Волшебный дар Каиссы

ВОЛШЕБНЫЙ   ДАР   КАИССЫ


ОТ  АВТОРА : ДРЕВНЯЯ  И  ВЕЧНО  МОЛОДАЯ ...

    Шахматы ... Это одно из самых древних и прекрасных изобретений человечества на протяжении многих столетий волнует сердца миллионов людей.
В чем же главная притягательная сила этой древней и вечно молодой игры? Ответ напрашивается сам собой – в том, что на шестидесяти четырех клетках деревянные фигурки в миниатюре воспроизводят жизнь и борьбу человека, силу и слабость его духа, его достижения и упущения, радости и печали ...
    Давайте же приоткроем плотную завесу стремительно бегущего времени, чтобы вновь и вновь воздать должное тем, кто своим ярким талантом и беззаветной любовью к самой древней и прекрасной игре возводил величественное здание ее истории.
В этом увлекательном путешествии нашими надежными проводниками будут мудрая богиня шахмат Каисса и ее верные жрецы – шахматные историки и их очаровательная помощница – юная нимфа. Обаятельная и добрая покровительница шахмат в знак своей беспредельной любви к замечательной игре и уважения к миллионам ее почитателей дарит всем нам фантастический, неповторимый праздник.
    В этой книге любители шахмат смогут насладиться подлинными шедеврами выдающихся мастеров древней игры – их блистательными комбинациями, фейерверком жертв фигур и пешек, тончайшими позиционными ходами…
    Свою рецензию к первому изданию этой книги ( Лениздат, 1990 год ) выдающийся гроссмейстер, музыкант и литератор Марк Тайманов закончил словами: «Рассчитанная на широкий круг читателей книга воспринимается как своеобразный гимн замечательной игре и ее верным рыцарям – выдающимся мастерам шахмат».

Часть  первая.           ТВОРЦЫ   ШАХМАТНОЙ   ИСТОРИИ
    
         Глава  1.  КАИССА  ПРИНИМАЕТ  ГОСТЕЙ 

    - Мои благородные рыцари ! Я рада приветствовать вас в священном и вечном царстве богов ! Я призвала вас на Олимп, чтобы возложить на вас небывалую историческую миссию ! – торжественно произнесла Каисса.
Ветер теребил складки ее белоснежной туники, глаза возбужденно блестели, руки были воздеты вверх.
    - Поистине беспредельна любовь моих поданных к шахматам, и в знак благосклонности своей я дарю им праздник, которого никогда еще не знала история и который никогда больше не повторится. И праздником этим будет состязание самых выдающихся шахматистов России и остального мира всех времен !
Изумленные гости, затаив дыхание, благоговейно внимали словам Каиссы. Один из них, одетый в малиновый камзол, с редкими припудренными и завитыми на висках волосами, с перехваченной широкой лентой косичкой, даже незаметно ущипнул себя, дабы убедиться, что все это происходит с ним наяву. Второй, в темном сюртуке, с чуть съехавшими к кончику носа очками, в крайнем изумлении беспрерывно подергивал себя за окладистую седую бороду.
    - Что скажешь по этому поводу ты, достопочтенный Филидор? – повернулась к первому гостю Каисса.
    - О, несравненная Каисса ! Мудрость твоя беспредельна, замыслы величественны, щедрость не знает границ ! Но, право же, я ... я ... не могу еще прийти в себя.
  Филидор замолчал. Изумление все еще сковывало его мысли. Взгляд рассеянно блуждал. С минуту он задумчиво следил за мохнатыми белыми облаками, проплывавшими за спиной Каиссы. Издалека доносились чарующие звуки  лютни. Вдохновленный прекрасной музыкой, великий шахматист  продолжал:
    - Я читал отклики Горсея, Одеборна, Олеария и других о московитах. Одеборн в 1581 году отмечал, что русские великолепно играют в шахматы, и в этой игре они настолько искусны, что вряд ли есть какой - нибудь другой народ, который мог бы с ними сравниться. А спустя столетие французский посол сообщил своему монарху  Людовику ХIV, что русские превосходно играют в шахматы, что наши лучшие игроки перед ними – школьники.
    Он вновь сделал паузу. Теперь уже ничто не нарушало ясный ход его мыслей.
    - Все это так. И хотя я могу назвать лишь несколько первоклассных маэстро Европы – Леонардо, Бои, Лопеса, Греко, Стамму, Легаля и вашего покорного слугу, - вряд ли русские смогут найти столько же равных им по силе шахматистов. – Закончив тираду, Филидор почтительно склонился.
    Каисса мягко положила руку ему на плечо и улыбнулась. Затем, повернувшись ко второму гостю, промолвила:
    - Хочу слышать твое мнение, мудрейший Петров.
    Пришедший в себя после первых потрясений, русский мастер неторопливо достал носовой платок, протер им стекла очков и так же неторопливо водрузил их на нос.
    - Я позволю себе не согласиться с маэстро Филидором, - с достоинством сказал он. – Россия всегда была щедра на шахматные таланты. Назову хотя бы Шумова, Яниша, братьев Урусовых, Пеликана, Стерна.
    Добрая и в то же время загадочная улыбка озарила лицо Каиссы.
    - Кажется, состязание уже началось, - шутливо воскликнула она. – Друзья мои, вы оба по вполне понятным причинам не знакомы с новейшей историей нашей мудрой и вечной игры. Впрочем, этот пробел легко устраним. – И богиня изящным жестом пригласила гостей следовать за ней.
    Изумленно оглядываясь по сторонам, оба великих шахматиста поспешили за своей покровительницей. Путь их оказался недолгим. Войдя в благоухающий дивными ароматами сад, они миновали небольшую тенистую аллею, в глубине которой их взорам предстала окруженная причудливыми деревьями беседка. Внутри ее за круглым гранитным столом оживленно беседовали какие – то люди. Завидев Каиссу и ее спутников, они поднялись и легкими поклонами приветствовали вошедших.
    - Друзья, - обратилась Каисса к Филидору и Петрову, - позволте представить вам моих верных апостолов. – И, указывая рукой на обитателей беседки, она поочередно называла их имена:  Людвиг Бахман, Николай Иванович Греков, Евгений Александрович Зноско – Боровский, Яков Исаевич Нейштадт и Димитрие Белица.
Когда все расселись, Каисса дважды хлопнула в ладоши, и тотчас перед ней появилась юная нимфа. В одной руке она держала шахматы, в другой – вазу с фруктами. Опустив то и другое на стол, нимфа грациозно удалилась.
    - Устраивайтесь поудобней, - после небольшой паузы промолвила богиня. И, повернувшись к  Филидору и Петрову,  добавила: - В течение трех дней мои славные летописцы  поведают  вам историю шахмат  двух  последних столетий. Когда повествование их будет закончено, ты, мудрейший Петров, назовешь десять самых сильных шахматистов России, а ты, достопочтенный Филидор, - десятку наиболее выдающихся мастеров Запада. Названные вами дружины, вступив в увлекательное состязание, и станут главными фигурами нашего праздника.
Каисса улыбнулась и, приветливо кивнув головой, вышла из беседки.
    - Господа, мне выпала честь открыть нашу встречу рассказом о жизни и творчестве основоположника современных шахмат в его присутствии, - провожая взглядом удалявшуюся Каиссу, бесстрастно произнес Бахман. – Но первый шаг в древнюю историю шахмат кратким поэтическим экскурсом в дофилидоровскую эпоху сделает очаровательная нимфа, - кивнул он головой в сторону вновь появившейся прелестной девушки. – И в дальнейшем все рассказы о выдающихся мастерах наша юная любительница замечательной игры будет окрашивать волнующими строчками из поэмы "О, шахматы, игра богов !" Ведь поэзия – это чувственное восприятие событий, а  значит, и сила ее эстетического  воздействия  намного  выше.

Глава 2.   БЫЛИ   И   НЕБЫЛИЦЫ

О, шахматы, игра богов,
Мир удивительных свершений,
Борьба блистательных умов,
Характеров, мировоззрений !

Легенд о шахматах не счесть!
Кочуя сотни лет по свету,
Они воздали славу, честь
Всем, сотворившим чудо это.

Одна из них – чудесный миф:
Каиссу страстно полюбив,
Сам Марс – войны всесильный бог
Взаимности найти не смог.

Страдая, создал он в тоске
Войну фигурок на доске,
Игру поднес Каиссе в дар,
Родив любви ответной жар.

Так мудрая Каисса стала
Богиней шахматной игры,
Ее с любовью опекала
Еще с древнейшей той поры ...

А как прекрасна небылица
О шахматной доске с пшеницей!
А было это или нет –
Кто может дать на то ответ ?

Древнеиндийский властелин
Хандрил в своих покоях ...
И вдруг предстал пред ним брамин
С диковиной игрою.

Игра пленила властелина,
И он в восторге повелел:
- Немедля наградить брамина –
Чего бы тот ни захотел!

- Владыка, верно, удивится –
Прошу не золота куски,
А только зернышки пшеницы
На клетках шахматной доски.

Не правда ль, скромная цена?
Начав лишь с одного зерна –
Я человек не завидущий,
Да и условие простое:
Должно быть зерен больше вдвое,
Чем их на клетке предыдущей.

- Да ты смеешься надо мной ! –
Вскричал взъяренный властелин, -
Быть может, спятил ты, брамин ?
Ты, верно, болен головой ?
Просил бы золото, брильянты,
Но зерна ... Право, истукан ты !

Ну что ж, получишь ты урок ...
- С пшеницей дать ему мешок,
А вслед за этим наглеца
Тот час же выгнать из дворца !

Наутро вызвал он министра:
- Прошел назначенный мной срок.
А ну - ка отвечай мне быстро:
Отдал брамину ты мешок ?

Министр тут же рухнул ниц:
- Брамин коварен без границ!
Молю владыку не гневиться –
Печальным будет мой ответ:
Он столько запросил пшеницы –
На всей планете столько нет !

- Что ж, я наказан за беспечность, -
Промолвил властелин печально, -
Игра же эта гениальна
И уготована ей вечность! ...

    - Ну, это, конечно, скорее небылицы, чем были ! – воскликнул Бахман. - Гораздо больший интерес представляет тот путь, который прошли шахматы до того, как их основные законы сформулировал  наш  гость – маэстро Филидор.

Путь очень долгий, непростой:
Сквозь громы войн и дым столетий
Игра шагала по планете,
Пленяя блеском, красотой.

И первые ее истоки
Мы обнаружим на востоке:
В долинах жарких Инда, Ганга,
Где новой увлеклись игрой,
Ее назвали "чатуранга",
Что означает "четверной".

В игре должны были сразиться
Четыре вида войсковых –
Пехота, кони, колесницы,
Слоны в порядках боевых.

И очень жаль, что с тех времен
Воинственная чатуранга
Нам не оставила имен
Бойцов "гроссмейстерского" ранга.

А вот в арабском халифате
( Здесь расхождения лишь в дате –
В седьмом столетье иль в восьмом,
Но суть, конечно же, не в том )
Игра преобразилась резко:
В ней появился колорит,
Почти что современный вид,
Намного больше стало блеска.

"Шатрандж" – теперь игры названье,
И главная ее примета –
Не кости наобум бросанье,
Как в чатуранге было это, -
В том, что уже борьбы исход
Решали знанья, ум, расчет...

Как бились страстно в Хоросане
( Первый в истории турнир! )
Абдалгафар, Зайраб, Джабир.
Его итог, увы, в тумане
Ушедших в прошлое столетий,
Сегодня это уже миф –
Известно лишь: сраженьям этим
Внимал с почтеньем  сам халиф ...

    - Как ни увлекателен и этот ваш рассказ, - улыбнулся Бахман, - но и он мало чем отличается от  легенд, хотя и чатуранга и шатрандж, действительно, были далекими предками современной игры.  А вот уважаемый маэстро Филидор – это уже первая великая веха в истории шахмат.

Глава 3.   ГЕНИЙ   ДВУХ   МУЗ

    Франсуа  Андре Даникан родился седьмого сентября 1726 года в небольшом городке Дрё, близ Парижа. Его отец  Мишель Даникан был придворным гобоистом у короля Людовика ХIII. Однажды, желая похвалить своего лучшего музыканта, король сравнил его с итальянским гобоистом – виртуозом Филидори и воскликнул: "Я нашел второго Филидора!" С тех пор это прозвище стало  присоединяться  к  фамилии  Даникан.
    В возрасте шести лет мальчик был определен певчим в придворную капеллу в Версале, а вскоре королевский хор уже исполнил первое сочинение юного композитора, получившего в награду от его Величества  десять  луидоров.
    Именно в это время Филидор познакомился с шахматами. Музыканты довольно часто сражались друг с другом, и однажды один из них остался без партнера. Смущенный Франсуа предложил свои услуги.Каковоже было всеобщее изумление, когда мальчик буквально разгромил своего противника. Спустя два года талантливого юношу взял в ученики лучший шахматист Франции Кермюи сир де Легаль. Учитель сначала легко побеждал Филидора, давая вперед ладью. Постепенно фора уменьшалась, вскоре они играли уже на равных, а затем ученик стал брать верх над учителем, которого позже уверенно переиграл в матче за звание первого шахматиста Франции.
    В 19 - летнем возрасте молодой шахматист с трепетом ступил на английскую землю – шахматную Мекку того времени. Подобно Парижу, в Лондоне было свое шахматное кафе "Слоутер" В его стенах Филидор победил сильнейших английских мастеров – Кеннигема, Бертина, Янсена, уроженца сирийского города Алеппо Филиппа Стамму. Мастерство Филидора покорило Англию, куда он часто приезжал для состязаний с лучшими английскими игроками.
    В 1749 году Филидор, заручившись поддержкой герцога Камберленда и других влиятельных лиц, написал книгу "Анализ шахматной игры", ставшую первоисточником позиционной школы и переведенную на все европейские языки.  "Мое главное намерение, - писал он в предисловии, - предложить новшество, а именно - игру пешек. Пешки – душа шахмат, только они создают атаку и защиту, от их хорошего или плохого расположения целиком зависит победа или поражение". Великий шахматист на целое столетие опередил свою эпоху, сцементировав шахматную партию от дебюта до эндшпиля единым планом.
    Слава Филидора разнеслась по всей Европе. Он был в дружбе с выдающимися мыслителями, учеными, музыкантами – Дидро, Рамо и многими другими. Перед ним распахнулись двери королевских дворцов. Людовик ХVI всерьез заинтересовался шахматами и пригласил Филидора в качестве своего учителя. Через несколько месяцев монарх пожелал узнать, как маэстро оценивает его игру. "Ваше величество, - ответил Филидор, - всех шахматистов можно разделить на три класса: тех, кто совсем не умеет играть, тех, кто плохо играет и тех, кто играет хорошо. Вас, ваше величество, я  могу  отнести  уже ко  второму  классу".
    Выдающийся французский композитор Рамо истинным призванием Филидора считал комическую оперу. Именно по его настоянию в середине 50-х годов Филидор приступил к работе в этом жанре. Им написано 26 комических опер, многие из которых ( "Том Джонс", "Кузнец" и другие ) имели большой успех у публики.
    В 1793 году Филидор в последний раз посетил Англию. Вспыхнувшая вскоре война между Англией и Францией сделала невозможным его возвращение на родину.

Как велико его значенье!
Ведь он дал многим поколеньям
Позиционное ученье
И доказал своей игрой,
Что часто результат сраженья
Определяет пешек строй.

При этом он единой нитью
Три стадии игры связал
И сделал важные открытья
Для многих шахматных начал...

    К сожаленью, большинство партий замечательного шахматиста было утеряно. Остались лишь партии, проведенные им в сеансах вслепую.
    Что же касается детища Филидора – книги "Анализ шахматной игры", то третье издание ее, вышедшее в 1790 году на английском языке, собрало лишь 56 подписчиков.
    - Зато в следующем веке"Анализ" выдержал около ста изданий,- изрек Зноско–Боровский
    - И все же главная заслуга великого маэстро – в его учении о пешечном центре, подвижной пешечной цепи и ее блокаде, о взаимодействии фигур и обеспечении пространственного перевеса, - подытожил Греков. И, видя, что щеки Филидора стали почти одного цвета с его малиновым камзолом, поспешно объявил: - Мой рассказ о шахматисте, которого благодарные современники назвали "русским Филидором".

Глава 4.   " РУССКИЙ   ФИЛИДОР "

    Прежде чем перейти к очередному повествованию, попросим нашу юную ценительницу поэзии поведать о становлении шахмат в России.

А что ж  Россия ? С давних пор
Там за доской вступали в спор ...
Любил игру за глубину,
За то, что щекотала нервы
И походила на войну
Сам император Петр Первый.

А при дворе Екатерины
Нередкою была картина:
Сосредоточенные лица –
Одно – самой императрицы,
Другое – тоже важный вид -
Потемкин – главный фаворит.

Это о нем, светлейшем князе,
Сказал поэт шутливой фразой:
"Одной рукой он в шахматы играет,
Другой – народы покоряет".

Когда же в Петербург из Вены
Прислали чудо – автомат –
Изобретенье Кемпелена,
Ему дивились стар и млад.

И впрямь, над шахматной доской
Склонился "турок" восковой –
С лицом задумчивым и хмурым
Он двигал по доске фигуры.

И тем "зевакам", кто был рад
С ним провести сраженье,
Безмолвный "турок" ставил мат
С бесстрастным выраженьем.

В Париже чудо – автомат
Проверил сам Наполеон :
С редким азартом бился он,
Но, получив от "турка" мат,
Вскричал: "Немедля наглеца
Изгнать из моего дворца !"

Секрет австрийца вскрылся позже,
Отнюдь, он не был программист,
Внутри, как оказалось все же,
Был спрятан сильный шахматист.

А как его разоблачили ?
Специально сделали ... поджог –
И вот, пока "пожар" тушили,
И все спасались – кто как мог,
А "турок" размышлял в гамбите,
Из автомата в этот миг
Раздался вдруг истошный крик:
"Пожар! Пожар! Скорей спасите!"

Ну, а теперь сказать пора
О "звездах" шахматной России –
И там ведь были мастера,
Да, говорят, еще какие!

И первый среди них Петров –
Отец российских мастеров,
Которого уже с тех пор
Прозвали "Русский Филидор".

    Александр Дмитриевич Петров родился первого февраля 1794 года в деревне Опочка Псковской губернии, - начал свой рассказ Греков.  Уже с детских лет обнаружил он недюжинные способности к шахматам.
    Когда будущему мастеру исполнилось четыре года, его дед, один из сильнейших игроков Санкт – Петербурга Иван Алексеевич Соколов, подарил внуку шахматы.
    С тех пор начались регулярные состязания с дедом. Правда, опытный шахматист поначалу   давал внуку значительную фору – вначале ладью, затем слона, пешку, а спустя год  Саша впервые испытал пьянящую радость победы в игре на равных.
    В возрасте 15 лет Петров держал экзамен перед одним из лучших петербургских шахматистов того времени – Копьевым. Уверенная победа юноши не только открыла перед ним двери шахматных собраний, проводившихся у известных литераторов и чиновников столицы, но и принесла ему славу сильнейшего мастера России. Это высокое звание он удерживал до последних дней своей жизни.
    Петрову не довелось помериться силами с европейскими знаменитостями того времени – Дешапелем, Лабурдоне, Мак - Доннелем. Но стоит посмотреть его партии, чтобы убедиться, что он смело может быть поставлен в один ряд с этими выдающимися игроками.
    Много волнующих поединков провел за шахматной доской Петров. И хотя соперниками его были сильнейшие польские шахматисты - Гофман, Шиманский, Винавер и лучшие мастера России – Яниш, Урусов, Шумов, победителем неизменно выходил Петров.
    В 1844 году, играя с польским мастером Гофманом, Петров уже на 12 - м ходу  эффектно пожертвовал ферзя в следующей позиции:
Белые:   Крg3, Фd1, Ла1, Лh1, Cb2, Kb1, Kf7,  пешки а2, е5,  g2, h2
Черные: Кре8, Фd8, Ла8, Лh8, Cc8, Cc5,  Kd5, пешки а7, b7, c7, d7, g7,h7
У игравшего черными Петрова атакованы ферзь и ладья, но  это  его ничуть не смущает:  12. ...  0 – 0!!  13.Kf7: d8   Cc5 –f2+  14.Kpg3 – h3  ( после  14. Kpg4  белые получают мат в 4 хода: 14. Лf4+   и  т.д. )    14. ...  d7 – d6+  15.e5 – e6  Kd5 – f4+   16.Kph3 – g4   Kf4 : e6  17. Kd8 : e6  Cc8:e6+  18. Kpg4 – g5  Лf8 – f5+  19.Kpg5 – g4   h7 – h5+  20.Kpg4 – h3   Лf5 – f3  Мат !
    Петров был  не только выдающимся шахматистом, но и прекрасным литератором и теоретиком, талантливым шахматным композитором и энергичным организатором.   В 1824 году он выпустил книгу "Шахматная игра, приведенная  в  систематический  порядок  с   присовокуплением  игор Филидора и примечаний на оные", в которой блестяще углубил и развил учение Филидора.      
    Книга Петрова сразу же завоевала умы и сердца читателей, среди которых были Пушкин, Тургенев, Чернышевский и другие выдающиеся его современники.
    Гениальному русскому поэту автор подарил один экземпляр "Шахматной игры ..." с дарственной надписью: "Милостивому государю Александру Сергеевичу Пушкину в знак истинного уважения. От издателя."
    Весомую лепту внес Петров и в дело международного сотрудничества шахматистов. Он переписывался со Стаунтоном, Сент - Аманом, Левенталем и другими выдающимися мастерами Европы.
    В 1863 году замечательный русский шахматист впервые в жизни выехал за границу. В Вене и Париже он успешно состязался с местными мастерами, причем в столице Франции Петров дважды виделся с находившемся в то время там Морфи. Журнал "Нувель Режанс", предвкушая  единоборство двух шахматных гигантов,  писал: "Это будет, наверно, одно из самых замечательных сражений, которое когда - либо происходило. Это будет прекрасный день для шахмат !" Увы, гениальный американец, еще несколько лет назад заявивший о своем отходе от шахмат, остался верен своему слову ...
    Когда слава "русского Филидора" достигла Европы, в России уже появились новые мастера.  Лучшими из них были Карл Яниш, Илья Шумов, Сергей  Урусов, Шимон  Винавер.

Но  и  соперники  Петрова
Отдельного достойны слова.
Адъюнкт -  профессор Карл Яниш ,
Талант большой – куда ни глянешь:
И мастер силы колоссальной,
И аналитик гениальный.

А Шумов? Превосходный практик –
Огромной силы и амбиций,
К тому ж непревзойденный тактик
И автор ярких композиций.

Сергей  Урусов, наконец,
О нем почтительное слово:
Блестящий офицер, храбрец
И друг великого Толстого.
Он и в игре был знаменитым –
Слыл лучшим знатоком гамбитов.

Винавер - польский бизнесмен,
В Париж приехав по делам,
Никак не ожидал, что там
Предстанет  вдруг  как  супермен.

Он и в "Режанс" забрел без цели,
Сыграл с известным шахматистом
И обыграл его так чисто,
Что очевидцы онемели.

В порыве общего экстаза:
"Кто этот шахматный факир?"
Винавера включили сразу
В стартующий большой турнир.

Он был любителем всего лишь,
Но снова преподнес сюрприз:
Турнир выиграл венгр Колиш,
А новичок ... второй взял приз!

Так скромный польский коммерсант,
Россию представляя,
И сам того не ожидая,
Раскрыл недюжинный талант...

    И все же на протяжении многих лет сильнейшим шахматистом России оставался Петров. Шумова, например, он победил в возрасте 66 лет. Поразительное достижение !
    - Маэстро Петров, конечно, ярчайшее явление в шахматной истории, - изрек Филидор. - Но, если говорить о шахматном долгожительстве, то мой учитель месье Легаль, пожалуй, даже превзошел его.  До конца своих дней, а прожил он ни много ни мало 90 лет, мой учитель, оставался одним из лучших игроков Франции. Когда ему было 85 лет, он выиграл у кавалера Сен - Бри партию, которая навсегда вошла  в анналы шахматной истории как "мат Легаля". И хотя все прекрасно знают эту партию, я все же не откажу себе в удовольствии еще раз насладиться этим шедевром.
    Филидор расставил фигуры.
    - Мой учитель играл без ладьи а1, - певуче начал он. – После естественных ходов:    
1. e2 - e4   e7 - e5  2.Сf1 – c4   d7 – d6  3.Kg1 – f3   Kb8– c6 4.Kb1 – c3   Cc8 – g4   белые вдруг пожертвовали ферзя : 5. Kf3 : e5 !!   Конечно, жертва легко опровергалась путем  5.K: e5, но соблазн был настолько велик, что месье Сен – Бри,  не задумываясь, принял дар: 5. ...Cg4: d1??
      Дальнейшие события развивались форсированно: 6.Cc4:f7+ Kpe8–e7  7.Kc3 – d5  Мат !
Каждый раз, глядя на эту удивительную миниатюру, я думаю о том, как мудры и справедливы  шахматы, карающие беспечность, жадность и многие другие человеческие пороки.
    - Яркий пример щахматного долголетия являл собой английский маэстро Джозеф Блэкберн, - подхватил Белица. – 52 года выступал он за шахматной доской, блестяще выиграв ряд турниров - в  Вене, Висбадене, Берлине, Лондоне.
    - Уникальным шахматным долгожителем был и Осип Бернштейн, - заметил Нейштадт. – В 1954 году он с большим успехом выступил на турнире в Монтевидео. Восхищенный яркой игрой
72 – летнего ветерана, гроссмейстер Найдорф обратился к нему с вопросом: "Какую партию в своей полувековой шахматной карьере вы считаете лучшей?" Каково же было удивление Найдорфа, когда в ответ он услышал: "Я ее еще не сыграл !" Справедливость этого утверждения выдающийся шахматист доказал на следующий день, одержав блестящую победу над ... Найдорфом.
    Эта позиция возникла после 28 – го хода черных.
Белые:   Крg1, Фс2, Ле1, Ле4, Сb2, Cc4, пешки а3, b4, c5, d6, f2, g4
Черные: Крh8, Фg3, Ла8, Лf8, Cc8, Cf6, Kg7, пешки а7, b7, f3, g5
    Игравший белыми Бернштейн приступает к решительным действиям:
29.  Лe4 – e8 !!   Cc8 – f5   30. Лe8 : a8   Лf8 : a8    31. g4 : f5  Фg6 – h5   
32. Лe1 – e4   Фh5 – h3  33. Cc4 – f1   Фh3 : f5  34. Лe4 – h4+!!  g5 : h4   
35. Фc2 : f5   Kg7 : f5   36. Cb2 : f6+  Kph8 – g8   
37. d6 – d7,   и черные сдались 
    Остается добавить, что в этом турнире Бернштейну удалось разделить 2 – 3 –е  места, потеснив значительно более молодых соперников. Надо сказать, что Бернштейн был остроумным человеком. Играя легкие партии,   он обычно весело комментировал ход борьбы. Даже незадолго до  кончины  Бернштейн шутливо изрек: "Когда я приду на тот свет, Ласкеру, Капабланке и Алехину придется туговато. Ведь я явлюсь туда  с новыми  идеями."
    Рассказ о шахматных долгожителях будет неполным, если не упомянуть об Эдуарде Ласкере, - вновь заговорил Белица. – Трудно сегодня найти любителя шахмат, который бы ничего  не слышал о партии Эдуарда Ласкера с Джорджем Томасом. Вот что рассказал об этой партии сам победитель: "Следующая партия была не турнирной, а так называемой "пятиминутной", то есть партией, игранной с часами так быстро или так медленно, как это желали партнеры, но с условием, что разница в показаниях часов ни в один момент не должна превышать пяти минут. Такой лимит времени на обдумывание был очень популярен в шахматном клубе лондонского Сити, где в 1911 году была сыграна эта партия. Я испытываю к ней какую – то сентиментальную привязанность, не только потому, что это самая красивая партия, которую мне когда – либо удалось выиграть, но и потому, что это была первая партия, которую я сыграл в Англии в день моего прибытия туда ..."
    Соперники довольно быстро сделали первые десять ходов, после чего возникла такая позиция:
Белые:   Кре1, Фh5, Ла1, Лh1, Cd3, Ke4, Ke5, пешки а2, b2, c2, d4, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фе7, Ла8, Лf8, Cb7, Cf6, Kb8,  пешки а7, b6, c7, d7, e6, g7,h7
    Игравший белыми Эдуард  Ласкер к изумлению своего маститого соперника вдруг пожертвовал ферзя.   В этой позиции  последовало громоподобное :
11. Фh5 : h7+ !!   Kpg8 : h7   Путешествия, как известно,  источник здоровья, бодрости, хорошего настроения. Но если   в путешествие по доске отправился шахматный король – жди беды. 12.Ke4:f6++  Kph7– h6  13.Ke5– g4+  Kph6 – g5  14.h2 – h4 +  Kpg5–f4  15.g2– g3+  Kpf4 – f3  16.Cd3 – e2+  Kpf3 – g2   17. Лh1 – h2+   Kpg2 – g1   18. Kpe1 – d2  Мат !
Поистине партия для шахматных гурманов !
    - А знаете ли вы, - обвел взглядом зачарованно смотревших на доску собеседников Нейштадт, - что Эдуард Ласкер был в свое время чемпионом Берлина, Лондона, Нью – Йорка, Чикаго, западных штатов США, участником знаменитого нью – йоркского турнира 1924 года и умер в 1981 году в возрасте 96 лет?!
    Вернемся все же к магистральной линии нашей беседы. Ведущими шахматными державами Европы в первой половине ХIХ столетия по – прежнему оставались Англия и Франция.  Во Франции сильнейшими мастерами были Александр Дешапель, Луи Лабурдоне, Пьер Сент – Аман, в Англии – Александр Мак – Доннель и Говард Стаунтон. О них я и хочу рассказать.

Глава  5.   " РЕВАНШ   ЗА   ВАТЕРЛОО "

    Александр Луи Оноре Лебретон Дешапель был кадровым офицером наполеоновской армии, - продолжил Нейштадт. Во время знаменитых "ста дней " он получил из рук самого Наполеона генеральские эполеты, а после реставрации Бурбонов всецело посвятил себя шахматам, висту и бильярду. Отличаясь крайним высокомерием, Дешапель даже с равными себе шахматистами играл только на дачу вперед.
    В 1821 году в Париже было организовано состязание с участием шотландца Кохрена, Дешапеля и его лучшего ученика Луи Шарля Маэ де Лабурдоне. Обоим своим соперникам Дешапель давал фору – пешку и два хода, а между собой Кохрен и Лабурдоне играли на равных.
    Победителем соревнования вышел Лабурдоне. Однако англичане категорически отказывались признать его чемпионом, считая сильнейшим игроком Европы своего земляка Мак – Доннеля.
В 1834 году в Лондоне Лабурдоне сыграл серию из шести матчей с Мак – Доннелем. Выиграв четыре из них, французский мастер единодушно был признан современниками сильнейшим шахматистом мира. В честь этой победы один из парижских журналов опубликовал большую поэму с горделивым заголовком " Реванш за Ватерлоо!" Вот как эффектно завершил Лабурдоне одну из  партий этого исторического состязания. Играя черными, он жертвой качества  привел в грозное движение пешечную цепь, что и решило исход партии. 
    После 31-го хода белых возникла такая необычная  позиция:
Белые:   Крh1, Фс8, Лс3, Лf1, пешки а2, b2, d7, g2, h2
Черные : Крh8, Фе3, Лf8, Ce7, пешки а5, d3, e4, f2, g7, h7
Далее   последовало:  31. ...Ce7 – d8  32. Фc8 – c4   Фe3 – e1  33.Лc3 – c1   d3 – d2  34. Фc4 – c5   Лf8 – g8   35. Лc1 – d1   e4 – e3   36.Фc5 – c3  Фe1 : d1   37. Лf1 :d1   e3 – e2   Красочная  позиция ! Белые   немедленно сдались.
    Любопытно, что Лабурдоне не владел английским  языком, а Мак – Доннель не говорил  по– французски. Поэтому единственным словом, которым они иногда обменивались было "шах".  Слово "мат" звучало гораздо реже и произносилось с любезнейшей улыбкой...

В те годы сам Наполеон
Увлекся мудрою игрою –
С придворными играл порою,
Хоть в шахматах был не силен.

Монарха зная в полной мере,
Те, в страхе, пятясь задом к двери,
Шептали, кланяясь оттуда,
Ловя его колючий взгляд :
"Вам шах, сир, а за ним и мат ..." –
Вслед им фигур летела груда ...

Недолго упивался славой
Надменный, гордый Дешапель –
Развеялся победный хмель,
Нашлась и на него управа.

И кто же? Ученик любимый
Лабурдоне! Как одержимый
К заманчивой он рвался цели –
С престола свергнуть Дешапеля !

И он добился своего !
Тут же поклонники его
Восторженно и церемонно
Провозгласили чемпионом !

В ответ – протестов ураган
Пришедших в ярость англичан,
Считавших чемпионом мира
Мак – Доннеля, своего кумира.

Пыл англичан чуть поутих –
Ведь, надо же, любимец их
Буквально на глазах у всех
Разгромлен был ! Этот успех
Вознес Лабурдоне к вершине,
Где он один царил отныне.

Мак – Доннеля такой исход
Лишил уверенности, силы,
И он - прошел лишь только год –
Безвременно сошел в могилу.

Лабурдоне, хоть победил,
Но тоже отдал много сил,
Их оставалось слишком мало –
Ведь в крайней бедности он жил,
Средств постоянно не хватало,
А вскоре и его не стало ...

Глава  6.   СЕНТ – АМАН   ИЛИ   СТАУНТОН ?

    - В конце 30 - х годов ХIХ столетия в Англии бурно прогрессирует шахматное мастерство Говарда Стаунтона, - вступил в права очередного рассказчика Зноско – Боровский. Малоизвестный молодой актер как - то в порыве откровенности признался своему другу великому трагику  Эдмонду Кину , что считает себя весьма посредственным актером, а потому намерен заняться историей литературы, изучением творчества Шекспира и журналистикой. Кин был чрезвычайно остроумным человеком.

Однажды Кин за кружкой пива,
Уйдя от всех мирских забот,
В расположении игривом
Забавный вспомнил эпизод :

"В спектакле Ричарда играя,
Вскричал я руки простирая,
Могучим голосом звеня :
"Коня ! Корону за коня !"

Неведомый остряк из зала
Воскликнул явно не со зла :
"А не возьмете ли осла?"
И публика захохотала.

Невозмутимо, как всегда,
Ответил я ему бесстрастно:
"Осел мне подойдет прекрасно –
Идите же скорей сюда !"...

    Кин не стал отговаривать друга. Конечно, ни тот ни другой даже не подозревали, что благодаря этому решительному шагу спустя несколько лет Англия получит едва ли не самого выдающегося в своей истории шахматиста.
    Посещая в качестве журналиста шахматные клубы Лондона, Стаунтон страстно увлекся древней игрой и довольно быстро добился значительных успехов.
    Однажды в один из весенних дней 1843 года в шахматном клубе Сент - Джорджа к нему подошел незнакомый француз и предложил сыграть несколько партий.  Несмотря на плохое самочувствие, Стаунтон согласился. Француз оказался крепким орешком – три партии он выиграл, две проиграл и одну свел вничью. Это были обычные для того времени легкие партии, и Стаунтон не придал им никакого значения. Однако через несколько дней французские газеты и журналы крупными заголовками известили о победе их соотечественника Пьера Шарля Фурнье де Сент – Амана над чемпионом Англии в матче из шести партий.
На карту был поставлен престиж английских шахмат, и Стаунтон вызвал Сент – Амана на официальное единоборство, которое печать обеих стран окрестила "величайшим шахматным матчем на первенство мира между Францией и Англией".  Несмотря на невероятный шум фанатично болевших за Сент – Амана зрителей, бесконечно долгие раздумья соперника в каждой партии, Стаунтон легко одолел его.
    В Англии эта победа была отмечена как национальный праздник, и Стаунтона называли некоронованным чемпионом мира. Иначе расценила итоги матча французская пресса, назвавшая поражение Сент – Амана случайным и  потому требовавшая реванша. После длительных переговоров было решено, что в октябре 1844 года Стаунтон снова приедет в Париж. Однако в дороге английский мастер простудился и заболел воспалением легких. Несколько дней он был на грани жизни и смерти, а затем с тяжелым пороком сердца вернулся домой.  Матч – реванш не состоялся.
    После этого Сент – Аман окончательно отошел от шахмат. В 1848 году он выдвинулся как известный деятель французской революции, стал шефом парижской национальной гвардии и членом временного правительства, а позже – консулом в Акапулько. Умер он в 1872 году.
    О мастерстве Стаунтона лучше всего говорят его партии. Вот одна из них, в которой он изящно заматовал короля известного английского шахматиста капитана флота Дэвиса Эванса, автора и поныне носящего его имя гамбита. Стаунтон в этой партии дал сопернику фору – два хода и пешку.
    К 28-му ходу соперники пришли к следующей позиции:
Белые:   Крh1, Фс2, Ла1, Се3, Кс5, пешки b2, c4, h2
Черные: Крg8, Фd6, Лf8, Cg4, Kf3, пешки а6, b7, g7,h7
    Игравший белыми Эванс беспечно взял черную пешку на  b7.   28. Kc5 : b7, на что последовало :28. ...   Фd6 – c6   29. Kb7 – a5   Kf3 – e1+ ! Теперь любой ответ белых ведет к катастрофе. 30. Kph1 – g1  Фc6 – h1+ !!  31. Kpg1 : h1  Лf8 – f1+  32.Ce3 – g1   Cg4 – f3+  33. Фc2 – g2   Cf3 : g2  Мат !
    В последние годы жизни шахматные успехи Стаунтона были уже не столь ощутимы. Все больше времени он уделяет изучению творчества великого соотечественника Шекспира, историии культуры своей страны.  22 июня 1874 года смерть остановила его перо в момент создания нового литературного исследования.

И Стаунтон и Сент – Аман –
Последние "из магикан":
Ведь шахматисты этих стран,
Громившие всех неизменно,
Утратили высокий сан,
На долгий срок сойдя со сцены ...

    Выслушав очередной рассказ, Филидор восстановил на доске заключительную позицию партии Мак – Доннель – Лабурдоне.
    - Видимо, не зря я столь рьяно выступал против открытой фигурной игры, жертвой которой стал Мак – Доннель, - заметил он.  – А вот Лабурдоне, по достоинству оценив роль пешек, довел искусство позиционной игры до совершенства.
    - Маэстро, вы не справедливы к Мак – Доннелю. Он внес много нового в теорию открытых дебютов, особенно гамбитов, - возразил Петров.
    - Гамбиты отжили свой век ! – отрубил Филидор.
    - Маэстро, напрасно вы так волнуетесь, - мягко улыбнулся молчавший до сих пор Белица.    - Гамбиты – это острая приправа к довольно – таки пресной дебютной пище. А ферзевый гамбит и сегодня непременный гость крупнейших соревнований.
    - Справедливости ради надо заметить, что Мак – Доннель, как и подобает англичанину,  был всегда спокоен, выдержан, молчалив, - заметил Нейштадт. – А вот Лабурдоне, наоборот, бурно выражал свои чувства по ходу партий, особенно когда его соперник подолгу задумывался. Иногда Мак – Доннель размышлял над одним ходом свыше полутора часов. Это безумно раздражало Лабурдоне, который в такие моменты и покашливал, и притопывал ногами, и тяжело вздыхал, но все было тщетно.
    - Любопытно, что продолжительность некоторых партий измерялась не часами, а днями, - отозвался Зноско – Боровский. – Лабурдоне, хоть и измучился, но все - таки завершил победную серию матчей с Мак – Доннелем, а вот Стаунтон, не выдержав многочасовых раздумий Уильямса, сдал ему матч при счете 6 : 2 ... в свою пользу, при том, что их состязание проводилось до семи побед.
    И уж совсем уникальный случай произошел в 1851 году на первом международном турнире в Лондоне. В ходе одной из партий между  большими любителями "основательно подумать" Маклоу и Уильямсом к концу дня секретарь внес в протокол следующую запись:"Сделав по нескольку дебютных ходов, соперники  уснули за доской."
Раздался дружный хохот.
    - Как только ни боролись с тугодумством ! – продолжил Нейштадт. – Пытались ввести в практику соревнований песочные часы, но по многим причинам от них вскоре пришлось отказаться. Не улучшило положение вещей и введение за просрочку времени денежных штрафов. На нюрнбергском турнире 1906 года польский мастер Пшепюрка, будучи весьма состоятельным человеком, не отказывал себе в удовольствии подумать "часик – другой," хотя это и не избавило его от последнего места. А вот большинство участников турнира, истратив свои скромные сбережения на штрафы, вынуждены были решать проблему, где добыть деньги на обратную дорогу. И лишь после отмены злополучных штрафов и возврата денег они без приключений вернулись домой.
    Самое удивительное, что "нюрнбергские страдания" имели место спустя 23 года после изобретения жителем Манчестера Вильсоном шахматных часов с двойным циферблатом. Впервые эти часы были использованы в знаменитом лондонском турнире 1883 года.
    - Господа, мы с вами явно отвлеклись, - напомнил Бахман. – Поэтому позвольте мне приступить к очередному рассказу.

Глава  7.   ГЕНИЙ   ШАХМАТНОЙ   КОМБИНАЦИИ

    В 1851 году по инициативе Стаунтона известным мастерам того времени были разосланы письма следующего содержания: "Всем шахматистам чрезвычайно желательно решить вопрос о сравнительной практической силе современных знаменитых шахматистов. С этой целью мы устраиваем турнир для всех желающих из всех стран." Откликнулись 16  шахматистов из Германии, Франции, Венгрии и Англии.
    Главной сенсацией турнира стало блистательное выступление преподавателя математики из немецкого города Бреславля Адольфа Андерсена, победившего Кизерицкого, Сена, основного фаворита этого соревнования  Стаунтона  и в финале Уэйвилла.

Так Андерсен под гром оваций,
Взорвав в игре царивший штиль,
Каскадом жертв и комбинаций
Изящно утвердил свой стиль.

Его звезда взошла не сразу –
Изведать довелось немало:
И поражение от Лаза,
И целый ряд других провалов.

Но многоопытный Дюфрень,
Предвидя миг свершений славных,
Предрек, что недалек тот день,
Когда ему не будет равных.

И вот английская столица
Собрала всех сильнейших в мире,
Полных надежды и амбиций,
На первом шахматном турнире.

Но к огорченью англичан
Не прибыл Пьер де Сент – Аман
И трио русских мастеров -
Карл Яниш , Шумов и Петров.

Взяв верх над Горвицем и Бреди,
Легко шел Стаунтон к победе,
Но в третьем туре фаворит
Вдруг Андерсеном был разбит.

Вторым нежданно финалистом,
Чем очень многих удивил,
Стал англичанин Уэйвилл,
Слывший прекрасным шахматистом
И утонченным джентльменом –
Образчик милой старины,
К тому ж он был, представьте, членом
Парламента своей страны.

Но все эпитеты и званья
Не помогли спасти финал –
Решающее состязанье
Он Андерсену проиграл.
Так, победив в большом турнире,
Стал Андерсен сильнейшим в мире !

    Особенно восхищал любителей шахмат стиль игры немецкого мастера, неизменно стремившегося закончить партию неудержимой матовой атакой. Не случайно лучшие партии Адольфа Андерсена вошли в золотой фонд шахматного искусства с эпитетами "бессмертная", "неувядаемая" и тому подобное.
    Вот как эффектно завершил Андерсен одну из партий с Лионелем Кизерицким на лондонском турнире.
Белые:   Крf1, Фf3, Ла1, Лg1, Cf4, Kd5, Kf5, пешки а2, с2, d3, e4, g4,h5
Черные: Кре8, Фb2, Ла8, Лh8, Cc5, Cc8,Kb8, Kg8, пешки а7, b5, d7, f7, g7, h7
    У игравшего белыми Андерсена уже нет слона, под ударом находятся обе ладьи. Тем не менее: 18. Cf4 – d6   Cc5: g1   19. e4 – e5!!   Фb2: a1+ 20. Kpf1–e2  Kb8 – a6 
21. Kf5 : g7+  Kpe8 - d8  22. Фf3 – f6+!! Kg8: f6   23.Cd6 – e7  Мат !
    Победа в Лондоне сразу же вознесла Андерсена на вершину шахматной иерархии. Долгое время он не ведал поражений. Лишь семь лет спустя он был побежден сверкнувшим на шахматном небосклоне подобно ярчайшей звезде молодым американским чемпионом Морфи, который вскоре оставил шахматы.
    Победив Игнация Колиша и ряд других известных мастеров, он  добился затем нового успеха на втором  международном турнире в Лондоне, на очко опередив блистательного Луи  Паульсена.
    В 1866 году Андерсен в упорнейшей борьбе уступил победу бурно прогрессировавшему Вильгельму Стейницу, однако победа над Иоганном Цукертортом и первый приз на крупном международном турнире в Баден – Бадене, где Андерсен выиграл обе партии у Стейница, вновь вернули немецкому мастеру лавры сильнейшего шахматиста мира. До конца своих дней Андерсен активно участвовал в международной шахматной жизни. В 1878 году он занял 6 –е место на турнире в Париже, а затем был третьим во Франкфурте – на – Майне.
13 марта 1879 года выдающийся шахматист скончался в своем родном городе Бреславле. Это был величайший мастер всех времен. Его блестящий стиль, красота комбинаций и глубина мысли были замечательны ...
    Оба маэстро зачарованно глядя на доску, казалось, не слышали последних слов рассказчика.
    - Поистине бессмертная партия! – восторженно воскликнул Филидор. – Я, действительно, недооценивал открытую фигурную игру.
    - И началось это с "отжившего свой век" королевского гамбита, - не удержался Петров.
    - Что ж, королевский гамбит "в руках" Андерсена был довольно грозным оружием, что он не раз доказывал с присущим ему блеском, - заключил Зноско – Боровский. – А теперь я расскажу вам о гении  шахматных  гениев – Поле  Морфи.

Глава  8.   САМОРОДОК   ИЗ   НОВОГО   ОРЛЕАНА

    В 1850 году в США гастролировал известный венгерский мастер Иоганн Якоб Левенталь. Никому из американских шахматистов не удалось устоять против мастерства и опыта гостя. Тогда Левенталю предложили посетить Новый Орлеан и провести там две пертии с 12 – летним  Полом Чарлзом Морфи. Маэстро согласился, хотя и не скрывал своего удивления. Впрочем, еще больше удивил его результат этого единоборства: первая партия завершилась вничью, а во второй победил его юный соперник.
    В 1857 году Морфи за два года окончил Луизианский университет, получив диплом адвоката. В том же году в Нью – Йорке состоялся первый конгресс и турнир сильнейших американских шахматистов с участием переселившихся из Германии Паульсена и Лихтенгейна. Победив с одинаковым счетом 3: 0 Томпсона, Мика и Лихтенгейна, Морфи в финале разгромил Паульсена и стал первым шахматистом Америки.
    Посмотрите, с каким изяществом завершил Морфи шестую партию матча с Паульсеном. В этой позиции игравший черными Морфи смело жертвует ферзя.
Белые:   Крg1, Фа6, Ла2, Лf1, Cс1, Сf3, пешки b4, c3,d2,f2,g2,h2
Черные: Крg8, Фd3, Ле6, Ле8, Сb6, Cd7, пешки а7, с6, с7, f7, g7, h7
    17....Фd3 : f3 !! Далее последовало: 18. g2 : f3   Лe6– g6+  19. Kpg1 – h1  Cd7– h3 
20.Лf1–d1  Ch3– g2+  21. Kph1 - g1 Ch2: f3+   22. Kpg1 – f1   Cf3 – g2+  23. Kpf1 – g1   Cg2 – h3+  24. Kpg1 – h1   Cb6: f2   25. Фa6 – f1   Ch3: f1   26. Лd1: f1   Лe8 – e2   27. Лa2 – a1   Лg6 – h6   28. d2 – d4  Сf2 – e3! 
Белые сдались.   
    После блестящей победы Морфи на нью – йоркском турнире возникла идея организации матча Морфи со Стаунтоном. Переговоры продолжались несколько месяцев, но в Америку Стаунтон так и не приехал.

Так начал свой блестящий взлет,
Продлившийся всего лишь год,
Вообще не знавший поражений
Пол Морфи – беспримерный гений !

    Спустя год была достигнута договоренность о приезде Морфи в Лондон для состязания с Говардом Стаунтоном.  Прибыв в июне 1858 года в английскую столицу, юный американец сразу же направил вызов Стаунтону, но тот предпочел уклониться от борьбы. Тогда Морфи объявил, что готов сразиться с лучшими английскими мастерами. Одного за другим победил он Бернса, Бодена, Бэрда, Леве, Мэдли, Оуэна и, наконец , своего "старого знакомого" Левенталя.
    После этой блестяще завершенной серии игр Стаунтон пригласил Морфи на обед. О чем они говорили, осталось неизвестным, но было очевидно, что англичанин в борьбу не вступит.
Расстроенный Морфи отказался играть в августовском турнире в Бирмингеме, среди участников которого были Стаунтон, Левенталь, Фалькбеер и другие. Прибыв в Бирмингем, он объявил, что готов дать сеанс вслепую восьми сильнейшим участникам турнира. Те предпочли отказаться, зато другой восьмерке Морфи учинил подлинный разгром. Вслед за этим друг Стаунтона Оуэн вызвал американца на матч с условием, что тот даст ему фору – пешку и ход. Пол играл с такой злостью, словно сражался с самим Стаунтоном и разгромил Оуэна со счетом 5:0 при двух ничьих.
    Морфи отправился в Париж, где в знаменитом кафе "Режанс" буквально разгромил весь цвет французских шахмат. В конце 1858 года пришло письмо из Бреславля от Андерсена, сообщавшего, что на рождественские каникулы он сможет приехать в Париж. Уставший и простуженный Морфи выразил сожаление, что не застанет великого маэстро в Париже, так как сам собирается вернуться на родину. Однако личный секретарь  Морфи Фредерик Эдж развернул бурную деятельность, и вскоре великий шахматист был завален сотнями писем из многих стран мира. Во всех этих письмах выражалось горячее желание любителей шахмат стать свидетелями выдающегося состязания двух гениальных шахматистов. Личное письмо прислал и сам Андерсен, и Пол решил провести зиму в Париже. Очередная попытка сыграть матч со Стаунтоном закончилось тем, что англичанин принял вызов ... условно.
    Вскоре новая  простуда надолго приковала Морфи к постели. Приехавший Андерсен заявил, что  играть с больным человеком не в его духе.  И все же, уступая многочисленным просьбам, он согласился на игру при условии, что партии будут проводиться в комнате Морфи в отеле "Брейтель". В первом поединке победил Андерсен, второй завершился вничью, а затем пять партий подряд выиграл Морфи.

Итог : семь – два ! Разгром ! Разнос !
Ведь Андерсен – ярчайший гений,
Всем миром признанный колосс –
И вдруг такое пораженье !

Но он – великий человек !
Его волнующее слово
В наш слишком прагматичный век
Звучит волнительно и ново:

"Месье, вы честно победили –
Сильней меня во всем вы были,
Сильнее всех вы на планете –
И нет сегодня слов иных:
Да, вы сильнее всех на свете,
Сильней всех мертвых и живых!

Пусть я играл матч этот плохо,
Но гений ваш непобедим,
И горд я, что в одну эпоху
Живу с явлением таким !"...

    Прощаясь с Андерсеном, Морфи с грустью заметил, что не будет больше играть ни матчей, ни легких партий. Вскоре он уехал в Лондон.
    И все же гениальный шахматист снова сел за шахматную доску, так как Стаунтон неожиданно согласился на две консультационные партии.  Партнером Стаунтона был Оуэн, напарником Морфи – Бернс. Обе партии выиграли Морфи и Бернс. Готовясь к отъезду домой, Морфи согласился дать еще один –"зрячий" сеанс. Но какой это был сеанс! Соперниками Морфи согласились стать Левенталь, Арну де Ривьер, Боден, Бэрд и Бернс ! Пол победил Бэрда и де Ривьера, сыграл вничью с Боденом и Левенталем и проиграл Бернсу.

Поняв, что Морфи – редкий дар,
Не сомневаясь в своем праве
Хоть прикоснуться к его славе,
Сиятельный граф Изуар
И герцог Брауншвейгский – оба
Весьма тщеславные особы
Сыграть решили с Морфи тоже,
Причем в их театральной  ложе.

Звучит божественный Россини,
Поет влюбленный Альмавива,
Взывая трепетно к Розине,
А Морфи вынужден учтиво,
Хоть он на сцене всей душой,
Придворных услаждать игрой.

И вот, отдав ладью, ферзя,
А жертвы отклонить нельзя,
Взорвав защитный бастион,
Эффектный мат поставил он.

Блестящее творенье это
Вмиг облетело всю планету,
А яркий, красочный финал
Буквально всех околдовал !
Вот так бездарные вельможи
В истории остались тоже ...

О, как Америка встречала
Национального героя,
Какие почести воздала,
Плененная его игрою !

Увы, сам Пол уже тогда
Непобедимою звездою
Решенье принял роковое:
Уйти из шахмат навсегда ...

    Пышные встречи, устроенные гениальному шахматисту в Нью – Йорке, Бостоне и других городах северных штатов, стали причиной гонений на его родине в Луизиане – ведь тогда шла война между Севером и Югом страны. Морфи не мог устроиться на работу, а один из самых влиятельных людей Нового Орлеана Джеральд Аллисон запретил своей дочери Мэй выйти замуж за Пола. Все это привело к тому, что с годами у Морфи развилась болезнь, приведшая к сильному психическому расстройству. 10 июня 1884 года великий шахматист скончался от кровоизлияния в мозг.
Зноско – Боровский устало вздохнул.
    - Самое удивительное то, что современники обратили внимание лишь на фантастическое комбинационное дарование гениального американца, - после непродолжительной паузы промолвил Нейштадт. – Увы, они не разглядели главного – его редчайшего умения быстро мобилизовать силы для решающей атаки.
    - Словом, как и Филидор, Морфи намного опередил свою эпоху, - резюмировал Греков.
    - Благодарю вас, - церемонно наклонил голову маэстро, - Но, право, я бы с величайшей радостью еще раз насладился волшебной игрой этого кудесника.
    - Между прочим, - улыбнулся Греков, - "русский Филидор" вполне может доставить вам такое наслаждение.
    - В самом деле, - отозвался русский мастер. – Когда я виделся в Париже с Морфи, он рассказал мне о своей партии в оперной  ложе, о которой только что нам поведала юная нимфа.
    Вот эта удивительная партия, в которой была разыграна защита Филидора. Петров улыбнуся, мельком взглянув на зардевшегося коллегу. – Вельможные соперники  Морфи построили вокруг своего короля непробиваемую крепость. Но этого явно недостаточно, когда играешь с гением. 
    После 12 ходов возникла любопытная позиция.
Белые:   Крс1, Фb3, Лd1, Лh1, Cb5, Cg5, пешки а2, b2,c2, e4, f2, g2, h2
Черные: Кре8, Фе7, Лd8, Лh8, Cf8, Kd7, Kf6, пешки а7, е5, f7, g7, h7
    Игравший белыми Морфи  новой жертвой взламывает позицию черного короля:
13. Лd1: d7 !  Блестящий удар! 13. ... Лd8: d7   14. Лh1 – d1   Фe7 – e6   15. Cb5: d7+ 
В  это время  со  сцены  доносились слова  знаменитой арии дона Базилио:"И как бомба разрываясь..."  Черные не поняли "намека":   15. ... Kf6: d7   И бомба разорвалась!
16.Фb3– b8+ !!  Kd7 : b8 17. Лd1 – d8   Мат !!      
    - Он – Моцарт   шахмат ! Если  бы  мне  довелось быть современником Морфи, то я бы обязательно посвятил ему одну из своих опер ! – воскликнул Филидор.
    - Только, увы, не комическую, - грустно заметил Греков. – А теперь я  предложу вашему вниманию рассказ об одном из самых уникальных шахматных талантов.

Глава  9.   МНОГОГРАННЫЙ   ТАЛАНТ 

    В начале 40-х  годов ХIХ столетия в одной из церквей Люблина, к немалому удивлению присутствующих, были обвенчаны местный аптекарь Цукерторт и дочь польского графа Кржижановского.  Вскоре у них родился сын.
    Отец Иоганна страстно желал, чтобы  сын стал врачом. С этой целью спустя несколько лет семья  перебралась в немецкий город Бреславль.
Здесь обнаружились редкие способности мальчика. В гимназии серьезное внимание на него обратил преподаватель математики ... Адольф Андерсен. Да, это был тот самый Андерсен, чьи гениальные творения украшали сокровищницу шахматного искусства.
    Шахматные уроки великого маэстро буквально околдовали впечатлительного мальчика. И хотя впоследствии Цукерторт с блеском окончил медицинский, химический и физиологический факультеты трех университетов, сердце его безоговорочно принадлежало шахматам.
    Некоторое время Цукерторт занимался врачебной практикой, причем во время австро – прусской войны 1866 года за беспримерную храбрость при спасении раненых он был награжден девятью орденами и медалями. Однако после окончания войны за антивоенные  взгляды Цукерторта уволили из армии.
    Это был человек, поражавший современников многогранностью своего таланта. Он легко изъяснялся на санскрите, древнегреческом, древнееврейском, арабском, турецком, латинском, русском, английском, французском, испанском, итальянском, немецком и польском языках, увлекался философией, журналистикой, сочинением музыки, музыкальной критикой, считался одним из лучших фехтовальщиков того времени.
    И все же самой пламенной его страстью были шахматы. Ученик оказался достойным своего великого учителя.  Первый поединок между ними в 1868 году выиграл Андерсен, а три года спустя Цукерторт взял убедительный реванш.
    В 1878 году, выиграв крупный международный турнир в Париже, где его соперниками были Андерсен, Блэкберн и другие выдающиеся мастера, Цукерторт убедительно доказал, что является, по крайней мере, вторым после Стейница шахматистом земного шара. А спустя еще пять лет после блистательной победы Цукерторта в Лондоне, собравшим весь цвет мировых шахмат во главе со Стейницем, вторым по мнению видных авторитетов, следовало уже считать Стейница.
    После лондонского триумфа Цукерторта уязвленный Стейниц послал победителю официальный вызов на матч за звание чемпиона мира.  Вызов был незамедлительно принят, однако все дальнейшие переговоры неизменно заходили в тупик. Цукерторт хотел играть в Лондоне, Стейниц – где угодно, только не в Лондоне. Три года продолжалась между ними нелицеприятная переписка, и все же 11 января 1886 года в Нью – Йорке началось историческое единоборство двух шахматных гигантов.
    Нью – йорская часть матча принесла большой успех Цукерторту – 4 : 1.  Увы, силы его    были на исходе. Еще с раннего детства Цукерторт страдал пороком сердца, а многочисленные ранения военных лет, напряженный труд шахматного профессионала, изнуряющие сеансы вслепую, в которых он не имел себе равных, в значительной мере подорвали его здоровье. И последующая борьба со Стейницем лишь подтвердила это. В Сент – Луисе Стейниц сравнял счет, а в Новом Орлеане победно завершил  состязание.

А что же Цукерторт ?  Во – первых,
Он  матч  заканчивал  больным,
К  тому  же резко  сдали  нервы –
Не  мог  быть  результат  иным.

И  это – главная  причина
Его  безвременной  кончины ...
"Земля  пусть  будет  ему  пухом, -
Промолвил  чемпион  печально, -
Он  был  маэстро  гениальный,
Но  шахматы – для  сильных  духом !"...

    - А теперь взгляните, какую блестящую комбинацию провел игравший белыми Цукерторт в партии с Блэкберном, сыгранной в лондонском турнире 1883 года.
Белые:   Крg1, Фd2, Ле3, Лf1, Cb2, пешки а2, b3,d4, f5, g7, h7
Черные: Крg8, Фе7, Лс7, Лс8, Сb7, пешки а7, b6, e4, e6, g6, h7
    Цукерторт начинает далеко рассчитанную комбинацию.
25.f5: g6!  Лc7– c2  26.g6 : h7+  Kpg8– h8  27.d4 – d5+  e6 –e5  28. Фd2 – b4 !!  Блестящая жертва ферзя!  (Брать ферзя нельзя из-за  мата: 28. Ф:b4   29.C: e5+   Kp:h7   30.Лh3+   Kpg6  31. Лg3+  Kph6  32. Лf6+   Kph5  33. Лf5+   Kph6   34. Cf4+  Kph7   35.Лh5 Мат! )
    Не избежать мата и при других отступлениях черного ферзя., поэтому ход, сделанный в партии, - объективно лучший. 28. ... Лc8 – c5  29. Лf1 – f8+ !  Новая блестящая жертва !   Брать ладью  нельзя  из – за  мата в несколько ходов.  Поэтому :  29. ...Kph8: h7     30.Фb4: e4+  Kph7 – g7  31.Cb2:e5+  Kpg7: f8  32.Ce5– g7+! Kpf8 – g8 (если 32....Ф:g7, то 33.Фe8 Мат ! )  33. Фе4 : е7       Черные сдались.
    - Какой  изумительный  каскад  эффектнейших жертв! – восторженно воскликнул Филидор.
    - А как многогранен талант этого великолепного мастера ! – вторил ему Петров. – Хотя, кто знает, быть может,  именно эта разносторонность и помешала ему целиком посвятить себя шахматам и стать чемпионом мира.
    - История знает немало людей, успешно сочетавших шахматы с наукой, литературой и искусством, - заметил Белица.
    - И первый пример – маэстро Филидор, оперы которого с успехом исполнялись на многих европейских сценах.  Сочетание шахмат  с  плодотворной  научной  деятельностью не помешало завоевать мировую шахматную корону Ласкеру, Алехину, Эйве, Ботвиннику.  Ученую степень доктора медицинских наук имел Тарраш, технических наук – Видмар  и так далее. Десятикратный чемпион Шотландии Фэрхерст прославился не только победами  за шахматной доской, но и как крупнейший специалист по строительству мостов, а австрийский мастер Хардличка получил всемирное признание как  скульптор, художник и искусствовед. Старший брат Луи Паульсена Вильфрид был очень сильным шахматистом. Однако еще большую известность он приобрел на своем профессиональном поприще – агрономии и селекции картофеля. А любовь к шахматам он выразил в выведенных им  двух новых сортах картофеля, дав им  названия "Андерсен" и  "Морфи". 
    - И хотя Цукерторт так и не стал чемпионом мира, он, несомненно, оставил неизгладимый след в истории шахмат, - подытожил Бахман и, помолчав, добавил : -  Мой новый рассказ о первом официальном чемпионе мира.

Глава  10.   ПЕРВЫЙ   ЧЕМПИОН

    В небольшом венском кафе царила обычная тишина. Лишь в дальнем углу зала изредка раздавались восторженные возгласы. Это члены Венского шахматного общества наслаждались неувядаемыми творениями покорившего Европу  кудесника Пола Морфи. Никто из присутствующих не обратил внимания на молодого человека, почтительно наблюдавшего в отдалении за событиями на доске.  Вскоре, однако, выяснилось, что он недурно играет вслепую. Еще большее удивление вызвал его результат в турнире общества, в котором новичок потеснил многих известных мастеров и занял третье место. В следующем соревновании молодой шахматист был вторым,  а спустя год  он уже не имел себе равных. И когда в 1862 году Венское шахматное общество получило приглашение на международный турнир в Лондон, выбор единодушно пал на  26 – летнего победителя. Звали его Вильгельм Стейниц.
    Полтора  месяца продолжались шахматные баталии в английской столице. Первое место занял Адольф Андерсен. Не ударил лицом в грязь  и Стейниц – шестой приз, принесший ему звание "маэстро", и признание партии с Монгредиеном самой красивой в турнире специалисты оценили как большой успех дебютанта.
    Лучшие английские мастера буквально обрушились на дерзкого новичка, но Стейниц бил одного соперника за другим. Тогда руководители лондонских клубов решили устроить ему настоящую "головомойку" и пригласили в Лондон самого Андерсена.
    Каково же было всеобщее изумление, когда после пяти стартовых поединков Стейниц решительно вышел вперед !  И хотя  затем последовал отчаянный рывок Андерсена, концовка матча все же осталась за Стейницем.
    Победа  Стейница имела далеко идущие последствия. Она не только передвинула его на второе место в мире, превратив вчерашних недоброжелателей в его искренних почитателей, но и заставила  задуматься над содержанием сыгранных партий. Впрочем, прошло еще несколько лет, прежде чем  Стейниц окончательно убедился в необходимости  коренной переоценки своих шахматных концепций. К этому подтолкнули его и относительные неудачи в Париже и Баден – Бадене. "Я пришел к заключению, - писал Стейниц , -  что комбинационная игра, хотя и дает иногда красивые результаты, не в состоянии обеспечить прочный успех ... Атака  имеет шансы на успех  только тогда, когда позиция противника уже ослаблена.  С тех пор моя мысль была направлена на то, чтобы найти простой и верный метод, как добиться  ослабления неприятельской  позиции ".

