие почести. Нужны им вино, оружие и пища".»
                (Матфей Парижский. Великая хроника)

Мало? Так я ж добавлю!..

От рабынь Авраамовых, Агари и Кетуры, от последней родился Имран, родоначальник Пахлавов (царствующий дом у Парфян), от которых происходят Аршак Храбрый и Св. Григорий, просветитель Армении. От Агари родился Исмаил, что в переводе значит: Бог услышал. От него — Исмаильтяне. Бог обещал Аврааму дать Исмаилу и потомкам его тучность земли и сделать его великим народом, чтоб рука его была над врагами его и чтоб в управлении меча и лука он был искуснее всех народов. От Исава, сына Исаакова, произошли Исавиты, [3] т. е. Скифы, черные, дикие, безобразные. От них родились Борамижи (?) и Лезгины, обитающие в ущелиях и в засадах, и производящие многие злодейства. Говорят, что Идумеяне, т. е. Франки, тоже от него происходят. Из смеси трех родов: Агари, Кетуры и Исава, под влиянием зла, возник безобразный народ Татар, что означает: острый и легкий (?). Но Св. Нерсес называет их остатками родов Агари, смешанными с народами Гога, потомками Торгома, которые владеют Скифией, т. е. частью земли, заключающеюся между рекою Атилем, горою Имаусом и Каспийским морем. На этом пространстве живут 43 народа, которые на варварском языке называются Хуж и Дуж, т. е. народы, живущие отдельно (*** Хуж и Дуж — армянские слова, неизвестного происхождения ***  — означающия варваров, неведомые народы, стоящие на нисшей степени гражданственности. Они встречаются также слитно Хужадуж ***. Вероятно первоначально эти слова были названия народов в роде Гога и Магога, потому что Хужастан означает у Армян страну Кузистан, а Хужик — жителя этой провинции). Главный из этих народов называется Бушх (или Булх?), а другой Тугары, которые, по моему мнению, и есть Татары.
                (Инок Магакия. История народа стрелков)

Магакия ссылается на Святого Нерсеса, который «называет их (татар) остатками родов Агари, смешанными с народами Гога, потомками Торгома, которые владеют Скифией, т. е. частью земли, заключающеюся между рекою Атилем, горою Имаусом и Каспийским морем.» Если с рекой Атилем (Итиль, Волга) и Каспийским морем все ясно, то с горой Имаусом у меня, лично, возникают проблемы. Я горы с таким названием не знаю и отождествить ее с каким-то ныне существующим, но носящим иное название объектом, не возьмусь. И, если кто-то из моих оппонентов заявит, что под горой Имаусом следует подразумевать Бурхан-Халдун, то мне ничего не останется, как только развести руками и… продолжить свой скорбный список:

«Сообщалось мне некоторыми, что татары прежде населяли страну, населяемую ныне куманами, и называются по правде сынами Измаила (отсюда — измаэлиты), а ныне желают называться татарами.
Страна же, откуда они первоначально вышли, зовется Готта, и Рубен звал ее Готтой (В других рукописях Готиа (В) и Гота (F). L. Bendefy поясняет Gothia: scilicet Kathai.).
Первая татарская война началась так. Был государь (BF вождь (князь).) в стране Готта, по имени Гургута (Так BF, в Du Гургатам. Это, очевидно, Чингиз, но самое имя, вероятно, есть испорченное Угедей, Оккодай.), у которого была сестра — дева, по смерти родителей стоявшая во главе своей семьи и, как говорят, державшая себя по-мужски. Она нападала на некоего соседнего с ней вождя и отнимала у него его имущество. Когда же по истечении некоторого времени («Некоторого времени» в BF; Du ошибочно: «нескольких дней».) она вновь с татарским народом попыталась напасть, как прежде, на вышесказанного вождя, тот, поостерегшись и начав войну с вышесказанной девушкой, одолел в бою и эту прежнюю свою противницу взял в плен, войско ее обратил в бегство, а ее, уже пленницу, изнасиловал, в знак еще более тяжкой мести, лишив девственности, [84] постыдно обезглавил. Услышав об этом, брат помянутой девушки, вышесказанный вождь Гургута, отправив посла к вышереченному мужу, дал, говорят, ему такое поручение: «Я узнал, что ты, взяв в плен и лишив девственности сестру мою, обезглавил. Знай, что ты совершил дело, враждебное мне. Если, быть может, сестра моя причиняла тебе беспокойство, то ты, направляя свою месть на движимое имущество, мог обратиться ко мне, ища против нее справедливого суда, либо, если ты, желая отомстить за себя собственными руками, победив ее, захватил в плен и лишил девственности, то мог взять ее в жены; а если у тебя было намерение убить ее, то никак ты не должен был лишать ее девственности. А теперь ты отомстил вдвойне: и девственную стыдливость опозорил, и жалким образом осудил ее на смертную казнь. Вследствие того, в отмщение убийства вышереченной девушки, знай, что, я пойду на тебя всеми силами».
Услышав это и видя, что противостоять он не может, вождь, виновник убийства, бежал со своими к султану Орнах (У Плано Карпини Ornas (Ornac, Orna); в наших летописях Орначь, Ворнац, Арначь (ПСРЛ. IV, 57; V, 125; VII, 210 и др.). По объяснению, L. Bendefy — город Тана,), покинув собственную землю.»
                (Письмо бр. Юлиана о монгольской войне)

Особую пикантность приведенному выше тексту придает пояснение L. Bendefy: под Готией следует понимать Катай. А почему бы и нет, собственно? Давайте трактовать Готию как Китай (Катай), а Китай как Готию! Разве из первого допущения автоматически не вытекает второе? И что, как говорят в Одессе, мы с этого имеем? А то, что житель Венгрии брат Юлиан прекрасно знал кто такие куманы (половцы) и что такое Готта, или Готия. Готией в его время именовался населенный готами Крым (при Иордане, переведшем Священное писание на готский язык, в Крыму была создана Готская епархия) и если Юлиан понимал под Готтой некую другую страну, то, во избежание путаницы, ему следовало указать читателю: «Но это не та Готта, что мы имеем окруженной со всех сторон водами Черного моря, называемая также Касарией…» Ничего подобного он не сделал…
Но, милейший г-н L. Bendefy делает нам еще один подарок: упомянутый братом Юлианом Орнах он отождествляет с Таной, городом располагавшимся близ устья Дона (Танаиса) и населенным все теми же готами. Тана Готская, тот самый Таногот, якобы занимавший территорию Тибета, что был  разгромлен армией Чингиз-хана.
Ну, и еще один гвоздь в ту же доску:

«[Поэтому] государи Хитая по причине того, что постоянно опасались этих монгольских кочевников, проявили большую предусмотрительность и умение сдерживать их, построив между государством Хитая и теми племенами стену, наподобие стены Александра, которую монголы называют Уткух, а по-тюркски Букуркэ. Один ее конец примыкает к реке Кара-мурэн, которая есть крайне большая река и переправа через которую невозможна; другой [ее] конец прилегает к морю у границы области Джурджэ. Государи Хитая считали племя онгут своим войском и своими искренно преданными [им] рабами, [поэтому] они поручили им ворота стены Уткух, и это племя постоянно их охраняло. В эпоху Чингиз-хана [некто], по имени Алакуш-тегин, бывший |А 45б, S 89| предводителем [онгутов], стакнулся с Чингиз-ханом и сдал ему укрепленный проход [дарбанд] в стене, как это было частично изложено в разделе о [племени] онгут, в дальнейшем же [все это] подробно будет изложено в своем месте.»
                (Рашид-ад-дин. Собрание сочинений)

Да, да, это тот самый Рашид-ад-дин, на которого так любят ссылаться охранители школьных основ истории! Зачем я вытащил на свет это чучело? А вот зачем: на наше счастье французский дядя, смастеривший под видом перевода сей «документ», был не слишком хорошо знаком с географией Кавказа и Причерноморья. Иначе, возможно, не стал бы писать об области Джурджэ, граничащей с морем, о «реке Кара-мурэн, которая есть крайне большая река и переправа через которую невозможна», и укрепленном проходе (дарбанде) в стене, которую сам же сравнил со стеной Александра. Каждое по отдельности эти сообщения особых аллюзий не вызывают, но собранные вместе создают известный дискомфорт. Не столь велики фонетические искажения, чтобы не узнать в «Джурджэ» Джорджию (Грузию), а в «дарбанде» Дербент (Железные Ворота)! В таком контексте отождествление Кара-мурэн с Амуром (Хара-мурэн по-монгольски) не выглядит столь уж однозначным – в книге Марко Поло ее название, например, приводится в форме Карамаран. Очень уж похоже на испорченное переводом на татарский Черное море… Можно счесть мои слова большой натяжкой, но что это за река, хотя бы и Амур в самой широкой своей части, «переправа через которую невозможна»? Тем более, что территорию, населенную монголами, «Хара-мурэн» не затрагивает даже в своих маловодных верховьях. И, что не натяжка, когда речь заходит о монгольских корнях империи Чингиз-хана? При всем моем уважении к монголам, нет у меня твердой уверенности, что местное название Амура не возникло под влиянием неких, не вполне достоверных «исторических источников»…

Подведем предварительные итоги: целая группа средневековых авторов выводит татар Чингиз-хана из районов Северного Кавказа и Причерноморья. Инок Магакия, как и многие другие относя «народ стрелков» к племенам Гога и Магога (Яджуджам и Маджуджам Корана), называет его именем Тугар (тохары у византийцев). Имя это из того же  ряда, что и этнонимы Хунгар, Болгар (Булгар) и Мижгар (Маджар, Мишар), причем наиболее архаичное из всех: род тюрок (а все вышеназванные народы относятся к тюркским) происходит от легендарного Тогармы (Торгама), потомка Яфета. Венгерский миссионер Юлиан передает со слов «некоторых», «что татары прежде населяли страну, населяемую ныне куманами», т. е. были вытеснены последними, в связи с чем татарское вторжение в Землю Половецкую может быть рассматриваемо как восстановление собственных прав на потерянные прежде территории, своего рода реконкисту. Но нам ничего неизвестно о тугарах, ставших жертвою половцев! Был вроде один Тугарин, так и тот, Змей, былинный! Возможно, речь идет о печенегах? Русские летописи, как будто, подтверждают это:

«По грехам нашим, приидоша языци незнаеми, при Мьстиславе князе Романовиче, в десятое лето княжения его в Киеве. И прииде неслыханная (рать), безбожники Моавитяне, рекомые Татарове, их же добре никтоже не весть ясно, кто суть и отколе приидоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их; и зовут их Татары, а иные глаголют Таурмени, а друзии Печенези.»
                (Московско-Академический список Суздальской летописи)

Но в той же «повести о битве на Калке» есть сведения, из которых следует, что не все так просто…

«Татарове же уведавши, что идут противу них князья Русские, прислали послов к князьям Русским: «Мы слышим, что против нас идете, послушавши Половцев, а мы вашей земли не заняли, ни городов ваших, ни сел, и не на вас идем, но пришли, богом попущены, на холопов наших и на конюхов своих, на поганых Половцев. Заключите с нами мир, у нас с вами борьбы нет. Если бежат к вам половци, вы бейте их, а товар их берите  себе, ибо мы слышали, что и вам они много зла творят, того же ради мы их и отселе бьем».»

