Веселые ребята часть 1

* * *

Книги успешного писателя Германа Садулаева любили многие, в том числе, и креативный директор компании Colin's. Как-то раз креативный директор перечитывал повесть "Пурга, или миф о конце света" и в очередной раз задумался: "В том месте, где герой повести получает аванс и идет за одеждой, специльно ли Садулаев допустил две ошибки в названии нашей компании? Или может накосячили редактора и корректоры?"
Несколько дней креативный директор ходил с этой сложной мыслью. Дома и на работе. Вообще дела у фирмы у Colin's последнее время шли неважно. Почему-то даже магазин в ТЦ Охотный ряд не выполнял план уже четыре месяца.
Однажды объезжая магазины, оглядывая витрины и оценивая визуальный мерчендайзинг на точках, креативный директор встал как вкопанный напротив входа в один из магазинов. Глядя на витрину креативный директор увидел: Герман Садулаев - лицо компании. Герман Садулаев на входе в каждый магазин, на нем простая джинсовка и джинсы, большие пальцы рук в петлях для ремня. Герман - серьезный мужчина, доброжелательно смотрит вперед. Но где-то в глубине его глаз маячат заветные три слова "***", "****а", "****ь".
Этим же вечером креативный директор сел в поезд Москва-Питер.
- Что ж, - сказал Садулаев внимательно выслушав предложение, - что такое колинз? Достаточно прочная одежда для такой цены. Но эти кеды, так откровенно слизанные с конверсов.. Эти штаны, так похожие на брюки моего деда.. Эти толстовки, в которых можно ходить только одному по квартире... И что такое Садулае? - это тиражи в 100 000 экземпляров. Это переводы на английский, испанский, немецкий.. Садулев - это, в конце концов, заветные слова "***", "****а" и "****ь"..
Креативный директор назвал сумму вдвое больше запланированной.
- По рукам. Но фотографии только со спины, - уверенно сказал Садулаев.
И креативному директору ничего не оставалось, как согласиться на такие условия. Ладно, он представил могучую спину Германа Садулаева, покрытую джинсой Colin's, и эта осанка и стать, они намекают на заветные три слова: "***", "****а" и "****ь".
- По рукам, - сказал креативный директор.


Дела у Садулаева шли все также хорошо.
Дела у Colin's шли все также плохо - даже гопники предпочитали Zara и Bershka. Тогда-то креативный директор понял, что Садулаев допустил две ошибки специально. И еще раз поразился таланту и мастерству этого успешного автора.
А Садулаев писал следующий роман. Похахатывая, ночью, когда жена засыпала, он открывал потаенное отделение в шкафу и доставал свой любимый, "писательский", наряд. Об этой его тайной страсти не знал решительно никто. Он обувал кеды, так откровенно слизанные с конверсов, штаны, так похожие на штаны его деда и толстовку, которую можно было носить только в одиночестве. И писал новый роман, который с нетерпением ожидали сотни тысяч человек.


***

Роман Сенчин был непревзойденным мастером короткого рассказа. Но вот повести и романы у него, хоть ты обосрись, не получались.
"Значит, рассказы у меня получаются," - так думал Сенчин, - "Но почему у меня не получаются повести"? - продолжал думать Сенчин, - "ведь что такое повесть? Это просто чуть более развернутый рассказ. А что такое роман? Это чуть более развернутая повесть!" - как будто добрался Сенчин до айсберга в океане.
Какое-то время он больше не мог думать на эту тему, писал рассказы, иногда рецензии. А потом вдруг вернулся к обдумыванию этой темы и развил мысль в гениальную теорию:

"А что если написать рассказ, потом перепечатать в компьютер, потом распечатать, переписать от руки и еще раз перепечатать в компьютер? Получится ли повесть?!"

Повесть получилась превосходная. А Сенчин, было это в 2008 вроде бы году, получил премию имени Белкина и неформальный титул непревзойденного мастера средней формы.