" Романтика – игра  эстетов,
Хотя  эффектна  и  красива,
Таит  немалые  прорехи,
А  коли  так, то  школа  эта, -
Отметил  Стейниц  справедливо, -
Не гарантирует  успехи.

А  значит, царствовать должны
Лишь объективные  каноны –
Железной  логики  законы,
Они  единственно  верны " ...

    Огромная аналитическая работа, проделанная  Стейницем в последующие годы,  впервые в истории шахмат позволила создать теорию, выявившую  объективные законы, внутреннюю логику шахматных сражений.  Так Стейниц стал основоположником  нового, позиционного метода игры. Позиционные принципы  не встретили понимания и одобрения современников, и Стейницу приходилось отстаивать их в одиночку. Лучшей аттестацией  нового учения стали победы его автора в двух турнирах в Вене и в матче с ярым приверженцем комбинационного стиля Блэкберном.  Вершиной же достижений Стейница явилась его убедительная победа в первом официальном матче на первенство мира  над  Иоганном  Цукертортом.

"Какое  величие  быть  королем,
Вступившим  на  шахматный  трон ! –
Не  по  наследию  он  обретен,
А  волей  и  острым  умом !

Их  много,  сидящих  на  тронах,
А  в  шахматах  только  один !" –
С  восторгом  о  чемпионах
Писал  Александр  Куприн.

    Стейниц очень гордился своим титулом.  Участвуя в том или ином соревновании, он на традиционный вопрос: "Кто победит?" неизменно отвечал :"Я ! У меня более легкие соперники, чем у конкурентов : им предстоит играть с чемпионом мира, а мне – нет !"
Как – то Стейниц беседовал с двумя английскими профессорами.
    - Бедные люди не должны иметь много детей, – сказал один из них.
    - Да и рождаются они умственно неполноценными.  Так  что в этом смысле Мальтус совершенно прав! – поддержал его другой. – А вы, маэстро, что думаете по этому поводу?
    - Мой отец был очень бедным человеком и имел при этом тринадцать детей. Так вот я, Вильгельм Стейниц, чемпион мира по шахматам, был как раз тринадцатым !
Оба профессора, смущенно улыбаясь, поспешили откланяться ...
    Трижды защищал Стейниц свой высокий титул, дважды победив Чигорина и один раз – Гунсберга. В 1891 году в матче по телеграфу он со счетом  0 : 2  проиграл Чигорину. Любопытно, что чемпион мира, пользовавшийся для передачи ходов специальным шифром,  в один прекрасный день был арестован  нью – йоркской  полицией  как ... русский  шпион.
В 1894 году вызов стареющему чемпиону мира бросил  25 – летний Эмануил Ласкер. Несмотря на то, что после шести партий счет был равным, шансы Ласкера расценивались не очень высоко. Однако в седьмой партии случилось непостижимое: добившись выигранной позиции, Стейниц, утомленный  упорным сопротивлением претендента, грубо ошибся и проиграл.  Неудача настолько деморализовала чемпиона, что он практически без борьбы  сдал еще четыре партии подряд.  Это и решило исход матча, который со счетом 10 : 5 ( при  четырех ничьих )  выиграл  Ласкер.

Да,  жизнь  коварна  и  сурова,
Ничто  не  вечно  под  луной –
Нет  формы  бытия  иной ,
Хоть  все  это,  увы,   не  ново.

Триумф  в  миг  высшего  размаха,
Тая  грядущее  от  нас,
Уже  тогда  готовит  час
Непредсказуемого  краха.
Добавим  только  с  сожаленьем –
Не  стал  и  Стейниц  исключеньем.

О,  годы  старые,  седые !
Они  мудрей, чем  молодые,
Но  где  ж,  откуда  силы  взять,
Чтоб  мудрость  эту  доказать ? !

Так  завершился  этот  спор,
Конфликт  извечный  поколений –
Задорный,  молодой  напор
И  мудрости  бессильный  гений ...

    И хотя Стейниц вел себя в высшей степени благородно, трижды воскликнув:" Ура новому чемпиону!", свое поражение он все же считал случайным.  В  конце 1896 – начале 1897 годов в Москве состоялся матч – реванш, который  60 – летний экс – чемпион  мира  проводил совершенно больным. Во время игры возле него неизменно стоял лакей, периодически менявший миски со льдом и снегом, которыми Стейниц из – за сильных приливов крови вынужден был обтирать голову.  В Москве у него проявились первые признаки острого нервно – психического  расстройства. Так, прислуга гостиницы, где он жил, жаловалась, что странный  постоялец носил с улицы снег, разбрасывал его по полу своего жарко натопленного номера и подолгу стоял на нем босиком.  А однажды во время одной из партий он  даже потерял сознание. Проиграв  матч – реванш с разгромным счетом, Стейниц с горечью воскликнул: "Возможности человеческого ума ограничены, но глупости – отнюдь, нет !"

Как  тяжело  переживал
Вильгельм  Стейниц  пораженье:
"Это  конец  пути  по  сути ..."
И  все  ж  он  не  предполагал,
Что  встретит  жизни  завершенье
В ... психиатрическом  приюте.

"Я  в  мир  иной  уже  спешу, -
Сказал  он  откровенно, -
Я  о  себе  не  напишу,
Но  люди  непременно
Напишут  обо  мне  немало:
Я,  как  истории  кусок,
Навек  войду  в  ее  анналы –
Я  сделал  в  шахматах,  что  мог "...

    12 августа 1900 года перестало биться сердце гениального маэстро, первого чемпиона мира по шахматам  Вильгельма  Стейница.  Великий шахматист оставил  грядущим поколениям огромное творческое наследие. Лучшим его творением признана партия против немецкого мастера Курта фон Барделебена, сыгранная в 1895 году в Гастингсе.
Белые:   Крg1, Фg4, Лс1, Ле1, Кg5, пешки а2, b2, f2, g2, h2
Черные: Кре8, Фd7, Ла8, Лс8, Ке7, пешки а7, b7, d5, f6, g6, h7
    В этой позиции игравший белыми Стейниц проводит замечательную комбинацию :   
22. Лe1: e7+ !   Брать "дерзкую" ладью  нельзя. (  Если  22. ... Ф:e7,  то  23.Л : c8+ и  у  белых лишняя фигура.  Если  22. ... Kp: е7,  то  23. Лe1+   Kpd6   24. Фb4+   Kpc7  и у белых приятный выбор : либо 25. Лс1+ ,  либо  25. Ке6+.  В обоих случаях  черные  проигрывают. ) Поэтому вынужденно 22. ... Кре8 – f8  Теперь у белых под ударом все четыре фигуры !  23. Ле7 – f7 + !   Белые не могут взять ферзя из-за мата.  (  Если  23. Ф: d7  или 23. Л : d7, то  23. ... Лс1 Мат !)  23. ... Крf8 – g8   24.Лf7 – g7+!  Брать бесстрашную ладью по-прежнему нельзя ни ферзем, ни королем.
24. ... Крg8 – h8   25. Лg7: h7+
    После этого хода Барделебен в знак сдачи безнадежно проигранной партии покинул  турнирный зал.
    Рассказчик устало откинулся на спинку кресла.  Воцарилась тишина. Доносившиеся издалека  грустные переборы лютни лишь усиливали тоскливое, щемящее  чувство, навеянное последним рассказом.
    - Что ж, -  вздохнул Петров, - этот замечательный мыслитель и борец до конца жизни оставался верен  своей исторической миссии.
    - Просто чудовищно – умереть в приюте для душевнобольных, -  с трудом выдавил из себя  Филидор. – Куда же смотрели коллеги Стейница ?
    - Новый чемпион мира Ласкер пытался собрать средства для обеспечения старости поверженного им колосса, но из этой благородной затеи ничего не вышло, - грустно отозвался Нейштадт. – Да и слишком уж тяжело переживал Стейниц свое поражение. Впрочем, только ли Стейниц ?  Вспомните хотя бы Цукерторта. Могу привести аналогичные примеры из практики шахматистов ХХ столетия. Длительная депрессия была и у Бента Ларсена, проигравшего "всухую" – 0:6  претендентский матч Роберту Фишеру.  А сам Фишер ?  В турнире  претендентов в Бледе он проиграл все четыре партии Михаилу Талю. Желая как-то подбодрить  удрученного  этой неудачей юного американца, Таль на следующее утро задорно по – мальчишески  приветствовал его словами :"Бобби, ку – ку !"  Ответом ему послужили ... горькие рыдания Фишера. 
    - В противовес им по-философски  воспринимал неудачи за шахматной доской Спиноза, - с улыбкой заметил Греков. – Однажды великого философа спросили,  почему он никогда не огорчается, проигрывая  в шахматы. "Дело в том, - ответил Спиноза, - что один из королей получает мат, а это для истинного республиканца – лучшее утешение".
    Раздался дружный смех.
    А теперь я хочу рассказать о жизни и деятельности одного из самых выдающихся мастеров нашей игры – Михаила Ивановича Чигорина.

Глава  11 .   " РОССИИ   СЕРДЦЕ   НЕ   ЗАБУДЕТ !"

    Шел 1875 год.  Давно уже в Петербурге закрылись шахматный клуб графа Кушелева – Безбородко и "Общество любителей шахматной игры", прекратилось издание некогда популярного "Шахматного листка",  и шахматы влачили жалкое существование – сначала под стук домино и бильярдных шаров в ресторане "Доменик", а затем – в небольшой комнатке "Немецкого собрания".
    Игра в основном велась на ставку, причем шахматисты более высокой категории давали фору своим менее искушенным соперникам. Венцом шахматной жизни были турниры – гандикапы, первые призы в которых обычно брали Илья Шумов и молодой преподаватель математики  Эмануил Шифферс. Правда, вскоре неожиданную конкуренцию им составил 25 – летний коллежский регистратор Михаил Чигорин. Завоевав третий приз, он удостоился первой категории и вошел в число ведущих шахматистов Петербурга. Дебютант мог занять и более высокое место, если бы гордо не отказался  от установленной форы в партиях с маэстро – Шумовым, Петровским, Бескровным и Шифферсом.
    В том же году Петербург посетил польский мастер Шимон Винавер.Очарованный блестящими замыслами молодого Чигорина, он пообещал содействовать международному дебюту талантливого шахматиста.
    Гордый столь лестной оценкой его мастерства, Чигорин тем не менее ставил перед собой неизмеримо более высокую задачу – объединить всех шахматистов, превратить шахматы  из забавы, азартного состязания на ставку в подлинно всенародное достояние.
Важным шагом на этом нелегком пути было возрождение "Шахматного листка", первый номер которого  вышел первого сентября 1876 года. Нужно ли говорить, что все – от начала до конца – делал сам Чигорин, бывший одновременно и редактором, и издателем, и основным сотрудником, и корректором, и выпускающим, и экспедитором. Да и средства на издание собрал из скромных своих сбережений этот удивительный человек. И хотя журнал просуществовал всего пять лет, а пришедшие ему на смену "Шахматный вестник" и "Шахматы" и того меньше, их роль в деле объединения шахматистов России оказалась неоценимой.
Бурно прогрессировал Чигорин и как практик. В конце 70 – х годов он выиграл серию матчей у Шифферса, Шмидта и Алапина и был признан сильнейшим шахматистом России.
    В июле 1881 года Винавер с радостью сообщил, что русский чемпион приглашен в Берлин для участия в крупном турнире. Международный дебют Чигорина оказался очень успешным : пропустив вперед лишь Блэкберна и Цукерторта, он разделил третье место с Винавером.
    В 1883 году Чигорин выступил в знаменитом лондонском турнире.  К этому времени он окончательно оставил тормозившую его прогресс службу и стал профессиональным шахматистом. Одержав 16 побед, в том числе две над великим Стейницем, представитель шахматной России завоевал четвертый приз.  И не случайно Вильгельм Стейниц спустя  три года после вступления на шахматый трон первым среди наиболее достойных претендентов назвал Чигорина.
    Матч в Гаване, игравшийся до десяти побед, прошел в исключительно острой борьбе. Трижды по ходу состязания Чигорин вел в счете, но победу все же одержал более опытный Стейниц.
    Сразу после окончания матча со Стейницем Чигорин в блестящем стиле победил в Нью – Йорке, разделив первое место с Вейссом. В 1889 году Гаванский шахматный клуб предложил Чигорину вызвать на единоборство одного из претендентов на мировую шахматную корону   англичанина Исидора Гунсберга.  Вновь, как и в матче со Стейницем, Чигорин сделал ставку на атаку, играя на выигрыш даже тогда, когда следовало удовлетвориться ничьей. Матч завершился вничью, хотя, по мнению специалистов, победы Чигорина были намного более яркими. Особенно красивую комбинацию русский чемпион провел во второй партии, где после 35-го хода белых возникла следующая позиция:
Белые:   Крg2, Фе2, Лс1, Лh1, Cb1, Cb2, пешки а3, b3, d3,e4, f3, g4
Черные: Крg8, Фh3, Лf4, Лh7, Ch4, Kc6, пешки а6, b5, c5, e5, e6, g6
    Игравший черными Чигорин  смело пожертвовал ладью. 
35. ... Лf4 : f3 !!  "Комбинация  редкой  красоты !" – восторженно писал Стейниц.  "Эта комбинация могла быть создана только великим мастером !" – вторил ему сам Гунсберг. 
36. Фе2: f3   Фh6 – d2+  37.Kpg2 – g1  Ch4 – f2+!  38.Kpg1 – f1 ( Если  38. Ф:f2, то  38.... Л : h1+   
39. Kpg2    Лh2+  c  выигрышем ферзя ) 38. ... Кс6 – d4 !!  39.Cb2 : d4 Фd2: с1+ 
40. Крf1 – e2   Лh7:h1  41.Cd4:f2    Фс1: b1  42. g4–g5   Фb1– f1+   и  Гунсберг  признал себя побежденным.
    На рубеже 1890 – 1891 годов благосклонный к русскому  мастеру  Гаванский  шахматный  клуб  решил  предоставить ему еще одну попытку завладеть шахматной
короной. Как и в предыдущем состязании, Чигорин сразу же захватил инициативу и вел в счете на протяжении всего матча . Увы, грубая ошибка в 23 – й  партии, в которой русский шахматист добился решающего перевеса, лишила его заслуженной победы. "Нет никого, кому бы так мало благоприятствовало счастье, как Чигорину, но нет никого, кто так мало нуждался в турнирном счастье, как он", - резюмировал Зигберт Тарраш. 

Какой  досадной  неудача
Была  в  конце  второго  матча :
Имея  лишшнюю  фигуру,
Чигорин  вдруг  "зевает" ... мат.
"Тут  только  климат  виноват, -
С  досадой  выдавил  он  хмуро.

Порой,  обдумывая  ход,
Изнемогал  я  от  жары,
А  по  лицу  струился  пот –
Какой  прок  от  такой  игры ?!"...

    Спустя год Cанкт – петербургское "Шахматное общество" организовало матч Чигорина с Таррашем – "восходящим  светилом", как назвал его Стейниц. Тарраш оказался могучим соперником : после 17 партий счет был 8 : 5 в его пользу. И все же Чигорину удалось изменить ход борьбы  и завершить состязание вничью.
    Важной вехой в истории шахмат стал в 1895 году турнир в Гастингсе, где собрались все сильнейшие  шахматисты земного шара, в том числе новый чемпион мира Ласкер, Стейниц, Чигорин, Тарраш.  Блистательно играл в этом "турнире всех турниров" Чигорин. За два тура до  финиша он был единоличным лидером. И вновь  "король невезения" остался верен себе : потерпев досадную неудачу  на финише, он позволил изумившему всех 23 – летнему Гарри Пильсбери  вырваться вперед и стать победителем турнира. И все же 2-е место  Чигорина, одержавшего 14 побед, в том числе над Пильсбери, Ласкером и Таррашем, расценивалось авторитетами  как  наиболее  весомая  заявка  на  матч  за  обладание  шахматной  короной.
    И здесь вновь сказалась  непрактичность русского чемпиона, согласившегося на проведение в Петербурге матча – турнира четырех : Ласкера, Стейница, Пильсбери и Чигорина. К тому же вместо интенсивной подготовки к столь ответственному соревнованию выдающийся шахматист вынужден был сам заниматься поиском номеров в гостинице, подбором и расстановкой столов и стульев. Неудивительно, что в этом соревновании Чигорин занял последнее место.
    Эта неудача, по существу, вывела его из числа претендентов на мировую шахматную корону.  Однако он еще не раз с блеском доказывал свою огромную практическую силу. В 1896 году Чигорин  первенствовал в Будапеште, а спустя семь лет выиграл два гамбитных соревнования – турнир в Вене и матч с Ласкером. Без особого труда вплоть до 1905 года побеждал  он  и  во всероссийских  турнирах.
    И хотя в последних своих соревнованиях  - в Остенде,  Бармене, Нюрнберге и Карлсбаде Чигорин сыграл неудачно, он искренне радовался, видя, что дело всей его жизни не пропало даром - на авенсцену мировых шахмат  вышла новая поросль шахматной России : Акиба Рубинштейн,  Арон Нимцович,  Георг Сальве,  Федор  Дуз – Хотимирский и другие.
12 января 1908 года великий шахматный труженик скончался в Люблине. Воздавая должное основоположнику русской шахматной  школы, хочется, перефразируя знаменитые тютчевские строки, воскликнуть : "Тебя, великий шахматист, России сердце не забудет !"
    - Еще одна нелегкая судьба ! – горестно развел руками Филидор.
    - Но каков исполин ! Какая глыба ! Как жаль, что я не был современником этого удивительного человека ! – воскликнул Петров.
    - Вы, конечно, обратили внимание, что Чигорина неизменно подводил исключительно слабый финиш, - заметил Бахман.
    - А поражение в последней партии  матча с Гунсбергом, шахматистом, по – видимому, посредственным, просто непростительно, - неуверенно заключил Филидор.
    - А вот в этом, маэстро, я не могу с вами согласиться, - живо отозвался Бахман. – Исидор Гунсберг был исключительно сильным шахматистом, победителем крупнейших турниров в Гамбурге и Брэдфорде. Кроме того, это был очень скромный человек, ему были чужды самодовольство и кичливость.  Ранее наша юная помощница  весьма красочно рассказала об автомате Кемпелена.  А спустя два десятилетия появился новый шахматный автомат, сконструированный  Чарльзом Гумпелем, уверявшим, что на сей раз никакого обмана нет и с достопочтенной публикой играет подлинный механический шахматист. Автомат Гумпеля имел одну странность : легко обыгрывая соперников – мужчин, он почему – то неизменно уступал победу женщинам. Лишь позже выяснилось, что внутри автомата находился никто иной, как сам Исидор Гунсберг, который не мог себе позволить причинить неприятности  представительницам прекрасного пола.  Даже получая в партиях с ними выигранные позиции, он самым усерднейшим образом играл на "самомат".
    - Вот это джентльмен ! – рассмеялся  Филидор.
    - Да уж, не в пример некоторым, - отозвался Бахман. В конце ХIХ столетия в мужских турнирах с успехом выступала  чемпионка Англии Мэри Рэдж. Один почтенный джентльмен, не будем называть его имени, проиграв ей партию, в гневе сбросил с доски все фигуры и обозвал победительницу  "толстой коровой". 
    - Или другой пример, - подхватил Греков. – Спустя несколько десятилетий в мужских соревнованиях  начала выступать первая чемпионка мира среди женщин Вера Менчик. В 1929 году перед открытием турнира в Карловых Варах австрийский мастер Беккер, весьма скептически оценив ее шансы, предложил основать  "Клуб жертв Веры Менчик". "Членом клуба автоматически станет мастер, потерпевший от нее поражение", - пояснил он. По иронии судьбы первым соперником чемпионки мира стал ... сам Беккер.  Борьба была недолгой : замечательная шахматистка по всем статьям переиграла своего самоуверенного противника, и тот под неописуемое ликование зала тут же был провозглашен председателем "Клуба  жертв Веры Менчик" с мандатом на три года. Позже членами клуба стали такие известные шахматисты, как Рубинштейн, Эйве, Решевский, Элисказес, Колле, Тартаковер, Земиш, Султан – Хан и другие.
    - Ничего удивительного, - удовлетворенно поглаживая бороду, заметил Петров. – Еще в древности женщины не раз доказывали свое превосходство над мужчинами. Я позволю себе напомнить известную восточную легенду. В старинном манускрипте  из библиотеки турецкого султана Абдул – Гамида приведена  следующая позиция. – С этими словами  русский мастер быстро расставил фигуры. – Датирована эта позиция 1140 годом.  Шахматы той эпохи назывались "шатранджем". Вы, конечно, помните, что слон в шатрандже мог перемещаться только через одно поле, даже, если оно было занято другой фигурой,  А теперь сама легенда, которую  никто не расскажет лучше, чем наша юная собеседница.

В одной из древних стран Востока
Жил визирь – статный, молодой,
Служил без страха и упрека
И был вознагражден судьбой.

Он беззаветно чтил Аллаха
И фаворитом был у шаха.
Вознесся визирь так высоко –
Склонялось все к его ногам,
А сам он – перед черноокой
Женой – прелестной Диларам.

Ее любил он пылко, страстно,
Но раз за шахматной  игрой
( Он увлекался ей порой )
Им овладел азарт ужасный.

Напрасно рвался он в сраженье –
Предупреждал ведь звездочет,
Что неудача его ждет,
Но он не внял предупрежденью.

"Сиятельный мой господин,
Могу понять лишь я один
Мерцанье звезд на небосклоне, -
Промолвил звездочет в поклоне, -
Оно сегодня неудачно," –
Добавил он довольно мрачно.

И впрямь, был визирь невезучим –
В игре над ним сгустились тучи :
"Зевал" фигуры он и пешки,
Пытаясь отыграться, в спешке
Усугубил свои страданья
И проиграл все состоянье.

"Ужель со звездами я спорю?" –
Воздел он руки к небесам.
И вдруг с отчаянья и горя
На кон поставил ... Диларам.

И вновь он в трудном положенье –
Вот – вот получит визирь мат,
Потух его безумный взгляд –
Ведь неоткуда ждать спасенья.

Скрестил он руки на груди –
Позор, бесчестье впереди ...
И вдруг за легкой занавеской
Услышал визирь шепот женский :

"Смелей, любимый мой, играй !
Победа ждет нас впереди –
Отдай сопернику ладьи,
Но Диларам не отдавай !"

Взбодренный голосом любимой,
Душою визирь вдруг взыграл
И с твердостью неколебимой
Ладьи сопернику отдал.
И, объявив красивый мат,
Вдохнул победы аромат.

С той в Лету канувшей поры
Подобный мат известен нам
В анналах шахматной игры,
Как "мат прекрасной Диларам"...

    Присутствующие дружно зааплодировали.  Польщенная аплодисментами, юная  любительница поэзии, грациозно поклонилась и села на свое место.
    - История, действительно, поучительная для многих мужчин, - рассмеялся Филидор.
    - Самое удивительное, - заметил Петров, - что Диларам следила за этой партией, находясь на почтительном расстоянии, скрываясь за занавеской.  И тем не менее  она прекрасно разобралась в заключительной позиции, которую  ее  муж  считал  безнадежной.
Вот эта позиция. Белые:   Кра5, Лh1,Лh6, Ch3, пешки f6, g6
                Черные: Крg8, Лb2, Лb8, Kc5
    Окрыленный голосом любимой жены,  визирь тут же  пожертвовал обе ладьи :
1. Лh6 – h8+   Kpg8 : h8   2. Ch3 – f5 + (  по правилам  шатранджа  слон перепрыгивает через  коня ).   2. ... Лb2 – h2  -  бесполезный ход, лишь на мгновенье оттягивающий развязку.  3. Лh1 : h2+    Kp h8 – g8   4.Лh2 – h8+   Kpg8:h8  5.g6 – g7+   Kph8 – g8    6. Kg4 – h6  Мат !
    - Сколько раз эту легенду я рассказывала обитателям  Олимпа, - поеживаясь от вечерней прохлады, промолвила вошедшая в беседку Каисса. – И все, даже наш всемогущий Зевс, восторгались мудростью Диларам.
    - Трудно сказать, каких высот на шахматном поприще  достигла бы Диларам в наши дни, - полемически  заметил Белица. – Как бы то ни было, но примеры Рэдж и Менчик  оказались заразительными и сегодня гроссмейстеры – мужчины, садясь за шахматный столик против представительниц прекрасного пола,  далеко не уверены в благополучном для них исходе состязания. Впечатляющих успехов в мужских соревнованиях  добились Нона Гаприндашвили, Майя Чибурданидзе, Пия Крамлинг  и сестры Полгар – Жужа, София и младщая и самая одаренная из них – Юдит.
    - Вот и завершился первый день наших воспоминаний, - приветливо улыбнулась Каисса. – Сейчас нимфы проводят вас в отведенные вам покои, а завтра с восходом солнца мои верные апостолы продолжат свои увлекательные рассказы.

Глава  12.   КОРОЛЬ   ШАХМАТ

    Утром следующего дня оба великих шахматиста почти одновременно появились у гранитного столика.
    - Уважаемые маэстро, - после взаимных приветствий обратился к гостям Зноско – Боровский. – Прошу вас садиться, и я начну свой рассказ.
Летом  1889 года в Амстердаме состоялся небольшой шахматный турнир. Несмотря на участие в нем Берна, Мэзона и Гунсберга,  пресса  почти не уделяла ему внимания. И вдруг в один прекрасный день об этом соревновании заговорили на многих языках – шахматную печать всего мира  обошла партия Ласкер - Бауэр.
    Игравший белыми  20 – летний новичок из немецкого города Берлинхен создал подлинный шедевр, проведя блестящую комбинацию с жертвой двух слонов – комбинацию, никогда ранее не встречавшуюся в партиях знаменитых мастеров.
Белые:  Крg1, Фе2, Ла1, Лf1, Cd3, Ce5, Kg3, пешки а2, b3, c2,d2, e3, f4, g7, h7
Черные: Крg8, Фс6, Ла8, Лf8,Cb7, Ce7,Kf6,  пешки а6, b6, c5, d5, e6, f7, g7, h7
    В этой позиции Ласкер сыграл :     14. Кg3 – h5   Последовало: 14. ... Kf6 : h5   
15. Cd3 :h7+ ! Первая жертва !  15. ... Kpg8 : h7   16. Фe2 :h5+   Kph7 – g8 17.Ce5 :g7 ! Вторая жертва ! 17. …Kpg8 :g7   18. Фh5 – g4+ Kpg7 – h7    19. Лf1 – f3    e6 – e5   20. Лf3 – h3+    Фc6 – h6
21.Лh3 : h6+   Kph7 : h6    22. Фg4 – d7 ! – c  решающим  материальным перевесом белых.
    Ослепительным  метеоритом засверкал  Ласкер  на  шахматном  небосклоне. Яркие победы  следовали одна за другой. Повержены Барделебен, Мизес, Берд, Энглиш, Мэзон, Блэкберн ...
    Теперь на пути к Стейницу монументально возвышался доктор Тарраш. Увы, Ласкера ожидал холодный отказ. "Молодой человек должен сперва доказать победами в крупных международных турнирах, что он имеет право играть с таким человеком, как я", - высокомерно заявил Тарраш. А когда в 1894 году Ласкер с большим преимуществом победил  в матче на первенство мира стареющего Стейница, шахматный мир, общественное мнение которого в те годы во многом формировал Тарраш, встретил восхождение нового чемпиона недружелюбным молчанием.
    Через год на международном турнире в Гастингсе Ласкер финишировал третьим, и Тарраш, выигравший у чемпиона мира личную встречу, не замедлил выплеснуть на него очередную порцию желчи : "Третий призер Ласкер в первый раз доказал, что он очень сильный игрок. Все его предыдущие успехи были выше всякой меры раздуты беспримерной рекламой". И лишь великолепные победы Ласкера в Петербурге, Нюрнберге и Париже заставили недоброжелателей замолчать.
Что ж, он гордиться мог собою :
Талантов было в нем – не счесть,
Ведь сам  Эйнштейн считал за честь
С ним дискутировать порою ...

Да, Ласкер – шахматный колосс !
Но недруги, пылая мщеньем,
Не раз высказывали мненье,
Что он использует ... гипноз.

Но в щекотливых положеньях,
Когда витал конфликта рок,
Снимал он шуткой напряженье –
Ведь юмор был его конек !

Однажды в небольшом турнире,
Ход сделав слабый, нелогичный,
Бернштейн изрек самокритично :
"Я – олух, коих нету в мире !"

"Что ж, мысль эта интересна", -
Ответил Ласкер чуть смущенно.
"А шутка ваша неуместна ! –
Бернштейн отрезал возмущенно, -
Коль не в ладах вы с этикетом,
Извольте расписаться в этом !"

И что же сделал юморист ?
Спокойно взяв бумаги лист,
И так же, чуточку смущаясь,
Он нацарапал улыбаясь:

"По доктора Бернштейна воле
Я заверяю поневоле,
Что в этом шахматном турнире
Он – олух, коих нету в мире"...

    Пять раз с успехом защищал Ласкер свой высокий титул. В 1907 году он со счетом 8 : 0 разгромил Фрэнка Маршалла, а спустя год в Дюссельдорфе и Мюнхене состоялось единоборство двух непримиримых антиподов – Ласкера и Тарраша. Любопытно, что  накануне первой партии была устроена встреча соперников с целью их примирения. Тарраш, сделав два шага навстречу чемпиону мира, изящно поклонился и напыщенно изрек: "С вами, господин Ласкер, у меня может быть весьма короткий разговор из трех слов : "Шах и мат !"  "Разговор из трех слов", однако, не состоялся, так как чаще всего Таррашу приходилось обходиться лишь одним словом :  "Сдаюсь".

Был, правда, ключевой момент :
Дважды выиграл претендент –
Да, дрогнул грозный чемпион ...
И молит в телеграммах он
Возлюбленную – Марту Кон :
"Я умоляю, приезжай –
Безумца своего спасай !"

И Марта, все забыв на свете,
Что муж, прикованный недугом
Неизлечимым, обречен,
Рыдая, телеграммы эти
Кладет перед больным супругом.
И молвил благородный Кон :
"Сейчас я вижу по всему –
Нужней ты другу своему !"

Наверно, говорить излишне,
Чем стало Марты появленье :
Как будто в Ласкера Всевышний
Вдохнул вдруг силы, вдохновенье ...

    В 1909 и 1910 годах  Ласкер, защищая чемпионский титул, дважды  легко  победил  Давида Яновского, а в промежутке между этими матчами с трудом отстоял  шахматную корону в поединке с представителем  венской школы Карлом Шлехтером. Ничто, казалось, не могло сломить железной воли непобедимого чемпиона.
    Игра Ласкера производила неизгладимое впечатление на современников. Особенно изумляли его исключительная выдержка, умение "неправильной" игрой и особой, присущей только ему, находчивосттью спасать самые тяжелые позиции.  При этом находчивость Ласкера проявлялась в любых, даже самых неожиданных ситуациях. Однажды один американский миллионер, большой любитель шахмат, пригласил в гости  Ласкера и венгерского гроссмейстера Гезу Мароци. Перед обедом он попросил своих знаменитых гостей сыграть партию. Шахматистов ожидал сюрприз : все фигуры, выполненные в виде стеклянных сосудов различной формы, были наполнены французским коньяком. "У меня есть только одно условие, - сказал радушный хозяин,-  выигравший фигуру, должен выпить все ее содержимое".  Игравший белыми Ласкер решительно двинул вперед королевскую пешку : 1. е2 – е4   Мароци ответил : 1. ...е7 – е5   Дальнейшая игра была недолгой : 2. Фd1 – h5   Kb8 – c6   
3. Фh5 : f7+   Здесь следует поставить два восклицательных знака, так как жертва ферзя, содержавшего ... пол – литра коньяка, решила исход состязания  в пользу Ласкера.
    Последние слова рассказчика потонули в дружном хохоте.
    - А что вы скажете по поводу этой позиции, в которой даже поразительная находчивость Ласкера оказалась бессильной ? – проворно расставив фигуры, спросил Бахман.
Белые:   Крg1, Фh5, Ле1, Лg3, Cg5, Ke3 пешки а2, b4,d4, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фb5, Ла8, Ле8, Сb7,Kf8  пешки  а7, d6, e6, f7, g7, h6
    - В этой тяжелой позиции Ласкер оказался в партии с 21 – летним  мексиканским  мастером  Карлосом  Торре  на московском международном турнире 1925 года.  Торре сыграл :
25. Cg5 – f6 !!   Далее последовало :  25.... Фb5 : h5   26.Лg3 : g7+  Kpg8 – h8  27.Лg7 : f7  Kp h8 – g8   28.Лf7 – g7+ Kpg8 – h8   29.Лg7 :b7+   Kph8 – g8   
30.Лb7 – g7+  Kpg8 – h8 31.Лg7 – g5+   Kph8 – h7    32.Лg5 : h5 – и белые, осуществив эту классическую "мельницу", через несколько ходов одержали заслуженную победу. Партия эта обошла шахматную печать всего мира.
    - В конце концов Ласкер, хоть и гений, но все – таки человек, и ничто человеческое ему не чуждо, в том числе и ошибки, - философски  заметил Петров. 
    - Ну а кроме того, когда он понял, что попался на "мельницу", то даже в роли потерпевшего не смог устоять против очарования этой комбинации и дал возможность Торре провести ее до конца. В этом, если хотите, благородство Ласкера, который по логике событий должен был сдаться сразу же после 25 – го хода белых, - продолжил свой рассказ Зноско – Боровский. – Сокрушив в течение четырех лет всех реальных конкурентов, Ласкер, по всеобщему мнению, надолго оградил свой престол от новых посягательств.
    Однако не прошло и года, как  23 – летний кубинец Хосе Рауль Капабланка – и – Граупера, блестяще победив на турнире в Сан – Себастьяне, решительно бросил перчатку непобедимому чемпиону. Ласкер в принципе принял вызов, но поставил перед претендентом такие условия, что их поединок в ближайшие годы стал практически невозможным. Так, например, Ласкер требовал, чтобы звание чемпиона мира было сохранено за ним, если кубинец не сумеет победить с перевесом в два очка.
    Переговоры надолго затянулись и в конце концов привели к непримиримой ссоре соперников. Поклонники кубинского шахматиста обвинили Ласкера в уклонении от борьбы, и чемпион мира, не выдержав оскорбительных нападок, заявил, что официально отказывается от своего титула в пользу Капабланки.
    И все же спустя десять лет единоборство шахматных гигантов состоялось в Гаване. "Из – за жары, вызванной ярким апрельскпм солнцем,  я не в силах бороться с усталостью", - сокрушался Ласкер.  После 14 партий  при счете 4 : 0 в пользу Капабланки  Ласкер по настоянию  врачей  сдал матч.

Вот так закончилась эпоха
Его блестящего правленья.
Что ж, правил он совсем неплохо
И вызывает изумленье,
Что двадцать семь бессменных лет
Царил его авторитет.

Он царствовал в величье гордом,
И цифра эта "двадцать семь"
Сияет чемпионам всем
Недосягаемым рекордом ...

Нет, духом  Ласкер не упал –
Он доказал, что не потух
Его могучий, гордый дух,
Но внешне все – таки  он сдал.

Пусть седина на голове,
Былую потерял осанку,
Зато в Нью - Йорке  и  Москве
Опередил он Капабланку.

Он оставался оптимистом,
Одолевая все напасти,
Кроме одной – когда фашисты
В его стране достигли власти.

И что же Ласкеры ? В ответ,
Сказав фашизму твердо "Нет!",
Они в Москве нашли приют –
Покой, достаток и уют.

И все же через пару лет,
Решив у дочки погостить,
И перебравшись в Новый Свет,
Они там и остались жить.

А вскоре Ласкер заболел,
Он таял на глазах, худел,
Последние теряя силы,
И фрау Марта день и ночь
В слезах Всевышнего молила :
"Ужель ничем нельзя помочь?!"

И вот, собрав остаток силы,
С трудом превозмогая боль,
Он прошептал, сходя в могилу,
Два слова : "Шахматный Король ..."
То были, как гласит молва,
Его последние слова ...

    Французский маэстро нервно теребил пуговицы своего камзола. Его коллега из России сосредоточенно барабанил пальцами  по еще не совсем высохшему от росы столику. Чувствовалось, что личность Ласкера произвела на обоих неизгладимое впечатление.
Наконец Филидор, подняв большие и грустные глаза, проронил :
    - Ласкер – это великая эпоха шахмат !
    - И эпоха эта могла быть более продолжительной, если бы он не последовал за своей супругой в Америку, - поддержал его Петров.
    - Наверно, это так, - задумчиво произнес Греков. – если бы не одно "но". Фрау Марта была женщиной высокой культуры и интеллекта, талантливой журналисткой, писательницей и поэтессой. И все это она принесла в жертву тому, кто стал гордостью и смыслом всей ее жизни.  Вместе с мужем фрау Марта объездила весь мир. Неизменно сидящая с вязаньем в руках в первом ряду турнирных залов, в которых играл Ласкер, она была для него источником силы и вдохновения, главным стимулом в борьбе с сильнейшими  шахматистами земного шара. Недаром сам Ласкер в одном из писем к ней  писал : "Рядом с тобой я никогда не теряю равновесия. Даже на краю света я чувствую себя, как дома .."  А когда великий шахматист скончался, ненамного пережившая его фрау Марта горько проронила :"Шахматный мир потерял много, я потеряла все !"
    - Ну что ж, кажется, настал черед рассказать об одном из самых непримиримых антиподов Ласкера – докторе Тарраше, - подвел черту Бахман.

Глава  13.   ХУДОЖНИК   ПРОТИВ   ДОГМАТИКА 

    - В начале 80 - х годов ХIХ столетия в шахматном мире царили Стейниц, Цукерторт,
Блэкберн, Винавер, Чигорин.  Именно в этот период раскрылось яркое шахматное дарование студента – медика Берлинского университета  Зигберта Тарраша.
  Первый крупный успех к необычайно талантливому шахматисту пришел в 1885 году в Гамбурге, где он вместе с Блэкберном, Вейссом, Мэзоном и Энглишем разделил 2 – 6 места.
Стиль Тарраша в это время характеризовали стремительные атаки, яркие комбинации и   недостаточно зрелая позиционная игра. Относительная неудача в 1887 году во Франкфурте – на – Майне  -  дележ  5 -  6 мест с Бергером  - заставила Тарраша подвергнуть свою игру тщательному анализу. Взяв за основу позиционные принципы Стейница, он не только привел их в стройную систему, но и внес в стратегию игры много новых оригинальных идей.
Проделанная работа принесла Таррашу  в период с 1889 по 1894 годы впечатляющие победы в Бреславле, Манчестере, Дрездене и Лейпциге. Однако, твердо уверовав в свою исключительность, он, по существу, пытался утвердить незыблемость открытых им принципов, игнорируя тот бесспорный факт, что шахматы гораздо многообразнее и шире его теоритических воззрений, что практика зачастую выдвигает исключения из  сформулированных им правил.
    Одним из наиболее непримиримых критиков вождя "новой школы" был Чигорин, который считал, что применение на практике верных в своей основе принципов Тарраша должно диктоваться только требованиями конкретной позиции.
    Ничего не изменил и матч апологетов двух шахматных школ, состоявшийся в 1893 году в Петербурге. Равный счет – 9 : 9  оставил открытым  их  принципиальный спор .
    Если вне шахмат Тарраш выглядел этаким преуспевающим самодовольным человеком, то за доской он преображался. К счастью для шахмат, великий художник в нем неизменно брал верх над самонадеянным догматиком. Это и позволило Таррашу создать ряд блистательных шедевров, к числу которых относится  и его партия с известным мастером Вальбродтом, сыгранная в 1895 году в Гастингсе.  Белыми играл Тарраш. Сделав свой 31-й ход, Вальбродт был вполнек удовлетворен своей позицией.
Белые:   Крg1, Фd3, Лf2, Лf4, Cb2, Kc4, Kd2,  пешки а4, b3, c2, e5, g3, h2
Черные: Крh8, Фе6, Лg5, Лg8, Сd5, Cd8, Kg7, пешки а6, b4, c5, d4, f5, h7
    Однако последовало: 32. Kc4 – d6 !  Фe6: e5    33. Kd6:f5   Kg7 – h5    34. Лf4:d4 ! Kh5:g3   35.Kf5:g3   Лg5:g3+ 36.h2:g3   Лg8:g3+  37.Kpg1-f1! Лg3:d3    38. Лd4 – g4 !   Блестящий   удар !  Если   теперь   38. Фе5 : b2 , то 39. Лf2 – f8  Мат !  Поэтому черные сдались.
    Самонадеянность Тарраша не раз оказывала ему медвежью услугу. Так, в 1892 году, высокомерно отклонив вызов молодого Ласкера, он впоследствии уже сам упорно добивался права на единоборство с ним.  Итог их состязания нам известен. Тяжелое поражение от Ласкера настолько деморализовало Тарраша, что он почти три года не выступал в крупных соревнованиях. А все последующие попытки восстановить свою былую репутацию оказались безуспешными... 
    Выдающийся шахматист скончался в 1934 году, оставив после себя огромное творческое наследие – блистательные партии, а также актуальные и по сей день теоритические исследования.
    - Сложная натура, - едва Бахман закончил свой рассказ, покачал головой Филидор. – С одной стороны  замечательный шахматист и теоретик,  с другой ...
    - Единство противоположностей, - резюмировал Петров.
    - Странно то, - заметил Греков, - что часто попадая в неловкое положение, Тарраш тем не менее  продолжал демонстрировать свое высокомерие к окружающим. Так, в 1911 году перед началом турнира в Гамбурге Тарраш высказался против участия в нем англичанина Ейтса, так как считал его весьма слабым шахматистом. Ейтс и в самом деле оказался слабейшим участником этого турнира, но, по иронии судьбы, единственную свою победу он одержал над ... Таррашем.
    - Как бы то ни было, Тарраш по праву занял видное место в многовековой истории шахмат, - заключил Бахман. – О его беззаветной любви к шахматам  говорят такие высокие слова :

"Мне жаль порою тех людей,
Кто с шахматами не знаком,
Кто вихрям шахматных страстей
Не внял ни сердцем, ни умом.

Как музыка и как любовь,
Волнуют шахматы нам кровь.
И даже в дни невзгод, ненастья
Они дарить способны счастье !"


Глава  14.   СВЕРКНУВШИЙ   МЕТЕОРИТ

    -  Мы уже не раз упоминали о гастингском турнире 1895 года, - начал свой новый рассказ немецкий историк. – И он, несомненно, занял видное место  среди  крупнейших шахматных соревнований.  Этого события шахматный мир ждал с особым нетерпением. Ведь именно в Гастингсе впервые должны были сойтись лицом к лицу не признанный в то время шахматный король Ласкер, поверженный им первый чемпион мира Стейниц, главные претенденты на шахматный престол Чигорин  и  Тарраш, выдающиеся мастера древней игры Блэкберн, Мэзон, Гунсберг, Берн, Мизес, Яновский, Барделебен, Шлехтер, Тейхман и другие. Мнение специалистов было единым : победитель "битвы при Гастингсе" с полным правом может считаться сильнейшим в мире.
    В турнире участвовали и несколько новичков, которым заранее отводилась незавидная роль аутсайдеров. Однако любителей шахмат ждал поразительный сюрприз : буквально сокрушив всю шахматную элиту, первый приз завоевал 23 – летний дебютант международных соревнований  американец  Гарри Нельсон Пильсбери.
    Познакомившись с замечательной игрой в возрасте 16 лет, юноша был очарован ее неисчерпаемой глубиной. С тех пор шахматы  стали делом всей его жизни. Уже через пять лет Пильсбери вышел победителем турнира сильнейших американских мастеров, а спустя еще два года в Гастингсе стал виновником едва ли не самой громкой сенсации в истории шахмат. И хотя впоследствии он неоднократно занимал высокие места на авторитетнейших форумах, успех в Гастингсе был наиболее значительным достижением гениального шахматиста.
В конце того же 1895 года в Петербурге был организован матч – турнир четырех сильнейших шахматистов мира – Ласкера, Стейница, Пильсбери и Чигорина ( Тарраш отказался от участия в этом форуме ).  Первая половина соревнования стала продолжением гастингского триумфа Пильсбери. Увы, затем случилось невероятное – в девяти последующих партиях Пильсбери набрал лишь потора очка и пропустил вперед Ласкера и Стейница.
    Петербургская неудача произошла из – за начавшейся у Пильсбери страшной болезни – прогрессирующего паралича. Но еще печальней было то, что в последующие годы гениальный шахматист совершенно не щадил своего подорванного здоровья : он  по – прежнему много играл, часто давал изнурительные сеансы вслепую, непрерывно курил. А в 1902 году в Москве  он установил мировой рекорд, дав сеанс вслепую на 22 досках.

Как тратил силы он без меры !
Тому есть множество примеров :
Ведя  сеанс вслепую,  он
Устроил в нем аттракцион.

В сеансе том беспечный гений
Играл к тому же в шашки, вист –
Ни в чем не зная поражений !
Вот так блестящий шахматист
Растрачивал здоровье, силы ...
Не потому ль сошел в могилу,
Точней растаял, словно дым,
Еще довольно молодым ? ...
    - Будучи выдающимся мастером позиционной игры, Пильсбери зарекомендовал себя и превосходным тактиком.  А после партии с Гезой Мароци, сыгранной  в 1900 году в Париже, Георг Марко остроумно заметил, что "Пильсбери и королем  может  дать  мат".  Посмотрите  окончание  этой замечательной партии, в которой Пильсбери играл белыми.
Белые:   Крh3, Фf4, Лg3, Лh1,  пешки b4, e5
Черные: Крh8, Фb2, Лс8, Сd7, пешки а6, b7, d5, e6, f5, h7
    Пильсбери сыграл  44.Фf4 – h6.  Своим ответом   44. …Фb2 :e5  Мароци решил, что этим ходом он отразил все угрозы. Однако последовало ошеломляющее 45. Фh6:h7+ !!   Kph8:h7   И здесь Пильсбери "скромно"  увел своего короля с вертикали "h".  46.Kph3 – g2  Мат !
    - Удивительно !  Первый  раз  вижу,  чтобы  мат  давался   ходом  короля! – воскликнул Филидор. – И все же еще больше   поразил  меня  сеанс вслепую  на  22-х  досках ! Когда  в  1742  году  в  кафе "Режанс" я  сыграл,  не  глядя  на доску,  лишь две партии, это вызвало восторг окружающих.  А когда спустя несколько лет в Лондоне число моих соперников возросло до трех,   это  было воспринято современниками как чудо  ХVIII  столетия.
    - Ну, с тех пор слишком много воды утекло,- улыбнулся Нейштадт – В 1858 году гениальный Пол Морфи изумил шахматный Париж, дважды сыграв вслепую по  восемь партий, а спустя 18 лет в Лондоне блистательный Иоганн Цукерторт довел число досок до 16.  В начале    ХХ  века  мировое достижение в игре не глядя на доску обновлялось еще шесть раз. В 1921 году в Кашау венгерский шахматист Дьюла Брейер провел сеанс на 25 досках.
    - Любопытно, что в 1925 году из Испании пришло сообщение о том, что  местный мастер Юнкозе побил  мировой рекорд Брейера, проведя сеанс вслепую на 33 досках, - вступил в беседу Зноско – Боровский. – Вскоре, однако, выяснилось, что цифра эта завышена ни больше ни меньше, чем в 11 раз. Оказалось, что Юнкозе, объявив о своем сеансе на 33 досках, застал на поле боя лишь трех участников. Не мудрствуя лукаво, он тут же засчитал поражения 30 мифическим соперникам за неявку, а на оставшихся трех досках две партии выиграл и одну проиграл. Спустя год в Нью – Йорке Алехин сыграл 25 "слепых" партий, из которых в 16  одержал победы и лишь в пяти  признал свое поражение. В том же году в Сан -Паулу чехословацкий гроссмейстер Рихард Рети довел потолок рекорда до 29 партий. Впечатляющее достижение !
    - Но и оно в 1931 году было побито американцем Джоджем Колтановским, который провел без поражений сеанс на 30 досках, - продолжил Зноско – Боровский. – Успешно играли вслепую такие известные гроссмейстеры, как Тарраш, Рубинштейн, Земиш и другие. Любопытно, что во время  одного из сеансов Земиша некая пожилая дама долго всматривалась в лицо сеансера, а затем, обратившись к участникам, взволнованно воскликнула : "Это чистое жульничество ! Он вовсе не слепой !"
    - В послевоенные годы рекордная гонка была продолжена, - принял своеобразную эстафету Белица. – В 1946 году в Сан – Паулу аргентинский гроссмейстер Мигель Найдорф провел сеанс вслепую на 45 досках, а в октябре 1960 года в Будапеште венгерский мастер Янош Флеш довел потолок рекорда до  фантастической цифры – 52 партии !  31 из них Флеш выиграл и лишь три проиграл.

Флеш болен был неизлечимо,
Но, проведя сеанс "незримый",
Врачей он ошарашил вдруг,
Смертельный победив недуг.

Немыслимое напряженье,
Что мозг и тело охватило,
Включив неведомые силы,
Вдруг принесло ... выздоровленье,
И смерть ворчливо отступила.

Парадоксально все на свете –
Флеш чудом смерти избежал,
А через два десятилетья
Он вдруг в аварию попал –
Злодейка-смерть, поймав мгновенье,
Добилась все – таки отмщенья ...

    - Рекорд Флеша просуществовал всего лишь один год – продолжил Белица, - в 1961 году в Сан – Франциско его побил неутомимый Джордж Колтановский, проведя без поражений сеанс вслепую на 56 досках.

Глава  15.   ШАХМАТНЫЙ   МУШКЕТЕР

    - Все это, конечно, интересно, - рассудительно заметил Греков, - но мы  вновь отвлеклись.    
    Герой следующего моего рассказа появился в шахматных кругах Парижа в конце 80-х годов ХIХ  столетия. Этот щеглеватый юноша с лихо закрученными  усиками, подобно легендарному  де Артаньяну, был одержим мечтой покорить великий город. Звали его Давид Яновский.
    Окружающих особенно поражали в этом выходце из России удивительный темперамент, неистощимая фантазия, изящество, смелость замыслов, неутомимая жажда победы. О его импульсивности, азарте, склонности заключать рискованные пари слагались легенды. Так, получив за победу на турнире в Монте – Карло 5 тысяч долларов, Яновский в ту же ночь проиграл их в казино и вынужден был занять деньги на обратную дорогу. Его необузданная артистическая натура постоянно жаждала успехов, почитания, славы.

Яновский, весь горя борьбой,
Как мушкетер, бросался в бой.
И если взгляд его орлиный
К победе видел путь рутинный –
Без бурных жертв и комбинаций,
Этот художник – чародей,
Романтик до мозга костей
Ради клокочущих оваций
Готов был продолжать сраженье
Даже ценою ... пораженья !

    Уже первые международные выступления молодого шахматиста принесли ему мировую известность, а блистательные победы в Вене, Монте – Карло, Париже и Бармене, где им были повержены  Стейниц, Ласкер, Пильсбери, Тарраш и другие корифеи, выдвинули его в число главных соискателей шахматной короны.
    В 1899 году  после своего триумфа  в Лондоне Яновский вызвал Ласкера на матч, однако из-за финансовых неувязок их поединки за шахматную корону состоялись лишь спустя десять лет. К тому времени главные успехи претендента были уже позади. Обе аудиенции у шахматного короля , организованные на средства покровителя Яновского Пьера Нардю, принесли ему лишь горькое разочарование.
    Исследователи творчества Яновского не раз отмечали, что шахматного таланта у него было не меньше, чем у Ласкера, а вот выдержки, силы воли, трудолюбия  - неизмеримо меньше.
Уступив в борьбе за шахматную корону, Яновский не отступил от своих принципов. Он завоевал столько призов за красоту сыгранных им партий, что публикация их составила бы  объемистый том.  Даже на закате своей блистательной карьеры  великий шахматист создал целый ряд неувядаемых шедевров. Один из них – партия с Земишем, сыгранная в 1925 году в Мариенбаде. Игравший белыми Яновский своим  20 - м  ходом  буквально  ошеломил  соперника.
Белые:   Кре1, Фе3, Ла1, Лh3, Cd3, Ce5, пешки а2, b2, c3, f2, g2, h4
Черные: Крg8, Фс7, Ла8, Лf8, Cb7, Cd6, пешки а7, b6, f7, g7,h5
    Казалось бы, король Земиша надежно укрыт, но Яновский  считает иначе: последовало 20.Фe3 – h6 !! и  черные  немедленно сдались, так как на  20. ... f7 – f6       последует   21. Лh3 – g3  и  мат неизбежен.
    В конце 1926 года Яновский приехал в небольшой французский городок Иер для участия в очередном турнире.  Увы, серьезная болезнь надолго уложила его в постель. Средств на лечение у него не было, и 15 января 1927 года великого мастера не стало. Так закатилась еще одна шахматная звезда. 
    - Еще одна печальная судьба, - тихо проронил первый шахматный мастер России.
    - Вновь острая нужда и безвременная кончина. Неужели это удел всех шахматных гениев? – воскликнул Филидор.
    - Разумеется не всех, но очень многих, - развел руками Греков. – И все же они были счастливыми людьми.  Разве обогатить своими творениями мировую сокровищницу шахмат и тем самым обессмертить свое имя – не высшее счастье ? Прославиться  ведь  можно   по-разному.
В 1903 году В Монте – Карло состоялся международный турнир. Один из его участников -некий полковник Моро – отличился тем, что проиграл все 26 партий. Ноль очков из 26 возможных ! Местные шутники буквально засыпали бедного полковника весьма своеобразными подарками, причем все дары, доставлявшиеся в его номер, состояли из 26 экземпляров – 26 бубликов, 26 яиц и тому подобное.
    - Это что, - небрежно бросил Бахман. – Была еще более яркая в кавычках, конечно, личность. В конце 20-х годов ХХ столетия  в Манхэттенском шахматном клубе появился новичок – Малькольм  Малли. Несмотря на очень слабую игру, Малли отличался крайним самомнением. Именно поэтому сильнейшие игроки клуба как-то решили разыграть самонадеянного новичка и проиграли ему все до единой партии. Когда шутка эта повторилась во второй, а затем и в третий раз, ничего не подозревавший  Малли настолько вознесся, что послал вызов на матч одновременно Ласкеру, Капабланке и Алехину. Не получив ответа, он решил бросить шахматы ввиду отсутствия достойных соперников.
    - Ну, каково ?! – воскликнул немецкий историк. И не дожидаясь ответа, объявил : - А теперь я расскажу о подлинной шахматной знаменитости.

Глава  16.   КОРОЛЬ   НИЧЬИХ   

    Однажды  Эмануила Ласкера спросили, кого он считает для себя наиболее трудным соперником. Великий шахматист, не колеблясь, назвал выдающегося австрийского гроссмейстера Карла Шлехтера.  Это имя впервые прозвучало в 1894 году в Лейпциге, где 20 – летний шахматист дебютировал в турнире мастеров.  Скромное 11-е место, естественно, не произвело большого впечатления на современников, но молодой мастер продолжал совершенствоваться, твердо веря в свою звезду.
    Его результаты росли от турнира к турниру, и в начале ХХ столетия Шлехтер по праву вошел в когорту самых знаменитых шахматистов планеты.  Добродушный, всегда корректный и приветливый гроссмейстер неизменно вызывал симпатии и уважение коллег по шахматному искусству.
    "Королем ничьих" называли его шахматисты, причем многие из них не без оснований были убеждены, что выдающийся мастер никогда не возражает против мирных переговоров лишь потому, что это не причиняет страданий ни одной из сторон. В самом деле, из десяти сыгранных Шлехтером матчей  восемь завершились вничью. О его благородстве слагались легенды. Так, при сильном цейтноте соперника Шлехтер часто не переводил часы, дабы фактор времени не омрачал радость творчества.  Однажды Ласкер опоздал на турнирную партию с ним на 45 минут. Принеся свои извинения, он сделал первый ход. К его удивлению, Шлехтер встал и, также извинившись,  покинул зал. Появившись ровно через 45 минут, австрийский гроссмейстер  как ни в чем не бывало сделал ответный ход. Позже, отвечая на многочисленные вопросы коллег, Шлехтер объяснил, что он не пожелал иметь фору даже в борьбе с таким могучим соперником, как Ласкер.
    Излишнее миролюбие не помешало замечательному художнику шахмат в перод 1900 – 1915 годов выйти победителем крупнейших соревнований в Мюнхене, Монте – Карло, Кобурге, Остенде, Стокгольме, Праге, Гамбурге, Будапеште. В своей родной Вене он выиграл все семь турниров этого периода.
    В одном из них в 1911 году в партии с известным  мастером Перлисом  игравший белыми Шлехтер создал редкую миниатюру. К этой позиции соперники, быстро разменяв ферзей, пришли после шести ходов.
Белые:   Кре1,  Ла1, Лh1, Cc1, Cf1, Kf3, пешки b2, b3, d4, d5, e2, f2, g2, h2
Черные: Кре8, Ла8, Лh8, Cb1, Cf8, Kb8, Kg8,  пешки а7, b7, c6, e7, f7, g7, h7
    - Далее последовало : 7. d5 : с6   Cb1 – e4 ? Грубейшая ошибка  черных – следовало играть  : 7. К : с6.  Теперь Шлехтер наносит красивый решающий удар :  8. Ла1: а7 !! Ла8 :а7   9. с6 – с7 !  Трудно припомнить, когда бы в партии шахматистов столь высокого класса борьба завершилась на 9-м ходу !
    Кульминационным событием всей шахматной карьеры  Шлехтера был его матч на первенство мира  с Ласкером, состоявшийся в 1910 году. Из намеченных 30 партий удалось обеспечить финансирование только десяти, причем по регламенту претендент, чтобы завоевать шахматную корону, должен был победить с перевесом не менее чем в два очка. Помня, с какой легкостью Ласкер сокрушил Тарраша, Яновского и Маршалла, специалисты считали задачу Шлехтера невыполнимой. 

Талант  у Шлехтера огромен,
Игра  изящна, грациозна,
Хотя  и  не амбициозна –
Ведь он миролюбив и скромен.

С его пристрастием к ничьим,
Наверно, заключить резонно:
Вряд ли с характером таким
Он  одолеет  чемпиона ...

    Ход борьбы, однако, опроверг  эти предсказания. После девяти партий Шлехтер был впереди – 1 : 0 ( при восьми ничьих ). И в заключительной 10-й партии австрийский гроссмейстер добился подавляющего перевеса.

Сенсация ? Нет ! Близость цели
Сковала мозг, отяжелели
Расчеты, мысли претендента,
А Ласкер только ждал момента !

Непревзойденный он психолог !
И хоть к победе путь был долог,
Его прошел он терпеливо
И снова твердо, горделиво
В сраженье отстоял корону !
Кто ж одолеет чемпиона ?

    И все же итог этого матча шахматный мир оценил, как бесспорное достижение Шлехтера.
Тяжелые будни шахматного профессионала , большие перегрузки, вызванные тяжелым трудом и систематическим недоеданием, слишком рано подорвали здоровье замечательного мастера. Карл Шлехтер побеждал сильнейших гроссмейстеров своего времени, но победить тяготы жизни ему не удалось. В 1918 году выдающийся шахматист умер, не достигнув и 45 - летнего возраста.
    - Комбинация, проведенная Шлехтером, действительно, красивая, - первым нарушил молчание Петров. – Хотя ситуация, когда пешка оказывается сильнее беспомощных фигур неприятеля, не редкость. Особенно в произведениях шахматных композиторов.
    - Совершенно верно, - живо подхватил Зноско – Боровский.
    Он быстро расставил довольно простую на первый взгляд позицию :
Белые:  Крb6, пешка с6
Черные: Кра1, Лd5  и продолжил:
    - В 1895 году в одной из шотландких газет был опубликован этюд преподавателя французского языка Барбье.  Задание гласило: белые начинают, а черные добиваются ничьей. Здесь автор использовал оригинальную патовую идею.   
1. с6 – с7   Лd5 – d6+   2. Kpb6 – b5   Лd6 – d5+  3. Kpb5– b4   Лd5– d4+  4. Kpb4–b3   Лd4– d3+  5. Kpb3 – c2   Лd3 – d4 !   6. c7 – c8Ф   Лd4 – c4+ 7. Фc8 : c4 – пат !
    К сожалению, вместо сладкого бремени славы автора ожидало горькое разочарование. Один из  читателей, некий аббат  Фернандо Сааведра, легко справившись с заданием, обнаружил, что у  белых есть  дьявольской силы ход, который  приводит их к победе. И этот ход ...- рассказчик лукаво взглянул на обоих маэстро.
    - Пешку следует превратить не в ферзя, а в ладью ! – одновременно воскликнули оба великих шахматиста.
    - Правильно !  6. с7 – с8 Л !!  - я не сомневался, что вы сразу найдете этот потрясающий ход. Оказывается, ферзь приносит лишь ничью, а ладья – победу !  Этот ход опровергает все наши представления о сравнительной силе фигур, раскрывает подлинное величие шахмат, их неисчерпаемость и бессмертие !  Теперь черным грозит мат :
7. Лс8 – а8х. Поэтому черным ничего не   остается,   кроме  6. ...  Лd4 – a4 ,  однако,  у  белых   находится   еще  один   убийственный  ход  7. Кр с2 – b3,  после которого  черные либо получают мат : 8. Лс8 – с1 – мат !, либо теряют ладью.
    - Этюд и в самом деле замечательный, - поглаживая бороду, проронил Петров. – Странно только,  что сам Барбье не увидел превращения пешки в ладью.
    - Зато это увидел аббат Сааведра, ставший не только подлинным автором этой жемчужины,– но и навсегда вписавший свое имя в анналы шахматной истории, - заключил  Зноско-Боровский.
    Ну  а теперь обратимся к одному из самых замечательных романтиков ХХ века.

Глава  17.   РЫЦАРЬ   КОМБИНАЦИЙ 

    Летом 1899 года Бруклинский шахматный клуб делегировал своего чемпиона Фрэнка Джеймса Маршалла в Лондон. Выступая в побочном турнире, среди участников которого были Мизес, Марко и другие известные мастера, 22 – летний американец ошеломил именитых соперников каскадом комбинаций, фейерверком жертв и уверенно занял 1-е место.
    Много ярких побед одержал впоследствии Маршалл. Однако венцом его шахматной карьеры стал состоявшийся в 1904 году турнир в Кембридж – Спрингсе. Проведя это соревнование без единого поражения, замечательный шахматист на два очка опередил финишировавших вслед за ним Ласкера и Яновского. Эта победа сразу сделала его одним из главных претендентов на матч с чемпионом  мира.

Фрэнк Маршалл с блеском победил
Великих шахматных светил,
Среди которых Ласкер, Марко,
Яновский, Пильсбери, Чигорин.
Играл он вдохновенно, ярко,
Взлет его гения бесспорен !

Его игры блестящей знаки –
Каскады жертв и комбинаций,
Фантазия, напор атаки,
Аплодисменты, шквал оваций !
Не зря гласила ведь молва :
"Фрэнк Маршалл – Морфи номер два !"

