Англо-еврейская война 1938-1948

Как известно, почти одновременно с большевистским переворотом в России, во время Первой Мировой войны в 1917 англичане пообещали евреям некий национальный очаг в «Палестине» (так наз. «Декларация Бальфура»).

Декларация Бальфура 1917 — официальное письмо, от 2 ноября 1917, министра иностранных дел Великобритании Артура Бальфура к лорду Уолтеру Ротшильду, представителю британской еврейской общины, для передачи Сионистской федерации Великобритании.

В Декларации сказано:

«…Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине или же права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой другой стране».


В феврале 1918 о своём согласии с «Декларацией» заявила Франция, 9 мая 1918 – Италия, 31 августа 1918 её одобрил президент США Вильсон, а затем, 30 июня 1922, конгресс США.


Причины, толкнувшие англичан на этот шаг ясны – шла Мировая война, и поддержка Антанты со стороны влиятельнейшей еврейской общины была очень важна для Великобритании и Франции.

В самом деле, еврейское лобби было очень сильно в США, без которых войну было выиграть видимо невозможно. Кроме того, англичане видели и усиление позиций евреев в России, где пришли к власти евреи и им сочувствующие.
 
Ни Франция, ни Англия побеждать с Россией не хотели, так как пришлось бы с Россией делить территории (чего не хотелось), например, отдать Черноморские проливы.

Побеждать с США было выгоднее в том плане, что американцы не претендовали тогда на территории в Европе, Азии или Африке.
 
Большевистский переворот с последующей констатации поражения России в Первой мировой войне в виде Брестского мира, был очень выгоден англичанам.

Поэтому ряд авторов связывают революцию в России с декларацией Бальфура.

Евреи вначале не были склонны принимать сторону Антанты, так как не симпатизировали России и Франции из-за антисемитизма в этих странах.

С другой стороны, кайзер Вильгельм также хотел пообещать евреям «Палестину».

Всё решило то, что сама «Палестина» была тогда частью Османской империи (Турции), которая воевала на стороне Германии.

Таким образом, англичане, перетянули на свою сторону евреев, пообещав им «Палестину», создав еврейский батальон, отличившийся храбростью в деле освобождения Эрец-Исраэль от турков.

(Борьба евреев-сионистов с Турцией за «Палестину», которая началась ещё до Первой Мировой войны – тема отдельная).

***

Однако союзники вовсе не спешили отблагодарить евреев после войны.

Точно также как были обмануты надежды армян (которым тоже обещали большие территории), были обмануты и евреи.

Началось с того, что не было чёткого определения в каких границах должен быть создан этот «очаг».

По справедливости, он должен был бы включать не только собственно «Палестину», но и как минимум Ливан, Иорданию, Синайский п-ов, о. Кипр и Ирак.

После I мировой войны, на мирной конференции в Париже в 1919, как «Палестина» была определена область, включающая территории, на которых сегодня располагаются Израиль, «Палестинская автономия», Иордания и северо-западная часть Саудовской Аравии.

Однако Синай почему-то сразу был закреплён за Египтом (тогда полуколония Великобритании). Ирак и Иорданию получили арабы под протекторатом той же Британской империи, французы получили Сирию и Ливан.

Более того – никакого еврейского государства даже в «Палестине» англичане не стали создавать, напротив, они объявили её своей колонией.

«Палестина» была нужна англичанам ввиду её важного географического положения – рядом с мятежными Египтом и Ираком, рядом с колониями Франции, близко к нефти и Суэцкому каналу. Кроме того, владение Святой Землёй имело и большое значения для престижа Британской империи.

Таким образом, англичане лишь ограничились тем, что назначили еврея Герберта Самуэля на пост Верховного комиссара «Палестины» (1920–25).

Англичане не хотели ссориться с арабами, недовольными еврейской миграцией, и поэтому, стали ограничивать еврейскую эмиграцию в «Палестину».

С другой стороны, англичане естественным образом небыли заинтересованы и в вооружении евреев.

Собственно, эти факты сделали войну между евреями и англичанами неизбежным.

***

Для войны с оккупантами (англичанами и арабами), евреи создали ряд военных группировок (которые иногда начинали войну между собой, так как единства между евреями не было и тогда), такие как Хагана (`оборона`, `защита`), Лехи (Лохамей Херут Исраэль, `Борцы за свободу Израиля`), Бейтар и т.д. В 1931 от Хаганы откололась группа ЭЦЕЛ (Иргун Цваи Леуми) во главе с Тихоли, ставившая свою задачу в активной борьбе с арабами. Вдохновителем ЭЦЕЛ был Зеев Жаботинский.

Евреи наладили производство и ремонт оружия и боеприпасов, пути нелегальной еврейской эмиграции (алии), снабжения и инфраструктуры. Был введён налог на содержание армии (кофер ха-ишшув).

Нужно сказать, что был один англичанин, который стал помощником евреев в войне с арабами – английский капитан Чарлз Уингейт. Сформированные им плуггот ха-лайла (`ночные роты`) стали школой для командиров и боевиков Хаганы. Уингейт организовал подготовку еврейских командиров в лагере Эйн-Харод во главе с Я‘аковым Дори. За симпатии к евреям, англичане отозвали Уингейта из «Палестины».

В связи с обострением арабского террора в 1936 – 1938 были созданы добровольные полицейские отряды во главе с Иешуа Гордоном. Сформировали также 60 групп подвижных патрулей – 400 боевиков на полубронированных автомобилях, ставших ударной силой еврейских батальонов.
 
Ицхак Саде создал первую мобильную роту, действующую из засад по ночам.

В 1938 в Хагане появляются так наз. «полевые роты», предназначенные для поиска и уничтожения арабских банд. Руководили ими Ицхак Саде и Элияху Кохен.

Арабский мятеж был подавлен в основном евреями.

Давид Бен-Гурион назначил Иохана Ратнера (командира, имевшего военное образование и боевой опыт) главой Центрального командования Хаганы. В 1938 в него были включены два бывших австрийских офицера – капитан Рафаэль Лев и бывший сотрудник австрийского Министерства обороны Зигмунд фон Фридман (Эйтан Ависар). Они создали оперативную службу в штабе Хаганы.

В 1941 были созданы плуггот-махац (аббревиатура Палмах — `ударные роты`). Основой Палмаха стали отряды, сформированные и подготовленные британской армией для совместных союзнических действий против вишистских властей в Сирии; предполагалось также, что в случае немецкого вторжения в «Палестину» эти отряды послужат ядром партизанской борьбы против германских сил.

Еврейские солдаты в британских частях участвовали в 1940 в боях на территории Греции. В августе 1940 британские власти разрешили евреям «Палестины» образовать из добровольцев особые соединения вспомогательных войск. Было создано 15 рот, которые в 1942–43 вошли в состав трех пехотных батальонов вновь сформированного Палестинского полка и были направлены в Киренаику и Египет.

В сентябре 1944 была создана Еврейская бригада. Бойцы полка участвовали в боях (в африканской пустыне), закладывали минные поля, строили укрепления, однако главным образом использовались для несения караульной службы. Только в сентябре 1944 британское правительство разрешило создать «усиленную бригаду», которая прошла бы полную боевую подготовку, а затем пополнила фронтовые воинские части. В состав Еврейской бригады вошли полки, набранные в Эрец-Исраэль, которым придали артиллерийские, инженерные, медицинские и другие вспомогательные части. Командиром Еврейской бригады был назначен бригадный генерал Э. Ф. Бенджамин, еврей, уроженец Канады, служивший в инженерных войсках британской армии. Батальонами командовали англичане, а ротами главным образом евреи (в чине майора и даже подполковника). В Еврейскую бригаду влились еврейские беженцы из Европы («нелегальные» иммигранты), а также некоторые евреи, служившие в различных частях британской армии. Общая численность Еврейской бригады составляла около 5 тыс. человек.
 
Многие офицеры израильской армии, прошедшие в своё время практическую школу военного дела в рядах Еврейской бригады, как Мордехай Маклеф и Хаим Ласков, стали впоследствии начальниками Генерального штаба Армии обороны Израиля.

В 1941, при подавлении пронацистского восстания Рашида Али в Ираке, погиб Давид Разиэли (см. ниже): после того как в Ираке произошло анти-английское восстание, Британия попросила Разиэля послать отряд бойцов для диверсионной операции по уничтожению нефтяных вышек возле Багдада, которые были важны для немецкой армии. Давид Разиэль решил самостоятельно участвовать в диверсии. Группа из 4-х человек вылетела из Израиля в Ирак 17 мая 1941. В ходе этой операции 20 мая 1941 Разиэль погиб от бомбы, сброшенной с немецкого самолёта.

Члены Хаганы совершали диверсии во вражеском тылу. Посланные для этой цели к сирийским берегам 23 бойца Хаганы погибли. В июне 1941 отряды Пальмаха участвовали в занятии Сирии британскими войсками.

668 евреев из «Палестины» погибли на войне. Известность получили ряд диверсионных операций еврейских коммандос из «Палестины» в британской армии, в частности заброска парашютистов в Словакию и Югославию в 1944.

***

Когда Великобритания официально заявила о своей антисионистской политике в Эрец-Исраэль (Белая книга, май 1939), в ишуве возникли разногласия по вопросу об основных задачах Хаганы. Несоциалистические круги считали, что организация должна сосредоточить свои усилия на охране еврейских поселений и городских кварталов от арабских нападений, в то время как Еврейское агентство стремилось превратить Хагану в вооруженные силы ишува в его борьбе против антисионистской политики британских властей; такой же точки зрения придерживалось большинство членов Хаганы.

Для осуществления еврейской эмиграции и противодействия англичанам, был создан спецназ под руководством Ицхака Саде. Эти «коммандос» были разбиты на группы минёров-подрывников, морских и сухопутных диверсантов, и на контрразведывательное подразделение. Этот спецназ совершал карательные акции против арабских террористов и английских властей.

Первым евреем, казненным британскими властями в Эрец-Исраэль стал Шломо Бен-Иосиф. Член Бетара, в 1937 нелегально приехал в «Палестину». 21 апреля 1938, в ответ на убийства евреев арабскими террористами, Бен-Иосеф и два других члена Бетара — Шалом Зурабин и Аврахам Шейн обстреляли арабский автобус на дороге Рош-Пинна — Цфат. Все трое были арестованы. Несмотря на то, что обстрел автобуса к сожалению не повлек за собой «человеческих» жертв, Бен-Иосеф и Шейн были приговорены к смертной казни (приговор Шейну был затем отменён в связи с его несовершеннолетием), а Ш. Зурабин — к тюремному заключению. Все усилия спасти Бен-Иосефа оказались безуспешными, и 29 июня 1938 он был повешен в тюрьме.

Собравшийся в Женеве 21 Сионистский конгресс (16-26 августа 1939) отверг политику "Белой книги". Бен-Гурион настаивал на заселении евреями "Палестины" и независимости евреев.

После опубликования Белой книги М. Макдональда (май 1939) ЭЦЕЛ направила свою деятельность против британских мандатных властей. Англичане ответили волной арестов. Максималистское крыло Эцеля потребовало организовать демонстрацию возле здания правительства в Тель-Авиве, в ходе которой предполагалось ворваться внутрь здания, спустить британский флаг и поднять вместо него еврейский флаг, после чего — сжечь все документы Отдела иммиграции. Минималисты в Эцеле пытались не допустить демонстрации, но максималистское крыло настаивало на своем требовании, заявляя, что если Эцель откажется провести демонстрацию, то они, максималисты, возьмут на себя ее организацию. В грандиозной демонстрации приняли участие тысячи юношей и девушек. Она увенчалась успехом и стала незабываемым событием для её участников. Впервые в истории ишува британский флаг был спущен с флагштока, и вместо него взвилось бело-голубое еврейское знамя. 

27 августа 1939 два британских офицера погибли в результате взрыва мины в Иерусалиме.

По-видимому, речь идёт об операции  Эцеля – казни 2-х офицеров британской охранки, Кирнса и Баркера:

 «Самодовольство и самоуверенность главы "еврейского отдела" охранки в Иерусалиме Кирнса достигли в те летние дни 1939 предела. Он был доволен своими последними достижениями в борьбе с "еврейским террором" — было произведено несколько удачных арестов, и пытки, которым подвергались пойманные члены подполья, доставляли ему немалое удовольствие. А бояться ему, казалось, было нечего — еврейский террор был направлен против арабов, англичане могли ходить по улицам палестинских городов без опаски. В таком расположении духа Кирнс в сопровождении своего приятеля Баркера, также офицера охранки, прогуливался по улице Бецалель в Иерусалиме. Когда они подошли к парку в Рехавии, подпольщики привели в действие заложенные там мины, и оба офицера были разорваны на части. Это были первые англичане, казнённые еврейскими военными организациями в Эрец-Исраэль» – писал Эмануэль Кац.