Конечно, Сенчин не захотел останавливаться на достигнутом. Средняя форма? - это же как звучит. Типа гордиться членом средних размеров. (Плохое метафора принадлежит автору - Е. А. - королю обоссаного стиля, а не Р. С. - герою данной новеллы). Сенчин взял эту повесть и решил для начала, просто ее перепечатать еще раз.

По художественным качествам продукт получился превосходный. К стилю - комар носа не подточит. Идея - достойна любой похвалы. Но все-таки было не ясно Сенчину до конца – большая ли это повесть или все-таки маленький роман. Сколько должно быть персонажей и художественных линий?
Он решил отнести текст в "Знамя", и пусть там разбираются.

В "Знамени" сказали: - конечно, РОМАН! И - впервые за историю журнала! - приняли к публикации в следующем же номере, чтобы поспеть подать заявку на премию Русский Букер.
Критика роман хвалила. Однако председать жюри, человек старой закалки, в последний момент вдруг замешкал, и решил что 24 авторских листа - слишком мало для романа.
И русский Букер роман Романа Сенчин в 2009 не получил.

К 2011 году Сенчин освоил скоропись. И за новый роман получил, не только Букер, но и Большую Книгу, Национальный бессцеллер, а также переводы на все европейские и языки плюс японский и китайский.

К 2012 Сенчин освоил еще и машинопись. Собственно, если бы не ****ец всему сущему, в 2013 Нобель был бы у него в кармане, за это мы ручаемся, милые мои друзья!


* * *

Михаил Елизаров писал хорошо, пожалуй лучше всех. Это понимали многие, в том числе и он сам. Но некоторые все-таки не понимали. И Елизаров считал, что этим долбоебам лучше бы держать язык за зубами. Порой кто-нибудь скажет о написанном Елизаровым "***та", - и сразу получает в морду.
Однажды Елизаров отправил текст не опубликованного еще романа "Сын совка" своему хорошему другу, человеку сильного тела и красивой души (ровно как красивого тела и сильной души), Захару Прилепину. Прилепин прочел роман и после долгих тяжелых раздумий ответил:
- Дорогой Миша. Ты прекрасно знаешь, как сильно я люблю своих друзей и как сильно ненавижу своих врагов. Ты мой друг. Но по поводу романа могу сказать лишь одно: ***ню ты написал.
Вот тут Елизаров задумался, бить морду или не бить.


* * *

КР, как известно, был лучшим писателем своего поколения. А стал он таким - достиг непревзойденного уровня мастерства - благодаря своей жене. Ему-то больше всего нравилось сидеть в интернете, переходить с сайта на сайт, а иногда - просто валяться на диване.
Но жена ему говорила:
- Заебал со своим интернетом! (Заебал валяться на диване!) Дома жрать нечего! Иди лучше колбасы своруй в "Полушке"!
Рябов придет в "Полушку", возьмет палку колбасы, хочет сунуть за пазуху, а руки ходуном ходят, колбаса так и дрожит в руках. Тогда КР и говорил сам себе:
- На *** мне эта колбаса? Пойду лучше рассказ напишу.
Сядет на лавочку, достанет блокнот и ручку, напишет рассказ, благодать.
Но дома жена, а хуле ей этот рассказ - на хлеб его не положишь?
И вот идет КР Обратно в "Полушку". А колбаса опять дрожит в руках.
Иной раз ему приходилось по пять-шесть рассказов на дню писать, пока духу хватит спереть эту колбасу несчастную. Так стиль у него и крепчал.


* * *

Еврейский писатель Олег Зоберн был твердо убежден, что пишет лучше всех. В 2007 году в интервью для канала Культура у Зоберна спросили:
- Олег, скажите пожалуйста, неужели даже Виктор Пелевин пишет хуже, чем вы?
Зоберну на тот момент было 27. И он ответил:
- Когда Виктору Олеговичу было 27 лет, у него был опубликован 1 лишь рассказ "Колдун Игнат и люди" в журнале "Наука и религия", - и уже не в микрофон добавил, - на хую я его вертел.