Печенеги находились, как будто, на той же ступени развития, что и половцы. И, думаю, конюхами у себя были они сами, каковым обстоятельством наврядли тяготились. А здесь, послы татарские ставят конюхов с холопами на одну доску! Гнушаются! И в этом просматривается не национальная неприязнь (что было бы вполне объяснимо), но стремление показать свое СОЦИАЛЬНОЕ превосходство. Кто мы и кто они!.. И это заставляет вспомнить о хазарах, государство которых, подточенное внешними неуспехами и внутренними неурядицами, как раз и добили нелюбимые татарами куманы.

Всем нам свойственно смотреть и не видеть. Сознание человеческое так устроено, что ставшее привычным перестает замечать. Но, всмотритесь же!.. Это ведь чудо какое-то – Золотая Орда встает на место сгинувшей некогда Хазарии как оловянный солдатик в форму, где его отлили! В том, что известно о той и другой (а известно очень, к сожалению, немногое) так мало различия, что невольно возникает подозрение – а не об одном ли и том же государстве идет речь? Я не большой поклонник творчества А. Т. Фоменко, но черт возьми!.. Это те же земли, те же их границы, то же расположение столиц, тот же язык и хозяйственный уклад, та же судебная система, религия и форма правления! Если вы обратили внимание, я ни разу не величал ордынских властителей общепринятым в наше время титулованием «хан» и мое фрондерство здесь не при чем – я лишь строго следовал форме, которой придерживались ВСЕ русские источники: «царь»! И это не блажь зарапортовавшихся книжников, переиначивающих все на свой лад: сарайские правители-мусульмане у них вполне могут быть названы и «салтанами», но «ханами» – никогда! Так вот: в Хазарии высшим должностным лицом и был царь, а занимавший, формально, более высокое положение каган являлся духовным лидером, сакральной личностью наподобие японского императора. Но разве не то же самое мы видим на примере пары: царь Батый и каан (каган) Мунке? Батый –  единоличный и полновластный властитель своих земель, и это при том, что абсолютно индеферентный Мунке считается фигурой более высокой по своему положению! Может, все дело в том, что каан Мунке имел своей ставкой далекий Каракорум и просто физически был неспособен управлять окопавшимся на острове посреди Волги Батыем? Руки, так сказать, не доходили? Может и не доходили… Если б мы только знали, где он находился этот самый Каракорум, столь внезапно, без видимой причины исчезнувший в первой половине XIV века! Увы!.. Нет, ну если хорошо покопать…

«Эту народную легенду, вероятно, первым записал еще Адам Олеарий (1636 г.): «Полагают, что название Астрахани произошло от того, что князь, построивший этот город и первый обладавший им, назывался Астра-Хан (Astra-chan)» [Исторические путешествия 1936: 66]. Близкая по смыслу история вошла и в уже  упоминавшееся «Хан-наме». Некий хан Кыят захватывает престол хана Тохмаша. Хан Эждер из потомства хана Бейгу, удрученный этим, приходит к морю и захватывает город Керю Кырым, где и поселяется. Поэтому в народе этот город стали называть Эджерхан.»
                (И. В. Зайцев. Астраханское ханство. Стр. 14)

Понятия не имею, что это за «Хан-наме» такое… Может, там ерунда всякая написана, может Керю Кырым лишь случайно созвучен Каракоруму, может город Эджерхан не имеет никакого отношения к Астрахани? Кто знает… Но, представим себе на минуту – современная Астрахань и есть тот самый Каракорум, который откапывают сейчас в Монголии немецкие археологи. И что? Сразу снимается вопрос к Гийому Рубруку и Плано Карпини, не встретивших по пути с Волги в Каракорум Бухары – странно, если бы было наоборот! И к Батыю никаких претензий, типа: «Что ж ты, Ваше Величество, занятых людей по пустяковым вопросам за тридевять земель гоняешь? Трудно проповедь лишний раз прослушать?» Батый – светский правитель, ему дела нет до религиозных споров. И, направляя этих (так же, как и всех других) монахов по известному адресу, он поступает совершенно правильно – духовные вопросы решайте с тем, кто компетентен. И, становится понятным исчезновение знаменитого города – сквозь землю он не проваливался и на дно моря не уходил!

«В «Хозяйственном описании Астраханской и Кавказской губерний» (1809 г.) приводится рассказ об основании города, записанный от астраханского ахуна «Календера Гаджи Аги» (1794 г.) и крымского мирзы «Ариолана Уруса» (1795 г.). «Сей город имеет свое название от имени Аши, который, получа от главного своего обладателя свободу, вообще назывался Аши-тархан. После чего сей Аши с своими подданными и со многими тарханами, к нему приверженными, удалился к реке Волге, и на правой ея стороне, сделав для своего пребывания окоп (кырым по-татарски. – А.Р.М.), назвал его Аши-Тархан, по причине, что уже общество, составлявшее его владение, называлось Аштарханы. Долгое время и во владение татар сей окоп существовал под оным званием, и в нем всегда пребывали главные начальники, управлявшие сею стороною. Но во времена хана Узбека, когда татары приняли магометанский закон, тогда пребывал в нем и в сей стороне начальником первейший Гаджи, который был из знатной фамилии Тархан. Для сего почтеннейшего мужа многие татарские гаджи, возвращаясь из Мекки, оставались жить в Астрахани. Почему хан Джамбек (Джанибек, сын Узбека. – А.Р.М.) приказал построить на том же самом месте каменную крепость, и назвал сей город Гаджи-Дархан, что означало вообще обиталище гаджей, и над ними главного Дархана. И хотя во время татарского владения название сие было совершенно уважаемо; однакож большая часть народа по своей привычке называли сей город Аштархан».»
                (Там же. Стр. 12-13)

При Джанибеке Керю Кырым (тот самый «окоп» Аши-тархана) получает новое имя – Хаджи-тархан и с этого момента прекращаются всякие упоминания о Каракоруме, такое вот совпадение… И что еще замечательно: если при царе Батые путь посланцев «доброй воли и божьего мира» лежал в Каракорум, то город, носивший некогда подозрительно созвучное имя, при Джанибеке становится «обиталищем» возвращающихся из Мекки паломников (хаджи)… Дань традиции?

Хазарию принято считать государством с иудаизмом в качестве господствующей религии. Но иудаизм хазар и иудаизм современных евреев это, как говорят в Одессе, две большие разницы: каганат отличался той же необыкновенной в душеспасительной сфере толерантностью, что и Золотая Орда, например – с целью соблюдения объективности в качестве судей привлекались представители разных конфессий: по двое от христиан, иудеев и мусульман, и, что совсем уж выглядит невероятным, один от язычников!

«Бытовая сакральная жизнь гражданина Хазарии до IX в. сводилась к необходимости соблюдать Тору (Закон) и следовать традициям предков, исповедуя Единого Всевладыку (независимо от его имени), который допускал материализацию Его символов, требовал соблюдения чистоты тела (обрезание, омовения) и чистоты пищи в соответствии с Законом, принесения Ему жертв «за грех» и жертв всесожжения (йола) за «грех народа», требовал соблюдения брачных законов и уголовного законодательства, а также, допускал молитвы к «избранным пророкам»: Илии, Мохаммеду, Исе (Иисусу). Никаких писаний, кроме Торы и Корана (признающего Тору, но отвергающего Талмуд-талгут), хазарское караимство не признавало, так как считалось, что все остальное написано не Богом, а руками грешных людей.
Религиозный либерализм допускал сосуществование мечетей, синагог, христианских храмов (чем не Золотая Орда? – А.Р.М.). Так в Тавриде и на Таманском п-ове в VII в. существовали семь епископий и четыре митрополии Византийской Церкви, от которых в 9 в. (после реформы Овадия) осталось только три епископии в византийских городах-колониях (Херсонесе, Доросе и Амастриде).»
                (А. Ф. Студенцов. Тайна происхождения Древней Руси. Стр. 174)

Чем ответит татарское купечество? Да тем же самым!

«Что касается принятых в ханстве (Крымском. – А.Р.М.) основ государственного законодательства, то до сер. XIV в. здесь руководствовались также, как и в Золотой Орде, «старотюркским торэ». После принятия ислама, ставшего в Крыму государственной религией при хане Узбеке (1312 – 1340), постепенно, наряду со старыми законами, называвшимися уже просто – «обычным правом» (адатом), стали появляться новые – «шариат», вырабатывавшиеся уже в соответствии с основами исламских установлений.»
                (Л. И. Рославцева. Крымские татары. Стр. 66-67)

  Что такое «старотюркское торэ» как не Тора хазар? Какой еще «закон» мог сосуществовать с шариатом, как не тот, что признавал Илию, Мохаммеда и Ису «избранными пророками»? Торэ наряду с шариатом просуществовало в Крыму до конца XVII века и кто знает, что бы с ним было, не начнись в государстве Гиреев смуты и волнения…

«Ногайские мурзы, во главе с Ширинским беем Он-Тимуром, подняли мятеж, требуя от Порты, чтобы им позволено было выделиться в Буджаке под власть самостоятельного правителя. После того, как для их усмирения были посланы войска, мурзы принесли повинную и согласились на ряд условий, среди которых были – следовать всем исходящим от правительства повелениям. Главное, и совершенно неожиданное требование, изменившее (правда, скорее внешне), всю систему веками устойчиво живших в их среде духовно-нравственных традиций, всегда отделявших ногайцев от остальных исповедовавших ислам жителей ханства – «оставить свой поганый обычай именуемый «торэ» (языческое (оставляю на совести автора. – А.Р.М.) право, принятое у Джучидов в Орде), и следовать постановлениям шариата».»
                (Там же. Стр. 72)

Какие же «духовно-нравственные традиции» так долго сохранялись ногайскими татарами (нугай, нухай)?

«В древнем Законе сарматского этноса (Торе) имеется так называемое «правило седьмого года», предписывающее владельцу-хозяину «освобождать» работников-соплеменников после 6 лет работы на него, выделяя им все необходимое для ведения хозяйства.»
                (А. Ф. Студенцов. Стр. 137)

Все отличие ордынских правил от хазарских состояло в том, что невольника (или же, взятого в обучение работника?) в Золотой Орде отпускали (собрав ему необходимые средства для открытия собственного дела) на седьмой год вне зависимости от того, соплеменник он, или нет.
Что еще? Экономика и Хазарии, и Золотой Орды практически целиком базировалась на реэкспортных операциях и прямом транзите дорогих и очень дорогих товаров, следовавших через их территорию с Востока на Запад и с Севера на Юг. Хазария и Золотая Орда в пору своего расцвета – крупнейшие центры мировой торговли, сложившиеся на самом удобном участке Великого Шелкового Пути. Столицы? По мнению тех, кто в этом понимает, и Итиль, столица Хазарского каганата, и обе столицы Орды (Сарай-Бату и Сарай-Берке) располагались на одном, относительно небольшом участке суши, ограниченным с запада собственно Волгой, и Ахтубой, ее рукавом, с востока. Остров этот носит название Сырт (Сары тау). Язык? Язык хазар – «тюрки» и, видимо (об этом ниже), столь же архаичный, что и язык современных татар, считающийся древнейшей формой тюркских диалектов. Все это примеры необычайного сходства, но есть ли отличия? Только в именах правителей, годах их правления и, мое увы академику Фоменко, исторических событиях, лежащих в логике близких, но, все же, не тождественных друг другу эпох.
А теперь вопрос к тем, кто неизвестно за что деньги получает – товарищи ученые, доценты с кандидатами! Вы совсем охренели?! Причем здесь монголы? Назовите хоть одно слово (за исключением слова «мерин», которое еще не известно от кого к кому попало) из монгольского лексикона, перешедшее в русский или, хотя бы, в татарский язык во времена «монгольского ига»! Предъявите хоть один пример культурной, хозяйственной или какой угодно другой деятельности чисто монгольского происхождения, а не заимствования самих монгол в более позднее (или раннее) время у народов, считающих себя жертвами «монгольского нашествия и тирании»! Оставьте на время увлекательную борьбу с «фальсификаторами истории» (ничуть не большими, чем вы сами) и ответьте на простой вопрос: как вам удается не видеть явного сродства Хазарии и Золотой Орды, и находить, а вернее, создавать нелепейшие конструкции, призванные поддерживать на плаву дутый пузырь «былого монгольского могущества»? Совесть-то у вас есть? А ум? Одолжить? Обращайтесь…