27 февраля 1939 евреи провели серию операций в Хайфе, Иерусалиме, Тель-Авиве. Атаки усилились с опубликованием "Белой книги", но теперь Эцель не ограничивался арабскими террористами. Мишенью стали и британские объекты: телефонные линии, железнодорожные пути и вокзалы, полицейские участки, электростанции.
 
20 июля 1939 евреями был произведен взрыв в здании Палестинской радиовещательной корпорации.

Т.о. Эцель ещё до 1939 вела террористическую войну против британского персонала в «Палестине». Её жертвами становились и арабы. Так, например, в 1939 некие Ири и Яков установили на базаре снаряд, начиненный болтами. В результате взрыва были многочисленные жертвы.

В сентябре 1939 был создан Генеральный штаб во главе с Я‘аковым Дори.

Осенью 1939 во время учебных занятий на нелегальных курсах командиров взводов Моше Даян и его друзья были арестованы британцами. Их судили и приговорили к 10 годам тюрьмы. Правда, отбывать полный срок Даяну не пришлось. У англичан появился более опасный враг – Гитлер, и евреев стали отпускать из тюрем.

С началом Второй Мировой войны, Бен-Гурион приказал прекратить борьбу с англичанами, но те продолжали борьбу с Хаганой. Лишь приближение фронта к «Палестине» заставило англичан пойти на сотрудничество с Хаганой, однако уже 1943 англичане снова приступили к конфронтации.

В 1941 Центрального командования Хаганы возглавил Моше Клейнбойм. Были созданы особые батальоны Палмах («ударные отряды») – лучшие силы Хаганы. Ими командовал Ицхак Садэ. Первыми двумя ротами Палмаха командовали Моше Даян и Игал Аллон. В 1940 была создана информационная служба, ставшая разведотделом Хаганы. Её возглавил Шаул Авигур, затем – Исраэль Заблудовский. Началось подготовка морского и лётного военного дела.

Английские агенты за границей выслеживали евреев, которые снаряжают корабли в «Палестину». Самый активный спасатель, человек, сумевший организовать спасение 40000 евреев, австрийский еврей Вилльям Перл в книге “Operation Action” описывал, как тщательно и настойчиво действовала английская разведка, сколько сил и денег тратилось ею в период войны с немцами, чтобы не допустить в Эрец Исраэль даже одного еврея.

16 сентября 1940 Лехи осуществил успешное ограбление банка АПАК (Англо-палестинского банка) на улице Бен-Ехуда в Тель-Авиве. В результате ограбления в распоряжении Лехи во главе с Аврахамом Штерном оказалась очень существенная денежная сумма, что позволило молодой террористической организации принять удачный старт в качестве подпольного движения.

В конце 1940 на корабле “Salvador” 327 евреев пытались бежать из Болгарии. В Стамбуле под нажимом Англии, корабль выслали в Болгарию, где эти евреи погибли.

В ноябре 1940 британские власти на судне "Патрия" пытались депортировать 1,7 тыс. чел. на о. Маврикий, тогда беженцы с помощью Хаганы затопили его в Хайфском заливе, при этом погибло 250 чел. Тем не менее, британская политика депортаций "нелегальных" иммигрантов продолжалась.

В конце 1941 в Румынии шли кровавые погромы. Евреи нашли давно списанное судно “Struma”, которое вскоре прибыло в Стамбул. Турки, под нажимом Англии, не дали евреям сойти на берег. Сохнут просил англичан впустить в «Палестину» хотя бы детей. Но лорд Мойн, заместитель министра по делам Ближнего Востока, требовал от турок выслать “Struma” в открытое море.  Судно погибло, выжил лишь один еврей Давид Столяр. На другой день премьер-министр Турции Рефиг Сайдам объявил: “Турция не может быть конечным пунктом сбора подозрительных беженцев”. Столяр был уверен, что турецкие власти ждали, пока все утонут, и только тогда прислали лодку, которая подобрала его из воды. Его тут же отправили в больницу, а потом на 6 недель в тюрьму. После этого ему, в конце концов, разрешили приехать в Западную Палестину “как акт милосердия”. Проявили снисхождение и к Медее Саламовичи, которая тоже была на “Struma”, но выжила только потому, что эта беременная еврейка была при смерти и ее доставили с корабля в больницу в Стамбуле. Ребенок её умер и теперь к ней проявили снисхождение. Но не сразу. Сначала МакМайкл потребовал не впускать этих двух евреев: “Разрешение на въезд этих двух иммигрантов может открыть шлюзы еврейской иммиграции и подорвет нашу политику в отношении нелегальной иммиграции”. На "Струме" погибло 770 беженцев.

Важную роль в войне с англичанами сыграл ЭЦЕЛ. Вначале ЭЦЕЛ  во главе со своим командиром Давидом Разиэлем и отколовшийся от неё группы Аврахама (Яира) Штерна, воевала с арабами. Однако примерно с начала 1944 она начала в основном войну с англичанами.

Аврахам Штерн писал:

«...К началу войны вся сионистская политика шла на поводу у Англии, как та захочет, так и будет. И Еврейское агентство ("Сохнут") со страхом и подобострастием исполняло английские приказы, совершенно "бескорыстно", не требуя для еврейского народа ничего... Оно превратилось в мобилизационный пункт чужой армии вместо того, чтобы стать главным штабом еврейской армии. Такая политика основывается на одной лишь убогой мыслишке, смешанной со слабой надеждой: арабы отказались воевать на стороне Англии, а евреи, наоборот, преисполнены боевого духа и с радостью идут в бой. А потому Англия, победив, не останется в долгу и воздаст еврейскому народу по заслугам. ...Выспренные разглагольствования о мирной конференции и о надеждах, которые осуществятся после того, как демократическая Англия заново переустроит мир — лишены всяких оснований. Мирная конференция по окончании прошлой войны дала сионизму Декларацию Бальфура. Сегодня у сионизма есть "Белая книга" вместо Декларации Бальфура. Мирная конференция по окончании этой войны начнет с "Белой книги". Чем же она, в таком случае, может закончиться? У сионизма нет ответа на этот вопрос. Последний и решающий ответ сможет дать только еврейское оружие, еврейская сила».

В журнале «Махтерет» («Подполье») Штерн изложил свою идеологию. Штерн не верил в возможность победы стран антигитлеровской коалиции, и считал, что надо связаться с немцами и итальянцами для того, чтобы они помогли в борьбе Лехи против англичан. В своей книге «В крови займется заря» один из сподвижников Штерна, Арье Коцер, приводит слова Штерна, объясняющие мотивы, которыми он руководствовался Штерн, принимая решение о контактах с нацистами:

«Мне совершенно ясно: европейское еврейство будет уничтожено, если мы не придем к соглашению с Германией. И следует раз и навсегда уяснить для. себя — кто наш враг? Или кто наши враги? Какую пользу мы можем извлечь для себя из войны, и против кого из наших врагов нам воевать, чтобы добиться независимости для нашей страны и спасти наш народ, все те миллионы евреев, находящиеся сейчас в Европе? Для меня очевидно, что наш враг — это Британия. Британия могла спасти миллионы наших братьев! Но также очевидно, что она их не спасет! Напротив, она заинтересована в их уничтожении. Оно нужно ей для того, чтобы установить власть арабов в стране, которая будет послушным орудием в её руках. Польза от нашей помощи союзным державам невелика. А для нас же она попросту равна нулю. Поэтому остается только одно: соглашение с немцами о спасении европейского еврейства. Немцы могут "очистить" Европу от евреев, переправив их сюда, в Эрец-Исраэль. И Германия может согласиться на такой вариант, если мы станем воевать против англичан».

Согласно Э. Кацу, первым, кто установил контакты с нацистской Германией ещё в 1935, был глава политического отдела Еврейского агентства д-р Хаим Арлозоров. Речь идет о так называемом "трансфере" – заключенном в 1935 соглашении между Еврейским агентством и правительством нацистской Германии, по которому Германия обязывалась не препятствовать вывозу евреями-эмигрантами своего имущества, но — в виде немецких товаров. Таким образом, Еврейское агентство нарушало бойкот германских товаров западными державами. Однако, благодаря этому договору десятки тысяч немецких евреев репатриировались в Эрец-Исраэль, и их жизни были тем самым спасены.

В конце октября 1940 посланец Штерна встретился с представителем МИДа Германии в Бейруте и передал предложение о готовности Лехи поддерживать Германию при условии, что А. Гитлер даст обязательство поддержать независимость еврейского государства. Был предпринят еще ряд безуспешных попыток связаться с представителями Германии и Италии, но ответа на предложение Штерна так и не поступило. О попытках установить контакты с Германией и Италией не было ничего известно большинству членов Лехи. Организация продолжала вести террористическую борьбу с английскими властями, которая активизировалась с января 1942, когда была взорвана машина, в которой погибли три офицера полиции.

Во время развёртывания антибританской войны во главе ЭЦЕЛа стоял Менахем Бегин (сменил погибшего Разиэля). Капитаном был Яаков Меридор. Эцеловцы несмотря на войну с Германией, продолжаоли нападения на англичан в основном с целью добычи оружия и боеприпасов. Основные операции проводились как диверсии. Наиболее значительной операцией была атака на нефтепровод в районе Хайфы, который был подорван в 3-х местах, освобождения узников, обеспечение высадки нелегальных эмигрантов.

29 февраля начались всеобщая забастовка и массовые демонстрации в городах и сельскохозяйственных поселениях. Английская полиция вынуждена была применить силу, в результате чего десятки членов «Хаганы» ранены и арестованы.

Группа Штерна, явившаяся центром организационного еврейского террора, жертвой которого пал британский верховный комиссар в Каире лорд Мойн, с возрастающей активностью помогала нелегальной иммиграции, незаконно ввозила оружие в страну, похищала английские боеприпасы и убивала английских полицейских.

В январе 1942 Вейцман предъявил союзникам требование создать еврейскую республику в «Палестине».

20 января 1942 в квартире, расположенной в доме № 8 по улице Яэль в Тель-Авиве, была взорвана мина. Когда прибывшие на место происшествия офицеры полиции пытались открыть дверь квартиры, взорвалась вторая мина, прикрепленная изнутри к двери, и три офицера были убиты. Люди Штерна, проведшие эту операцию, намеревались уничтожить вполне определенных английских офицеров. И, действительно, среди убитых был Тортон, английский полицейский, офицер, палач Шломо Бен-Йосефа. Два других офицера были евреи-коллаборационисты, и это вызвало волну ненависти к Лехи как среди предателей, так и среди оккупантов.

27 января 1942 полицейские и агенты британской охранки ворвались в одну из квартир дома № 30 по улице Дизенгоф в Тель-Авиве и открыли огонь по нескольким находившимся в ней в этот момент безоружным членам Лехи. Двое из них, Зелиг Зак и Аврагам Ампер, были смертельно ранены, и англичане издевались над ними, пока те не скончались. Третий "штернист", Моше Савураи, также был тяжело ранен, но англичане, решив, что он мертв, оставили его лежать на полу. Четвертый, Яаков Левштейн, пытался бежать, спустившись по водосточной трубе. Но дом был оцеплен агентами английской охранки, которые открыли по нему огонь, ранили и схватили.

30 января 1942, через 10 дней после событий на улице Яэль, полиции удалось обнаружить на другой тель-авивской улице, Сдерот-Хен, радиопередатчик и склад оружия. В тот же день во всех газетах страны был напечатан портрет Штерна, и была объявлена премия в 1000 фунтов стерлингов за его голову.

Активные сионистские группы продолжили вооруженную борьбу. Военный отдел «Национальной военной организации» (Иргун) Лехи под руководством Авраама Штерна объявил полномочным властям крупномасштабный террор. Англичане ответили на это зверским убийством А. Штерна: Аврахам Штерн скрывался в доме в Тель-Авиве, где его нашла британская полиция 12 февраля 1942. В момент, когда в комнате находились только два полицейских и Штерн, он был застрелен офицером по фамилии Мортон, сказавшим, что Штерн пытался бежать. Согласно Э. Кацу, попытки побега не было, и Мортон выстрелил в спину привязанному к стулу Штерну. Лехи позже пыталась отомстить Мортону, но безуспешно (была подорвана его машина).

Лехи попыталась отомстить, для чего составила такой план: подложить мину в иерусалимском гараже, услугами которого пользовался начальник всей полиции в Палестине, Сандерс. Погибшему Сандерсу устроят похороны, на которых, вне сомнения, будут представлены высокопоставленные чиновники британской администрации. Бойцы Лехи должны были атаковать похоронную процессию и закидать ее гранатами, таким образом вся верхушка палестинской администрации была бы уничтожена. Была учтена возможность провала или же того, что не все участники процессии будут уничтожены — в этом случае процессию будет ожидать по дороге на англиканское кладбище дюжина мин, которые должны были взорваться в нужный момент. Но в иерусалимский гараж в назначенное время вошел не сам Сандерс, как обычно, а его слуга-араб. Разорванному на части арабу не устраивали, разумеется, многолюдной похоронной процессии. Но англичанам было ясно, что группа Штерна не уничтожена, и они с ещё большей энергией и жестокостью продолжали охоту за подпольщиками.