    Как и многие его предшественники, Маршалл понимал, что комбинационная игра не в состоянии обеспечить высоких результатов, но, несмотря на это, он всегда предпочитал свой собственный стиль игры. Именно этим можно объяснить тяжелые поражения  Маршалла от Тарраша и Капабланки и в матче на первенство мира от Ласкера. Но именно в этом и величие Маршалла, одержавшего немало впечатляющих побед.
    Для специалистов и любителей шахмат присуждение Маршаллу специальных призов за красоту атаки стало привычным явлением, а его фантастическая комбинация  в партии с Левитским, сыгранной в 1912 году в Бреславле, и поныне считается одной из самых блистательных жемчужин в истории шахмат. Перед вами позиция, возникшая после 23-го хода Левитского.
Белые:   Крg1, Фg5, Лс5, Лf1, пешки а2, с2, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фс3, Лf8, Лh3, Kd4, пешки а7, b7, e6, g7, h7
    Игравший черными Маршалл неожиданно, как гром  среди ясного неба, пожертвовал ферзя :  23.Фc3 – g3 !!!  Мое  глубокое убеждение, что комментаторы должны поставить к этому сногсшибательному ходу три восклицательных знака!
    Очевидцы утверждали, что после этого хода Левитский даже вздрогнул и некоторое время не мог оправиться от шока, а когда пришел в себя, немедленно сдался. Действительно, ни одно из продолжений не спасает белых.  Если  24. Фg5 :g3, то 24. ... Кd4 – e2+ 
25.Kpg1 – h1   Ke2: g3+  26. Kph1 – g1  Kg3:f1 и так далее. Если же 24. f2:g3, то 24. ... Кd4 – e2+   25. Kpg1 – h1  Лf8 – f1 Мат!  А  в  случае  24. h2:g3  черные дают мат конем :24. Kd4 – e2 Мат! 
    Сокрушительные поражения от Тарраша, Ласкера и Капабланки заставили замечательного   художника слегка приглушить свои романтические страсти. Это несколько обезличило его игру, но результаты тем не менее выравнялись.
    И все же до высот Кембридж – Спрингса, Нюрнберга, Дюссельдорфа и других своих лучших достижений ему уже не удалось подняться, и на рубеже 20 – 30-х годов великий шахматист решил покинуть международную арену. Правда, он по-прежнему являлся лидером команды США, четырежды побеждавшей  на  шахматных  олимпиадах.
    9 ноября 1944 года во время прогулки гениальный гроссмейстер скоропостижно скончался. С глубокой скорбью любители шахмат всего мира встретили эту горькую весть. Лидер советских шахматистов Михаил Ботвинник писал : "... утонченный шахматный мастер и славный спортсмен Фрэнк Маршалл навсегда вошел в историю шахмат".
    - Еще бы ! – восхищенно воскликнул Филидор. – Такой  комбинации позавидовали бы даже Андерсен и Морфи !
    -  Только за один ход Фс3 – g3  Маршалла смело можно величать гением, - поддержал коллегу  Петров.
    - Действительно, - разделяя общий восторг, промолвил Греков, - этот шедевр способен доставить подлинное счастье истинному ценителю красоты. – И вдруг, лукаво улыбнувшись, добавил : - А ведь я , пожалуй, могу показать еще более красивый ход, причем для демонстрации его нам даже не потребуются  доска и фигуры.  Югослаский гроссмейстер Милан Видмар в одном  из международных турниров отложил партию против Капабланки в безнадежном положении. В день доигрывания он явился, чтобы после бесплодного анализа сдать партию и поздравить соперника с победой. Время, однако, шло, а Капабланка не появлялся. Случайно взглянув на часы, Видмар вдруг обнаружил, что флажок на часах Капабланки вот – вот  упадет.  Гроссмейстер бросился к столику и в тот момент, когда судья собирался зафиксировать просрочку времени у Капабланки, в знак сдачи партии опрокинул своего короля. Английская печать назвала этот ход "самым красивым из всех, когда – либо сделанных на шахматной доске".
    - Вернемся, однако, к Маршаллу, - заметил Нейштадт. – Этот замечательный шахматист обладал еще и необычайно мягким юмором. Вот как он описал свою победу над Берном в парижском международном турнире  1900 года. " 1.d4   d5  2.c4   e6  3.Kc3   Kf6  4.Cg5   Ce7   Берн, страстный курильщик, достал из кармана трубку и стал разыскивать пачку табака.  5. e3   0 – 0   6.Kf3   b6   7.Cd3  Cb7  8. cd   ed.   Берн начал набивать трубку – я  ускорил темп игры .  9.C: f6   C: f6  10. h4.   Теперь надо было немного подумать. На какое - то время  трубка была забыта ... Приходилось считаться с угрозами  C:h7+   и  Kg5+.   10. … g6    11.h5   Лe8  12. hg   hg.    Берн приступил к поискам спичек в кармане.  13. Фс2   Cg7   14. C:g6   fg.   Берн чиркает спичкой. Обжигает пальцы. Спичка гаснет.   15.Ф: g6   Kd7.    Берн чиркает второй спичкой.   16.Кg5    Фf6.  Наконец  трубка задымила.  17. Л : h8+    Черные сдались.  Бедный Берн !  Возможно, партия закончилась бы другим результатом, если бы ему удалось сразу раскурить проклятую трубку. Впрочем, свое поражение он воспринял с юмором и сердечно пожал мне руку. В этот момент трубка погасла ..."
    - Я рад, что мне удалось немного вас позабавить, - воскликнул Нейштадт,  с удовлетворением глядя на хохочущих маэстро. – Ну а теперь продолжим наше путешествие в историю шахмат.

Глава  18.   НА   СОВЕСТИ   ШАХМАТНОГО   МИРА 

    - В начале 1903 года в помещение Лодзинского шахматного клуба вошел молодой человек.  Всего лишь несколько лет назад, занимаясь в еврейской школе – хедере,  он впервые в жизни увидел шахматы  и  буквально заболел ими.

Отложен в сторону Талмуд –
С той удивительной поры
Всецело юношу влекут
Красоты шахматной игры.

Их постигая, наш герой
С годами не скрывал амбиций :
Он жил заветною мечтой –
С известным мастером сразиться. 

    И вот теперь, подойдя к столику, за которым сидел кумир местных шахматистов Георг Сальве, он робко сказал :   "Маэстро, я прошу вас сыграть со мной партию".  Вызов был принят, а через несколько часов Сальве под удивленные возгласы окружающих  поздравил смущенного юношу с победой. Тотчас был организован матч между знаменитым мастером и наделавшим шуму новичком.  14 партий не выявили победителя – счет оказался равным, и шахматное собрание Лодзи делегировало обоих на  третий  Всероссийский турнир в Киев. Так началась удивительная шахматная карьера  Акибы  Рубинштейна.
    В 1905 году молодой шахматист выигрывает побочный турнир в Бармене, а спустя два года с блеском побеждает в Остенде, Карлсбаде и в пятом Всероссийском турнире в Лодзи.
Игра 25–летнего мастера быстро снискала ему  всеобщее   признание, а комбинация, проведенная им в партии  с Ротлеви, обошла всю мировую печать. 
Белые:   Крh1, Фе2, Ла1, Лf1, Cb2, Ce4, Kc3, пешки а3, b4, e5, f4, g2, h2
Черные: Крg8, Фе7, Лс8, Лd8, Cc6, Cc7,Kg4, пешки а6, b5, e6, f7, g7, h7
    В этой позиции игравщий  черными   Рубинштейн, после  естественных  ходов
21. ... Фe7 – h4   22. g2 – g3   наносит сокрушительный удар :  22. ... Лс8 : с3 !!    Жертву  ферзя белые обязаны принять.         В случае 23. С : с3   С : е4 + черные получают мат.  Поэтому : 23. g3 : h4    Лd8 – d2 !!   Черные уже без ферзя, почти все их  фигуры   находятся   под   боем.    24. Фе2 : d2    Cb7 : e4+      25.  Фd2 – g2   Лс3 – h3 !    Белые  сдались.
    Теперь уже в Акибе Рубинштейне, ставшим главным фаворитом крупнейших турниров, шахматный мир видит бесспорного  претендента  на  мировое  первенство. 
    Последующие выступления выдающегося мастера – дележ первого места с Ласкером в 1909 году в Петербурге и особенно блистательная серия побед 1912 года - в Сан – Себастьяне, Пиштьяне,  Бреслау и Вильно, где позади него остались Тарраш, Маршалл, Шлехтер, Тейхман, Нимцович, Шпильмен, Дурас и другие корифеи – еще более упрочили его права на матч с чемпионом мира. Не отрицал этого и сам Ласкер. И то, что матч Ласкер – Рубинштейн так и не состоялся, осталось мрачным пятном на совести шахматного мира… Увы, 1914 год оказался роковым для гениального гроссмейстера. Неудача в Петербурге – дележ 6 – 7 мест с Бернштейном склонило общественное мнение к идее организации матча Ласкера с Капабланкой.
Начавшаяся вскоре мировая война не только уничтожила все сбережения Рубинштейна, но и пагубно отразилась на его  легкоранимой душе. После победы Капабланки над Ласкером Рубинштейн направил вызов новому чемпиону, однако финансовые требования кубинца развеяли его последние надежды.
    В 20-е годы, несмотря на победы в Триберге, Вене, Марианске – Лазне, Рогатска – Слатине, на первой доске Всемирной шахматной олимпиады в Гамбурге, Рубинштейну все чаще приходится довольствоваться скромными результатами, а московский международный турнир  1925 года принес ему самое горькое разочарование за всю его блистательную карьеру. Но даже и в эти далеко не лучшие для Рубинштейна годы  современники высоко оценивают его творчество.
    В 1926 году Рубинштейн переселился в бельгийский город Антверпен, а спустя несколько лет врачи категорически запретили ему участвовать в любых соревнованиях. Вскоре забытый всеми гроссмейстер оказался в лечебнице для душевнобольных.
    В середине 50-х годов один из сыновей Рубинштейна устроил отца в дом для престарелых. Целыми днями шахматный гений просиживал за столиком, на котором лежала шахматная доска без фигур. А 14 марта 1961 года шахматные издания всего мира с глубоким прискорбием сообщили о кончине Акибы Кивелевича Рубинштейна.
    Едва Нейштадт окончил рассказ, оба маэстро молча переглянулись.
    - Ну вот, еще один "счастливчик", обессмертивший свое имя, - мрачно произнес Филидор. –Нет, в самом деле, неужели путь шахматного профессионала обязательно сопряжен с  нуждой и забвением ?
    - Почему же ? – отозвался Белица. – Многие известные шахматисты вполне преуспевали в жизни. Скажем, барон Игнаций Колиш, выиграв в 1867 году крупный турнир в Париже, вскоре отошел от шахмат и основал процветавшую впоследствии банкирскую контору.  Не было никаких оснований сетовать на жизнь и у шекспироведа Говарда Стаунтона, преподавателя математики Адольфа Андерсена, действительного статского советника Ильи Шумова и многих других. А во второй половине ХХ века с "легкой  руки" Роберта Фишера  призовые фонды матчей на первенство мира  исчислялись уже шестизначными цифрами, которые их далеким предшественникам  даже не снились. Что говорить, если  Вильгельм Стейниц, завоевав в лондонском турнире 1862 года  шестой приз, получил за это ... пять фунтов стерлингов.
    - Да разве только они ? – подхватил Зноско – Боровский. Взять хотя бы упоминавшегося ранее весьма состоятельного и довольного жизнью доктора Тарраша, его непримиримого антипода Эмануила Ласкера, Гезу Мароци и других. Кстати, и следующий мой рассказ  о вполне преуспевавшем шахматисте, которого даже называли "баловнем судьбы" – гениальном кубинском гроссмейстере Хосе Рауле Капабланке.

               
Глава  19.   ИЗ   ВУНДЕРКИНДОВ  -  В   ЧЕМПИОНЫ

"О, падре, так не ходит конь!"
Отец ко лбу поднес ладонь
И тут же погасил свечу :
Сын болен – завтра же к врачу !

Ребенок же спросил несмело :
" Могу ли, падре, я сыграть?"
Отец кивнул лишь ошалело,
Не зная даже, что сказать.

Его прошиб холодный пот,
Он, делая  за ходом ход,
Не отводил от сына взгляд
И ... получил в итоге мат !

    Так  четырехлетний ( ! ) Хосе Рауль Капабланка  сыграл первую в своей жизни партию в шахматы. В 1902 в возрасте 14 лет Капабланка выиграл матч у чемпионе Кубы мастера Корсо, а спустя семь лет со счетом  8 : 1  разгромил чемпиона США  Фрэнка Маршалла. Друзья, называвшие гениального кубинца Капой, наперебой советовали ему бросить перчатку Ласкеру. "Свалить такого великана, как Ласкер, еще не настало время !" – твердо отвечал всем Капабланка.
    Победа над одним из сильнейших шахматистов земного шара сразу же привлекла к молодому кубинцу огромное внимание. Неудивительно, что в 1911 году он был приглашен к участию в крупном международном турнире  в Сан – Себастьяне.  Несмотря на резкие возражения гроссмейстеров Бернштейна и Нимцовича, 23-летнего кубинца все же включили в число участников  этого соревнования.
    С обоими своими  "обидчиками" Капабланка легко расправился в ходе турнира, получив за победу над Бернштейном специальный приз "за самую красивую партию". Вот окончание этого поединка, в котором Капабланка играл белыми.
Зноско – Боровский расставил фигуры.
Белые:   Крg1, Фе3, Лс1, Ле2, Kf5, Kh5, пешки b3, e4, f4, g4, h2
Черные: Крh7, Фb5, Ле8, Лh8,Cd7, Ke6, пешки а7, с6, с7, d6, f7, g7, h6
    - Далее последовало : 28.Kf5 : g7   Ke6 – c5 ?  Ошибка, которую Капабланка  бдестяще использовал. 29.Kg7 : e8  Cd7 : e8  30.Фe3 – c3  f7 – f6  31.Kh5 : f6+  Kph7 – g6       32.Kf6 – h5  Лh8 – g8   33.f4 – f5+   Kpg6 - g5  34.Фc3 – e3+ Kpg5 – h4   35.Фe3 – g3+   Kph4 – g5    36.h2 – h4  Мат !          
    Остается лишь добавить, что в этом соревновании  Бернштейн разделил 8 – 9 –е места, Нимцович – 5 – 7-е, а "зеленый новичок", как оба они называли кубинца, стал победителем турнира.
    После триумфа Капабланки в Сан – Себастьяне шахматный мир с нетерпением ожидал его дуэли с Ласкером. Первая  их встреча состоялась в апреле 1914 года на международном турнире в Петербурге.
    Первый этап этого соревнования завершился победой Капабланки, на полтора очка опередившего Ласкера и Тарраша и на два – Алехина и Маршалла. Однако в заключительном двухкруговом состязании пятерки сильнейших Ласкер, одержав шесть полновесных побед, в том числе и над своим главным соперником, завоевал первый приз. Капабланка был вторым, а 3-е место неожиданно занял москвич Александр Алехин.

А на торжественном банкете
Сергей Прокофьев на рояле
( Конечно, в музыкальном свете
Его тогда еще не знали ),
Волнуясь, трепеща от страха,
Исполнил Моцарта и Баха.

Затем в беседе оживленной
С кубинцем проронил смущенно :
"Сеньор, двух шахматных гигантов,
Перенося в мир музыкантов,
По их таланту и размаху
Я вижу Моцартом и Бахом.

Вы – Моцарт, легкий и небрежный,
Полный фантазии безбрежной,
А Ласкер – Бах, глубокий , сложный,
То смелый, то вдруг осторожный ..."
Смущенный этими словами
Кубинец лишь развел руками ...

На том же памятном банкете,
У многих вызвав восхищенье,
При петербургском высшем свете
Шаг сделал Ласкер к примиренью :

"Друзья ! Мой тост в честь Капабланки !
Забудем ссоры, перебранки !"
И оба шахматных кумира
Под одобрительные звуки
В знак уважения и мира
Друг другу протянули руки ...

    Вскоре Капабланка направил официальный вызов Ласкеру. Однако их матч состоялся лишь весной 1921 года. Как мы уже знаем,  совершенно больной Ласкер, проигрывая со счетом  0 : 4, по требованию врачей прекратил борьбу. 
    Став чемпионом мира, Капабланка сразу же оградил свой престол  от частых посягательств "долларовым валом". Навязанное им шахматному миру так называемое "лондонское соглашение" предписывало претендентам на шахматную корону обеспечение финансовой стороны состязания, составлявшей весьма солидную по тем временам сумму – десять тысяч долларов. Именно по этой причине не сумел вступить в борьбу за чемпионский титул  Акиба Рубинштейн, а позже и Арон Нимцович.
    И все же нашелся шахматист, не только удовлетворивший финансовые требования чемпиона, но и обыгравший "непобедимого"  Капабланку. Это был  проживавший в то время во Франции  Александр  Алехин.

Их состязания исход
Родил забавный анекдот :
Один чудак спросил немого :
"Ты слышал, Капа проиграл ?"
"Не может быть !" – немой вскричал,
И от известия такого
Дар речи снова потерял ...

    Потеряв шахматную корону, Капабланка всерьез рассчитывал на матч – реванш, но преодолеть навязанный  им  самим  же  шахматному  миру  "долларовый  вал" он  не смог.  А весной  1942 года  перестало биться сердце гениального шахматиста Хосе Рауля Капабланки.
 
Алехин, шахматный король,
Воскликнул, не скрывая боль :
" Стряслась великая беда,
Нет слов для утешения –
Мы  потеряли  гения,
Какой  не  вспыхнет  никогда !"...

    -  Даже по столь короткому фрагменту из только что показанной партии Капабланки  угадывается его высочайшая техника, - заключил Филидор. – Чувствуется, что играл он легко, быстро, безошибочно.
    - Совершенно верно ! – воскликнул Греков. – Его поражения за многие годы даже в отдельных партиях можно пересчитать по палььцам. "Непогрешимая машина", "непобедимый" – эти и многие другие подобные эпитеты неизменно сопровождали  имя замечательного шахматиста.
    - Вот почему я позволю себе не согласиться  с великим Ласкером, отказывавшим  Капабланке в праве называться шахматным гением. Ведь на оценки Ласкера, безусловно, наложила свой отпечаток горечь тяжелого поражения в матче  на первенство мира, - твердо произнес Петров.
    - Капабланка  отличался не только филигранной техникой игры, он был к тому же еще и весьма элегантным мужчиной, - заметил Бахман. – Красивый, статный, с великолепными манерами , всегда одетый по последней моде, он был кумиром женщин. Во многих странах, где играл Капабланка, они засыпали его цветами, открытками с предложениями руки и сердца.
    - Любопытен и такой факт, - улыбнулся Зноско – Боровский. – Известный французский мастер Таубенгауз дал 8-летнему Капабланке вперед ферзя и, конечно, проиграл. Впоследствии, когда кубинец стал чемпионом мира, Таубенгауз хвастливо всем заявлял :"Я – единственный в мире шахматист, который осмелился дать вперед ферзя самому Капабланке !"
    - Многие сильнейшие шахматисты мира бились над проблемой, как победить этого непробиваемого шахматного аса, - продолжал Зноско – Боровский. – А вот один незатейливый любитель шахмат открыл довольно – таки  простой способ.  Явившись однажды к Эмануилу Ласкеру, он заявил, что его малолетний сын – шахматный вундеркинд.  Незнакомец добавил, что хотел бы проверить подлинную шахматную силу сына в партии с великим маэстро. Однако, понимая, что маэстро очень занят, он согласен, чтобы партия игралась по переписке. И, если сын проиграет, то Ласкер получит по почте 500 долларов, а если произойдет чудо и победит вундеркинд, то тогда маэстро самому придется уплатить 2500 долларов. Не видя возможности отделаться от назойливого посетителя, Ласкер  согласился.
    Поначалу он не придавал этой партии особого значения, однако, вскоре убедился, что вундеркинд – шахматист редкой силы. Лишь ценой огромного напряжения Ласкеру удалось добиться победы. Через некоторое время отец поверженного вундеркинда прислал обещанные 500 долларов.
    Вскоре Ласкер в беседе с Капабланкой поведал ему эту историю. Каково же было изумление  кубинца, заявившего, что  отец вундеркинда и с ним заключил подобную сделку.  Выяснилось, что вундеркинд, игравший в одной партии белыми, а в другой черными, на обеих досках в точности повторял ходы великих шахматистов. Другими словами, сами того не ведая, Ласкер и Капабланка играли ... друг против друга. За победу Ласкер получил 500 долларов, а проигравший Капабланка вынужден был раскошелиться на 2500 долларов. Таким образом, "гениальный" отец мнимого вундеркинда не только "победил" самого Капабланку, но и "честно" заработал две тысячи долларов.
    Беседка вновь наполнилась безудержным смехом.

Глава  20.   ЧЕТВЕРТЫЙ   ЧЕМПИОН   МИРА

    - Когда в 1908 году в Люблине скончался  Михаил Чигорин, - начал очередной рассказ Греков, - один из членов петербургского шахматного собрания горько проронил : " Он был единственным, кто мог завоевать для России мировую шахматную корону".  Мог ли тогда автор этой  печальной тирады предположить, что в том же году начнет свой 20-летний путь к вершине славы другой гениальный представитель шахматной России  -  Александр Александрович Алехин. Путь этот начался со скромного выступления в турнире любителей в Дюссельдорфе. Но уже тогда специалисты обратили внимание на необычайно талантливого юношу, сумевшего вскоре уверенно победить известных мастеров – Барделебена и Блюменфельда.
    Затем последовали победные выступления в Стокгольме, Схевенингене и Петербурге, принесшие Алехину международное признание и приглашение на петербургский турнир 1914 года. Итоги этого выдающегося форума вам уже известны. Блестящий успех Алехина, а иначе его 3-е место после Ласкера и Капабланки не назовешь, сразу же выдвинул его в число сильнейших шахматистов планеты и определил цель всей его  дальнейшей жизни – завоевание мировой шахматной короны.

Залп исторический "Авроры"
Страну вверг в хаос, беспредел,
И в вихре красного террора
Алехин чудом уцелел !

Он в девятнадцатом году
В Одессу, на свою  беду,
Приехал в шахматы играть,
Но разве мог Алехин знать:
Неделя, две – менялась власть,
И каждая глумилась всласть.

Аресты, паника, расстрелы –
По делу или не по делу,
Чужих, своих – не разбирая,
По сотне человек за сутки,
А в казино пьют и играют
Налетчики и проститутки,
И кровь в подвалах ГубЧеКа
Потоком  льется, как  река...

Чекист, нахмурив грозно брови,
Ткнул его маузером в нос :
"Буржуй ! Напился нашей крови ?!
Ты – контра ! Так стоит вопрос !
По  политическому делу
Есть приговор один – к  расстрелу !"...

    К счастью, подоспевшая депеша из киевского Ревкома спасла Алехина от  расправы.
    Грозные годы  революции и гражданской войны растоптали еле тлевшие угольки шахматной жизни страны. Правда, в октябре 1920 года удалось провести Всероссийскую шахматную олимпиаду а Москве. Но из-за голода и разрухи  это соревнование проходило в исключительно тяжелых условиях. Участники олимпиады страдали от холода и недоедания.  Первое место и звание чемпиона Советской России завоевал Алехин, однако удовлетворения эта победа ему не принесла. Ему, находившемуся в расцвете сил и поставившему перед собой высокую цель, за шесть лет – с 1915-го  по 1920-й довелось сыграть в нескольких небольших соревнованиях всего 43 партии, а для завоевания права на матч с чемпионом мира нужны были яркие победы в крупных международных турнирах. И в начале 1921 года Алехину удалось выехать за границу.
    Шахматная жизнь Европы в те годы била ключом. И Алехин целиком погрузился в пучину шахматной борьбы.  В 22 турнирах сыграл он в последующие шесть лет и в 15 из них он выходил победителем. Казалось бы, достигнутые результаты – весомая заявка на матч с чемпионом мира, но единственная осечка – 3-е место в нью – йоркском турнире 1924 года, позади Ласкера и Капабланки, чуть было не поставила под сомнение его право оспаривать корону у Капабланки, вызов которому он направил еще в ноябре 1923 года.
Что ж, относительная неудача в Нью – Йорке раскрыла шахматному миру новые достоинства Алехина – объективность, самокритичность и поразительное трудолюбие. Выпущенный им  вскоре сборник партий нью – йоркского турнира сразу принес ему славу блестящего аналитика и комментатора.
    16 сентября 1927 года в Буэнес – Айресе начался матч, который и поныне считается одним из наиболее напряженных и значительных поединков в истории борьбы за мировую шахматную корону.
    Алехин уверенно начал состязание, но вскоре из-за сильного воспаления надкостницы растерял завоеванное на старте преимущество. Начиная с 11-й партии, Алехин снова взял бразды правления в свои руки и выиграл труднейший поединок со счетом  6 : 3  при 25 ничьих.               
    Вот как эффектно, играя черными, звершил он 11-ю партию этого матча.
    Греков расставил  позицию. 
Белые:   Крh2, Фс4, Ле2, пешки а5, g3, h4
Черные: Крh7, Фf6, Лf8, пешки с3, f7, g6,h5
– Последовало :   60. ... Лf8 – d8   61. a5 – a6  Фf6 – f1 !  62. Фc4 – e4   
Лd8 – d2    63.Лe2 : d2   c3 : d2     64. a6 – a7   d2 – d1Ф    65.а7 – а8Ф 
У соперников уже по два ферзя, но следует  65. ..Фf1 – g1+   66. Kph2 – h3  Фd1 – f1+ , и  белые  во избежание мата ( 67.Фe4 – g2  Фg1-h1  Мат !  )  сдались.
    Шахматный мир горячо приветствовал замечательную победу Алехина. В честь нового чемпиона мира в Русском клубе в Париже состоялся банкет, на котором виновник торжества выступил с речью.
    Мог ли Алехин думать, что назавтра эмигрантская газета "Возрождение", чтобы окончательно закрыть ему путь на родину, предаст  его выступлению антисоветский характер ?  Фальшивка сработала безотказно. "После речи в Русском клубе с гражданином Алехиным у нас покончено. Он наш враг, и только как врага мы отныне должны его трактовать ...", - заявил председатель Всесоюзной шахматной организации Николай Крыленко. 

И он с той горестной поры
Одним лишь увлечен – борьбой,
В ней высекая из игры
Крупицы истины святой.

Игра его огнем объята,
Полна фантазии, красот,
В ней, словно в баховских токкатах,
Нет лишних иль фальшивых нот.

Почти во всех его твореньях
Ходы воистину мудры.
Алехин – олицетворенье
Расцвета шахматной игры.

Громя соперников в турнирах,
В двух матчах отстояв свой трон,
Алехин возвещает миру :
Непобедим сегодня он !

    Увы, личная жизнь гениального шахматиста в эти годы не была столь яркой, как его игра.  Окруженный врагами и завистниками, не имея рядом близких людей, он все чаще обращает свой взор к покинутой им родине. Тяжелый душевный кризис поверг его в депрессию, приведшую к злоупотреблению алкоголем, снижению спортивной формы.  Чувствуя острую необходимость примирения с родиной, Алехин во время матча на первенство мира с голландцем Максом Эйве в октябре 1935 года отправил в редакцию советской шахматной газеты "64" следующее послание: "Не только как долголетний шахматный работник, но и как человек, понявший громадное значение того, что достигнуто в СССР во всех областях культурной жизни,  шлю искренний привет советским шахматистам по случаю 18-й годовщины Октябрьской революции."
    Но напрасно чемпион мира ждал ответа. С каждым днем его надежды таяли, таяло и его преимущество над Эйве, который сумел не только сравнять счет, но и вырвать желанную победу, а вместе с ней и шахматную корону.
    Вскоре после окончания поединка с Эйве начались переговоры о матче – реванше, и спустя два года в той же Голландии соперники вновь вступили в борьбу. На этот раз решительно порвавший с пагубным увлечением алкоголем Алехин не оставил своему противнику никаких шансов. 10 : 4 при 11 ничьих – с таким более чем убедительным результатом победил он Эйве, которому, по ироническому замечанию самого Алехина, он "просто дал взаймы шахматную корону на два года".
    В ноябре 1937 года в газетах "Известия" и "64" было напечатано следующее приветствие : "От души поздравляю шахматистов СССР с 20-летием Великого Октября. Александр Алехин." Публикация этого поздравления в центральной советской печати произвела на чемпиона мира неизгладимое впечатление. Значит, родина все-таки помнила о нем и оставляла ему надежду на возвращение. И Алехин начал усиленно готовиться к предстоящим соревнованиям, чтобы вернуться на родину в блеске прежней силы и славы.
    В 1938 году после окончания амстердамского турнира 27-летний советский гроссмейстер Михаил Ботвинник вызвал чемпиона мира на матч. Алехин, не колеблясь, принял вызов, хотя это право завоевали победители амстердамского турнира – эстонец Пауль Керес и американец Ройбен Файн. Приняв вызов Ботвинника, чемпион мира поставил условие, чтобы их единоборство проходило в его родном городе Москве, куда он хотел бы прибыть за три месяца до начала состязания. Условие было принято , и соперники начали подготовку к матчу.

Близка желанная награда !
Казалось бы, что еще надо?
Но радость вновь омрачена –
В Европе грянула война.

Чумой коричневой объята,
Повержена Европа, смята.
Гражданский выполняя долг,
Забыв обиды эмигранта.
Алехин добровольцем в полк
Вступает в чине лейтенанта.

Но сломлено Сопротивленье –
Удар тяжелый по престижу,
Фашисты в гордом упоенье
Вошли на улицы Парижа.

Цивилизации враги,
Сжигавшие Ремарка,
Толстого, Чаплина, Золя,
Их кованные сапоги
Гремят у Триумфальной Арки
И топчут Елисейские Поля.

"Величье, - мыслил Демокрит, -
Быть верным долгу и в несчастье".
Алехин ... служит новой власти –
Ужели совесть в нем молчит?

Да, жизнь – горестная драма ...
Уместны тут слова Хайяма :
"О, человек, ты многолик –
Ты и ничтожен и велик !"

    Шахматный мир гневно осудил Алехина. Ему аннулировали приглашение на первый послевоенный турнир, кроме того был создан комитет для расследования сотрудничества Алехина с нацистами. Ему припомнили все : и участие в нацистских шахматных турнирах, и сотрудничество с гауляйтером Франком, и якобы написанную им антисемитскую статью ... Отвергнутый, потерявший всякую надежду на возвращение в международную  шахматную  жизнь,  пребывавший в португальском городе Эсториале Алехин, вновь находит забвение в алкоголе. И вдруг он получает телеграмму от  Ботвинника, в который он возобновил свой вызов на матч  за мировую шахматную корону. Алехин в радостном волнении : вот оно – окно в шахматную жизнь ! Решительно порвав с алкоголем, он день за днем готовится к состязанию с советским чемпионом.

Но поздно ... Силы на исходе,
Их просто нет уже теперь ...
Официантка, открыв дверь,
Безмолвно замерла в проходе :

Сидел Алехин за доской,
С поникшей низко головой.
Сидел как будто бы живой –
Увы, он в мир ушел иной ...

Вот так закончил бренный путь
Великий шахматный игрок ...
Сколько пришлось ему хлебнуть !
И как терзал его злой рок !

    Произошло это 25 марта 1946 года. Лишь несколько любителей шахмат провожали чемпиона  мира  в  его  последний  путь ...
В 1956 году шахматные федерации СССР и Франции договорились о перенесении останков Алехина на  кладбище "Монпарнас" в Париже.  Надпись на могильной плите гласит :

          Александр Алехин – шахматный гений России и Франции.
                31 октября 1892  -  25  марта  1946
          Чемпион мира по шахматам с 1927 года  по 1935  год
                и с 1937 года до кончины

    Рассказчик обвел собеседников усталым взглядом.
    Филидор сосредоточенно смотрел на доску, где два алехинских ферзя эффектно заматовали короля Капабланки.
    Первый шахматный мастер России некоторое время сидел с закрытыми глазами, словно мысленно восстанавливал главные вехи жизненного пути Алехина. Открыв глаза и встретившись взглядом с Грековым, он тихо произнес :
    - Я счастлив, что после великого Чигорина Россия дала шахматному миру гениального Алехина.
    - Уважаемый Александр Дмитриевич, после наших рассказов о ведущих советских шахматистах, вы будете вновь и вновь испытывать это радостное чувство, - улыбнулся Нейштадт. И, переведя взгляд на Филидора, добавил : - Мне искренне жаль, но я не могу сказать это же вам, достопочтенный маэстро. Ведь последними  из шахматных могикан Франции были Лабурдоне и Сент – Аман. И с тех пор на протяжении вот уже полутора столетий  Франция не выдвинула ни одного реального претендента на шахматный престол.
    - Однако Алехин  почти 20 лет жил во Франции, - осторожно заметил Филидор.
    - Это, действительно, так. – спокойно ответил Нейштадт. – Но как уроженца России, как мастера, сформировавшегося в России и мечтавшего вернуться в Россию, шахматная история по праву считает Алехина только русским шахматистом и в предстоящем матче он может и должен быть включен в состав команды России.
    - Да, чуть не забыл сообщить вам весьма любопытную деталь, - прервал их полемику Греков. – Свой путь в большие шахматы Алехин начал, будучи еще юношей , с игры по переписке. Правда, в те годы  Международной шахматной федерации игры по переписке – ИКЧФ – еще не было и потому не проводились официальные соревнования на первенство мира,  Европы и  олимпиады заочников. Годом рождения заочных соревнований считается 1824 – й, кгда состоялся первый в истории матч по переписке между Лондоном и Эдинбургом.. Команду Лондона возглавляли знаменитые мастера того времени Уильям Льюис и Джон Кохрен. Тем не менее состязание, продолжавшееся более четырех лет, со счетом  3 : 2  выиграли шотландцы.
    С легкой руки англичан игра по переписке  быстро завоевала умы и сердца любителей шахмат.  Большую популярность получила она и в России. Уже в 1837 году была сыграна первая партия по переписке между Петровым и тремя консультировавшимися между  собой  любителями. Эта встреча ... Впрочем, уважаемый нами Александр Дмитриевич сам расскажет об этом увлекательном поединке. 
    - Первый ход в этой партии был сделан 27 апреля  1837 года, - начал свой рассказ первый русский мастер. – Союзникам по жребию достались черные фигуры. "Шахматная игра по санкт – петербургской почте" – так называлась заметка об этой партии в "Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду" от  1 мая 1837 года. Мои противники избрали начало, которое я сам охотно и весьма успешно применял за черных.
    1. е2 – е4   е7 – е5  2. Kg1 – f3   Kg8 – f6   3. d2 – d4   Kf6 : e4   Так появился новый дебют, именуемый " русской партией". Я не буду приводить партию, посколько не считаю ее достойной вашего внимания. Скажу лишь, что в дальнейшем мне удалось завладеть инициативой, выиграть фигуру за пешку, что и решило исход поединка.
    - Скромность Александра Дмитриевича общеизвестна, - улыбнулся Нейштадт. – Ну что ж, придется продолжить мне. Много играли по переписке Чигорин и Шифферс, Но основоположником заочных шахмат в России, бесспорно,  является Петров, который неустанно подчеркивал,  что "игра по переписке – это самая истинная шахматная игра".
    - Я и сейчас так считаю, - невозмутимо заметил Петров.
    - Кстати, - продолжал Нейштадт, - "русскую партию" на Западе до сих пор называют "защитой Петрова".  Созданная в 1927 году в Берлине ИКЧФ, объединяющая ныне свыше 50 стран мира, проводит все крупнейшие международные форумы, включая чемпионаты мира и Европы. Первым чемпионом мира  в игре по переписке в 1953 году стал австралийский мастер Пурди. Однако более острая борьба за чемпионство разгорелась после вступления в ИКЧФ шахматной федерации СССР. Не случайно, что чемпионами мира  в последующие годы становились советские шахматисты Вячеслав Рагозин, Владимир Загоровский, Яков Эстрин, Тыну Ыйм.
    - Как видите, уважаемый Александр Дмитриевич, ваш почин нашел достойный отклик у потомков, - улыбнулся Греков. И, помолчав, добавил : - А теперь я расскажу о гроссмейстере Ароне Нимцовиче.

Глава   21.   ВЕЧНЫЙ   КАНДИДАТ

    В конце ХIХ  столетия любители шахмат старой Риги часто собирались в кафе Крепша. Сильнейшим  среди них считался  лесопромышленник Исай Нимцович. Вскоре, однако, вниманием посетителей кафе завладел 8-летний сын Нимцовича Арон.  А когда мальчик продемонстрировал все, что умеет, стало ясно : в Риге восходит новая шахматная звезда.
Мастерство юного шахматиста  росло, как на дрожжах. Первое боевое крещение Арона   Нимцовича состоялось в 1904 году на побочном турнире в Кобурге, где 18-летний шахматист занял весьма почетное  6-е  место.
    Спустя два года, победив в двухкруговом турнире в Мюнхене, Нимцович удостоился звания маэстро.  Этот успех не вскружил ему голову, и в последующие годы талантливый шахматист, анализируя  сыгранные им партии, приходит к выводу, что в его игре еще немало изъянов. Так был сделан первый шаг в направлении трудоемкой  аналитической работы, приведшей его к открытию новых идей в развитии шахматной теории. Тщательно исследуя партии нюрнбергского турнира, прокомментированные главой новой шахматной школы Таррашем, Нимцович убедительно доказал ошибочность и общую поверхностность его взглядов.
    Эта кропотливая работа быстро принесла свои плоды. В период с 1907 по 1912 годы последовали успешные выступления в Остенде, Карлсбаде, Гамбурге и Сан – Себастьяне, снискавшие Нимцовичу весьма высокую репутацию в шахматном мире.
    В 1913 году Нимцович, взяв за основу воззрения Стейница и Чигорина, бросил вызов Таррашу, чьи суждения и обобщения воспринимались шахматистами, как непреложные законы. Так возник принципиальный многолетний спор между педантичными воззрениями Тарраша и новаторским подходом к игре Нимцовича.
    Увы, петербургский международный турнир 1914 года рассудил  этот спор не в пользу Нимцовича. В то время, как Тарраш уверенно вошел в пятерку победителей, Нимцович довольствовался скромным 8-м местом, проиграв Таррашу весьма принципиальную личную встречу. Именно по этой причине новаторские взгляды 28-летнего мастера не получили признания.
    Впервые Нимцович так остро ощутил свое одиночество. Он ожесточился против окружающих, считая чуть ли ни каждого недоброжелателем и воспринимая подчас даже самые безобидные слова, как преднамеренное оскорбление, стал нервным,  раздражительным, мнительным. Так, играя однажды с Видмаром, он увидел, что его соперник достал сигару и вознамерился закурить.  Не переносивший табачного дыма Нимцович испуганно замахал руками. Видмар отложил сигару  на край столика, показав жестами, что курить во время партии он не собирается. Но и это не развеяло опасений Нимцовича, который то и дело бросал полные ужаса  взгляды на мирно лежавший "источник возможного дыма". В конце концов он не выдержал и заявил судье, что не может играть из-за ... дыма.  "Позвольте, - удивился тот, - но ведь Видмар не курит !" – "Ну и что ? – возразил Нимцович. – Он ведь может закурить, а угроза, по словам Тарраша, гораздо опаснее ее исполнения".
За Нимцовичем прочно закрепилась репутация чудака, шахматисты стали частенько над ним посмеиваться.
    В последующие годы Нимцович и теоритически и яркими турнирными успехами доказал правоту своих идей, став основоположником "неоромантизма" – учения, подхваченного целой плеядой мастеров во главе с Рети и Тартаковером.
    В 20-х годах Нимцович изложил свое учение в книгах "Блокада", "Моя система" и "Моя система на практике", в которых он раскрыл и обобщил законы шахматной стратегии, определив сущность позиционной игры. В эти же годы Нимцович длбился  и наиболее выдающихся спортивных достижений. Одна за другой следуют его блестящие победы в Копенгагене, Дрездене, Ганновере, Ниендорфе, Лондоне, Берлине, Карлсбаде. Даже в менее удачных выступлениях этих лет он оставил шахматному миру яркие образцы своего удивительного таланта. Так, в 1926 году в Земмеринге , где замечательный шахматист довольствовался дележом 4 – 5 мест, он  в отличном стиле победил  Алехина.
    Греков расставил фигуры.
Белые:   Крh1, Фf3, Лd3, Ле1, Сf1, Ke4, Kh4, пешки а2, b3, f5, h2
Черные: Крh8, Фb3, Ла8, Лf8, Cc6, Ce5, Kc3, пешки а7, b7, f6, h7
    - В этой позиции игравший белыми  Нимцович пожертвовал коня. 33.Kh4 - g6+! h7:g6
34.Фf3 – g4 !! 34....Лf8 – f7? 35.Лd3 - h3+  Kph8–g7  36.Cf1 – c4!  Cc6 – d5   
37 .f5 : g6   Kc3 : e4    38. g6 : f7+   Kpg7 – f8    39. Ле1: е4    Cd5 : e4+    40.Фg4 : e4    Kpf8 – e7    41.f7 – f8Ф+!   Ла8 : f8   42.Фe4 – d5  Фb6 – d6 
43.Фd5 : b7+  Kpe7 – d8   44.Лh3 –d3 Ce5 – d4   45.Фb7 – e4   Лf8 – e8   46. Лd3 : d4  и  черные     сдались.
    Самым выдающимся успехом всей шахматной карьеры Нимцовича была его победа в Карлсбаде, где он опередил Капабланку, Шпильмана, Рубинштейна, Видмара,   Эйве,   Боголюбова,   Мароци,   Тартаковера    и  других знаменитостей.  Карлсбадский триумф Нимцовича был воспринят, как наиболее достойная заявка на матч за мировую шахматную корону с Алехиным. "Шахматный мир должен  организовать матч между чемпионом мира и победителем карлсбадского турнира 1929 года – это его моральная обязанность.  И если он окажется глух к этой своей обязанности, это будет ничем не оправданным упущением, которое ляжет на шахматный мир тяжким укором", - с горечью писал Нимцович.

Мир шахматный остался  глух ...
Смирившись с горестной судьбой,
Он жил с израненной душой –
Так  был  подорван его дух ...

И ощущая жизнь, как пытку,
Он, уже чувствуя закат,
Повесил на дверях табличку :
" Нимцович – вечный кандидат
На званье чемпиона мира" –
Герой карлсбадского турнира
Воспринимал ее с тех пор,
Как миру свой немой укор ...

    Вновь, как и 15 лет назад, Нимцовичем овладели чувство одиночества, апатия, раздражительность. Здоровье его было резко подорвано, и 16 марта 1935 года он скончался в Копенгагене.
    - Что ж, Нимцович – великий шахматист с очень ранимой душой, - резюмировал Петров. – И главная причина его турнирных успехов – это то, что он взял на вооружение учения Стейница и Чигорина.
    - И не просто взял, а блестяще развил и обобщил их идеи, - мягко уточнил Зноско – Боровский.  – Ведь "Моя система" – это, по существу, свод общих закономерностей шахматной игры, книга, пропитанная эликсиром вечной шахматной молодости.
    - Сам Нимцович в предисловии к этой книге написал, что он лишь привел хаос к определенному количеству соподчиненных правил, - заметил Нейштадт.
    - Определенному количеству правил ... – покачал головой Зноско – Боровский, - сказано, пожалуй, слишком скромно. Ведь книга охватывает множество разделов шахматной теории – центр, развитие сил, открытые линии, проходные пешки, пешечные цепи, блокада, размены, связки ...
    - Все это красноречиво говорит о шахматном величии Нимцовича, - воскликнул Филидор. – И все же, сдается мне, в матче с Алехиным его шансы были бы невелики.
    - Сегодня об этом можно только гадать, - развел руками Бахман. – А раз так, то, наверно, самое время перейти к рассказу о Рихарде Рети.

Глава  22.   НЕПРАКТИЧНЫЙ   ГРОССМЕЙСТЕР

    В апреле 1908 года ведущие шахматные издания Европы оживленно комментировали итоги крупного международного турнира, завершившегося в Вене.  Специалисты наперебой восторгались игрой победителей – Дураса, Мароци и Шлехтера, обильно расточали комплименты Рубинштейну,  Шпильману, Тартаковеру, Маршаллу и другим знаменитостям.
И лишь только гроссмейстер Савелий Тартаковер с присущей ему оригинальностью и проницательностью отметил игру шахматиста, занявшего ... последнее место. "Рети станет когда – нибудь лучшим в мире шахматистом, - писал он, - хотя и не будет чемпионом мира. Он ищущий художник, которого больше занимает причина вещей, чем их природа".
    Что ж, последующие выступления талантливого чехословацкого мастера убедительно доказали справедливость слов Тартаковера.  В 1918 году Рети с большим преимуществом первенствовал в Кашау, опередив Брейера, Шлехтера, Грюнфельда, Мизеса и других признанных мастеров. А еще через два года замечательный гроссмейстер выиграл турниры в  Гетеборге, Вене и Амстердаме, а также серию матчей у Брейера, Олланда и Эйве. Этот выдающийся успех сразу же поставил Рети в ряд сильнейших шахматистов земного шара.
    К сожалению, частые выступления в соревнованиях, постоянные переезды из одного города в другой и особенно увлечение сеансами вслепую, в которых Рети достиг мировых вершин, подорвали его и без того хрупкое здоровье. Вот почему, успешно сыграв в каком – нибудь турнире, в следующем замечательный шахматист занимал место, явно не соответствовавшее его яркому дарованию. Как, скажем, на первом московском международном турнире 1925 года. Впрочем, это соревнование всегда вызывало у Рети добрые воспоминания : именно в дни турнира он познакомился с дочерью поэта Сергея Городецкого Рогнедой, ставшей  вскоре верной спутницей его жизни.
    1928 год принес Рети серию новых блестящих достижений, к которым прежде всего следует отнести победы в Вене, Гиссене и Брно. Однако, творя чудеса за шахматной доской, в обыденной жизни Рети был удивительно беспомощным и непрактичным человеком. Участвуя однажды в международном турнире, он был близок к завоеванию крупного по тем временам денежного приза. Для этого в последнем туре ему достаточно было сыграть вничью с одним из аутсайдеров. Рети прекрасно вел партию, но, когда его победа ни у кого уже не вызывала сомнений, он вдруг поднялся из-за столика и куда-то ушел.  Один из друзей Рети после долгих поисков обнаружил гроссмейстера в ... парке. Он сидел на скамейке и на карманных шахматах увлеченно составлял какой-то новый этюд. С большим трудом удалось убедить его вернуться в турнирный зал. Однако Рети уже потерял всякий интерес к своей партии. Быстро проиграв, он облегченно вздохнул и с наслаждением вновь окунулся в мир целиком захватившего его этюда. Остается добавить, что поражение в упомянутой партии лишило весьма нуждавшегося гроссмейстера денежнего приза в 500 марок, а опубликованный вскоре этюд принес ему гонорар в размере ... 10 марок.
    В каких бы областях шахматного искусства ни пробовал свои силы Рети,  везде он достигал подлинного совершенства. Недаром в историю шахмат Рети вошел, как замечательный практик, мыслитель и теоретик, выдающийся композитор.  Всему миру известно его яркое литературное наследие и прежде всего книга "Новые идеи в шахматной игре", удивительные, полные эстетики и фантазии этюды, сверкающие неповторимым блеском партии.
    Не случайно, что даже такой гений шахматных комбинаций, как Алехин, считал Рети единственным шахматистом, способным ошеломить его неожиданностью замыслов. Таковы его партии с Тартаковером, Рубинштейном, Брейером, Капабланкой, Боголюбовым и многими другими.
    Вот одна из них, сыгранная в 1910 году в Вене с Савелием Тартаковером.  В ответ на излюбленный первый ход Рети королевской пешкой   1.е2 – е4   Тартаковер сыграл   1. ...с7 – с6  Далее в партии последовало :  2. d2 – d4   d7 – d5 3.Kb1 – c3   d5 : e4   4. Kc3 : e4   Kg8 – f6   5.Фd1 – d3  e7 – e5 6.d4 : e5  Фd8 – a5+  7.Cc1 – d2  Фa5 : e5 и после 8.0 – 0 –0  черные беспечно побили коня   8. ... Kf6 : e4 ??  Теперь Рети наносит   ошеломляющий   удар :   9.Фd3 – d8+ !!    Kpe8 : d8 10. Cd2 – g5 ++  и черные сдались, так как на любое отступление короля они получают мат.
Если  10. ... Кре8 удар наносит ладья : 11.Лd8  Мат  !    А в случае   10. Крс7, мат объявляет слон :  11. Сd8х
    Увы, обретя наконец личное счастье, став одним из главных претендентов на шахмтную корону, полный творческих замыслов, в расцвете своего  ярчайшего дарования 40-летний гроссмейстер заболел скарлатиной. Ослабленный организм не смог побороть эту, можно сказать, детскую болезнь, и 6 июня 1929 года шахматный мир был потрясен сообщением из Праги о безвременной кончине  Рихарда Рети.
    Немецкий историк умолк.
    - Всем известно, что Рети был на редкость рассеянным человеком, - первым нарушил молчание Греков.

Терял он вещи постоянно –
Портфели, книги и перчатки,
Зонты, блокноты и тетрадки.
И, право, слышать было странно :
"Увы, Бог память дал плохую ..."
Ведь Рети славу мировую
Снискал своей игрой вслепую !

Рассеян Рети был чертовски,
И все ж не так, как Колтановский –
С ним, мастером игры вслепую
Сыграла память шутку злую :

Однажды он с женой своей,
Гуляя, навещал друзей.
С последним расставаясь другом,
Вдруг обнаружил : нет ...супруги !?

Бедняге по второму кругу
Пришлось вновь обходить друзей :
"Какой я все же ротозей –
Я не оставил здесь супругу ?!"...

    Что касается Рети, то один из его друзей даже сформулировал "правило":  "Там, где находится портфель Рети, самого гроссмейстера давно нет !" – под общий хохот продолжил Греков. - И все же рекорд рассеянности, причем за шахматной доской, принадлежит польскому мастеру  Пшепюрке. Играя однажды  с немецким шахматистом Ауэсом, Пшепюрка в миттельшпиле начал творить настоящие чудеса.
    Рассказчик проворно расставил фигуры.
Белые:   Крg1, Фе1, Лd1, Лd2, Cb2, Kg2, пешки а2, с4, с5, f2, g3, h2
Черные: Крh8, Фf7, Лd8, Лf8, Cf6, Kf5, пешки а7, b6, e6, g7, h7
    - В этой позиции , - улыбаясь произнес Греков, -  игравший черными Ауэс  решил разменять ладьи и сыграл 1...Лd8 : d2.  Польский мастер после длительного раздумья  взялся за черную ладью, но вместо того, чтобы побить ее своей, ( что он и хотел сделать ), к величайшему изумлению соперника сыграл :  2. Лd2 : b2 !!??
Не сразу пришедший в себя после этого беспримерного в истории шахмат хода Ауэс решил подшутить над своим сверхрассеянным соперником и ответил :   2. ... Лb2 : а2. Только в этот момент Пшепюрка заметил, что на доске творится что-то неладное. "Черт побери ! –  гневно  воскликнул  он, - куда  подевались   все мои фигуры ! "  Вызвали главного арбитра Гезу Мароци. С трудом сдерживая смех, арбитр восстановил позицию до сногсшибательного хода Пшепюрки, и игра продолжалась по обычным правилам. 
    Последние слова рассказчика потонули в дружном хохоте. Долго еще смеялись оба выдающихся шахматиста. От души вместе с ними  хохотали и их собеседники. Мало – помалу все успокоились, и Белица звучно провозгласил :
    -  Мой следующий рассказ о неоднократно упоминавшемся нами гроссмейстере Савелии Тартаковере. 

Глава  23.   ГРОССМЕЙСТЕР   ИГРЫ   И   ПЕРА

"Шахматы – борьба, но, главным образом , против собственных ошибок !"
"Уметь  играть  в  шахматы -  это  значит  стараться  играть  еще  лучше !"
"Восточная    мудрость  гласит :   есть   шахматисты,   играющие   слабо 
и не знающие, что играют слабо : это невежды – избегай их ! Есть шахма –
тисты,  играющие слабо  и  знающие, что  играют  слабо :  это  разумные –
помоги им !  Есть шахматисты, играющие сильно и не знающие, что играют
сильно : это скромные – уважай их !  Есть шахматисты, играющие сильно  и
знающие, что играют сильно : это  шахматные мудрецы  -  следуй им !"

    Если спросить, кто автор этих и многих других столь же ярких и остроумных афоризмов, то большинство любителей шахмат, не задумываясь, ответят : "Савелий Тартаковер !"

Для окружающих он – Бог,
Нет благороднее кумира,
Ведь многим он в беде помог,
Он – совесть шахматного мира !

Кладезь ума и оптимизма,
Вокруг него струится смех,
А его книги, афоризмы
Имеют бешенный успех.

Великолепный шахматист,
Блестящий, яркий журналист
( Не только для своей поры ! )
Он остроумием сверкал –
"Гомером шахматной игры"
Его сам Ласкер называл !

    Тартаковера боготворили и знаменитые гроссмейстеры и простые любители шахмат.  Его по праву считали и всегда будут считать классиком шахматной литературы.
Савелий Григорьевич Тартаковер родился в 1887 году в Ростове-на-Дону. Отец его был подданным Австрии, мать – уроженкой Польши.
    В 1889 году семья Тартаковера выехала за границу, где будущий гроссмейстер получил университетское образование, а затем и ученую степень доктора права.
    Еще в студенческие годы увлекся Тартаковер шахматами, рано избрав нелегкий путь шахматного профессионала. За свою почти полувековую шахматную карьеру он сыграл примерно в двухстах турнирах. Бывали и срывы и блестящие победы – такие, как, например, в Бардиове, Генте, Гастингсе, Ниендорфе, Лондоне, Льеже, Ницце, Лодзи.
    Безоговорочная победа Тартаковера в Льеже поставила на повестку дня вопрос о его поединке за мировую шахматную корону с Алехиным. Но матч этот так и не состоялся – то Тартаковер играл в каком – нибудь турнире, то срочно писал новую книгу, чтобы рассчитаться с долгами после проигрыша в рулетку, то снова мчался на очередной турнир.
"Тартаковер слишком любит шахматы, чтобы стать чемпионом мира", - сказал как-то английский мастер Гарри Голомбек.  Действительно, ему были чужды дух шахматного практицизма, методичное накапливание турнирных очков. Играя а шахматы, он прежде всего стремился к постижению их вечной и таинственной истины. Нередко замечательный мастер приоткрывал плотную завесу этой таинственности, как, например, в партии с Мароци, сыгранной в 1922 году. После 16-го хода Мароци возникла довольно сложная позиция.
Белые:   Крg1, Фс2, Лd1, Ле1, Сb2, Cf1, Kd2, пешки а3, b3, c4, d4, e3, f2, g3, h2
Черные: Крg8, Фf6, Ла8, Лh6, Cc8, Cd6, Kd7, пешки а7, b7, c6, d5,e4, e6, g4, h7
    - Будучи истинным шахматным романтиком, Тартаковер боготворил комбинацию, - продолжал свой рассказ Белица. – "Комбинация есть возможная невозможность ! Это божественная искра, освещающая шахматную партию ..." – утверждал он.
    Игравший черными Тартаковер высек эту божественную искру, сыграв : 17.... Лh6 : h2 !!
    - Все ясно, - понимающе протянул Филидор. – Даже при неразвитом ферзевом фланге жертва своевременна из-за возможности тонкого маневра коня d7 – f6 – h5 – g3.
    - Самое печальное для белых, что они не могут отклонить эту жертву ввиду  18. ...Фh6  с серьезными матовыми угрозами, - заметил Петров.
    - Совершенно верно, - подтвердил Белица. – Далее последовало 18.Kpg1:h2  Фf6 : f2+   19.Kph2 - h1  Kd7 – f6!
    - Только так ! – воскликнул Филидор. – В этом весь смысл жертвы ладьи.
    - Конечно, нельзя брать ферзем пешку g3, иначе белые ходом  Кb1 подключили бы ферзя к защите второй горизонтали, - согласился Петров. – Теперь же это приходится делать значительно менее маневренной ладье.
    - Вот это анализ ! – восторженно воскликнул Белица. – Так что мне остается лишь передвигать фигуры. Далее соперники продолжали : 20.Ле1 – е2   Фf2 : g3   21.Kd2 – b1  Kf6 – h5 22.Фс2 – d2   Сс8 – d7   23.Ле2 – f2    Фg3 – h4+    24.Kph1 – g1   Cd6 – g3    25.Cb2 – c3    Cg3 :f2+ 26.Фd2 : f2   g4 – g3    27. Фf2 – g2   Ла8 – f8   28.Cc3 – e1.
Едва рассказчик воспроизвел 28-й ход белых, как Филидор схватил черную ладью и со стуком побил ею слона f1. 
    - Правильно ! – воскликнул Белица, - Тартаковер сделал именно этот ход!
28. ...Лf8  : f1+  Последовало :  29. Kpg1 : f1   e6 – e5   30.Kpf1 – g1   Cd7 – g4   31.Ce1 : g3   Kh5 : g3   32. Лd1 – e1 Kg3 – f5    33.Фg2 – f2   Фh4 – g5    34. d4 : e5
    - А это уже называется "умирать, так с музыкой !" – рассмеялся Петров.
    - Ну, до смерти, то бишь мата, дело не дошло, - расплылся в улыбке Белица, -  так как после   34....Сg4 – f3+   35.Kpg1 – f1   Kf5 – g3+   ввиду потери ферзя Мароци сдался.
    - Много замечательных побед одержал Тартаковер, - продолжал Белица, -  и все же самую громкую славу ему принесли удивительный талант шахматного писателя и журналиста и блистательное  остроумие. Книги его мгновенно становились библиографической редкостью, а афоризмы с восхищением передавались из уст в уста.
"Капитуляцией еще не была спасена ни одна партия", - любил повторять Тартаковер Однажды в одном из  турниров Алехин отложил партию с ним в совершенно безнадежной позиции. Все участники турнира не сомневались, что он сдаст партию без игры. Но Алехин все же явился на доигрывание и после того, как судья вскрыл конверт с записанным ходом, сразу же сдался.
    "Алехин совершенно прав, - объяснил Тартаковер изумленным коллегам. – Прежде чем сдать партию, он убедился, что я не умер, не заболел и никуда не уехал".
Выдающийся гроссмейстер так и не обзавелся семьей. Шахматы были единственной любовью в его жизни.  Даже в тяжелые военные годы – а он участвовал в обеих мировых войнах, причем во второй под именем  лейтенанта Картье храбро сражался против фашистов в организации "Свободная Франция" – не забывал Тартаковер о шахматах. Он неустанно пропагандировал свое любимое искусство среди товарищей по оружию, а в 1942 году победно выступил в турнире союзнических войск.
    В послевоенные годы Тартаковер – вновь неизменный участник различных международных соревнований. Однако шахматная сила его заметно снизилась. Все реже и реже садился он за шахматный столик. А 5 февраля 1956 года шахматный мир с глубокой горечью узнал о кончине Савелия Григорьевича Тартаковера.
    Белица помолчал и тихо добавил :
    - К этому человеку я всегда испытывал самые нежные чувства.
    - А каким он был дружелюбным  и добрым человеком ! – воскликнул Зноско – Боровский. – В 1948 году в Гааге гроссмейстер Андре Лилиенталь , беседуя с Тартаковером, обратил внимание на золотую цепочку, свисавшую из маленького брючного карманчика собеседника. Поиграв ее мягкими звеньями, Лилиенталь неосторожно обронил : "Какая чудесная вещь!" Тартаковер немедленно вынул цепочку и протянул ее собеседнику :"Я дарю ее вам !"  Как ни отказывался знавший о постоянной нужде  коллеги  Лилиенталь, все было тщетно. Пришлось принять этот весьма дорогой презент. А вечером вся советская делегация обсуждала, как возместить остро нуждавшемуся гроссмейстеру этот подарок, да так, чтобы не обидеть этого замечательного человека.
    - А если соперники позволяли себе хоть малейшую некорректность, то он  реагировал на это с присущим ему юмором, - улыбаясь вставил Греков.  – Однажды Тартаковер играл турнирную партию с Нимцовичем. В середине игры Нимцович заказал стакан чая, который он тут же начал усердно помешивать. При этом ложечка всякий раз ударялась о стенки стакана, издавая звон. Полагая, что соперник таким способом желает вывести его из равновесия, Тартаковер заказал ... пустой стакан и ложечку и немедленно принялся "музицировать", уравняв  шансы и на этом поприще. А спустя минуту оба гроссмейстера рассмеялись и согласились на ничью.
    - Тартаковер, - заключил первый шахматный мастер России, - эталон шахматиста, писателя, журналиста, человека. Не сомневаюсь, он всегда будет образцом дружелюбия, корректности, человечности для шахматистов всех последующих поколений.
    - Он, действительно,  совесть шахматного мира, -  промолвил Белица. Ну что же, пора переходить к последнему рассказу сегодняшнего дня.

Глава  24 .   " ЛЕТУЧИЙ   ГОЛЛАНДЕЦ "

    В начале 20-х годов бурно прогрессирует мастерство яркого представителя шахматной Голландии Макса Эйве.

"Когда бы о крушенье света
Меня предупредили вдруг,
Почти уверен – новость эта
Не вызвала б во мне испуг.

Осел бы я в стране тюльпанов –
Райском краю благоуханном :
Мир охватившая беда
Туда приходит не всегда,
А если и приходит все же,
То мягче и намного позже ..."

Вот так, почти  благоговейно
Цветущий благодатью рай –
Голландию, чудесный край,
Воспел великий Генрих Гейне.

    И действительно, вследствии жестокого послевоенного кризиса 20-х годов выдающиеся шахматисты – Ласкер, Рубинштейн, Рети и другие нашли в "райском краю благоуханном"  благодатную почву для творческого вдохновения.  Трудно переоценить их благотворное влияние на творческий расцвет  голландских мастеров, лучшим из которых был  Эйве.     Впрочем, 20-летнего мастера совершенно не увлекал заманчивый и тернистый путь шахматного профессионала. Вот почему, окончив в 1921 году Амстердамский университет, Эйве стал преподавателем математики в одном из женских лицеев. В том же году он впервые завоевал  титул чемпиона Голландии по шахматам. С тех пор они – шахматы и математика - шли рядом на протяжении почти всей его жизни.
    Голландия с восхищением следила за успехами своего чемпиона. После уверенной победы  в 1924 году в Гастингсе, где Эйве опередил Мароци,  последовали блестящие выступления в Уэстоне и Висбадене. Новые победы  в Гааге и Гастингсе, где позади Эйве остались Капабланка, Ботвинник и ряд других известных мастеров, классифицировали  голландца, как одного из сильнейших шахматистов мира.

И вдруг, как бомбы взрыв, решенье –
Расстаться с шахматной игрой !
Вполне логично объясненье :
"Такая мысль не впервой –
Ведь я ученый и науке
Обязан жизнь посвятить,
И я развязываю руки,
Чтоб математике служить !"...

Бывают в жизни совпаденья –
Едва он к этому пришел,
Алехин предложил сраженье,
И ставка – шахматный престол !

Нет ! Выбор сделан непреклонно –
Не нужен шахматный престол !
И он письмо от чемпиона
С тяжелым вздохом прячет в стол.

И тут же подавил он вздох –
Что думать ? Принято решенье !
Но лучший друг его Ганс Кмох
На этот счет иного мненья :

"Макс, это явная ошибка –
Алехин ведь уже не тот,
Каким он был в Сан-Ремо, Бледе :
Его уверенность так зыбка,
Он одинок, подавлен, пьет –
Уверен я в твоей победе !"

    - Впрочем, сам Алехин не сомневался в своей победе, - продолжил свой рассказ Белица. – Он даже без колебаний согласился играть в Голландии, посочувствовав одному из помощников Эйве – чехословацкому гроссмейстеру Сало Флору : "Кому ты взялся помогать ? Твоя помощь Эйве – как мертвому припарки !"
Алехин и в самом деле уверенно начал состязание : после девяти партий счет был 6 : 3 в его пользу. "Это будет не матч, а игра кошки с мышью !" – убежденно заявил  он. Голландского шахматиста, однако, никак не устраивала роль "мыши", и после 14-й партии он, к удивлению своих почитателей, восстановил равновесие. Новый рывок Алехина вновь не застал претендента врасплох. А затем, после трех ничьих, Эйве вырвал инициативу и, к неописуемому восторгу  голландских любителей шахмат, вышел вперед. Отчаянное финишное усилие Алехина позволило ему лишь сократить разрыв в счете. Победив с результатом
15,5 : 14,5,  Макс Эйве стал пятым в истории шахмат чемпионом мира.
    Голландия ликовала. Эйве стал ее национальным героем. Во всех уголках страны опьяненные выдающимся взлетом своего кумира голландцы с гордостью распевали ставшую самой популярной песню "Наш Эйве победил !" Имя Эйве было у всех на устах. Где бы ни появлялся он, его тут же узнавали, просили автографы, желали новых успехов.

Случались, правда, и курьезы –
Поистине и смех и слезы :
Однажды в поезде сосед,
Своего кумира не узнав,
Из сумки шахматы достав,
Вдруг заявил :"Мне равных нет !

Я в нашем клубе чемпион ! –
Добавил он солидно, -
Играть со мною – не резон,
Но проиграть не стыдно !"

Конечно, ясен был итог :
Хвастун, три раза сдавшись кряду,
Взорвался гневною тирадой :
"Проклятье ! Есть на свете  Бог ?
Сдаться случайному соседу !?
Меня, привыкшего к победам,
Все величают с давних пор
"Макс Эйве клуба "! О, позор !"