Матфей Парижский не любил татар. Скорее всего, он их и в глаза-то не видел, а вот не любил и придумывал о них всякие гадости! У него татары выходили отъявленными людоедами и кровопийцами, что, наверное, было истинно в смысле метафоры, но не в буквальном смысле. А вообще татары вели себя некрасиво, как фашисты себя вели, а кто же о фашисте доброе слово скажет, когда он не свой? Но Матфей, как оказалось, не любил не только фашистов, но и евреев. И не за то, что те евреями уродились (за что некоторых и убить мало!), а за то, что евреи в трудную для родины минуту о родственниках вспомнили. И увязал татар и евреев одной веревочкой, дескать «многие иудеи из заморских областей, а преимущественно из империи, полагая, что народ тартарский и куманский относится к роду тех, кого господь некогда заключил в Каспийских горах, [вняв] молитвам Александра Великого, собрались в тайном месте по общему согласию. К ним [тот], кто, кажется, был мудрейшим и могущественнейшим из них, так обратился, сказав: "Братья, [вы], которые суть семя светлого Авраама, виноградник бога Саваофа! Господь наш Адонай долго оставлял нас поверженными под властью христианской. Но ныне грядет час, когда мы обретем свободу, чтобы, наоборот, мы по приговору божьему и их угнетали, чтобы обрел спасение уцелевший Израиль. Ибо вышли братья наши, племя израильское, некогда заключенные, чтобы подчинить себе и нам весь мир». В свете мною вышеизложенного ничего необыкновенного пресловутый Матфей как будто не сообщает, но вот на что следовало бы обратить внимание: «многие евреи», по его словам, и «народ тартарский, и куманский» относят к роду тех, кого господь заключил в Каспийских горах», и некто, вроде бы мудрейший и могущественнейший, называет и куманов, и татар «братьями нашими и племенем израильским». Но, если татар, в силу их темного хазарского прошлого, еще можно привлечь за иудаизм, то за куманами, как будто, ничего подобного не замечалось… Изолгался Матфей, или и в самом деле за всем этим что-то кроется? Зайду издалека: автор «Слова о полку Игореве» тюркоязычных половцев, тех же куманов, упорно называет готами. Юлиан страной, из которой первоначально вышли татары считает Готту. С учетом того, что остготы заселяют Крым еще с VI века, в этом нет ничего удивительного. Удивительно другое: самих себя готы именуют словом «тиуда», а иудеев в Европе  времен Матфея все еще продолжают называть «готами» или «гетами», от какового слова и происходит название мест компактного их проживания. Древним языком евреев считается очень близкий к арабскому иврит, но, странное дело: языком испанских евреев-сефардов был ладино (жаргонная латынь, смесь португальского и кастильского наречий), а жившие же в остальной Европе евреи называли себя ашкенази (от Сканзы, легендарного острова, прародины готов)и говорили на идише, одном из верхнегерманских диалектов немецкого языка. Интересная картинка, не правда ли? Евреи и в одном, и в другом случае говорят на языках практически неотличимых от говоров окружающих их народов! С учетом замкнутого на себя образа жизни, почти полное забвение евреями собственного языка, при полном сохранении религиозных обрядов и догм, выглядит достаточно нелепо. А ведь и готы, и евреи были пришельцами в Европе, и кто решил, что это не разделившиеся рукава одного потока – если одна часть готов (тиуда) могла принять Христа в качестве сына божьего, то что мешало другой их части принять Иисуса в качестве великого пророка (как мы помним, иудаизм хазар это вполне допускал)? Есть чрезвычайно веские (на мой взгляд – железные!) основания считать Ветхий Завет ни чем иным, как историей Великого переселения народов, а сюжет Нового Завета - основанным на чисто европейских событиях и я был бы готов доказательно отстаивать свою точку зрения, но не здесь и не сейчас – слишком уж далеко в сторону увело бы это от основной темы. Поэтому, чтобы закрыть «еврейский вопрос», ответим себе: был ли иудаизм тюркоязычных в своей массе хазар лишь следствием прозелитизма, успешной проповеди чужеродных идей или же неизбежным результатом смешения крови различных рас с последующим взаимопроникновением культур? Вслед за евреями Матфея я уверен во втором и это большая, и исключительно интересная тема.

Набеги викингов породили в Европе ужас и массу легенд о драконах, осаждающих города с требованием материальных благ и плотских утех. Среди немногих, кому (за исключением самих морских разбойников) визиты незваных гостей шли на пользу, были евреи (мнение Л. Гумилева), удачливые рыцари и бродяги-менестрели, преобразившие летящие на волне «дракары» в крылатых пресмыкающихся, питавших их хлебом благодарных слушателей. Остальные выли воем и взывали к небу оградить их от ярости норманнов! Народец и вправду был жутким – навроде матфеевых тартар! Вряд ли они поедали умыкнутых девиц, но слухи такие наверняка ходили. А предпочтения, которым следовали в еде викинги и в самом деле выглядят странными – лучшим мясом для своих трапез они считали конину, что ни в Европе, ни в большей части Азии понимания не находило. И что это были за лошади, которых они варили в котлах! Пони, породу которых вывели эти морские бродяги, по мнению некоторых биологов, напрямую восходят к уже знакомой нам лошади Пржевальского… Интересные концы, не правда ли? А среди разводивших лошадей народов в пищу их употребляли лишь тюрки и монголы. Викинги хоронили своих мертвых в курганах – то же делали одни только тюрки и германцы. Викинги использовали очень специфическую письменность – руническую графику, то же можно сказать только о других германцах и тюрках. Верховный бог в пантеоне викингов (до появления в нем Одина) носит имя Тор, или Донар – у тюрок это место принадлежит богу неба Тенгри. Вроде бы, мало общего, но с продвижением на запад имя тюркского божества меняется на Танры у татар и Туру у чувашей. Дальше – больше: одним из прозвищ викингов было Аскерман – на стародатском означающее «ясеневый мужчина». Лучших бойцов среди «ясеневых мужчин» называли Берсеркерами или Берсерками – «медвежьи куртки» во множественном числе. Ей богу, не хватает только Урфина Джуса, чтобы возглавить этих ребят! Или другого переводчика, потому, что на татарском «ясеневый мужчина» тут же превратится в воина, солдата (аскер), а «медвежья куртка» - в тигриное сердце или мужчину с сердцем тигра (барс ерек ер). Павших в бою воинов ждал пиршественный стол, где их обносили старым забродившим медом в замке Одина Валгалле (Бал кала – Медовый замок или город.(тат)), а выживших отвлекали от мрачных дум скальды (иске алде – устойчивое выражение, букв. старое взявший, вспоминающий. (тат)), читавшие на память саги (сагын – воспоминание. (тат)) о великих героях прошлого… И откуда вся эта красота взялась, спросите вы? А вот откуда:

«Одину и жене его было пророчество, и оно открыло ему, что его имя превознесут в северной части света и будут чтить превыше имен всех конунгов. Поэтому он вознамерился отправиться в путь, оставив Страну Турков. Он взял с собою множество людей, молодых и старых, мужчин и женщин, и много драгоценных вещей. И по какой бы стране ни лежал их путь, всюду их всячески прославляли и принимали скорее за богов, чем за людей. И они не останавливались, пока не пришли на север в страну, что зовется Страною Саксов. Там Один остался надолго, подчинив себе всю страну.
      Для надзора над этой страной Один оставил там троих своих сыновей. Одного из них звали Веглег. Он был могучим конунгом и правил Восточной Страной Саксов. Сына его звали Витргильс, и у него были сыновья Витта, отец Хейнгеста, и Сигар, отец Свеблега, которого мы зовем Свипдаг. Второго сына Одина звали Бельдег, а мы называем его Бальдр. Ему принадлежала земля, что зовется теперь Вестфаль. У него был сын Бранд, а у того сын Фрьодигар, которого мы называем Фроди. Сына Фроди звали Фреовин, а у того был сын Увигг, а у Увигга – Гевис, которого мы зовем Гаве. Третий сын Одина звался Сиги, а у Сиги был сын Рерир. Они правили страною, что зовется теперь Страною Франков, и оттуда ведет начало род, называемый Вёльсунгами. От всех них произошли многие великие роды. Потом Один пустился в путь на север и достиг страны, которая называлась Рейдготланд. И завладел в этой стране всем, чем хотел. Он поставил правителем той страны своего сына по имени Скьёльд. Сына Скьёльда звали Фридлейв. Оттуда происходит род, что зовется Скьёльдунгами. Это датские конунги, и то, что называлось прежде Рейдготланд, теперь зовется Ютландией.
      Потом Один отправился еще дальше на север, в страну, что зовется теперь Швецией. Имя тамошнего конунга было Гюльви. И когда он узнал, что едут из Азии эти люди, которых называли асами, он вышел им навстречу и сказал, что Один может властвовать в его государстве, как только пожелает. И им в пути сопутствовала такая удача, что в любой стране, где они останавливались, наступали времена изобилия и мира. И все верили, что это творилось по их воле. Ибо знатные люди видели, что ни красотою своей, ни мудростью асы не походили на прежде виданных ими людей.
      Одину понравились там земли, и он избрал их местом для города, который зовется теперь Сигтуна. Он назначил там правителей подобно тому, как это было в Трое. Он поставил в городе двенадцать правителей, чтобы вершить суд, и учредил такие законы, какие прежде были в Трое и к каким были привычны турки. После того он поехал на север, пока не преградило пути им море, окружавшее, как им казалось, все земли. Он поставил там своего сына править государством, что зовется теперь Норвегией. Сына же звали Сэминг, и от него ведут свой род норвежские конунги, а также и ярлы и другие правители, как о том рассказано в перечне Халейгов. А с собою Один взял сына по имени Ингви, который был конунгом в Швеции, и от него происходит род, называемый Инглингами. Асы взяли себе в той земле жен, а некоторые женили и своих сыновей, и настолько умножилось их потомство, что они расселились по всей Стране Саксов, а отсюда и по всей северной части света, так что язык тех людей из Азии стал языком всех тех стран. И люди полагают, что по записанным именам их предков можно судить, что имена эти принадлежали тому самому языку, который асы принесли сюда на север – в Норвегию и Швецию, Данию и Страну Саксов. А в Англии есть старые названия земель и местностей, которые, как видно, происходят не от этого языка, а от другого.»
                (Снорри Стурлусон. Младшая Эдда)

Как только всплыло название Трои, я понял – дело швах! Я не готов ступать по ее зыбкой почве. Хуже иогут быть только Шумер и Атлантида! Троя – это исторический тупик, из которого нет выхода! Место, где умирают надежды что либо понять. Но моим арийским братьям в нем будто медом намазано!
 