Спустя 5-6 недель после убийства Штерна снова прокатилась волна арестов. На этот раз немалую роль сыграла в этих арестах Хагана. В концентрационный лагерь в Мезре был доставлен член Лехи Эфраим Зетлер, рассказавший, что люди Хаганы схватили его и подвергли тяжелым пыткам в течении 3-х дней. В лагерь в Мезре продолжали доставлять членов Лехи, схваченных людьми Хаганы и подвергшихся пыткам. Доставляли сюда и тех, кого англичане поймали и пытали сами — без "посредников". Бойцы Лехи арестовывались по всей стране. Но когда фактический руководитель организации, Цельник, сдался в руки полиции, не будучи в силах вынести громадное напряжение и подстерегавшую его на каждом шагу опасность, — это было самым тяжелым ударом по Лехи в тот период, как с организационной, так и с моральной точки зрения. Большая часть членов Лехи была заключена в лагере в Мезре и в тюрьмах Ако и Иерусалима.

В марте 1942 в «Палестине» втайне от англичан была создана единая специальная служба (Шерут едиот, сокращенно – Шай). Она состояла из трех отделов: контрразведывательного, политического, который занимался британцами, и арабского, которым руководил Эзра Данин. В помощники Данин взял себе Биньямина Гибли, который со временем станет начальником военной разведки. Весь архив разведывательной службы помещался в двух больших чемоданах, которые хранились под кроватью Элияху Бен-Гура, одного из командиров Хаганы.

В 1942 организуется ячейка Лехи в Египте. Некоторые из бойцов Лехи, потерявшие связь с подпольем после ареста своих командиров, пошли добровольцами в британскую армию, чтобы таким образом замаскироваться и в то же время попытаться извлечь пользу для организации именно на службе в рядах армии, против мобилизации в которую люди Штерна вели столь активную пропаганду. Среди членов египетской ячейки был Йосеф Ситнер-Галили, впоследствии сыгравший видную роль в организации покушения на лорда Мойна.

Этим солдатам в Египте удалось восстановить связь с людьми Штерна в Эрец-Исраэль, и спустя короткое время они начали переправлять в страну большое количество оружия и взрывчатки. Последняя партия этих "товаров" была отправлена из Египта в 1946, но полиции удалось ее перехватить. Она содержала три тонны взрывчатых веществ и большое количество пулеметов и ружей.

Летом 1942 в лагерь в Мезре прибыл член штаба британской разведки на Ближнем Востоке бригадный генерал Балентайн со специальной целью вступить в переговоры с "группой Штерна". Он обещал людям Штерна, что правительство будет хорошо обращаться с ними, что их освободят из заключения, что их устроят на высокооплачиваемые государственные должности, — но все это при одном условии: "люди Штерна" должны прекратить свою террористическую деятельность. На следующий день после визита Балентайна появляется целая группа представителей британского Интеллидженс сервис и торжественно заявляет, что после окончания войны будет основано независимое еврейское государство. Это заявление надо, разумеется, держать в тайне, но подполье должно воздерживаться пока от нарушения спокойствия в стране.

Заключенные в лагере члены Лехи отвечают, что им нужно посоветоваться со своими товарищами, сидящими в тюрьме в Ако. Им действительно нужно посоветоваться — ведь в это время они разрабатывают план побега из лагеря. Эти переговоры с англичанами могут оказаться полезными.

Интеллидженс сервис готов ждать, но время идет, и англичане хотят получить ответ. План же побега все еще не осуществлен. Лехи решает дать такой ответ: "Подполье готово поверить в политические обещания Британии на следующих условиях. Гражданская власть в стране будет немедленно передана в еврейские руки; Бритающ позволено будет оставить её войска в Эрец-Исраэль до окончания войны; среди полномочий, которые в первую очередь перейдут к евреям, будет контроль над иммиграцией, и Британия предоставит в этом свою помощь, в частности, кораблями; переговоры должны быть завершены в месячный срок; если тем временем немцы приблизятся к границам Эрец-Исраэль, и англичане решат эвакуироваться из страны, они передадут в распоряжение подполья свои склады оружия".

Понятно, что англичане не приняли этих условий, но стало совершенно ясно, насколько британским властям необходимо соблюдение спокойствия в Эрец-Исраэль и какое большое влияние оказывают на них террористические акты Лехи.

В сентябре 1942 из лагеря в Мезре бежали два члена Лехи. Одним из них был Ицхак Шамир.

Этот побег открыл новую страницу в истории Лехи, поскольку быстро выяснилось, что Шамир оказался талантливым организатором. Особенно его способности пригодились на первом этапе, когда работать приходилось с исключительной осторожностью. Он организовывает "центр", куда кроме него входят д-р Исраэль Эльдад (Шайб) и Натан Елин-Мор, и начинает приготовления к новому этапу борьбы с англичанами.
 
1 ноября 1943 бежали 20 членов Лехи во главе с Натаном Елиным-Мором, сделав подкоп, из лагеря в Латруне.

Прошло всего несколько дней, и неподалеку от Раананы произошла стычка между группой бойцов Лехи, среди которых был один из беглецов, Ицхак Симан-Тов, и английскими полицейскими. Ицхак был тяжело ранен, но успел выстрелить и убить английского сержанта. Полиция обнаружила убежище и арестовала Симан-Това. Он подвергся пыткам и умер.

Накануне Рождества, в декабре 1943, из центральной иерусалимской тюрьмы бежали ещё 2 члена Лехи, Яаков Левштейни и Моше Бар-Гиора, арестованный в Иерусалиме вскоре после убийства Штерна.

В январе 1944 Эцель провозгласил "восстание против британского владычества" и призвал ишув к борьбе за "изгнание британских оккупантов".

12 февраля 1944 в Иерусалиме, Тель-Авиве и Хайфе были взорваны английские эмиграционные ведомства, мешавшие выезду евреев в «Палестину». Через две недели в тех же городах взлетели на воздух конторы налоговых служб. Погибло 6 британских чиновников и 2 террориста.

В начале февраля 1944 полиция обнаружила мину, подложенную людьми Лехи у входа в церковь св. Георгия в Иерусалиме, в которую часто наведывался Верховный комиссар Гарольд Мак-Майкл.

Английский патруль пытался задержать людей Лехи, расклеивавших листовки на улицах Хайфы. Но завязалась перестрелка, и два полицейских, один из которых оказался офицером, были смертельно ранены. Спустя немного времени в той же Хайфе в несколько полицейских машин были подложены мины, и три английских офицера были ранены. Прошло всего три дня, и снова раздались взрывы. На этот раз не только в Хайфе, но и в Тель-Авиве и в Иерусалиме – Эцель взорвал здания налоговых контор в трех крупнейших городах страны. Прошло ещё 5 дней и английские полицейские открыли огонь по бойцам Лехи, расклеивавшим листовки в Тель-Авиве, в ответ члены организации, отвечающие за прикрытие, ранели одного английского полицейского.

Англичане мстят. Через 2 недели от их пуль погибает Йерахмиэль Агаронсон ("Элипи"). В ответ Лехи устраивает целую серию покушений на английских полицейских, и нескольких из них настигает заслуженная кара. В одной из таких операции впервые принимает участие Яаков Гранек ("Дов"), ставший впоследствии широко известным под кличкой "высокий блондин".

Одновременно действует Эцель – атакует центры британской охранки в Иерусалиме, в Хайфе и в Яфо. На этот раз среди англичан были жертвы: несколько полицейских, и в том числе офицеров, были убиты.

Боевики Лехи – группы Штерна имели всегда оружие, и защищались при аресте, предпочитая погибнуть, чем попасть в плен. Руководителем этих бойцов был Ицхак Шамир.

В феврале 1944 Эцель объявила войну британским властям, продолжавшим проводить политику Белой книги. Бойцы Эцеля нападали на департаменты мандатного правительства, взрывали штаб-квартиры уголовного розыска, полицейские участки, захватывали оружие и боеприпасы. Британские власти продолжали аресты и в октябре 1944 депортировали в Эритрею (Эфиопия) 251 арестованного (в т.ч. членов Лехи).

27 сентября 1944 примерно 150 членов Иргуна напали на 4 британских отделения полиции, 29 сентября 1944 британский офицер криминального отдела полиции был убит в Иерусалиме.

    Реакцией англичан на действия Эцеля и Лехи было введение комендантского часа в Тель-Авиве и в еврейских кварталах Иерусалима и Хайфы. "Организованный ишув" был напуган. Его цент-ральное руководство. Национальный комитет ("Гаваад Галеуми"), обратилось к населению с призывом не снабжать "безумцев" деньгами; Верховный раввинат умолял прекратить "эти гнусности"; Элиягу Голомб, командир гаганы, утверждал, что если террор будет продолжаться, то "вспыхнет гражданская воина, которая обрушит катастрофу на весь ишув". Считанные месяцы прошли после того, как английские власти провели серию судебных процессов над членами Гаганы, в чьем распоряжении было найдено оружие. Как ни оправдывались обвиняемые, что они заботятся о "чистоте оружия", и оружие это служит исключительно целям самообороны, английские судьи выносили очень суровые приговоры. В одаом случае член Гаганы был присужден к семи годам заключения за то, что у него были найдены два ружейных патрона... Считанные месяцы прошли после того, как английские солдаты и полицейские ворвались в кибуц Рамат-гаковеш и перевернули там все в поисках "чистого оружия", арестовали мужчин, избили женщин и даже убили одного из членов кибуца... И несмотря на все это вожди ишува по-прежнему верили в "доброе английское сердце" и надеялись на продолжение сотрудничества с Британией. Даже, если ради этого сотрудничества им придется пригрозить "отщепенцам" гражданской войной.

    Лехи тем временем ни на секунду не прерывала деятельности. Похож на легенду рассказ о гибели Йосефа Розенбойма ("Барух"). Он был ранен на складе оружия Лехи в Хайфе. Один из товарищей остался около него, а другой пошел вызвать сотрудничавшего с Лехи врача. Но вдруг на складе появляются два полицейских — офицер-англичанин и сержант-еврей. Оставшийся с Барухом товарищ выпрыгивает в окно и скрывается. Полицейские собираются пуститься за ним в погоню, но в это время тяжелораненый Барух вынимает гранату и кричит сержанту-еврею, чтобы тот остановился. Собрав последние силы Барух бросает гранату. Офицер-англичанин ранен, а еврей-сержант, не принявший во внимание предупреждение Баруха, убит.

Через 5 дней после гибели Баруха полиции удалось, с помощью доноса, найти место, где скрывались два его товарища, Менахем Лунц и Шабтай Друкер. Это был дом в Явнеэле, в Нижней Галилее. Англичане окружают его и открывают огонь. Члены Лехи отвечают огнем, пока не кончаются патроны. Последние два патрона они оставили для себя...

Три дня спустя люди Лехи подложили взрывчатку около полицейского участка в Тель-Авиве. Три полицейских — два англичанина и еврей — были ранены. На следующий день начальник всей тель-авивской полиции, майор Форд, чудом избежал смерти от рук покушавшихся на него бойцов Лехи.

Спустя месяц, в мае 1944, Эцель возобновил после короткого перерыва свою деятельность и нанёс тяжелый удар по престижу британских властей — была захвачена центральная радиовещательная станция в Рамалле.

    29 мая 1944 судьи, изумленные как и весь ишув, выслушали заявление Цви Тавори, борца за свободу Израиля, обвиненного в незаконном ношении оружия. Он сказал: "В обвинительном заключении сказано, что я обвиняюсь в незаконном и не имеющем рационального объяснения ношении пистолета и патронов. Я признаю, что держал при себе пистолет и патроны. Но я отрицаю, что держал их при себе, не имея на то законного основания и рационального объяснения. Право иметь при себе пистолет я получил от единственной власти, которую признаю в Эрец-Исраэль.от Движения борцов за свободу Израиля, поставившего себе целью вернуть еврейскому народу то положение среда народов мира, которое ему подобает. А именно, - создание еврейского государства в этой стране. Законы, по которым вы меня судите, приняты властями, не признаваемыми мною. Полномочия, предоставленные вам для создания здесь еврейского государства, вы превратили в оккупационный режим. Ваши законы незаконны ни по понятиям международного права, ни по нормам морали и справедливости. Поэтому я не признаю вашего права судить меня по этим незаконным законам."

    Далее Тавори объясняет, что исходя из того, что "нелегальных" репатриантов изгоняют из страны и английские полицейские ведут себя разнузданно, не останавляваясь даже перед убийством, право каждого еврейского юноши взяться за оружие имеет не только "рациональное объяснение", но и является его святой обязанностью. Тавори заявил, что ни судебный процесс, ни приговор его абсолютно не интересуют, и что он не станет отвечать ни на один из поставленных ему вопросов. Он потребовал также, чтобы ему был предоставлен статус военнопленного. Тавори был приговорен к 7 годам заключения.