    Долго еще любители шахмат смаковали эффектные партии Эйве и осбенно ставшую решающей победу, одержанную им над Алехиным в 26-й партии.
    Белица расставил фигуры.
Белые:   Крh1, Фb3, Ла1, Лf1, Cc3, Ke3, пешки а2, b2, c4, d5, e2, f4, g3, h2
Черные: Крh8, Фс8, Ла8, Лf8, Cf6, Kd7, пешки а7, b6, c5, d6, e4, f5, g7, h7
    - Игравший белыми Эйве, - продолжил он, - приступил к решающим действиям.  Последовало :         21.Ke3 : f5 !   Cf6 : c3   22. Kf5 : d6   Фc8 – b8   23.Kd6 : e4  Cc3 – f6  24.Ke4 – d2  Освобождает  путь  пешке "е".          Связанные центральные пешки эквивалентны фигуре, пожертвованной белыми.   24. ... g7 – g5 !  Единственная защита. 25. е2 – е4   g5 : f4   26. g3 : f4   Cf6 – d4   27.e4 – e5 Фb8 – e8 
28.e5 – e6   Лf8 – g8 !   Черные отлично ведут     защиту.   
29.Kd2 – f3 ? (  Сильнее было бы  29.Фh3 )             29. ..Фе8 – g6   30.Лf1 – g1   Cd4 : g1   31.Ла1 : g1   Фg6 – f6 32. Kf3 – g5   Лg8 – g7   33. e6 : d7   Лg7 : d7   34.Фb3 – e3  Лd7 – e7   35. Kg5 – e6  Лa8 – f8   36. Фe3 – e5   Фf6 : e5   37. f4 : e5   Лf8 – f5    38.Лg1 – e1   h7 – h6  ( Нужно было играть 38... Л: е6 )   39.Ke6 – d8    Теперь выигрыш белых – не проблема.   Алехин  вел безнадежное сопротивление еще восемь ходов, после чего признал себя побежденным. 
    И все же новый шахматный король весьма трезво оценивал свои шансы в предстоящем  в 1937 году матче – реванше с Алехиным. Уступив шахматную корону, Эйве воскликнул : "Алехин играл изумительно, и я не стыжусь, что был побежден таким противником !"
    Дважды еще пытался Эйве подняться на вершину шахматного Олимпа, но, увы, обе попытки принесли ему лишь горькое разочарование : в 1948 году в матче – турнире пяти соискателей шахматной короны он финишировал последним, а спустя  пять лет в соревновании претендентов в Швейцарии вынужден был довольствоваться предпоследним 14-м местом.
Постепенно Эйве отходит от активных выступлений, лишь изредка участвуя в состязаниях ветеранов.  В 1970 году на конгрессе Международной шахматной федерации Эйве был единогласно избран  ее президентом. Свое избрание он ознаменовал проведением в Белграде уникального матча  " СССР – Остальной мир" – соревнования, которое его предшественники не могли организовать на протяжении нескольких десятков лет. Эйве, пожалуй, был самым энергичным руководителем ФИДЕ : за восемь лет своей деятельности на этом высоком посту  он посетил десятки стран Европы, Америки, Азии, Африки, Австралии, внеся огромный вклад в дело популяризации шахмат.
    "Летучим голландцем" называли его любители шахмат во всем мире, питая к этому всегда добродушно улыбающемуся человеку самые добрые чувства. Недаром гроссмейстер Сало Флор как-то остроумно заметил : "... единственное, что еще не успел Эйве за 80 лет жизни, так это ... нажить себе врагов."
    В знак признания огромных заслуг Эйве в Амстердаме в честь его 80-летия  был организован крупный международный турнир, который к великой радости голландцев и самого юбиляра, завершился победой их соотечественника  Яна Тиммана, опередившего чемпиона мира Анатолия Карпова и других выдающихся гроссмейстеров. А спустя полгода любители шахмат всего мира узнали о кончине блистательного шахматиста, ученого и шахматного организатора  Макса  Эйве.
    - Ну вот, - после некоторой паузы промолвил Белица, - как сейчас любят выражаться, программа сегодняшнего дня исчерпана. Мы прощаемся с вами до завтра – утро вечера мудренее.

Глава  25.   ПОЛПРЕД   СОВЕТСКОЙ   ШАХМАТНОЙ   ШКОЛЫ

    Наутро все были на своих местах.
    - Прежде чем приступить к рассказу о жизни и творчестве шестого чемпиона мира, - начал Нейштадт, - я хочу сообщить вам, что созданная в 1924 году в Париже Международная шахматная федерация – ФИДЕ  объединяет свыше пяти миллионов зарегистрированных шахматистов земного шара, из которых более четырех миллионов проживают в СССР.
Как видите, бесстрастные цифры красноречиво свидетельствуют  о том, что в те годы Советский Союз был  величайшей шахматной державой мира. Вот почему я с удовольствием начинаю свой рассказ о  первом и, несомненно, самом ярком ее представителе  тех лет.
    Это произошло  в один из ноябрьских дней 1925 года. В Малом зале Ленинградской филармонии завершался сеанс одновременной игры чемпиона мира Хосе Рауля Капабланки. Знаменитый гость выглядел явно растерянным. Ему, легко и непринужденно побеждавшему и в более крупных состязаниях подобного рода, на этот раз  было очень трудно. Особенно беспокоила его партия с худощавым юношей в косоворотке, изредка поправлявшим съезжавшие с переносицы очки. Переходя от одной партии к другой, чемпион мира все время думал об этой партии, мучительно ища выход из железных тисков, которыми противник сковал его фигуры. Подойдя  в очередной раз  к этой злополучной доске, Капабланка удивленно взглянул на своего юного оппонента, покачал головой и под гром аплодисментов торжественно поздравил юношу с заслуженной победой.

"Кто был тот мальчик худощавый,
Что пораженье мне нанес ?"
И Капабланка вдруг лукаво
Задал еще один вопрос :
"Когда, в каком соревнованье
Обрел он мастерское званье ?"

"Вы ошибаетесь, сеньор, -
Ответил Рохлин, - до сих пор,
Хоть он у вас выиграть смог
И тем вошел в историю,
Известен Миша, как игрок
Лишь первой категории".

"Вы, верно, шутите, мой друг, -
Он мне доставил столько мук,
А я ведь чемпион планеты !
Все знают : эндшпиль – мой конек,
И вдруг в сеансе мальчик этот
Мне преподал такой урок !"

Да, юноша, как именинник,
Себя в тот вечер превзошел –
Так славно Михаил Ботвинник
В Большие Шахматы вошел ...

    Впрочем, не все было так гладко. Еще в юности Ботвинник поражал всех глубиной и безошибочностью своей игры, построенной на строгой позиционной основе и напрочь лишенной какого бы то ни было риска. Так, с чьей-то легкой руки появился ярлык "сухарь".
Что оставалось Ботвиннику ?  Доказывать и доказывать недоброжелателям их необъективность. Сами того не подозревая , "вешатели ярлыков" лишь способствовали становлению его железного характера и независимости. Лучшим ответом им явились убедительные победы молодого ленинградца в чемпионатах СССР 1931 и 1933 годов.
    В ноябре 1933 года в Москве начался матч между Ботвинником и одним из претендентов на мировую шахматную корону Соломоном Флором. Чехословацкий гроссмейстер не сомневался в своей победе и рассматривал этот поединок, как один из этапов подготовки к единоборству с Алехиным. Начало матча и в самом деле ничего хорошего Ботвиннику не предвещало. В первой партии в жестоком цейтноте он попал в ловушку и проиграл. Тогда из Ленинграда был срочно вызван один из лучших аналитиков мастер Абрам Модель. Свою помощь Ботвиннику Модель начал с того, что ... сочинил стихи:

Флор доволен, как дитя,
Ходит именинником –
В первом туре он шутя
Справился с Ботвинником. 

Вариант Панова навек разбит,
И мой Мишутка вздыхает жутко:
"Неужто снова я буду бит?"
Дрожат колени, потерян сон :
"Ужель он  гений, а я  пижон?"

    Следующие четыре партии завершились вничью, а в 6-й "именинником" вновь оказался Флор. Вторая половина состязания проходила в Ленинграде. Здесь дела советского чемпиона пошли гораздо лучше. После двух спокойных ничьих Ботвинник нанес "убаюканному" сопернику два чувствительных укола, и счет стал равным. В предпоследней партии Флор  чудом "унес ноги", а в заключительном поединке оба соперника предпочли не рисковать. В итоге – боевая ничья – 6 : 6. Покидая Ленинград, Флор подарил Ботвиннику свою фотографию с надписью : "Новому гроссмейстеру с пожеланиями дальнейших успехов".
    Итог этого матча специалисты единодушно расценили, как большой успех лучшего представителя советской шахматной школы. Зато в аспирантуре Политехнического института, где в те годы готовился к научной деятельности Ботвинник, профессор Толчинский, подводя итоги года, заявил : "Все аспиранты успешно выполнили свои планы, кроме двоих : один заболел, а  другой  был  отозван  для  общественной ... забавы."
    Вслед за успешным поединком с Флором последовали победные международные выступления в Ленинграде, Москве и Ноттингеме, где позади Ботвинника остались Алехин, Эйве, Ласкер, Флор, Решевский, Файн, Тартаковер, Видмар и другие знаменитости.
    В Ноттингеме  партии Ботвинника  с Тартаковером и  Видмаром были отмечены специальными призами, как самые красивые в турнире. Посмотрите окончание его партии с Тартаковером.
Белые:   Крg1, Фd1, Лс1, Лf1, Ce3, Cg2, Kd6, пешки а2, b2, c5, e4, h3
Черные: Крg7, Фс6, Ла8, Ле8, Се6, Ке7, Кf6,  пешки а7, b7, e5, f7, h6
    В этой позиции игравший белыми Ботвинник смело пожертвовал ладью за коня.
22. Лf1 : f6 !    Kpg7 : f6   23. Фd1 – h5     Ke7 – g6   24. Kd6 – f5 !   Лe8 – g8    25. Фh5 : h6     Ce6 : a2   26. Лc1 – d1     Лa8 – d8    27. Фh6 – g5+   Kpf6 – e6   
28. Лd1 : d8     f7 – f6       29 . Лd8 : g8      Kg6 – f4   30. Фg5 – g7   и в этом совершенно безнадежном положении  Тартаковер  поздравил  советского  шахматиста  с  победой. 
    В 1938 году в Амстердаме состоялся двухкруговой турнир восьми сильнейших шахматистов  того  времени  во  главе  с  чемпионом  мира  Алехиным.  Победитель этого соревнования получал право бросить перчатку шахматному королю. И  хотя  победу в турнире разделили Пауль Керес и  Ройбен Файн, занявший третье место Ботвинник, встретившись с чемпионом мира, в обход  установленного порядка, вызвал его на матч за мировую шахматную корону.  Алехин с радостью принял вызов, и оба, договорившись до поры, до времени не предавать огласке их соглашение, начали подготовку  к  единоборству. Однако, вскоре началась вторая мировая война, и планы покорения шахматного Олимпа пришлось отложить на неопределенный срок.
    После окончания войны Ботвинник вновь направил вызов Алехину, который  тот с готовностью принял.

Глава советской федерации
Вайнштейн гневно заявил :
"Алехин в годы оккупации
Фашистам преданно служил,
Один быть может разговор :
Играть с предателем – позор !"

И все же после бурных прений
Постановили : матчу быть !
Ботвинник важное решенье
В "верхах " обязан утвердить.

Вайнштейн воскликнул : «Не пойму ,
Себя считая коммунистом, -
Как руку протянуть тому,
Кто перешел к фашистам ?!»

Ботвинник возразил "резонно":
"Уверен я – быть чемпионом
Должен советский шахматист !
Я говорю, как коммунист !"

    Увы,  неожиданная смерть чемпиона мира значительно осложнила задачу Ботвинника. Ряд   шахматных деятелей Запада тут же выдвинули идею объявить чемпионом мира Эйве или "в крайнем случае" организовать его матч за мировую шахматную корону с  Сэмюэлем Решевским.  Однако твердая  позиция  Федерации  шахмат  СССР  помешала  осуществлению  этих  планов.
    Вскоре конгресс ФИДЕ принял решение о проведении в Гааге и Москве матча – турнира на первенство мира с участием  Ботвинника, Эйве, Кереса, Файна, Решевского и Смыслова. Файн отказался от участия в этом форуме, и весной 1948 года великолепная пятерка вступила в борьбу за высший шахматный титул.
    Захватив лидерство с первых же туров, Ботвинник не уступил его никому до конца соревнования. Поистине победным для "примадоннны советской тройки", как окрестила Ботвинника  голландская печать, оказался день 9-го мая, когда ничья с Эйве сделала его недосягаемым для конкурентов. Переполненный Колонный зал Дома союзов в Москве устроил первому советскому чемпиону мира грандиозную овацию !
    Завоевав шахматную корону, Ботвинник  принял самое активное участие в создании четкого демократичного регламента мирового первенства, который затем был утвержден  конгрессом  ФИДЕ.  Теперь обладатель шахматной короны обязан был раз в три года защищать свой титул в поединке с победителем трехступенчатого отборочного цикла....
    В последующие годы  Ботвинник очень редко выступал в соревнованиях. Два следующих поединка на первенство мира – в 1951 году с Давидом Бронштейном и в 1954 году с Василием  Смысловым – Ботвинник завершил вничью, с большим трудом удержав шахматную корону, а матчи с тем же Смысловым в 1957-м  Михаилом Талем в 1960-м и Тиграном Петросяном в 1963 годах "патриарх" советских шахмат проиграл, уступив соперникам шахматный трон.
    Впрочем, дважды после утраты шахматной короны Ботвинник убедительно брал реванш у своих "обидчиков" – Смыслова и Таля, вновь и вновь демонстрируя железный характер и несгибаемую волю к победе. И лишь после того, как ФИДЕ упразднила матч – реванш, не вняв личной просьбе Ботвинника о предоставлении ему последней попытки, замечательный шахматист решил отказаться от борьбы  на высшем уровне.  Вскоре он завершил свою блистательную шахматную карьеру, целиком посвятив себя  научной и литературной деятельности, а также работе с наиболее талантливыми молодыми мастерами.
    И на этом поприще Ботвинник остался верен себе. Его изобретения в области исследования асинхронизированных синхронных машин запатентованы в США, Японии, ФРГ, Англии, Швеции и других странах, а разработанная им шахматная программа "Пионер" завоевала всеобщее признание. Достаточно сказать, что "Пионер", к великому изумлению специалистов, нашел красивейший и далеко не очевидный ход – 30. Са3 !! – в его знаменитой партии  с Капабланкой. Ботвинник во многом содействовал становлению высочайшего мастерства  Анатолия Карпова, Гарри Каспарова, Александра Белявского, Артура Юсупова и других известных шахматистов. Его деятельной натуре чужд был покой.

А заболев неизлечимо,
Мечтая завершить работу,
Просил у Бога одержимо
Жизнь продлить – ну хоть на йоту.

Зная об участи своей,
Ботвинник на исходе дней
Просил и близких и друзей
Забыть все прежние обиды,
Похоронить без панихиды,
Без горьких траурных речей …

    Нейштадт замолчал, а затем неожиданно спросил :
    - Ну а каково мнение о Ботвиннике его далеких шахматных предков ?
    - Я думаю, что  Чигорин, Алехин и Ботвинник – главные вехи в становлении  отечественной шахматной школы в России, - лаконично ответил русский мастер.
    - Могу ли я считать, месье Петров, что вы уже назвали трех участников своей дружины ? – улыбаясь, спросил Филидор.
Петров утвердительно кивнул головой.
    - В таком случае позвольте и мне назвать ведущее трио моей команды. Это – Морфи, Стейниц и Ласкер, - грациозно  склонил голову французский маэстро. И вдруг, рассмеявшись,  процитировал :"Ужель он гений, а я пижон ? "Наверно, Модель был очень веселым человеком.
    – Да, Модель был горазд на стихи, пародии, всевозможные каламбуры и розыгрыши, - отозвался Греков. С этими словами он вынул из кармана сложенную попалам пожелтевшую газетную вырезку. – В 1929 году в одном из декабрьских номеров ленинградской газеты "Смена" появилось загадочное письмо, автор которого  пожелал остаться неизвестным. "Уважаемый товарищ редактор, - писал он, - уже более двух лет я работаю  над шахматной теорией, и, кажется, мой упорный труд не пропал даром. Моя система  нуждается в проверке на практике. Я предлагаю вам организовать мой матч по телефону на десяти досках с ленинградскими шахматистами первой категории. Жду ответа на мой вызов. В случае проигрыша трех партий я назову свое имя ... С шахприветом шахматный Икс ".
Ленинградские шахматисты были единодушны : "Принять дерзкий вызов Икса и жестоко разгромить его !"
    21 декабря 1929 года началось это необычное состязание. Несмотря на боевой настрой, соперники Икса вынуждены были сдаваться один за другим. Лишь ничьи Леонида Куббеля, Ботвинника и Рохлина в какой-то мере скрасили этот жуткий разгром.
    Весьма любопытен финал этой уникальной истории. Проиграв Иксу, ленинградские шахматисты решили во что бы то ни стало раскрыть его инкогнито. Это нелегкое дело было поручено Моделю, который вскоре сообщил в одном из номеров "Шахматного листка" :"Еще раз проанализировав все возможные варианты, я уже окончательно пришел к выводу, что Икс – это ... я. Может возникнуть вопрос : зачем я выбрал такую загадочную форму борьбы ? Но разве десять столь высококвалифицированных шахматистов согласились бы играть со мной одновременно в обычных условиях ?! Достигнутым результатом – 8,5 очка из 10 возможных – я  не могу не гордиться !  Считаю этот успех самым значительным в моей жизни."
    - Что и говорить, весьма оригинальный способ проверки своих идей, - смеясь, промолвил Петров.
    - Да, почти детективная история, - поддержал коллегу Филидор.
    - А сколько замечательных замыслов Моделя остались нереализованными, - заметил Белица. – Мне, например, известно, что еще задолго до проведения "матча века  СССР – Остальной мир"  эту оригинальную идею первым высказал именно Модель. А сейчас я расскажу вам о замечательном эстонском гроссмейстере.

Глава  26.   ВЕЧНО   ВТОРОЙ

    В 1928 году в эстонском городе Пярну проводил сеанс одновременной игры мастер из Литвы Владас Микенас. В ходе сеанса он обратил внимание  на темноволосого мальчика с застенчивой улыбкой, который раз за разом ставил перед мастером весьма сложные задачи и в конце концов заставил его сложить оружие. Каково же было удивление Микенаса, узнавшего, что его 12-летний соперник уже успел достойно зарекомендовать себя в довольно серьезных турнирах по переписке и шахматной композиции.  Так же, как и Капабланка после аналогичного знакомства с Ботвинником, Микенас покидал Пярну с твердым убеждением, что  на шахматном небосклоне вскоре появится новая ярчайшая звезда.
    Что ж, и в этом случае прорицатель не ошибся. В последующие годы Пауль Керес – так звали необычайно одаренного мальчика – трижды подряд выигрывал юношеские чемпионаты Эстонии. Вслед за этим пришли более громкие успехи. В 1935 году 19-летний Керес впервые победил во взрослом чемпионате , после чего возглавил эстонскую команду на  Всемирной шахматной олимпиаде в Варшаве. Его результат – 12,5 очка из 19, достигнутый в борьбе с такими шахматными асами, как Алехин, Маршалл, Флор, Тартаковер, Видмар, Шпильман, Файн, Найдорф, возвестил шахматному миру о появлении еще одного достойного претендента на мировое первенство. Дальнейшие успехи молодого шахматиста – победы в исключительно сильных по составу турнирах в Земмеринге – Бадене и особенно в АВРО – турнире в Голландии, собравшем весь цвет мировых шахмат во главе с чемпионом мира Алехиным, лишь укрепили это мнение.
    Игра эстонского шахматиста производила неизгладимое впечатление. Его  стремление с первых же ходов к инициативе независимо от цвета фигур, высокое искусство в позиционной игре, острое тактическое зрение, нешаблонность решений снискали ему репутацию блестящего шахматного художника. " ... Керес теперь самая интересная фигура в шахматном мире. Матч его с Алехиным почти необходим," – заявил гроссмейстер Флор, который незадолго до этого сам подписал с Алехиным контракт о матче на  звание чемпиона мира.
Впрочем, не все специалисты считали, что шахматный путь Кереса будет сплошь усеян розами. Савелий Тартаковер после яркой победы эстонского гроссмейстера в АВРО – турнире писал : "Совсем не ясно, что именно Керес станет избранным судьбой преемником Алехина, так как это зависит не только от шахматных способностей, но и от тайных рессурсов характера ... Керес, безусловно, шахматный гений, но и раньше бывали настоящие гении ( Мак – Доннель, Цукерторт, Чигорин, Тарраш, Пильсбери ), которые должны были довольствоваться  скромной ролью "блестящего второго"...
    Война нарушила все планы замечательного шахматиста. Находясь в оккупированных фашистами странах, он, чтобы прокормить жену и детей, вынужден был играть в турнирах за дойчмарки.  Не раз Алехин предлагал ему сыграть матч за титул чемпиона мира, но Керес неизменно отвечал :"Кому теперь нужна шахматная корона?"
Керес очень тосковал по родной Эстонии и, когда она была освобождена от фашистов, он твердо решил вернуться на родину. "Вам голову там оторвут !" – предупреждал его Алехин.

Но он вернулся – будь что будет !
Пускай на Родине осудят,
Пусть жизнь дальнейшая во мгле,
Зато ведь на родной земле !...

И сразу долгие допросы,
Угрозы, колкие вопросы.
В итоге Керес обвинен,
Как  враг  – теперь он обречен.

Все, проходящие по делу,
"Понятно", подлежат расстрелу.
Спасенья нет ... Да и откуда ?
И тут вдруг совершилось чудо.

В  НКВД  республики
Весьма влиятельный чекист ,
Зная, что Керес шахматист –
Кумир эстонской публики,
Тайком , достав расстрельный лист,
Большому подвергаясь риску,
Изъял гроссмейстера из списка.

Жизнь, слава Богу, спасена,
Но ведь без шахмат – что она ?
Он отлучен от  состязаний –
Настанет ли конец страданий ?

И вот отчаянности шаг –
Он Молотову шлет прошенье :
"Я – шахматист, отнюдь, не враг,
Готов я в шахматных сраженьях
На протяженье многих лет
Крепить страны авторитет.

Ошибки признаю свои
И умоляю Вас смиренно :
Позвольте снова стать мне членом
Советской шахматной семьи ."

    В итоге Кересу все же разрешили играть в матче – турнире на первенство мира 1948 года. Эстонский гроссмейстер долгое время довольно успешно преследовал захватившего лидерство Ботвинника. Однако неудачи в личных встречах с  лидером турнира перечеркнули его радужные надежды.
Возникло, правда, подозренье :
"Купил", мол, Керес разрешенье
Участвовать в турнире этом,
Лишь слово дав Спорткомитету :
Ботвиннику отдать послушно
Столько очков, сколь ему нужно.

Ботвинник очень был силен,
Считался фаворитом он
И победил он не случайно,
А Кереса судьба так била ...
Как бы то ни было, но тайна
Ушла с гроссмейстером в могилу ...
    И хотя в последующие годы Керес одержал великое множество впечатляющих побед – семь раз в составе сборной СССР на  Всемирных  шахматных  олимпиадах, трижды – в командных чемпионатах Европы, трижды – в чемпионатах Советского Союза, более чем в трех десятках международных турниров, - в борьбе за мировую шахматную корону он неизменно останавливался в двух шагах от заветной цели.
    "Вечно вторым" называли замечательного шахматиста его коллеги.
    И действительно, легко побеждая на самых авторитетных форумах, в соревнованиях соискателей шахматной короны Керес  в четырех состязаниях претендентов оставался вторым. В 1953 и 1956 годах он пропустил "на аудиенцию" к Ботвиннику  Василия Смыслова, в 1959-м – Михаила Таля и в 1962-м – Тиграна Петросяна.  Именно Петросян после победного для него соревнования претендентов 1962 года , имея ввиду Кереса,  воскликнул :" Легче один раз выиграть такой  турнир, чем четырежды  быть вторым !"
И чем старше становился Керес, тем яснее он осознавал, что "синюю птицу счастья" ему уже не поймать.  Какой грустью пронизаны его слова  в письме к финскому мастеру Беку :" В нашем возрасте следует меньше играть и больше писать. Какая польза от того, что по знаниям превосходишь молодых, если у тебя нет физических сил  это доказать. В книге же можно спокойно разъяснить, как надо на самом деле играть."
    В 1975 году Керес в блестящем стиле выиграл международный турнир в  Таллинне, опередив Спасского, Бронштейна, Горта,  Олафссона, Тайманова и других гроссмейстеров. Вслед за этим последовала уверенная победа на открытом чемпионате Канады в Ванкувере. Увы, это было последнее выступление замечательного шахматиста. Возвращаясь домой, он умер от сердечного приступа в одной из больниц Хельсинки.
Много прекрасных  произведений создал на шахматной доске Пауль Керес.  Посмотрите, как красиво завершил он партию с Борисом Спасским в 1955 году на межзональном турнире в Гетеборге.
Белые:   Крg1, Фg3, Лf1, Cb1, Cb2, Ke5, пешки а2, с4, е3,  g2, h2
Черные: Крg8, Фс7, Ле8, Се6, Кd7, Kf8, пешки а6, b5,  c5, g7, h6
    - В этой позиции, - расставив фигуры,  продолжал Белица, - игравший белыми  Керес эффектно пожертвовал ферзя.  30. Фg3 : g7+ !!   и  черные  немедленно  сдались. 
На   30. ... Kp: g7  последует  31. Ke5 : d7+    Kpg7 – g8   32. Kd7 – f6+   Kpg8 – f7   
33. Kf6 – d5+   с  последующим    34.  Kd5 : c7,  оставаясь с лишней фигурой.
    - Вот уж, действительно, король невезения, - покачал   головой  Филидор.
    - Да, в этом смысле Керес даже превзошел Чигорина, - поддержал его Петров.
    - Самое удивительное, - улыбнулся Белица, - что друзья называли эстонского гроссмейстера "везунчиком", имея в виду его поразительную способность вытаскивать счастливые лотерейные билеты, точно предсказывать на тотализаторах результаты футбольных матчей  и тому подобное. Будучи однажды в Сантьяго, Керес  по просьбе  чилийского мастера Адера вытащил для него несколько счастливых  лотерейных билетов, принесших их обладателю изрядную сумму денег. Прощаясь с Кересом, Адер попросил его назвать целую серию номеров лотерейных билетов на ... ближайший год.
    Все  дружно рассмеялись.
    - И все же жаль, что матч Ботвинник – Керес  так и не состоялся , - уже серьезно произнес Петров.
    - Конечно, жаль, - согласился Нейштадт. – Но разве это – единственная несостоявшаяся  шахматная дуэль выдающихся шахматистов ? Вспомним хотя бы  ожидавшиеся с таким огромным интересом матчи  Ласкер – Рубинштейн, Алехин – Ботвинник и другие. А много лет спустя из-за отказа американца Роберта Фишера не состоялось его единоборство с Анатолием Карповым. Ничего не поделаешь !  Однако продолжим наш обзор галереи величайших шахматных художников.

Глава  27.   " ХИТРЫЙ   ДЭВИК "

    - Когда Давида Бронштейна  спрашивают, как надо играть в шахматы, он неизменно рассказывает один  эпизод, - начал очередной рассказ Нейштадт. – Было это в Ленинграде, где гроссмейстер выступал в крупном международном соревновании. Перед началом очередного тура к нему в номер зашел знаменитый скрипач Давид Ойстрах. Подтянутый, в элегантном костюме, он излучал неиссякаемую энергию, бодрость духа. Сказав, что к десяти часам вечера он зайдет снова, музыкант удалился.
В назначенное время Ойстрах вновь появился в номере.  Приглашая гостя сесть, Бронштейн от изумления осекся на полуслове : скрипач был необычайно бледен, лицо его осунулось, даже постарело. "Что с вами ?" – невольно вырвалось у гроссмейстера. "Ничего особенного, голубчик, - услышал он в ответ. – Просто отыграл концерт для настоящих ценителей музыки. Для них вполсилы не сыграешь !".
    - Вот так и в шахматах, - любил повторять Бронштейн, - настоящий художник должен отдавать всего себя в каждой партии, независимо от турнирного положения.
И в этом весь Бронштейн.  Не случайно, что он – ярый враг механического зазубривания вариантов, шаблонного мышления, превращающих даже самых талантливых шахматистов в посредственных ремесленников. Его Величеству Очку  Давид Бронштейн предпочитает Ее Величество Красоту. Это – его шахматное кредо, которому он не изменяет на протяжении более чем полувекового  служения замечательной игре.
Заняв в 1940 году 2-е место в чемпионате Украины, 16-летний Бронштейн стал самым молодым шахматным мастером в СССР. Спустя четыре года он дебютирует во всесоюзном первенстве.    Несмотря на скромное 15-е место, о нем  заговорили, как о восходящей звезде. И не только потому, что от его руки "пал" сам Ботвинник, а скорее потому, что его игра была полна фантазии, импровизации, от нее веяло какой-то неповторимой свежестью.
     Молодой мастер быстро оправдал выданнные ему авансы, заняв в следующем чемпионате  3-е место. Подлинной "болдинской осенью" Бронштейна был период с 1948  по  1951 годы, когда он, дебютируя в на высшем мировом уровне, вопреки ожиданиям, одержал блестящие победы в межзональном турнире и соревновании претендентов, завоевав почетное право оспаривать шахматную корону у  Ботвинника. Мало того, в это же время Бронштейну удалось дважды подряд стать чемпионом  СССР : в 1948 году вместе с Александром Котовым, а год спустя – с Василием Смысловым.

Он – уникальное явленье :
Игра его, как озаренье,
Единственный он соискатель, ...
Не очень жаждавший  короны ;
Бронштейн – фантазер, мечтатель,
Фантазия его бездонна.

Его лицо  чуть – чуть беспечно
С хитрой лукавинкой в глазах,
В борьбе ему неведом страх,
В ней истину он ищет вечно.

Он может ведь как все играть –
Надежно и благополучно
Очки в турнирах набирать,
Но это для Бронштейна ... скучно.

Сомнение – его венец,
Он и себя опровергает,
Лишь потому, что твердо знает :
Иначе творчеству конец ...

    Матч на первенство мира с Ботвинником стал апогеем  шахматного пути Давида Бронштейна. 27-летний претендент смело бросил перчатку признанному лидеру шахматного мира. Надо сказать, что личные отношения  между Ботвинником и Бронштейном явно оставляли желать лучшего. Перед началом их поединка чемпион мира заявил : "Если секундантом Бронштейна будет Вайнштейн, я играть не буду !" Даже спустя пять лет он не мог простить Вайнштейну его противостояние желанию Ботвинника сыграть матч  с Алехиным.  Естественно, Бронштейну пришлось уступить.  А перед самым стартом Ботвинник, видимо, желая подорвать боевой дух соперника, заявил, что в этом состязании ему для победы вполне хватит  15 партий.   Не удивительно, что отношения  между соперниками были  очень напряженными.
После 20 партий счет был 10,5 : 9,5 в пользу чемпиона мира.  Мобилизовав всю свою волю, Бронштейн в отличном стиле выиграл два следующих поединка. Теперь уже Ботвиннику предстояло решать трудную задачу : как спасти матч и шахматную корону.

И, может быть, впервые в матче
Бронштейн возжаждал вдруг корону –
Его легко понять, тем паче,
Что этим мстил он чемпиону.

Игра на ничью бескрыла –
Так, в сущности, оно и было :
Художник, редкостный талант
И вдруг – защитный вариант.

А значит, планы скудны, мелки,
Ведь это ж не игра – мученье,
Он явно "не в своей тарелке",
И в результате – пораженье.

Бронштейн не мог себе простить
Такого творческого "крена" :
"На горло песне наступить  -
Ведь это ж шахматам измена !"

    Итог матча – ничья  12 :12 , и  Ботвинник  сохранил  шахматную корону.  Однако, в творческом состязании моральным победителем  был все – таки Бронштейн.
В последующие годы  Бронштейн  вновь демонстрирует свой выский класс. Победы в Гастингсе, Гетеборге, Белграде, лучшие индивидуальные результаты на двух шахматных олимпиадах красноречиво говорят сами за себя. И все же подняться до прежних  блистательных высот ему уже не удается.
    Впрочем, это только спортивная сторона шахматной борьбы. А есть ведь еще и творческая.  В этом смысле  годы над неувядаемым шахматным волшебником не властны. Он, как всегда, полон глубоких, подчас самых невероятных идей ( как иначе назвать рокировку  ферзя ! ).  Появление на всесоюзном первенстве шахматных лиг, розыгрыша Кубка СССР ( а Бронштейн в 1970 году стал его первым обладателем ! ), турниров с укороченным лимитом времени, , хронометраж шахматных партий – все это воплощенные в жизнь идеи Бронштейна. А сколько замечательных замыслов этого неутомимого пропагандиста шахматного искусства до сих пор остались нереализованными !
    Какие только звучные прозвища не присваивали Бронштейну ! "Ровесник  ФИДЕ", "Гроссмейстер  ХХI века", "хитрый Дэвик" – всех не счесть.  Последнее, пожалуй, наиболее точно выражает любовь  и уважение коллег к этому замечательному рыцарю шахмат. "Хитрость" Бронштейна – в его  тонком чувстве юмора, неукротимом желании играть свежо, ярко, оригинально.  Оригинальность – не ради оригинальности, она – от его беспредельной любви к шахматам.  "Каким ходом ты собираешься сегодня начать партию с Найдорфом ?" – спросили его товарищи перед началом матча СССР – Аргентина. Ответ Дэвика поверг всех в изумление. "Я могу, конечно, сыграть  "1.е4 " и быстро выиграть, но это очень ... скучно".  И все же, несмотря на  предстоящую "скуку",  команда уговорила его начать партию именно ходом королевской пешки. Бронштейн  уступил уговорам товарищей и быстро одержал победу.
    Бронштейн – не только замечательный шахматист, он еще прекрасный аналитик и литератор. Его перу принадлежат много книг, лучшая из которых – "Международный турнир гроссмейстеров" – является одним из блестящих образцов мировой шахматной литературы.
    Партии Бронштейна полны фантазии и оптимизма.  Вот окончание его поединка с Ефимом Геллером, состояшимся в 28-м чемпионате СССР.
Белые:   Крg1, Фd3, Лb7, Лf1, Cc1, Kf4, пешки а3, с3, d4, t3, f3, g2, h2
Черные: Крg8, Фа5, Лс8, Ле8, Кb6, Kf6, пешки а7, с5, d5, f7, g7, h7
    - В этом положении, - расставив фигуры, произнес Нейштадт, - игравший белыми Бронштейн предпринял наступление на королевском фланге.
16. g2 – g4   h7 – h6    17. h2 – h4   c5 : d4    18. g4 – g5   d4 : e3   19. g5 : f6    Лс8 : с3    Пожертвовав коня, Геллер полагал, что перехватил инициативу.  Однако  последовало  изящное : 20. Фd3 – g6 !!,  и  черные  сдались.
На единственный  их ответ   20. ... fg   следует  21.f7+,  и  угроза мата в несколько ходов  неотвратима.
    - Что ж, остается только сожалеть, что Бронштейн  так и  не стал чемпионом мира, - проронил Петров.
    -  Неужели не нашлось никого, кто бы помог ему сбросить  психологический груз ответственности перед двумя решающими партиями  в матче с Ботвинником ? – воскликнул Филидор.
    - Почему же ? – пожал плечами Нейштадт. – У Бронштейна были помощники. Но главный из них - его друг и единомышленник Борис Вайнштейн, был отстранен ультиматумом Ботвинника. Кроме того помощники, как известно, не имеют права общаться  с шахматистами во время игры. А нервное напряжение достигает своего пика  именно в самые критические моменты борьбы.
    - А что, Вайнштейн – тоже известный мастер ? – спросил Петров.
    - Как раз наоборот, - улыбнулся Нейштадт. – Во время турнира претендентов 1956 года в номер к Бронштейну как-то зашел аргентинский гроссмейстер Найдорф  Не застав его, аргентинский гроссмейстер предложил секунданту Бронштейна, а им как раз был Вайнштейн, сыграть несколько блицпартий.  Вскоре появился Бронштейн.  "Не понимаю, чем вам может помочь такой секундант? – оставшись наедине с ним,  воскликнул  Найдорф.  – Ведь он в игре зевает фигуры. У других секунданты – Толуш, Симагин, Авербах, а ваш – даже не мастер ..."  -"Все  другие секунданты, - улыбаясь, ответил "хитрый Дэвик", -  в глубине души уверены, что играют лучше своего гроссмейстера, и жалеют, что сами не попали в турнир. Мой секундант – единственный  из всех, кто на это не рассчитывает ..."   -  "Мой Болбочан тоже считает, что играет лучше меня", - рассмеялся Найдорф...
    - Он, действительно, оригинален во всем, - произнес Филидор.
    - А что за блицпартии играли  Найдорф и Вайнштейн ? – поинтересовался Петров.
    - О, это  совсем другие шахматы, - живо отозвался Белица. – Когда шахматисты находятся в цейтноте, то есть на последние 10 – 15 ходов у них остаются считанные секунды, они, как правило, бросают записывать партию  и оставшиеся ходы делают в молниеносном темпе – так, что только мелькают руки и фигуры.  Это и есть блиц, но блиц, так сказать, стихийный. А есть и организованный блиц, когда каждому сопернику отводится по пять минут на всю партию. Здесь все решают знания теории, тактическое зрение, быстрота реакции.  В блиц играют  уже не одно десятилетие, но особенное распространение он получил в 50-е годы ХХ столетия.
    Самое удивительное то, что и в блице создаются подлинные шедевры. Об одном из них – партии Эдуарда Ласкера с Томасом , где, правда, был несколько иной лимит времени, вы уже знаете. А вот еще одна жемчужина.
    Белица быстро расставил на первый взгляд довольно несложную позицию.
Белые:   Крd8, Лb8, Ka6, пешка b5
Черные: Кра7, Кс7, Кd5, пешка b6
    - Это положение возникло в одной из блицпартий между Капабланкой и Эмануилом  Ласкером, - с воодушевлением продолжал он.  Игравший белыми Капабланка решил разменять коней.
    1. Ка6 : с7    Кd5 : c7      Казалось, ничья не за горами.  Но вдруг последовало  невероятное : 2.  Лb8 – a8+ !!   Kc7 : a8    3.  Kpd8 – c8 ! , и  черные капитулировали.
Остается лишь добавить, что этот матч, состоявшийся в 1914 году в Берлине, со счетом  6,5 : 3,5    выиграл Капабланка. 
    Великолепные образцы шахматного искусства в блице не раз создавали Давид  Бронштейн, Роберт Фишер, Михаил Таль, Леонид Штейн и другие шахматисты.  Таль, пожалуй, самый страстный почитатель блица. На его счету  свыше трех десятков побед в крупнейших соревнованиях такого рода.  А в начале 1988 года в канадском городе Сент – Джоне Таль вышел победителем  неофициального  чемпионата  мира  по  блицу.
    - В последние годы очень популярны состязания с контролем – 25 минут каждому игроку на партию, - подхватил Нейштадт. Это, так называемые "быстрые"  или, как их еще называют, "активные" шахматы. Впрочем, мы с вами снова отвлеклись.

Глава  28.   " СОВРЕМЕННЫЙ   КАПАБЛАНКА "

    - Если помощник Бронштейна, как выразился Найдорф, даже не был мастером, то что тогда говорить моему следующему герою – Василию Смыслову ? – после небольшой паузы вновь заговорил Нейштадт.
    В самом деле, на решающую партию чемпионата Москвы  1938 года со знаменитым  гроссмейстером Андрэ Лилиенталем 17-летний Смыслов явился в сопровождении ... отца, не имевшего в то время никакой шахматной квалификации.

Мог ли тогда мечтать отец
( Страстный поклонник Капы ! ),
Что в будущем его "птенец" ,
Пройдя сложнейшие этапы,
Свергнет всеобщего кумира
И станет чемпионом мира !

Что за игру, как изумруд
С тончайшею огранкой,
Ему коллеги воздадут
И "современным Капабланкой"
Они Смыслова назовут. 

    Играя впервые в жизни с гроссмейстером,  юный шахматист, по признанию его маститого соперника, преподал ему предметный урок по стратегии, с мастерством зрелого музыканта исполнив "чернопольную симфонию".

О, это было грандиозно !
В победной партии своей
Смыслов исполнил виртуозно
"Руладу шахматных  полей".

Сравненье это не случайно :
Смыслов – талант необычайный,
Вокал он обожал , притом,
Что это не было забавой –
Ведь он на конкурсах в Большом
Петь удостаивался права.

Но он нашел путь к компромиссу :
И Полигимния с Каиссой
В то судьбоносное мгновенье
В его душе пришли к решенью :
Пусть шахматист в нем "правит бал",
Не забывая  про... вокал.

    В этой связи вспоминается такой забавный эпизод. В один из выходных дней на межзональном турнире в Портороже тренер гроссмейстера Таля  Александр Кобленц в узком кругу исполнял арии из опер на русском и итальянском языках. Благодарные зрители всякий раз награждали обладателя приятного тенора дружескими аплодисментами. После исполнения очередной арии к певцу неожиданно подошла  элегантно одетая дама.  "Благодарю вас за удовольствие ! – воскликнула она. - Ваше исполнение  напоминает мне пение большого художника".  -  "Энрико Карузо ?" – спросил польщенный Кобленц.  "Нет, Василия Смыслова," – ответила  дама.  Вокальные данные Смыслова по достоинству оценила и  голландская фирма "Филипс", выпустившая пластинку с записью русских народных песен и романсов в его исполнении.
    Специалисты не раз с удивлением отмечали, что молодой шахматист, прекрасно разбираясь в комбинационных осложнениях, вместе с тем охотно вступает  в позиционную борьбу, отдавая ей явное предпочтение. При этом юноша почти не допускал ошибок, что позволило опытнейшему московскому мастеру  Абраму Рабиновичу убежденно заявить : "Смыслов будет чемпионом мира. Он совершенно "не зевает", даже пешек !"
    В 1940 году  Смыслов дебютировал в высшем форуме советских шахматистов и уверенно занял  весьма высокое 3-е место, опередив Кереса, Ботвинника, Болеславского, Котова, Рагозина, Левенфиша и других признанных мастеров.
    А еще через год в соревновании на звание  абсолютного чемпиона СССР он вновь завоевал третий приз и вместе с ним звание гроссмейстера.
Теперь уже 20-летний гроссмейстер ставит перед собой самую высокую цель. Убедительно  доказав свое право на участие в матче – турнире на первенство мира, Смыслов занял в нем 2-е место, принесшее ему  неофициальный титул вице – чемпиона мира.
В 1949 году Смыслов к своим мнгочисленным шахматным  титулам  добавил еще один – чемпиона Советского Союза. Но главной  его целью по-прежнему  оставалась мировая шахматная корона.
    Если в соревновании претендентов 1950 года в Будапеште Смыслов не сумел выдержать конкуренции  с  Бронштейном  и Болеславским, то спустя три года в Нейхаузене он с первых же туров не оставил  никаких надежд конкурентам. Победа Смыслова в этом состязании открыла пятилетку великого противостояния  двух сильнейших шахматистов земного шара.
Матч с Ботвинником в 1954 году завершился вничью, и чемпион продлил свои полномочия на три года. Итог этого поединка убедил Смыслова, что победить Ботвинника – залача  хотя и чрезвычайно сложная, но вместе с тем и вполне достижимая. Однако для повторной аудиенции у шахматного короля  необходим был новый претендентский мандат. И Смыслов, что называется , засучив рукава, устремился в бой. Соревнование в Амстердаме проходило в исключительно напряженной борьбе. Но на сей раз, несмотря  на  острейшую конкуренцию со стороны Кереса, Бронштейна, Геллера, Петросяна и других выдающихся гроссмейстеров, Смыслов был недосягаем, завоевав право вновь сразиться с Ботвинником.

И в новое единоборство
Вступил уже "другой " Смыслов,
Который с первых же ходов
Сражался с редкостным упорством,
Блеснув стратегией своей,
Богатством, глубиной идей.

Он подтвердил слова Шекспира :
"Где мысль сильна – сильнее дело",
Играл Смыслов на редкость смело,
Став первым шахматистом мира !

    Эта блестящая победа явилась вершиной спортивного пути замечательного шахматиста.    Впрочем, в летопись "великого противостояния" была вписана еще одна глава. Ботвинник использовал свое право на матч – реванш и спустя год вернул себе лавры первого шахматиста планеты.
    Утрата шахматной короны – чувствительный удар  для любого  шахматиста. Тяжело переживал свое поражение  и Смыслов.  Не случайно спортивные результаты замечательного гроссмейстера долгое время явно не соответствовали его высокому мастерству. В последующие годы Смыслов не раз становился победителем крупнейших соревнований, но в отборочных состязаниях соискателей шахматной короны он, как правило, уступал дорогу молодым.
    Смыслов – шахматист строгого классического направления, наделенный ярчайшим талантом и глубочайшей интуицией. Свое шахматное кредо "современный Капабланка"  ясно  изложил  в книге "В поисках гармонии".  "Если шахматист интуитивно оценивает ситуацию, - пишет он , - быстро находит правильный план, наиболее логично и четко выражающий идею, значит, он обладает чувством гармонии".  Словом, шахматы, по Смыслову, это вечный поиск гармонии.
"Даже комбинационный взрыв у Смыслова, - сказал как-то Лилиенталь, - не экспромт, а логическое следствие солидной позиционной  "артподготовки." Примеров тому немало.      Приведу  хотя бы его партию с Кареном Григоряном, сыгранную в 44-м чемпионате СССР.
Белые:   Крg1, Фе2, Ла1, Лf1, Ch6, пешки а4, b2, c4, d5, g2,h2
Черные: Крf7, Фс7, Лс8, Лh8, Ce5, пешки а6, b6, d6, f6, g6, h7
    - В этой позиции после добротной "артподготовки", - продолжал рассказчик, - игравший белыми Смыслов приступает  к     "взрывным работам".
21.Лf1 : f6 +!!  Kpf7 : f6  ( нельзя 21..С: f6 - 22.Фе6х)  22.Фe2 – g4 ! ( угрожая  23.Фе6х )   22. ...Фс7 – с5+ 23. Kpg1 – h1   Kpf6 – e7   24. Сh6 – g5+ , и черные сдались ввиду неизбежного  мата.   Если  24.... Сf6,  то  25.Ле1+   Kpd8   26.C:f6+  Kpc7   27.C:h8  Л:h8  28.Ле7+   Kpb8  29.Фd7 и  от  мата  нет  защиты.
    Как подлинный классик, Смыслов никогда не пытается "ловить рыбку в мутной воде". Впрочем, однажды он, вопреки своим правилам, отправился доигрывать безнадежную позицию против Владимира Симагина. Правда, не по собственной инициативе, а по настоянию...жены. "Ты  взгляни на позицию, - пытался урезонить супругу Смыслов, - тут нечего доигрывать !" – "Не  будь лентяем, сделай несколько ходов. Мало ли что бывает ! – не проявляя никакого интереса к самой позиции, напутствовала  гроссмейстера жена. – И позвони мне по телефону !" Вскоре Смыслов позвонил домой. "Ты уже так быстро проиграл ?" – спросила супруга. "Нет, партия закончилась вничью, и я даже чуть не выиграл", - пробормотал Смыслов, явно удрученный тем, что  жена "глубже оценила" отложенную позицию.
    В середине 80-х годов  многочисленные поклонники замечательного гроссмейстера  с восторгом рукоплескали его второй шахматной молодости. Блестяще проведя межзональный турнир в Лас – Пальмасе и претендентские матчи с  Робертом  Хюбнером и Золтаном  Рибли, 63-летний   Смыслов стал третьим шахматистом планеты.  Что ж, остается только воскликнуть :     " Браво, Смыслов !"
    - От всей души присоединяюсь к этому ! – с чувством воскликнул Петров. – А то, что Смыслов владел шахматной короной только один год, ничуть не умаляет его величия.
    -  Несомненно, - подхватил Филидор. – Каждый великий шахматист ищет в шахматах истину, и Смыслов к ней, на мой взгляд, ближе других.  Тонкое понимание сути древней игры и блестящее практическое воплощение своих глубоких идей – главный вклад Смыслова в сокровищницу шахматного искусства.
    - Так значит, маэстро Филидор  считает шахматы искусством ? – улыбнулся Белица.
    - Конечно ! – с жаром воскликнул Филидор.
    - С этим трудно спорить, - поддержал коллегу русский мастер.
    - Оригинальную точку зрения по этому поводу высказал 16-летний канадский мастер Алекс Кузнецов, -  вновь улыбнулся Белица. – Пытаясь получить материальную поддержку для поездки на юношеский турнир в Аргентину, он обратился в правительственное учреждение. В ответ федеральный министр заявил, что помощь ему будет оказана после точного установления, что такое шахматы : искусство, спорт или пустое времяпрепровождение. "Видите ли, сэр, - ответил юный мастер, - когда играет Смыслов – это искусство, когда играю я – это спорт, а когда играете вы – это пустое времяпрепровождение. Боюсь, что такое объяснение свело к нулю мой и без того  низкий шанс получить от вас правительственную субсидию."
    - Устами младенца глаголит истина,- не удержался от смеха Петров.
    - А вот мнения шахматных королей на этот счет разделились, - промолвил Нейштадт.

"Искусство ! Ничего другого !" –
Считал Алехин , позже Таль –
Была им чужда пастораль.
Казались им святей святого
Каскады жертв, вязь комбинаций,
Аплодисменты, шквал оваций.

Ботвинник был оригинален,
В какой-то степени нейтрален :
"...И те, кто в шахматы играют,
Природы их, увы, не знают ".

Свой взгляд – глубокий и простой
Однажды изложил Смыслов :
"Искусство,  данное борьбой ...!" –
И в том величье этих слов !

    - Прекрасно сказано ! – подхватил Белица. –  Действительно, ведь шахматы – это высокое искусство, которое рождается в условиях напряженной, бескомпромиссной борьбы. Но  если композиторы, художники и другие деятели культуры  могут творить в одиночестве, то в процессе шахматной борьбы  всегда участвуют двое, и проигравший шахматист, позволивший своему сопернику осуществить красивую комбинацию,  в полной мере причастен к созданию произведения шахматного искусства...
Однако  мы должны двигаться дальше, - спохватился Белица. - Если  бы понадобилось препроводить эпиграфом мой следующий рассказ, то лучше всего для этого подошли бы такие крылатые слова :" Безумству храбрых поем мы песню !"

Глава  29.   КУДЕСНИК   ИЗ   РИГИ

Он поражал буквально всем !
Его не спутаешь ни с  кем :
Взгляд демонически горящий –
Ну, Мефистофель настоящий !

Нос с сатанинскою горбинкой,
Глаза с безумною искринкой.
Короче, он по всем приметам –
Пришелец из другой планеты.

И то же самое игра :
Блеск молний, вихрь, ураган !
Задира, как де Артаньян –
Готов сражаться до утра !
И, одержимый лишь игрою,
Он мог не есть, не спать порою ...

В борьбе неистов, беспощаден !
Кто еще жертвовать так мог –
Фигуры, пешки – он не жаден,
Фантазия – вот его Бог !

И что смутьяну чемпионы
И теоретиков статьи ?
Рекомендации, каноны –
Он все сметает на пути !

Всегда творить – в его натуре !
Ну что поделать, он такой !
Да, он мятежный  ищет бури,
Поскольку чужд ему покой !

Уж не ему ль за дух высокий
Посвящены такие строки :
"И словно яркая комета,
Прорвавшись к нам из чащи звезд,
Он искру собственного света
С сияньем вечности принес !"
Ну что ж, пора поднять вуаль :
Так кто же он ? Конечно, Таль !

    Обладая необузданным темпераментом и исключительным дарованием, Таль стремглав перескакивал через жизненные и шахматные ступени. В школе, как выразился он сам,  его просто – напросто "лишили детства и приняли сразу в третий класс", а в возрасте  15 лет он был уже студентом филологического факультета Рижского университета.
    В 1953 году, будучи уже чемпионом Латвии, Таль выступал на командном первенстве страны в Ленинграде. Его искрометная, полная необузданной фантазии игра сразу же привлекла всеобщее внимание, а известный мастер Владас Микенас тут же объявил, что готов заключить с любым желающим пари, что не пройдет и пяти лет, как этот мальчик станет гроссмейстером.
    Дебют молодого шахматиста в 23-м чемпионате СССР принес ему весьма престижное 5-е место, а спустя год он произвел подлинный фурор, став чемпионом Советского Союза и удостоившись гроссмейстерского сана.
    Рига безудержно ликовала, а класс, в котором Таль преподавал литературу, весь день с увлечением рвазыгрывал его смелые комбинации. Дело дошло до того, что ученики стали сражаться в шахматы и во время уроков. Войдя однажды в класс, молодой педагог обнаружил на подоконнике шахматную доску. Одного беглого взгляда на позицию было достаточно,  чтобы увидеть несложный мат в четыре хода. Спустя некоторое время,  снова  мельком взглянув на доску, Таль с изумлением обнаружил, что белые не только не объявили мат, но и доигрались до совершенно безнадежной позиции.  И тут гнев педагога  смешался в нем с яростью шахматиста. Однако, сдержав себя, Таль ограничился устным внушением. "Черные" обрадовались такому исходу, а "белые" попросили у чемпиона СССР автограф. В результате в дневнике "белых" появилась такая "строгая" запись :"Не нашел мат в 4 хода на уроке литературы. Таль".
    Следующее всесоюзное первенство, состоявшееся в Риге и носившее отборочный характер, должно было назвать не только чемпиона страны, но и обладателей четырех путевок на межзональный турнир.  Вновь обрушив на именитых соперников водопад жертв, Таль, к неописуемому восторгу своих земляков, во второй раз стал чемпионом Советского Союза.
    Посмотрите, как красиво выиграл он одну из ключевых партий этого чемпионата у ленинградского гроссмейстера Александра Толуша.
Белые:   Крg1, Фе5, Лd1, Cb3, Kd4, пешки b2, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фb4, Ла8, Сb7, Ke7, пешки а7, b6, f5, f7, h7
    В этой позиции игравший белыми Таль продолжал :  24. Фe5 – f6 !   Cb7 – d5   
25.Kd4 – c6 !!
Таль жертвует и коня, и слона !  Дары эти, однако,  оказываются "данайскими".    25. ...Фb4 : b3    26. Kc6 :e7+  Kpg8 – f8    27.Лd1 – e1    Cd5 – e6    28. Ke7 : f5,   и   черные сдались.
    Позже, когда стартовал  очередной всесоюзный форум  в  Тбилиси,  " вся  шахматная  рать "  страны   была  озабочена  лишь  одной  проблемой : как  остановить  Таля ? 

Да, "гроссы" молнии метали :
"Ужель не справится нам с Талем ?!"
А экспансивный Марк Тайманов,
Не силах обуздать свой пыл,
Запальчиво и слишком рьяно
Коллегам страстно заявил :
"Коль победит он в третий раз,
Я ... брошу шахматы тотчас!"

Увы, не смог Таль в третий раз
Подряд стать чемпионом.
Смеясь, он заявил "со звоном" :
"Зато Тайманову я спас
Его карьеру шахматиста –
Чем не поступок гуманиста ?!"

    Свое первое межзональное сражение в югославском городе Портороже Таль провел в присущем ему стиле и "по инерции" занял первое место. Его игра явно пришлась по вкусу искушенным в шахматах югославам. Они настолько привыкли к жертвам своего нового кумира, что  однажды, видя, что на доске все еще сохраняется равновесие,  стали дружно скандировать : " Таль, по-жерт-вуй !  Таль, по-жерт-вуй !" Вот почему гроссмейстер     Бронштейн на вопрос, как побеждает Таль, лаконично ответил :" Очень просто ! Он располагает свои фигуры в центре, а затем их где – нибудь жертвует ..."
    Самое удивительное, сокрушались многие, что комбинации Морфи и Алехина при последующих многократных анализах оказывались абсолютно корректными, а некоторые жертвы Таля  нередко позже опровергались.
    "Таль стреляет из кривого ружья!",  "Таль пытается доказать, что дважды два – пять !" – посыпались обвинения. "Если я вижу красивый ход с жертвой, то мне ужасно не хочется, чтобы отыскался другой, объективно более сильный ход. Поэтому я его ... не ищу", - оправдывался Таль. Но такое объяснение не удовлетворяло оппонентов.
    "Как победить этого шахматного бунтаря ?" – вопрошали они. Что ж, шахматные статистики отыскали одно "сильное средство" : играть с Талем ... в первом туре. В самом деле, сколько раз именно в стартовых поединках разящее копье Таля оказывалось не готовым к бою ! Поражение от Смыслова в первом туре  соревнования претендентов в Югославии было шестой подряд ( ! )  стартовой осечкой Таля. А потом все встало на свои места.  Правда, гроссмейстер Бенко "на всякий случай" обвинил рижанина в гипнотическом воздействии на соперников и объявил, что на партию с ним явится  в темных очках. "Ну, Миша, - с тревогой обратился к своему подопечному  Кобленц, - если он в темных очках у тебя выиграет, его объявят пророком. !"  Но американца ожидала "домашняя заготовка" Таля. Увидев, что Бенко, действительно, в темных очках, Таль немедленно вытащил из кармана одолженные у Петросяна пляжные очки и торжественно водрузил их на нос. Что творилось в зале ! Хохотали все – и участники, и судьи, и зрители ! К 30-му ходу Бенко уже спокойно мог снять очки – позиция его была безнадежной. Проведя весь турнир с огромным подъемом, Таль уверенно завоевал первое место.
     Теперь на пути молодого претендента монументально возвышался  последний и самый могучий оплот апологетов "шахматной законности" – Михаил Ботвинник.

Припомнить, право, интересно, 
С былого стряхивая пыль,
Легенда это или быль,
Признаться честно, неизвестно.

Мальчишкою в двенадцать лет –
Гласит эта история, -
Узнав случайно из газет,
Что чемпион на Рижском взморье,
Таль с шахматной доской в руках
Решился на свой риск и страх
( Порыв его неудержим ! )
Сыграть с Ботвинником  самим !

Едва увидев мальчугана,
Привратница взглянула странно
И, не ответив на вопросы,
Закрыла дверь пред самым носом ...

    И вот теперь мечта Михаила Таля стала явью !  Даже самые фанатичные болельщики рижанина не могли представить себе, как  их любимец  сможет одолеть столь великого противника. Впрочем, и в главнейшем  состязании своей жизни Таль не изменил себе, продолжив  неистовый танец "на острие ножа". Когда, казалось, вот-вот  Таль рухнет, рижанин вовлекал своего грозного соперника в трясину неимоверных осложнений, в которых тот из-за усталости и нехватки времени досконально разобраться не мог.  Уже после семи партий счет был 3 : 0  в пользу претендента, который в итоге, одержав блестящую победу, стал восьмым чемпионом мира по шахматам !
    При этом  23-летний Михаил Таль стал и самым молодым  в истории древней игры   первым шахматистом  планеты. После торжественной коронации новый шахматный король, смеясь,  признался друзьям :"Никогда не думал,  что лавровый венок такой тяжелый !"Увы, лавровый венок оказался тяжелым для Таля не только в прямом, но и в переносном смысле. Убаюканный легкой победой, он не утруждал себя  подготовкой к новому состязанию с поверженным колоссом.  К тому же  и  здоровье Таля оставляло желать лучшего. Ботвинник же, наоборот, тщательно проанализировав партии проигранного матча,  с присущей ему методичностью выявил шахматные и чисто человеческие  слабости нового чемпиона и блестяще использовал их в матче – реванше.  Из нескончаемого потока поздравлений  патриарха советских шахмат особенно растрогала телеграмма от ... матери Таля : " Вы остались верны себе.  Восхищена, но не удивлена. Буду счастлива, если мой  Миша – маленький  пойдет  по стопам Михаила – Большого !"
    Победа Ботвинника окрылила многих, "павших" от руки Таля  гроссмейстеров, показала им, как надо бороться с этим шахматным смутьяном.  Его перестали бояться, и в итоге  Таль потерял былую уверенность в себе.
    Именно в этот период в мажорную симфонию Таля все чаще стали вплетаться минорные напевы. Увы, это давал о себе знать старый недуг, из-за которого замечательный шахматист не смог доиграть турнир претендентов на острове Кюрасао, завершив его на ... больничной койке. Начали поговаривать, что Таль очень плох, а в одной югославской газете даже появился ... некролог о его кончине. Узнав об этом, находившийся в больнице Таль лишь ограничился словами Марка Твена :" Слухи о моей смерти сильно преувеличены !"
    Но Таль нашел в себе силы дать решительный бой своему главному противнику.  Избавившись от так мучившего его недуга,  рижский гроссмейстер новыми яркими победами возвестил миру : " В здоровом Тале – здоровый дух !" Результаты его, и впрямь, были впечатляющими : менее чем за год он выиграл пять крупнейших соревнований  подряд, добившись при этом беспроигрышной серии  из  83 партий !
И последующие годы были отмечены многими выдающимися победами прославленного гроссмейстера.  Среди покоренных им вершин – всемирные шахматные олимпиады, командные первенства Европы,  всесоюзные чемпионаты, крупные международные турниры. И только по какому-то странному капризу судьбы лишь в отборочных соревнованиях на первенство мира его неизменно поджидали неудачи. Сам Таль, объясняя причины этой метаморфозы, смеясь,  заметил : "Видимо,  вся  моя  бесшабашность  была  в  той  удаленной  левой  почке".  А на вопрос :" Так сколько же будет дважды два ?", улыбнувшись, ответил :" Только не четыре, хотя, кажется, уже и не пять. Шахматная "таблица  умножения"  изучена досконально всеми, и теперь, если хочешь побеждать, надо играть еще "неправильнее", чем в годы моей шахматной юности"...

Таль исповедь закончил с жаром :
"Я стал мудрей и в этом соль,
Таль нынешний того "гусара"
Сегодня бы прибил на ноль !"...

Когда здоровье подводило,
Лишь шахматам благодаря,
Искрой божественной горя,
Черпал Таль бодрость духа, силы...

И все ж настал тот скорбный миг –
Последние угасли силы,
И гений шахмат тихо сник,
Безвременно сойдя в могилу.

Таль умер… Не одно столетье
Его шедевров многоцветье,
Его блестящие творенья
Будут пленять воображенье.

И даже будущности даль
Не смоет блеск его творений –
Внимая им, воскликнут : " Гений !
Создать такое мог лишь Таль !"

    - Да, ярчайшая личность ! – только и смог  вымолвить Петров.
    - Личность, для которой смысл шахматной игры – ярчайшие комбинации с неожиданными  жертвами  фигур ! – подхватил Фидидор.
    - Что для  Таля рисковать фигурами , – рассмеялся Белица, -  если он в 1966 году в испанском городе Пальма-де-Мальорка не побоялся рискнуть жизнью, приняв участие в ... корриде. К счастью, все кончилось благополучно.
    - Коллеги после этого, наверное, стали называть Таля  "тореадором " ? – смеясь, спросил Филидор. – Тем паче, что это полностью соответствует его шахматному стилю.
    - Вот уж чего-чего, а всевозможных прозвищ у Таля предостаточно, - ответил Белица. – Судите сами : "Шахматный кудесник", "Моцарт шахмат", "Демон 64-х полей", "Балтийский пират", "Рижский корсар", "Шахматный Паганини" ... Когда Таля однажды спросили, как он к этому относится, он улыбнулся и сказал :"Лучше называйте меня Мишей – это проще и как-то не позволяет стареть"...
    - Интересно, как бы сыграл Таль с признанными гениями шахматной комбинации – Морфи, Андерсеном или Алехиным ? – мечтательно спросил Филидор.
    - С Андерсеном и Алехиным - не знаю, а вот у Морфи Таль выиграл три партии, - отозвался Нейштадт.
    - Как так ? – изумленно воскликнули оба великих шахматиста.
    - Очень просто, - наслаждаясь произведенным эффектом, ответил Нейштадт. – Однажды знакомый  Талю врач, загипнотизировав пациента, внушил ему, что он ... гений шахмат Пол Морфи. После этого Таль сел играть с новоявленным  "гением".  Самое удивительное, что "став Морфи", этот весьма посредственный шахматист заиграл намного сильнее, и Таль не без труда выиграл три партии.
    А вот с Давидом Бронштейном в 1982 году Таль сыграл матч необычный – сразу на  восьми досках. "Сначала мне  было немного страшно, - рассказывал позже Таль. -  Шутка ли, играть против восьми Бронштейнов сразу, но потом  я подумал, что ведь и Бронштейн играет одновременно против восьми Талей. Это меня успокоило, и я сумел выиграть матч с результатом 4 : 2 при двух ничьих."
    Говорить о Тале можно бесконечно, - продолжил Нейштадт. – А раз так, то пора переходить к очередному рассказу.