«О франкских королях, как пишет блаженный Иероним, — а они жили уже и в его время, — поэт Вергилий поведал такую историю. Первым царем у них был Приам. Когда Улисс обманом захватил Трою, им пришлось покинуть родину. Затем их царем стал Фриг, потом этот народ разделился на две части, одна из которых отправилась в Македонию. Другие же, названные по Фригу фригами, проникнув в Азию, осели на берегах реки Дуная и моря Океана. Они снова разделились на две части. Одни вместе со своим королем Франком отправились в путь, дошли до Европы и осели на берегах Рейна. Неподалеку от Рейна они принялись строить город, названный Троя. Но оное предприятие так и не было завершено. Другие же, оставшиеся на берегах Дуная, избрали себе короля по имени Торквот и по нему стали называться турками. Те же, кто был с Франком, стали называться франками».
                (Хроника Фредегара». III , 1)

«Когда же город пал, Эней бежал в Италию, чтобы набрать там наемников из [местных] племен. Другие же полководцы, а именно Приам и Антенор, вместе с оставшимся у троянцев войском числом двадцать тысяч сели на корабли, отплыли и достигли берегов реки Танаис. На кораблях они проникли в Меотидские болота, добрались до мест, где Меотидские болота подходили к пределам Паннонии, и начали возводить там город, который в память [о делах] своих назвали Сикамбрия, и обитали они там в течение многих лет и приумножились, превратившись в великий народ».
                (Космография Этика)

Бог с ним, с Энеем, бог с турками (хотя их судьба и составляет одну из важнейших тем данной статьи), но обратимся к франкам, что в числе «двадцать тысяч сели на корабли, отплыли и достигли берегов реки Танаис. На кораблях они проникли в Меотидские болота, добрались до мест, где Меотидские болота подходили к пределам Паннонии, и начали возводить там город, который в память [о делах] своих назвали Сикамбрия». Танаис – древнее название Дона, Меотида – нынешнее Азовское море, т. е. регион, который расширительно можно трактовать как Северное Причерноморье, область прилежащая к морю, в разное время носившего имя Понта Евксинского и моря Русского (Чермного), что означает «красное» (что вздрогнули?) в переводе с греческого (старославянского). И вот мы узнаем, что высадившиеся здесь троянцы строят город Сикамбрию, очень скоро превращающийся в пиратское гнездо, в разбойничью столицу, а самих пиратов называют франками, а также варангами или фрягами… Ученые мужи отчаялись уже отыскать в Скандинавии следы воспетой Нестором руси и родины варягов – ну нету!..  Может, не там ищут, как вы думаете?..
И еще: как вам понравятся такие пары: канглы – англы, саксины – саксы или саксоны, авары – бавары? Народы, указанные первыми в каждой паре – обитатели причерноморских степей, Предкавказья и Нижней Волги, соседи готов Крыма и Меотиды. Я голову сломал – что бы это могло значить?...

На мой взгляд, главный недостаток «исторической науки» состоит в том, что географией и астрономией занимались практики, а историей –  теоретики, церковники-схоласты и околоцерковные сутяги. И если войну с открывателями новых земель и законов движения небесных тел церковь скоро проиграла, то прошлое человечества библейскими догмами и фальшивыми родословными успела изуродовать так, что работать с ним стало почти невозможно – оно как то дитя, которое берут за пятку, а у него начинается заворот кишок и разжижение мозга… Прошлое навсегда  теперь останется инвалидом, но, хочется верить, все-таки не безнадежно.

«На основе тщательного сравнения лексики Отто Рериг приходить к заключению, что "наречие сиу или дакота может быть отнесено к Урало-Алтайскому семейству языков, которое охватывает очень широкие районы и носители его расселились на обширной территории и представлены многочисленными ответвлениями народов Восточной Европы, Сибири и Средней Азии, некоторые его ответвления встречаются даже в сердце Европы - это венгры, сюда же входят многочисленные и широко
распространенные наречия финно-угорской группы. Некоторые характерные черты строя Урало-алтайской группы языков нашли, несомненно, явный отпечаток и в языке сиу". По его словам, эти сходства "прямо поразительны". Эти сходства О. Рериг видит в синтаксическом тождестве этих языков. Далее он говорит, что такие же сходства наблюдаются в морфологии языка сиу и урало-алтайских языках. Те и другие языки агглюнативные, они не имеет предлогов. Феноменальным сходством между ними О. Рериг считает форму образования превосходной степени прилагательных путем своеобразного повтора слов, что "свойственно лишь урало-алтайскому семейству, особенно тюркским языкам", что "такие же формы, к нашему величайшему удивлению, существуют в языке индейцев сиу", которые выражают внешнее качество предметов и явлений". Так, "sap-sapa" (очень черный), "сеm-сера" (очень красивый) в языке сиу по
форме образования тождественны с тюркскими "кап-кара" (очень черный), "чип-чибэр" (очень красивый), "сап-сары" (очень желтый), "ап-ак" (очень белый) и т.д.
Далее эти сходства О. Рериг видит и в фонетике: и тюркские и язык сиу подчиняются законам сингармонизма. В статье приведены и некоторые морфологические формы, тождественные по форме и значению. Так, окончание,
суффикс в языке сиу "ta" (в твердом произношении) и "te" (в мягком произношении) соответствует тюркским "да", "дэ" - "та", "тэ" - суффиксам временно-местного падежа. Слово сиу "ekta" соответствует тюркским "йакта" ("стороне", "в направлении"). Эта форма существует и в современном татарском языке, как "кен йакта" ("в южной стороне"), "сул якта" ("левом направлении") и т.д. Как в языке сиу, так и в тюркских языках, употребляется активно словообразовательный суффикс "sa", "se", которые соответствуют татарским "чы" (в твердой форме"), "че" (в мягкой
форме), например, в словах ташчы" - каменщик, "балыкчы" - рыбак, "ялганчы" -лжец, "чулмэкче" - гончар и т.д.
Отто Рериг для доказательства своей гипотезы о родстве языка сиу с тюркскими обращается и к лексическим примерам. Так, в языке сиу "tan" - "tang" означает "заря", что полностью совпадает и по форме и по смыслу с татарским "тан" - "танг". Далее О. Рериг рассматривает и морфологические формы этого слова. Так, из "танг" в языке сиу образованы слова "tani" - "tangi" - в значении "узнавать", "делать ясным", "озарять";
а от "tang+la" - в значении "понимать", "делать ясным", которые соответствуют тому же смыслу в словах "/т/анла" - "понимай". В 1-м лице единственного числа от слова "tan" - "tang" в языке сиу образуется слово "tannim" - понимаю (ср. татарское "таныйм" - понимаю), во втором лице - "tannisun" - понимаешь (ср. татарское "таныq+сын" - узнаешь).
Происхождение слов в тюркских языках "хан", "каган", "ага" О. Рериг связывает со словами языка сиу "Wakan", "Wakan," где звук "W" обычно выпадает и в языке сиу. Далее у О. Рерига приведены и другие примеры, которые, по его мнению, говорят о родстве языка сиу с тюркскими. Это слова "ate" - по татарски - "эти", "ата" - отец, "ine" – по татарски "инэ", "инэй", "эни" - мать, мама: "тете" - по-татарски - "мэми" - "грудь", "сосок" по-русски; "koke" - по-татарски - "куке" - т.е. "кукушка" и т.д.
На основании этих и других примеров и анализа языка сиу с тюркскими О. Рериг приходит к выводу, что язык индейцев сиу "относится к урало-алтайскому семейству языков, а в этом семействе ближе всего стоит к тюрко-татарской группе", что индейцы сиу Америки являются переселенцами из "Великой Азии". Отто Рериг считает, что для дальнейшего обоснования этого вывода надо привлекать и лексику индейской топонимии, где должны сохраниться архаические формы лексики языка сиу.»

«Кто же такие индейцы сиу, где они живут, что известно об их языках? Среди
североамериканских индейцев имеется большая группа языков сиу-хока, куда входит и
язык сиу. В эту группу входят и индейцы хока, юки, ваппо, керес, туника, кэддо, черокезы, мускочи и другие(12). Среди них по численности первое место занимают сиу. В XVII-XVIII веках они заселяли обширную территорию бассейна реки Миссури и Великие степи от Миссисипи до Скалистых гор, от Калифорнии до Арканзаса. Язык сиу, в свою очередь, подразделяется на несколько групп, как-то: дакота-ассинбойн, мандан, виннебаго, жидатса, апсарака и др.»
«Оказывается, что еще до О. Рерига нашелся один человек, который заметил,
что язык индейцев Северной Америки похож на тюркские языки. Это был Дж. Джосселин, англичанин, который в 1638 году со своим братом приехал в Новую Англию, где прожил десятки лет, в основном среди индейцев. Из его записей видно, что он ходил с ними на мустангов, пел и плясал в их праздниках, близко знал их обычай, долгие годы вел дневник, куда записывал свои наблюдения и после возвращения в Англию, на основе этих наблюдений написал книгу, которая была издана в Лондоне в 1672 году под названием "Редкости Новой Англии"(37). Дж. Джосселин пишет, что индейцы Америки (речь идет об индейцах племени сиу-хока) по своему облику, манерам, обычаям напоминают "татар", которые говорят на турецком языке". Как видим, автор не смешивает "татар" вообще со всеми восточными народами, что было свойственно Европе в особенности. Далее он пишет, что в языке индейцев много слов, очень похожих на "татарские", отмечает, что и интонация речи у них турецкая. К сожалению, Дж. Джосселин эти свои наблюдения не подкрепляет примерами языка.»
«Видимо, уместно отметить, что все, кто пишет о песнях индейцев, отмечают,
что их музыка по своей мелодии представляет пентатонику(55), что является характерной особенностью музыки ряда тюркских народов (в том числе и татарской
народной музыки), и ряда других народов Азии - монголов, китайцев, японцев, корейцев и других (языки последних стоят далеко от тюркских).»
«Считаю уместным закончить эту книгу словами русского ученого, археолога-историка Г. Матюшина, который на основе исследования черепа древнейшего человека, найденного около с. Давлеканова в Башкирии, восстановленного известным антропологом-художником, профессором М. Герасимовым, писал, что "на нас смотрел,
словно сошедший со страниц романа Фенимора Купера, бесстрашный охотник за
бизонами!
Индеец на Южном Урале?
Да. И мало того, этот праиндеец, если можно так сказать, всем своим
антропологическим обликом был связан не только с азиатскими своими современниками,
сколько с людьми европейского типа.
Открытие у с. Давлеканова позволяет предположить, что в формировании так
называемого палеоиндейского, американоидного населения Нового Света принимали
участие не только выходцы из Азии, но и жители Европы(58).»
(Абрар Гибадуллович Каримуллин. Прототюрки и индейцы Америки. По следам одной гипотезы)

Прошу прощения за обильное цитирование, но, право, все настолько и интересно, и важно, что рука не поднимается резать по живому. Г-н Каримуллин еще и об ацтеках, и о кечуа много чего пишет, но я решил пока ограничиться родственниками из США и Канады. Что бы хотелось добавить? Ну вот, скажем: «В XVII-XVIII веках они (сиу) заселяли обширную территорию бассейна реки Миссури…» У этой реки имеется почти полная тезка на противоположной стороне Тихого океана – приток Амура Уссури. Наводит на мысли... А что до «черепа древнейшего человека, найденного около с. Давлеканова в Башкирии» и «восстановленного известным антропологом-художником, профессором М. Герасимовым», то «древность» черепа и его владельца весьма относительна – воссозданный Герасимовым портрет демонстрируется как принадлежавший гунну, т. е. «праиндеецу» не более полутора тысяч с хвостиком лет (если верить историкам). Вполне уже «историческая» личность. Кстати, мне лично, чтобы увидеть типичного индейца далеко ходить не надо – «он» у меня с кухни не вылезает. «Он» – это моя мать. Среди татар-мишарей «индейский» тип распространен достаточно широко. А про гуннов известно, что они не только выглядели как индейцы, но и вели себя ничуть не лучше – так же резали себе лицо, чтобы борода не росла (бриться, видно, каждый день ленились) и снимали скальпы со своих врагов… Ужас! Гоги-магоги, одним словом! Каким же ветром занесло «наших парней» (и девок?) на другой край света? Есть ли следы, ведущие «туда»? Следы имеются. И весьма свежие:

«Тюркский историограф VIII в., повествуя о державе своих предков и завоеваниях первых каганов, пишет: «Вперед (т. е. на восток) вплоть до Кадырканской черни, назад (т. е. на запад) вплоть до Железных Ворот они расселили свой народ».»
                (С. Г. Кляшторный. Памятники древнетюркской письменности и этнокультурная история Центральной Азии. Стр. 402)

Казалось бы, любому должно быть понятно, что «первые каганы» «расселили свой народ» с запада на восток от самых Железных Ворот, т. е. от знаменитой стены Александра на Кавказе, построенной против Гогов и Магогов. Но мы имеем дело с достаточно серьезным научным трудом и не вправе рассчитывать на прямой и честный разговор. И вот что пишет г-н Кляшторный дальше:

«Кадырканская чернь – это горы Большого Хингана, а Железные Ворота – проход Бузгала в горах Байсунтау, по дороге из Самарканда в Балх, в 30 км от Шахрисябза».»
                (Там же)

«Тюркский историограф VIII в.» писал для нормальных людей и считал, что название «Железные Ворота» в пояснении не нуждается. Но не тут-то было! Историки выводят тюрок из Центральной Азии и, так как восточнее Большого Хингана никаких «Железных Ворот» нет, они вынужденно признают – «вперед» - т. е. на восток, а ««назад», т. е. на запад – это до ближайшего угла, до Бузгалы, не дальше! Иначе у их дитяти самопроизвольно голова от задницы отделится! И тут же сами себя изобличают:

«В момент своей наибольшей территориальной экспансии (576 г.) Тюркский каганат простирался от Манчжурии до Боспора Киммерийского (Керченский пролив), от верховьев Енисея до верховьев Амударьи. Таким образом, тюркские каганы стали создателями первой евразийской империи, политическое и культурное наследие которого оказало существенное влияние на историю Восточного Туркестана, Средней Азии и Юго-Вост«очной Европы».               
                (Там же)
576 год – это вторая половина VI века. «Историографа» относят к VIII веку, времени ПОЗДНЕЙШЕМУ чем то, когда западная граница каганата достигла Керченского пролива, т. е. точки даже более западной, чем знаменитые Железные Ворота (Дербент). Но писал он, оказывается, о мало кому известном проходе по дороге из Самарканда в Балх, забыв при этом указать точное его местоположение! Переложил свою работу на плечи труженников-историков! Спасибо, что они хоть первоисточники иногда приводят и мы сами имеем возможность разобраться, что первые же каганы распространили свой народ аж до Манчжурии, по территории которой протекает река с названием Уссури. Однако, продолжим:

«Осознание триединства «народ – государство – закон», понимание слитности этих слов и того, что стояло за ними, проявилось и отлилось в формулу нового бытия уже в древнейших тюркских письменных памятниках, манифестирующих политическую идеологию каганата: «Когда вверху возникло Голубое Небо, а внизу Бурая Земля, между ними обоими возник род людской. И воссели над людьми мои пращуры – Бумын-каган, Истеми-каган. Воссев на царство, они учредили Эль (государство) и установили Терю (закон) народа тюрков… Имеющих головы они заставили склонить головы, имеющих колени они заставили преклонить колени! На восток и на запад расселяли они свой народ. Они были мудрые каганы, они были мужественные каганы!»»
                (Там же. Стр. 438-439)

«Воссев на царство, они учредили Эль (государство) и установили Терю (закон) народа тюрков»! Если в ПЕРВОМ Тюркском каганате устанавливают «Терю» (закон), то это или не Первый тюркский каганат, или Первым Тюркским каганатом названа Хазария! Потому, что совершенно очевидно что Терю, Торэ и Тора это один и тот же свод законов, перенятых тюрками от иудеев-готов во времена хазарского кагана Булана! Существует наскальная руническая (т. е. достаточно древняя) надпись в районе р. Тубы (приток Енисея) и очень интересный вариант ее дешифровки:

(2) «О мое Небо, да будь крышей (защитой) нам!
(3) О, моя страна Идиль, вечно существуй!»

Если восстановленная запись верна, то слова «моя страна Идиль» являются свидетельством тождества Первого Тюркского и Хазарского каганатов. Какую еще страну могли назвать Идилем (Итилем), кроме Хазарии? И как такая запись могла появиться на столь огромном удалении от якобы известных восточных границ каганата со столицей Итилем? И кто бы ее там читал?
Исходя из вышесказанного, время переселения «прототатар» в Америку следует пересмотреть – ранее создания Первого Тюркского (Хазарского) каганата добраться до берегов Уссури им не светило… Только хорошо организованные, многочисленные группы переселенцев способны были совершить столь значительный переход и не раствориться в среде иноязычных и инокультурных аборигенов. И должна была иметься очень весомая причина для начала такого движения. Создание гигантского по протяженности государства как раз из числа таких причин. Вводившиеся в таком государстве порядки, нежелание «склонить головы» и «преклонить колени» перед каганами с их новым законом, возможно и подвигли предков нынешних сиу отделиться от основной массы соплеменников и уйти счастья искать. Движение вдоль русла Амура выводило их к побережью Тихого океана, а там…

«Терхинская надпись – первый из известных памятников уйгурских каганов из династии Яглакаров. Он создан вскоре после 753 г., при правлении фактического основателя Уйгурского каганата Элетмиш Бильге-кагана. Содержащиеся в нем сведения относятся к начальным годам существования каганата, они фиксируют военные и политические меры, принятые Элетмиш Билге-каганом и его ближайшим окружением для укрепления безопасности рубежей и расширения зоны влияния нового государства. К числу такого рода военно-политических акций относятся и те, о которых сообщает четырнадцатая строка Терхинской надписи:
…(14) «Тот, кто соорудил этот (памятник), Бильге Кутлуг таркан-сенгун, столь многие народы со славой (победил): [против] ягма и лум чышы двоих послал. Кутлуг Бильге-сенгуну и Урушу Кутлуг таркан-сенгуну, тем двоим – «Идите!» (15) – он повелел».»
                (Там же. Стр. 420)

Оказывается, «сенгун» термин тюркского происхождения, означающий лицо, занимающее высшую командную должность – прямым аналогом ему является «сёгун», возглавляющий вооруженные силы в средневековой Японии. Японский язык не имеет ничего общего с тюркскими языками, за исключением разве что слова «кимоно», на татарском означающего – «одень это» (ки моно). Вероятность случайного совпадения терминов «сенгун» и «сёгун» исчезающе мала. След ли это отколовшейся от остальной, ушедшей через Берингов пролив в Америку массы гуннов, группы или свидетельство более позднего и удачного вторжения татар Кублай-хана на японские острова, я не знаю… Есть аргументы и за первый, и за второй вариант, есть аргументы и за третий, включающий в себя оба предыдущих… Факты, если от них не отмахиваться, рано или поздно находят свое объяснение. Было бы желание. И желающие.
Ранее я говорил о значительной древности языка хазар, чем и хотел бы завершить эту часть статьи:

«…обстоятельством, действительно заставляющим искать свое объяснение, является существование в Восточной Европе и в Хазарском каганате по меньшей мере трех вариантов тюркского рунического письма, ни один из которых не стал основой письменной культуры хазар, хотя само письмо в IX-X вв. вместе с праболгарами проникло далеко на запад.
Ни по репертуару знаков, ни по их атрибуции восточно-европейский алфавит не совпадает с центральноазиатским; более того, он явно архаичнее центральноазиатской руники. Остается загадкой, существует ли генетические связи между обеими системами тюркского рунического языка? И все же смущающим обстоятельством является не само существование двух систем тюркской руники, а выявление в Центральной Азии хотя бы и немногих рунических надписей, выполненных теми же знаками, что и хазаро-болгарские надписи Восточной Европы».
                (Там же. Стр. 565)

«Выявление в Центральной Азии хотя бы и немногих рунических надписей, выполненных теми же знаками, что и хазаро-болгарские надписи Восточной Европы» конечно же является «смущающим обстоятельством» как для г-на Кляшторного, так и для его товарищей по цеху. Тюрки, по их мнению, продвигались из Центральной Азии в Восточную Европу, а более архаичные, т. е. более ранние образцы тюркской графики находят именно в Европе, у хазар! Голова кругом! Наука же не может ошибаться! Нашли же, что «ни по репертуару знаков, ни по их атрибуции восточно-европейский алфавит не совпадает с центральноазиатским», жаль только сами себя запутали – имеется генетическая связь между ними или, все же, нет? А ведь вопрос-то дурацкий! Если никакого сходства нет, то нет и связи! Откуда ей из ничего взяться? А если вопрос остается, то не все так чисто, как они о том докладывают. Может, им попробовать переставить местами Европу с Азией и почитать Матфея Парижского, Фредегара и иже с ними – некоторым помогает!..

                ЧАСТЬ IV. ПАМЯТНИК ЧИНГИСХАНУ

А ведь это беда! Наше прошлое оказалось в руках подлых, трусливых, глупых и донельзя циничных людей! Помню, в третьем классе на уроке пения разучивали песню про героев-панфиловцев – «Шумела в поле злая осень…» и так далее… Перед тем, как нам нестройно грянуть детскими неокрепшими голосами, учительница коротенько объяснила в чем состоял подвиг 28 панфиловцев и привела слова политрука Клочкова (или Деева?): «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» Эти слова поразили меня там же, на уроке, в самый ум – как же так, пытался сообразить я, они же все героически полегли, а слова политрука  каждому третьекласснику известны!.. Может он по бумажке свои бессмертные слова перед бойцами читал, а бумажку эту у него в кармане после нашли? Хотел я у учительницы нашей поточнее узнать, но ей тогда было некогда, а мне потом… Прошло тридцать лет, прежде чем я узнал, что слова Клочкова (или Деева?) сочинил корреспондент «Красной Звезды», дальше штаба дивизии не ездивший, ни от кого о 28 героях не слышавший, но зато обладавший бойким пером и буйной фантазией. Думаете, подлую эту, в отношении действительно геройски погибших солдат, ложь историки разоблачили? Не будьте наивными! Историки-пропагандисты в числе первых подняли эту клюкву развесистую на щит и возведя в ранг исторического факта, растиражировали как пример несгибаемой стойкости советского человека! А другие герои, реальные, но в силу этого не такие яркие и колоритные как липовые панфиловцы, выстроились за ними в очередь! На вторых и третьих ролях… Сбылись слова песни: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!..» Виртуальный, выдуманный, газетнобумажный героизм как кукушонок в чужом гнезде стал теснить и распихивать истинную доблесть… А разоблачил (во всяком случае был первым, у кого я прочел) всю эту разлюли малину вокруг боя у Дубосекова Виктор Суворов, человек, которого настоящие историки на дух не переносят! Не переносят потому, что он предатель и лжец, а сами они – голубиные души, правдоискатели и патриоты Родины! Правда, Родина у них немного не настоящая получилась, чуть выдуманная и слегка уму непонятная, так ведь они ее не общим аршином мерили и если верить, то и так сойдет! Так уж от веку повелось, что историк – должность придворная и ежели Отечество в лице  великого князя, императора или генсека скажет: «Надо!», то правдоискатель ответит: «Есть!» Не все они такие, конечно, встречаются и просто дураки. А Виктор Суворов не дурак и если ему на его же ляп указать (тоже, знаете ли, хватает), то, скорее всего, он просто исправит свою ошибку. Так вот…