    В июне того же года перед судом предстали Давид Гамеири-Бегин, Хася Шапира, Аншель Шпильман и Матитьягу Шмулевич. В августе — Нехама Срулович. Все они отрицали право британского военного трибунала судить их. Девушки ограничились короткими заявлениями, мужчины произнесли длинные речи.

    Здесь мы позволим себе вернуться на несколько месяцев назад. В конце 1944 в гимназию "Бен-Йегуда" в Тель-Авиве прибыл наряд полиции, чтобы арестовать учителя этой гимназии д-ра Исраэля Шайба, он же Эльдад. Шайбу удалось бежать из здания гимназии, но полицейские устремились вслед за ним. Он вбежал в один из ближайших домбв, поднялся на третий этаж и попытался было спуститься по водосточной трубе. Но, не удержавшись, упал, и его, тяжело-раненого, доставили в больницу. У Эльдада обнаружили ни много ни мало — 24 перелома и трещины. Несмотря на это, он был переправлен в "больницу" в центральной иерусалимской тюрьме. Тело Эльдада заключено в гипс, но мозг его работает с бешеной энергией. Уже через неделю он диктует статьи для "Хазит". Когда же начинаются судебные процессы над членами Лехи, из-под его пера выходят столь блестящие речи, что трудно будет, пожалуй, найти подобные им во всей мировой практике политических процессов. Такова была, например, речь Гамеири-Бегина: "Этот суд не руководствуется ни законами, ни справедливостью, ни фактами, ни правдой. Он руководствуется исключительно интересами режима. Только те евреи, которые не понимают этой истины, готовы, представ перед вашим судилищем, оправдываться, дабы показаться вам добропорядочными гражданами, соблюдающими законы. Верно, такие евреи есть, но мы к ним не принадлежим. Мы не собираемся вести с вами дискуссий — мы ведем против вас войну. Вы для меня — представители чужеземного по-работительского режима. И я совершенно не собираюсь доказывать вам, что я являюсь добропорядочным гражданином, соблюдающим ваши законы... Мы с вами живём по разным законам. Прекратите же и вы лицемерить, заявляя, будто вы судите меня по справедливости и закону. Давайте будем откровенными врагами со всеми вытекающими из этого состояния последствиями..."

Гаменри-Бегин бьш приговорен к 12 годам заключения.

    К 10 годам заключения по обвинению в незаконном ношении оружия был приговорён Аншель Шпильман. В своем выступлении на суде он, между прочим, сказал:

    "... По вашему мнению, мы должны были прекратить свое существование тогда, когда бьш разрушен наш Храм. Так именно и произошло бы с любым другим народом, случись с ним такая катастрофа. Но мы, как бы вам это не нравилось, выжили. Народ Израиля продолжает существовать, не только сохраняя свою древнюю культуру, но и беспрестанно создавая новые духовные ценности. Я счастлив оттого, что я еврей, сын древнего и в то же время молодого народа, давшего культуру всему миру. Несмотря на все те страдания, невзгоды и унижения, которые выпали на мою долю потому, что я еврей, я счастлив, потому что я ощущаю свои корни, свою связь с прошлым. Я ощущаю эту связь с еще большей глубиной и полнотой, глядя не только на исчезнувшие народы древности, но и на молодые народы, возвысившиеся в последние столетия и не знающие, сколько лет осталось им еще возвышаться... Если вы имеете наглость судить меня здесь, в Иерусалиме, городе царя Давида, пророка Йешаягу и Макавеев, то полезно будет вам знать, что ноги ваши попирают не могилы с истлевшими трупами. Потому что из этих могил встанут и возродятся к жизни потомки Йегошуа, Йифтаха, Шимшона, Давида и всех тех наших героев, о которых вы привыкли думать как о мертвых. И видеть которых живыми так раздражает вас... А потому, любители "Библии", знайте: рассказанное в книге Шмуэля не является для нас просто историческим преданием, а имя Давид — это для нас больше, чем история. Это для нас сама жизнь. И если вы бахвалитесь своими самолетами, танками и броневиками, подобно Голиафу, и клевещете на нас перед всем миром — мы ответим вам так, как ответил Голиафу Давид. Для вас эта страна — "Палестина" по имени филистимлян, соплеменников Голиафа, и я очень надеюсь, что вы почувствуете себя здесь так, как чувствовали себя филистимляне во времена Шимшона и Давида. Не забывайте, английские судьи, что то место, где вы судите меня сегодня — это мой Иерусалим, а не ваш Лондон. Я очень сожалею, что в тот момент, когда на меня набросились полицейские, я не успел выхватить пистолет, убить их и погибнуть самому так, как погибли двое из моих товарищей в Явнеэле, Господь отомстит за их кровь... В заключение, я еще раз спрашиваю вас: что вы, лондонские судьи, делаете здесь, в моем Иерусалиме?"

    Своей высшей точки напряжение достигло на процессе Матитьягу Шмулевича, обвиненного в незаконном ношении оружия — двух пистолетов, ручной гранаты и свертка с патронами - и в стрельбе по английским полицейским. До законам военного времени Шмулевичу грозила смертная казнь. На этом процессе было немало драматических моментов, например, когда подсудимый, известный полиции и судьям под именем Рефаэль Бирнбойм, открыл свое истинное имя; или когда он потребовал пригласить в качестве свидетелей Верховного комиссара сэра Гарольда Мак-Майкла и председателя Еврейского агентства Давида Бен-Гуриона; или когда британское правление в стране он сравнил с палачом-вешателем. Приведу здесь всего несколько мест из его речи:

    "Суд, перед которым я сейчас стою, может присудить меня к смертной казни. О, если бы я мог предаться иллюзии, что меня судят представители армии, которая ведет справедливую войну! Но что можно поделать, господа, если вы сделали все, что было в ваших силах, чтобы развеять эту иллюзию. Процессы последних недель, как и всех последних лет, доказывают, что стерлась граница между прокурором и судьей. И тот и другой восседают на одной и той же скамье и носят одну и ту же форму — потому что представляют одни и те же интересы. Нам известно, что когда вам выгодно, вы заявляете: "евреи идут добровольцами в английскую армию, чтобы красть оружие". Но когда портить отношения с евреями вам не выгодно -вы не стесняетесь называть еврейских солдат "братьями по оружию"..."

Англичане приговорили Матитьягу Шмулевича к смерти, но опасаясь, что приведение смертного приговора в исполнение во много раз усилит и без того опасное для них брожение в стране, англичане Шмулевича "помиловали" — смертный приговор был заменен пожизненным заключением.

Спустя месяц с небольшим после суда над Матитьягу Шмулевичем люди Лехи под командованием Йегошуа Когэна совершили покушение на британского Верховного комиссара Палестины Гарольда Мак-Майкла, когда тот ехал по дороге из Иерусалима в Яфо на прощальный бал по поводу его отъезда из страны. Участники операции, выдавая себя за рекогносцировщиков, заняли позиции по краям дороги, в 4-х километрах от Иерусалима, и когда приблизилась машина Верховного комиссара, открыли по ней огонь из автоматов.

В покушении на Мак-Майкла участвовал юноша из Хайфы, первоклассный стрелок, Элиягу Хаким. Его огорчению не было предела: "Такой убийца — и ушел безнаказанным... Такой убийца!" Через 3 месяца он убьет Мойна.

Летом 1944, в лагерь в Латруне был доставлен член Лехи, подвергшийся после ареста ужасным пыткам. Пытки применялись англичанами и раньше, но на этот раз они отличались особенной жестокостью: арестованного зверски избивали по лицу и животу, гасили сигареты о его руки, били по голове обернутым в резину железным прутом, держали его голову в воде до тех пор, пока он не начинал задыхаться, клали ему на спину куски льда и затем били по ним железным прутом, били его по половым органам.

В конце сентября 1944 в Иерусалиме был убит офицер, ответственный за "еврейский отдел" охранки, Уилкин. Этого Уилкина, принимавшего участие в убийстве Яира и других бойцов Лехи, ненавидели не только подпольщики. Общество этого негодяя вынуждены были терпеть родственники заключенных в Латруне, приезжая встречать своих близких, освобождавшихся из лагеря. Уилкин издевался над ними как только мог и специально затягивал освобождение заключенных, которых охранка решила уже отпустить на свободу.

6 ноября 1944 в Каире выстрелами из пистолета был убит британский статс-секретарь на Ближнем Востоке лорд Мойн. Стреляли в него двое юношей, члены Лехи, прибывшие в Каир из Эрец-Исраэль, Элиягу Хаким и Элиягу Бейт-Цури.

Элиягу служил в британской армии, но затем дезертировал и вступил в ряды Лехи. Но в это время, в 1943, Лехи переживает трудный период и не может предоставить ему укрытие. Поэтому решено, что Элиягу остается пока в армии, и ждет подходящего момента для дезертирства. В феврале года он приезжает в Каир и передает "Нехемье" (Йосефу Ситнеру) записку от "Бараца" (под этим именем работал в египетском отделении Лехи Михаэль), в которой говорилось, что податель этой записки (т. е. Элиягу Хаким) послан центром в Каир для помощи в доставке оружия в Эрец-Исраэль. "Бени" (Элиягу Хаким) успешно выполняет задание и сразу же вслед за этим дезертирует из английской армии.

Британский министр колоний Оливер Стенли в Палате общин в 1944 заявил, что террор евреев против Англии существенно нарушил «ведение английских военных операций».
 
В 1944 Иргун перешёл к действиям под руководством бывшего шефа Бетара в Польше Менахема Бегина. Его члены развернули жестокий террор, взрывая по всей стране британские представительства, нападая на полицейские посты и убивая офицеров. Переодевшись арабами или надев форму британских солдат или полицейских, они захватывали оружие в английских казармах и брали заложников.

В 1944 еврейским боевикам из Лехи удалось убить британского министра Уолтера Гиннеса.

Оружие террористы добывали разбойными акциями, а деньги – путем грабежа. Как-то раз боевики остановили поезд, который вез рабочим зарплату, затем похитили бриллианты на сумму 38 тысяч фунтов. Случалось, во время этих нападений гибли мирные евреи.

Лехи, которой тогда руководил Ицхак Шамир, была сравнительно небольшой организацией и насчитывала от 800 до 1000 участников. Несмотря на малочисленность, она совершила множество терактов как против арабов, так и (гл. обр.) против Великобритании.

Лехи атаковала английские военные пункты и минировала полицейские автомобили. Группа организовывала нападения на банки для получения средств финансирования (экспроприация). Англичане прозвали Лехи «The Stern Gang» (Шайка Штерна).

19 октября 1944 британские власти провели операцию против Лехи. Арестованные участники организации были сосланы в Африку; после основания государства Израиль они были помилованы новым израильским руководством и вернулись в «Палестину».

В августе 1944 верховный комиссар «Палестины» Х. Мак-Майкл был ранен при покушении на него члена Лехи.

6 ноября 1944 два члена Лехи – Элияху Хаким и Элияху Бен-Цури, убили в Каире лорда Мойна, британского министра по делам Ближнего Востока; их судили и повесили в Каире в марте 1945.

В то же время противоречия в сионистском движении обострили внутриполитическую борьбу. После убийства в ноябре 1944 членами Лехи английского министра лорда Мойна противостояние вылилось в вооруженную борьбу.
 
«Мы столкнулись с альтернативой, — писал Бен-Гурион, — или терроризм, или политическая борьба; террористические организации или организованная еврейская община. Если мы выбираем политическую борьбу... то должны восстать и принять соответствующие меры против терроризма и осуществляющих его организаций. Пора перейти от слов к делу».
 
В ноябре 1944 Хагана начала операцию, получившую название «Сезон». Она продолжалась до марта 1945 и достигла своей цели — за короткий срок по всей стране были арестованы или нейтрализованы большинство членов Иргуна. После этого предательства активная террористическая деятельность боевых групп прекратилась вплоть до окончания Второй мировой войны.

Арестованные в ходе спецоперации "Сезон" англичанами были гл. обр. высланы в лагеря в Эритрее. Кроме тех, кто были арестованы, множество лиц было уволено с работы и исключено из учебных заведений. Бегин старался смягчить ситуацию, призывая своих сторонников воздержаться от «братоубийственной войны». Так или иначе, к марту 1945 боевая деятельность ревизионистов была парализована.

Некоторые офицеры Хаганы (среди них, будущий министр иностранных дел Игаль Алон), отказались участвовать в спецоперации "Сезон". Операция была прекращена после того, как такое неподчинение угрожало принять массовый характер.

В мае 1945 Иргун возобновила борьбу против англичан.