Спустя 10 лет Зоберну задали тот же вопрос для интервью на сайт культура-говно точка ру с посещаемостью 2 человека в день.

И тогда уже Зоберну нечего было ответить.


* * *

Александр Снегирев был хорошим молодым писателем, но не умел воровать одежду. А Евгений Алехин был плохим молодым писателем, но умел воровать одежду. Они были тем ни менее добрыми друзьями, хотя и сильно завидовали друг другу.
Однажды за рюмашкой Снегирев сказал:
- Сколько лет знакомы, а я ни разу не видел тебя в одном и том же наряде. Умеешь выбирать: обувь Adidas Originals, узкачи Topman, кардиганы и рубашки H&M, олимпийки Lyle & Scott и Carhartt. Вроде бы недорогая одежда casual, но какой вкус! Я завидую тебе белой завистью...
Они как раз сидели в буфете Дома Художника. Снегирев там только что презентовал две роскошные книги. Алехин посмотрел на Снегирева, будто видит его в первый раз:
- Да если бы я писал так хорошо, мне было бы все равно, что носить! Ведь ты одет не хуже меня, просто это не бросается в глаза, потому что у тебя есть другие достоинства! И какие же у тебя книги! Серьезные трогательные рассказы о Москве, глубокие и пронзительные романы об Америке, тонкие и изящные фельетоны на тему Литературная Жизнь! Да с выходом твоей последней книги, моя зависть почернела, как прошлогодний снег по весне! - тут Алехин запнулся. Даже в разговоре проскользнула обоссаная идиома. Даже в разговоре он использует исключительно свой коронный художественный стиль - ОБОССАННЫЙ.

Замахнули еще по одной. Помолчали, подумали. Тут Снегирев и говорит:
- А давай поменяемся талантами. Ты будешь хорошо писать, а я буду воровать одежду.
Алехин чуял какой-то подвох. Как это поменяться талантами? Это что же за безрассудство? Но как же он мечтал оказаться на месте Снегирева, когда час назад тот подписывал книги на втором этаже! Книжная Ярмарка, девушки берут автографы, сотрудницы АСТ целуют в щечку, даже ведущий и микрофон! Стоит согласиться, и все это будет происходить с Алехиным. И тогда Алехин твердо сказал:
- А давай!
Каждый из них плюнул в ладонь, и сделка была скреплена рукопожатием.

Алехин выждал несколько дней и пошел в магазин Bershka. "Ниже бершки конечно только зара и колинз, но если я не смогу ничего украсть ЗДЕСЬ, значит можно сегодня же садиться за ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ РОМАН".
В примерочной Алехин тщательно осмотрел вещь. Это был какой-то бестолковый шарф. Алехин аккуратно сорвал бипер самодельным инструменом. И даже на всякий случай оторвал этикетку. Вышел в зал магазина, осмотрелся, не видит ли его кто-то из персонала, и выбросил "отходы" в какой-то угол.
Но на выходе из магазина Алехин все равно запищал. Он бросил шарфик и побежал изо всех сил от охранников по торговому центру, его легкие горели, но душа плясала:
- Получилось! Великий Русский Роман! Великий Русский Роман!
Дома Алехин не раздеваясь уселся за компьютер и на одном дыхании написал 24 страницы Великого Русского Романа. Первая (вводная) глава на этом закончилась, и Алехин решил, что на сегодня достаточно. Выключил компьютер, скинул пальто и рухнул спать.
С утра даже не чистил зубы: сразу стал перечитывать. Все по-прежнему: стилёк-то обоссан. Метафоры, гиперболы, параболы, сука, обороты и сравнения – как у детсадовца.

Одним словом - ***та.

Тогда-то Алехин понял, что Снегирев не просто серьезный писатель, а настоящий дьявол.


---


Вариант 1

***

В 2020 году ученые изобрели машину, которая по фамилии и имени определяет, насколько человек талантлив. Было решено найти самых непризнанных и самых гениальных людей во всем мире. И вот в машину вбили в_с_е_ существующие в природе имена.