На уроках истории нам вбивали в головы одну очень ценную мысль: несчастная судьба России происходит от монголо-татарского ига! 240 лет дикой тирании, «азиатчины» и нескончаемых погромов едва не загубили ее совсем, но русский народ, объединившись вокруг московских князей, нашел в себе силы подняться с колен и сбросить с себя татарское ярмо! Но время было упущено! Европа, не перенесшая ужасов «татарщины» ушла далеко вперед и Россия, едва оправившаяся от пережитого, оказалась в роли догоняющего…
А ведь была когда-то в числе первых! Дочек княжеских за французских королей отдавала! С императорами византийскими в родстве пребывала! Да налетела черная степная сила и выросла между свободной Европой и порабощенной Русью стена до небес, и лег ров шире моря!.. Разошлись пути-дороги и… ИМ БЫ ТАК, гадам! Но вот, посреди всей этой вселенской скорби и плохо скрываемой досады, появляюсь я, во всем белом, и заявляю: без Чингиз-хана не было бы не только современной России, но и русского, и татарского народов! Об этом как-то не думается, но дело обстоит именно так! Толстая черная кошка пробежала между Русью и остальной Европой не тогда, когда Батый начал русским князьям ярлыки выдавать, а когда Папа Римский и Патриарх Константинопольский предали друг дружку анафеме! И случилось это в 1054 году от Рождества Христова. И каждая из сторон, и католики, и православные осознали (заботами своих пастырей) насколько они все разные и одни на других непохожие – аж с души воротит глядеть как те, другие, над Христовой верой измываются! И каждый в глазах другого сделался если и не еретиком, то схизматиком, что немногим лучше. Иноверцем. И началось нечто невообразимое, имеющее название «Крестовых походов» – дело, вроде бы благое, христианское, но странным образом одностороннее: католики яростно резались с мусульманами-сарацинами за обладание Святой Землей, а православные стояли в стороне и имели сильно недовольный вид… И как-то так вышло, что Четвертый Крестовый поход завершился взятием в 1204 году столицы православия Константинополя с последующим образованием на части территории бывшей Византийской империи империи Латинской… А в 1206 (по иным сведениям – в 1205-ом) году на другом конце света некто именем Темучин возглавил новообразованную Монгольскую империю. Конечно, данное событие никакого отношения к столкновению католицизма с православием не имеет, но уж больно оно неординарное, чтобы пройти мимо. Сам Темучин был типичным монголом: высокого роста, рыжий и совершенно неграмотный – до самой смерти он так и не выучился писать по-монгольски, что, однако, не помешало ему создать образцовое войско и эффективный административный аппарат. А я всегда говорил – ученье гению лишь во вред! Гений он и так все понимает, только написать не может… Гениальный Чингиз-хан знал волшебное слово, длинное-предлинное, имеющее аналог в русском языке: «По щучьему велению, по моему хотению!..» Так, «по щучьему велению» собрался к нему народ со всей монгольской степи (дорог не имевшей) для того лишь, чтобы бросив (и, значит, погубив) собственное хозяйство, своих жен, стариков и детей, учиться военному делу настоящим образом! «По щучьему велению» молодые, здоровые парни своей волей впряглись в армейскую лямку, где за всякий незначительный проступок им ломали хребет персонально, а за значительный – коллективно, и виновному, и всему его десятку! «По щучьему велению» страна, с редким населением, не имевшая ремесленных центров и не производившая железа, выставила стотысячное вооруженное войско для завоевания земель, лежавших по ту сторону пустыни Гоби. И так далее, и так далее, и так далее… До самого 1223 года, когда передовые монгольские тумены, возглавляемые Субедэ (су бетте – вода кончилась. (тат.)) не появились в половецких степях…

«Много трудностей встретили историки при установлении даты сражения княжеских войск с монголо-татарами на реке Калке. В Ипатьевской летописи эта битва описана под 6732 г.: «В лето 6732 приде неслыханая рать безбожныи моавитяне рекомыи татарьве…». Летописец далее сообщает, что князья «переидоша же Днепр во день во вторник… оттуда же идоша 8 дни до реки Калки», однако не указывает более конкретной даты. Лаврентьевская же летопись в нескольких строчках дает сведения об этой битве под другим годом: «В лето 6731 … се же зло сключи месяца мая в 30, на память святого мученика Еремия». Но память упомянутого мученика церковь отмечает не 30, а 31 мая.
В Никоновской и Густинской летописях сообщение о битве на Калке дано под 6733 г., в Рогожской летописи – под 6743 г. В летописных сводах XV в. (?), в частности, в Софийской I, Новгородской IV, Воскресенской и др. летописях упоминается дата битвы – 16 июня.
В одном из не дошедших до нас источников Н. М. Карамзин прочел, что упомянутая битва происходила в пятницу. С другой стороны, арабский источник сообщал, что она состоялась в 620 г. хиджры, а этот лунный год начался 4 февраля 1223 г. Сопоставление всех этих данных привело к выводу, что битва на Калке произошла 16 июня 1223 г.»
                (И. А. Климишин. Календарь и хронология. Стр. 287-288)


Итак, усилиями историков было установлено, что правильную дату битвы на Калке указали только Лаврентьевская летопись (промахнувшаяся с точным днем поминовения святого мученика Еремия) и анонимный арабский источник. Четыре другие летописи путались в показаниях как нашкодившие дети. У меня нет ни малейшего сомнения в честности и осведомленности неизвестного мне араба, но к автору Лаврентьевской хроники я отношусь предвзято – написанная им, как считается, лишь в 1377 году летопись содержит сведения почерпнутые из других, более ранних источников и никто в целом мире не может сказать что за дата была в них указана, насколько полно и указана ли вообще. Может, пресловутый Лаврентий тоже был историком и точности датировок добивался методом сопоставлений? Может тем же занимались и авторы других летописных трудов, и вся их беда состояла в том, что их научный метод дал менее точный результат? Вот что пишет цитированный выше И. А. Климишин:

«Безусловно, любой элемент датировки легче запомнить и научиться использовать, если он циклический, т. е. если он повторяется через определенный промежуток времени. Такие календарные характеристики, …, и были разработаны уже в начале первого тысячелетия нашей эры. Это – круги Солнца и Луны, вруцелета (воскресные буквы), индикты, эпакты, конкурренты и др. Составитель того или другого документа, кроме номера года и месяца, иногда указывал еще индикт, круг Солнца и т. д., а иногда – лишь эти последние характеристики года или (что еще хуже) всего одну из них.»
                (Стр. 62-63)

Наиболее часто используемым из элементов датировки (в силу своей простоты и удобства) был 19-летний Метонов цикл. Продолжу цитирование:

«Вопрос о «сочетании» лунного календаря с солнечным (юлианским) стал воистину «во весь рост» перед христианскими богословами во II в. н. э., когда начала складываться христианская традиция празднования пасхи. После малоудачных попыток использовать для расчетов ее даты октаэтериду они как бы заново изобрели 19-летний цикл и, приняв, что через каждые 19 лет определенные фазы Луны в т о ч н о с т и приходятся на те же даты юлианского календаря, составили расписание фаз («возраста») Луны по календарным месяцам цикла. Другими словами, был построен своеобразный «вечный календарь», в котором для каждого года 19-летнего цикла новолуния (точнее – неомении) были сопоставлены с конкретными датами календарных месяцев. Эта таблица и использовалась на протяжении многих сотен лет как для расчета дат пасхи, так и для датировки событий, в особенности западноевропейскими историками.»
                (Там же. Стр. 74)

А чем, скажите на милость, наш Лаврентий хуже их историков? Имея лишь отдельные характеристики года (что было скорее практикой, чем исключением), что бы он должен был делать? Верно! Взять «вечный календарь» и по нему выяснить дату битвы на Калке. Почему это так важно? Сейчас вы и сами все поймете…
Появление татар в Северном Причерноморье историки объясняют двумя вещами:

1) Субедэ, преследуя спасающегося бегством хорезмшаха Мухаммеда, с боями прошел Кавказ и повернул на запад, громя подвернувшихся под руку половцев.
2) Субедэ был направлен Чингиз-ханом провести разведку боем, прощупать, так сказать, будущих западных противников.

Обе версии, на мой взгляд, рассчитаны на идиотов. Посылать тридцатитысячное соединение в погоню за одним (или в составе небольшой группы) беглецом то же самое, что бить по воробью из пушки «Дора»! Да и сыщик из великого полководца оказался как из дерьма пуля: хорезмшах, говорят, укрылся на одном из островов Каспия, а Субедэ еще тысячу верст по горам, по долам отмахал в сторону! Колумб, приплыв вместо Индии в Америку, хоть на неверно вычисленную длину окружности Земли полагался, а этот на что? Палец слюнявил? Второй вариант под стать первому: у Чингиз-хана была лучшая в мире стратегическая разведка – купеческое сообщество, проникая в любые «медвежьи углы», добывало разведматериалы самого высокого качества и отправлять в бой неизвестно за что четвертую часть своих воинов во главе с самым способным из полководцев, что-то из области фантазий апологетов «Красной Звезды»… Если, только что завершившему тяжелейшую военную кампанию в Средней Азии Чингиз-хану элиту своих войск занять нечем, то умнее было бы отправить ее домой, в Монголию, с детками тютюкаться, а не класть в горах Кавказа и при калках пачками ради информации, которая через тринадцать лет безнадежно устареет! Другие варианты есть? Других вариантов нет! Мое же собственное объяснение куда проще: Лаврентий, вычисляя дату битвы, промахнулся на один Метонов цикл и отправил татар в другое время. Остается выяснить, в какой стороне следует их искать – прибавить следует 19 лет к найденной Лаврентием дате или же отнять? 1223 + 19 = 1242. Это год окончания «битвы за Европу» – два года спустя после завершения разгрома русских княжеств. Промазали. Попробуем по-другому: 1223 – 19 = 1204! Год падения Византийской империи! Год крушения главного торгового, политического и военного партнера русских княжеств! Даже не партнера – патрона! Осиротели, можно сказать! Но, похоже, кое-кто ощутил это сиротство как блаженство…

«Котян же был тесть Мстиславу Мьстиславичу Галицкому, и пришел с поклоном (с князьями) Половецкими в Галичь к князю Мстиславу, к зятю, и ко всем князьям Русским, и дары принес многие, коней, верблюдов и буйволов и девок, и одарил князей Руських, говоря так: «Нашу землю (татары. – А. Р. М.) отняли сегодня, а завтра возмут вашу.
Обороните нас, а если не поможете нам, мы ныне иссечены будем, а вы завтра иссечены будете».
И помолился Котян зятю своему о помощи. Мьстислав же начал молиться князьям, братии своей говоря: «Ежели мы, братие, не поможем им, то они предадутся тем и у них большая будет сила».
И так, подумавши много, Русские князья взялись пособить Котяну, слушая моления князей половеческих. По бывшему совету всех князей в граде Киеве, створили решение: «Лучше нам встретить на чюжой земле нежели на своей», – и начали войска строить каждый в свою власть. И совокупили они всю землю Русскую противу Татарове и пришли к реке Днепру на Заруб острову Варяжьскому. Татарове же уведавши, что идут противу них князья Русские, прислали послов к князьям Русским: «Мы слышим, что против нас идете, послушавши Половцев, а мы вашей земли не заняли, ни городов ваших, ни сел, и не на вас идем, но пришли, богом попущены, на холопов наших и на конюхов своих, на поганых Половцев. Заключите с нами мир, у нас с вами борьбы нет. Если бежат к вам половци, вы бейте их, а товар их берите  себе, ибо мы слышали, что и вам они много зла творят, того же ради мы их и отселе бьем».
Князи же Русские того не послушали, избили послов татарских, а сами пошли против них, но не дошедши Олешья стали на Днепре. И прислали Татарове второе посольство, говоря: «Хотя вы послушали Половцев и послов наших избили, и идете против нас, но уходите. Мы вас не затрагиваем ничем, всем нам (один) Бог».
Но (князья) отпустили ни с чем их послов. И пришла тут вся земля Половецькая и все их князья: из Киева князь Мьстислав со всею силою, из Галича князь Мстислав со всею силою, Володимир Рюрикович с Чернеговцами, и все князья Русские и все князья Чернеговские, и из Смоленьска 400 мужей и из иных стран на Заруб.»