Глава  30.   " ЖЕЛЕЗНЫЙ   ТИГРАН "

Вот кто уж Талю антипод !
Наскоки не в его натуре,
Даже скорей наоборот –
Он штиль предпочитает буре.

Девиз Тиграна Петросяна :
Играть без риска и изъянов !
Готов он удовлетвориться
Надежной, скромною "синицей"...

А стиля этого истоки –
Буквально первые уроки
У Эбралидзе – педагога,
Который дал ему так много :

Азы  дебютной  эрудиции,
Умение играть надежно –
Без риска, крайне осторожно,
Вникая в суть любой позиции.

Нимцович, Капабланка – их
Воспринимал он, как святых !
Нимцович ввел мальчишку в мир,
Который был ему так сладок –
Главу "Логический порядок"
Тигран зачитывал "до дыр".

И прав был Петросян, сказав :
"Как в зеркале, наглядно, чисто
Стиль точно отражает нрав,
Характер шахматиста.

    Уже первое  серьезное испытание – чемпионат Грузии 1945 года, где выступали многие известные мастера, принес 16-летнему Петросяну  9-е место, что было несомненным успехом. В следующем году, победив во всесоюзном юношеском первенстве и в матче  за звание чемпиона Армении Генриха Каспаряна, Петросян, выражаясь словами  великого поэта, "уважать себя заставил ".
    В 1949 году Петросян переехал в Москву, где его тренером стал Андрэ Лилиенталь. Творческое  содружество талантливого юноши и опытного гроссмейстера быстро дало удивительные всходы. Победы в чемпионате Москвы 1951 года, дележ 2 – 3 мест в 19-м всесоюзном форуме - впереди Ботвинника, Смыслова, Бронштейна, Флора, Авербаха, Тайманова, Бондаревского, Котова и других - снискали ему репутацию одного из сильнейших шахматистов страны и дали право на участие в отборочных соревнованиях на первенство мира.
Дебютируя в межзональном турнире в Сальтшобадене, Петросян вновь подтвердил свой высокий класс, без всяких осложнений  завоевав одну из претендентских путевок. Понимая, что конкурировать  с Кересом, Смысловым и Бронштейном в турнире претендентов ему пока не под силу, Петросян поставил перед собой вполне достижимую задачу – закрепиться среди мировой шахматной элиты.  Вот почему в большинстве партий он действовал под девизом : "безопасность – прежде всего !" Неудивительно, что в турнирной графе Петросяна одна за другой стали появляться  "половинки". Известный мастер Василий Панов  назвал его игру "холодной, расчетливой, осторожной", а один  весьма экспансивный любитель шахмат из Еревана в своем письме напрямик вопрошал :"Скажите, когда наконец  кончатся эти ваши ничьи ?"

И что ж ? Он стал играть острее ?
Ни в коем случае ! Ничуть!
Он понял : надо быть хитрее – 
Другой избрать к вершине путь.

"Ничьи – извечный мне упрек,
Но в "половинках" есть свой прок !
Что же до веских аргументов,
Он дал их в битве претендентов.

Приняв подобный постулат,
Создал Тигран триумвират,
Хитрющий разработав план :
Так Керес, Геллер, Петросян,
Друг с другом вничью играя
И нервы сохранив стальными,
Легко, усталости не зная,
Могли сражаться с остальными.

Об этом рассказал Корчной :
"Отверг я резко эти планы,
Гневно спросив у Петросяна :
"Эти ничьи между собой –
Ведь заговор, ни дать, ни взять,
Кого тогда же побеждать ?"

И словно туча между нами
Прошла после "беседы" той,
"Похоже, - заключил Корчной, -
Тогда и стали мы врагами " ...

В итоге первый – Петросян,
Удался его хитрый план !
Но Фишер сделал заявленье :
"У русских сговор, нет сомненья !
После подобных прецедентов
Играть в турнирах претендентов,
Где все подвержено обману,
Я никогда теперь не стану !"...

    Матч с Ботвинником стал главным состязанием  всей шахматной карьеры Петросяна, прекрасно понимавшего, у кого предстоит ему оспаривать шахматную корону.
Накануне матча в журнале "Огонек" появилась статья Эйве, в которой он сравнивал Петросяна  с Капабланкой, а Ботвинника – с Ласкером. Казалось, все настраивало на мажорный лад. Однако первый же блин у претендента, как говорится, вышел комом. Проиграв первую партию,  он признался : "Никогда не думал, что  на тебя так давит зал, когда играешь один на один."
    В отличие от Таля, Петросян не бросился сразу же отыгрываться, а предпочел терпеливо ждать своего часа. Недаром Эйве  говорил :"Если Петросяна разозлить, он способен на чудо !" И чудо свершилось : в 5-й  и  7-й партиях  чемпион мира вынужден был сложить оружие. С каждой новой партией все явственнее сказывалась разница в возрасте.  И хотя Ботвиннику удалось одержать вторую победу,  этот успех оказался последним.  Начиная с 15-й партии, "парадом" уверенно командовал претендент. Одержав еще три победы, Петросян установил окончательный итог матча – 12,5 : 9,5.  Уверенность, с которой он победил Ботвинника, заставила многих специалистов заключить, что  новый шахматный король не скоро уступит свой высокий титул.
    "Железным Тиграном" называли Петросяна за его поистине мертвую позиционную хватку, удивительную выдержку и спокойствие. Как-то в разговоре с югославским гроссмейстером  Глигоричем Петросян посетовал, что у него стали пошаливать нервы. "Как, у вас тоже есть нервы ?" – удивился его собеседник.
    В 1966 году Петросян защитил чемпионский титул в  напряженном поединке с Борисом Спасским.
    В 10-й партии этого единоборства игравший белыми чемпион мира создал подлинный шедевр шахматного искусства.
Белые:   Крg1, Фb2, Ла1, Лf1, Ce2, Kd1, Kd2, пешки а2, b3, c4, d5,f4, h2
Черные: Крg8, Фd8, Ла8, Лf8, Ch3, Ka5, Ke5, пешки а6, b5, c5, d6, h7
    - Вот как это произощло, - расставив эту позицию, продолжал рассказчик.
21.Kd1 – e3 !  Первая жертва качества !  21. ..Сh3:f 1  22.Лa1 : f1   Ke5 – g6    23.Ce2 – g4 !   Kg6 : f4   24.Лf1 : f4 !  Вторая жертва качества !  24....Лf8 : f4   25.Cg4 – e6+  Лf4 – f7  26.Kd2 – e4 !   Фd8 – h4   27.Ke4 : d6    Фh4 – g5+ 
28.Kpg1 – h1   Ла8 – а7   29.Ce6 : f7+    Лa7 : f7    
    И Петросян завершает борьбу хотя и очевидной, но очень красивой  жертвой ферзя :   30.Фb2 – h8 +!!
Черные сдались.  После  30. ... Kp : h8  последует  31.K : f7+, отыгрывая ферзя  и  оставаясь с  лишней фигурой.    Нечасто в матчах на первенство мира  можно встретить  столь насыщенную эффектными тактическими ударами партию !
    Спустя три года состоялось новое единоборство  двух выдающихся гроссмейстеров на высшем  уровне. Хорошо подготовившийся  к нелегкой борьбе Спасский на этот раз оказался сильнее "железного Тиграна" и одержал заслуженную победу.
    После нескольких неудачных попыток вернуться на шахматный  олимп Петросян откровенно заявил, что не собирается  больше претендовать на звание чемпиона мира. 

А на вопрос :"Как вам без славы?"
Ответил Петросян лукаво
И вместе с тем довольно метко :
"Что слава ? Она – как конфетка :
Покуда есть – ее сосешь,
А нет ее – так проживешь !"

И все же Петросян был горд :
Он – дважды чемпион планеты
И девяти Олимпиад !
А как блистателен рекорд,
Им установленный при этом !

Суть этих девяти наград :
В ста двадцати своих сраженьях
Бил без разбора всех подряд,
Познав одно лишь пораженье –
Навеки это достиженье !

Но жизнь Тиграна Петросяна
Угасла, к сожаленью, рано.
Хотя он и грешил немного,
Но шахматистом был "от Бога"
И в шахматах, сомнений нет,
Оставил свой ярчайший след !

    - Что ж, Петросян прав – в шахматах должна торжествовать логика, - убежденно произнес Филидор. – Даже такой шахматный "бунтарь", как Михаил Таль, в конце концов стал жрецом шахматной логики. 
    - И все же шахматные почерки Петросяна и "образумившегося" Таля имеют общего не более, чем, скажем, симфония и оперетта, - отзвался русский мастер.               
    - Маэстро, вы угодили в самую точку ! – воскликнул Белица. Как-то Михаил Таль, сравнивая выдающихся шахматистов с великими композиторами, заметил : " Ботвинник напоминает мне Баха : бездонная глубина, цельность, нет ни одной лишней ноты ; Смыслов подобен Чайковскому : спокойствие, мелодичность, напевность и вместе с тем неожиданные кульминации ; Петросян похож на Листа : абсолютная виртуозность".  – "А с кем можно сравнить Таля ?" – тут же спросили его. "Со мной все ясно, - улыбнулся Таль, - перед вами король оперетты Имре Кальман !"
    - Хотя Таль сравнил  героя моего последнего рассказа с Листом,  - продолжал Нейштадт, - сам Петросян отдавал предпочтение  музыке Рихарда Вагнера. Друзья замечательного шахматиста утверждали, что если  при анализе отложенной партии из его комнаты доносились   "Идиллии Зигфрида", значит, его позиция выигранная, если – хор из "Летучего голландца", значит, положение сложное с взаимными шансами  и, наконец, если – вступление к "Тристану и Изольде", то дела его очень плохи.
    - Кстати, Рихард Вагнер был большим любителем  шахмат, - заметил Бахман. Сохранилась даже одна из его партий, сыгранная с неким Цуккербеккером.
    Немецкий историк не спеша расставил фигуры.
Белые:   Крd2, Фh5, Ла1, Ле1, Сс1, Сd3, Kg5, пешки а2, с3, d5, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фg4, Ла8, Лf8, Cc5, Cc8, Kb8, пешки а7, b7, d6, f7, g7, h6   
    - В этой позиции игравший белыми великий композитор решительно пожертвовал ферзя.
14. Фh5 : f7+ !   Лf8 : f7    15.Ле1 – е8+   Лf7 – f8   16. Cd3 – h7+     Kpg8 – h8      17.Лe8 : f8 х
    - Безмерно любил шахматы и часто предавался их очарованию гениальный советский композитор Дмитрий  Дмитриевич Шостакович, - продолжил музыкальную тему Греков.  В  начале  20-х  годов   он,  будучи  еще   16-летним   юношей,  перед началом сеанса в фойе одного из ленинградских кинотеатров  сыграл в шахматы со случайным партнером. Не прошло и 15 минут, как будущему композитору пришлось сложить оружие. Огорченно брел он в зрительный зал.  В дверях его остановил недавний соперник и, протянув  руку , сказал : "Будем знакомы – Алехин Александр Александрович".  С тех пор Шостакович стал страстным болельщиком своего случайного партнера.
    -  Много еще можно было бы рассказать об увлечении шахматами выдающихся представителей  мировой культуры и науки – Пушкина, Тургенева, Толстого, Вольтера, Штрауса, Диккенса, Шумана, Эйнштейна, Менделеева, Прокофьева, Ойстраха и других, - заключил Белица, - а поскольку сделать это просто не позволяет время, я предложу вашему вниманию рассказ о замечательном шахматисте – Викторе Корчном, который, подобно Цукерторту, Кересу и Бронштейну, не стал чемпионом мира, но тем не менее золотыми буквами навсегда вписал свое имя в анналы шахматной истории.

Глава  31.   " СТРАШНЫЙ   ВИКТОР " 

Хотя Корчной официально
Так и не смог взойти на трон,
Но после Багио морально
Считался чемпионом он !

В тот год, отметить это нужно,
Приз "Оскар" журналисты дружно
Отдали Виктору Корчному –
Ему и никому другому !

За его волю, достиженья
И за моральные страданья,
И это – высшее признанье
Его заслуг, его значенья !

В ряду "блистатеьных вторых"
Нельзя не выделить таких,
Как Цукерторт и Рубинштейн,
Как Керес и Давид Бронштейн. 

И даже средь таких гигантов,
Блиставших редкостным талантом,
Величьем духа и умом,
Корчной стоит особняком.

Без малого полсотни лет
Боец, отвергший компромиссы,
По праву входит в "высший свет"
Сильнейших рыцарей Каиссы....

     -" Боец, отвергший компромиссы "...   В этих трех словах – вся сущность  Виктора Корчного – человека и шахматиста, прямого и честного во всем и всегда...
     Это случилось в конце 40-х годов  на уроке истории  в одной из ленинградских школ. Учительница  рассказывала старшеклассникам о том,  как  Красная Армия  "освобождала"  западные районы Украины и Белорусссии.  Ученики в полнейшей тишине внимательно слушали   ее рассказ о волнующих событиях накануне второй мировой войны.  И вдруг , подобно разорвавшейся бомбе, на весь класс раздался голос Виктора Корчного : " Да ведь Советский Союз просто – напросто вонзил нож в спину беззащитной Польше !" Побледневшая учительница  в ужасе схватилась за голову. Ведь за такие слова и их автор и его педагог в те времена, когда сажали и расстреливали миллионы вообще ни в чем не виновных людей, могли "загреметь минимум лет на десять в места не столь отдаленные". Как позже рассказал об этом  случае сам Корчной,  " К счастью, Павлика Морозова среди  26  учеников не оказалось".
    Виктору было всего лишь десять лет, когда в самом начале Великой отечественной войны  погиб его отец. Именно в эти годы  в блокадном Ленинграде он впервые прикоснулся к волшебному миру шахмат.

Война...  Мальчишкой в Ленинграде,
Жестоко стиснутом в блокаде,
Под вой сирен и бомб разрывы
В турнирах среди детворы
Он движим лишь одним порывом –
Постигнуть таинства игры.

А в целеустремленном взоре
И в выражении лица
Угадывалось : в жарком споре
В нем пробуждался дух бойца !

    Уже в те далекие годы в Корчном, действительно, пробуждался дух бескомпромиссного бойца, принесший ему столько счастливых победных мгновений и столько... тяжелых испытаний и горьких разочарований ...
    Его путь не был усыпан розами, и неудачи  лишь только выковывали его самобытный, неповторимый  стиль игры, его бойцовский характер. Дважды  - в 1947-м и 48-м годах Корчной становился чемпионом СССР среди юношей, а спустя шесть лет в Бухаресте он выиграл свой первый международный турнир, за что был удостоен звания международного мастера. Прошло еще шесть лет, и Виктор Корчной , будучи уже международным гроссмейстером, впервые становится чемпионом  Советского Союза . 
    Произошло это в 27-м чемпионате СССР в его родном Ленинграде.  Лидируя  за  четыре тура до финиша, Корчной, добившись выигранной позиции в поединке с Багировым,  допустил вдруг непостижимую оплошность.  Желая осуществить элементарный размен, он взялся за слона, но не за того, которым должен был побить фигуру противника, а за, стоявшего на ... другой клетке. Корчной побледнел и, прошептав роковое "сдаюсь", ни на кого не глядя, удалился.  "Ну, теперь Корчной  "поедет"! " –  зная об импульсивности и впечатлительности ленинградца, убежденно резюмировали  журналисты.  Однако  бойцовский дух и воля к победе Виктора Корчного опровергли  столь мрачные для него прогнозы. Последовательно сокрушив Крогиуса, Геллера и Суэтина, ленинградский гроссмейстер  завоевал золотую чемпионскую медаль, оставив позади себя таких могучих соперников, как Геллер, Петросян, Авербах, Смыслов, Тайманов, Бронштейн  и  других.

Давид Бронштейн сказал о нем :
"В борьбе Корчной горит огнем !
Ему неведом компромисс,
"Всех побеждать !" – его девиз !
Но откровенно, между нами,
Это пройдет, пройдет с годами ".

Ошибся шахматный мудрец !
Корчной все так же бьется страстно,
Он – тот же яростный боец,
И годы над бойцом не властны !

    И в самом деле, с годами Корчной стал еще более непримиримым, по-спортивному злым. В 1965 году на международном турнире в венгерском городке Дьюла Корчной, задолго до финиша обеспечив себе первый приз, продолжал играть так, словно от каждой последующей партии зависела его турнирная судьба. В итоге – 14,5 очка из 15 возможных и отрыв на  5,5 очка от ближайшего конкурента.
    Да, для Корчного любое соревнование, в котором он выступает – самое главное, будь то первенство мира или чемпионат города. В каждой партии  он с только ему присущим ожесточением, не признавая никаких компромиссов, борется за победу. Недаром на Западе этого беспощадного шахматного гладиатора прозвали "страшным Виктором".
    60-е и 70-е годы – пора спортивного и творческого расцвета Виктора Корчного.  Шесть раз в составе сборной  СССР он становился победителем всемирных шахматных олимпиад, пять раз – в командных европейских форумах, четырежды поднимался на высшую ступень чемпионатов Советского Союза.  Именно в эти годы он являлся наиболее реальным претендентом  на мировую шахматную корону. Девять раз, включая и 80-е годы, неутомимый гроссмейстер , участвуя в соревнованиях претендентов, штурмовал шахматную вершину.
В 1968 году, уверенно победив Решевского и Таля, Корчной был близок к  тому, чтобы бросить перчатку Тиграну Петросяну, однако в финальном матче претендентов в Киеве он уступил победу будущему чемпиону мира Борису Спасскому. В их поединке любителям шахмат особенно запомнилась небезошибочная  6-я партия, которая  наглядно проиллюстрировала шахматный почерк Корчного.
    После 24-х ходов на доске возникла следующая позиция.   
Белые:   Крс1, Фd3, Лh1, Лh2, Cf4, Kb1, Ke2, пешки b2, d4, e5, f3, g4
Черные: Крg8, Фс7, Ла1, Лf8, Cb4, Ce6, Kd7, пешки b3, b7, d5, g6, h7
    Корчной сыграл :  25.Ке2 – с3   Атака Спасского все еще сильна, но он, опасаясь жертвы  белого ферзя на  g6 ,  надолго задумался и ... помог осуществить  эту жертву.    
25....Kd7 – b6 ?  Явная  ошибка. Последовало : 26. Фd3 : g6+ !  h7 : g6   27. Лh2 – h8+  Kpg8 – f7   28.Лh1 – h7+  Kpf7 – e8  29.Лh8 : f8+   Kpe8 : f8  30. Лh7 : c7  Kb6 – c4    31. Лc7 : b7    Cb4 : c3    32. b2 : c3  b3 – b2+    33. Kpc1 – c2   Kpf8 – e8   
34. Cf4 – g5   Ла1 – а6 35.Kb1 – d2   Ce6 – c8   36.Лb7 – e7+    Kpe8 – f8   37.Kd2 : c4 d5 : c4     38. Крс2 : b2    Ла6 - b6+     39. Kpb2 – c2    Cc8 – b7 40. Ле7 : b7   Лb6 : b7    41.f3 – f4    Лb7 – h7    42.Kpc2 – b2 !
Черные сдались. 
    Спустя шесть лет Корчной, нанеся чувствительные поражения Энрике Мекингу и Тиграну Петросяну, вновь стал участником  претендентского финала.Теперь на пути к Фишеру стоял 23-летний дебютант подобных соревнований Анатолий Карпов. Матч Корчной – Карпов имел особое значение – ведь в шахматном мире не без оснований полагали, что Фишер, если ФИДЕ не примет всех его условий, откажется защищать свой титул, и поэтому московский поединок в борьбе за мировую шахматную корону мог оказаться решающим .
    "Как вы расчитываете сыграть с Карповым ?" – поинтересовался перед началом этого матча один из журналистов.  Корчной улыбнулся и ответил :" Тайманов, Ларсен, Петросян и Спасский в свое время получили такие чувствительные удары от Фишера, что не могут оправиться от них до сих пор. Я постараюсь сделать все от меня  зависящее, чтобы не отдать Толю  на "растерзание Фишеру".   Мог ли маститый гроссмейстер тогда предположить, что  он сам окажется растерзанным  своим молодым соперником ?  Ведь после 17 партий Карпов выигрывал со счетом 3 : 0 !  Отчаянный финишный рывок позволил Корчному спасти свое реноме, но  не матч.  А вскоре он  в интервью  корреспонденту югославской газеты "Политика" весьма скептически отозвался об игре своего недавнего соперника. Сегодня подобные оценки не вызвали бы столь бурной реакции, но тогда ... Немедленно последовали крутые "оргвыводы", и в 1976 году после завершения амстердамского турнира Корчной , которого и прежде спортивное руководство страны не раз наказывало  за независимость его взглядов и поступков,  решил остаться на Западе.
    Живя в Швейцарии, Виктор Корчной  не раз обращался к советскому руководству с просьбой  выпустить его семью. Увы, все его старания были тщетны. А вскоре он узнал, что  его сын Игорь  за отказ служить в Советской Армии  был  приговорен  к  двум с половиной годам  тюремного заключения ... Тем не менее, несмотря на все эти переживания, в новом отборочном цикле мирового первенства  Корчной, уверенно победив Петросяна, Полугаевского и  Спасского, завоевал право оспариваить шахматную корону у  Карпова.

В борьбе они сойдутся снова,
На этот раз на Филиппинах,
Но покорится ли вершина ?
Корчному предоставим слово :

"Борьбе за титул чемпиона
Сто лет ! Определенно
Матч в Багио – вершина, пик
Зловещих козней и интриг.

Ведь Кампомианес – нет секрета –
Хоть внешне благодушен, мил,
Но он – глава Оргкомитета –
Моим  противникам ... служил.

Глава советской делегации –
Мастак на козни, провокации -
Батуринский и его рать
В стремленье дух мой подорвать,
Не зная никаких преград,
Устроили мне сущий ад...

Почувствовав вдруг чей-то взгляд,
Подумал : "Что за чертовщина?"
И тут же увидал мужчину,
Который сел в четвертый ряд.

Кто ж  он ?  Зухарь – парапсихолог,
Бой с ним особенно был долог.
Он  взглядом злобного огня,
Нарушив клятву Гиппократа,
Пытался довести меня
До состоянья психопата.

Я тут же заявил протест :
"Убрать его с передних мест !"
Не раз, отсаженный назад,
Зухарь вновь лез в четвертый ряд.

Перед  семнадцатою  встречей
Я бросил взгляд в гудящий зал –
Вновь впереди он восседал !
Вот так почти что каждый вечер
Меня толкали на скандал..."

    И это только небольшой  штрих того, что творилось в Багио.  Возглавляемая Виктором Батуринским советская делегация, составленная в основном из нескольких десятков ( ! ) сотрудников КГБ, безоговорочно поддержанная  Кампоманесом, добивалась всего, чего хотела. Так, Виктор Корчной был лишен флага Швейцарии, парапсихолог Владимир Зухарь систематически  нарушал  предписание жюри  - сидеть на  одном  из последних рядов, а большая часть  протестов Корчного отвергалась "с порога". Более того, уже в ходе матча Корчной убедился в том, что его секундант английский гроссмейстер Кин, который тайком писал книгу об этом матче и в ней предсказал Корчному поражение,  немало делал для того, чтобы ... оправдался  его прогноз ( ?! )  Мог ли в таких условиях Корчной победить Карпова?   Характерный пример : получив в 17-й партии  выигранную позицию, Корчной после очередного скандала, вызванного появлением Зухаря в 4-м ряду,  разнервничался и "зевнул" элементарный мат.

"Я, впрямь, был Карпова сильнее !
И вывод  этот  тем  яснее,
Что и  в  условиях террора,
Проигрывая матч : два – пять,
Собравшись с духом, очень скоро,
Как Феникс, смог я вновь восстать !

Теперь, когда сравнялся счет,
Все видят - чемпион не тот :
Он сдал, поникла голова,
Ходила в Багио молва :
Коль проиграет – мне подстать
Готов невозвращенцем стать !

Ему ж неведома свобода
И нету права  проиграть –
Что будет он рапортовать
Вождю советского народа ?"

    Перед последней 32-й  партией счет был раным – 5 : 5.  Игравший черными Корчной  в остром варианте защиты Уфимцева приготовил своему сопернику новинку.  И когда он сделал свой , как ему казалось, неожиданный для Карпова ход, тот  мгновенно нашел противоядие. По своему многолетнему опыту Корчной  был уверен : моментально найти опровержение  за доской  невозможно. Значит, либо его комната  прослушивалась агентами КГБ из советской делегации, либо  секретный ход выдал....Кин.  И тогда Корчной решил не доигрывать  безнадежную  позицию, то есть формально  матч  должен  был  остаться  незавершенным.

"Мое решенье непреклонно !
Но сделал Кин злодейский ход :
Сообщил жюри по телефону,
Что партию Корчной ... сдает !?

Предательство ! В который раз !
Но я не думал ведь, о боже,
Что Кин, быть может, ... жизнь мне спас –
Об этом Таль поведал позже.

Ему один гебист "под мухой"
С улыбочкой шепнул на ухо :
"Я не знаток слонов, ладей,
Но если б победил злодей,
Пришлось бы "поработать" нам –
Его отправить... к  праотцам..."
Убили бы без лишних фраз,
Им это – плюнуть пару раз !..."

    Прошло еще три года, и непримиримые соперники вновь встретились лицом к лицу в матче за мировую шахматную корону – на  этот раз в итальянском городе Мерано. На роль  своего пресс – атташе Виктор Корчной пригласил Эмануила Штейна.

Штейн о себе так говорит :
"Вот до чего я дожил :
Я – Штейн, увы, не Леонид,
Эмануил – не Ласкер.  Кто же ?
Я – тот, кто их всю жизнь чтил,
Я – просто Штейн  Эмануил !"

    " Просто Штейн Эмануил " прошел очень нелегкий жизненный путь : побег семьи  из Варшавского гетто  в советское, смерть отца в момент ареста его органами  НКВД  в городке Шуя, аресты и тюремное заключение, как "агента мирового сионизма"  за  открытые призывы  расследовать сталинско – бериевское преступление  - расстрел более десяти тысяч польских офицеров в Катыни, эмиграция его семьи из Польши в США. Любопытно, что отбывая  наказание  в тюрьме Мокотув, Штейн буквально "проглотил" все, что  накопилось  в течение десятилетий в богатейшей русской библиотеке этой польской тюрьмы.  Особенно  очаровала его русская поэзия  ХХ века, и  в первую очередь  поэзия русского зарубежья, в которой он впоследствии стал одним из ведущих специалистов в мире и удостоился звания  почетного доктора филологии Биографического института Пушкинского дома России.
Как шахматист, Штейн трижды  в середине 60-х годов в составе варшавского "Легиона" побеждал в командных чемпионатах Польши, а позже, как национальный мастер США,  был призером открытого первенства Вашингтона  и штатов Новой Англии...
В Мерано советская делегация насчитывала уже около 70 человек, подавляющее большинство из которых были агентами КГБ.

О перипитиях тех дней
Сам Штейн рассказывает так:
"Матч этот в памяти моей –
Кошмарный, непроглядный мрак.

Оглядываюсь я назад –
Мурашки бегают по коже,
Просто не верится, о боже,
Как  вынесли  мы  этот  ад !

Угроза жизни постоянно
Над нами реяла в Мерано.
Предупреждал ведь нас Хохлов –
Гебист, бежавший из страны :
"Нет, не соперников – врагов
В вас видят – вы обречены !

Убить вас, может, не убьют,
Но искалечат  - это точно,
Их не унять – напрасный труд,
Бегите из Мерано срочно!"

От жутких слов я онемел –
Ужель они настолько гадки ?
Но он-то знал все их повадки
И словно в воду бы глядел."

    Однажды Штейн, забыв какие-то записи,  вернувшись, застал в  гостиничном номере  троих мужчин, которые искали  письма Игоря Корчного к отцу. Один из них быстро подскочил к Штейну и что-то прыснул ему из баллончика в глаза, и тот потерял сознание. Очнулся Штейн минут через тридцать – глаза застлало пеленой, а вызванный врач зафиксировал давление  210 на  110.  Глаза у Штейна болели потом много лет и длительное время  поднималось давление. Корчного тоже чем-то облучали – впервые в жизни у него поднялось давление и стали слезиться  глаза.  К сожалению, Хохлов оказался прав.
Что же касается самих шахмат, то их, по выражению Штейна, в Мерано не было в помине. Да  и  как  в таких  условиях  можно  было  играть  в  шахматы ?

"В итоге Карпов мог "гордиться",
Что снова сохранил корону.
Но как ? Благодаря ... убийцам –
Стыд и позор  для чемпиона !

Корчной же всем на удивленье
Все так же страстно рвется в бой,
Вновь вызывая восхищенье
Великолепною игрой !

Боец с открытою душой,
В игре и в жизни прям и чист.
Таков всегда Виктор Корчной –
Неповторимый шахматист !"

    -  Это отвратительно – смешивать нашу благородную игру с грязной политикой ! – возмущенно воскликнул Зноско – Боровский.
    -  Вы совершенно правы, - поддержал его Белица. – Но что поделать, если советский истеблишмент всеми правдами и неправдами стремился доказать  превосходство социализма над капитализмом во всех сферах  человеческой деятельности.  А теперь я хочу поделиться своими впечатлениями о Борисе Спасском.

Глава  32.   ПОБЕДА   ВСЕХ   ПОБЕД

Им трудно было – мальчуганам
Послевоенных тяжких лет :
Разруха, голод, беспросвет –
Что ждать им в будущем туманном ?

Но восьмилетний Боря Спасский
Не замечал всех тягот жизни –
Не избалован, не капризный
Он словно жил в чудесной сказке.

А сказка – мудрая игра,
С его мечтательной натурой
Готов был с раннего утра
Двигать волшебные фигуры.

Он наблюдал в Центральном парке
То тут, то там за боем жарким
И было видно по всему,
Как хочется сыграть ему !

Поймав однажды добрый взгляд :
"Малыш, не хочешь ли сыграть ?"
Он сел, но не успел начать,
Как получил вдруг ... "детский мат".

Сопрерник, утешая Борю,
Вконец поникшего от горя,
Погладил по вихрам его
И улыбнулся :" Ничего,
Отчаиваться нет резона –
Учись и станешь чемпионом !"

    Так, случайно брошенное в утешение мальчишке  банальное нравоучение, явилось ... мудрым предсказанием.  И Боря всерьез решил учиться. Записавшись в шахматный кружок Дворца пионеров, он  сразу обратил на себя внимание своего первого наставника Владимира Григорьевича Зака. Конечно, не тем, что старался побить как можно больше фигур и пешек соперников и при этом ни за что не отдавать свои, а тем, что, проиграв партию, заливался  горькими, безутешными слезами. Уже тогда Зак, разглядев удивительный талант этого редкого самородка, начал терпеливо шлифовать его грани. И Спасский с удивительной легкостью стал преодолевать турнирные барьеры.
    Одно лишь настораживало : слишком уж сухо и осмотрительно действовал за доской юный шахматист. Искусство позиционной игры Зак развил в нем  до совершенства, и поэтому там, где победа могла быть достигнута эффектными  тактическими средствами, Спасский предпочитал более надежные обходные пути.
    Так продолжалось до 1953 года, когда его тренером стал гроссмейстер Александр Казимирович Толуш. Только теперь юный мастер понял, как прекрасен и удивителен волшебный мир шахматных комбинаций. 
    Первые выступления в новом  "амплуа" показали, что, наряду с высоким позиционным мастерством, Спасский  обладает и блестящим комбинационным дарованием. Удачный сплав двух столь необходимых шахматисту качеств позволил 18-летнему ленинградцу завоевать  титул чемпиона мира среди юношей, а вслед за этим и путевку  на соревнование претендентов на мировую шахматную корону. Разделив победу с Авербахом и Таймановам на 23-м чемпионате  Советского Союза и  3 – 7 места  с Бронштейном, Геллером, Сабо и Петросяном  на турнире претендентов в Амстердаме, молодой гроссмейстер во весь голос заявил о своих высоких, но вполне обоснованных  амбициях.

А Толуш, как бы невзначай,
Заметил равнодушным тоном :
"Теперь, дружище, начинай
Осаду шахматного трона".

Борис повержен в изумленье :
Не шутит ли почтенный гросс ?
Но тот развеял все сомненья :
"Все будет – взлеты и паденья,
Минуты радости и слез –
Работай и не вешай нос!

И заруби себе к тому же :
Коль от успехов вздернешь нос ,
Все достиженья – под откос,
Так что пора уже стать мужем !"

Борис в восторге, упоенье –
Победы падают к ногам,
Вокруг похвалы, восхищенье,
Пьянящей славы фимиам.

    И в этом гордом упоении  Спасский забыл о наставлениях тренера – о самоконтроле, выдержке, готовности выдержать удары судьбы. Увы, эти удары не заставили себя долго ждать.
    Первый такой удар он получил в Риге.  Лидируя на протяжении почти всей дистанции  24-го чемпионата СССР, Спасский, уверовав в свою звезду, расслабился и потерпел на финише несколько поражений, значительно ухудшивших его турнирное положение. Теперь все решала партия последнего тура с Талем. Надо ли говорить, как были напряжены нервы у обоих гроссмейстеров ?  Крепче они оказались у Таля. Добившись подавляющего перевеса, Спасский в  самый критический момент борьбы дрогнул и, допустив грубую ошибку, потерпел поражение. Так он сам вычеркнул себя из числа соискателей шахматной короны.
    Спустя три года ситуация повторилась с той лишь разницей, что "роль Таля" в последнем туре 27-го чемпионата Советского Союза исполнил  Леонид Штейн, партию с которым Спасский отложил с весьма призрачными шансами на ничью, оставлявшую ему зыбкий шанс на участие в очередном межзональном турнире. Появилось даже расхожее утверждение, что Спасский  - конкурент  лишь до первого поражения.  А поэт Евгений Ильин, перефразировав слова известной песни, с горечью писал :

Это же не сказки,
Это уже быль –
В восемнадцать Спасский
Претендентом был.

Сердце разрывает
Горестный куплет :
"В жизни раз бывает
Восемнадцать лет".

    И все же у Спасского хватило мужества и объективности трезво оценить неудачи последних лет. Быть может, он вспомнил мудрые строки из поэзии немецкого барокко :

Да, бой с самим собой –
Есть самый трудный бой.
Победа всех побед –
Победа над собой !

    Как бы то ни было, он понял, что корни этих неудач следует искать в себе, что прежде всего надо дать бой самому себе. Вот почему ленинградский гроссмейстер не стал хвататься за "спасительную соломинку" и , не  колеблясь, без доигрывания сдал  партию Штейну. Так была одержана, пожалуй,  главная победа – победа над собой !
    Теперь Спасскому предстояла еще более трудная битва. И  повел его в это сраженье Игорь Захарович Бондаревский. Опытный гроссмейстер и педагог прекрасно понимал, что его подопечный – один из сильнейших и, наверное, даже самый сильный шахматист планеты. Значит, нужно "только" доказать это. А чтобы доказать это, надо быть бойцом, рыцарем без страха и упрека, готовым выдержать и превозмочь любые превратности судьбы.
    Чтобы вернуть Спасскому былую уверенность в себе, Бондаревский как бы невзначай спросил его : "Как ты думаешь готовиться к очередному межзональному турниру ?" –"Межзональному ? – удивленно сдвинул брови Спасский. -  До него ведь предстоят чемпионат СССР и зональный турнир",  - "Ну, в них-то ты наверняка будешь первым, в этом я не сомневаюсь, - небрежно бросил тренер. – А вот в межзональном будет посложнее".
Нехитрый психологический прием сработал безотказно. Видели бы вы, как играл в этих турнирах Спасский !  В каждой партии он неистово бился за победу, и наградой ему стали блестящие победы и в чемпионате СССР и зональном  турнире советских шахматистов.
Межзональный турнир в Амстердаме ленинградец начал с досадного поражения от западногерманского  гроссмейстера Дарги. Но это был уже совсем другой Спасский – тот, для которого стартовая неудача – не начало конца, а дополнительный стимул в борьбе за победу. Так оно и произошло. Разделив 1-е место  с Ларсеном, Смысловым и Талем, Спасский спустя восемь лет вторично  стал одним из претендентов на шахматный престол.
    И на следующем этапе ему не было равных, хотя  в битве претендентов против него сражались такие шахматные асы, как Керес, Геллер и Таль.
Матч Петросян – Спасский вызвал огромный интерес шахматного мира. "Спасский будет, подобно русалке, тащить упирающегося Петросяна в омут не поддающихся абсолютно точному расчету осложнений, - предсказывал мастер Панов. – Во всяком случае выиграть матч у Петросяна можно только так!" И все же Петросяну удалось навязать претенденту свою манеру игры, что и помогло ему удержаться на вершине шахматной пирамиды.

Хоть пораженье – это рана,
Но Спасский – образец спортсмена :
Тепло поздравил Петросяна –
Ведь он всегда слыл джентльменом ...

Так, в Санта – Монике играя,
Он, лидерства не уступая
В ходе турнира ни на миг,
Был огорчен, что Фишер сник.

Тот  в своем   номере в халате,
Угрюмо лежа на кровати,
Глядел часами в потолок –
Помочь ему мог только  Бог.

И кто, действительно, помог,
Так это Спасский, а не Бог.
Борис вошел в его покои :
"Дружище, Бобби, что с тобою ?

И почему в постели ты ?
Вокруг ведь девушки, цветы,
Весна, и жизнь бьет ключом !
Вставай быстрей – гулять пойдем !"

Как Фишер был поддержке рад !
И рад был за него Борис –
Ведь Бобби бить стал всех подряд
И взял второй в итоге приз !

    Новый отборочный цикл Спасский провел с присущей ему уверенностью. Повергнув Геллера, Ларсена и Корчного, он вновь бросил перчатку Петросяну. Легкость, с которой Спасский сокрушил столь грозных  соперников, производила неизгладимое впечатление. Не случайно, по итогам 1968 года он стал обладателем "Шахматного Оскара" – приза, вручаемого лучшему шахматисту года.
    Тем не менее специалисты в своих прогнозах отдавали предпочтение Петросяну. И действительно, а первой партии претендент сначала упустил  выигрыш, затем – ничью и в итоге потерпел досадное поражение. Впрочем,  внешне он сохранял абсолютную бесстрастность.
    Во второй половине состязания, когда шансы соперников уравнялись, Спасский получил телеграмму от Эйве, который советовал ему начать играть "в свою игру". И на финише матча шахматный мир увидел настоящую игру  Спасского. Особенно  восхитила всех его яркая победа в  19-й партии, в которой после четырнадцати ходов у Спасского появилась великолепная возможность для атаки.
Белые:   Крb1, Фd2, Лd1, Ле1, Сb3, Kc3, Kd4, пешки а2, b2, c2, e4, f4, g2, h2
Черные: Крg8, Фа5, Ла8, Ле8, Сс8, Сf8, Kf6,  пешки  а6, b7, d6, e6, f7, g7, h6
    - В этой позиции, - продолжал Белица, - игравший белыми претендент начал генеральное наступление на королевском фланге.
15.g2 – g4   Kf6 : g4   16.Фd2 – g2   Kg4 – f6  17.Лe1 – g1    Cc8 – d7    18. f4 – f5   Kpg8 – h8    19. Лd1 – f1     Фa5 – d8 20.f5 : e6   f7 : e6   21.e4 – e5 !   d6 : e5   22.Kc3 –e4   Kf6-h5  23.Фg2 – g6 !   e5 : d4    24.Ke4 – g5 !   Какая блестяшая серия  из четырех сильнейших ходов ! Неудивительно, что черные немедленно сдались.  Если   24. ... hg , то  25.Ф:h5+   Kpg8    26.Фf7+ Kph8    27.Лf3 ,  и мат следующим ходом :  28.Лh3х
    "Эту партию выиграл новый чемпион мира !" – восторженно восклицали очевидцы. И они не ошиблись. Выиграв матч с результатом  12,5 : 10,5,  Борис Спасский стал десятым чемпионом мира !
    Сразу же после окончания борьбы я преподнес новому шахматному королю второе издание моей книги "Гроссмейстеры вблизи", где на 191-й странице  в конце очерка о Спасском тут же дописал :"Стал чемпионом мира 17 июня 1969 года!".  Принимая подарок, Спасский воскликнул :"Вот это оперативность ! Даже по радио об этом еще на сообщили, а в книге уже можно прочитать !"
    Утвердившись на шахматном престоле, гроссмейстер задал себе вопрос :"А что дальше ? Ведь более высокой цели уже быть не может". И Спасский резко сократил число своих выступлений на всесоюзной и международной арене, полагая, что "шахматист должен иногда  сесть и немного подумать". О чем думал три года Спасский мне неизвестно, но к матчу с Фишером, буквально сокрушившим всех на своем пути, он подошел совершенно неподготовленным.

Талантливый американец,
Ему "не положи в рот палец –
Ладонь откусит целиком !"
Он матч их превратил в "дурдом".

Он обещал большой скандал,
Если допустят прессу в зал,
К тому же, омрачив событье,
Он не явился на открытье.

Да, "кашу заварил крутую " ...
Но в первой партии – провал,
И Фишер так переживал,
Что... не явился на вторую.

Подряд второе пораженье !
Кипя от гнева, возмущенья,
Вновь Фишер делает "кульбит" –
Он объявил свое решенье :
Играть в закрытом помещенье
Или ... борьбу он прекратит.

Как Спасскому себя вести ?
Не опускаться ж до злословья ;
Желая все же матч спасти,
Он принял Фишера условье.

"Очку без боя я не рад,
Но в этом Фишер виноват :
Настроенный столь агрессивно,
Он проявил неуваженье,
Испортил праздник, настроенье,
Играть не хочется – противно ..."

    После того, как чемпион мира согласился играть без зрителей в закрытом помещении,  Фишер, одержав победу на психологическом фронте, заиграл как "по нотам".   И хотя журналисты, искренне благодарные Спасскому за то, что  он не дал сорвать матч, назвали его "шахматным Дон  Кихотом",  игра у него  окончательно "сломалась".  В итоге Фишер без труда одолел явно сникшего соперника и завоевал шахматную корону.  А уступивший  свой высокий титул   представителю страны, являвшейся главным идеологическим противником  СССР, Спасский  сразу попал в немилость к советскому спортивному руководству.

Когда женился он вторично –
На дочке русских эмигрантов
И визу оформлял а Париж,
Чиновник заявил цинично :
"Ломали не таких гигантов,
И не мечтай – сиди, как мышь !"

И лишь французский президент
Сумел уладить инцидент,
И после принятых им мер
Покинул Спасский СССР...

    Уступив престол Фишеру, Спасский неожиданно заявил, что чувствует себя намного лучше, чем три года назад, так как сбросил психологический груз шахматной короны, давившей на него весь период чемпионства.   И все же спустя какое-то  время блеск и величие шахматного престола взяли свое, и экс-чемпион мира  признался, что надеется  вернуть себе чемпионские лавры.  Однако все попытки Спасского вернуться на шахматный Олимп не принесли ему успеха. 
    После безвременной кончины Таля, а затем и Полугаевского Борис Спасский с грустью произнес :

Нас, бывших чемпионов мира
Нетрудно счесть одной рукой –
Безжалостна рука секиры,
И я – на финишной прямой.

Как это сознавать не жаль,
Но я с печалью горькой вижу :
Ушли Полугаевский, Таль –
« Снаряды рвутся » уже ближе.

Шепчу я голосом дрожащим
Великой поэтессы строки –
Они горьки тоской щемящей
И болью тягостной жестоки :

« Когда я называю по привычке
Моих друзей заветных имена,
Всегда на этой странной перекличке
Мне отвечает только тишина …»

    Рассказчик умолк.
    Оба великих шахматиста сосредоточенно смотрели на доску, где блестящая атака Спасского на короля Петросяна  должна была завершиться неизбежным матом.  Наконец первым нарушил молчание Петров :
    - Приятно, что по отношению к побежденному им Петросяну и победившему его Фишеру Спасский вел себя в высшей степени благородно.
    - Это прекрасно ! – с чувством воскликнул Филидор.
    - В таком случае, - загадочно улыбаясь, промолвил Зноско – Боровский, - я приведу вам еще один пример благородного поступка  шахматиста. – В конце ХIХ века в Париже с успехом шла комическая опера  Амаде Дротака "Победи Филидора!" – Рассказчик мельком взглянул на удивленно вскинувшего брови  французского маэстро. – Действие оперы происходит в кафе "Режанс" в 1777 году, - продолжал  Зноско – Боровский. – Талантливый  музыкант Ришар просит у владельца кафе месье Будиньо руки его дочери Дори.  Ее отец  не возражает, но выдвигает одно условие : чтобы стать супругом Дори,  пылко  влюбленный Ришар должен в шахматном поединке победить самого Филидора.
Молодой  музыкант в отчаянии – ведь это условие равносильно отказу. Поняв, что Дори никогда не станет его супругой, Ришар шепчет :"Лучше умереть !".  Узнав об условии  месье Будиньо, Филидор  твердо решил помочь влюбленным и проиграть партию Ришару.  Не подозревающий о благородном намерении великого шахматиста Ришар  из-за сильного волнения играет так плохо, что Филидору, чтобы не выиграть, все время приходится быть начеку. Но что это ?  Из соседней комнаты доносятся  звуки прекрасной песни.  Это Дори, чтобы отвлечь внимание Филидора от игры,  поет ... его песню. Увлекшись ее прекрасным пением,  великий шахматист  нечаянно ... объявил несчастному Ришару мат.
И тогда Филидор твердо  заявляет владельцу кафе :" Если Дори не станет женой Ришара, то он перейдет играть в другое кафе и никогда больше не появится в "Режансе". Месье  Бодиньо  тут же соглашается, и сам благославляет счастливых влюбленных.  Так, из основоположников комической оперы наш достопочтенный  маэстро Филидор неожиданно  превратился  в  одного из ее героев.
    - Что-то я не припомню за собой таких подвигов, - смеясь покачал головой маэстро.
    - Это не имеет никакого значения. В этой опере вас наделили теми чертами и поступками, которые, безусловно, соответствуют вашему благородному духу, - заключил Петров.
    - Уважаемые маэстро, - вновь заговорил Белица, - я приступаю к очередному рассказу, главным героем  которого  будет, пожалуй,  самая  противоречивая фигура в истории  нашей замечательной  игры.


   Глава  33.   САМАЯ   ДЛИННАЯ   РОКИРОВКА

Их два – столь разных, непохожих,
Один другому – антипод ;
И то, что одному негоже,
Другой  легко пускает в ход.

Один – кичлив, самовлюблен,
Капризен и хвастлив не в меру,
Похвастать любит всем, к примеру, 
Что шьет свои костюмы он
Из матерьяла дорогого
У ... президентского портного.

Таким для шума, интереса
И обывательских страстей
Слепила его образ пресса :
Криклив – что еще нужно ей ?

Но, несмотря на всю браваду,
Он очень замкнут,  нет друзей,
Стараясь избегать людей,
Он в шахматах нашел отраду.

Игра – единственное благо,
Готов играть он без конца.
Ну что ж, пора назвать юнца :
Он – Роберт Фишер из Чикаго.

    Что ж, оставим образ этого Фишера на совести тех, кто его создал, а сами обратимся ко второму Фишеру – человеку невероятного таланта , с необычайно  сложным , противоречивым характером, не имеющего настоящих друзей и больше всего на свете любящего шахматы. Любовь эта настолько всеобъемлюща, что порой толкает его на необдуманные поступки, и тогда второй Фишер становится очень похожим на первого ...
    Детство  его  было нелегким. В 1945 году, когда маленькому Бобби было два года, отец оставил семью. Трудно сказать, как сложилась бы его дальнейшая жизнь, если бы старшая сестра Джоан не показала 6-летнему Бобби , как ходят шахматные фигуры. Как завороженный, смотрел он на черно – белые клетки доски. С тех пор шахматы прочно  завладели воображением своего маленького поклонника, стали смыслом всей его жизни.
Хрустальной мечтой Бобби был Манхэттенский  шахматный клуб. Сколько раз подходил он к его заветным дверям, но, не имея денег на билет, вынужден был в слезах уходить  домой. А однажды один из завсегдатаев клуба, увидев у входа плачущего мальчика, сжалился над ним и купил ему входной билет.
    "Шустрый малыш", как прозвали его манхэттенские шахматисты, настолько поразил всех своей игрой, что его сразу же приняли в члены клуба, освободив от уплаты членских взносов и разрешив бесплатно пользоваться клубной библиотекой. "Не нужно было особенно разбираться в шахматах, чтобы понять, что  этот мальчик очень талантлив и его ждет большое будущее, - писал секретарь Манхэттенского клуба, известный мастер Ганс Кмох. – Я содействовал его приглашению  в Розенвальд – турнир, равнозначный чемпионату США ... Там он победил чемпионов как клуба "Манхэттен", так и клуба "Маршалл".
Прошло совсем немного времени, и его имя появилось  на  страницах  американских журналов и газет. В 1956 году  13-летний Фишер стал чемпионом США среди юношей, а год спустя – и  среди взрослых, опередив самого Решевского. "Что у вас тут за детский сад? Разве можно настроиться на игру с каким-то юнцом ?" – оправдывался раздосадованный Решевский, которому  Бобби преподал предметный урок тактики в дебюте.
    Белица быстро расставил фигуры.
Белые:   Кре1, Фd1, Ла1, Лh1, Cb3, Ce3, Kc3, Kd4, пешки а2, b2,c2, e5, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фd8, Ла8, Лf8, Cc8, Cg7, Ka5, Ke8, пешки а7, b7, d7, e7, f7, g6, h7
    - Своим последним ходом, - продолжал он, - игравший черными Решевский беспечно перевел коня с  f6  на  е8, полагая, что его король в полной безопасности. За короля, и в самом деле, можно было не беспокоиться.  А вот за ферзя ... И Фишер тут же ошеломил своего титулованного соперника :   10. Сс4 :  f7+ !    Только  теперь Решевский с ужасом увидел, что теряет ферзя. Тем не менее он сыграл :  10. … Kpg8 : f7    Далее  последовало : 11. Кd4 – e6 !  Брать коня королем нельзя из-за мата в 5 ходов: 11. ..Кр:е6  12.Фd5+  Kpf5  13.g4+  Кр:g4 14. Лg1+   Kph5   15.Фd1+   Kph4    16.Фg4х   
Поэтому пришлось взять коня пешкой :  11…d7 : e6    12.Фd1 : d8, и хотя Решевский продержался до 42-го хода, он мог со спокойной совестью сдать партию на 30 ходов раньше. 
    Яркие успехи юного шахматиста, несомненно, вскружили ему голову.

"Ботвиннику могу дать фору !
Гаприндашвили дам коня !
Короче, бесполезны споры :
Нет в шахматах сильней меня !

    Заняв в следующем году 5-е место на межзональном турнире  в Портороже, 15-летний  Фишер стал самым юным в мире  международным гроссмейстером и  претендентом на шахматную корону. Турнир претендентов в Югославии принес ему дележ 5 – 6 мест с Глигоричем и репутацию одного из сильнейших шахматистов земного шара.
    В последующие годы Фишер трижды становился чемпионом  США.  Это позволило ему заявить, что в 1963 году он станет чемпионом мира. Блестяще выиграв межзональный турнир в Стокгольме,  американский гроссмейстер  в соревновании претендентов на острове Кюрасао вынужден был довольствоваться  4-м местом. Вернувшись в США, Фишер объявил в печати, что в турнире претендентов он стал жертвой  советского заговора. Именно так он расценил тот факт, что Петросян, Керес и Геллер все 12 партий между собой завершили  вничью. "Отныне я никогда не буду играть в турнирах претендентов – вместо них должны играться матчи соискателей шахматной короны".   И хотя Международная шахматная федерация  пошла навстречу Фишеру, заменив турниры претендентов серией матчей, он тем не менее отказался от новой попытки завоевать титул чемпиона мира.
    Через три года сильнейший американский гроссмейстер все же включился в борьбу на межзональном турнире  в тунисском городе Сус. С первых же туров  Фишер уверенно возглавил турнирную гонку. Однако вскоре начались его конфликты с организаторами.  Сначала он жаловался на плохое освещение и требовал передвинуть его столик на более освещенное место. Затем просил оргкомитет изменить регламент, согласно которому он должен  был играть четыре дня подряд.  Получив отказ, Фишер  в знак протеста не явился на партию с Гипслисом, за что ему было засчитано поражение. Заработав второй ноль за неявку на партию с Гортом, Бобби  "хлопнул дверью".

Американский  атташе
Сурово отчитала Бобби :
"Не знаю, что у вас в душе,
Этот турнир, отнюдь, не хобби
И не пустячная забава –
Вы представляете державу !"

Воскликнув иронично :"Браво!",
Он отчеканил гневным тоном :
"Сражаюсь я не за державу,
А только за свою персону!"

    Однако, поостыв и поняв, что нового межзонального турнира придется ждать еще три года, Фишер  за полчаса до начала очередного тура позвонил в Сус и попросил перенести его поединок с Ларсеном на два часа позже, то есть ровно на столько, сколько занимает дорога из Туниса в Сус.  Когда его просьбу передали Ларсену, тот лишь буркнул :"Часы пущены". Так бесславно выбыл из борьбы один из главных претендентов на мировое первенство.

А Найдорф, шахматист бывалый,
Познавший мировую славу,
Заметил :"Жизнь его остудит !
Понять его непросто нам :
Сильней он, чем считают люди,
Но все ж слабей, чем мнит он сам ..."

    Прошло еще три года, и шахматный мир вновь с сожалением узнал об отказе Фишера играть в чемпионате США, являвшемся одновременно зональным турниром нового отборочного цикла борьбы  за мировую  корону. Свой отказ Бобби мотивировал тем, что дистанция чемпионата – 11 туров – слишком коротка и повышает вероятность всевозможных  случайностей. И тогда Фишер вновь хлопнул дверью. И все же шахматная федерация США за кругленькую сумму уговорила Бенко уступить свое межзональное место Фишеру.

И Фишер заиграл блестяще !
Удар безжалостоно разящий
Тайманов, Ларсен, Петросян
Не вынесли – как ураган
Он смел их со своего пути –
Со Спасским битва впереди.

    Деньги для Фишера всегда были средством самоутверждения. "Сколько бы не запросил Мохаммед Али за свои выступления на ринге, я всегда потребую больше !" -  любил повторять он.  Именно поэтому Фишер настойчиво требовал увеличения призового фонда накануне матча на первенство мира со Спасским в Рейкьявике. И лишь после того, как английский миллионер Слейтер выложил "на бочку" дополнительно 50 тысяч фунтов стерлингов, Фишер согласился играть.
    Еще раньше многими было замечено, что для Фишера весьма характерно чувство стартовой неуверенности, боязни поражения.  Но если старт складывался успешно, далее замечательный шахматист был неудержим. В Рейкьявике этот  комплекс Фишера проявился вновь,  тем   более,  что  счет   предыдущих  встреч   со   Спасским   был   для   американца  явно
неутешительным – 1 : 4.  Именно поэтому еще до начала  первой партии Фишер, дабы подорвать боевой дух чемпиона мира, начал накалять атмосферу. Так, он не явился на торжественное открытие матча; проиграв первую партию, не явился на вторую, за что, естественно, ему было засчитано поражение. Кроме того, он систематически опаздывал к началу игры, часто по разным поводам заявлял протесты.  Перед началом третьей партии  Фишер предъявил категорический ультиматум : либо третья партия будет играться в изолированном от зрителей помещении, либо он покинет Рейкьявик. Получивший без борьбы второе очко Спасский, чувствуя себя морально обязанным уступить, согласился и ... проиграл.
    Именно первой победы так не хватало Фишеру ! И, одержав ее, американец заиграл в свою обычную силу, целиком переключившись на чисто шахматную борьбу. Правда, "на  всякий случай" он по-прежнему опаздывал к началу игры, регулярно заявлял  протесты. И перегоревший в этой  "войне нервов" Спасский не выдержал и проиграл матч. Нисколько не оправдываясь за поражение, он горько проронил после завершения борьбы :"Я всегда питал особые симпатии к Фишеру и уважал его больше, чем он меня "...
    Так Роберт Фишер стал 11-м чемпионом мира по шахматам.  Осуждая его за столь некорректное  поведение, справедливости ради отметим, что в чисто шахматном плане он оказался явно сильнее Спасского.

Что ж, Фишер очень горд собой –
Успех достигнут колоссальный !
С триумфом прибыл он домой,
Словно герой национальный !

Какой ажиотаж кругом !
Сам Президент ему звонит
И приглашает в Белый Дом,
Но Бобби, как всегда, ворчит :

"Зачем мне в Белом Доме встречи,
Фальшивые улыбки, речи –
Мне скучен  лоск и этикет
И времени на это нет !

Нет, у меня другие планы :
Построить виллу, особняк,
Купить роскошный кадиллак
И завести себе охрану.

Претит мне прессы интерес –
Она назойлива и гадка !"
И он ... таинственно исчез,
Оставив место лишь догадкам.

    Что ж, слухов было немало. То он был гостем президента Филиппин Фердинандо Маркоса и даже сыграл с ним партию, дипломатично предложив  в ней ничью. То он  якобы объявлял о своем согласии сыграть матч – реванш со Спасским. Словом, время шло, а о Фишере никто толком ничего не знал.
    Правда, он прислал в ФИДЕ меморандум со своими условиями матча на первенство мира, предложив играть до 10 побед одного из участников матча без учета ничьих и без ограничения числа партий.  При счете 9 : 9, требовал Фишер, он сохраняет свой титул. Условия эти, дававшие, по существу,  чемпиону мира  фору в два очка, были отвергнуты, и он отказался защищать свой  высокий титул.  После этого о нем ничего не было слышно. Ходили слухи о его связях с религиозной сектой и о разрыве с ней,  о намечавшихся матчах Фишера с Мекингом, Корчным, Глигоричем, Карповым.  Но все это были лишь слухи. А в конце 70-х годов  "отшельник из Пасадены", не договорившись с людьми, сыграл три партии с шахматным компьютером и все три выиграл.
    В общем,  для шахмат замечательный шахматист, казалось, был безвозвратно потерян.

Так пролетели двадцать лет …
Мир шахмат резко изменился.
И вдруг сюрприз, потрясший свет :
Вновь Бобби Фишер объявился !

А что же видит Фишер ? Сплошь
Довольно молодые лица,
Былых партнеров - единицы,
А балом правит молодежь.

А где ж коллег строй уникальный ?
Ужель угасли, словно свечи ?
Увы, как в песенке печальной :
« Иных уж нет, а те далече …»

С одним из них – Борисом Спасским
Сошелся Фишер в состязанье –
Нахлынули воспоминанья …
Возможно ль повторенье сказки ?

Увы, но повторенье сказки,
Всем ясно, не произойдет :
Давно уже не тот и Спасский,
И Фишер далеко не тот.

А матч – лишь Фишера каприз,
Хоть снова проиграл Борис,
Но по всеобщему сужденью
Был Бобби своей бледной тенью.
Не зря ведь мудрость утверждает :
« Чудес на свете не бывает ! » …

    И все же в истории  шахмат Фишер, безусловно, оставил неизгладимый след и по праву занял в ней достойное место.
    - Но ведь это же безумие !  Это творческое самоубийство ! Я непременно включу Фишера в свою десятку, и пусть он только попробует отказаться ! – с жаром воскликнул Филидор.
    - Вам, маэстро, он, конечно же, не посмеет отказать, - улыбнулся Петров.
    - Он же обрек себя на забвение ! – не унимался  французский мастер.
    - Увы, это так, - кивнул головой Белица. – Летом 1978 года в одно из нью-йорских кафе зашел молодой элегантный мужчина.  Двое посетителей кафе увлеченно  играли в шахматы. Подойдя к их столику и увидев, что один из них не заметил выигрывающего хода, мужчина указал ему на промах. Тот резко оборвал пришельца, который, оправдываясь, неожиданно объявил : " Но я – Бобби Фишер !" Однако оба любителя шахмат даже не удостоили его взглядом. А упустивший выигрыш джентльмен , пожав плечами, холодно произнес :"Ну и что ? Я, например, Джек Робинс, а он - Тэд Капелюшник, но мы  же не поднимаем из-за этого шума !" Вот так. Как же быстро Америка забыла своего национального героя !
    - Простите, но я не понял, у кого в конце 70-х годов  Фишер выиграл три партии ?- смущенно  спросил у рассказчика русский мастер. – Думаю, что и мой коллега  также  хотел бы это знать.
    - О, да ! Я ведь совсем забыл, что оба вы не в курсе научно – технических достижений  ХХ  столетия. Столетия, давшего человечеству  электричество, телефон, радио, телевидение, позволившего человеку  устремиться в космическое пространство и опуститься на океанское дно, использовать колоссальную энергию атомного ядра, увы, не всегда в мирных целях, пересаживать человеческие органы, в том числе и сердце, возвращать ослепшим зрение, открыть совершенно новые области науки – кибернетику, ядерную физику, электронику и многие другие.
    Научно – техническая революция не оставила  в  стороне и шахматы. Во второй половине нашего столетия были изобретены шахматные компьютеры – специализированные электронно – вычислительные устройства, действующие по определенно составленной шахматной программе.  Первыми такими программами были советские "Каисса", созданная Адельсоном – Вельским, Арлазаровым и Донским, "Пионер"- детище Михаила Ботвинника, американские программы "Чесс – 4,6", создатели которой -  Дэвид  Слейт  и  Ларри Аткин, "Белль"  Кеннета Томпсона  и  многие  лругие. Когда международный мастер Дэвид Леви из Шотландии в 1976 году проиграл программе " Чесс – 4,5 ",  это было воспринято, как чудо.  Прогресс компьютерных шахматных программ столь стремителен, что сегодня они уже на равных играют против сильнейших шахматистов земного шара.
    - И там внутри никто не сидит ? – недоверчиво спросил  Филидор.
    - Конечно, нет, - рассмеялся Белица. – Это же не автомат Кемпеллена.
    - А нельзя ли взглянуть на одну из партий Фишера против компьютера ? -  все еще сомневаясь спросил Филидор.
    - Почему же нет, пожадуйста ! – воскликнул Белица.
Белые:   Кре1, Фd1, Ла1, Лh1, Cd4, Ce2, Kc3, пешки а2, b3, c2, f4, g2, h2
Черные: Кр е8, Фd8, Лb8, Лh8, Cc8, Cg7, Kg4, пешки а7, с6, d5, e7, g6, h7
    - Взгляните на эту позицию, - продолжал он. - Фишер, который  предводительствовал черными фигурами, ходом    15. ..е7–е5  вскрыл  вертикаль " f ", лишив белых  рокировки.  Далее последовало : 15.f4 : e5   0- 0 !  16.Ce2 : g4   Фd8– h4+ 17.g2 – g3   Фh4 : g4   18.Фd1 : g4    Cc8 : g4    19.Лh1 – f1   Лf8 : f1+  20. Kpe1: f1  c6–c5!  21.Cd4 –f2  Cg7: e5  22.Сf2 - e1 Лb8 – f8 +   23. Kpf1– g2   Лf8 – f3    24. h2 – h3     Лf3 : c3   25.Се1 : с3   Се5 : с3   26.Ла1 – f1   Cg4 – f5,  и вскоре злектронный соперник Фишера потерпел поражение.
    Много еще интересного можно было бы рассказать  о взаимотношениях  белковых и  электронных  шахматистов, но  я  передаю слово  моему коллеге Якову Нейштадту, который расскажет вам  о первом обладателе "Шахматного Оскара" – датском гроссмейстере Бенте Ларсене.