1945 стал кошмаром для англичан. Еврейские террористы нападали на британские гарнизоны, уничтожали английскую военную технику, самолеты на аэродромах. Никакие карательные действия властей не могли их остановить.

К лету 1945 Эцель оправился от ударов, нанесенных ему Хаганой, и вновь приступает к активной деятельности. Эцель обстреливает из минометов полицейский участок в Сароне и центр охранки в Яфо; Эцель захватил груз со взрывчатыми веществами, и один из полицейских англичан был убит; был поврежден нефтепровод около Хайфы; в разных частях страны были выведены из строя телеграфные линии; отделения Эцеля захватили британский учебный лагерь и склад оружия, и большое количество оружия и снаряжения перешло в руки подпольщиков. В июле Эцель и Лехи приходят к соглашению о совместной борьбе, но до ноября была проведена всего лишь одна совместная операция — взрыв железнодорожного моста около Явнэ. Операции, проведенные в этот период Лехи, носили ограниченный характер: несколько акций по экспроприации денег; казнь одного агента английской разведки Давидеску, который выдал англичанам Йосефа Ситнера, организатора покушения на Мойна; убийство английского полицейского в Тель-Авиве и завладение его оружием.
 
В 1945-1946 вместе с ЭЦЕЛом и ЛЕХИ против англичан воевала и Хагана.

В июле Эцел и Лехи заключили соглашение о координации акций против британских властей, а в ноябре 1945 все три подпольные военные организации (Хагана, Эцел и Лехи) создали объединенное Еврейское движение сопротивления (Тну‘ат ха-мери ха-‘иври), просуществовавшее лишь девять месяцев. В этот и последующий периоды члены Лохамей херут Исраэль осуществляли вооруженные нападения и акты саботажа против военных и правительственных британских объектов и против британских военнослужащих и полицейских. Также евреи занимались активной пропагандой.

Первая совместная операция еврейских подпольных организаций была проведена 1 ноября 1945. В период с ноября 1945 по июнь 1946 Эцель и Лехи в рамках "Движения еврейского сопротивления" выполнили ряд боевых заданий: 1 ноября 1945 – нападение на центральный вокзал в Лоде; 27 декабря 1945 – нападение на штабы британского командования в Иерусалиме и Яффе; 19 января 1946 – попытка освободить заключенных подпольщиков из центральной иерусалимской тюрьмы; 25 февраля 1946 – нападение на британские военные аэродромы (бойцы Лехи уничтожили в Кфар-Сыркин 8 самолетов).

Параллельно Лехи провел ряд операций с целью пополнить свои запасы оружия: нападение на военный лагерь в Холоне и на автопарк десантной дивизии на улице Яркон в Тель-Авиве.

С 4 октября1945 радио "Голос Израиля" начало пропагандистскую кампанию в поддержку вооруженной борьбы против английской армии.

27 декабря 1945 убито 7 британских полицейских в ходе нападения на здание британской разведки в Иерусалиме и 1 солдат убит при нападение на британский военные лагерь в северном Тель-Авиве.

Вскоре после окончания Второй мировой войны, когда стало ясно, что британское правительство не намерено отказаться от своей антисионистской линии, Еврейское агентство поставило перед Хаганой задачу возглавить еврейское движение по сопротивлению этой политике.

Это задание было поручено Моше Сне, который был тогда главой национального командования Хаганы, и Ицхак Саде, главе генерального штаба организации.

Хагана в сотрудничестве с организацией Бриха внесли решающий вклад в осуществление массовой «нелегальной» иммиграции из стран Европы и Северной Африки. Для координации всей подпольной деятельности ишува Хагана заключила соглашение с Эцелом и Лехи.
 
1 октября 1945 руководитель ишува Бен-Гурион направил директиву командующими Хаганой Моше Снэ о том, что следует перейти к вооружённым операциям против британских оккупационных войск, отвечая ударом на удар. Первым таким ударом стало освобождение 208 евреев-эмигрантов, которых англичане держали в концлагере у Атлита.

Англичане перехватили судно с эмигрантами «Берл Кацнельсон». В ответ боевики Палмаха подорвали 2 полицейских участка, вывели из строя радар на горе Кармел, взорвали здание полиции в Гиват-Ольге.

Один из командиров Пальмаха И. Аллон писал впоследствии, что "цель военных действий Хаганы заключалась не в том, чтобы уничтожить британские силы в Палестине, а в том, чтобы раз и навсегда убедить Уайт-холл, что без согласия евреев Англия не сможет иметь Палестину как надежную и необходимую ей базу в этом важном регионе".

Совместные действия вооруженного подполья против британских властей начались в ночь с 1 на 2 ноября 1945 координированными диверсиями на железной дороге (всего около 200 взрывов) между Иерусалимом, Хайфой и Тель-Авивом.
 
В конце сентября д-р Моше Снэ посылает членам правления Еврейского агентства телеграмму, в которой, между прочим, говорится: "Предлагается не ждать официального сообщения (английского правительства), а призвать мировое еврейство к обструкции Англии и поднять на борьбу большую часть ишува. Предлагается также провести хотя бы одну крупную операцию. После мы бы опубликовали сообщение о том, что это только предупреждение и что британские интересы в Эрец-Исраэль находятся под угрозой... Группа Штерна выразила готовность полного объединения с нами на основе нашей программы действий. Если это объеданение станет реальностью, то мы сможем, очевидно, предотвратить даже самостоятельные выступления Эцеля. Телеграфируйте ваше мнение о сотрудничестве с Лехи".

"Серьезная операция", о которой говорилось в телеграмме Снэ, была проведена 1 ноября 1945 силами "Еврейского движения сопротивления" — координированными действиями Гаганы, Эцеля и Лехи.

Евреи потопили в порту Хайфы 3 патрульных судна, устроили взрыв Хайфского нефтеперегонного завода, организовали налёт на британский военный лагерь и вывоз его вооружения.

Подразделения Эцеля и Лехи атаковали вокзал и железнодорожный узел в Лоде, взорвали три паровоза, повредили систему сигнализации, взорвали склады, два английских солдата и четыре араба-железнодорожника были убиты. Бойцы Лехи предприняли попытку взорвать нефтехранилище на хайфском нефтеперегонном заводе, но попытка эта не удалась — в руках Моше Бар-Гиоры, бежавшего, как упоминалось выше, из центральной иерусалимской тюрьмы, взорвался чемодан с взрывчаткой. Бар-Гиора погиб.

Хагана организовывала массовые демонстрации, в ходе которых происходили столкновения с британской полицией и армией. Эцел и Лехи проводили операции, согласованные с руководством Хаганы. Подпольная радиостанция «Кол ха-Хагана» и нелегальная стенная газета «Хома» пропагандировали движение сопротивления.

Англичане ввели по всей стране комендантский час, провели массовые обыски и аресты. Орудием репрессий стала 6-я английская воздушно-десантная дивизия, отличившаяся во время Второй мировой войны.

В марте 1946 англичане захватили судно «Вингейт» с нелегальными эмигрантами евреями. В ответ были взорваны почти все мосты на границах «Палестины», см. ниже.

При нападении на здание полиции в Сароне - вблизи Тель-Авива - было убито четверо бойцов Хаганы. Десятки тысяч тель-авивцев проводили их в последний путь, превратив похороны в огромную антибританскую демонстрацию.

Новые стычки с полицией произошли 23 марта 1946 ("ночь Унигейта") при попытке высадить нелегальных иммигрантов на берег в самом Тель-Авиве.

Когда английские солдаты захватили сельскохозяйственное поселение Бирия в Галилее и арестовали всех его членов, тогда со всех соседних пунктов собрались еврейские поселенцы и оказали войскам упорное сопротивление.

 Одно из самых бурных столкновений, вызванных нелегальной иммиграцией, было связано с двумя пароходами, задержанными в апреле 1946 накануне их отплытия из итальянского порта Ла Специя. Пассажиры объявили голодовку и угрожали потопить суда; общественное мнение Италии встало на сторону беженцев; руководители ишува объявили голодовку. Кончилось тем, что итальянские портовые власти разрешили обоим судам сняться с якоря.

“Нет никакой другой страны, которая была бы так последовательна и жестока в своих действиях, направленных на блокирование всех возможных путей побега для тех евреев, которые пытались спасти свои жизни, как это делала Великобритания. И нет никакой другой страны, в которой на ответственных постах находились люди, занимавшиеся этим. И многочисленные ведомства, вовлеченные в это занятие. Следом за немцами, которые разработали “окончательное решение” и которые, как палачи и убийцы находятся в особой, только им присущей, категории, англичане несут на себе тяжелейшую вину за омерзительное кощунство, за полный упадок человеческой морали – за Катастрофу европейских евреев” William R.Perl. The Holocaust conspiracy.

Боевики Хаганы – бойцы-водолазы подорвали минами сторожевик «Эмпайр Райфл».

Пытаясь помешать высадке нелегальных эмигрантов евреев, британские власти усилили береговую охрану. Суда, на борту которых находились еврейские беженцы, англичане перехватывали в открытом море и отвозили на Кипр. Каждый такой случай вызывал негодование в стране и укреплял решимость ишува оказывать активное сопротивление политике британских властей.

Подразделения Хаганы, Эцеля и Лехи продолжали нападения на британские полицейские посты, пункты береговой охраны, радиолокационные установки и аэродромы. Происходили частые столкновения между британскими силами безопасности и еврейскими демонстрантами.

Борьба достигла пика 17 июня 1946, когда саперы Хаганы уничтожили 14 мостов, связывавших Эрец-Исраэль с соседними странами.

При этом при взрыве моста около Ахзива погибло 14 человек участников операции.
 
18 июня 1946 Лехи предприняла грандиозную атаку на железнодорожные мастерские в Хайфе (железнодорожное депо в Хайфе), окруженное британскими военными лагерями и базами. Англичанам был нанесен значительный ущерб: выведены из строя локомотивы, подъемные краны, станки; разрушены склады. Подпольщики дорого заплатили за операцию: 2 бойца погибли во время проникновения в депо и ещё 9 (среди них – командир операции) были убиты из засады уже по завершении задания. 22 члена Лехи были арестованы. Это была особенно отчаянная операция, поскольку мастерские со всех сторон были окружены сильно укрепленными английскими военными объектами: аэродром, военные склады, нефтеперегонный завод, который охранялся английскими солдатами и солдатами Арабского легиона, полиция в Кирьят-Хаиме и др. Бойцы Лехи атаковали главные ворота мастерских, и охранники разбежались во все стороны. По всей громадной территории мастерских бойцы Лехи взрывали паровозы, компрессоры, подъемные краны, всевозможные станки и т.д.

4 мая был совершён наиболее нашумевший побег из английских застенок, - смелая военная операция Эцеля, бойцы которого ворвались в тюрьму-крепость в Акко и освободили 41 заключенного, бойцов Эцеля и Лехи. Но во время отступления бойцы Эцеля и освобожденные ими заключенные натолкнулись на английских солдат, и во время перестрелки погибли многие из участников операции, в том числе два члена Лехи Шимшон Вильнер ("Шемеш") и Хаим Апельбойм ("Элимелех"). Эти два бойца Лехи приняли в свое время участие в атаке на железнодорожные мастерские в Хайфе. Элимелех оставил талантливо написанные воспоминания об этой операции и о последовавшем за ней судом над ее участниками "И мы не вернулись на базу..."

В самом начале операции погибли двое из атаковавших — Хаим Райбенбах ("Птахья") и Шмуэль Цукерман ("Арье"). Во время отступления бойцы Лехи по несчастному стечению обстоятельств натолкнулись на английские танки. Английские солдаты кишели уже по всей округе. По отступавшим был открыт огонь со всех сторон, и девять из них, в том числе и командир операции Бен-Ами Елович ("Боаз"), погибли. 22 участника операции и среди них четыре девушки были взяты в плен. 8 были ранены.

В ответ на эти акции 29 июня английские власти провели крупномасштабную операцию «Агата». В акции приняли участие 17 000 человек при поддержке танков и бронемашин. По др. сведениям, в ней приняли участие 80 тысяч британских военных и 20 тысяч полицейских – практически все силы, находившиеся в тот момент в «Палестине».

Сотни еврейских руководителей, подозревавшихся в связях с Хаганой, были арестованы. Такая же участь постигла и членов Пальмаха. Тысячи людей были отправлены в лагеря предварительного заключения, 3-е убиты. Кибуц Ягур, в котором был найден большой склад оружия Хаганы, подвергся разгрому. Британские власти арестовали членов правления Еврейского агентства и Ва‘ад леумми и провели серию обысков в киббуцах с целью обнаружить членов Палмаха и оружейные склады Хаганы; эта акция получила название «Чёрная суббота».