«Тогда же князь Мстислав Галицький перешел Днепр с 1000 мужей, напал на сторожевые отряды татарьские и победил их, а остаток их побежал с воеводой их Гемя-бегом, и им не было помощи. Услышавши сие, Русские князья пошли все за Днепр во множестве людей: и Галичане, и Волыньцы, и Куряне, и Трубчане, и Путивльцы, каждые с своими князьями. Одни пришли на конях, а выгонцы Галичьски поехали в ладьях по Днепру, и пошли в море тысяча ладей и стали у реки Хортици на роде на рукаве реки.
                (Московско-Академический список Суздальской летописи)


Про самих половцев, летописец высказывается вполне определенно:«…измерли убиваемы гневом Божиим и пречистые его матери. Много бо те Половци зла сотворили Русской земле. Того ради всемилостивый Бог хотел погубить безбожных сынов Измаиловых, Куманов, чтоб отмстить кровь христианскую». И вот является некто, губя «безбожных сынов Измаиловых, Куманов» (являясь орудием отмщения за «кровь христианскую) и шлет посольство, и послы, вроде, дело говорят: «Мы слышим, что против нас идете, послушавши Половцев, а мы вашей земли не заняли, ни городов ваших, ни сел, и не на вас идем, но пришли, богом попущены (в точном соответствии с мнением самого летописца!), на холопов наших и на конюхов своих, на поганых Половцев. Заключите с нами мир, у нас с вами борьбы нет. Если бежат к вам половци, вы бейте их, а товар их берите  себе, ибо мы слышали, что и вам они много зла творят, того же ради мы их и отселе бьем». Представим себе картину: живет у вас за забором неспокойный сосед, который как выпьет сверх меры, хватается за топор или вилы и летит в любви вам объясняться! Пока вы за «тулкой» бегаете, он вам уже дверь рубит или вашей корове кишки выпускает. Может и дом поджечь. Так-то он парень неплохой, но на ваш взгляд, сволочь первостатейная! И вот, этот самый сосед заявляется к вам с разбитой рожей и, утирая кровавые сопли, взывает к вашей соседской сознательности и солидарности! «Пойдем, - говорит, - пособишь, а то тут товарищ ко мне заехал – никак его выставить не могу! Ты старое-то забудь, не до того сейчас!» А товарищ его тут как тут, из-за забора выглядывает! «Здорово, хозяин! Двинь ты этому гаду поленом, а то я отсюда не дотянусь! Он мне денег кучу должен, а отдавать нечем – все пропил, поганец! Так я его дом занял, жить в нем стану! Да ты не думай, мне твоего ничего не надо, а козла этого гони в шею – он уже всех достал!» А вы, ловко так, ружьишко одной рукой вскидываете и в того, что за забором, из двух стволов дуплетом – шарах! Кепка с него вверх, сам вниз, но живой, голос с той стороны подает: «Ты что, дядя, спятил?! Я ж с тобой по-хорошему…» Но вам уже не до разговоров! «Санька! – кричите вы соседу своему нелюбимому. – Санька! Давай через калитку! Мы его в баньке, черта, возьмем!» Криво как-то получается! Или вы психопат, не лучше вашего соседа, или вам про его товарища что-то такое известно, о чем вы рассказать не хотите. Ну, скажем, Санька этот, шепнуть вам успел: «У него денег с собой чемодан целый… Сам видел!» Тогда ваши действия приобретают замечательную логику и похвальную основательность! Другой вариант: «Да он бандюга известный! Я его морду протокольную с телевизора срисовал!», не проходит – в летописи недвусмысленно, как в милицейском протоколе, заявлено: «…безбожники Моавитяне, рекомые Татарове, их же добре никтоже не весть ясно, кто суть и отколе приидоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их; и зовут их Татары, а иные глаголют Таурмени, а друзии Печенези. Бог же один весть их…»; «Сих же злых Татар Таурмен не сведаем, откуда пришли на нас и куда делись опять. Только Бог знает…», т. е. ведать ничего не ведаю, вижу в первый раз, а то, какой злой оказался товарищ, из моего внешнего вида явствует! Но что с тех татар возьмешь? Не мебель же с коврами они с собою в обозе возят!.. У них и обоза-то никакого нет, на бойца одна вьючная лошадь полагается! Ежели и взяли они грабежом злато-серебро да каменьев самоцветных, то их промеж себя поделить и по «сидорам» разобрать – час времени! А тут пол-Руси сбежалось и половина войска – «судовая рать Галичьская», проще говоря, пехота! Нешто пеший за конным угонится? Да еще в открытой степи?! А ведь говорили «злые Татарове»: «Хотя вы послушали Половцев и послов наших избили, и идете против нас, но уходите. Мы вас не затрагиваем ничем, всем нам (один) Бог»! Прям, христианское смирение проявили, хотя за убийство послов татарских, вроде бы, неукоснительный кирдык полагался! «Безбожные», а сами православных Богом попрекали, совестили! Непонятная вещь: если Субедэ слабым себя считает, то и уходил бы – чего зря лясы точить? Если слабыми считает своих противников – так зачем отговаривать, когда они по своей охоте головой в петлю лезут? А из летописца лишнего слова не вытянешь, и опять нам за него додумывать приходится! Соотнесем даты падения Константинополя и битвы на Калке: 13 апреля и 16 июня, соответственно. Два месяца разницы. В византийских колониях Крыма о разгроме империи узнали в течении полутора-двух недель, не позднее. Ближайшие их соседи – половцы, еще через пару-тройку дней. Князья русские – неделю спустя после половцев. Уже в первой декаде мая все всё знали. И принимали меры. Богатейшие греческие полисы на крымском побережье знали, что метрополия им больше не защита, а это главный фактор, сдерживавший прежде алчность куманов. Куманы знали, что наступил их звездный час и они своего не упустят! А русские знали, что хорошо смеется тот, кто смеется последним! И оказались правы! Еще только собирались в Галиче князья со своими дружинами, а Котян уже ломился к своему зятю «Мстиславу Мьстиславичу» Галицкому с выпученными глазами и рассказами о том, как он, от взявшихся невесть откуда татар, едва ноги унес… А от татар явились послы, напиравшие на то, что у них с русскими один Бог, а половцы сами во всем виноваты, да еще и «поганые»!Воля ваша, думайте что хотите, но сомнений в личности послов у меня нет – это могли быть только представители византийских колонистов, почему-то решивших, что со своими русскими православными братьями они-то общий язык найдут… Ошибочка вышла! Никто поворачивать оглобли обратно не собирался: слишком далеко зашла подготовка к выступлению, слишком велика казалась добыча и слишком проста задача – просто придти да силой взять! И пришлось крымцев единоверных того… Чтоб не стыдили. А июня 16 числа Бог рассудил, кто в его мнении прав и кто виноват:
.
«Тут встретили их сторожевые Татарове, и ударили на Русскых и Половцев, бившихся с полками Русскыми, и убит был тут Иоан Дмитриевичь (и еще два с ним). Татарове же отъехали прочь. На реке Кальце встретили Татарове Половецкыя и Русскыи полки. Князь Мстислав Мьстиславович повелел Данилу перейти реку Калку со своим полком и еще с иным полком, а сам после них перешел и зашел за реку Калку, и послал в сторожа Яруна с Половцами, а сам стал станом, и князь Мстислав поехал вскоре после них. Увидевши Татарьские полки он повелел быстро вооружиться.
А князь Мьстислав и другой Мстислав, сидя у себя в стану, не ведали ничего. Мстислав не сказал им из зависти, так как распря между ними была великая. Данил выехал наперед и (с ним) Семьюн, Олюевич и Василко был ранен и Данило ранен в грудь, но из-за молодости и буести не чюял раны, бывшей на теле его, ибо был он возрастом 18 лет и силен. Данил же крепко избивал Татары.
Увидев это, Мьстиславь Немый подумал, что Данил ранен, и побежал сам в бой. Татары убежали. Данило избивал их своим полком, и Олег Курьский бился крепко. А Ярун и другие полки Половецькии побежали и потоптали бегущи станы князей Русских, а князи не успели ополчитися противу их. Пришли в смятение все полки Русские, и была сеча зла и люта. Из-за грехов наших Русские полки побеждены были, и даже Данил, увидев, что крепчает брань Татарьская, обратил назад своего коня и тоже бежал от устремления противных. Зажаждав воды он пил, почуяв рану на теле своем. И была тогда победа врагов над всеми князьями Русскими, какой не бывало никогда от начала Русской земли. А великий князь Мьстислав Киевский, видя сие зло, не двигался с места. Он стал на горе над рекою Калкою, где место каменисто, и тут учинил город из кольев, и бился с врагами в ограде три дня. Остальные же татарове пошли в след Русских князей до Днепра… И убийство бесчисленное створили… И тогда же князь Мстислав Мьстиславович перебежал Днепр, и придя к ладьям, повелел жечь их, а иные разрубить и отринуть от берега, боясь погони по себе от Татар. Он едва убежал в Галичь, а князь Владимир Рюрикович прибежал в Киев и сел на своем столе. Сия злоба створилась от Татар в 16 день июня. Татары победивши Русских князей за прегрешения хрестьянские, дошли до Новагорода Святополчьского. Русские, не ведая лести татарьской, выходили противу них с крестами, а они избивали их.
Сие было нам за грехи наши, Бог вложил недоумение в нас и погубил без числа много людей; и были вопль, и вздыхание, и печаль по всем городам и по волостям.»
                (Там же)

А ведь, если кто не понял, я здесь не о татарах речи в косичку плету! Я о тех, от кого историки современную Россию наследницей выводят! И, в частности, о Мстиславе Галическом,  заводилы всего дела, что из-за распри и зависти не поставил в известность о начале боевых действий своего тезку, князя Киевского, а потом бежал в числе первых и перебежав «Днепр, и придя к ладьям, повелел жечь их, а иные разрубить и отринуть от берега, боясь погони по себе от Татар»! «Мстислав Мьстиславович» (прозванный летописцами Удалым) проявил истинную удаль, «боясь погони по себе»! Порубив и пожегши ладьи, а затем отринув их от берега, он лишил последнего шанса на спасение отступавшие русские полки – свои собственные, в том числе… А преданный им Мстислав Киевский многим ли лучше? Ради чего он соединил свои силы с мерзавцем и трусом, с половцами, разбойничавшими до того на его же землях? Ради грабежа! И плевать ему было, что кто-то молится одному с ним богу! Не упускать же случай! И трижды прав летописец, говоря: «Сие было нам за грехи наши, Бог вложил недоумение в нас и погубил без числа много людей; и были вопль, и вздыхание, и печаль по всем городам и по волостям.»