Глава  34.   ПРИНЦ , НЕ   СТАВШИЙ   КОРОЛЕМ

    - Журналисты давно величают Бента Ларсена  "принцем  датским", - начал свой рассказ Нейштадт.  – Этим они  подчеркивают не только его высокий авторитет в шахматном мире, но и  сходство со знаменитым шекспировским героем – те же одержимость, бескомпромиссность, уверенность в своих силах, своей правоте.
    Конечно, все эти качества пришли к Ларсену не сразу. Да и с шахматами он познакомился совершенно случайно. В детстве Бент часто болел и, чтобы как-то скрасить длительное пребывание в постели, научился играть в шахматы. Со временем все болезни прошли, за исключением одной – шахмат.
    В 1950 году 15-летний Бент стал чемпионом города Хольстебро среди взрослых, а четыре года спустя – сильнейшим шахматистом Дании.  В том же году Ларсен возглавил сборную Дании на шахматной олимпиаде в Голландии и, набрав на первой доске 13,5 очка из 19,  удостоися  звания  международного  мастера. 
    Особое место в жизни талантливого шахматиста заняла Москва. Именно эдесь на 12-й шахматной олимпиаде 21-летний датчанин , показав лучший результат на первой доске – 14 очков из 18 возможных, помог своей команде пробиться в главный финал, за что заслуженно был возведен в гроссмейстерский сан.
    Наиболее ярких успехов Ларсен добился  в конце 60-х – начале 70-х  годов. Именно в этот период датский гроссмейстер завоевал славу одного  из сильнейших шахматистов земного шара, став в 1967 году первым обладателем "Шахматного Оскара", а спустя три года возглавил команду избранных шахматистов мира в матче со сборной СССР.  А чего  стоит третий приз Ларсена ( позади двух будущих чемпионов мира – Спасского и Фишера ) в 1966 году в двухкруговом турнире в Санта – Монике, собравшем блестящий гроссмейстерский состав во главе с чемпионом мира  Тиграном Петросяном, у которого датчанин  в отличном стиле выиграл обе партии !
    Впрочем, судите сами. 
Белые:   Крg1, Фf2, Лd1, Лf1, Ce3, Cg4, Kd5, пешки а2, b2, c4, e4, g2, h2
Черные: Крg8, Фd8, Ла8, Лf8, Cc6, Cg7, Kc5, пешки а7, b7, d6, e7, f7, g6
    В этой партии игравший  белыми  Ларсен был подобен  виртуозу – дирижеру, с удивительным вдохновением  исполнившему гениальную симфонию.   20. е4 – е5 !!  "Самый красивый ход в партии", - писал позже сам Ларсен.  Далее последовало :  20...Cg7 : e5  21.Фf2 – h4   Cc6 : d5   22.Лd1 : d5   Kc5 –е6 ? ( После партии Петросян сказал, что ему следовало играть 22....Ке4, хотя и после этого хода огромное позиционное преимущество белых несомненно )  23.Лf1– f3 !  Ce5 – f6 ? Только теперь Петросян увидел, что на
24.Фh4 – h6   Cf6 – g7   следует 25.Фh6 :g6 !!   Конечно, брать ферзя  нельзя  из-за  мата или крупных материальных  потерь.  Поэтому  25. ... Кe6 – f4
( Не спасает и  25. ... Кс7, ввиду мата в три хода с новой жертвой ферзя  26. Ф: g7+ !!
Kp : g7   27.Лg5+   Kph6   28.Лh3х )  26.Лf3 : f4   f7 : g6   27.Cg4 – e6+   Лf8 – f7  28.Лf4 : f7  Kpg8 – h8  29.Лd5 – g5 !   b7 – b5  30.Лg5 – g3 !  и черные сдались. 
    Исключительные успехи датского гроссмейстера на рубеже 60-х – 70-х  годов  во всем величии поставили перед ним  гамлетовский вопрос :"Быть или не быть ?"  Сам он на этот вопрос ответил более чем утвердительно, заявив в 1970 году :" Матч с чемпионом мира  буду играть я ! Если бы я не был убежден в своем успехе в состязаниях с другими претендентами, то не вступил бы в борьбу".
    Однако, победив в четвертьфинальном поединке  Ульмана, в полуфинале Ларсен потерпел сокрушительное поражение от Фишера – 0:6, которое оставило глубокий след в его легкоранимой душе.  Впрочем, не только в его душе. После  тяжелых поражений от Фишера так и не обрели своей былой спортивной формы  Тайманов, Петросян, Спасский ...
    Однажды Ларсена без обиняков спросили :"Что мешает вам стать чемпионом мира?"  "Только то, - с присущей ему искренностью ответил знаменитый гроссмейстер, - что на свете есть пять – шесть шахматистов, играющих сильнее меня."

Есть и другое объясненье :
Ведь из Ютландии он родом –
А значит, каждым своим ходом
Стремится обострить сраженье.

"Бескомпромиссность !" – его кредо,
Напор стремителен и лих –
Бент бьется только за победу,
Не признавая ничьих !

    А в этом-то как раз вся суть !  Подобно Маршаллу и Яновскому,  стремление в каждой партии только к победе, да еще комбинационным путем, хотя и снискало ему симпатии любителей  шахмат, но  в то же время стало преградой  на  пути к шахматной вершине. Ведь еще сто лет назад  великий Стейниц  справедливо  заключил, что  романтика, то есть "комбинация – любой ценой !"  не гарантирует прочные успехи ...
    После двух новых неудачных попыток пробиться в ряды претендентов на шахматную  корону  Ларсен, выступая по датскому телевидению, не без грусти заметил :"Легче  всего мне играется в турнирах, не имеющих отборочного значения, где можно ... набирать очки  в свое удовольствие.  Жаль только, что такие турниры ... не  имеют отборочного значения !"
Таков Бент Ларсен – первый обладатель "Шахматного  Оскара"  и  еще около сотни всевозможных призов и наград.
    - По-моему, вознаграждения за высокое шахматное искусство появилось одновременно с самой игрой, - заметил Филидор.  – Достаточно вспомнить историю непримиримого соперничества  Леонардо из Кутри  и  Рюи Лопеса в 1575 году в Мадриде в присутствии испанского короля Филиппа II.  Все без исключения, в том числе и сам король, были уверены, что победит Лопес.  Однако Леонардо заявил, что "развеет Лопеса в прах ".

И в ходе первого сраженья
Он сразу ринулся вперед –
Бвл Лопес близок к пораженью,
Но Леонардо сделал ход,
Который намечал чуть позже.
Ошибкой тяжкой огорчен :
"Что же наделал я , о боже !"
И как ни защищался он,
Пришлось сложить оружье все же.

И в этот тягостный момент
Король Филипп с усмешкой встал :
"Ты Лопесу не конкурент !"
Но Леонардо в ноги пал :

"Ваше Величество, прошу,
Я умоляю вас остаться !
Мы еще трижды будем драться
И, если я не сокрушу
Соперника подряд три раза,
Пусть поразит меня проказа,
Тогда признаю со стыдом
Себя я жалким хвастуном !"

Продолжен был жестокий бой.
Как Леонардо бился страстно !
И видит Бог, что не напрасно :
Блеснув тончайшею игрой
И изумив буквально всех,
Он трижды праздновал успех !

Король растерян, поражен :
"Чтоб Лопес трижды был сражен ?!
Да, ты, действительно, талант !
Вот тебе перстень и брильянт,
Впридачу тысяча эскудо –
Ты, Леонардо, просто чудо !
Быть может, есть еще желанья ?
Так говори без колебанья!"

"О, если со своих высот
Монарх великий снизойдет,
Просить тогда смогу я скромно
Отмену подати огромной,
Освободив от всех забот
Мой город Кутри -хоть на год".

Король сказал :"Сомнений нет,
Ты покорил своей игрой –
Освобождаю город твой
От податей  на двадцать лет !"

    - Вот это награда ! – воскликнул  Петров. – Конечно, возможности организаторов шахматных турниров не идут ни в какие сравнения с королевскими. Так, победитель лондонских турниров 1851 и 1862 годов великий  Андерсен получил в качестве главных призов  соответственно  200 и 100 фунтов стерлингов, а занявший 6-е место в турнире 1862 года Стейниц удостоился  "награды", смешно сказать, в размере ... пяти фунтов стерлингов.
- С тех пор много воды утекло, - заметил Нейштадт. – Теперь, во многом благодаря усилиям Фишера, участники международных турниров получают весьма ощутимые денежные призы. Достаточно вспомнить, что призовой фонд ожидавшегося с таким интересом  поединка Фишера с Карповым, если бы он состоялся на Филиппинах,  мог достигнуть фантастической суммы в пять миллионов долларов.
    - Кроме того, нередко вручаются  призы в виде каких – нибудь сувениров – кубков, статуэток, редких книг и тому подобное. В этой связи вспоминается такой эпизод. Однажды венгерский гроссмейстер Гедеон Барца, возвращаясь домой с международного турнира, проходил таможенный досмотр на французской  границе. Внимание очаровательной сотрудницы таможни привлекла статуэтка из мрамора. Внимательно осмотрев  статуэтку, она вопросительно посмотрела на ее обладателя. "Это мой приз за красоту", - спокойно объяснил поседевший в шахматных сражениях ветеран. Девушка с иронией взглянула на  гроссмейстера и, возвращая статуэтку, пробормотала :"Представляю, как выглядели остальные ..."
    Последние слова  рассказчика потонули в дружном хохоте.
    - А что из себя представляет "Шахматный Оскар" ? – все еще смеясь, спросил Филидор.
    - "Шахматный Оскар"? – переспросил Белица. – Вообще-то название этого приза позаимствовано у кинематографистов, лучшим представителям которых ежегодно вручают статуэтку, изображающую мужчину.  Какого именно , я затрудняюсь сказать.
Однажды, когда эта статуэтка  была выставлена а зале Американской академии художеств, она попалась на глаза какой-то знаменитой актрисе. "Боже, как он похож на моего дядюшку Оскара !" – кокетливо воскликнула кинозвезда, вызвав смех и аплодисменты окружающих. С тех пор это название прочно закрепилось за высшей наградой киноискусства.
А вскоре не желавшие отставать от веяний времени шахматисты учредили своего "Оскара". Сначала это была статуэтка, изображавшая испанского крестьянина, затем – медвежонка, взбирающегося на большое дерево, а спустя какое-то время -  женщину с зонтиком – символ испанского города Барселоны.  С тех пор  спортивные журналисты, пишущие на шахматные темы, ежегодно голосованием определяют лучшего шахматиста , которому и вручается этот приз.
    Как вы уже знаете, в 1967 году первым обладателем его стал Бент Ларсен, в 1968 и 1969 годах – Борис Спасский,  в последующие три года – Роберт Фишер. Затем "Шахматным Оскаром" надолго овладел Анатолий Карпов, уступив его в 1978 году Виктору Корчному.  В последние годы  обладателем почетного приза чаще других становился Гарри Каспаров.
А вот если бы "Шахматный Оскар" присуждался бы лучшему шахматисту всех времен, то его, по мнению Бента Ларсена, следовало бы вручить маэстро Филидору, который был не только  сильнейшим шахматистом своего времени, но и опередил остальных ведущих мастеров, своих современников, на целое столетие.
    - Браво, маэстро ! – восторженно зааплодировали обитатели беседки.
    - Мой следующий рассказ, - невозмутимо изрек Белица, - о венгерском гроссмейстере Лайоше Портише.

Глава  35.   " БОТВИННИК "  ИЗ   ВЕНГРИИ

    Первым учителем Лайоша Портиша был Антал Чути, который, став после несчастного случая инвалидом, решил  учить ребятишек шахматам.  Самыми популярными дебютами "дяди Чути", как  любовно называли его мальчишки, были гамбиты, которыми он заразил и своих учеников. Юные шахматисты быстро постигали премудрости древней игры.  Особенно выделялся среди них  скромный, даже застенчивый Лайош, которому дядя Чути  прочил большое будущее.  Первые успехи пришли к Портишу в 1952 году, когда он выиграл один из отборочных турниров чемпионата Венгрии. Победа, однако, не вскружила голову серьезному не по годам юноше. Скорее,  наоборот – заставила его критически отнестись к своей игре, беспощадно выискивать  в  ней  недостатки. 
    Именно в эти годы он понял главное : настоящим мастером можно стать только в результате  повседневной кропотливой работы. Такой подход не мог не дать добрых всходов. В 1955 году Портиш впервые завоевал право играть в финале чемпионата Венгрии, по итогам которого  ему было присвоено  звание национального мастера.
    В те годы сильнейшими шахматистами Венгрии по праву считались международные гроссмейстеры Ласло Сабо и Гедеон Барца. Именно они регулярно побеждали  в национальных первенствах и возглавляли команду Венгрии на  шахматных олимпиадах. И когда в 1958 году стартовал очередной  чемпионат страны,  специалисты единодушно предсказывали победу Барце ( Сабо в этом первенстве не участвовал ). Однако вопреки всем прогнозам 21-летний Портиш, уверенно захватив лидерство, не уступил его никому и впервые завоевал звание сильнейшего шахматиста Венгрии.
    С особым интересом венгерские любители шахмат следили за  чемпионатом страны 1959 года, который Сабо и Барца рассматривали как генеральный бой с дерзким юнцом. Когда дым сражения рассеялся, выяснилось, что все трое финишировали с одинаковым результатом.  Но в дополнительном  матче – турнире  Портиш вновь доказал свое превосходство, после чего оба знаменитых гроссмейстера наконец воздали должное молодому шахматисту.
Имя Портиша становится широко известным в шахматном мире. В 1961 году Международная шахматная федерация по достоинству оценила силу венгерского шахматиста и присвоила ему звание международного гроссмейстера.
    Вскоре он предпринял первую попытку включиться в борьбу за мировую шахматную корону. Увы, как это нередко бывает, первый  "межзональный блин" вышел у него комом. Но сам он твердо верил, что недалеко то время, когда он сможет с успехом играть даже против сильнейших шахматистов мира.
    И это время настало. Его уверенные победы в крупнейших соревнованиях следуют одна за другой – Мадрид, Сараево, Галле, Амстердам, Бевервийк, Мар-дель-Плата, Скопле, Монако ... Впрочем, стоит ли продолжать этот длинный перечень ? Достаточно сказать, что организаторы самых крупных турниров почитали за  честь участие в них Лайоша Портиша.
Портиш "образца  60-х годов" – это шахматист, любящий глубокие построения, которые основаны на точных теоритических познаниях, опирающихся на собственные исследования и анализы. При этом он, как правило, предпочитает систематичное и логичное развитие событий .Именно  за  эти  качества  шахматная  пресса  окрестила  его "венгерским  Ботвинником".

И впрямь, венгерский чемпион,
Предпочитая буре штиль,
Давно избрал за эталон
Ботвинника глубокий стиль.

Слывя солидным шахматистом
С надежной, точною игрой,
 Он тяготеет всей душой
К позициям кристально чистым.

И утверждает неспроста,
Что для победного исхода
Ему важней полезность хода,
Чем его блеск и красота ...

    В середине 60-х годов  Портиша вместе с Фишером и Ларсеном называют сильнейшим шахматным трио  за пределами  СССР.  Однако так же, как и Ларсену, борьба за мировое первенство не принесла венгерскому шахматисту полного удовлетворения. Успешно преодолевая межзональные барьеры,  в соревнованиях претендентов он, как правило,  оступался в двух – трех шагах  от шахматного трона.
    Обычно годы налагают отпечаток на игру шахматных мастеров, которые с возрастом  все более и более тяготеют к  позиционным действиям. Портиш же, наоборот, на рубеже своего 50 -летия  вдруг заиграл с каким-то юношеским задором, с радостью окунувшись  в бурное море тактических осложнений. Впрочем, такое с ним случалось и раньше, когда "венгерский Ботвинник" вдруг превращался в "венгерского Таля". Например, в 1975 году на турнире в Югославии, когда он в отличном стиле разгромил  югославского мастера Барле.
    В партии с Барле игравший  черными  Портиш уже на  9-м ходу пожертвовал  пешку, затем  еще одну и  добился подавляющего позиционного перевеса. Вот эта позиция:
Белые:   Крf2, Фd4, Ла1, Лg1, Kc3, пешки а2, b2, c2, d5, e4, g2, h3
Черные: Крb8, Фg6,Ле8, Лg8, Kh5, пешки а7, b7, c7, f7, h7
    Далее  последовало :   22. ...  Kh5 – g3 !     23.Лa1 – e1   Kg3 – f5 !   Коня  брать  нельзя  из-за  мата  в  два  хода. Если  24. e4 : f5, то  24. ..Фg6 – g3+  25.Kpf2 – f1  Ле8-е1х
24.Фd4 – d3  Фg6– b6+ Смертельный  шах ! 25.Kpf2 – e2 Лg8 – g3  26.Фd3 – c4  Фb6 – e3+   27.Kpe2 – d1 
Казалось, белый король благополучно спрятался от шахов, но  Портиш эффектной жертвой ферзя  решил исход  этого поединка.
27. ... Фе3 : g1 !!   Белые  немедленно сдались.
После   28 Л.е1 : g1  следует вилка  -  28. ... Kf5 – e3
    Более четверти века  штурмовал  Лайош Портиш  шахматную вершину. И хотя  покорить ее ему так и не удалось, он  ни о чем не сожалеет. "... В любом случае я доволен своей судьбой : жизнь гроссмейстера трудна и интересна !" –  как бы  подводя итог, заявил  Портиш.
    - Жаль, что этот выдающийся шахматный труженик так и не добился поставленной цели, - проронил Петров.
    - Тем не менее он оставил свой заметный след в истории шахмат, - отозвался Филидор. И, улыбнувшись, добавил: - Портиш не только заслужил имя  Ботвинника, но и чуточку от его чемпионского титула.
    - С этим трудно спорить, - поддержал  французского мастера Нейштадт.  – Однако продолжим знакомство с лучшими представителями нашей замечательной игры.

Глава  36.   НЕГРАМОТНЫЙ   ДОКТОР   ФИЛОЛОГИИ

    - Бобби явно повезло !
    - В чем ?
    - В том, что в первом туре он играет с каким-то новичком – не то Хютнером, не то Хюбнером ...
    Так или примерно так рассуждали любители шахмат перед началом межзонального турнира 1970 года.
    Мог ли  тогда кто- нибудь предположить, что этот самый "не то Хютнер, не то Хюбнер" опередит 14 сильнейших гроссмейстеров и 6 мастеров и, разделив с Геллером и Ларсеном 2 – 4 места, обеспечит себе один из четырех претендентских мандатов и звание международного гроссмейстера.
    Когда эта сенсационная новость стала достоянием мировой  прессы, выяснилось, что в архивах нет ни фотографий новоиспеченного гроссмейстера, ни его биографических данных.
А данные эти заслуживают внимания. В десять лет Хюбнер – уже равноправный  член  Кельнского шахматного клуба, где по достоинству оценили редкие способности мальчика, который вскоре был включен в сборную команду клуба. Четыре года понадобилось юному шахматисту, чтобы стать чемпионом Кельна, а затем еще столько же для  победы в чемпионате ФРГ.
    В 1968 году, незадолго до своего 20-летия, Хюбнер выступил в международном турнире в Бюзуме, собравшем исключительно сильный состав. Казалось, и место в середине турнирной таблицы впору считать за благо для молодого шахматиста. Каково же было изумление шахматного мира, когда новичок, хладнокровно побеждая носителей высших званий, прошел всю дистанцию без поражений и безоговорочно утвердился на первом месте. За это достижение ему было присвоено звание международного мастера.
    Самое удивительное, что все эти и последующие успехи достигнуты человеком, для которого шахматы, отнюдь, не профессия, а лишь любимое увлечение.
    Окончив Кельнский университет, Роберт Хюбнер посвятил себя расшифровке древнеегипетских папирусов – главным образом эпохи Птолемеев. Этот молчаливый, замкнутый человек, несмотря на молодость, является профессором, доктором филологии и обладает весьма разносторонним интеллектом : он свободно владеет, кроме родного немецкого, латинским, древнегреческим, английским, французским, голландским и итальянским языками, немного говорит по-фински и по-испански.  Им написаны работы о творчестве австрийского писателя Франца Кафки и немецкого поэта и драматурга  ХVIII  века Андреаса Грипиуса.  При этом загадочный гроссмейстер держится скромно, приветливо, но никого не впускает в свой внутренний мир.
    Первый претендентский матч с Тиграном Петросяном  в Севилье Хюбнер начал без всякой робости перед именитым соперником. Первые шесть партий завершились вничью, а в седьмой экс – чемпион мира все же добился победы. Казалось, именно теперь борьба за выход в полуфинал разгорится с особой силой.  Увы, западногерманский гроссмейстер неожиданно сдал матч. Причина такого решения – чрезвычайная  впечатлительность Хюбнера, его повышенная чувствительность к неудачам.
    В 1979 году, вновь пробившись в  ряды  претендентов  на шахматную корону,  Хюбнер заявил, что  не хочет более скрывать своего стремления стать чемпионом мира, после чего намерен создать капитальный труд  о  социологии  шахмат и психологии шахматной борьбы.  С этой целью он даже оставил науку, полностью переключившись на шахматы.
    Подготовку к претендентским матчам 1980 года Хюбнер провел с небывалой тщательностью и помогали ему в этом известные гроссмейстеры  Ларсен, Горт и Сигурьонссон.
Победив Адорьяна, Хюбнер доминировал и в матче с более грозным Портишем. В этом состязании он не только продемонстрировал высокое искусство защиты и позиционной игры, но и проявил себя незаурядным тактиком, особенно в 9-й партии этого матча.
Белые:   Крс1, Фf2, Лb2, Лg4, Cb6, Kc4, пешки а2, с2, f6, h2
Черные: Крd7, Фh3, Лb8, Ле8, Ce6, Сh8, пешки а6, d6, e5, f7, h7
    Быстро  расставив  фигуры,  рассказчик   продолжал :
    - У черных, которыми играл Портиш, лишняя пешка. Однако  белых это не смущает.   31.Kc4 : e5+ !   Эффектная  жертва коня !   31. ... d6 : e5   32.Лg4 – d4 + !!  Еще  более эффектная  жертва  ладьи !  Однако  брать  ладью  нельзя .       Если  32....ed, то  33.Ф : d4+  Kpc6  34.Фс5+  Kpd7  35.Фс7х Поэтому  далее  последовало :
32...Сe6 – d5   33. Лd4 : d5+ Kpd7 – e6    34.Лd5 – c5   Фh3 – h6+    35.Kpc1 – b1   Фh6 – f4  36.Лс5 – с6+   Kpe6 – f5  37.Фf2 – e2    h7 – h6    38 .Лb2 – b3 Kpf5 – g6     39. Лb3 – f3    Фf4 – d4     40. Лf3 – b3     Фd4 – d5
    Черные отложили партию, а затем  сдали ее, не приступая к доигрыванию.
    Теперь предстоял финальный матч с Виктором Корчным. Подводя итоги подготовки к этому поединку, Горт заявил журналистам, что неуверенность в себе, свойственная Роберту как человеку, ранее мешавшая ему в полной мере проявлять свое выдающееся  шахматное дарование, наконец  преодолена.  Однако досадная ошибка в 7-й партии все – таки выбила Хюбнера  из колеи.  Эта неудача настолько расстроила его, что вскоре он отказался от доигрывания отложенных 9-й  и  10-й  партий и сдал матч.
    И все же, как участник финального матча , Хюбнер сохранил претендентские полномочия в следующем отборочном цикле. Первым  его соперником  жребий назвал экс – чемпиона мира Василия Смыслова. К этому поединку Хюбнер подготовил новые дебютные идеи, тактические замыслы, стратегические концепции. Игра его  заметно усилилась, да и сам он стал значительно устойчивее в психологическом плане.
    Экс – чемпион мира прекрасно понимал, что и его ждет нелегкое испытание. "Сила Хюбнера, - говорил он, - и в тактическом даровании, и в прекрасно развитом чувстве опасности. Выиграть у него партию – дело нелегкое ..."
    Матч в австрийском городке Фельдене прошел в исключительно острой борьбе и завершился вничью – 5 : 5. Не выявили победителя и четыре дополнительные партии.

Что ж, так случается нередко –
Борьба приносит равный счет.
Теперь должна решить ... рулетка –
Кому  в  итоге  повезет.

И в этой нервной обстановке
Остался Хюбнер сам собой :
Не дожидаясь жеребьевки,
Он тут же укатил домой...

Бесстрастно шарик закрутился,
И, к радости Смыслова, он
На цифре "три" остановился  -
Так этот матч был завершён..

Счастливчик шел в отель, ликуя,
И за спиной  вдруг  услыхал :
" Это Смыслов – ему вчистую
В рулетку Хюбнер проиграл " ...

    Так талантливый гроссмейстер из ФРГ вновь выбыл из борьбы за мировую шахматную корону.  Дважды он сдавал претендентские матчи, а в третий раз его участь решила рулетка.  Может быть, поэтому в двух следующих отборочных циклах Хюбнер решил  не искушать судьбу и отказался от борьбы еще на межзональном  этапе.
    - В том, что Хюбнер не стал чемпионом мира, особой трагедии нет, - после некоторой паузы промолвил Петров. – Да и характер у него явно не чемпионский. Разве настоящий боец может отказаться от борьбы ?
    - Надеюсь, Эмануила Ласкера вы считаете настоящим бойцом ? Но ведь и он сдал матч Капабланке,- пожал плечами Филидор.
    - Ласкер поступил так по настоянию врачей, а Хюбнер – потому, что не верил в свои силы, - ответил русский мастер. А капитуляцией, как любил говорить Тартаковер, не была еще спасена ни одна партия, а тем паче, целый матч.
    - Тем не менее Хюбнер – шахматист  выдающийся. Это легко заключить не только по партии с Портишем, но и по его подходу к игре, общей культуре, - заключил Филидор.
    - Это другое дело, - согласился Петров. – Но одного этого мало, чтобы стать чемпионом мира.
    - Уважаемые маэстро, вы оба совершенно правы, - рассудил Белица. – Хюбнер, действительно, выдающийся  гроссмейстер с явно повышенной чувствительностью к неудачам. Кроме того, Хюбнер – большой оригинал. В самом деле, кто бы еще додумался под заполненной анкетой вместо подписи  поставить ... четыре крестика. Но именно так поступил Хюбнер, заполнив анкету шахматного клуба швейцарского города Люцерна. "Три крестика вместо подписи в ФРГ ставят неграмотные, - объяснил он в приложении к анкете. – Я же, хотя имею университетский диплом и даже ученую степень доктора филологии, а также в разной степени владею несколькими языками, не могу тем не менее  понять событий, происходящих в современном мире, и вынужден отнести себя к категории неграмотных.  Что же касается четвертого крестика, то он означает, что я не просто неграмотный, а неграмотный доктор филологии".  Пожелаем замечательному шахматисту успешно разрешать все свои проблемы, а я перехожу к очередному повествованию.

Глава  37.   ШАХМАТНАЯ   НАДЕЖДА   ГОЛЛАНДИИ

    Когда в 1974 году автор этих строк на пресс-конференции спросил доктора Эйве, с кем любители шахмат Голландии связывают свои главные надежды  в борьбе за мировую шахматную корону, экс – чемпион мира  тут же назвал имя Яна Тиммана.
Ян Тимман родился в 1951 году в Амстердаме. С детских лет увлекался он шашками, которые очень популярны в Голландии. А когда старший брат познакомил его  с шахматами, Ян понял, что этой игре он не изменит до конца своей жизни.
    "Долгое время шашки давали о себе знать – я упорно ставил шахматные фигуры на черные поля, - смеясь, говорил Тимман.  К 16 годам  в его активе уверенные победы в юношеских чемпионатах Гааги и Голландии, а также третье место в юношеском первенстве мира.  В 1971 году Тимман выпустил свою первую книгу "Искусство шахматного анализа", а спустя год – книгу о матче на первенство мира  в Рейкьявике.
    Прогресс молодого шахматиста в эти годы столь стремителен, что уже в 1974 году после впечатляющих выступлений в Лондоне, Стокгольме и Гастингсе ему было присвоено  звание международного гроссмейстера.  С этого момента Тимман стал уже серьезнее относиться  к игре, особенно при подготовке к ответственным соревнованиям.
    "Я – профессиональный шахматист, и  этого мне достаточно", - не раз заявлял он в беседах с журналистами. Михаил Ботвинник считал своей нормой 50 турнирных партий в год, Анатолий Карпов – 70 – 80.  Тимман же ежегодно играет около 120 партий, то есть в среднем участвует в десяти турнирах с высоким рейтингом.  При таком ритме  дебютные новшества осваиваются им на ходу – в процессе борьбы или в коротких паузах между соревнованиями. Естественно, что некоторые теоритические  рекомендации  остаются вне поля его зрения, а это значит, что  за доской ему приходится проявлять максимум изобретательности и уповать на свою высокую технику  позиционной игры  и  великолепную тактическую зоркость. Именно эти качества  позволили Тимману добиться ярких побед в Сомборе, Рейкьявике, Амстердаме, Вейк-ан-Зее, Мар-дель-Плата, Бугойно...
    Отдельные неудачи голландского гроссмейстера  журналисты объясняют тем, что он слишком любит "маленькие радости жизни". Сам же Тимман  главную причину редких своих неудач  видит в другом. "Главная причина заключается в том, что у меня слишком капризное воображение, - заявил  он в одном из интервью. – Для того, чтобы играть в полную силу, мне необходимо вообразить, что партнер , по меньшей мере, не слабее меня, а это далеко не всегда удается". Сказанное хорошо проиллюстрировал исключительный по составу турнир  в Линаресе, где Тимман, потерпев на старте три поражения от заведомых аутсайдеров, одержал затем ряд впечатляющих побед, в том числе над одним из призеров – югославским гроссмейстером Любомиром Любоевичем.
Белые:   Крg1, Фd2, Лb1, Лf1, Ce2, Kc3, Kd4, пешки а2, с2, g2, h2
Черные: Кре8, Фа3, Ла8, Лh8, Cc8, Cf6, Ke5, пешки а6, b7, e6, f7, g7, h7
    В  сицилианской  защите  игравший  белыми  Тимман   полностью  переиграл соперника, -
расставив фигуры, -  продолжал  Белица. Пожертвовав две пешки, он  получил  многообещаюшую  позицию.    15. Лf1 : f6 !     Блестящая   жертва   качества !    15. ... g7 :  f6     16. Kc3 – e4    Ke5 – d7
17.Лb1 – b3  Фа3 : а2  У черных  уже  лишние  три  пешки  и  качество, но  белые  неудержимы.
 18.Ке4  -  d6+  Kpe8 – f8  19.Фd2 – c3  Kpf8 – g7 (Грозило 20. К : с8 )  20. Kd6 – f5+ !
Новая жертва фигуры !  20...e6 : f5  21Kd4 : f5+  Kpg7 – g6  22.Фc3 – h3 ,  и   черные  сдались, так  как   от   мата   нет   защиты  (23.Лb3– g3х)  Не спасает и отчаянное 22. ..Ф :b3  ввиду   23. Ch5+   
Kpg5    24. Фg4х.
    В 1981 году, выиграв в 6-й раз чемпионат Голландии ( а рекорд  здесь принадлежит Эйве – 14 побед в национальных первенствах ! ), Тимман заявил, что он надеется стать претендентом на шахматный трон в следующем отборочном цикле.
    Увы,  после межзонального турнира 1982 года, где Тимман разделил 6 – 7 места с Ларсеном, честолюбивые планы пришлось отложить по крайней мере на три года.  Зато новая межзональная попытка в мексиканском городе Таско принесла наконец долгожданный успех. Голландский гроссмейстер уверенно занял первое место, опередив на два очка самого Таля. И хотя он на следующем этапе уступил победу Артуру Юсупову, Ян Тимман сделал главное – освоил  нелегкий  путь в  ряды претендентов  на  мировую  шахматную  корону.
    К сожалению, все последующие попытки пробиться на аудиенцию к  шахматному королю  не принесли голландскому гроссмейстеру  успеха.

Ян  Тимман – это кладезь знаний,
В игре он многого достиг –
Знаток дебютов, окончаний,
Автор статей  и  многих книг.

Ян  в ситуации  любой –
Пусть  штиль  иль вихри  грозовые –
Как рыба в глубине морской,
В своей излюбленной стихии.

Выиграв ряд больших турниров,
Он рвался в самый главный бой,
Но титул чемпиона мира
Так и остался лишь мечтой...

Голландцы, чтя своего кумира,
Так оценили его роль:
Ян  Тимман – шахматный король,
Но ... только западного мира.

    - Мне, конечно, трудно судить о современных шахматистах, но все же, думаю, что, кочуя с турнира на турнир, стать чемпионом мира невозможно, - неуверенно промолвил Петров.
    - А разве Стейниц, Ласкер, Капабланка, Алехин и Эйве не доказали обратное ? – живо возразил Филидор.
    - Увы, мой дорогой маэстро, нет, - улыбнулся первый шахматный мастер России. – Из многих рассказов наших уважаемых историков я понял, что современная шахматная теория настолько обогатилась, настолько далеко ушла вперед, что сегодня названным вами корифеям прошлого , чтобы стать сильнейшими в мире, пришлось бы изрядно потрудиться в кабинетной тиши.
    - Чтобы  изучить все современные дебютные системы, не так ли ? – спросил французский маэстро.
    - Не только, - спокойно ответил Петров. – Ведь для того, чтобы  добиться сегодня наивысших успехов, недостаточно лишь изучить шахматную теорию. Главное – самым тщательным образом исследовать  многие из этих систем, найти в них новые, никем не изведанные пути. Я убежден, что исследовательское направление в шахматах  гарантирует гораздо более высокие оезультаты, нежели частые выступления в соревнованиях, пусть даже  самого высокого ранга. Ведь именно с этого начал свой путь к шахматному трону великий Стейниц.
    - Все это так, - покачал головой Белица, - но Тимман – шахматный профессионал, и участие в турнирах с крупными денежными призами – едва ли не единственный источник материального благополучия для него и его семьи.
    - Кстати, о турнирах, - заметил Филидор. – Что значит "турниры с  очень высоким рейтингом" ? Думаю, и моему уважаемому коллеге небезинтересно узнать это.
    - В начале 70-х годов ХХ столетия большинство национальных шахматных федераций  благодаря инициативе американского профессора Арпада Эло перешли на систему индивидуальных коэффициентов, или, иначе говоря,  рейтингов. Суть этой системы в следующем.  По очень несложной формуле ( приводить я ее не стану )  , которая учитывает исходный уровень каждого участника  турнира, общий уровень всех участников, количество и результаты сыгранных партий, подсчитывают пусть условное, но достаточно точное  математическое выражение практической силы  того или иного шахматиста  в данный момент. С помощью этой формулы нетрудно определить еще до начала  соревнования , сколько очков необходимо набрать любому участнику, чтобы сохранить свой рейтинг, то есть показатель своей практической силы. Наберет он больше очков – рейтинг его автоматически  повышается, меньше – соответственно понижается. Каждые полгода – на 1 января и 1 июля – специальная комиссия ФИДЕ составляет списки индивидуальных коэффициентов около полутора тысячи  действующих шахматистов  земного шара – мужчин и женщин.
    К сожалению, в последние годы гроссмейстерское звание  заметно обесценилось. Самое печальное при  этом, что многие новоиспеченные "гроссы", по существу, заняты лишь тем, что  заботятся не о творческой стороне своих шахматных партий, а о том, чтобы  сберечь или чуточку повысить свой мало – мальски приличный рейтинг, а это, как правило, приводит к творческому застою и в конце концов к резкому снижению практической силы.
    - А кто  из шахматистов был обладателем наивысшего рейтинга ? – полюбопытствовал Петров.
    - Роберт Фишер, завоевав в 1972 году шахматную корону, поднял свой рейтинг до 2780, - ответил  Белица. Казалось, превзойти это достижение невозможно, но ставший чемпионом мира Гарри Каспаров с годами  сумел  перепрыгнуть фантастический рубеж  - 2800.
    - Жаль, что во времена Морфи, Стейница, Ласкера, Капабланки и Алехина не догадались ввести систему коэффициентов, - промолвил Филидор.
    - Достопочтенный профессор  Эло не оставил и их без внимания, - улыбнулся  Белица. –
В 1979 году он подсчитал индивидуальные коэффициенты всех чемпионов мира.  Вот итоги его работы : 1.Фишер – 2780,  2 – 3. Капабланка и Карпов – 2725,  4 – 5. Ботвинник и Ласкер – 2720,  6. Таль – 2700,  7 – 8. Алехин и Смыслов – 2690,  9 – 10. Петросян и Спасский – 2680,  11 – 12. Стейниц и Эйве – 2650.   
    Из шахматистов, не обладавших мировой шахматной  короной,  этот  список  возглавляли трое : 1. Морфи – 2690,  2 – 3. Бронштейн и Керес – 2670.
    Более того, неутомимый профессор определил тройки  сильнейших по десятилетиям ХIХ и  ХХ столетий.
    ХIХ век. 60-е годы : Андерсен, Паульсен, Стейниц ; 70-е : Стейниц, Цукерторт, Паульсен ;  80-е : Стейниц, Цукерторт, Чигорин ;  90-е : Ласкер, Тарраш , Чигорин.
    ХХ век.  1900 – 1910 годы :  Ласкер, Капабланка, Маршалл ;  20 –е :  Капабланка, Ласкер, Рубинштейн ;   30 – е :  Алехин, Ботвинник, Эйве ;   40 – е :  Ботвинник, Смыслов, Решевский ;  50 – е : Ботвинник, Смыслов, Керес ;  60 – е : Фишер, Таль, Спасский ; 70 – е : Карпов, Корчной, Таль.   Сильнейшими шахматистами  80 – х годов  Эло назвал Каспарова, Карпова, а обладателя третьего  места  почему-то не назвал.  Ну что ж,  а мне остается только  перевернуть еще  одну страницу  шахматной истории.

 Глава  38.   САМОРОДОК  ИЗ  ЗЛАТОУСТА

    Когда в 1972 году Анатолия Карпова, как наиболее перспективного кандидата в будущей борьбе за мировое первенство, решили направить в Рейкьявик на матч Спасский – Фишер, дабы молодой гроссмейстер немного "поварился" в атмосфере подобных соревнований, некий ответственный работник наложил вето размашистой резолюцией :"В связи с отсутствием перспективы направлять Карпова на матч в Рейкьявик нецелесообразно".
    "В связи с отсутствием перспективы ..."  Каким же невеждой надо было быть, чтобы написать эти слова применительно к Карпову ! Еще 7-летним мальчишкой   Толя обратил на себя внимание в шахматном кружке златоустовского  Дома металлургов. Позже его пригласил  в свою школу  сам Ботвинник, разглядевший в этом скромном, хрупком пареньке удивительные задатки.  В 15 лет Карпов стал самым  молодым  шахматным мастером Советского Союза, а спустя три года в Стокгольме он был провозглашен чемпионом мира среди юношей.

И продолжая бурный взлет,
Достиг уже таких высот,
Что ахнули и в федерации :
"Он – будущая гордость нации !"

И вот гроссмейстер молодой
Вступает в самый главный бой –
В борьбу за королевский трон,
Пока что еще скромен  он :
"Хоть мне сулят успех большой,
Но этот цикл всё ж  не мой".

Нет, Карпов не кривил душой :
В борьбе за титул королевский
Соперники – Полугаевский,
А следом Спасский и Корчной
С огромным опытом, талантом,
Богат их список послужной –
Немыслимо для дебютанта
Пробиться через этот строй !

Но Карпов снова удивил :
Легко выиграв все сраженья,
Он повторить мог выраженье :
"Пришел, увидел, победил !"

    А дальше ?  А дальше наделенный комплексом стартовой неуверенности  Фишер сначала выдвинул явно неприемлемые условия матча на первенство мира, а затем, когда его требования были отвергнуты ФИДЕ, он вовсе отказался от борьбы.  Так  Карпов стал 12-м  чемпионом мира по шахматам.   
    Дважды – в 1978 году в Багио и  1981 году  в  Мерано  защищал он свой высший титул в поединках с  Виктором  Корчным,  в котором советская система  видела, прежде всего, невозвращенца, злодея, врага, обрушив на него  весь арсенал  своих гнусных  провокаций.   Итоги  этих матчей вам известны –  в тех жутких для Корчного условиях результаты  и не могли быть иными.

С далеких, памятных времен
Всех манит чемпионский трон :
Его величие и слава
Сияют  гордо, величаво !

Когда-то ведь для чемпионов,
Помимо шахматных канонов,
Честь, гордость – были две святыни,
О, боже, что творится ныне !

И очень жаль, понятья эти
Сегодня  -  сказочная быль :
Давно на шахматной планете
"Советский" утвердился стиль.

И Карпов – в этом суть проблемы –
Имя, достоинство свое
Отдав, стал символом  Системы,
Став  и ... заложником ее.

Необъяснимо, даже странно :
С его талантом, грозной силой
Позором, униженьем было
"Месить грязь" Багио, Мерано ...

    Тем не менее спортивные достижения Карпова впечатляют. В его богатой коллекции золотые медали за победы  в командных чемпионатах мира, Европы, шахматных олимпиадах, в личных и командных чемпионатах СССР. В 1984 году Карпов с успехом возглавил сборную Советского Союза а состязании с командой избранных шахматистов мира.  Его достижения  многократно  отмечались  вручением "Шахматного Оскара", как лучшему шахматисту года. Ну, а выступления Карпова в международных турнирах – это целая эпоха в истории шахмат.
Самое удивительное, что творческие итоги Карпова ничуть не уступают спортивным. Чего стоит хотя бы его блестящая победа над Тимманом в лондонском турнире 1984 года !
Белые:   Кре1, Фе4, Лс1, Лh1, Cf4, Kb3, пешки а2, а7, b2, e5, g3, h2
Черные: Крb7, Фh5, Ле8, Лh8, Ca6, Cf8, пешки с6, с7, d7, g7, h7
    - Эта позиция, расставив фигуры, продолжал Белица, - возникла после 19-го хода белых, которыми играл голландский гроссмейстер.  Впечатление такое, что  белые вот-вот доберутся до короля соперника. Однако Карпов своим следующим ходом демонстрирует  глубочайшее понимание позиции .  19...Крb7 – a8 !  Очень тонкий  ход ! Черный король на виду армады белых фигур  отыскивает  себе надежное пристанище. Как быстро все изменилось ! Теперь уже черные перехватывают инициативу. 
20.h2– h4  d7 – d5  21Фe4 – e3  g7 – g5  22.Cf4 : g5  Cf8-b4+ 23.Kpe1 – f2  Лh8 – f8+  24.Kpf2 – g2  Лe8 : e5 ! Блестящий удар !   25.Фе3 : е5   Фh5 – f3+   26.Kpg2 – h2    Фf3 – f2+  - и  белые сдались.   На  27. Крh3  последует   27. ... Сс8+,  и мат неизбежен.
    В том же 1984 году в Москве Карпов вновь защищал облюбованный им шахматный трон в безлимитном матче до 6 побед  в борьбе со стремительно выдвинувшимся 21-летним  претендентом Гарри Каспаровым.  Матч складывался очень неудачно для Каспарова – после  27 партий счет был разгромный – 5 : 0 в пользу чемпиона мира.

... Остался лишь один  "укол",
И Карпов ставит цель иную :
Не только сохранить престол,
Но и выиграть матч  "всухую".

"Убить младенца в колыбели !"
Как Фишер учинил разгром –
Так, что соперники потом
Уже подняться не сумели...

Матч длится чуть ли не полгода,
Все с нетерпеньем ждут исхода.
По существу, бой на износ :
"Кто первым рухнет ?"– вот вопрос.

И в этом суть Большого спорта,
Неважно, где ведется бой –
В пределах теннисного  корта
Или за шахматной доской.

И первым рухнул чемпион.
Поняв, что Карпов изможден,
Каспаров с небывалым жаром
Тут же наносит два удара.

Теперь ликует претендент –
Ведь Карпов в состоянье "грогги",
И тут ФИДЕвский президент
В Москву примчался для подмоги.

Кому ? Не претенденту, ясно –
Ему играть бы да играть !
Конечно, Карпова спасать !
И президент решает властно :

"Матч этот мною прекращен,
Согласен с этим чемпион –
Нельзя ж до изможденья биться !
Сыграть придется новый матч,
Ну, а Каспаров – он, хоть плачь,
Обязан будет подчиниться !" ...

А через год все стало ясно :
Каспаров – новый чемпион !
И Карпов каждый год  ( напрасно ! )
Вернуть себе пытался трон ...

    - Очень хотелось бы верить, что  в Багио и Мерано Анатолий Карпов, как с чувством продекламировала юная нимфа,  став не только символом Системы, но и заложником ее, ничего не смог бы изменить в жуткой атмосфере, царившей в ходе этих состязаний, - с тяжелым вздохом произнес Петров. – Но в чисто шахматном плане имя Карпова может быть поставлено в один ряд с именами  Чигорина, Алехина и Ботвинника, - твердо заключил он.
    - ... Хотя стиль игры больше роднит его с Капабланкой, - заметил Филидор. – Та же  виртуозная техника и поразительная глубина оценки позиции.
    - Целиком и полностью согласен с вами, - вновь заговорил Белица. – Макс Эйве в 1974 году так отозвался о нем : "По стилю игры Карпова можно сравнить с гениальным кубинцем Капабланкой ...  Партии Карпова сначала поражают нелогичностью стратегии, но очень скоро становится ясно, что его стратегия  - самая  логичная ..."
    - Кроме того, - заметил Нейштадт, - Карпов стал первым чемпионом Европы и мира по "активным" шахматам. Словом, он сдержал свое обещание быть играющим  чемпионом. А теперь я расскажу вам об удивительном шахматном даровании Гарри Каспарова.

Глава  39.   СЧАСТЛИВОЕ   ЧИСЛО   КАСПАРОВА

    Как-то , наблюдая за полной вдохновения и блеска игрой гроссмейстера Каспарова, один из уважаемых  шахматных специалистов воскликнул :"Он создан, чтобы  изумлять окружающих !"
    Еще 5-летним ребенком Гарик поразил своих родителей, объявив им  однажды решение  шахматной задачи, над которой они  безуспешно бились не один вечер. "Я же тебе не показывал даже, как ходят фигуры !" – развел руками изумленный отец. А на следующий день способный мальчик был принят в шахматный кружок  Бакинского Дворца пионеров.
    Начинающий шахматист прогрессировал с невероятной быстротой. Когда Гарику исполнилось 10 лет, его пригласил в свою шахматную школу Михаил Ботвинник. Особенно поражал Ботвинника его живой, пытливый ум исследователя , постоянно ищущего  в древней игре новые неисхоженные пути. Каково же было изумление патриарха советских шахмат, когда Гарик, ознакомившись с его знаменитой партией против Фишера на олимпиаде в Золотых Песках, тут же нашел оригинальный способ достижения ничьей. А ведь Ботвинник и его товарищи по советской олимпийской команде искали тогда ничью почти всю ночь...
    В 1976 году в Тбилиси Гарри Каспаров впервые стал чемпионом СССР среди юношей, а спустя год в Риге он повторил это достижение. Уже тогда в его партиях явственно просматривались задатки той игры, которую позже Михаил Таль назовет "тотальной".
Спустя два года 15-летний мастер, выиграв всесоюзный отборочный турнир в Даугавпилсе, с первой же попытки попал в высшую лигу советских шахмат.  9-е место  во всесоюзном форуме впереди известных гроссмейстеров – Бронштейна, Гуфельда, Суэтина, Холмова, Цешковского и других, специалисты  единодушно расценили как несомненный успех юного шахматиста.
    Тем не менее организаторы крупного международного турнира в югославском городе Баня –Лука были явно раздосадованы тем, что вместе с экс – чемпионом мира Тиграном Петросяном советская шахматная федерация делегировала на это соревнование 16-летнего Каспарова, не имевшего даже международного рейтинга. А когда юноша, опередив 14 маститых гроссмейстеров, завоевал первое место, те же организаторы  изумленно восклицали : "Его игра была  подлинным украшением турнира !"

Вайнштейн – фамилию отца
Носил бы Гарик до конца,
Но ведь в Союзе, нет секрета,
С фамилией "незвучной" этой
Вряд ди дадут взойти на трон –
Вот так Каспаровым стал он ...

    В 1980 году талантливый юноша удостаивался высших почестей трижды – на европейском командном первенстве в Швеции, олимпийском турнире на Мальте и юношеском первенстве мира  в Дортмунде. Четвертая золотая медаль была вручена ему за успешное окончание школы.  В свои 17 лет Гарик очень много читал, обладал удивительными математическими способностями, живо интересовался философией, историей, тонко чувствовал поэзию, музыку, занимался английским языком, увлекался спортом. В тот же год за достигнутые успехи Каспарову было присвоено звание  международного гроссмейстера.
    Ознаменовав следующий год победой в чемпионате СССР, молодой гроссмейстер был допущен в отборочный цикл борьбы за мировую шахматную корону.
Межзональная битва завершилась новым триумфом  Гарри Каспарова, ставшего одним из восьми  претендентов на матч с чемпионом мира. А вскоре гроссмейстер из Баку был назван лучшим шахматистом 1982 года, впервые удостоившись "Шахматного Оскара".
    Претендентские матчи с сильнейшими шахматистами мира Каспаров провел с огромным подъемом. Победив одного за другим Белявского , Корчного и Смыслова, он завоевал право оспаривать шахматный престол у Анатолия Карпова.

Но важный чин Спорткомитета
Сказал ему :"По всем приметам
Вы уже целитесь на трон –
Вы ж видите, что занят он !

И тем, кто более заслужен –
Другой нам чемпион не нужен !"
Хотя цинично и надменно,
Но вместе с тем и откровенно ...

    Каких только прогнозов не было накануне единоборства двух шахматных гигантов !  Своеобразный итог им подвел чехословацкий гроссмейстер Филип, заявивший, что  история шахмат вступила в эпоху Карпова и Каспарова, которая  продлится до конца столетия.
Гарри Каспаров прекрасно осозновал, какое  невероятно трудное испытание ожидает его. "Вот уже  девять лет Карпов – сильнейший шахматист мира не только формально,  по званию, но потому, что, действительно, превосходит  всех своих соперников. Он поднял  шахматы на  необыкновенно высокий уровень !", - заявил претендент накануне  матча с чемпионом мира.

Почти шесть месяцев борьбы ...
И Карпов , баловень судьбы,
Вдруг дважды терпит пораженье –
Неужто перелом в сраженье ?

"Матч прекратят – у чемпиона
Для продолжеья нет уж сил !" –
Изрек Ботвинник убежденно,
А он-то знал, что говорил !

И "Карпоманес" тут как тут !
Назвал его так метко Спасский,
Сказав: "После победной встряски
Выиграть Гарри не дадут !" ...
И вот решение готово :
"Матч прекратить – назначить новый !"


А где ж вы, мастера и гроссы ?
Вам мало Багио, Мерано ?
Ведь снова кровоточит рана !?
Увы, но все эти вопросы,
Словно в пустыне крик повис.
Забыли вы ФИДЕ девиз !?
Так знайте :"Мы – одна семья !"
Стыдитесь же !  Бог вам судья ! ...

    Новое единоборство, состоявшееся осенью 1985 года в Москве, принесло заслуженную победу Гарри Каспарову, ставшему 13-м  и  самым юным чемпионом мира  в истории шахмат. Кстати, несчастливое для очень многих число " 13 " он предпочитает всем остальным. Это и неудивительно : 13 апреля – день его рождения, в возрасте 13 лет Гарик впервые стал чемпионом  СССР среди юношей, а в 1985 году, набрав во втором матче с Карповым 13 очков, он стал в итоге 13-м чемпионом мира.
    Своей лучшей партией  в матче , победа в котором  вознесла  Каспарова на шахматную вершину, он считает 16-ю.  В ней соперники продолжили принципиальный спор на тему : " Что важнее – материал или инициатива ?" В сицилианской защите  игравший черными Каспаров ради инициативы пожертвовал пешку.  И Карпов принял вызов !
    В этой принципиальной и исключительно острой по накалу борьбы партии ход за ходом  черные  фигуры, которыми командовал Каспаров,  захватывали ключевые поля и, когда белые кони, по существу,  оказались "запатоваными", Карпов не выдержал  прессинга  и вынужден был  перейти к активным  действиям, которые ничуть не улучшили его положения.
    - К 30-му ходу возникла следующая  позиция.      
Белые:   Крg1, Фd2, Лd1, Лf1, Cg2, Ka4, Kb1, пешки b3, d6, f2, g3, h2
Черные: Крg7, Фf6, Лс8, Ле8, Сg6, Kd3, Kd7, пешки b4, f7, g4, h6
    Далее последовало: 30.f2 – f3   Фf6 : d6   31. f3 : g4    Фd6 – d4+   32. Kpg1 – h1  Kd7 – f6   33. Лf1 – f4      Kf6 – e4    34. Фd2 : d3    Ke4 – f2+    35. Лf4 : f2    Сg6 : d3    36. Лf2 – d2    Сколько раз в этом матче ходы Каспарова являлись полным откровением для таких известных шахматистов, как Бронштейн, Тайманов, Полугаевский, Суэтин, Васюков и другие.
    Вот и на этот раз гроссмейстерский консилиум в пресс – центре решил, что посредством   36. ...Ле3   37.Кb2  Лс3 !   38.К : с3    bc    39.Л : d3   Л : d3    40.Л : d3   cb    или  40.K : d3   c2   черные добиваются решающего  перевеса.
Безусловно,   Гарри  Каспаров   прекрасно   видел   эту  возможность, но, как  истинный художник, он предпочел более изящный  путь : 36. ...Фd4 – e3 !  37.Лd2 : d3   Лс8 – с1  38.Ка4 – b2  Фе3 – f2 ! Еще один "смертельно тихий" ход !  39.Kb1 – d2  Лс1:d1+  40.Kb2 : e1   Ле8 – е1+,  и  в  этой  красочной позиции за два хода до мата  Карпов остановил  часы. 
    Третий поединок двух сильнейших гроссмейстеров мира,  состоявшийся в Лондоне и Ленинграде, принес успех Гарри Каспарову, который вновь покорил любителей шахмат  своим высочайшим мастерством, неудержимой фантазией, безграничной  жаждой борьбы.
    Трудно, очень трудно завоевать мировую шахматную корону, но  гораздо труднее удержать ее.  Справедливость этой истины  Каспаров как никогда остро  почувствовал в Севилье.
    И если прав Михаил Ботвинник, утверждавший, что  матч на первенство мира отнимает  год жизни, то что же тогда сказать о  пяти  напряженнейших единиборствах, проведенных за шесть лет ! А если принять во внимание, что  незадолго до начала битвы "при  Севилье" Гарри  Каспаров  массу времени и энергии затратил на создание Международной ассоциации гроссмейстеров, то станут понятными несвойственные ему ошибки, которых в четвертом матче было, увы, больше  обычного ... Последняя из них была допущена в предпоследней 23-й партии, что позволило Анатолию Карпову выйти вперед.
    Судьбу шахматной короны в Севилье должна была решить последняя партия, в которой Карпова  вполне устраивала ничья. Вряд ли кто сомневался в конечном успехе  экс - чемпиона мира.  Одним из немногих, кто верил в победу Каспарова был ... сам Каспаров. А как иначе можно было подтвердить вывод Ботвинника : "Если Каспаров великий шахматист, он выиграет решающую партию".  И Гарри  победил, продлив свои "королевские" полномочия еще на три года.
    - Как далеко ушли шахматы за полтора столетия ! – поглаживая  бороду, восхищенно произнес  первый шахматный мастер России.
    - И 16-я партия  второго матча – лучшее тому подтверждение ! – не отрывая взгляда от доски, воскликнул Филидор.
    - Партия производит огромное впечатление, - спокойно промолвил Петров. – От начала до конца она связана единым глубоким стратегическим планом. Каспаров – это шахматист с душой художника, головой ученого и сердцем рыцаря.
    - Прекрасно сказано ! – воскликнул Филидор.
    - Вдохновенная фантазия Гарри Каспарова, - продолжил Нейштадт, - расцветила нашу замечательную игру новыми яркими красками. Как-то Макс Эйве заключил, что идеальный чемпион мира должен любить шахматы, как Стейниц, обладать выдержкой Ласкера, тактом Капабланки, интеллигентностью Чигорина, неистовостью Алехина, культурой мышления Ботвинника, дерзостью Таля, рассудительностью Смыслова, честолюбием Фишера, невозмутимостью  Спасского, спокойствием Карпова ... Я могу добавить : и  неистощимой фантазией Каспарова.

Каспаров внес в игру немало,
Войдя  в истории  анналы
Ярким художником, бойцом,
Поэтом красоты, творцом !

    А теперь давайте поговорим о знаменитом  кафе "Режанс".  Ведь именно в его стенах создавалась значительная часть истории шахмат. Именно там и пройдет увлекательнейшее состязание  двадцати сильнейших шахматистов всех времен.  Только на этот раз рассказчиками будете вы, уважаемые маэстро,  а мы, историки, лишь дополним ваши рассказы новейшими  сведениями. Итак, вам слово.

Глава  40.   КАФЕ   " РЕЖАНС "

    - В 1429 году в ходе Столетней войны, - начал Филидор, - легендарная Жанна де Арк во главе небольшого отряда  попыталась отбить у англичан Париж. Подъехав на коне к защищавшей Лувр крепостной стене, она захотела измерить копьем глубину рва, но была ранена выпущенной  из форта стрелой.
    Мог ли тогда кто-то предположить, что именно на том месте, где была ранена моя отважная соотечественница, спустя 252 года будет построено кафе, которое впоследствии станет своеобразной  шахматной  Меккой.
    В 1718 году кафе получило название "Режанс", то есть регенство. Название это связано с Филиппом Орлеанским – регентом  при малолетнем короле Людовике ХV.  Не отказывавший себе в земных радостях, регент с некоторых пор стал проявлять знаки особого внимания к блиставшей на парижской сцене мадемуазель Леклерк, лишив тем самым всяких надежд десятки ее поклонников. Один из них, часто встречая красавицу в маленьком кафе на улице Сент – Оноре, терзаемый  любовью и ревностью,   в отчаянии написал шуточные куплеты, в которых назвал ее  "богиней Режанс".
    Как-то незаметно этим именем стали называть и само кафе, которое вскоре облюбовали для себя  любители  шахмат.
    Кафе "Режанс" ...  Сколько блистательных творений было создано под его крышей !
    Кафе "Режанс" ...  Эти волшебные слова и сегодня разрывают сердце волнующими воспоминаниями юности !
Французский маэстро пытался продолжить, но язык не повиновался ему.
    - Кафе "Режанс" ! Эти два слова всегда волновали  сердца рыцарей нашей  несравненной богини ! – видя состояние коллеги, подхватил  первый шахматный  мастер России.  – В его стенах демонстрировали свой ярчайший талант непобедимый Филидор, никогда не ведавший сомнений Дешапель, его лучший ученик Лабурдоне, расчетливый и невозмутимый Стаунтон, гениальный Морфи, блистательный Андерсен и многие другие. Здесь приобщались к величайшей из игр Вольтер, Руссо, Франклин, Деламбер, Робеспьер, Наполеон, Тургенев и другие выдающиеся умы человечества.
    Кафе "Режанс" было немым свидетелем двух французских революций.

А после взятия Бастилии
В период казней и насилия,
На площадь мимо стен "Режанса",
Почти  как на убой скотину,
Последнего лишенных шанса
В цепях везли на гильотину
Жертв революции потоки
( О, где ж истории уроки ?! ) –
Средь них вожди, как например,
Дантон, Сент – Жюст  и  Робеспьер.

    А во времена революции 1848 года восставшие парижане, собравшись 24 февраля возле столько повидавшего на своем веку кафе, решительно устремились на штурм Тюильрийского дворца.
    Русский мастер сделал жест, означавший, что его рассказ окончен.
    - К этому я могу добавить, что бессмертные страницы в историю кафе "Режанс" вписали  Стейниц,  Чигорин, Ласкер, Капабланка и Алехин, - промолвил Бахман.
    - Самое печальное, что в ХХ столетии вместе с шахматной славой Франции закатилась и слава  знаменитого кафе, - с грустью произнес Белица. – В 1976 году рекламный проспект "Париж" бесстрастно сообщал  гостям французской столицы, что в доме номер 161 по улице Сент – Оноре, в здании бывшего  кафе "Режанс", находится Марокканская туристская контора.
    - Боже, бедные мои соотечественники, - прошептал Филидор.
    - Это просто святотатство ! – поддержал его Петров.
    - Не печальтесь, мои славные рыцари ! – воскликнула неожиданно появившаяся  Каисса. –    Задумывая наш  праздник, я позаботилась о том, чтобы  кафе "Режанс" приняло свой привычный шахматный вид. Так что вас ожидает приятный сюрприз !
Только теперь обитатели  беседки заметили, что наступил вечер. Давно уже угомонились птицы, смолкли далекие звуки лютни. Лишь свежий августовский  ветерок  бесстрастно шелестел слегка потемневшей  листвой, наполняя все вокруг живительной прохладой.
    - Ну вот и завершилось увлекательное  повествование моих верных апостолов, - после непродолжительной паузы промолвила Каисса. – Они рассказали вам о  самых искусных и доблестных моих рыцарях, наиболее интересных и волнующих состязаниях на шахматной доске.
    - Увы, из-за нехватки времени мы лишь вскользь  упомянули имена таких выдающихся мастеров шахмат, как Яниш, Шумов, братья Урусовы,  Паульсен, Колиш, Винавер,  Шифферс, Тейхман,  Барделебен, Харузек, Мароци, Шпильман, Боголюбов, Видмар, Флор, Лилиенталь, Файн, Решевский, Сабо, Найдорф, Глигорич, Котов, Штальберг, Болеславский, Геллер, Тайманов, Полугаевский, Рибли, Ваганян, Белявский, - словно оправдываясь, промолвил Нейштадт. – А ведь уже во весь голос заявила о себе новая шахматная поросль – Юсупов, Сейраван, Соколов, Шорт, Салов, Эльвест, Иванчук, Халифман и пришедшие им на смену Бареев, Ананд, Широв, Камский, Крамник, Леко, Пономарев, Грищук, Бакро, десятки их талантливых сверстников и шахматистов следующих поколений.  Словом, есть кому писать  новые страницы истории нашей замечательной игры !
    - Ну а теперь, уважаемые маэстро, слово за вами ! – воскликнула Каисса. – Назовите по десять своих избранников. У вас будет достаточно времени, чтобы поближе познакомиться  с ними и основательно подготовиться к нашему празднику. А затем мы встретимся в обновленном и помолодевшем кафе "Режанс", которое никогда еще за свою трехвековую историю не собирало столько шахматных знаменитостей.  И пусть выдающиеся мастера шахмат еще раз напомнят нынешнему и грядущим поколениям о том, что шахматы – не только волнующее спортивное состязание, но прежде всего высокое, благородное искусство, основы которого  - свобода, непосредственность, романтизм !

О, шахматы, они прекрасны !
Изобрели их не напрасно :
С эпохи Леонардо, Греко
Они, страстей рождая бури,
Являют нам в миниатюре
Борьбу и жизнь человека.

Его успехи, упущенья,
Его надежды и свершенья,
Восторги, радости, печали,
Его стремленье к вечной дали ...

Часть  вторая         ВОЛШЕБНЫЙ   ДАР   КАИССЫ

Глава  1.    БОЙЦЫ   ВСПОМИНАЮТ   МИНУВШИЕ   ДНИ ...