После «Чёрной субботы» Исполнительный комитет Еврейского агентства призвал к временному прекращению сопротивления (впоследствии Бен-Гурион объяснял это решение тем, что Хагана остро нуждалась в боеприпасах, нелегальная поставка которых в «Палестину» была бы значительно облегчена в результате затишья), однако Эцел и Лехи отказались принять это решение и продолжили военные акции. Хагана ограничила свою деятельность уничтожением средств, предназначенных для борьбы с «нелегальной» иммиграцией (радарные установки, прибрежные полицейские посты, суда, на которых иммигрантов депортировали на Кипр, и т. п.).

Таким образом, совместные антибританские действия продолжались всего 10 месяцев и были прекращены Хаганой в августе 1946.

ЭЦЕЛ и ЛЕХИ продолжили войну с Великобританией: атаковали аэродромы и подорвали около 30 бомбардировщиков, напали на штаб-квартиру англичан в отеле «Царь Давид» (см. ниже), иерусалимскую тюрьму, и др. штабные объекты британской разведки.

Ещё в конце 1946 Лехи опубликовала брошюру "Закат империи — рассвет Иудеи", написанную Имануэлем Кацем. Целью брошюры было посредством политического, экономического, военного и социологического анализа доказать, что имеются вполне реальные шансы на то, что можно будет победить Британию и покончить с её владычеством в Эрец-Исраэль.

 «В 1946 году в Тель-Авиве было введено осадное положение на четыре дня, и более ста тысяч человек подверглись арестам — якобы, для выяснения их личности. Но несмотря на все страдания и унижения, выпавшие на долю жителей, подполье не ответило тогда никакими специальными выступлениями. Но когда в марте 1947 года в стране было объявлено чрезвычайное положение, и 240 тысяч человек в Тель-Авиве, Петах-Тикве, Рамат-Гане и некоторых кварталах Иерусалима оказались фактически на тюремном положении, Эцель и Лехи провели за пятнадцать дней — срок действия военного положения — 68 боевых операций! Эти операции проводились как в "свободных", так и в "закрытых" зонах, и ишув, который англичане пытались запугать различными драконовскими мерами, как, например, прекращение работы общественного транспорта, почтовой связи, телефона и телеграфа, ишув этот собственными глазами видел, насколько неэффективны эти меры, когда объявленное военное положение было фактически сведено на нет взрывами бомб и выстрелами бойцов двух подпольных организаций...» -пишет Эмануэль Кац. 

Взрыв в гостинице «Царь Давид» (King David) — теракт совершённый 22 июля 1946 еврейской организацией Иргун. Взрыв был направлен против британской администрации в «Палестине», чья штаб-квартира находилась в иерусалимском отеле «Царь Давид»; это был самый большой по количеству жертв теракт за период деятельности Иргуна в 1931—1948.

Переодетые в униформу обслуживающего персонала боевики Иргуна заложили взрывчатку в подвал главного здания отеля, где часть помещений занимал секретариат британской администрации и британские военные штабы. В результате взрыва погибли 92 человека (по др. данным – 100) и 46 получили ранения, причём некоторые из пострадавших находились за пределами отеля. Среди погибших были 41 араб, 17 евреев-коллаборационистов, 28 британцев и 5 лиц других национальностей (армяне, греки).

В числе погибших был и еврей террорист Аврахам Абрамович – боевик, получивший во время операции огнестрельные ранения и скончавшийся впоследствии от ран. Иргун выразил «скорбь о жертвах среди евреев».

Как всегда нашёлся предатель, некая 16-летная член Иргуна Адина Хей 3 раза позвонила в отель и сообщила на иврите и на английском языках о предстоящем взрыве, но к счастью администрация отеля оставила этот факт без внимания.

Подрыв «Царя Давида» был осуществлён под руководством главы Иргуна Менахема Бегина по приказу начальника штаба Хаганы Моше Сне. Окончательный план был сформулирован Амихаем Паглином (Иргун) и Ицхаком Саде (Пальмах).

Эти операции проводились с широким применением взрывчатых веществ. Мастером по изготовлению зарядов был Гидди (Гидеон) Амихай. Он же спланировал большинство диверсионных операций. Во время одной из них, англичане захватили 2-х еврейских боевиков и приговорили их к заключению и 18 ударам розгами.

Командование ЭЦЕЛа предупредило оккупантов, что в ответ будет пороть английских офицеров, и когда, англичане всё же выпороли этих 2-х евреев, то в ответ были захвачены и выпороты 3 английских лейтенанта и 1 майор. После этого англичане больше не смели применять телесные наказания.

М. Бегин приказал выпороть четырех английских офицеров: «400 лет вы безнаказанно секли туземцев в ваших колониях. Из-за своей глупой спеси вы считаете евреев в Эрец Исраэль такими же туземцами. Вы ошибаетесь. Сион не место ссылки, и евреи не зулусы. Вы не будете пороть евреев на их родине. И если английские власти сделают это, британские офицеры будут выпороты публично».

Для устрашения оккупантов и для прекращения казней борцов национально-освободительного движения Бегин приказал повесить 2-х английских лейтенантов (у одного из них, Клиффорда Мартина, была мать еврейка). Их подвергли пытке, изуродовали, повесили и заминировали их тела:

Когда британские власти приговорили к смерти (29 июля) Меира Накара (1926–47), Я‘акова Вайса (1924–47) и Авшалома Хавива (1926–47), члены организации похитили этих двух британских сержантов и повесили их после казни бойцов Эцеля. Сообщения обо всех этих актах передавались через подпольную радиостанцию, газеты и листовки с эмблемой Иргун цваи леумми (рука, сжимающая оружие, на фоне карты Эрец-Исраэль, включая современную Иорданию, и лозунга рак ках — `только так`). 
 
В ответ на казнь английских офицеров в Лондоне, Ливерпуле, Манчестере и Глазго антисемиты стали громить еврейские магазины, синагоги покрылись отвратительными надписями, были осквернены еврейские кладбища. В Палате общин министр колоний Англии А. Крич-Джонс заявил: «Во всей истории Палестины трудно найти более подлого акта, чем хладнокровное и расчетливое убийство этих невинных молодых людей».

Погрузка еврейских беженцев в хайфском порту на британские суда для отправки на Кипр сопровождалась пассивным сопротивлением и массовыми демонстрациями ишува, а в нескольких случаях — актами саботажа, организованными специальными подразделениями Палмаха.

Кризис также способствовал обострению антиамериканских настроений в Англии, так как американские евреи делали взносы в сионистские фонды и оплачивали антибританские объявления в газетах. Рост враждебности к евреям сопровождался многочисленными случаями жестокости.

Эцель отомстила англичанам и захватом заложников. Четыре члена Иргун цваи леумми — Дов Грюнер (1912–47), Иехиэль Дрезнер (1922–47), Мордехай Алкоши (1925–47) и Эли‘эзер Кашани (1923–47) — были повешены в тюрьме Акко 16 апреля 1947 г., а двое других — Меир Файнштейн (1927–47) и член Лехи Моше Баразани (1926–47), которых должны были повесить в Иерусалиме, — взорвали себя в камере тюрьмы (27 апреля).
 
12 августа 1946 мандатное правительство объявило, что все нелегальные иммигранты будут впредь посылаться в концентрационные лагеря на Кипре "до тех пор, пока не будет возможным принять решение об их участи". Два дня после опубликования этого указа сотни "нелегальных" были сняты с двух пароходов и посажены на английские тюремные суда. Для того, чтобы предупредить попытку сопротивления со стороны жителей Хайфы, город был объявлен на осадном положении. Вопреки запрету многие вышли из своих домов и направились к порту. Солдаты открыли огонь. Среди евреев были жертвы. Пальмах начал диверсионные действия против тюремных судов.

5 декабря 1946 боевики Лехи вновь атаковали англичан.

В течение всего 1947 напряженность продолжала расти. Эцел и Лехи нападали не только на административные здания, но и на военные объекты. Одна из самых эффективных операций еврейских боевых организаций – освобождение нескольких своих членов, заключенных в крепости Акко.

В 1947 в Лондоне взрываются подложенные бойцами Лехи мины в офицерском клубе и в здании Министерства по делам колоний. В Риме Лехи взрывает здание английского посольства. В день, когда Дов Грунер и его товарищи поднялись на эшафот, лондонская полиция обнаружила в здании Министерства по делам колоний подложенную людьми Лехи бомбу, которая, взорвавшись, могла 6ы разрушить все здание. В Австрии люди Эцеля пустили под откос британский военный эшелон. Пресс-секретарь британского Министерства иностранных дел сообщает, что Лехи разработала план бомбардировки Лондона с воздуха, с частных самолетов, база которых находится во Франции, и что в связи с этим задержано трое подозрительных людей при выходе из машины на аэродроме. Высокопоставленные английские чиновники и даже министры начинают получать по почте заминированные письма — в связи с этим в Бельгии были арестованы члены Лехи Яаков Левштейн и Бетти Кнут (она подложила бомбу в британском Министерстве по делам колоний). Спокойствие сотрудников английского консульства в Нью-Йорке было нарушено сообщением неизвестного о том, что здание заминировано.

    В начале 1947 власти эвакуировали из страны 2000 английских гражданских лиц. Ещё до того в Иерусалиме, Тель-Авиве и Хайфе были огорожены целые кварталы и превращены в "зоны безопасности" — то были настоящие крепости, окруженные многими рядами колючей проволоки. В этих "зонах безопасности" англичане надеялись найти убежище от нападений борющегося подполья.

    В январе 1947 в "зону безопасности" в Хайфе, где размещалось командование местной полиции, проник грузовик, начиненный взрывчаткой. Шофер, боец Лехи, одетый в полицейскую форму, поначалу не вызвал ни у кого подозрений, но когда он стал зажигать фитиль, полицейские открыли по нему огонь. Ему удалось убежать, а спустя мгновение машина взорвалась, и целое крыло здания взлетело на воздух. 6 полицейских было убито, десятки ранено.

Англичане решили подвергать еврейских борцов за свободу смертной казни через повешение. 26 нисана 5707 года (1947) по всей стране был введен комендантский час, и четыре солдата Эцеля — Дов Грунер, Йехиэль Дрезнер, Элиэзер Кашани и Мордехай Элькахи — взошли на эшафот с пением "Гатиквы" на устах.

    5 дней спустя, 1 ийяра 5707 года англичане собирались повесить бойца Эцеля Меира Файнштейна и бойца Лехи Моше Барзани в центральной иерусалимской тюрьме, но оба заключенных покончили с собой, подорвавшись на гранате за несколько часов до экзекуции. Они планировали взорвать гранату в момент, когда английские офицеры будут возводить их на эшафот, но посещавший их раввин собирался быть вместе с ними в их последние минуты. И они вынуждены были изменить первоначальный план, чтобы не подвергать опасности его жизнь.

    Через три месяца, 11 ава 5707 года взошли на эшафот в тюрьме Ако три бойца Эцеля, принимавшие участие в атаке на акскую крепость — Яаков Вайс, Авшалом Хавив и Меир Накар. На следующий день Эцель объявил о повешении двух пленных английских сержантов — и с этого момента и до конца британского мандата на Эрец-Исраэль не был больше казнен ни один из бойцов подполья.

Через день после героической гибели Файнштейна и Барзани Лехи пустила под откос военный эшелон неподалеку от Реховота — 5 английских солдат было убито, 15 ранено, нанесен ущерб в размере 100000 фунтов стерлингов. В тот же день, когда были повешены два сержанта, Эцель пустил под откос военный эшелон около Биньямины – два английских солдата было убито, трое ранено. В тот же день выстрелами бойцов Лехи был убит полицейский в Хайфе.
 
Англичане изощрялись в жестокости. 16 ийяра 5707 года в Иерусалиме был схвачен английским полицейским Фараном 16-летний боец Лехи Александр Рубович. Он подвергся зверским пыткам и умер, не выдав ни одного из своих товарищей. Тело его не бьшо найдено, а Фаран бежал из страны. Не один англичанин кровью отплатил за это убийство. На адрес Фарана в Англии пришла посылка с заминированной книгой. Но самого Фарана не было в этот момент дома, его брат раскрыл книгу — и был разорван на части...

1 марта 1947 Эцелем совершено нападение на офицерский клуб ("Бейт-Гольдшмидт" в иерусалимской "зоне безопасности") в Иерусалиме. Убито и ранено около 80 человек, в т.ч. 17 английских офицеров и солдат было убито и свыше 20 ранено в результате взрыва.

В том же месяце взорвано одно из зданий британской администрации. В апреле следующего года боевики Эцель взрывают отели в Иерусалиме и ещё в одном городе.

В марте 1947 евреями взорвано здание мандатория.

Летом 1947 боевики Эцеля напали на британскую тюрьму. Тогда англичанам удалось захватить 15 террористов. Троих позже повесили. В отместку люди Бегина казнили заложников – двух английских военных (через 35 лет выяснилось, что один из казненных был полуевреем).

9 марта 1947 еврейскими боевиками было совершено вооруженное нападение на кинотеатр в районе военных баз в Пардес-Хане.