Полностью готов согласиться с историками, считающими татар Чингиз-хана жадными, свирепыми, дикими, зловредными и пакостными людишками! Полностью разделяю мнение о том, что татарское нашествие 1237-1240 гг. было ничем не оправданным насилием и преступлением перед человечностью! Видите, какой я, себе же в ущерб, патриот? Долой татар! Пусть их вообще не будет! Пусть все идет как до того шло, без их варварского присутствия и участия! Представляете: Русь киевская, галичская, переяславль-залесская, смоленская, тверская, рязанская, новгородская есть, а никаких татар нет, не родились, полегли всем чохом в битве на Калке, волной черноморской смыло! Начнем с чистого листа – недовольных в наряд или за борт! Полтора десятка княжеств и республик. Со своим князем или посадником. Со своими интересами. Зато с одним языком и единой верой! С католической Европой по одну сторону, с Диким Полем – по другую и с набирающим силу государством хорезмшаха, связанного крепкими узами торговли и общего вероисповедания с Волжской Булгарией – по третью. Что же будет с Родиной и с нами… т. е. с вами, конечно же – нас-то, как раз, и не предвидится! Прежних союзников нет, а если и есть (Никея, Эпир, Трапезунд), то они заняты своим выживанием, соперничеством с Латинской империей и между собой. А Папа Римский в Галич и Киев, во Владимир и Новгород Великий легатов шлет – одумайтесь, заблудшие, к жестоковыйным бог немилостив! Судя по настроениям, царившим среди князей, призыв Его Святейшества не пропал бы втуне, вот только нижние чины и подлый народ не столь поворотливы, чтобы за начальством в его маневрах поспевать! А, значит, к феодальной (как ее любят называть в учебниках) раздробленности добавился бы еще и религиозный раскол, тот самый, из-за которого Жечи Посполитой на современных картах мира нет. Но, будьте оптимистами – Римская церковь отличается долготерпением и упорством, и уж если решит кого спасти, так с живого не слезет! Организовав четыре крестовых похода, она и на пятый раскошелится! И в Польше, и в Венгрии столь здравая идея всегда поддержку найдет, а духовно-рыцарские ордена вообще для этой цели созданы! Не мытьем, так катаньем! Казалось бы, православие ли, католицизм – что то опиум для народа, что это, живут же люди и не хуже нашего! Лучше, лучше живут, доложу я вам! Только есть у Римской католической церкви один… не то чтобы недостаток, а особенность одна: склонность к мелким формам, увлечение тактическими приемами. Вглядитесь в плоды ее многолетних усилий – вот королевство Иерусалимское, плюнуть некуда! А вот целая империя, Латинская – Константинополь и его пригороды! Ни широты, ни истинно русского размаха! А почему так? А потому, что с маленькими управляться легче! Разделять и властвовать. С большими трудно: Фридрих II, Гогенштауфен – император Священной Римской империи и с ним сразу проблемы: он с папской властью считаться не хочет! Потому, что большой и сильный! И партия его сторонников (гибеллинов) борется с партией Папы (гвельфами). А горький опыт отцы церкви усваивают быстро и, значит, сделают так, чтобы на Руси все оставалось как есть, только что с католическими епископами, с королями и герцогами вместо князей. И жили бы галичане с киевлянами как чехи с поляками – языки похожие, а народы разные: каждый со своей историей и отдельно взятым патриотизмом. Обратимся теперь чуть восточнее – на куманов, соседей переживающей непростые времена Руси. Управы на них, в виде татарской узды, нет. А нравы простые, казацкие, только Запорожской Сечи вместе с Войском Донским до них еще расти и расти! Дорошенко с Разиным в одном флаконе! Если вспомнить, что вытворяли эти хлопчики, то мало никому не покажется! А их еще могучее, практически врагов не имеющее государство хорезмшахов подпирает с одной стороны, а с другой – Булгар Великий, тоже величина значительная. И ислам в этих государственных образованиях исповедуемый, несколько отличается от татарского, с его особо подчеркиваемым либерализмом… Интересно, ограничились бы товарищи из Туркестана и со Средней Волги Рязанским эмиратом или им и Москвы было бы мало?
Заметьте, я вовсе не считаю такой вариант истории чем-то ужасным – почему нет? Уверен, очень многим он пришелся бы по вкусу! Особенно по ту сторону российской границы. Не исключаю, что и по эту… Только государства и страны, которую мы считаем своей родиной, не было бы. Не было бы и великого русского народа, а о великом татарском я вообще, как вы, наверное, уже заметили, молчу… Но история не знает сослогательного наклонения. И есть русские. И есть татары. И есть Россия – главный ПАМЯТНИК ЧИНГИЗ-ХАНУ, наследие созданной его потомками Золотой Орды. И это так, хотим мы того или нет…

Признаюсь вам по большому секрету – я не люблю Тютчева. Мне не нравится жить в воспетой им стране. Я хочу понимать Россию умом, а не на уровне условных рефлексов. Мне нравится мерить ее именно общим аршином, а не каким-то особенным, с оглядкой доставаемым из-под полы. Я хочу в нее верить, но ничуть не меньше хочу, чтобы и она верила в меня…



                Москва. Ю. Бутово. 26 октября 2008 г.


Рецензии
" Жизнь не стоит на месте - византийская версия, представлявшаяся мне когда-то основной, отошла на второй план и требует значительной ревизии. Статья "Умом Россию не понять..." в большей степени отражает мои сегодняшние взгляды на события тех лет."
То есть в "Умом Россию не понять..." вы считаете, что роль Византии в том, что Русь и возрождённая Хазария столкнулись, заключалась в её мнимой доступности для разграбления русскими и половцами? А какую роль в возрождении Хазарии в виде Золотой Орды вы отводите Византии? В каком состоянии сейчас у вас византийская версия?

Виктор Кривощапов   20.02.2017 23:12     Заявить о нарушении
Очень интересный вопрос. Но так, с ходу, на него не ответить. Моя версия событий такова: после взятия Константинополя крестоносцами, Крым оказался предоставлен сам себе. Чингиз-хану приписывают имя Темучин, хотя это, скорее, не имя, а должность или звание - темник или, по гречески, стратиг (наместник фемы, военного округа - он же, тьма). Логично предположить, что к моменту распада империи, Чингиз и был наместником крымской фемы. После победы на Калке он превратился в военного диктатора, создавшего новое государства и возглавившего его.
Проблема исследования того периода состоит в том, что, скорее всего, мы пользуемся восстановленной хронологией и потому должны учитывать вероятность ошибки тех, кто переводил старые датировки (по годам индикта, кругам Солнца и Луны, церковным праздникам) в современные нам по годам от Р.Х. с месяцами и числами. Известно, что такая работа не могла проводиться без применения Метонова 19-тилетнего цикла. И что мы видим?
Западный поход Батыя приходится на 1241-42 гг. Цель похода, при этом, совершенно неясна - то ли она была достигнута, то ли достигнута так и не была... Шут его знает.
А ровно 19 лет спустя Иоанн Ватац завоевывает Константинополь и восстанавливает Восточную Римскую империю. И что странно: у власти в Англии, Франции, Дании, Венгрии, Латинской империи, что во время Западного похода, что во время отвоевания у крестоносцев столицы империи, находились одни и те же исторические лица. Нормально, когда речь идет об одном короле - срок не бог весть какой большой. Не удивительно, когда то же касается двоих. Трое - уже настораживает. А когда таких долгожителей уже пятеро?
Т.е. вполне может быть такое, что мы имеем дело с одним событием - Западным походом, целью которого и было отвоевание Цареграда, разделившимся только на бумаге.
Тогда возникает интересная параллель Ватац-Батый. Не один ли и тот же это человек?
"Женился на старшей дочери Феодора I Ласкариса Ирине и был назначен наследником."

Династические браки между чингизидами и императорским домом Византии известны. Внук (или сын - это не совсем ясно) великого Чингиз-хана вполне мог взять в жены царевну Ирину, занять никейский престол и отвоевать для себя Константинополь, объединив ради этого силы как Никеи, так и всего татарского царства.
Как-то так...

Амаль Раф   21.02.2017 00:44   Заявить о нарушении
У меня есть предположение, основанное на уникальных сведениях сороковых годов прошлого века из деревни Чегодаево, которое до семнадцатого века называлось Чуры, так как находилось рядом с языческим капищем, что Золотая Орда, это проект не только Чингизхана. Что она была создана некими хранителями древнего знания, полученного от предыдущей высоко развитой цивилизации Земли, именно для укрепления Руси, защиты её от АРЕМАН разного рода, в частности от католической церкви, и сохранении знания о собственно Православии, что было на Руси задолго до Православного христианства. В интернете мне показали карту, на которой стоит дата 1152 год и есть ссылка на Птолемея. На этой карте территория, где обитали эти хранители, а это верховья Дона и среднее течение Оки, названа Гипербореей. В центре этой территории находится Чегодаево.
[img]http://s017.radikal.ru/i436/1506/ac/094a207c110e.jpg[/img]

Виктор Кривощапов   21.02.2017 22:44   Заявить о нарушении
В этой деревне в сороковых годах прошлого века жили несколько дедов, державшихся одной компании, и имевших очень интересные знания, в частности и об истории. Вот какое значение слову ТАТАР они давали тогда:

"ТАТ- угнетенный свет, любое угнетение противоречащее изначалу.

Искажение информации или недоговаривание по вине какого то лица преследовалась законом...

ТАТАР- дважды угнетенный, обманутый, использованный в угоду темных сил.

Веды доносят сведения о народе подвергнутом воздействию бальзама солнца, которые были вынуждены вести подземный образ жизни. Они опасались своей гибели от воздействия солнечного луча (Смотр. БАЛЬЗАМ СОЛНЦА).
Производимые ими работы в ночи, земледелие, рыболовство и охота обеспечивали их не безбедное существование. Но воспользовавшись их недугом, храмовники подчинили их себе. Утратив возможность использования плодородия земли и угодий, жители подземелья стали получать продукты в замен проведения шахтных работ и добычи. Каторжный, дармовой труд, не требующий в замен ничего кроме скудной пищи, оказался выгодным храмовникам и тающие ряды гаторжен - каторжан, ( Га, ипостась богини плодородия - недра; Тор- предначертанный путь, жен- поддерживать огонь- освещать путь в подземелье) стали пополняться за счет убежденных людей о грозящей им опасности прибытия под лучами солнца. Из числа обманутого населения производился отбор самых сильных и выносливых мужчин. Расчет за труд производился женщинами. Так храмовники растили смену каторжникам за счет их детей, которые в последствии стали именоваться титанами. Их метили особым видом клейма, именуемое обрезанием.
Однажды часть каторжан уяснив свое положение, уничтожили охрану. Захватили женщин с их детьми из резервации, бежали на судах в близ лежащие страны. Не обычный вид клеймения человека, не известный ни одному народу, сохранил вид меты в поколениях, опасаясь проникновения генетического фонда в их среду. Так было получено второе усечение Света от лиц не сумевших объяснить своего происхождения."

Виктор Кривощапов   22.02.2017 20:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 58 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.