    С  утра над сонными тихими улицами Парижа  нависли свинцовые тучи. Словно разгневанное кем-то небо непрестанно хмурилось. Внезапно сверкнула молния, вслед за ней раздался трескучий удар грома, и небосвод, не выдержав этого гнетущего напряжения, разразился обильным августовским дождем.
    В тот же миг улица Сент – Оноре покрылась зонтиками. Люди, запрудившие эту важнейшую артерию делового Парижа, не двинулись с места. Они знали, что далеко не всем  достанутся заветные билеты  в кафе "Режанс", но почти каждый в глубине души надеялся на чудо. Лишь немногие, поняв, что чуда не произойдет, поспешили на площадь Комеди Франсез, где  на специальном постаменте возвышались огромный телевизионный экран и десять электронных демонстрационных досок.
    Огромная площадь постепенно заполнялась  любителями  шахмат. Дождь продолжался недолго.  Несколько раз еще, словно нехотя, ворчливо прогрохотал гром, и дождь, почувствовав его неуверенность, стыдливо затих. Тучи постепенно рассеялись, небо умиротворенно просветлело, и вскоре, виновато улыбаясь, выглянуло долгожданное солнце. День обещал быть сухим и теплым.
    Тем временем в кафе "Режанс" все было готово к началу праздника. На небольшой сцене  - десять демонстрационных досок и расставленные в два ряда  шахматные столики. В глубине сцены – стол судейской коллегии, над которым красовались эмблема и девиз ФИДЕ :"Мы – одна семья !"
    Члены организационного комитета давали последние распоряжения, немногочисленный технический персонал вновь и вновь убеждался в готовности электронных систем, телевизионных камер, мониторов и телетайпов.
Шахматный мир замер в ожидании грандиозного небывалого состязания.
    В два часа дня небольшое уютное фойе пришло в движение – появились участники, судьи, журналисты. Зрители почтительно жались к стенам, восхищенно следя за легендарными корифеями шахмат, которые с упоением предавались нахлынувшим воспоминаниям.
В центре зала  первый чемпион мира Вильгельм Стейниц, тряся руку Михаила Чигорина, допытывался с наигранной ворчливостью :
    - Любезнейший Михаил Иванович, неужели вы и теперь отвергаете мои позиционные принципы ?
    - Вы, батенька мой, глубоко ошибаетесь, - с достоинством отвечал Чигорин. – Я всегда высоко ценил искусство позиционной игры, считая ее прелюдией к тактическим действиям.
    - А помните, как я зевнул вам ферзя в десятой партии нашего второго матча ? – поспешил переменить тему Стейниц.
    - Маэстро в своем репертуаре – ох уж мне эти досадные зевки и просмотры, - рассмеялся  подошедший Ласкер. – Ведь господин Чигорин лишь из скромности не напомнил о своем непостижимом зевке в 23-й партии, решившего судьбу вашего единоборства. – Он достал сигару, чиркнул спичкой и, выпустив облако сизого дыма, продолжал : - Лучше вспомним, маэстро, как мы с вами встретились в Манхэттенском клубе незадолго до нашего матча.
    - Вы, доктор, утверждали тогда, что мой  6-й  ход  за черных  Фf6  в гамбите Эванса, мягко говоря, не совсем удачный, - улыбнулся Стейниц.
    - И что вы  думаете, - повернулся Ласкер к Чигорину, - мы с маэстро решили сыграть три партии  гамбитом Эванса, в которых он должен был черными отстаивать этот ход.  Ох и досталось же мне тогда ! – с притворным ужасом воскликнул  он и расхохотался.
Его смех был столь искренним и заразительным, что невольно передался и собеседникам.
    -  А знаете, что я тогда подумал ? – спросил Стейниц. – Я подумал : здорово же я отделал этого выскочку !
    И все трое вновь оказались во власти безудержного хохота.
    Неожиданно лицо Ласкера стало серьезным.
    - Господа ! – воскликнул он. – К нам приближается доктор Тарраш, а он, как вы знаете, терпеть не может шуток.
    - Почтенные джентльмены, кажется, не в меру веселы, - изящно поклонился Тарраш. – А между тем, господин Стейниц, я так и не получил от вас сколько – нибудь удовлетворительных объяснений по поводу  известного вам заявления.
    - Вы, вероятно, имеете в виду то, что я написал о вас в 1885 году в "Международном шахматном журнале" после турнира в Гамбурге ? -  спросил Стейниц.
    - Вот именно, -  холодно ответил Тарраш.
    - Полноте, доктор, - встал на защиту коллеги Чигорин, - ведь господин Стейниц, помнится мне, назвал вас тогда "восходящей звездой".
    - Вы удивительно милы, маэстро, -  с едкой  иронией заметил Тарраш. – Не будете ли вы столь же любезны напомнить и вторую часть изречения господина Стейница ?
    - Вы имеете в виду  фразу :"Его понимание позиции выглядит еще незрелым ?" – уточнил  русский мастер.
    - Вы поразительно догадливы, - щедро источая сарказм, водрузил на нос пенсне Тарраш.
    - Ну и что такого ?– невозмутимо продолжал Чигорин.– Ведь вам тогда было 23 года !
    - Это не имеет никакого значения ! А кроме того, господин Стейниц в адвокатах не нуждается ! – отчеканил Тарраш.
    - Доктор ! – примирительно воскликнул Ласкер. – Хотите, я вас порадую ? Как-то я беседовал с чемпионом Англии Уинтером, - не дожидаясь ответа, продолжал он. – Уинтер рассказал мне, что однажды вы три часа просидели на его ... шляпе во время совместного анализа сыгранной партии. "Я считаю, - сказал тогда Уинтер, - что моя шляпа стала как бы короною, и с тех пор никогда не носил другую !"
    Все рассмеялись. Лишь лицо Тарраша оставалось непроницаемым.
    - Поймите, доктор,  - уже совсем дружески  промолвил Ласкер, - юмор – это лучший источник здоровья и радости. Помните, как однажды во время турнира, в котором вы  выступали в качестве распорядителя, вам сообщили, что один из зрителей в зале уснул. Вы тут же вышли на сцену и , увидев вялую, монотонную игру участников и скучные позиции на всех досках, резюмировали , глядя на уснувшего зрителя :"Да, это самый справедливый критик !"
    Все трое снова засмеялись. Но теперь уже вместе с ними смеялся и Тарраш – последняя шутка Ласкера явно пришлась ему по душе.
Рядом с ними беседовали Нимцович, Капабланка, Алехин , Эйве, Ботвинник и Смыслов.
    - Ах, господа, - качал головой Нимцович, - вот вы  вспомнили карлсбадский турнир двадцать девятого года – мою самую большую радость и, увы, самую большую печаль.  Даже и сегодня я вспоминаю этот турнир с каким-то щемящим, тоскливым чувством. Во-первых, потому, что он состоялся вскоре после безвременной кончины  Рихарда Рети, которого я безмерно ценил и уважал, а во-вторых, потому, что шахматный мир так и остался глух к моим призывам организовать  матч победителя турнира с  чемпионом мира.  А ведь история шахмат знает столько горьких разочарований по этому поводу !  Гениальный Морфи из-за нежелания  Стаунтона встретиться с ним в матче дал обет никогда больше не играть в шахматы. Вот почему, кстати, его нет сегодня среди участников нашего матча. По этой же причине отсутствует и Акиба Рубинштейн.  А самое печальное – это  то, что шахматный мир так и не увидел ожидавшихся с огромным интересом матчей Стаунтон – Морфи, Ласкер – Рубинштейн и  Алехин – Нимцович.
    Он искоса взглянул на Алехина. Тот не спеша поправил белоснежный платок, выпущенный углом из нагрудного кармана его фрака, и невозмутимо ответил :
    - Видите ли, господин Нимцович, всего лишь полгода спустя после Карлсбада вопрос о нашем матче отпал сам собой. И дело даже не только в том, что вы, заняв в Сан – Ремо 2-е место, отстали от меня ни больше ни меньше на 3,5 очка. Ведь в нашей личной встрече вы, простите меня за печальную откровенность, ничем уже не напоминали претендента на шахматную корону. Да вы и сами спустя год в Бледе после нашей партии воскликнули :"Алехин разделывается с нами, как с желторотыми птенчиками !" – или что-то в этом роде. Но и это еще не все.  Ведь вы так и не смогли собрать  необходимые для матча средства, предусмотренные лондонскими соглашениями 1922 года – детищем  уважаемого всеми нами маэстро Капабланки.
    Он глубоко вздохнул и затем продолжил :
    - Пользуясь случаем, я хочу также объясниться  и с господином Эйве, благодаря которому мне аннулировали приглашение  на послевоенный турнир в Лондон. Господин Эйве и его единомышленники обвинили меня чуть ли не в сотрудничестве с нацистами. А между тем в своем письме организаторам лондонского турнира  я объяснил, что играл в Германии и оккупированных ею странах только потому, что это было единственным средством пропитания и, кроме того,  ценою, которую я платил за свободу моей жены. Да будет вам известно, господин Эйве, что мы с женой были под непрестанной слежкой и угрозой концлагеря со стороны гестапо. А вот на моей родине, в Советском Союзе, народы которого  понесли самые большие потери  в борьбе с фашизмом,  до сих пор проводятся турниры, носящие мое имя. Так что совесть моя перед людьми чиста !
    Легким наклоном головы он дал понять, что сказал все.  Все подавленно молчали.
    - Друзья мои, - воскликнул Капабланка, желая разрядить возникшую напряженность. – Давайте забудем о всех неурядицах, ведь этим мы только омрачаем наш праздник. – И, повернувшись к  Нимцовичу и Эйве, он неожиданно рассмеялся : - Неужели вы не помните, как  все участники карлсбадского турнира подтрунивали над рассеянностью Рубинштейна и Шпильмана ?
    Оба отрицательно покачали головой.
    - Однажды Рубинштейн, хорошо пообедав в ресторане, прохаживался по его вестибюлю, задумавшись над отложенной позицией, - с улыбкой начал свой рассказ  Капабланка. – Неожиданно он открыл дверь, снова вошел в зал и заказал еще раз тот же самый обед. И только, когда официант поставил перед ним дымящийся суп, он вдруг вспомнил, что ел этот суп несколько минут назад.
    Все рассмеялись.
    - Ну а чем же отличился Шпильман ? – с любопытством спросил Смыслов.
    - Шпильман ? – переспросил Капабланка. – Он, как известно, имел привычку во время анализа позиции раскачиваться из стороны в сторону. Заказав в том же ресторане  обед, он  мысленно начал анализировать одну из своих партий. Вскоре официант принес первое блюдо. Взяв ложку, Шпильман начал черпать ею суп, продолжая в глубокой задумчивости размеренно раскачиваться. Первую ложку супа он опорожнил себе на плечо, вторую – на галстук и так далее. Увы, ни одна ложка супа так и не попала ему в рот.
    Теперь уже хохотали все шестеро, включая Нимцовича и Алехина.
    - Да, Шпильман был большой оригинал, - все еще смеясь, произнес Эйве. – И, надо сказать, что ему фатально не везло,  жизнь постоянно впутывала его в какие – нибудь курьезные истории. Однажды после сеанса одновременой игры в одном из провинциальных клубов, местные шахматисты решили сфотографироваться с выдающимся маэстро.  Каково же было всеобщее изумление, когда на готовых снимках не оказалось ... знаменитого гостя. Когда разыскали фотографа, тот чистосердечно признался :"Этого толстого малого мне пришлось заретушировать. Он выглядел смешно и нелепо и только портил весь снимок ".
    Раздался новый взрыв смеха.
    - Позвольте и мне внести лепту в эту своеобразную шпильманиану, - сказал с улыбкой Алехин, когда его собеседники мало – помалу  успокоились. -  Вы, конечно, помните, что наш милый  Руди  был человеком небольшого роста с очень короткими руками. Именно поэтому во время партии ему не всегда удавалось дотянуться до противоположного конца доски. Однажды в одном из сеансов он эффектной жертвой слона на  h5  добился красивой победы. "Маэстро, - обратился к нему один из зрителей, - ведь еще раньше вы могли пожертвовать слона на h7 и выиграть гораздо быстрее !" – "Знаю, - проворчал в ответ Шпильман, - но до поля h7  я, несмотря на все усилия, дотянуться так и не смог,  и  поэтому мне не оставалось  ничего другого, как жертвовать на h5 ".
    Последние слова Алехина потонули в общем хохоте.
    Тем временем стояшие под большим портретом Морфи Петросян, Ларсен, Таль, Спасский, и Портиш дружно атаковали  сконфузившегося Фишера. Густая борода делала американца старше своих лет.
    - Так что, Бобби, шахматы вы бросили совершенно напрасно, - выразил общее мнение Петросян. – Подумаешь, не приняли ваши условия матча на первенство мира ! Это еще не причина для "шахматного самоубийства". Ведь хватило же у вас благоразумия уступить первую доску Ларсену в Белграде. Да и накануне этого матча сумели же вы внять доводам Филидора, который вполне резонно воспротивился  вашему требованию предоставить вам первую доску вместо старика Стейница.
    Подавленный справедливыми упреками, Фишер  еще больше ссутулился, втягивая голову в плечи.
    - Бобби, если ты думаешь, что своим затворничеством  уподобился Морфи, то ты глубоко заблуждаешься ! – переходя на  "ты ", воскликнул Ларсен.
    Все почему-то подняли глаза на  портрет гениального американца.
    - Морфи хотел играть со Стаунтоном и готов был играть с ним на любых условиях, - продолжил мысль датчанина Портиш.
    - Или тебя просто прельстил ореол таинственности, - не унимался Ларсен. – Подумаешь, неуловимый Фишер !
    - Ну, хватит, совсем заклевали бедного Бобби,-вступился за Фишера Спасский. – Конечно, потерянные годы не вернешь, но Бобби и теперь еще не поздно  вернуться в шахматную жизнь. Кстати, Стейниц в его возрасте еще даже не был чемпионом мира.
    Все пятеро выжидательно смотрели на Фишера.
    - Если хотите знать, - благодарно глядя на Спасского, заговорил  Бобби, - то из шахмат я  ушел  не из-за какого-то там ореола. Глупости ! Да, я настаивал и продолжаю настаивать на том, что  ФИДЕ обязана считаться с мнением чемпиона мира. А кроме того, мне  ужасно осточертели приставания прессы, ее вечная погоня за сенсациями и всевозможные небылицы вокруг моего имени типа : "Взять жену – это все равно, что взять  ферзем пешку на b2  в сицилианской защите"... Что же касается моего возвращения в шахматную жизнь, то я ...
    Он сделал паузу. Его собеседники замерли в ожидании.
    - То я подумаю, - закончил Фишер.
    - Браво ! – воскликнул Таль. – Бобби в своем репертуаре !
    Он уже вознамерился отпустить что-то веселенькое по этому поводу, о чем недвусмысленно говорили сверкнувшие в его глазах  огоньки, но его опередил Спасский :
    - Бобби, что вы можете сказать о книге Медниса "Как побеждали Бобби Фишера".
    - Серьезная и поучительная книга,  но выводы ее далеко не бесспорны, - ответил Фишер.
    - Ну уж то, что белыми вы с удивительным постоянством начинаете партию ходом е2 – е4, - истина бесспорная, - заметил Петросян.
    - Да, но у меня на любой ответ  черных  всегда было заготовлено  множество вариантов с анализами, глубина которых, как справедливо заметил Роберт Бирн, очень многим моим соперникам не по плечу, - без ложной скромности возразил Фишер.
    - Кстати,- улыбнулся Таль,- Остап Бендер тоже  всегда начинал  партию ходом  е2 – е4.
    - 1 : 0  в пользу Таля, - рассмеялся Ларсен. – А вот известный немецкий мастер Карльс, играя  белыми, всегда начинал партию ходом  1. с2 – с4.  Однажды, выступая в небольшом турнире, он по обыкновению взялся за пешку с2, но, как ни пытался передвинуть ее на поле с4, пешка  оставалась на месте. Оказалось, что  коллеги решили подшутить над Карльсом и ... приклеили пешку с2 к доске.
    Все рассмеялись.
    - Это что, - небрежно бросил Фишер. –  А вот в открытом чемпионате США 1975 года, проходившем в небольшом городке Линкольне, после церемонии торжественного открытия мэр города Хелен Бусалис подошла к одному из столиков, за которым сидели гроссмейстер Ломбарди и малоизвестный молодой шахматист, и, мило улыбаясь, сделала первый ход за белых d2– d4 . Игравший белыми соперник Ломбарди вдруг схватился за голову, затем вскочил со стула и убежал. Когда  его разыскали, он, чуть не плача, воскликнул, что никогда в жизни не начинал  партию ходом ферзевой пешки, а потому не знает, как играть дальше. Лишь после того, как "беглецу " объяснили, что  ход мэра был чисто символическим, а значит, он может сделать свой любимый ход 1.е2 – е4,  бедолага вернулся к столику, и партия началась.
    Фишер умолк, довольный тем, что рассказанная им история еще больше развеселила  настроенных  на  шутливый  лад  собеседников.
    - Интересно, кто первым в истории шахмат сделал  ход 1.е2 - е4 ? - ошарашил всех неожиданным  вопросом  Портиш.
    - Думаю, что ответить на этот вопрос может только Таль, - убежденно заявил Фишер.
    - А почему я ? – словно опасаясь какого-то подвоха , осторожно спросил Таль.
    - А ведь Бобби точно в воду глядел, - улыбнулся Петросян. – Память у Миши, действительно, уникальная. Я хорошо помню, как Гипслис спросил его однажды, какой вариант ферзевого гамбита играл белыми Керес против Болеславского в третьем туре чемпионата СССР 1952 года.  "Брось меня разыгрывать, - укоризненно  покачал головой Таль. – Болеславский с Кересом играли тогда  не в третьем, а в девятнадцатом туре, белыми играл не Керес, а Болеславский, и разыграли они не ферзевый гамбит, а испанскую партию".
    Раздался дружный хохот. Таль смеялся вместе со всеми. Встретившись взглядом с Фишером, он погрозил ему пальцем, а затем неожиданно воскликнул :
    - Первым в истории шахмат ход е2 – е4   сделал араб по имени абу – Бакр Мохаммед  бен - Яхья ас – Сули,  живший  в  Х  веке в царствование  халифов аль – Муктари, аль – Муктадира  и  ар – Ради.  Пусть в меня бросит камень тот, кто считает, что это не так.
    Ответом ему послужил новый взрыв смеха.
    Четверо самых молодых участников матча обсуждали какую-то  любопытную позицию  на  карманных шахматах, которые держал в руке  Хюбнер. 
Белые:   Кре2, Лh2, Cg2, пешки а5, f2, f4, f6, g6, h6
Черные: Крh6, Фg1, Ke6, пешки а6, b7,f7, g4, h5, h7
    - Не горячитесь, Гарри, - остужал пыл Каспарова гроссмейстер из ФРГ, - ведь Перлис  дал своему неискушенному сопернику  вперед целого ферзя.
    -  И на что в этой позиции можно рассчитывать  белым ? – равнодушно спросил  Карпов.
    - Не на что, а на кого, - поправил его Хюбнер  И, улыбнувшись, добавил : - Только на соперника ! Тем  более, что тот очень быстро оправдал эти надежды.
Хюбнер недоверчиво посмотрел на своих собеседников.
    - Нет, без шуток, вы действительно никогда не видели  этой партии ? – спросил он.
    Все трое отрицательно покачали головой.
    Хюбнер снова бросил на коллег подозрительный взгляд  и  продолжал :
    - Так  вот  Перлис  сыграл  здесь 1. f 4 – f 5. Черные  ответили   1. ...Фg1 : h2   И тут белые чуть – чуть прикрыли дверцу  клетки  для  черного  ферзя,   сыграв    
2. Кре2 – f1 ! Далее последовало : 2. ..Ke6 – g5    3.  h3 – h4    Kg5 –h3  Перлис взял  черного коня   4. Сg2 : h3   и хотел уже сдаться, но не успел, так как его легкомысленный соперник  вместо  несложного  выигрыша  сделал  себе  форменное "харакири.":  4. ... Фh2 : h3 ???  Я  не  случайно  ставлю к  этому ходу три  вопросительных  знака.   5. Kpf1 – g1!  Теперь  западня  захлопнулась окончательно. А спустя несколько ходов черные форсированно получили мат с поля f 8  от новоиспеченного белого ферзя. 
    - Возникшая позиция просто уникальна ! – воскликнул Тимман. – По крайней мере, я впервые вижу подобное на доске. 
    - Чем так увлечены молодые люди ? – вдруг услышали склонившиеся над доской  гроссмейстеры.
    Подняв головы они увидели главного арбитра матча  Альберика О'Келли, его помощников Гедеона Штальберга и Александра Котова и руководителя пресс – центра  Савелия Тартаковера. 
    - А-а, узнаю творение Перлиса, - засмеялся О'Келли, мельком взглянув на позицию. – Чего только не бывает в жизни ! – развел он руками.  Однажды  в одном из чемпионатов Бельгии  я гордо объявил своему противнику :"Вам мат в четыре хода!"  Тот тяжело вздохнул, остановил часы и, пожав мне руку, удалился. Я еще раз взглянул на доску и вдруг с ужасом увидел, что никакого  мата нет. Когда я, запинаясь от  смущения, объяснил ситуацию арбитру,  тот отказался  изменить результат, заявив, что уже официально зафиксировал сдачу партии моим противником. Увы, мои энергичные протесты ни к чему не привели.
    - Таков граф де Галуэй, он же гроссмейстер Альберик О'Келли ! – восторженно воскликнул Котов. – Вот вам, молодые люди, пример, достойный подражания, - добавил он.
    - Нечто подобное произошло на венском турнире 1882 года, - заметил Тартаковер. – Английский мастер Генри Берд, после того, как его сопернику Джеймсу  Мэзону за просрочку времени засчитали поражение, направил в турнирный комитет послание, в котором сообщил, что он не считает возможным получить очко столь недостойным образом, а потому сдает партию.
    - Браво ! – вновь воскликнул Котов. – Так поступают настоящие рыцари Каиссы !
    - А не вас ли, дорогой коллега, в свое время называли Робином Гудом ? – улыбаясь, спросил Штальберг.
    - Что-то не припомню, - неуверенно ответил Котов.
    - Тогда я с удовольствием напомню !  В 1954 году сборная СССР, совершая турне по Южной Америке, победила команду Уругвая со счетом 19,5 : 0,5.  И кто вы думаете, подарил уругвайцам эти пол-очка ? Ну конечно же, Котов ! А так как он  и ранее  не раз отбирал очки у "богатых" и дарил их  "бедным", то его и прозвали Робином Гудом.
    - Кстати, это имя у Александра Александровича не единственное, - улыбнулся Тартаковер. – Насколько я помню, вас еще называли "убийцей чемпионов", не так ли ?
    - Все-то вы помните, - с притворным недовольством проворчал Котов.
    - А вы, конечно, ничего не помните, - в тон ему ответил Тартаковер. – Тогда извольте. Дело в том, - повернулся он к молодым гроссмейстерам, - что даже в тех турнирах, где Александр Александрович занимал не очень высокие места, он частенько обыгрывал победителей. Так, в 1953 году на турнире претендентов в Швейцарии  Котов победил Смыслова, двумя годами раньше на чемпионате СССР – Кереса, а в 1946 году на международном турнире в Гронингене – Ботвинника и Эйве.
    - Кстати, победу над советским чемпионом Ботвинником, - подхватил участвовавший в том турнире  О'Келли, - одна из голландских газет прокомментировала следующим образом :"Русский отказался выполнить указание Кремля. О дальнейшей судьбе Котова  нам не известно".
    - К сожалеию, были и такие писаки, - беспомощно развел руками Котов.
В это время  на сцену в сопровождении Филидора и Петрова вышел председатель организационного комитета  матча Александр Рююб и объявил :"Прошу всех участников матча и членов судейской коллегии занять свои места !"

Глава  2.   СОПЕРНИКИ   НАЗВАНЫ   

    Церемония открытия соревнования была недолгой.  Первым выступил Александр Рююб :
    - Дамы и господа ! Мы с вами  являемся очевидцами  небывалого исторического события – матча  шахматных команд России и остального мира всех времен !  Позвольте мне от имени любителей шахмат всего земного шара выразить сердечную благодарность нашей мудрой богине Каиссе за предоставленную возможность собрать под крышей этого величественного храма шахматной истории  двадцать выдающихся представителей шахматного искусства  разных эпох.
Среди них – все тринадцать чемпионов мира и семь претендентов на этот высокий титул. К сожалению, по разным причинам  среди участников этого матча нет таких гениальных шахматистов, как Морфи, Андерсен, Цукерторт, Пильсбери, Рубинштейн и других корифеев.
Нет никаких сомнений в том, что матч пройдет в честной спортивной борьбе и подарит миллионам любителей древней игры подлинные шедевры шахматного искусства.
Кто победит – покажет борьба. Но один результат можно предсказать уже сейчас – победят Шахматы !
    Зрители наградили Рююба долгими и бурными аплодисментами.  Затем к микрофону подошел Альберик  О'Келли :
    - Позвольте мне, главному арбитру матча, огласить имена соперников по доскам и регламент состязания.  Капитаны обеих команд – Александр Петров и  Франсуа Филидор – выразили  единодушное мнение в том, что классифицировать столь выдающихся мастеров по сравнительной силе их игры  - задача непосильная даже для самых современных ЭВМ. Поэтому в основу распределения  участников состязания по доскам был положен хронологический принцип. Таким образом в матче встречаются :
    - На первой доске – Михаил  ЧИГОРИН  и  Вильгельм  СТЕЙНИЦ . 
    Оба названных шахматиста, сидевшие за первым столиком, поднялись, поклонились зрителям и обменялись дружеским рукопожатием.
    Зрительный зал взорвался аплодисментами.
    Столь же бурно и восторженно любители шахмат рукоплескали и другим участникам матча, которые , вставая, тепло приветствовали зрителей и друг друга.
    Главный арбитр продолжал называть соперничающие пары :
    - На второй доске - Александр АЛЕХИН  и  Эмануил ЛАСКЕР
    На третьей доске - Арон НИМЦОВИЧ  и  Зигберт   ТАРРАШ
    На четвертой  доске - Михаил БОТВИННИК  и Хосе Рауль КАПАБЛАНКА
    На пятой доске -  Василий  СМЫСЛОВ  и  Макс  ЭЙВЕ
    На шестой  доске -  Борис   СПАССКИЙ  и  Роберт  ФИШЕР
    На седьмой доске -  Михаил  ТАЛЬ  и  Бент  ЛАРСЕН
    На восьмой доске - Тигран ПЕТРОСЯН  и  Роберт  ХЮБНЕР
    На девятой доске  -  Анатолий КАРПОВ  и  Лайош  ПОРТИШ
    На десятой доске  -  Гарри  КАСПАРОВ  и  Ян  ТИММАН
    Названные пары сыграют друг с другом по две партии, причем белыми в первом туре в сборной России будут играть обладатели четных досок, а в команде избранных шахматистов мира – соответственно  нечетных досок.  Во втором туре соперники поменяются цветом фигур.
Матч будет продолжаться два дня.  После пяти часов борьбы и полуторачасового перерыва  состоится доигрывание неоконченных партий. Контроль времени – 2,5 часа  на первые 40 ходов и один час на последующие 16 ходов с накоплением времени.
    В заключении от имени участников матча выступил первый чемпион мира Вильгельм Стейниц :
    -  Дамы и господа ! Нет таких слов, чтобы  в полной мере выразить нашу признательность  всемогущей богине шахмат Каиссе за ее поистине божественный дар и гордость за оказанную нам, главным участникам этого беспрецедентного шахматного форума, честь. Наше поколение, которое представлено здесь моими уважаемыми коллегами Чигориным, Ласкером и Таррашем, немало сделало для развития  и популяризации шахмат. И радостно сознавать, что наши потомки заметно расширили и творчески обогатили сделанное нами, подняв шахматное искусство на новую, еще более высокую ступень. Наш матч – своеобразный апофеоз шахматного искусства. И поэтому мы, его участники, борясь за победу, прежде всего будем стремиться продемонстрировать  красоту, величие и бессмертие шахмат.
    Его слова потонули в громе аплодисментов. Затем главный арбитр  и его помощники поочередно включили часы на всех десяти столиках, и борьба началась.

Глава  3.   СЧЕТ   ОТКРЫТ !

    Поначалу зрители довольно спокойно реагировали на дебютные перепалки соперников.     Вскоре, однако, в зале началось какое-то движение, сопровождаемое легким гулом.
Гул все время усиливался. Пришлось даже главному арбитру выйти на авансцену и красноречивыми жестами призвать любителей шахмат к тишине. Убедившись, что все его старания  напрасны,  О'Келли  огорченно махнул рукой и вернулся на свое место.
Едва он опустился в кресло, как зал разразился аплодисментами : невозмутимо дымивший сигарой Ласкер поздравлял с победой сияющего Алехина.
    "Эх, если бы в первом ряду, как прежде, со своим вязаньем сидела бы  моя дорогая Марта, я бы не проиграл партию," – с грустью подумал    престарелый доктор.
    Из первых рядов зрительного зала было видно, что губы Алехина дрожали. Лишь стоявший рядом Ласкер слышал его взволнованный шепот :"Наконец-то  сбылась моя мечта, и я снова представляю свою родину в столь ответственном соревновании !"

                Алехин  -  Ласкер
                Ферзевый  гамбит
1.d2 – d4  d7 – d5   2.c2 – c4  e7 – e6   3.Kb1 – c3  Kg8 – f6   4.Kg1 – f3  Cf8 - e7   5.Cc1 – g5  Kb8 – d7   6.e2 – e3  0 – 0   7.Лa1 – c1  c7 – c6   8. Cf1 – d3  d5 : c4
Размен дал бы черным больше защитных ресурсов, если  до этого сыграть  8….h6  9.Ch4
9.Cd3 : c4  Kf6 – d5   10.Cg5 : e7  Фd8 : e7   11.Kc3 – e4
Этот ход  столь хорош, как и более распространенный 11.0 – 0, но, вероятно, не лучше. В обоих случаях белые получают преимущество в пространстве и могут не беспокоиться о возможном  проигрыше.
11…Kd5 – f6   12.Ke4 – g3  e6 – e5
Интересная попытка Ласкера быстро разрешить проблему развития ферзевого фланга. Капабланка регулярно играл 12....Фb4+ и затем после размена ферзей добивался ничьей.
13.0 – 0  e5 : d4   14.Kg3 – f5
Этот на первый взгляд острый ход в действительности не так энергичен, как прямолинейный  14.ed, что ввиду открытой вертикали "е" создало бы для черных реальные трудности в развитии. После хода в партии белые будут вынуждены  взять на  d4 фигурой и, как следствие из этого, допустить нежелательные упрощения.
14. ...Фе7 – d8   15.Kf3 : d4
На  15.Ф : d4   или  15.ed  последует  15. ...Кb6
15….Kd7 – e5   16.Cc4 – b3  Cc8 : f5   17.Kd4 : f5  Фd8 – b6 ?
Черные недооценивают или просматривают ответ, который дает белым сильную атаку.  Правильный ход, достаточный для уравнения – это 17. ...g6 .
18.Фd1 – d6 !  Ke5 – d7
Так же  18. ...Кg6   19.Kh6+  gh   20.Ф: f6  Фd8   21.Фс3  было бы плохо для черных.
19.Лf1 – d1  Лa8 – d8   20.Фd6 – g3  g7 – g6   21.Фg3 – g5 !
Основная угроза теперь  22. Лd6 .  У черных уже нет удовлетворительной  защиты.
21. ...Kpg8 –h8   22.Кf5 – d6  Kph8 – g7   23.e3 – e4 !
Не только для того, чтобы использовать пешку для атаки, но также для того, чтобы освободить третью горизонталь  для ладей.
23. ...Kf6 – g8   24.Лd1 – d3  f7  - f6
Ход  24.... h6  приводил к варианту, похожему на  разыгранный в партии :  25.Kf5+  Kph7   26.K : h6 !  f6  27.Kf5  fg   28.Лh3+,  и мат следующим ходом.
25.Kd6 – f5+  Kpg7 – h8   26.Фg5 : g6 !
Эффектное завершение атаки, которая вряд ли могла быть  проведена лучше после поверхностного   17-го хода черных.   Черные сдались.
    Это была первая победа Алехина над  Ласкером  за  долгие  годы их увлекательного соперничества.
Глава  4.   РАВНОВЕСИЕ   ВОССТАНОВЛЕНО

    Лишь несколько минут команда России вела в счете. Новый взрыв аплодисментов подвел черту в поединке Стейниц – Чигорин. Соперники разыграли испанскую партию.
1.e2 – e4  e7 – e5  2.Kg1 – f3  Kb8 – c6  3.Cf1 – b5  Kg8 - f6  4.d2 – d3  d7– d6 
5.c2 – c3  g7 –g6 Фианкетируя  королевского  слона, черные одновременно берут под контроль поле f5, куда  может  направиться  ферзевый конь белых.
6.Kb1– d2  Конь начал свой путь. Короля белые либо спрячут на ферзевом фланге ( 0-0-0 ), либо оставят в центре.  Ведь план атаки на  королевском фланге определяется дебютным построением.  Стейниц таким образом показал, что контуры стратегии миттельшпиля могут быть очерчены уже в начале игры.
6. ...Cf8 – g7   7.Kd2 – f1  0 – 0   8.Cb5 – a4
Предвидя маневр  Kf6 – d7 – c5, белые переводят слона на с2.  Правда, здесь он до поры до времени  будет  занимать  пассивную позицию. Однако  игра  в центре  может  вскрыться  ( после  d3 – d4  и   e5 : d4 ),  и тогда слон станет грозной силой. Поэтому в закрытых вариантах испанской партии черные, как правило, укрепляют пункт е5, держа белого слона на  с2  в "заточении".
8. ...Kf6 – d7   Этот ход  Чигорин объяснил следующим образом : "Переведя   коня с  с5 на е6,  я имел в виду препятствовать в ближайшем будущем движению пешки   d3 на  d4, а  также и план атаки с  f7 – f5".
9.Kf1 – e3  Kd7 – c5   10.Ca4 – c2  Kc5 – e6
Черные берут под контроль поле  d4 , но слон  с8  перестает контролировать поле  f5 . Создавшееся положение характерно для Стейница в испанской партии. Позиция пешек  d3, с3 и слона на с2  затрудняет черным контригру в центре. Продвижение  d3 – d4  Стейница пока не интересует. Он занят наступлением на королевском фланге.
11.h2 – h4
Белые намерены  вскрыть  линию "h".  Положение белого короля в центре весьма прочно, поэтому нет необходимости готовить длинную рокировку. Ну, а шаблонное 11.0 – 0 позволило бы черным путем  11. ...f5  или  11. ...Kf4  с последующим   f7 – f5  получить контригру.
11. ... Кс6 – е7
Чигорин  все же хочет сыграть  d6 – d5.  Но сейчас необходимо было препятствовать дальнейшему движению пешки "h"  ходом  11. ... Kf4 .  Если тогда 12.g3, то 12. ...Kh5.
12.h4 – h5  d6 – d5   
Соответствует стратегическому правилу, согласно которому фланговые действия противника, лучше всего встретить контригрой в центре.  Весь вопрос в том, как далеко зашла фланговая атака и как  защищен контратакуемый центр. В данном случае угроза королевскому флангу черных существенна, центр же белых надежно укреплен.
13.h5 : g6   f7 : g6
Ошибка, в результате которой дремавший  до сих пор "испанский" слон с выгодой включается в атаку. Правильно было 13....hg, что сначала наметил Чигорин, когда играл 12....d5.
14.e4 : d5 !
Трансформация плана ! Удерживать центр уже не надо. После взятия на  g6  пешкой "f" возрастает значение диагонали a2 – g8.
14….Ke7 : d5   15.Ke3 : d5  Фd8 : d5   16.Cc2 – b3
"Испанский" слон занял ключевую диагональ. Связка коня  е6  и  открытая линия "h" грозят черным  катастрофическими  последствиями.
16....Фd5 – c6   17.Фd1 – e2 
Стейниц препятствует продвижению  е5 – е4.  Теперь белые намерены развить ферзевого слона, а затем сделать длинную рокировку.
17....Сс8 – d7   18.Cc1 – e3   Kpg8 – h8
Освобождая коня от связки, черный король покидает опасную диагональ. Но теперь у белых появляются мотивы, связанные с жертвой ладьи на  h7.
19. 0 – 0 – 0   Ла8 – е8   20.Фе2 – f1 !
Не только сильный, но и необходимый ход.  Иначе после Кf4  черные с темпом  перебросили бы коня на  d5. Заранее убирая ферзя с вертикали "е", белые не прочь перебросить его на линию "h". Кроме того, они готовят  d3 – d4 , что приведет к вскрытию еще одной диагонали.
20. ... а7 – а5   21.d3 – d4 !   e5 : d4
Вынужденно, так как угрожало 22. d5
22.Kf3 : d4   Cg7 : d4
Другой размен – 22. ...К : d4  -  открывал диагональ слону b3, что позволяло белым нанести смертельный удар :  23.Л: h7+ !  Kp :h7   24.Фh1+.
23.Лd1 : d4 !   Ke6 : d4    24.Лh1 : h7+ !
Комбинация, основанная на действии дальнобойных  слонов.
24. ...Kph8 : h7  25.Фf1 – h1+   Kph7 – g7   26.Ce3 – h6+  Kpg7 – f6   27.Фh1 – h4+  Kpf6 – e5   28.Фh4 : d4+
Черные сдались, не дожидаясь мата :  28. ...Крf5  29.g4х
    - Теперь я  могу  пожалеть, что  не  сыграл  11....f5,  с грустью проронил Чигорин.
    - Позвольте, но ведь это было бы очень рискованно ! 
    - Кто не рискует, тот не выигрывает !
    - Если я вас правильно понимаю, любезнейший  Михаил  Иванович,  то вы  продолжаете наш давний принципиальный спор.
    - В известной степени – да, хотя прошедшие десятилетия дали исчерпывающий ответ : те элементы, которые вы ставите во главу угла – перевес  в развитии и пространстве, слабые пункты, открытые линии, пешечное расположение и тому подобное – сами по себе имеют относительную ценность. В шахматной партии все зависит от конкретной  позиции  на  доске.
    - Нет, вы неисправимы, - рассмеялся Стейниц. – А посему давайте лучше присоединимся к Ласкеру и Алехину и понаблюдаем за борьбой на других досках.

Глава  5.   БОРЬБЫ   НЕ   ПОЛУЧИЛОСЬ

    Не успели Стейниц и Чигорин покинуть свой столик, как на девятой доске Портиш и Карпов подписали мирное соглашение. В этой партии игравший черными экс – чемпион мира  избрал новоиндийскую защиту.
1.c2 – c4  Kg8 – f6   2.Kb1 – c3  e7 – e6   3.Kg1 – f3  b7 – b6  4.g2 – g3  Cc8 – b7    5.Cf1 – g2  Сf8 – e7   6.0 – 0   0 – 0   7.Лf1 – e1 
Венгерскому гроссмейстеру пришлось по душе нововведение Петросяна в их матче 1974 года, и теперь он охотно применил его.
7….d7 – d5   8.c4 : d5  Kf6 : d5   9.Kc3 : d5  e6 : d5   10.d2 – d4  Kb8 – d7   
11.Cc1 – f4  c7 – c5  12.d4 : c5  b6 : c5  13.Kf3 – d2  a7 – a5  14.Лa1 – c1   Лa8 – a7 
Обращают на себя внимание  13-й  и  14-й  ходы черных. Подобная трактовка позиций  с висячими пешками весьма эффективна. В итоге черные получили даже минимальный  перевес.
15.Kd2 – b1  Kd7 – b6  16.b2 – b3  d5– d4  17.Cg2 : b7  Лa7 : b7  18.e2 – e4  a5 – a4  19.Фd1- d3  a4 :b3    20.a2 : b3   Kb6 – d7    21.h2 – h4    h7 – h6    22.e4 – e5   Лb7 – b6    23.Kb1 – a3   Лb6 – e6    24.Ka3 – c4  Фd8 – b8   25.h4 – h5  Лf8 – e8   26.Лc1 – b1  Kd7 – b6   27.Cf4 – d2  Kb6 : c4   28.b3 : c4 Фb8 – a8   29.Лb1 – a1 
Фa8 – b7   30.Лa1 – b1  Фb7 – a8     Согласились на ничью.
    Гроссмейстеры пожали друг другу руки, а затем  Карпов, увидев подошедшего Чигорина, виновато улыбаясь, объяснил :
    - Понимаете, Михаил Иванович, не получилось борьбы.  Все-таки черный цвет. Сначала уравнял игру, затем получил минимальное преимущество, но его было явно недостаточно для победы. А интересы команды не позволяют переступать грань допустимого риска.
    - Ну, полно, полно, голубчик, ничья все – таки лучше, чем поражение, - покачал головой маэстро.
    - Ох, уж эти ничьи ! – воскликнул Карпов. – Помню, в 1971 году на командном чемпионате СССР моя одноклубница Римма Билунова отложила партию в эндшпиле, который тогдашний чемпион мира Борис Спассский безапелляционно объявил ничейным. Мне же казалось, что у Билуновой есть шансы на победу. Все свое свободное время я искал выигрыш и все – таки нашел его. При доигрывании Билунова, следуя моим рекомендациям, добилась выигрышного положения, но затем ошиблась, и партия завершилась вничью. Когда соперница покинула столик, Билунова дала волю слезам :"Толя весь выходной потратил на анализ, а его так подвела !" А потом надо мной подшучивали товарищи по команде :" Как тебе не стыдно – женщину до слез довел ..."
    Чигорин  от души рассмеялся, а затем, вдруг став серьезным, сказал :
    - А вот я в 1889 году, разделив на международном турнире в Нью – Йорке 1 – 2 места с Максом  Вейссом,  вынужден был, несмотря на недомогание и крайнюю усталость, провести с ним  дополнительный матч из четырех партий. Все четыре партии завершились вничью, и мы с Вейссом  поделили первый и второй призы. А ведь этого матча могло и не быть, если  бы я сделал ничью в турнирной партии с Мэзоном.  Ничья эта была у меня, как говорится, в кармане. Увы, мой соперник явился на доигрывание пьяным, зная мое отвращение и нетерпимость к подобным явлениям. Я отказался от доигрывания, и мне засчитали поражение. Вот такой ценой я выразил свой протест против нарушения шахматной и человеческой этики.
    Он  улыбнулся, а затем, протянув руку Карпову, воскликнул :
    - Вот что, молодой человек, предлагаю договор : партии второго тура мы с вами обязательно выиграем. По рукам ?
    - По рукам !

Глава  6.   ОШИБКА   ЛАРСЕНА

    - Кажется, у Таля с Ларсеном дело тоже идет к ничьей, - взглянув на демонстрационную доску, промолвил Карпов.
    -  Похоже, что так, - кивнул головой Чигорин.
    Оба шахматиста подошли к седьмому столику, возле которого стоял Ласкер.
    "Ничья  неизбежна", - красноречивым жестом показал он.
    Но именно в этот момент Ларсен неосторожно побил ферзем черную пешку на  а7, и через несколько ходов все было кончено.

                Ларсен  -  Таль
                Староиндийская  защита
1.Kg1 – f3  Kg8 – f6  2.c2 – c4  g7 – g6  3.Kb1 – c3  Cf8 – g7  4.e2 – e4  d7 – d6  5.d2 – d4  0 – 0  6.Cf1 – e2  e7 – e5   7.0 – 0   Kb8 – c6   8.d4 – d5  Kc6 – e7   
9.Kf3– e1  Kf6 – d7  10.Ke1 – d3  f7 – f5 11.Cc1 – d2  Kd7 – f6  12.f2 – f3   f5 – f4    13.c4 – c5   g6 – g5  14.Лa1 – c1  Ke7 – g6   15.Kc3 – b5 Лf8 – f7  16.c5 : d6  с7 : d6  17.Фd1 – c2  g4 – g5  18.Kb5 – c7  g4 : f3   19.g2 : f3  Cc8 – h3  20.Kc7:a8 Kf6 : e4   21.f3 : e4   
    Это – молчаливое  предложение  ничьей.  Ларсен приглашает соперника дать ему вечный  шах – 21....Фg5+  и  22....Фh4+.  Основательно подумав,  черные  решили  отказаться от ничьей.
21. ... Фd8 – g5+   22.Kpg1 – f2  Фg5 – g2+   23.Kpf2 – e1  Kg6 – h4
У белых лишние ладья и конь, но позиция крайне острая  с  угрозами для черных.
24.Cd2 – e3 
Черные опасались 24. Кf2, так как не видели в этом случае реального продолжения  атаки.
24.... Фg4 : e4   25.Ce3 – f2  f4 – f3   26.Cf2 : h4  Фe4 : h4+   27.Kd3 – f2  f3 : e2   28.Фс2 : e2 e5 – e4   29.Лf1 – g1  e4 – e3   30.Фe2 : e3  Лf7 – e7   31.Лg1 : g7+  Kpg8 : g7   32.Лс1 – с7  Ch3 – d7   33.Лc7 : d7  Лe7 : d7   
Кажется, положение ничейное. У белых два коня за ладью, но перевес, хоть и небольшой, все же у черных – конь в углу доски отрезан.
Ларсену следовало играть  34.Фс3+  Фf6   35.Фg3+.  Он же на свою погибель вдруг взял пешку.
34.Фе3 : а7 ?  Лd7 – е7+   35.Kpe1 – d1  Фh4 – c4 !  Решающий ход !
36.Фa7 – b6  Фc4 – f1+   37.Kpd1 – d2  Ле7 – е2+  38.Kpd2– c3  Фf1– c1+   39.Kpc3– d4  Фс1– е3+  40.Kpd4 – с4 Ле2 – с2+, и белые ввиду неизбежной потери ферзя сдались.    
    Команда России вновь вышла вперед.
    Расстроенный Ларсен даже не стал анализировать партию  и,  протянув  руку   смущенному   Талю,  поспешно  ушел.  Наблюдавшие за финалом этой партии Чигорин, Ласкер и Карпов с сочувствием смотрели ему  вслед.
    - Даже как-то неудобно, - виновато промолвил Таль. 
    - Разве это зевок ? – возразил Ласкер.  Вот  ход  Cd6 – b4 – это, действительно, был зевок.
    - Простите, но в нашей партии не было такого хода, - недоуменно пожал плечами Таль.
    - Зато он был в матче Стейниц – Чигорин  и  стоил  последнему, быть может, шахматной короны.  Не так ли, любезнейший Михаил Иванович ?
    - К сожалению, вы правы, - печально улыбнулся Чигорин.
    -  Господа, посмотрите, какой изумительный ход сделал Ботвинник ! – воскликнул подошедший Стейниц, и все устремились к четвертому столику.

Глава  7.   ШЕДЕВР   МИХАИЛА   БОТВИННИКА

    30-й ход Ботвинника поверг Капабланку в длительное раздумье. Не отрывая взгляда от доски, кубинец неодобрительно покачивал головой, а затем все-таки принял жертву слона. А спустя  11 ходов счастливый Ботвинник принимал поздравления.

                Ботвинник  -  Капабланка
                Защита  Нимцовича   
1.d2 – d4  Kg8 – f6   2.c2 – c4  e7 – e6   3.Kb1 – c3   Cf8 – b4   4.e2 – e3  d7 – d5    5.a2 – a3  Cb4 : c3+   6.b2 : c3  c7 – c5   7.c4 : d5  e6 : d5   8.Cf1 – d3  0 – 0    9.Kg1 – e2
Цель белых ясна : путем  f2 – f3  и  е3 – е4  использовать свой  пешечный перевес в центре и начать атаку на королевском фланге. Чтобы ослабить это давление, черные разменивают белопольных слонов.
9. …b7 – b6   10.0 – 0  Cc8 – a6   11.Cd3 : a6  Kb8 : a6   12.Cc1 – b2
Неудачный ход. Лучше было предварительное  12.Фd3.
12. …Фd8 – d7   13.а3 – а4  Лf8 – e8   
Шаблонный ход. Путем 13. ...сd   14.cd  Лfc8  черные создавали игру по линии "с" , и планы белых  остались бы неосуществленными.
14.Фd1 – d3  c5 – c4   15.Фd3 – c2  Ka6 – b8   16.Лa1 – е1
Белые настроены агрессивно. Иначе они путем 16. Са3  Кс6   17.Сb4  легко защитили бы свою крайнюю пешку.
16. ...Kb8 – c6   17.Ke2 – g3  Kc6 – a5
Альтернативы уже нет, так как  на 17....Ке4   белые ответили бы 18.Кh1, а затем 19.f3.
18.f2 – f3  Ka5 – b3   19.e3 – e4  Фd7 : a4   20.e4 – e5  Kf6 – d7   21.Фс2 – f2 
Необходимо было удержать коня  b3  удержать вне игры  ввиду угрозы  21....Kbc5.  Сейчас черные должны парировать маневр  Kg3 – f5 – d6.
21. ...g7 – g6   22.f3 – f4   f7 – f5
Также вынужденно из-за угрозы  23.f5.
23.e5 : f6
Конечно, белые стремятся к вскрытию игры на королевском фланге, пока две фигуры черных отвлечены  на другой край доски.
23. …Kd7 : f6   24.f4 – f5  Ле8 : е1   25.Лf1 : e1  Ла8 – е8   
Черные стремятся к упрощениям. Более сложная задача возникла  бы перед белыми в случае 25. ...Лf8.  Сейчас ничего не дает белым  26.fg  hg.  С другой стороны, они не могут уклониться от размена ладей, но делают это так, чтобы получить опасную проходную пешку.
26.Ле1 – е6  Ле8 : е6   27.f5 : e6  Kpg8 – g7   28.Фf2 – f4 
Уже угрожает 29.Кf5+  с решающей атакой.
28. ... Фа4 – е8   29.Фf4 – e5  Фе8 – е7
А что еще делать черным, когда они в цугцванге ?
После  29. ...Ка5  белые с выгодой  вводят в игру  слона через с1 с сокрушительными угрозами Сh6+ или Фс7+ Черные  пытаются  выключить слона из игры, но  тщетно.
30. Сb2 – a3 !!  Блестящая жертва слона !
Начало 12-ходовой комбинации, приводящей к победе белых. Отклонять жертву не имеет смысла, так как  после 30...Фе8   31.Фс7+  Крg8   32.Се7  Кg4   33.Фd7  черным впору  сдаваться.
30. ...Фе7 : а3   31.Kg3 – h5+  g6 : h5   32.Фe5 – g5+  Kpg7 – f8   33.Фg5 : f6+ 
Kpf8 – g8   34.e6 – e7  Фа3 – с1+   35.Kpg1 – f2  Фс1 – с2+   36.Kpf2 – g3  Фс2 – d3+   37.Kpg3 – h4  Фd3 – e4+  38.Kph4 : h5  Фе4 – е2+   39.Kph5 – h4  Фе2 – е4+   40.g2 – g4  Фе4 – е1+   41.Kph4 – h5
    И в этой совершенно безнадежной позиции черные сдались. 
    Перевес шахматистов России возрос  до двух очков.
    - Благодарю вас за доставленное всем эстетическое  наслаждение ! -  тряся руку Ботвинника, воскликнул Ласкер. – В свое время я пожертвовал Бауэру даже двух слонов, но ваша жертва гораздо изящней.
    - Не говоря уже о том, что Бауэр – это не Капабланка, - стараясь хоть как-то утешить кубинца, добавил Алехин.
    - Благодарю вас, господин Алехин, - приложив руку к груди, с чувством произнес Капабланка. – Но, право же, я ничуть не расстроен – ведь мне выпала честь стать соавтором подлинного шедевра.
    Все зааплодировали.
    - Благодарю вас, господа, - грациозно наклонил голову  кубинец. – Однако эти слова принадлежат не мне. Я просто повторил то, что сказал в 1914 году доктор Ласкер под впечатлением моего хода  Ла8 в нашем берлинском блицматче.
    Он помолчал, а затем, повернувшись к Ботвиннику, сказал :
    -  Единственное, о чем я хочу вас просить, так это разрешить мне и партию второго тура играть черными. Таков уж мой принцип : черными проиграл, черными и должен взять реванш.
    - Не возражаю, - с готовностью ответил Ботвинник.

Глава  8.   НИКТО   НЕ   ХОТЕЛ   РИСКОВАТЬ

    Основное время первого тура приближалось к концу, а половина участников матча все еще продолжала борьбу.  Освободившиеся от игры шахматисты медленно прогуливались вдоль сцены, на ходу обмениваясь впечатлениями.
    Но вот из-за восьмого столика поднялись Петросян и Хюбнер и традиционным рукопожатием скрепили мирное соглашение. Их партия развивалась неторопливо и протекала в равной борьбе.  А так как никто из соперников не рискнул обострить игру, то ничья  и явилась наиболее закономерным итогом.

                Петросян  -  Хюбнер
                Ферзевый  гамбит   
1.d2 – d4  d7 – d5   2.c2 – c4  e7 – e6   3.Kb1 – c3  Cf8 – e7   4.Kg1 – f3  Kg8 – f6    5.Cc1 – g5  0 – 0    6.е2 – е3  h7 – h6   7.Cg5 – h4  b7 – b6
Образовалась позиция, характерная для системы Макагонова – Бондаревского, в которой черные ходом  с7 – с5  стремятся навязать сложную борьбу в центре.
8.Ch4 : f6  Ce7 : f6   9.c4 : d5  e6 : d5   10.Фd1 – d2  Cc8 – e6   11.Лa1 – d1
Белые концентрируют фигуры против пешки  d5  на случай, если черные сыграют  с7 – с5. Однако черные вовсе не обязаны так играть, и план белых теряет свою эффективность.  Лучше выглядят естественные продолжения 11.Лс1 или 11.Се2.
11..Cf6 – e7  12.a2 – a3  c7 – c6  13.g2 – g3  Фd8 – c8  14.Cf1 – g2  Ce6 – h3 
15.0 – 0   Ch3 : g2  16.Kpg1 : g2  Kb8 – d7  17.Фd2 – e2  Лf8 – e8  18.Лd1 – d2 
Фc8 – b7  19.Лf1 – b1  a7 – a5  20.Фe2-d1 Ce7 – d6  21.Фd1 – c2  Ла8 – с8  22.Лb1 – d1  Kd7 – f6  23.Kpg2 – g1  Фb7– d7  24.Kpg1– g2  Лс8-b8  25.Лd1 – c1  Ле8 – с8  26.е3 – е4 
Маневрирование по своей территории белым ничего не дало, и они вынуждены начать активные операции в центре.
26. ...d5 : e4   27.Kc3 : e4  Фd7 – e6   
Здесь  белые  могли  предпринять  последнюю  попытку  в  борьбе  за  инициативу.  После   28.K: f6+  Ф: f6  29.d5  cd  30.Ф: c8+  Л:c8   31.Л:c8+  Kph7   32.Лс6 !  у черных возникали большие  трудности.  Однако в партии последовало :
28.Ke4 : d6   Фе6 : d6    29.Фc2 – f5   Лс8 – е8    30.Лс1 – е1  Лb8 – c8  31.Фf5 – d3   Kf6 – d5   32.Ле1 – е2   Ле8 : е2   33.Фd3 : е2   Фd6 – g6   34.Kpg2 – f1   Фg6 – g4     35.Kf3 – e5   Фg4 – e6    36.Ke5 – d3  Фe6 : e2+   37.Kpf1 : e2  f7 – f6   38.b2 – b4  a5 : b4   39.Kd3 : b4  Kd5 – e7
После  39. ...K : b4   40.ab   шансы белых в ладейном эндшпиле лучше – в связи с более активной позицией короля.
40.d4 – d5 c6 – c5  41.d5 – d6  Лс8 – е8 !   42.d6 – d7 ,  и  противники согласились на ничью.
    Петросян выглядел чуточку  расстроенным.
    - Вряд ли белые здесь могут добиться большего, - после недолгого изучения позиции резюмировал  Алехин.
    - К сожалению, вы правы, - вздохнул Петросян. – Будь у меня хоть незначительный позиционный перевес, я бы сделал все возможное, чтобы победить.
    - А вот Тейхман, помнится мне, имея против Пшепюрки подавляющий перевес сделал все возможное, чтобы не победить, - рассмеялся Ласкер.
    - Грубо ошибся ? – поинтересовался Хюбнер.
    - Ничуть. Просто Тейхман, боясь опоздать на соревнование по классической борьбе, страстным поклонником которой  он был, предложил сопернику ничью, после чего они вместе отправились на поединок знаменитых борцов. В момент наивысшей кульминации на ковре горячо переживавший Тейхман вскочил и крикнул : "Дожимай его ! Дожимай !"  -  "Не волнуйтесь, маэстро, ничего особенного не произойдет, - успокоил его Пшепюрка, - ведь они тоже договорились о ничьей !"
    Собеседники Ласкера захохотали, но, увидев укоризненные покачивания головой  О'Келли, поспешно разбрелись по сцене.

Глава  9.   РАЗРЫВ   СОКРАЩАЕТСЯ

    Последней в основное время завершилась партия  Эйве – Смыслов, в которой игравший черными российский гроссмейстер избрал защиту Грюнфельда. Однако в миттельшпиле он  дважды ошибся , и его соперник  уже на  27-м  ходу  мог  завершить борьбу  эффектной жертвой ферзя.  Эйве не заметил такой возможности, но его перевес был столь значителен, что спустя 15 ходов Смыслов вынужден был признать свое поражение.
1.d2 – d4  Kg8 – f6    2.c2 – c4  g7 – g6    3.Kb1 – c3  d7 – d5    4.Kg1 – f3 
Cf8 – g7   5.Фd1 – b3 d5 : с4   6.Фb3 : c4  0 – 0   7.e2 – e4  Cc8 – g4   8.Cc1 – e3  Kf6 – d7   9.Фс4 – b3  Kd7 – b6  10.a2 – а4 
Ход  10.а4  вряд ли сильнее, чем обычный  10.Лd1, так как ослабление пункта  b4  очень неприятно сказывается в дальнейшем.
10....а7 – а5   11.d4 – d5 
Этот ход только ослабляет положение белых в центре и открывает для черного слона  g7  диагональ  а1 – h8.  Гораздо лучше было играть  11.Лd1.
11. ...Kb8 – a6 ?
Явная ошибка. Теперь белые предупреждают ослабление своего королевского фланга и обеспечивают себе более перспективную игру.
12.Cf1 – e2  e7 – e6   
Этим ходом черные только напрасно теряют время, нисколько не облегчая своего положения. Сильнее было  12....Фd6,  используя слабость пункта  b4  для получения контригры.
13.h2 – h3  Cg4 : f3   14.Ce2 : f3  e6 : d5   15.e4 : d5  Фd8 – h4 ?
При двух слонах и прекрасных шансах на атаку на ферзевом фланге белые стоят уже, несомненно, лучше, а 15-й ход черных позволяет белым значительно увеличить свое преимущество. Черные, желавшие попасть ферзем на  b4, должны были  вместо  15....Фh4  играть 15....Фе7  или  15....Фd6.  Теперь белые легко отражают эту попытку.
16.Кс3 – е4 !
Прекрасный ход, угрожающий в первую очередь  17.Сg5  с выигрышем ферзя и вынуждающий черные фигуры к  отступлению. Положение белых теперь, пожалуй, позиционно выиграно.
16. ...Ла8 – е8   
Черные напрасно боялись снять защиту с  f7  и сыграть 16....Лfe8.  Ладья  f8  теперь стоит очень неудачно, так как при случае возможна угроза  Сс5.
17.g2 – g3  Фh4 – d8   18.d5 – d6  Kb6 – c8   19.d6 : c7  Фd8 : c7   20.0 – 0
Выигрыш белых теперь не вызывает сомнений и является лишь вопросом времени, так как черные фигуры обречены на бездействие и не могут взять под контроль важные центральные поля.
20. ...Ле8 – е6   21.Ла1 – с1  Фс7 – е5   22.Фb3 :b7  Kc8 – e7
Если   22....Ф : b2,  то 23.Ф: с8  Л : с8   24.Л : с8+  Сf8   25.Ch6  c  выигрышем.
23. Кf4 – g5 !
Это уже наносит черным материальный урон, так как в случае  23. ...Лd6  следует  24.Сf4
23. ...Лe6 – f6   24.Ce3 – f4   Лf6 : f4
Последний ход черных вынужден, так как после любого отступления ферзя   белые   выигрывают   коня   е7.
25.g3 : f4  Фe5 : f4   26.Фb7 :e7  Cg7 – f6  27.Фе7 –е3 ?
До сих пор Эйве  прекрасно вел партию, но теперь он  упускает  возможность  изящной  комбинации :  27. Ф : f7+ ! Л : f7   28.Лс8+  Сd8    29.Л : d8+  Лf8    30.Ke6, и черные  должны сдаться. Правда, материальный перевес белых попрежнему велик. 
27. ...Фf4 : e3  28.f2 : e3  Cf6 : g5   29 .Лс1 – с3  f7 – f5  30 .Лf1 – d1   Ka6 – c5   31. b2 – b3  Лf8 – e8  32 .Лd1 – d5
Простейший путь к победе.Белые теряют пешку "е,"  но выигрывают взамен пешку  "а" и таким образом получают на ферзевом фланге решающий перевес.
32...Сg5 : e3+    33.Kpg1 – g2   Kc5 – a6   34.Лd5 – d7 
Но не 34. Л : а5 ?   ввиду  34. ...Сd2
34… Ce3 – f4     35. Лd7 – a7   Ka6 – b4    36. Ла7 : а5   Kpg8 – g7    37 .Лa5 – b5   Cf4 – d2         38.Лс3 – с7+   Kpg7 – f6    39.Лс7 -  d7  Cd2 – e1    40.Лb5 – b6+  Kpf6 – g5    41.h3 – h4+   Kp g5 – f4  42.Лb6 : b4+ 
Черные сдались. 
    Счет стал 4 : 3 в пользу шахматистов России.
    Главный судья матча объявил перерыв. В трех назавершенных поединках Нимцович добился решающего перевеса в партии с Таррашем, Спасский – чуть более активной позиции против Фишера, а в партии Каспаров – Тимман противники, обменявшись серией этюдных ходов, затеяли пешечные гонки на противоположных флангах.

Глава  10.   ФИШЕР   ФОРСИРУЕТ   НИЧЬЮ

    В перерыве зрители, вооружившись карманными шахматами, с жаром обсуждали отложенные позиции. Дискуссионные вулканы продолжали извергаться даже и после  того, как участники матча возобновили борьбу.
    После каждого такого взрыва О'Келли, словно вызываемый на бис полюбившийся публике артист, выходил на авансцену. С той лишь разницей, что вместо поклонов и ослепительных улыбок он всякий раз прикладывал указательный палец к губам, издавая при этом предостерегающие шипящие звуки.

    В партии  Спасский – Фишер американский гроссмейстер остановил свой выбор на сицилианской защите. Противники вели борьбу настойчиво, изобретательно, красиво.
1.e2 – e4  c7 – c5  2.Kg1 – f3  d7 – d6  3.d2 – d4  c5 : d4  4.Kf3 : d4  Kg8 – f6  5.Kb1 – c3  a7- a6 6.Cc1 – g5  e7 – e6   7.f2 – f4  Фd8 – b6   8.Фd1 – d2 
Ценою пешки белые стремятся  побыстрее мобилизовать свои силы для наступления на позицию неприятельского короля.
8. …Фb6 : b2   9.Kd4 – b3  Фb2 – a3   10.Cf1 – d3  Cf8 – e7
10-й ход Фишера позволяет белым пожертвовать вторую пешку.
11.0 – 0  h7 – h6   12.Cg5 – h4 
Теперь черные берут пожертвованную пешку, после чего Спасский  смело жертвует  и третьего пехотинца.
12. ...Кf6 : e4 !   13.Kc3 : e4  Ce7 : h4   14.f4 – f5 !
Жертва третьей пешки. Брать ее необходимо ввиду угрозы взятия на  е6  или продвижения на  f6 , а также  Фf4.  Не считаясь с материалом, белые вскрывают линию.
14. ..е6 : f5   15.Cd3 – b5+ !
В этом неожиданном прыжке белопольного слона, лишающего  короля противника права на              рокировку, соль замысла Спасского.
15....a6 : b5   16.Ke4 : d6+  Kpe8 – f8 !
Ошибкой было бы  16. ...Кре7  ввиду 17.К :b5  Фа6   18.Фb4+ c  последующим взятием слона на h4.
17.Kd6 : c8  Kb8 – c6   18.Kc8 – d6 
Белые трубят отбой. Более заманчивым кажется  18.Фd7 , но после  18. ...g6  черные заканчивают развитие. Вероятно, Спасский почувствовал, что атака не получилась и стал искать пути к спасению.
18....Ла8 – d8   19.Kd6 : b5  Фа3 – е7 !   
Именно этот ход сохраняет перевес за черными.
20.Фd2 – f4  g7 – g6   21.a2 – a4  Ch4 – g5
Фишер допускает неточность.  Следовало играть  21....Крg7  и после  Лhe8  легко завершить развитие, имея лишнюю пешку и выигранную позицию.
22.Фf4 – c4  Cg5 – e3+   23.Kpg1 – h1  f5 – f4    24.g2 – g3 !
Спасский защищается с присущей ему цепкостью и находчивостью, используя все тактические шансы.
24. ...g6 – g5   25.Ла1 – е1  Фе7 – b4 
Фишер стремится перевести игру в эндшпиль, так как угрозы белых  26.gf  gf   27.Л : f4  крайне неприятны для него.
26.Фс4 : b4  Kc6 : b4   27.Ле1 – е2  Kpf8 – g7 ?
Следовало играть 27. ...Кс6 !,  предупреждая контригру белых.
28.Kb3 – a5 !  b7 – b6   29.Ka5 – c4  Kb4 – d5
Кони белых получили большую активность и препятствуют вводу черной ладьи.
30.Kc4 – d6  Ce3 – c5   31.Kd6 – b7  Лd8 – c8 ?
После этого хода худшее для белых позади. Значительно трудне было бы играть, если бы Фишер нанес контрудар – 31. ...Ке3 !
32.с2 – с4 !  Kd5 – e3   33.Лf1 – f3  Ke3 : c4   34.g3 : f4  g5 – g4
Теперь уже осторожными должны быть черные – их король легко может попасть под удары белых фигур, и это позиционное преимущество вполне компенсирует недостающую пешку.
35.Лf3 – d3   h6 – h5    36.h2 – h3  Kc4 – a5 ?   
Ненужная децентрализация. Белые господствуют на обеих центральных вертикалях, и поэтому  черным  следовало разменять одну пару ладей : 36...Лhe8 !  37.Л : е8  Л : е8  38.К : с5  bc
37.Kb7 – d6 !  Cc5 : d6 ?
Вновь неточность. Только 37. ...Лс6   38.Ке8+  Крg6  оставляло черным шансы на победу.
38.Kb5 : d6  Лс8 – с1+   39.Kph1 – g2   Ka5 – c4   40.Kd6 – e8+!
Спасский ведет защиту с большим подъемом, максимально запутывая игру.
40. ...Kpg7 – g6
В этом положении партия была отложена.
При доигрывании последовало :
41.h3 – h4 ! ( записанный  ход  Спасского )
41. ...f7 – f6   42.Ле2 – е6   Лс1 – с2+        43.Kpg2 – g1  Kpg6 – f5   44.Ke8 – g7+   Kpf5 : f4    45.Лd3 – d4+   Kpf4 – g3 46.Kg7 – f5+  Kpg3 – f3   47.Ле6 – е4  Лс2 – с1+  48.Крg1 – h2 Лс1 – с2+   49.Крh2 – g1,  и  соперники согласились на ничью.
    Самое   удивительное,  что  оба   гроссмейстера   были  недовольны  своей  игрой.  Спасский – тем,  что  не допустив  ни  одной явной ошибки, позволил Фишеру  овладеть пасной  инициативой.  Фишер  же  не  мог  простить себе  нескольких  нетипичных  для него слабых ходов – особенно 27-й и 31-й, позволивших  Спасскому не только преодолеть все трудности, но и  получить более перспективную позицию.
    При доигрывании американский гроссмейстер без особых хлопот форсировал ничью, после чего, проанализировав с соперником ключевые моменты борьбы, пожал ему руку и удалился.