17 марта 1947 член «Лехи» Моше Баразани, пойманный с ручной гранатой, был приговорён к смертной казни. Он и приговорённый к смертной казни член Эцела Меир Файнштейн подорвали себя в иерусалимской тюрьме. История Лехи изобилует побегами из тюрем и из-под ареста как в Эрец-Исраэль, так и в странах, куда ссылались члены еврейских подпольных организаций (Эритрея, Судан, Кения).

30 марта 1947 в результате взрыва 11 нефтяных цистерн англо-иракской компании в Хайфе англичанам был нанесен огромный материальный ущерб.

В апреле 1947 члены Лехи приступили к проведению акций вне Эрец-Исраэль, например, посылали по почте бомбы британским государственным деятелям.

13 апреля 1947 был организован побег из правительственного госпиталя в Иерусалиме диктора радиостанции "Голос еврейского подполья" Геулы Коэн, осужденной на 7 лет заключения.

25 апреля 1947 еврейским боевикам удалось провести заминированные машины к штабу военного лагеря в Црифине, к центральному окружному участку полиции в Хайфе и к полицейской базе в Шароне возле Тель-Авива.

В апреле 1948 — евреями проводятся взрывы отелей в Иерусалиме и Тебризе.

Террористические акции предпринимались также против находящихся за пределами "Палестины" англичан, каким-либо образом действующих против организации еврейского государства. Теракты совершались, как правило, с помощью бомб-посылок из разных стран в 1947—48. Посылки были отправлены А. Гринвуду, К. Эттли, С. Криппсу, Э. Спирсу и др.

31 июля 1947 английские войска ворвались в Тель-Авив, разгромили магазины, пошли в атаку на прохожих и, обстреляв автобус, убили 5-х евреев, многих ранили.

В конце апреля два бойца Лехи проникли на машине, полной взрывчатки, на территорию полицейского управления в Сароне, в Тель-Авиве, выдавая себя за работников телефонной компании. После короткой "починки телефонов" они вышли за пределы полицейского управления. Спустя некоторое время произошел взрыв — 1 офицер и 3 полицейских были убиты, 5 ранены, и был нанесен серьезный ущерб имуществу.

Не успели ещё англичане опомниться после этой операции, как бойцы Эцеля ворвались 4 мая в акскую крепость, в которой размещалась тюрьма.

Спустя пару недель Хагана обнаружила и сообщила англичанам, что люди Эцеля выкопали туннель, ведущий к "Бейт-Гадару", британской военной крепости в Тель-Авиве, с целью взорвать его. Но ни Хагана, ни англичане так и не узнали, что Лехи и Эцель разрабатывали другой план по уничтожению "Бейт-Гадара". Около здания была телефонная шахта, доходившая до самого его фундамента. Предполагалось наполнить ее большим количеством взрывчатки и потом взорвать вместе с находившимися в "Бейт-Гадаре" английскими солдатами. Однако, план этот был разработан окончательно лишь после того, как англичане объявили, что покинут страну в установленный срок. Поэтому его осуществление было отложено до того момента, когда англичане, возможно, передумают.

    Как бы то ни было, эти операции доказали англичанам, что они подвержены постоянной опасности не только на дорогах, но и за стенами крепостей.

 Шпионя за англичанами, евреи обнаруживали сведения для войны и с арабами: так первую крупную операцию в Европе еврейская военная разведка начала в декабре 1947, когда в британских архивах в Иерусалиме израильтяне обнаружили копию контракта на поставку сирийской армии с чешских заводов "Шкода" восьми тысяч автоматов, двухсот пулеметов и шести миллионов пуль к ним. По тем временам это было огромное количество оружия. Усилия израильтян убедить правительство Чехословакии, которое тогда хорошо относилось к Израилю, отменить контракт успехом не увенчались. Чехам позарез нужны были деньги. Тогда премьер-министр Бен-Гурион отдал приказ разведке перехватить груз. В конце марта 1948 года оружие, предназначенное для Сирии, было отправлено железной дорогой в Югославию, а там погружено на пароход "Лино", который взял курс на Бейрут. Но из-за неполадок в двигателе судно сделало вынужденную остановку в порту Бари в южной Италии. В Бари срочно перебросили группу боевых пловцов "Пальмаха". Они прикрепили мину к борту "Лино". После взрыва судно село на дно.

    Среди крупнейших операций этого периода нужно ещё остановиться на следующей акции Лехи, имевшей первостепенное политическое значение. 30 марта подразделение Лехи проникло на территорию Англо-иракской нефтяной компании в Хайфе и заложило там взрывчатку, приведенную в действие следующей ночью. Было взорвано II нефтебаков, и громадный пожар уничтожил 30000 тон топлива. Нанесенный ущерб оценивался в миллион фунтов стерлингов. Тогдашний вождь Коминтерна Г. Димитров послал запрос обеим соперничавшим коммунистическим партиям в Эрец-Исраэль, кто из них взорвал нефтехранилище в Хайфе?

В июле 1947 в Хайфу прибыло судно «Эксодус 1947», на борту которого находилось 4,5 тыс. еврейских беженцев. Британские власти заставили судно вернуться в порт отправления во Франции, где беженцы отказались сойти на берег, а французские власти отказались принуждать их к этому. Тогда англичане направили судно в Гамбург (британская зона оккупации Германии) и силой вернули беженцев на немецкую землю. Этот случай потряс мировое общественное мнение и приблизил отказ Великобритании от мандата.

Три еврея были убиты, когда английский эсминец протаранил в Хайфском порту пароход "Эксодус", пытавшийся прорвать блокаду и высадить на берег еврейских беженцев, ранее сосредоточенных в немецких лагерях.

После налёта на военный лагерь Сарафад, где боевики ЭЦЕЛя взяли много оружия, англичане, захватившие 2-х евреев, собрались их повесить, но опять руководство ЭЦЕЛя объявило, что в таком случае будут повешены 6 британских офицеров, захваченных ими, поэтому свой приговор трусливые англичане отменили.

    "Гаарец" так подводила итог боев за 1947: "Террор продолжался в 5707 году почти без передышки, если не считать нескольких коротких перерывов, например, во время Сионистского конгресса. Террористические акты совершаются Эцелем и Лехи, поскольку "Движение сопротивления" прекратило свое существование (кроме отдельных действий в ответ на изгнание из Эрец-Исраэль "нелегальных" репатриантов* летом 1946). Не проходит и дня, чтобы не раздавались по всей стране звуки выстрелов, взрывы мин... Инициатива перешла из рук выборных органов сионистского движения к организациям "отщепенцев"..."

Ещё одно злодеяние было совершено англичанами в Раанане в ноябре 1947, всего через несколько дней после принятия Организацией Объединенных Наций решения о создании еврейского государства. Английские солдаты и полицейские ворвались в дом, где происходили собрания молодежи Лехи, и убили трех девушек и двух юношей. Мстя за смерть "детей Раананы", бойцы Лехи ответили операциями в Хайфе и Иерусалиме. Сержант, служивший в охранке, и два полицейских были убиты, а 33 солдата и полицейских были ранены в результате взрывов на улицах обоих городов. В частности, большой урон был нанесён от взрыва кафе "Риц" в Иерусалиме.

     "Британская армия была выставлена на посмешище в глазах всего мира," — так определил положение в стране Черчилль, который всего два года тому назад был уверен, что ему удалось, наконец-то, уничтожить подполье (не без помощи Хаганы...).

    Необходимо упомянуть здесь и о "втором фронте", который подполье открыло по ту сторону океана, среди американских евреев. Там организуется "Комитет национального освобождения" под руководством Гилеля Кока (Питера Бергсона), Шмуэля Мерлина и известного американского еврейского писателя Бена Гехта. Пропагандистская работа этого комитета завоевала сердца миллионов американских евреев, начавших оказывать поддержку борьбе ишува. Каждый новый удар по британской власти в Эрец-Исраэль вызывал радость у евреев Нью-Йорка, но не только у них — вместе с ними радовались и американские ирландцы и сыны других народов, имеющих давние счеты с Англией.

    И, наконец, английские газеты начинают требовать ухода Британии из Эрец-Исраэль. Эти газеты убеждают англичан, что политика их правительства стоит немалых денег (100 миллионов фунтов стерлингов в течение 2-х лет!), падения престижа их страны во всём мире, опасного ухудшения отношений с Америкой и, главное, крови английских солдат и полицейских, уроженцев Лондона, Манчестера и Ливерпуля.

Ещё задолго до этого, в 1944 глава рабочей партии Великобритании Клемент Эттли провозгласил: «Давайте способствовать выезду арабов из Палестины и въезду в неё евреев».

В мае 1945 один из лидеров рабочей партии Хью Дальтон заявил в своей речи на партийной конференции: "Мы того мнения, что еврейская иммиграция в Палестину должна быть разрешена без всех тех ограничений, которые ее теперь тормозят". После этой конференции Еврейское агентство потребовало в конце мая того же года объявить «Палестину» еврейским государством.

В июле 1945 лейбористская партия пришла к власти, однако «Палестина» осталась закрытой перед евреями. В связи с этим английскому правительству был предъявлен целый ряд запросов с разных сторон.

Всё это говорит, о том, что английское еврейство тоже поддерживало еврейских повстанцев.

Президент Трумэн в середине августа заявил о своей поддержке права евреев на свободную иммиграцию в «Палестину» и 2 сентября послал британскому премьеру Эттли письмо, содержавшее требование немедленно разрешить въезд в страну 100.000 еврейских беженцев.

Известный американский сионист Абба Хиллел Сильвер призвал евреев США не допустить американского заёма Англии.

После принятия резолюции ООН от 29 ноября 1947 о разделе «Палестины» Эцел стал постепенно выходить из подполья, помогал отражать атаки арабов и продолжал операции против британских военных лагерей с целью захвата оружия.

В 1947 — последнем году британского господства в Эрец-Исраэль — было повешено 7 евреев.
 
В 1947-1948 Лехи взрывает опорный пункт арабских банд — здание "Сарая" в Яфо, где погибает более ста арабов; в ответ на английскую диверсию, когда взорвавшийся на улице Бен-Йегуда в Иерусалиме грузовик с динамитом унес пятьдесят человеческих жизней, Лехи пускает под откос военный эшелон около Реховота (28 английских солдат убито и 35 ранено).

(Но самой крупной операцией того периода был захват 9 апреля 1948 совместными силами Эцеля и Лехи арабской деревни Дир-Ясин. В результате было убито 245 арабов, но, главное, — сотни тысяч арабов бежали из Эрец-Исраэль в соседние страны).

    В самый разгар "большой осады" Тель-Авива в английском парламенте была выдвинута так называемая "программа Моррисона", по которой предлагалось разбить Эрец-Исраэль на кантоны. В действительности же "программа Моррисона" призвана была заключить ишув в своеобразное гетто. Еще в феврале 1947 Бевин пытался добиться согласия арабов и евреев на эту программу, но в несколько улучшенном варианте. После неудачи этих попыток Британия заявила, что она готова предоставить решение палестинской проблемы Организации Объединенных Наций.

Тем не менее, Британская империя войну с евреями проиграла, и была вынуждена отказаться от мандата на «Палестину»: в феврале 1947 британское правительство заявило о своём решении передать «палестинский» вопрос на рассмотрение ООН.

22 февраля 1948 англичане послали два грузовика со взрывчаткой и взорвали их на улице Бен-Йегуда в Иерусалиме. Обрушили три квартала еврейских магазинов. Убито 60, 20 пропало, 200 ранено.

В апреле 1948 евреями было осуществлено нападение на арсенал, затем – налёт на поезд с боеприпасами.

23 апреля 1948 еврейские боевики из ЛЕХИ совершили бомбежку поезда Каир-Хайфа, убиты 8 англичан; ранены 27 англичан.

25 апреля 1948 еврейские боевики из ЛЕХИ совершили бомбежку отделения полиции Сороны, убив 4 оккупанта-англичанина.

За 3 недели до провозглашения государства Израиль, была совершена атака порта города Яффо, в которой участвовало 600 бойцов ЭЦЕЛа под командованием Гидди Амихая. Был захвачен весь арабский район города, население которого бежало.

Как всегда не обошлось без предателей.

Президент Еврейского агентства Хаим Вейцман, был против открытой войны с Британской империей, и приказал отменить военные операции против англичан.

Только ЭЦЕЛ и ЛЕХИ продолжали войну с английскими оккупантами, а Хагана в ряде случаев даже помогала англичанам, похищая и порой выдавая бойцов террористических организаций.

Это вызвало протест в самой Хагане, и начальник Верховного командования Моше Снэ в знак протеста ушёл с поста члена правления Еврейского агентства.

В 1948 арабы под прикрытием британской полиции нападали на евреев в Тель-Авиве, однако эти нападения были успешно отбиты.