Машина долго гудела и наконец выдала 2 имени подлинных непризнанных гениев планеты Земля:
Олег Лукошин и Александр Карасёв.




Вариант 2

***

В 2020 году ученые изобрели машину, которая по фамилии и имени определяет, насколько человек талантлив. Было решено найти самых непризнанных и самых гениальных людей во всем мире. И вот в машину вбили в_с_е_ существующие в природе имена.

Машина долго гудела и наконец выдала 2 имени подлинных непризнанных гениев планеты Земля:
Олег Лукошин и Александр Карасёв.

Среди простых смертных людей эта новость вызвала шум и недовольство. «Почему двое?», - вопрошали люди. Настоящий непризнанный гений должен быть только один!

Тогда было решено провести мероприятия по типу игр доброй воли, чтобы выявить, кто из них: Лукошин или Карасёв.
(Не знаю, что было на уме у Карасёва в те поры, ведь он удалил меня из друзей. А Лукошин схитрил на тотализаторе, как он мне потом и рассказал.)

В общем, Лукошин специально проиграл последнее испытание. Но его интересовали не только деньги. «Хули тут думать», - прикидывал Лукошин, - «у меня 23 романа, а у него ни одного! Конечно я гениальнее, это ясно как ***. Но ведь с другой стороны непризнанные не нужны издательствам. Так что пусть забирает титул, а я получу деньги и книги!»

Такая история.
Официально – это Карасёв. Но мы с вами так и не узнаем, кто на самом деле гениальнее и непризнаннее.


* * *

Успешный писатель Герман Садулаев, в отличии от критика Валерии Пустовой любил слова "***", "****а" и "****ь". Садулаев часто говорил:
- "***", "****а" и "****ь" решают, а вот литература - это говно собачье в кулаке.
А еще он любил ****ь ***м ****у.

Как-то раз Садулаев в столовой пансионата "липки" подошел к молодым (по писательским меркам и зрелым по общечеловеческим) писателям Евгению Алехину и Сергею Павловскому.
Садулаев сказал:
- Если вас не смущают слова "***", "****а" и "****ь", милости прошу сегодня вечером послушать мой новый рассказ.
- "***", "****а" и "****ь"? - хором спросили Алехин и Павловский. И особо не раздумывая решили, что придут на чтение.
- В 18 00 в холле второго крыла, - обозначил событие Садулаев.

На событие пришли еще несколько человек помимо Алехина и Павловского. Были 2 молодые женщины. Садулаев начал читать.
Через 3 минуты Алехин и Павловский переглянулись и поняли: все хорошее, что есть в этом рассказе - это слова "***", "****а" и "****ь", все остальное - в ****у ****ая ***ня.

- Герман, это же ***ня! - сказал Алехин.
- Герман, это же ***ня! - сказал Павловский.

И когда Герман прочел такой фрагмент рассказа: "УВАЖАЕМЫЙ, ЧИТАТЕЛЬ, ЕСЛИ ТЫ ДОЧИТАЕШЬ ЭТОТ РАССКАЗ, У ТЕБЯ ПЕРЕСТАНЕТ СТОЯТЬ!...", - Алехин и Павловский упали на ковер, чтобы сымитировать гомосексуальный акт и как бы художественно доказать, что стоять у них не перестанет от этого рассказа.

Садулаев уже не мог дальше читать в таких условия - так громко стонали и смеялись Алехин и Павловский - и поэтому встал и сказал:
- Если кто-то хочет дослушать - пойдемте ко мне в номер.
Мужчины не решились - не хотели, чтобы у них перестал стоять. А женщины согласились дослушать у Садулаева в номере. И Алехин перстал смеяться, катаясь по ковру, когда увидел в конце коридора, как Герман заводит женщин себе в номер.
- Чертов Герман, - воскликнул Алехин, - написал шнягу, но опять все жопы мира достались ему!

Так Садулаев в очередной раз доказал, что "***" "****а" и "****ь" решают, а литература - это говно собачье в кулаке.


2009


Рецензии