Вплоть до своего вывода из "Палестины" (15 мая 1948) в начавшейся войне между арабами и евреями, британские войска нередко и оружием и боевыми действиями поддерживали арабов.

В Иерусалиме британцы занимали высоты. 14 мая 1948 англичане эвакуируют Иерусалим. После эвакуации англичан, их лагеря, базы и склады были захвачены еврейскими подразделениями.

Бегство англичан, усилило панику и в редах арабов, так, арабы бежали из Яффо, когда от туда ушли англичане.

Операцию по захвату Яффо начали 600 боевиков ЭЦЕЛя. Однако, арабы, при непосредственной огневой поддержки англичан, 25 апреля 1948 отбили все атаки. Тогда на помощь пришла Хагана, и 13 мая город был взят. 

При выводе войск англичане должны были передавать крепости Тагарта той стороне, население которой преобладало в том или ином районе. Однако, как правило, британское командование передавало свои ключевые позиции арабам, даже если население было преимущественно еврейским.

Во время Войны за Независимость, король Трансиордании (ныне Иордания) Абдалла послал против евреев "Арабский легион" которым руководили английские офицеры во главе с англичанином сэром Джоном Баготом Глаббом. "Арабский легион" был наиболее боеспособный в арабских армиях.

Арабам в Иерусалиме помогали англичане: Шмуэль Глинка (командовал атакой с юга): "Арабы получили помощь от английской части, расположенной в "Доме Антониуса", на расстоянии в несколько сот метров от квартала. Плотный пулеметный огонь продолжался почти всю ночь". В 3:40 разведка донесла: "Колона Арабского Легиона подошла к Шхемским воротам (старого города). В колонне 120 машин, включая легкие танки".

За день до этого боя отделение Рафуля украло у англичан броневик, вооруженный 2-фунтовым орудием. Он занял огневую позицию в Меа Шеарим, и Бен Дункельман прикрывал огнем атаку Шафрири. В горячке боя пальмахники обстреляли английские позиции, и солдаты ответили им огнем из личного оружия. Перед рассветом англичане и солдаты Легиона обстреляли из легких орудий Шейх-Джарах и квартал ПАГИ. 3-е гражданских лиц были убито и 7 человек ранены.

Бен Дункельман: "Прежде чем окончился отход роты Джимми, я увидел на холме группу английских офицеров. Не трудно было догадаться, что они там делали. Полковник производил рекогносцировку - почти театральные движения его рук не оставляли места для сомнений: он отдавал боевые приказы. Англичане собирались атаковать наши позиции в Шейх-Джарах! Я вызвал на связь командира батальона (Менахем Русак), чтобы предупредить его. Я просил утвердить мне атаку на полицейскую станцию, которая контролировала подходы к кварталу. Таким образом можно было предотвратить атаку английской армии. Станцию удерживал один взвод. У него были два 6-фунтовых противотанковых орудия, два 3-дюймовых миномета и отделение пулеметов. Это не волновало меня. Командовал станцией офицер, который симпатизировал нам, и, скорее всего, сопротивление не было бы слишком сильным. Но для проведения прямой атаки на британскую позицию, мы должны были получить "добро" от руководителя Сохнута. Время шло. Английская атака приближалась, и я с нетерпением ждал ответа. Ответ был отрицательным. Руководство запретило нам атаковать. Можно было понять их. Несмотря на то, что в тайне англичане были на стороне арабов, они, как правило, воздерживались от прямой атаки на подразделения Хаганы. Было бы опасно спровоцировать изменение этой политики".

Утром в 9:00 прибыл джип с двумя английскими офицерами. Рая Трауб из отряда Цафрири: "Один из них был артиллерист, другой - пехотинец. Я знала английский, поэтому я отрекомендовалась заместителем командира роты и вела с ними переговоры. Они сообщили, что есть ультиматум оставить позицию до 18:00, в противном случае - они атакуют. Они сказали, что ночью они помогли нам орудийным огнем (6). Один из них имел значок Хаганы на лацкане. Они согласились убрать с крыши арабских снайперов, у которых уже кончились патроны, но еще были гранаты. Мы связались со штабом батальона. Оттуда нам сказали, что англичане не собираются действовать против нас. Мы продолжали готовиться к обороне против арабов. Оборона против англичан не планировалась". Русак приказал Цафрири: "Продолжать взрывать дома. Удерживать дом (Нашашиби)".

Перед полуднем бригадир Джонс вызвал в свой штаб Йоселе Шани, который осуществлял связь Хаганы с армией. Джонс командовал парашютно-десантной бригадой, расквартированной в "немецкой колонии" (Бак'а). Шани: "Джонс просил меня убедить Садэ, Шальтиэля и Рабина очистить Шейх-Джарах. Он поставил ультиматум: "Вывести ПАЛЬМАХ до 18:00, иначе англичане выбросят его силой". По словам Шани, Садэ и Рабин согласились принять ультиматум, но Шалтиэль утверждал, что англичане не посмеют открыть огонь, и что Шейх-Джарах необходим для связи с горой Скопус. Однако Рабин писал, что он предложил отвергнуть ультиматум: "Если Хагана исполнит требование англичан, она уже не сможет действовать без их согласия".

Так или иначе, Шани вернулся в штаб Джонса и сказал, что если англичане исполнят свою угрозу, пальмахники встретят их огнем. Джонс сказал, что решение англичан окончательное. "Он, прямо таки, умолял, чтобы мы ушли добровольно". С согласия Бен-Гуриона еврейские командиры отвергли ультиматум. В 15:00 танки, артиллерия и парашютисты начали движение к дому Нашашиби. Пальмахники на позициях не знали, что англичане собираются атаковать. Им не сообщили, что есть такая опасность. В 18:00 начался артиллерийско-минометный огонь. Бен Дункельман: “Их танки остановились вне эффективной дистанции нашего оружия и прямой наводкой начали молотить дом Нашашиби. Не имея возможности что-либо предпринять, я смотрел, как уничтожают наши позиции. Атака была ужасна. За короткое время рота ПАЛЬМАХа перестала быть боевой единицей". Рая Трауб: “Британцы открыли огонь из танковых орудий и пулеметов. Я передала командиру батальона, что наше положение тяжелое. Был отдан приказ отступать. Отделение за отделением, мы пробирались в сторону квартала Санhедрия". Ицхак Садэ доложил Игаэлю Ядину, что 5-й батальон понес тяжёлые потери (2 убитых и 26 раненых), и что условия англичан приняты. Пальмахники отступили из двух первых этажей, оставив большую часть оружия. Они отошли на гору Скопус и в Санhедрию. Но на третьем этаже остались бойцы, и они продолжали вести огонь. Англичане взяли их в плен.

Шани обратился к бригадиру Джонсу с просьбой освободить пленных и вернуть ПАЛЬМАХу оружие, оставленное в доме Нашашиби. Джонс обещал ему, что арабы не вернуться в Шейх-Джарах, и что он передаст квартал евреям незадолго до окончательной эвакуации. 14 мая англичане передали Шейх-Джарах евреям.

Когда во время этой же Войны за Независимость, на Южном фронте израильская армия во главе с Игалом Аллоном разгромила египтян, на выручку египтянам пришла британская боевая авиация, и израильским молодым пилотом пришлось вступить с ней в бой. Тем не менее, евреям удалось сбить 6 английских самолётов.

***

Еврейская революция, объявленная Иргуном, вынудила Англию возвратить её мандат и бежать из «Палестины». Это признавал и Черчилль, в конце 40-х годов, сказавший известному американскому финансисту Бернарду Баруху: «Иргун заставил англичан бежать из Палестины. Они задали нам такого жару, что мы были вынуждены ввести в Палестину 80 тысяч солдат, чтобы как-то справиться с ситуацией. Военные расходы были слишком высоки… И Иргун доконал нас».

Действительно, Англия держала в «Палестине» армию численностью в 80000, а позже в 100000 человек, ВВС и ВМФ. 

29 ноября 1947 Генеральная ассамблея ООН утвердила план раздела «Палестины» на 2 государства – еврейское и арабское.

14 мая 1948 была провозглашена Декларация независимости Израиля. Впрочем, независимость Израилю пришлось отстоять в Войне за Независимость (милхемет ха-‘ацмаут, или милхемет ха-комемиют, или милхемет ха-шихрур, то есть Освободительная война; 1947–1949).

…Война евреев с англичанами малоизвестна, и официальна не признана, о ней нет статей даже в еврейских энциклопедиях. Термин The Anglo-Jewish Wars не имеет широкого распространения.

Трудно сказать, когда она началась (сам конфликт обозначился 29 июня 1938, когда был повешен англичанами еврейский боевик Шломо бен-Йосиф, потери же англичан от евреев-террористов начались в 1939), сколько в ней погибло людей (до ноября 1947 погибло 147 британских солдат, Дуглас Рид говорит о сотнях убитых британских солдат; если же считать погибших еврейских беженцев, не сумевших спастись из-за противодействия англичан, то речь идёт о многих тысячах жертв; англичане 12 евреев повесили, тысячи арестовали, сотни искалечили), однако известно когда она закончилась – когда англичане бежали из Земли Израиля и была провозглашена независимость еврейского государства (14-15 мая 1948).

Спецификой войны было и то, что евреи (особенно поначалу) старались не убивать англичан. Это была своеобразная война с инфраструктурой, с системой власти Британии в "Палестине". Также использовалось давление на Англию со стороны Америки.

Причиной войны было то, что английское правительство начало ограничивать права евреев на репатриацию в «Палестину», защищало арабов, изъяло из территории, предназначенной по мандату Лиги Наций для еврейского национального очага, Заиорданье (ныне Иордания), считавшееся до тех пор неотъемлемой частью Эрец-Исраэль. Другими словами, англичане активно противодействовали созданию еврейского государства.

Британцы накладывали серьёзное огроничение на действия еврейских вооружённых сил в войне с арабами: затрудняя закупку вооружения, закрывая порты для еврейских беженцев и т.д.

Политика англичан с самого начала была проарабской: они не согласились с американцами, что евреям надо отдать "Палестину" и Ливан, от самой "Палестины" они отняли Иорданию. До 1917, т.е. до прихода англичан, в Иерусалиме не существовало арабского квартала. Были «еврейский, армянский, христианский и смешанный кварталы». «Хотя в 1914 г. 70% жителей смешанного квартала составляли евреи, англичане из политических целей переименовали его в арабский квартал». Это именно англичане изгнали из «арабского» квартала евреев под тем предлогом, что не смогут их защитить от мусульман. В 1920, перед тем как евреи были оттуда выселены и квартал переименован, «1160 из 1840 жителей (63%) Халдии, главной улицы квартала, были евреями. На улице находилось 22 синагоги, две иешивы и несколько еврейских общественных организаций».

И сегодня мы видим, что Великобритания вполне антиизраильская страна. "Детективы" Скотленд Ярда выдали ордер на арест генерал-майора Дорона Альмога, обвиненного в военных преступлениях против «палестинцев». Альмог, не выходя из самолета, вернулся в Израиль. Это первый такой ордер на арест израильтянина. Дело было состряпано по инициативе израильской радикальной организации «Ейш гвуль» («Есть граница»), пытающейся организовать аресты военных и политических лидеров Израиля: начальника генштаба Д. Халуца, бывшего начальника генштаба М. Яалона, А. Шарона, министра Б. Бен-Элиэзера и пр. Они обвиняются в убийстве террориста ХАМАСа Салаха Шехады. Кроме того, Альмога обвиняют в разрушении 59 арабских домов возле Рафиаха. Недавно бриты хотели арестовать Ципи Ливни.

Именно факт этой войны послужил Сталину поводом на первых порах поддержать Израиль – ведь тот боролся с Британской империей.

С одной стороны, эта война была сравнительно длительной (10 лет), но носила спорадический, партизанский характер, что объясняется тем, что евреи и англичане тогда же воевали с немцами, евреи же – к тому же воевали с арабами.

Тем не менее, еврейское (тогда) меньшинство в «Палестине», сумело не только обороняться от нападений арабского большинства, отправлять военные отряды для войны с Германией, обеспечить приток и устройство нелегальных еврейских беженцев, но и заставить Британскую империю (крупнейшее государство в истории) отказаться от Эрец-Исраэль.


Рецензии
Спасибо.
„Безумству храбрых поем мы славу!
„Безумство храбрых — вот мудрость жизни! О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью... Но будет время — и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!
„Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!
(Максим Горький)
Очень информативно и лапидарно описаны события. Многие факты прочитал впервые.
Конечно, со временем стоило бы снабдить картинками, видео. Наткнулся на текст потому что искал "места и события связанные со второй мировой войной в Хайфе."
Хочу поздравить немногих еще живых ветеранов к 9 мая 2013 го коротким и емким видеороликом.
смысл которого что подвиг их мы помним и благодарны.
Но был и другой фронт ...

Светлые Мысли Среди Мутной Жизни   02.05.2013 06:04     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.