Глава  11.   ПРОДОЛЖЕНИЕ   СПОРА

    На третьей доске Тарраш и Нимцович с увлечением, словно не было позади семи десятилетий, продолжали давний и весьма принципиальный спор.
    Глава новой школы начала ХХ столетия всем своим видом показывал, что сегодня основоположнику "неоромантизма" не сдобровать.
    - Ну-с, господин Нимцович, сегодня я намерен преподать вам урок о пользе "висячих" пешек в ферзевом гамбите, если вы, конечно, не уклонитесь от  этого диспута, - поправаляя накрахмаленные манжеты, произнес Тарраш.
    - Я к вашим услугам, милостивый государь, - не скрывая сарказма, ответил Нимцович.
Тарраш высокомерно посмотрел на соперника и решительно двинул вперед ферзевую пешку.
                Тарраш  -  Нимцович
                Ферзевый  гамбит
1.d2 – d4  d7 – d5  2.Kg1– f3  e7 – e6  3.c2 – c4  c7– c5  4.e2 – e3  Kg8 – f6
5.Kb1– c3  Kb8 - с6 6.Cf1 – d3  Cf8 – d6    7.0 – 0  0 – 0    8.b2 – b3   b7 – b6    9.Cc1 – b2   Cc8 – b7    10.Фd1 – e2   d5 : c4  11.b3 : c4  c5 : d4   12.e3 : d4
Положительные и отрицательные стороны  "висячих" пешек здесь приблизительно уравновешиваются.
12. ...Ла8 – с8   13.Ла1 – d1  Kc6 – b4   14.Cd3 – b1  Cb7 : f3   15.g2 : f3  Cd6 – b8 !
 16.а2 – а3  Фd8 – c7   17.f3 – f4  Фс7 : f4   18.f2 – f3  Kb4 – c6   
Белые потеряли пешку, но наличие у них  обоих слонов, линии  "g" и, наконец, "висячих" пешек  ( что тоже имеет значение ) сулит им кое- какие шансы на атаку.
19.Кс3 – е4  Лf8 – d8   20.Kpg1 – h1  Kc6 – e7 !   21.Cb2 – c1  Фf4 – c7  22.Ke4 : f6+   g7 : f6 23.Фe2– g2+  Ke7– g6  24.Cb1– a2  Kpg8 – h8  25.f3 – f4  Kg6 – h4   26.Фg2– h3  Kh4 – f5   27.d4 - d5
Чтобы использовать диагональ  а1 – h8  для атаки. Продвижение пешек с целью открытия линий для стоящих позади фигур должно быть всецело отнесено к области "динамики".  В дальнейшем  черные на  "динамику" отвечают "статикой", по возможности тормозя и блокируя пешки  с4  и  d5.
27…Лd8 – g8   28.Cc1– b2   Лg8 – g6   29.Лf1– g1  Лс8– g8    30.Лg1: g6  Лg8 : g6   31.Лd1 - f1 Фс7 – с5   32.Фh3 – f3  Cb8 – d6  ( блокирование )   33.Фf3 – f2  Фс5 : f2   
Блокирующие поля  d6  и особенно  с5  служат как бы трамплином для всякого рода вторжений в лагерь противника . Так, например,  грозило  Фс5 – е3.
34.Лf1 : f2  Cd6 – c5  35.Лf2 – g2  Kph8 – g7  36.Лg2 : g6+  h7 : g6               
Теперь черным выиграть уже нетрудно.
37.Kph1 – g2   Cc5 – d4 !   38.Cb2 – c1   Cd4 – e3    39.Cc1 : e3    Kf5 : e3+    40.Kpg2 – f3   Ke3 – f5    41.Ca2 – b1  Kf5– d6   42.Cb1– d3   e6– e5   43.Kpf3– g4   
f6– f5+  44.Kpg4-g3   f7–f6  45. h2– h4   Kpg7– f7   46. Cd3 – e2  Kd6– e8   
47.Kpg3-f3   Kpf7 – e7    48. Kpf3 – e3   Ke8 – g7 49. Ce2 – f3   Kpe7 – d6 50.Cf3 – d1  Kg7 – h5   
Черные переводят коня на  h5,  чтобы раздвоить свои пешки по линии  " f " ,  а блокаду пешек  пока берет на себя король.
51.f4 : e5+  f6 : e5   52.Kpe3 – d3  Kpd6 – c5   53.a3 – a4 Kh5– f6  54.Cd1–e2 Kf6– e8  55.Kpd3– c3  Ke8–d6  56.Ce2 -f1 e5–e4   57.Kpc3– d2  f5 – f4   58.Kpd2 – c3  f4 – f3
Белые  сдались. 
    Перевес команды России вновь возрос до двух очков. Тарраш был явно сконфужен. Он категорически отказался анализировать партию и, пробурчав :"Урок переносится на завтра", поспешно покинул сцену.

Глава  12.   НИЧЬЯ ,  НО   КАКАЯ !

    В партии Каспаров – Тимман творилось что-то невообразимое. Соперники словно воскресили романтические времена Лабурдоне и Морфи.

                Каспаров  -  Тимман
                Новоиндийская  защита
1.d2 – d4  Kg8 – f6   2.c2 – c4  e7 – e6   3.Kg1 – f3  b7 – b6   4.Kb1 – c3  Cf8 – b4    5.Cc1 – g5 Cc8– b7  6.e2 – e3  h7– h6  7.Cg5 – h4  g7 – g5  8.Ch4 – g3  Kf6 – e4 
9.Фd1 – c2  Cb4 : c3+  10.b2 : с3 d7– d6   11.Cf1 – d3  f7– f5   12.d4 – d5  Ke4 – c5  13.h2 – h4  g5 – g4  14.Kf3 – d4  Фd8 – f6 15.0 – 0 Kb8 – a6   16.Kd4 : e6 !  Kc5 : e6   17.Cd3 : f5 !
Жертва фигуры за две пешки – очень интересная идея.
17. ...Ке6 – g7   18.Cf5 – g6+  Kpe8 – d7   19.f2 – f3 !  Лa8 – f8   20.f3 : g4  - третья пешка за фигуру.
20....Фf6 – e7   21.e3 – e4  Kpd7 – c8   22.Фс2 – d2  Kpc8 – b8   
Критический момент партии. Белым необходимо провести  е4 – е5, после чего позиция  в центре  разваливается.
23.Лf1 : f8+  Лh8 : f8   24.Фd2: h6
Белые выиграли еще одну пешку, однако теперь Тимман получает контригру.
24. ...Сb7 – с8 !   25.Ла1 – е1  Сс8 : g4   26.c4 – c5 !
Блестящая идея ! Этот ход еще более закручивает ситуацию.
26. ...Фе7 – f6 !
Тимман  находит  отличную  возможность – он  собирается  использовать связку  слона  g6, чтобы выиграть его ( при этом собственный король его как будто не беспокоит ).
27.с5 : d6 !  Cg4 – h5 !   28.e4 – e5  Фf6 : g6   29.Фh6 : g6  Ch5 : g6
Белые играют уже без двух фигур !
30.е5 – е6 !  Ка6 – с5   31.d6 – d7  Kc5 : d7   32.e6 : d7  Лf8 – d8    33.Ле1 – е6 !!  Сg6 – h5
Любопытная ситуация при  33. ...К : е6   34.de – белые пешки оказываются сильнее черной ладьи.
34.Cg3 – e5  Лd8 : d7   35.Лe6– h6  Ch5– f7  36.Ce5: g7 Фигур теперь поровну, но возникший эндшпиль с разноцветными слонами и проходными пешками на разных флангах необычайно интересен.
36. ..Сf7: d5    37.Cg7– e5   Cd5: a2    38.h4 – h5   Kpb8 - b7    39.g2 – g4   Ca2 - c4     40.g4 – g5 
a7– a5  41.g5 – g6  Лd7 – d5 42.Ce5– f4  Лd5– f5 43.Cf4 – g3  a5– a4  44.Лh6– h7  Лf5 - c5 45.h5 – h6  a4 – a3 
Увлекательная пешечная гонка : кто раньше !
46.Лh7– e7  a3 – a2  47.Ле7– е1  Сс4 – d3  48.h6 – h7  Лс5 – h5  49.Лe1 – a1  Cd3 : g6   50.Ла1 : а2  Лh5 : h7 
Напряжение  разрядилось.  В итоге  у  черных  лишняя  пешка, но  реализовать    этот  небольшой   перевес   вряд  ли  возможно.
51.Kpg1 – f2   Лh7 – d7   52.Kpf2 – e2  Лd7 – d5   53.Ла2 – а4  с7 – с5   54.Ла4 – f4  Cg6 – e8   55.Kpe2 – e3  Лd5– d1  56.Лf4 – e4  Ce8– b5  57.c3 – c4  Cb5 – d7 
58.Kpe3– e2  Лd1– g1 59.Ле4 - е7 Лg1 : g3    60.Ле7: d7+   Kpb7 – a6   61.Kpe2 – d2  Kpa6 – a5   62.Лd7 – d6
Согласились на ничью. 
    Когда гроссмейстеры обменялись рукопожатием, собравшиеся возле их столика шахматисты дружно зааплодировали.
    - Благодарю вас, молодые люди, - сердечно произнес Ласкер, пожимая руки Каспарову и Тимману, - наше искусство в надежных руках !
    - А вот я должен признать, что был неправ, предсказывая шахматам  ничейную смерть ! –воскликнул Капабланка. – Такая ничья являет собой подлинный расцвет шахмат и стоит десятка иных побед.
    Польщенные похвалой величайших корифеев прошлого, Каспаров и Тимман смущенно молчали.
    - Уважаемые коллеги, пресс – бюллетени к вашим услугам, помахивая толстой пачкой, - обратился к участникам матча появившийся в сопровождении Филидора и Петрова  Савелий Тартаковер.
    - Вот это оперативность ! – восторжено воскликнул Ласкер.
    - Мне выпала честь сделать последний ход первого тура, и я его сделал, - скромно ответил Тартаковер.
    - О, узнаю стиль нашего неподражаемого остроумца ! – развернув бюллетень, воскликнул Алехин. – Вот  послушайте :"Белый ферзь на  с2  опасен, на  b3  своеобразен, на  d4  энергичен, на  f3  самонадеян, на  е3  вразумителен, на  g5  упрям, на  h6  беспощаден."
    - Браво ! – зааплодировали присутствующие..
    - Или вот еще один шедевр, - продолжал Алехин. – "Тихий ход действует часто как землетрясение."
    - Неудивительно, что более полувека назад возникли трения между претендовавшими на вас  шахматными федерациями Франции и Польши.
    - Причем трения эти заключались в том, что французская федерация настаивала, чтобы я вернулся в Польшу, а польская – чтобы я оставался во Франции, -  подхватил Тартаковер, вызвав гомерический хохот окружающих.
Шахматисты постепенно расходились. Последними покидали опустевшее кафе  Филидор и  Петров.
    - Ваши гроссмейстеры  играли блестяще ! – воскликнул  французский маэстро.
    - С огромной радостью я принимаю вашу похвалу, - кивнул головой Петров.

Глава  13.   РЕВАНШ   СМЫСЛОВА

    Утренние парижские газеты пестрели крупными заголовками : "Россия выходит вперед !", "Первая  трагическая опера Филидора",  "4 : 6 !  Можно ли спасти матч ?" и тому подобное. При этом вездесущие журналисты во всех подробностях смаковали все, что так или  иначе имело отношение к этому уникальному соревнованию.
    Особую пикантность поединкам второго тура придавала публикация в "Котидьен де Пари" под  заголовком :"Главный приз - ... борода Фишера!".  Корреспондент газеты сообщал, что, по его мнению,  главной сенсацией матча явилось согласие Фишера дать интервью одному из представителей столь ненавистного ему клана  журналистов. Беседу, длившуюся всего три минуты, Бобби закончил категорическим утверждением, что его победа над Спасским позволит команде Филидора впервые повести  в счете, и это будет решающим переломом в матче. "В противном случае, - добавил Фишер, - я обещаю публично ... сбрить свою бороду".
    Вновь, как и накануне на всех десяти досках завязались жаркие теоритические дуэли.
Смыслов уже  на 12-м ходу пожертвовал  Эйве пешку. Голландский шахматист не разобрался в ситуации, отстал в развитии, и его король попал под сокрушительную атаку.

               
                Смыслов  -  Эйве
                Испанская  партия

1.e2 – e4  e7– e5  2.Kg1– f3  Kb8 – c6  3.Cf1– b5  a7 – a6  4.Cb5 – a4  Kg8– f6 
5.0 – 0  Kf6: e4 6.d2 – d4  b7 – b5   7.Ca4 – b3  d7 – d5   8.d4 : e5  Cc8 – e6   
9.Фd1 – e2 ! 
Этот ход очень силен, так как белые  угрожают  атакой  пункта  d5.
9…. Ke4 – c5   10.Лf1 – d1  Kc5 : b3   11.a2 : b3  Фd8 – c8   12.c2 – c4 !
Белые предлагают жертву пешки, получая взамен прекрасное развитие и атаку на короля противника.
12. ...d5 : c4
Относительно лучшие шансы на оборону давало  12....bc   13.bc  Kb4, хотя после 14.Кс3 белые сохраняют значительное позиционное преимущество.
13.b3 : c4  Ce6 : c4   14.Фе2 – е4
К этой позиции и стремились белые, предлагая жертву пешки. Они надеются использовать слабости черных на ферзевом фланге, а также ненадежное положение черного короля. И, действительно, защита для черных  теперь очень трудна.
14. ...Кс6 – е7 ?
Эта защита плоха и быстро ведет к безнадежному положению для черных, так как  они значительно отстали в развитии, а их король попадает под решающую атаку.
15.Kb1 – a3  c7 – c6    16.Ka3 : c4  b5 : c4   17.Фе4 : с4 Фс8 – b7
В случае  17. ...Фе6  белые могли жертвовать ферзя :  18.Л : а6  Ф : с4   19.Л : а8+  Кс8   20.Л : с8+  Кре7   21.Лс7+ с решающей атакой.
В случае  17. ...Кd5  следует  18.Кd4, либо оттесняя коня, либо выигрывая пешку с6.
18.е5 – е6   f7– f6   19.Лd1 – d7  Фb7– b5  20.Фс4 : b5 с6 : b5    21.Kf3 – d4  Ла8 – с8
Угрожало  22.К : b5 . Черные уже не в состоянии защитить пешки своего ферзевого фланга.
22.Сс1– е3  Ке7– g6  23.Ла1: а6  Кg6– e5  24.Лd7 – b7 Сf8 – c5   25.Kd4 – f5  0 – 0   h2 – h3,  и черные сдались.
    Счет  в  матче  стал  7 : 4  в  пользу  шахматистов России.
    Даже самые неисправимые оптимисты считали, что  исход матча предрешен, а Михаил Таль, не удержавшись, подошел к столику Фишера и, поглаживая свой подбородок,  скорбным голосом произнес :" Плакала твоя борода, Бобби !"
Погруженный в глубокие раздумья  американец  еще крепче обхватил голову руками.

Глава  14.   НЕПРОБИВАЕМАЯ   КРЕПОСТЬ   ХЮБНЕРА 

     Ситуация в матче требовала от команды Филидора самых энергичных действий. Особенно в тех партиях, где избранные шахматисты мира играли белыми.
Тем не менее, несмотря на право выступки, Хюбнер в партии с Петросяном, не надеясь переиграть своего грозного противника, построил непробиваемую крепость, и после 27 ходов гроссмейстеры  заключили  мир.

                Хюбнер  -  Петросян
                Сицилианская  защита
1.e2 – e4  c7 – c5  2.Kg1– f3  e7– e6  3.d2 – d4  c5 : d4  4.Kf3 : d4  Kg8 – f6 
5.Kb1– c3  d7 - d6  6.Cf1 – c4
Белые решают играть вариант Созина. Достаточно опасным продолжением  для черных считается 6.g4, ведущее к острой игре с перевесом у белых.
6. ...Сf8 – e7   7.Cc1-e3   0 – 0   8.f2 – f4
В подобных позициях белым рекомендуется отвести слона на  b3, чтобы  препятствовать  продвижению  d5  или угрозе К : е4  с  последующим  d5. Видимо, Хюбнер в случае  8.Сb3
опасается  маневра  8. ...Ка6   9.Фе2  Кс5  и, прежде чем сделать длинную рокировку, надо играть  10. f3.  Но ведь в случае 8. ...Ка6 возможно  9.f4   Kc5   10.Фf3 , и белые имеют выбор между короткой и длинной рокировкой.  После  8.f4  у черных легкая жизнь.
8…d6 – d5    9.Cc4 – d3   d5 : e4    10.Kc3 : e4  Kf6 – d5   
Используя неудачное  скопление белых фигур в центре, черные перехватывают инициативу.
11.Фd1 – f3  Kd5 : e3   12.Фf3 : e3  Фd8 – b6   13.0 – 0 – 0  Лf8 – d8   14.c2 – c3  Kb8 – c6    15.Ke4 – g5  Ce7 : g5   16.f4 : g5  Kc6 : d4    17.c3 : d4   е6 – е5
Сыграно энергично и последовательно. При спокойном развитии  17. ...Cd7  белые могли создать опасные угрозы на королевском фланге после  18.h4.
18.Фе3 : е5  Сс8 – е6   19.Крс1 – b1  Лd8 – d5
На  это  и  рассчитывали  черные. Пешку  d4  они  вскоре отыгрывают и сохраняют  лучшую позицию.
20.Фе5 – е4   g7 – g6   21.Cd3 – c4 !  Ce6 – f5   22.Cc4 :d5   Cf5 : e4   23.Cd5 : e4    Ла8 – d8   
24.h2 – h4
Один  из  видов  позиционной  ничьей.  Белые  соорудили  "крепость",  разрушить  которую  черные не в состоянии.
24...Лd8: d4  25.Лd1: d4  Фb6: d4  26.Ce4 : b7  Kpg8 - f8 27.Cb7 - f3  Фd4 – f2
Согласились на ничью.
    - Я  бы  все  же  рискнул   вместо   14.с3   сыграть   14. Кg5, -  не  очень  уверенно  произнес наблюдавший за партией  Эйве.
    - Играть с Петросяном  на выигрыш в равной позиции –рубить сук, на котором сидишь,- словно оправдываясь ответил западногерманский гроссмейстер.
Эйве понимающе кивнул головой.
    - Нет, действительно, - не успокаивался Хюбнер, - даже Таль на моем месте вряд ли сумел бы изыскать какие – либо атакующие ресурсы.
    - Тем паче, что сейчас Таль изыскивает ресурсы, отнюдь, не атакующие, - указывая на демонстрационную доску, промолвил Эйве.
Хюбнер поднял голову и, переводя взгляд от одной доски к другой,  воскликнул :
    - Посмотрите, как красиво атакует короля Нимцовича Тарраш !
Не успел он закончить эту тираду, как зал разразился аплодисментами. Грациозно склонив голову, Тарраш с наслаждением упивался минутами славы.

Глава  15.   ТАРРАШ   ОБЪЯВЛЯЕТ   МАТ 

    - Господин Тарраш, я готов с прилежанием гимназиста внимать каждому вашему ходу ! – с нескрываемой иронией воскликнул Нимцович, передвинув ферзевую пешку на два поля вперед.
Тарраш гневно блеснул стеклами своего пенсне и в тон сопернику ответил :
    - Я ценю ваше прилежание,господин Нимцович, и постараюсь достойно вознаградить его.
    На этом словесная перепалка закончилась, и соперники всю свою энергию сосредоточили на шахматной доске.
    С некоторой перестановкой ходов был разыгран симметричный вариант защиты Тарраша. Снова у автора этого варианта образовались "висячие" пешки, но на этот раз он действовал  изобретательно, энергично и на 19-м ходу эффектно пожертаовал слона. Эта комбинация  вызвала аплодисменты в зале, и воодушевленный поддержкой зрителей Тарраш даже отказался от очевидного мата на 30-м ходу, предпочтя отправить короля соперника в долгое изгнание, где и объявил ему эффектный мат.

                Нимцович  -  Тарраш
                Ферзевый  гамбит
1.d2 – d4  d7 – d5  2.Kg1– f3  c7– c5  3.c2 – c4  e7– e6  4.e2 – e3  Kg8– f6  5.Cf1– d3  Kb8 - c6 6.0 – 0  Cf8 – d6   
Избирая защиту, носящую его имя, Тарраш охотно шел на изоляцию своей центральной пешки.
7.b2 – b3  0 – 0   8.Cc1 – b2  b7 – b6   9.Kb1 – d2
Нимцович первым нарушает фигурную, а затем и пешечную симметрию.
9. …Cc8 – b7   10.Ла1 – с1  Фd8 – e7   11.c4 : d5  e6 : d5   12.Kf3 – h4  g7 – g6   13.Kh4 – f3
Вызвав ослабляющий позицию короля ход  g7 – g6, конь возвратился на место.
13. ...Ла8 – d8   14.d4 : c5  b6 : c5
Слабы или сильны "висячие" пешки  "с" и  "d" ?  Слабы, поскольку их приходится защищать фигурами ( продвижение одной из пешек сразу же ослабит поле перед другой ).  При этом размены фигур, как правило, выгодны стороне, играющей против "висячих" пешек. Однако открытые линии и потенциальная возможность ходом  d5 – d4  начать комбинационные действия против королевского фланга ( а также против пункта  е3 )  дают черным определенные контршансы.
15.Cd3 – b5  Kf6 – e4   16.Cb5 : c6  Cb7 : c6   17.Фd1 – c2  Ke4 : d2   18.Kf3 : d2 
d5 – d4 !
Вступление к блестящей комбинации ! Черным представилась выгодная возможность открыть диагональ слону  с6. 
19. e3 : d4    Cd6 : h2+ !   20. Kpg1 : h2    Фе7 – h4+   21.Kph2 – g1  Cc6 : g2 !  23.f2 – f3
 Вторую жертву принимать нельзя. На 22 .Кр : g2  черные  выигрывают  путем  22...Фg4+   23.Kph1  Лd5.
Чтобы защититься от мата, белые вынуждены отдать ферзя, однако, после  24.Ф : с5  Лh5+   25.Ф : h5  Ф : h5+  - вслед за этим черные выигрывают коня  d2  и без труда побеждают.
22. …Лf8 – e8 !   23.Kd2 – e4 
Если  23.Кр : g2, то  23. ...Ле2+ - и мат в два хода.
23. ...Фh4 – h1+    24.Kpg1 – f2  Cg2 : f1
Материальный перевес  уже на стороне черных, так как взять слона белые не могут : если  25.Л : f1, то 25....Фh2+  и затем  26...Ф : с2
25.d4 – d5
Попытка "сдвоить" ферзя и слона и создать угрозы по большой  диагонали.
25. ...f7 – f5 !   26.Фс2 – с3  Фh1 – g2+   27.Kpf2 – e3  Ле8 : е4+ !
Блестящая жертва !
28.f3 : e4   f5 – f4+
Находясь во власти необъяснимого  эстетического озарения, Тарраш отказывается от "грубого" мата в три хода :  28....Фg3+   29.Kpd2  Фf2+   30.Kpd1  Фе2х
29.Кре3 : f4  Лd8 – f8+   30.Kpf4 – e5 
Белый король под конвоем следует во вражеский лагерь.
30. ...Фg2 – h2+   31.Kpe5 – e6  Лf8 – e8+   32.Kpe6 – d7  Cf1 – b5 Мат !
    Нимцович растерянно смотрел на своего погибшего короля, а затем с трудом выдавил :
    - Если  бы не моя ошибка на 19-м ходу, результат мог быть иным.
    - После драки кулаками не машут ! – явно наслаждаясь беспомощностью поверженного соперника, назидательно  произнес Тарраш.
    - Доктор, обратите внимание, какую коварную ловушку Ласкеру поставил Алехин, -  пришел  на помощь Нимцовичу Эйве.
    - Шахматы – искусство, а не игра в ловушки, - едва взглянув на демонстрационную доску, высокопарно произнес Тарраш.
    Он вновь повернулся к своему противнику, но того за столиком уже не было.

Глава  16.   ЛАСКЕР   ЕСТЬ   ЛАСКЕР !   

    Партия Ласкер – Алехин протекала необычайно остро. Оба великих шахматиста играли с таким  вдохновением, что, казалось, никому из них не удастся взять верх. Однако  в самый напряженный  момент  борьбы  Алехин  попал в цейтнот , и чаша весов стала склоняться в пользу  Ласкера.
    Скованный недостатком времени, Алехин тем не менее сумел поставить своему гениальному сопернику коварнейшую  ловушку.
Но Ласкер есть Ласкер !  Тонко разобравшись в  ситуации на доске, он уверенно довел партию до победы.

                Ласкер  -  Алехин
                Контргамбит  Альбина
1.d2 – d4  d7– d5  2.c2 – c4  e7– e5  3.d4 : e5  d5 – d4  4.Kg1– f3  Kb8 – c6 
5.a2 – a3  Cc8 - g4 6.Kb1 – d2  Фd8 – e7
Контргамбит  Альбина  изобилует  ловушками.  Сейчас,  например,  грозит  7. ...К:е5  и на  8.К : d4   черные  объявляют мат  8. ... Кd3х.  Вообще ход 6. ...Фе7 не очень хорош : черные отыгрывают пешку, но при этом пока блокируют свой королевский  фланг.
7.h2 – h3  Cg4 : f3   8.Kd2 : f3  0 – 0 – 0   9.Фd1 – d3
Развивающий ход и в то же время косвенная защита гамбитной пешки : 9 ..К : е5  10.Фf5+  Kd7   11.K : d4
9. ...h7 – h6   10.g2 – g3  g7 – g6   11.Cf1 – g2  Cf8 – g7
При внешнем  сходстве в развитии сторон есть существенная разница : слон  g2  будет поддерживать опасную комбинированную атаку на вражеского короля, а слон  g7  упрется в собственную пешку, за которой будет простираться пустая диагональ ( после b2 – b4 и
Ла1 - с1).
12.0 – 0  Kc6 : e5   13.Kf3 : e5  Cg7 : e5   14.b2 – b4 !  f7 – f5 !   
Алехин не намерен безропотно ждать своей участи. Он наметил замечательное комбинационное построение, которое осталось не разгаданным его соперником.
15.c4 – c5  Фе7 – е6   16.с5 – с6  Kg8 – e7
Алехин проявляет хладнокровие, пропуская пешку на  b7. Правда, выбор у него невелик – в случае  16.bc   17.Фа6+  черные недолго смогли бы продержаться.
17.с6 : b7+  Kpc8 – b8
Спасение черным может принести только встречная атака  в центре и на королевском фланге.
18.Сс1 – b2
Неточность. В критический момент слон  ушел с решающей диагонали с1 – h6.  Необходимо было  18.Сd2
18. …Лd8 – d6  19.Лa1 – c1  Лh8 – d8  20.Лс1 – с2  f5 – f4 !   21.g3 : f4  Ce5 : f4  22.Лf1 – d 1
Сейчас самое время было сыграть  22.Сс1.
22. ...Ке7 – f5   23.Cb2 – c1  Kf5 – e3 !   24.Лс2 – с5 !  Фе6 – f6
Черные  ничего  не  достигнут ,  взяв  ладью  ( ввиду   25. C : f4 ) , но  слона  g2  взять  было  самое  время.  Однако Алехин  не желает блестяще задуманный набег коня завершить простым разменом – он помышляет о выигрыше.
25.Фd3 – e4 !  Ke3 : d1
Взяв ладью, Алехин решил, что все  в порядке, так как  следующим ходом конь с темпом утверждается на  с3, хотя  правильно было взять слона  на  g2.
26.Cc1 : f4  Kd1 – c3   27.Cf4 : d6 !!
Если  27...К : е4, то  28.С : с7+  Кр : b7  29.C:е 4+  Крс8   30.Се5+  или 29. ...Кра6   30.Ла5х  ( или 30.b5х ).
27. ...Фf6 : d6   28.Фе4 – е5  Фd6 – b6   В этот момент Алехин  уже был в цейтноте. Но он успел все – таки поставить  поистине дьявольскую ловушку : сейчас Ласкеру предлагается сыграть  29.Лс6  и  после 29. ...Ф : b7   30.Л : с3  dc   31.C : b7  c2 !  черные выигрывают.
Но Ласкер уверенно обходит все подводные рифы.
29.Фе5 – е7  Фb6 – d6    30.Лс5 – е5  d4  - d3    31.e2 : d3  Фd6 : d3   32.Ле5 – е3  Фd3 – d1+   33.Kpg1 – h2  Kc3 – b5    34.Ле3 – е6  Kb5 : a3    35.Ле6 – f6  с неотвратимой угрозой   Лf6 – f8.
Черные сдались.
    Преимущество сборной России сократилось до одного очка.

Глава  17.   ЛАРСЕН   СРАВНИВАЕТ   СЧЕТ

    Бент Ларсен был настроен как никогда воинственно.
    - Яд пешки  а7  до сих пор отравляет все мое существо. Я рвусь в бой  и  жажду реванша, - не скрывая своих намерений, бросил он Талю.
    - Тогда начнем ! – тоном бывалого дуэлянта воскликнул Таль, посылая вперед королевскую пешку.
Ларсен тут же ответил выпадом пешки ферзевого слона.
На 15-м ходу Таль пожертвовал качество. Датчанин встал, неторопливо снял пиджак и повесил его на спинку стула. Затем он, не колеблясь, принял жертву. Таль стал подолгу задумываться и уже в середине партии незаметно попал в цейтнот. Заторопившись, рижанин дважды ошибся, чем незамедлительно воспользовался  Ларсен. В последний раз Таль мог добиться ничьей на 28-м ходу, но вместо этого он дал импульсивный шах конем. Дальнейшие ходы  рижский гроссмейстер делал как бы по инерции и опомнился лишь тогда, когда откладывать партию не имело уже никакого смысла.

                Таль  -  Ларсен 
                Сицилианская  защита

1.e2 - e4  c7– c5  2.Kg1– f3  d7– d6  3.d2– d4  c5: d4   4.Kf3 : d4  Kg8– f6  5.Kb1– c3  Kb8 - c6 6.Cc1 – g5  e7 – e6  7.Фd1 – d2  Cf8 – e7  8.0 – 0 – 0   0 – 0  9.f2 – f4  Kc6 : d4  10.Фd2 : d4  Фd8 -a5 11.Cf1 – c4  Cc8– d7  12.Kpc1 – b1  Cd7– c6  13.Лh1 – f1  h7– h6  14.Cg5 – h4  Фa5 – h5  15.g2 - g 3 g7– g5  16.f4 : g5  h6 : g5  17.Лf1 : f6  Ce7 : f6  18.Фd4 : f6  g5 : h4   19.g3 : h4  Kpg8 – h7  20.e4 - е5 d6 : e5  21.Лd1 – f1
Белые шли на эту позицию, полагая, что она в их пользу. Но нужно отдать должное Ларсену, нашедшему сильный защитительный ход. Кроме того, на последующие 19 ходов у белых оставалось только 20 минут.
21. ..Фh5 – g6 !  22.Фf6 : e5  f7 – f5  23.Cc4 – d3 
Нужно было играть  23.Ке2  и  на  23. ...Фf6  24.Ф : e6 ,  после чего у белых, несмотря на отсутствие качества, хороший эндшпиль.
23. ...Фg6 – f6  24.Фе5 – е3  Ла8 – d8  25.Kc3 – e2  a7 – a6  26.Ke2 – f4  e6 – e5   27.Kf4 – h3  e5 – e4   28.Kh3 – g5+
После  28.Се2  позиция белых была бы еще вполне защитима, но теперь уже вряд ли.
28. ...Kph7– h8  29.Фе3– е2  Фf6 – h6  30.Cd3 – c4  f5 – f4  31.Kg5 – f7+  Лf8 : f7  32.Cc4 : f7     f4 – f3   33.Фе2 – с4  Фh6 – f6   34.Фc4 – b3  Фf6 – d4   35.a2 – a3  e4 – e3  36.Лf1 – c1
Не проходит  36.Фе6  с угрозой  37.Фh6х, так как  черные отвечают : 36... Фd1+ 
37.Л : d1 Л : d1+   38.Kpa2  Cd5+   39.Ф : d5  Л : d5   40.C : d5  e2,  и черные выигрывают.
36... е3 – е2     37.Фb3 – e6   Фd4 – f4     38.Фе6 – е7   Фf4 : c1+    39.Kpb1– a2     Фс1 – g1 
40.Фd7 : d 8+  Крh8 – h7   
Таль печально задумался, записал на бланке очередной ход  -  41.Сс4  и ... сдался.
    Счет в матче стал равным – 7,5 : 7,5.
    - Вендетта  по-сицилиански  в  датском стиле, - подвел невеселый итог Таль.
Поздравляя Ларсена, он сказал :
    - Я точно рассчитал все варианты, связанные с жертвой качества, но не учел лишь одного.
    - Какого именно ?
    - Что вы снимете пиджак !
    Датчанин долго смеялся, а затем заключил :
    - Даже при равном счете я отдал бы предпочтение  Талю, который не только красиво побеждает, но и , что особенно ценно, красиво, истинно по-джентльменски проигрывает.
Он хотел что-то добавить, но в это время зал вновь взорвался аплодисментами – зрители приветствовали Фишера, эффектно завершившего партию со Спасским.

Глава  18.   ФИШЕР   ВЕРЕН   СЕБЕ 

    Как и в первом круге, Фишер опоздал к началу партии ровно на пятнадцать минут. Когда Альберик  О'Келли учтиво поинтересовался причиной опоздания, Бобби снисходительно  бросил в ответ :
    - Я и так  пошел на большие уступки организаторам, согласившись играть на шестой доске и разрешив установить в зале телевизионные камеры. Но чтобы мне досаждали эти прохвосты с фотоаппаратами – этого я никогда не допущу.  Если бы им отвели для съемок не десять, а тридцать минут, я опоздал бы на тридцать пять. Понятно ?
С этими словами он приветливо протянул руку Спасскому и сделал первый ход.
    В этой партии был разыгран ферзевый гамбит. Спасский избрал защиту Тартаковера, в которой, как показали события на доске, Фишер чувствовал себя словно в родной стихии.
Сделав в миттельшпиле подряд два инертных хода, Спасский вскоре совершил решающую ошибку. Став хозяином положения, Фишер действовал безошибочно и завершил борьбу  эффектной  жертвой  ладьи.

               
                Фишер  -  Спасский
                Ферзевый  гамбит
1.c2 – c4  e7– e6  2.Kg1 – f3  d7– d5  3.d2 – d4  Kg8 – f6  4.Kb1– c3  Cf8– e7 
5.Cc1– g5  0 – 0 6.e2 – e3  h7 – h6  7.Cg5 – h4  b7 – b6  8.c4 : d5  Kf6 : d5   
9.Ch4 : e7  Фd8 : e7  10.Kc3 : d5  e6 : d5 
Главная позиция всей системы игры в этом варианте. Черные готовят продвижение с7-с5, чтобы  получить две связанные пешки в центре.  Сильные эти пешки или слабые ?  Решению этого вопроса  подчинены дальнейшие  стратегические планы соперников.
11.Ла1 – с1  Сс8 – е6  12.Фd1 – a4  c7 – c5  13.Фа4 – а3  Лf8 – c8  14.Cf1 – b5 !
Если черные теперь выведут коня на  d7, белые разменяют его , и их конь будет значительно сильнее вражеского слона. Приходится прогонять слона с  b5, тогда безнадежно слабой окажется черная пешка  а6. Вот на таких тонкостях основана искусная игра Фишера.
14. ...а7 – а6 ?  15.d4 : c5  b6 : c5   16.0 – 0  Ла8 – а7 ?   17.Сb5 – e2  Kb8 – d7
Спасский явно переоценивает свои защитные возможности. Ему не следовало допускать следующего хода белых. Предпочтительнее было  17. ...Фf8  или  17. ...Крf8.
18.Kf3 – d4 !
Этим неожиданным маневром коня с последующей жертвой пешки белые захватывают инициативу.
18. ...Фе7 – f8
Здесь и в дальнейшем Спасский обороняется неточно. Вместо  18. ...Фf8  лучше было подготовиться к операциям белых в центре и сыграть  18....Кf6.
19.Kd4 : e6  f7 : e6  20.e3 – e4 !
Спасский явно не ожидал этой глубоко продуманной жертвы пешки. Наряду с давлением на "висячие" пешки белые планируют наступление на королевском фланге. Сейчас черные должны были поддерживать напряжение в центре, продолжая 20. ...Кf6.
20. …d5 – d4 ?
Трудно даже объяснить, как мог шахматист силы Спасского сделать такой ход.  Черные пешки теперь обесцениваются, белый слон получает грозную диагональ, благодаря чему белые легко добиваются выигрышного положения.
21.f2 – f4 !  Фf8 – e7  22.e4 – e5  Лс8 – b8  23.Ce2 –c4
Белые, не торопясь, "настраивают" свои фигуры. В этот момент у Спасского была последняя возможность обострить игру ходом  23. ...Кb6,  но он не использовал ее.
23. ...Kpg8 – h8  24.Фa3 – h3 !  Kd7 -  f8  25.b2 – b3  a6 – a5  26.f4 – f5 !  e6 : f5  27.Лf1 : f5
Белые поля в лагере черного короля безнадежно ослаблены, и речь идет уже о матовой атаке.
27. ... Kf8 – h7   28.Лс1 – f1  Фе7 – d8   29.Фh3 – g3  Ла7 – е7   30.h2 – h4
Белые имеют подавляющее превосходство. Их фигуры расположены идеально и словно ждут сигнала  перейти к решительным действиям. Этим сигналом будет движение центральной пешки "е".
30. ...Лb8 – b7   31.e5 – e6  Лb7 – c7 32.Фg3 – e5  Фd8 – e8   33.a2 – a4 ,  пресекая последнюю попытку контригры.
33...Фе8– d8  34.Лf1– f2  Фd8– e8   35.Лf2– f3  Фе8 - d8 36.Сс4 – d3 !
Белые выстраивают батарею по диагонали  b1 – h7, создавая  матовые угрозы.
36. ...Фd8 – e8  37.Фe5 – e4  Kh7 – f6
Угрожало  38.Лf8+ !  K : f8  39.Л : f8+  и   40.Фh7х.
38.Лf5 : f6 !
Несложная, но  очень эффектная  жертва качества.
38...g7 : f6  39.Лf3 : f6  Kph8– g8  40.Cd3– c4  Kpg8 - h8 41.Фe4 – f4
Ввиду многочисленных угроз черные сдались.
    Когда Спасский протянул руку победителю, наиболее  рьяные  поклонники  американского гроссмейстера   начали  дружно скандировать :"Боб – би ! Боб – би !"
    Радостно пожимали руки Фишеру и его товарищи по команде. Даже невозмутимый Тарраш подошел к сияющему триумфатору и, сняв пенсне, приветствовал его едва уловимым  наклоном головы.
    Счастливый американец на этот раз великодушно позволил фотографировать себя ворвавшимся на сцену корреспондентам.
    - Браво, Бобби ! – похлопал его по плечу  Таль. – За такую бороду стоило бороться !
    - Господа, взгляните на четвертую доску ! – воскликнул Нимцович. – Сейчас Ботвинник сыграет  Фс3, и счет в матче вновь станет равным. 

Глава  19.   ТРАГЕДИЯ   В   ЦЕЙТНОТЕ

    Перед началом партии Ботвинник – Капабланка  оба шахматиста уведомили судейскую коллегию о достигнутой ими  договоренности относительно цвета фигур. Тут же был подписан соответствующий протокол, после чего соперники начали борьбу.
    В дебюте Рети Ботвинник добился ощутимого преимущества, которое в миттельшпиле приняло столь грозные очертания, что его  победа казалась лишь делом  непродолжительного времени.
    Однако в цейтноте российский шахматист сначала выпустил выигрыш, а следующим ходом и вовсе погубил столь удачно складывавшуюся для него партию.

                Ботвинник  -  Капабланка
                Дебют  Рети
1.Kg1 - f3   Kg8 – f6  2.c2 – c4  e7– e6  3.g2 – g3  b7– b6  4.С1 – g2  Cc8 – b7 
5.0 – 0  c7 – c5 6.b2 – b3  Kb8 – c6
Первая неточность, которая в дальнейшем приводит ко все возрастающим затруднениям. Правильно было  6. ...Се7  с последующим  0 – 0.  Теперь же черные принуждаются к выгодным для белых разменам.
7.Сс1 – b2  Cf8– e7  8.Kb1 – c3  0 – 0   9.d2 – d4  Kc6 : d4  10.Kf3 : d4  Cb7: g2   11.Kpg1 : g2 с5 : d4   12.Фd1: d4   Фd8 – c7
Преимущество белых становится весьма реальным. Они выиграли в пространстве, кроме того, у черных слаба пешка "d".
13.е2– е4  Ла8– d8  14.Ла1– d1  Фс7– b7  15.f2 – f3  Kf6– e8  16.Лd1– d2   f7– f5  17.Лf1 - d1 Се7 – g5   18.Лd2 – d3  Cg5 – f6   19.e4 – e5  Cf6 – e7   20.Фd4 – f2 
Лf8 –f7   21.Фf2 – d2  Ce7 – b4 22.а2 – а3  Сb4 – f8  23.Kc3 – e2  Ke8 – c7 
24.Ке2-f4  g7 – g6 
Белые имеют подавляющее позиционное преимущество и могут его реализовать различными способами.
25.h2 – h4  b6 – b5  26.c4 : b5  Фb7 : b5  27.Лd1 – c1  Фb5 – b7  28.Лс1 : с7
Белые выигрывают пешку, но создают весьма сложную позицию. Сразу выигрывало  28.Фа5   d5  29.ed  C : d6  30.Ce5  и черным не избежать значительных материальных потерь.
28. ...Фb7 : c7   29.Kf4 : e6  d7 : e6    30.Лd3 : d8  f5 – f4    31.g3 – g4  Фс7- е7    32.Крg2 – h3   Фе7 – b7    33.Фd2 – d3   Kpg8 – g7   34.b3 – b4   a7 – a5    35.b4 – b5  a5 – a4    36.g4 – g5  Cf8 – c5 37.Лd8 – d6
У белых лишняя пешка и преимущество в центре и на ферзевом фланге. Но предпринятая ими жертва качества создает сложную позицию, требующую очень точной игры.
37. ...Сс5 : d6   38.e5 : d6+   Kpg7 – f8   39.Cb2 – f6 ?
Этот ход выпускает выигрыш. Правильно было  39.Фс3  Кре8   40.Фс6+  Лd7   41.Ce5  или 39.Фс3  е5  40.Фс6  е4   41.fe  f3   42.Cd4 ! – и в обоих вариантах белые выигрывают без особого труда.
39. ...Kpf8 – e8   40.Cf6 – e7?
Решающая   ошибка.   Продолжая    40.Kpg2   Kpd7  41.Фс4 , белые легко добивались ничьей.  Теперь же белые  проигрывают.
40.... Лf7 – f5 !    41.Фd3 – c3  Kpe8 – d7    42.b5 – b6 Фb7 – c6   Этот ход черных  не оставляет белым  никаких шансов  на  спасение.
43.  Фс3 – g7    Фс7 : f3+     44. Kph3 – h2   Фf3 – g3+ 45.Kph2–h1  Фg3 : h4+ 
46.Kph1–g1  Фh4–e1+  47.Крg1- h2 Kpd7 – c6   48.Фg7 – b2  Лf5 – d5   49.Фb2 – c2+   Kpc6 – b5
Белые  сдались.
    Теперь уже с перевесом в два очка  лидировала  команда избранных шахматистов мира.

Глава  20.   ОТКУДА   БЕРЕТСЯ   ВДОХНОВЕНИЕ  ?

    Когда главный арбитр объявил перерыв, незавершенными, как и накануне, оказались три партии. Чигорин, играя со Стейницем, выиграл качество, но первый чемпион  мира изобретательно  защищался  и  рассчитывал на ничью. Не потерял шансов разделить очко с Карповым и Портиш, переведший партию в окончание с разноцветными слонами. К мирному исходу стремился и Тимман, но его задача была более сложной, так как владевший грозной инициативой  Каспаров имел за ладью двух отлично взаимодействовавших друг с другом коней.
Напряжение в матче достигло предела.  Даже  в перерыве зрительный зал гудел, как потревоженный улей. Когда же шахматисты вновь появились на сцене, шум в зале заметно усилился. Все попытки судейского трио добиться тишины успеха не имели. Любителей шахмат настолько захватил дух борьбы, что они ощущали себя ее полноправными участниками, ликуя и страдая вместе с победителями и побежденными.
    Тимман и Каспаров разыграли испанскую партию. Владевший черными фигурами россиянин после 22 ходов уравнял игру, а затем, использовав ошибку соперника, перехватил инициативу. Серией точных ходов Каспаров пресек все попытки голландского гроссмейстера разменять ферзей, и после эффектного 51-го  хода черных Тимман остановил часы.
    Вот как это  произошло.
1.е2 – е4   е7– е5  2.Kg1– f3  Kb8– c6  3.Cf1– b5  a7 – a6  4.Cb5 – a4  Kg8– f6  5.0– 0  Cf8 -e7 6.Лf1 – e1  b7 – b5   7.Ca4 – b3  d7 – d6  8.c2 – c3  0 – 0  9. – h3  Cc8 – b7   10.d2 – d4   Лf8 – e8 11.Kb1 – d2 
В  1984 году  в "матче века" в Лондоне Тимман против Каспарова применил иную расстановку : а2 – а4  и  b2 – b4.
11….Ce7 – f8  12.a2 – a3  h7 – h6  13.Cb3 – c2  Kc6 – b8  14.b2 – b4
Главная идея варианта – белые намерены сыграть  Сс1 – b2  и  с2 – с4, после чего белые слоны оказывают сильное давление на неприятельский королевский фланг.
14. ...Kb8 – d7  15.Cc1 – b2  g7 – g6  16.c2 – c4  e5 : d4
Хуже  16. ...bс   из-за  17.de
17.c4 : b5  a6 : b5  18.Kf3 : d4  c7 – c6  19.a3 – a4   b5 : a4   20.Cc2 : a4  Фd8 – b6 
Каспаров применяет новое продолжение – чаще встречалось  20. ...Лс8
21.b4 – b5  c6 : b5  22.Ca4 : b5  d6 – d5 !
Черные уравняли игру.
23.Ла1 : а8   Сb7 : a8    24.Фd1 – a4   Kd7 – c5   25.Фа4 – с2  Ле8 – b8 !  26.e4 : d5   Kf6 : d5 27.Kd2 – c4
Редкий случай – все четыре коня сходятся в центре доски. Преимущество в подобных ситуациях имеет тот,  чьи фигуры более устойчивы, то есть лучше зашищены.  В этом плане позиция Каспарова заслуживает предпочтения.
27. …Фb6 – c7  28.Kc4 – e5  Cf8 – g7  29.Ke5 – c6
Переоценка собственных шансов – лучше  29.Kf3,  стремясь к упрощениям.
29...Са8 : с6   30.Cb5 : c6
Под боем оба черных коня. И у черных, и у белых фигуры "висят".  Но Каспаров любит такую игру.
30. ...Kd5 – f4 !  31.Cc6 - b5 ?
Просмотр, хотя черные уже перехватили инициативу.
31. ..Лb8 : b5 !  32.Kd4 : b5  Фс7– с6  33.f2– f3  Фc6 : b5
У   черных   два  коня   за   ладью,  но   на   доске  слишком   мало   материала,  что   создает определенные  трудности  при реализации перевеса.
34. Сb2 : g7    Kpg8 : g7     35. Фс2 – с3 +    Kpg7 –   g8  36.Фс3 - е5  Kf4 – e6
Кони начали взаимодействовать друг с другом.
37.Ле1 – а1  Фb5 – b7
Попытка ладьи прорваться на восьмую горизонталь  четко отражается Каспаровым.
38.Фе5 – d6  h6 – h5  39.Kpg1– h1  Kpg8 – h7  40.Ла1– с1  Фb7– a7 ! 41.Лс1– b1 
Kf6 – g 7 ! 42.Лb1 – b8  Kc5 – e6
Сооружение из коней подвинулось к королевскому флангу, и восьмой ряд вновь надежно прикрыт.
43.Фd6 – e5  Ke6 – d4 !
Грозит  44. ...Фа1+   45.Крh2  K : f3+  с выигрышем ферзя.
44.Лb8 – b1  h5 – h4    45.Фе5 – b8  Фа7 – е7   46.Фb8 – b4  Фе7 – f6   
Надежда белых разменять ферзей  парируется Каспаровым.
47.Фb4 - f8  Kd4 – e2 !   48.Лb1 – d1  Kg7 – f5   49.Фf8 – b8  Kf5 – e3   50.Фb8 – d8  Фf6 – f4 51.Лd1 – e1  Ke3 – f1 !   
Грозит   52....Фh2х.  Если    же  52.Л : f1,  то  52. ...Кg3+    53.Kpg1   Фе3+    54.Лf2    Фе1+   55.Крh2   Фh1х.    Ввиду неизбежного мата  белые сдались.
    Счет в матче стал   9, 5 : 8, 5  в  пользу  шахматной дружины  Филидора.
    Подписав бланк, Тимман встал и протянул руку Каспарову.  Лишь густой румянец на щеках выдавал его состояние.
    - Гарри, вы играли  с большим вдохновением ! – воскликнул он.
    - Вы правы, - улыбнулся Каспаров. – Настолько большим, что его хватит еще на  одну партию.
    С этими словами он взял со столика начатую плитку шоколада "Вдохновение" и показал ее сопернику.  С минуту голландский гроссмейстер недоуменно взирал на застывшую в изящном пируэте балерину, изображенную на обертке, а затем, уловив нехитрую игру слов, рассмеялся.
    Каспаров тем временем извлек из небольшого черного "дипломата" точно такую же, но не распечатанную плитку и протянул ее Тимману.
    - Теперь вдохновение всегда будет с вами ! – под общий смех заключил он.

Глава  21.   "ИСПАНСКАЯ   ПЫТКА"   ВМЕСТО   ЛУВРА

    Перед началом партии с Карповым Портиш неожиданно признался :
    - Имейте в виду, что я на любом ходу согласен на ничью.
    Поймав недоуменный взгляд Карпова, он, улыбнувшись, добавил :
    - Конечно, подобные заявления не в моем духе, но уж  очень хочется сегодня успеть в Лувр. Был бы весьма польщен, если бы вы составили мне компанию.
Карпов улыбнулся и решительно двинул вперед королевскую пешку.
    Противники разыграли испанскую партию. Аккуратной игрой Портиш уравнял позицию, но на 36-м  ходу допустил серьезную ошибку, и Карпов немедленно нанес эффектный удар, пожертвовав ферзя за ладью, что и принесло ему заслуженную победу.

                Карпов -Портиш
                Испанская партия 
1.е2 – е4  е7– е5  2.Kg1– f3  Kb8– c6  3.Cc1 – b5  a7– a6  4.Cb5 – a4  d7 – d6  5.0 – 0  Cf8 - e7 6.Ca4 : c6+   b7: c6   7.d2 – d4   e5 : d4    8.Kf3 : d4   c6 – c5
Вынужденно, так как  на  8. ..Сd7 могло  последовать  9.Фf3 или  9.Сf4, и черным  трудно защищаться  от  е4 – е5, после чего их пешечная цепь  будет  разбита.
9.Kd4 – c6 !?  Фd8 – d7  10.Kc6 – a5 
"Соль" замысла белых. Они стремятся помешать нормальному развитию черных фигур, но при этом сами теряют время. Портиш выравнивает положение.
10. ..Се7 – f6 !   11.Фd1 – d3  Kg8– e7   12.Kb1 – c3  Ла8– b8  13.Ла1 – b1  0 – 0   14.Cc1 - d2 Сf6 : c3   15.Cd2 : c3   Ke7 – c6   16.a2 – a3  Kc6 : a5   17.Cc3 : a5   Лf8 – e8    18.Лf1 – e1  Ле8 – е6  19.c2 – c4    Cc8 – b7     20.f2 – f3    Лb8 – e8     21.Фd3 – d2    Cb7 – c6     22.b2 – b3    Фd7 – e7 ? 
Черным следовало продолжать  22. ...Лg6 !  и если  23.Сс3, то  23. ...f5 !
23.Фd2 – f4 !   Ле8 – b8   24.Ca5 – c3
Теперь у белых небольшое, но стойкое преимущество. Черные обречены на полную пассивность, хотя их позиция крепка.
24. ...f7 – f6   25.Kpg1 – f2  Фе7 – f7   26.h2 – h4 !  Ле6 – е8    27.g2 – g4 !
Белые активизировали свои силы на королевском фланге. Теперь черные находятся под постоянной угрозой прорыва  g4 – g5.
27. …Лb8 – b7  28.Лb1 – b2  Ле8 – b8   29.Ле1 – b1  Лb8 – f8   30.Лb1 – g1  Cc6 – d7
Прорыва   g4 – g5  белые  пока провести  не  могут.  Поэтому  они  готовят  b3 – b4,  после чего  ладья  b2  может быть использована на королевском фланге.
31.Фf4 – e3 ! Фf7– e6  32.Фе3–d3  Cd7– c6  33.b3 – b4        c5:b4     34.a3 : b4     Cc6 – e8        35.Лb2 – d2         Лb7 – b6
35.Лb2 – d2  Лb7 – b6   36.Фd3 – d4   Фе6 – е5 ?
Ошибка. Активную защиту давал ход   36. ...с5.
37.Фd4 : b6 !   Фe5 – h2+     38.Kpf2 – e1!    Фh2 : d2+ 39.Кре1 : d2   c7 : b6   40.Лg1 – a1
Теперь белые форсированно выигрывают пешку, но разноцветные слоны позволяют черным надеяться на ничью.
40. ...Се8 – f7    41.Ла1 : а6    Лf8 – b8     42.Kpd2 – d3 h7– h5  43.b4– b5 ! Сильный ход. Белые фиксируют черные пешки  на полях цвета своего слона. 
43...h5 : g4  44.f3 : g4  Лb8 – c8  45.Ла6 – а4  Сf7– e6  46.g4 – g5  f6 – f5 
47.e4 : f5  Ce6 : f5+ 48.Kpd3 – d4   Kpg8 – f7   49.Cc3 – b4   Kpf7 – e6   50.Ла4 – а6   Лс8 – b8    51.h4 – h5    Cf5 – g4 52.h5 – h6   g7 : h6   53.g5 : h6   Cg4 – f5   54.Cb4 – d2   Лb8 – g8   55.Cd2 – f4 !
Самое точное.  В случае  55.Л : b6   Лg4+   56.Kpc3   Лg3+   57.Kpb4   Лg4  у черных  есть определенная  контригра.
55. ... Лg8 – b8   56.Ла6 – а7    Kpe6 – f6    57.Ла7 – g7    Cf5 – e6    58.Лg7 – c7    Лb8 – h8   59.Лс7 – с6  Лh8 – g8    60.Лс6 : d6   Kpf6 – f5   61.Лd6 : b6    Лg8 – g4    62.Лb6 : e6 !    Kpf5 : e6 63.Kpd4 – e4   Лg4 – g1   64.b5 – b6
Черные  сдались.
    Победа Анатолия Карпова позволила шахматистам России сравнять счет – 9,5 : 9,5.

Глава  22.   ПОБЕДНАЯ   ТОЧКА   ЧИГОРИНА

    Теперь все зависело от исхода партии Чигорин – Стейниц. Получив по дебюту некоторое преимущество, Чигорин заиграл с юношеским задором. Создавая одну угрозу за другой, он вынудил Стейница ошибиться и выиграл качество за пешку.
Зрители бурно реагировали на каждый ход соперников. Особо восторженную реакцию зала вызвал 36-й ход Чигорина, тонко пожертвовавшего пешку.
Вскоре соперники перенесли тяжесть борьбы в эндшпиль. Все участники матча обступили их столик. Даже невозмутимые доселе арбитры, покинув свои кресла и не обращая уже никакого внимания на клокочущий зал, с увлечением следили за титанической борьбой двух шахматных гениев.
    - Вот уж поистине Моцарт против Сальери, - шепнул Котов.
    - Вы совершенно правы, - отозвался стоявший рядом с ним Ласкер. – Даже сам Чигорин однажды заметил : "Я считаю, что мы  со Стейницем представляем собой просто два разных направления в нашем искусстве. И если бы это не звучало как преувеличение, я сказал бы, что он напоминает Сальери, тода как мне хотелось бы быть Моцартом."
    - Что ж, шахматное искусство для Чигорина всегда было смыслом всей его жизни, как музыка для Моцарта, - резюмировал Котов.
    Тем временем Чигорин, демонстрируя тончайшее понимание эндшпиля, добился решающего перевеса и на 83-м ходу вынудил своего великого соперника сложить оружие.

                Чигорин  -  Стейниц
                Испанская партия
1.е2 – е4  е7– е5  2.Kg1 – f3  Kb8– c6  3.Cf1 – b5  d7– d6  4.d2 – d4  Cc8– d7 
5.d4 : e5  d6 : e5 6.0 – 0  Cf8– d6  7.Kb1 – c3  Kg8– e7  8.Cc1 – g5  f7 – f6 
9.Cg5 – e3  0 – 0  10.Cb5 – c4+  Kpg8 – h8 11.Kc3 – b5  Ke7 – c8  12.Фd1 – d2  Фd8 – e8
Лучшей защитой, вероятно, было  12. ...Фе7
13.Ла1 – d1 !
Угрожая  14.К : с7
13. ...Сd7 – g4  14.Cc4 – e2  Kc6 – d8  15.c2 – c4  Kd8 – e6  16.h2 – h3
Чтобы отвлечь слона от защиты коня  е6  или вызвать размен фигур.
16. ...Сg4 – h5  17.c4 – c5  Cd6 – e7  18.Фd2 - d5  Фе8 – с6  19.Се2 – с4  Сh5 – e8  20.a2 – a4  Ke6 : c5
Ошибка, стоящая качества. Черные могли получить приемлемую игру, продолжая  20…Ф:d5  21.С : d5
21.Ce3 : c5   Ce7 : c5   22.Фd5 : c6   Ce8 : c6  23.Kb5 : c7   Kc8 – d6    24.Cc4 – b3   Cc6 : e4  25.Kc7 : a8  Ce4 : f3  26.g2 : f3  Лf8 : a8  27.Лd1 – d5  b7 – b6 
28.Лf1 – d1  Лa8 – d8  29.Kpg1 – g2  a7 – a5    30.Cb3 – c2   g7 – g6    31.h3 – h4    Kph8 – g7    32.f3 – f4   e5 : f4     33.Kpg2 – f3    f6 – f5 34.Kpf3 : f4   Kpg7 – f6   35.Cc2 – b3  h7 – h6  36.h4 – h5 !
Сыграно с высшим мастерством !
36. ...g6 : h5   
В распоряжении черных не было ничего лучшего. Если  36. ... g5+,  то белые отступают королем, затем играют Ле1 и потом переводят вторую ладью на  е6. На  Ле1 черные не могут отвечать  Ле8  ввиду  Л : d6+.
37.Cb3 – c2  Kpf6 – e7   38.Лd5 – e5+  Kpe7 – f8
Потеря времени.  Лучше было перевести короля на  ферзевый фланг.
39.Ле5 : f5+  Kpf8– e7 40.Лf5 – e5+ Kpe7– d7  41.f2 - f3 
41. ... h5 – h4    42.Kpf4 – g4   Лd8 – g8+    43.Kpg4 : h4  Лg8 – g2    44.Cc2 – f5+  Kpd7 – c6  45.b2 – b3   Cc5 – f2+  46.Kph4 – h3   Лg2 – g3+   47.Kph3 – h2   Лg3 : f3    48.Kph2 – g2   Лf3 – f4 
На  48. ... Л : f5  последовало бы  49.Л : d6+  с последующим   50.Л :  f5
49.Cf5 – e6  Cf2 – c5 50.Ce6 – d5+  Kpc6 – d7  51.Ле5 – е6  Kd6– f5  52.Cd5 – c4+ 
Kpd7 - с7 53.Лd1 – d3  h6 – h5   54.Cc4 – b5  Лf4 – g4+
Больше шансов на ничью давало 54.. ..Лf2+  55.Kph3  Cd6  56.Ле2  Лf4  57.Лс3+ Сс5 и т.д.
55.Kpg2 – h2   Лg4 – h4+   56.Лd3 – h3   Cc5 – d6+    57.Kph2 – g2   Лh4 – g4+   58.Kpg2 – f1 Kf5 – g3+  59.Kpf1 – f2  h5 – h4   60.Ле6 – h6 !
Этим превосходным ходом белые заставляют противника отказаться от атаки на белого короля, так как теперь черный слон должен защищать пешку.
60. ...Лg4 – f4+   61.Kpf2 – g2     Cd6 – e7    62.Лh6 – c6+   Kpc7 – b7   63.Лс6 – с4    Лf4 – f8  64.Лс4 – d4   Kpb7 – c8    65.Лd4 – d7   Ce7 – d8    66.Лh3 – h2 !   Kg3 - e4    67.Лd7 – g7   Ke4 – c5 68.Лh2– h3  Cd8– f6  69.Лg7– g6  Cf6 – d8 
70.Cb5 – c4  Лf8– f4   71.Лh3 – f3  Лf4 – d4  72.Лg6 - g7 Kpc8 – b8    73.Лf3 – f7   Лd4 – d6   74.Kpg2 – h3   Лd6 – d2    75.Лg7 – h7   Лd2 – d6   76.Cc4 – f1 ! Кс5 – е6
Если  76. ...К : b3, то  77.Лb7+  Kpc8  78.Ca6  с угрозой  Лbc7+  и  Лс8х.
77.Лf7 – d7 ! 
Единственный правильный ход.  Если  77.Лb7+. то  77. ...Крс8, и черные угрожают ходом Кс7 отрезать ладью и выиграть качество.
77. ... Лd6 – c6   78.Kph3 – g4   Лс6 – с7    79.Сf1 – c4    Лс7 :  с4+    80.b3 : c4    Kpb8 – c8   81.Лd7 – d6  Ke6 – c5   82.Лd6 – c6+   Kpb8 – c8   83.Лh7 – h8
Черные сдались.   Если   83. ...Кb7 ,  то  84.Л : b6.
    Когда расстроенный Стейниц протянул руку Чигорину, в зале началось что-то неописуемое. "Чи-го-рин ! Чи-го-рин !" – неистово скандировали любители шахмат.    Поздравив соперника, первый чемпион мира, повернувшись лицом к зрителям, воскликнул :
    - Трижды  ура сильнейшей шахматной державе мира !
    Его слова потонули в грохоте аплодисментов. "Рос-си-я !  Рос-си-я !" – неслось из бурлящего зала.

Глава  23.   КАИССА

    Спустя несколько минут на авансцену вышел главный арбитр матча Альберик О'Келли. Он поднял руку, но взбудораженный зал продолжал бушевать. Тогда  О'Келли  жестами призвал участников занять свои места за шахматными столиками.
Мало – помалу зал успокоился.
    - Матч команд России и избранных шахматистов мира всех времен завершился победой сборной России с результатом  10,5 : 9,5, - торжественно провозгласил  О'Келли.
    Ответом ему послужил новый взрыв аплодисментов.
    - А теперь всех вас ожидает главный сюрприз ! – воскликнул О'Келли и удалился на свое место.
    Вслед за этим перед  изумленными участниками праздника предстала богиня шахмат Каисса. Грациозно ступая, она подошла к микрофону и, вынув его из штатива, улыбаясь, сказала :
    - Как видите, и мы, боги, с удовольствием используем достижения земной цивилизации.
    Ее слова вызвали бурное извержение страстей на сцене и в зале "Спа-си-бо ! Спа-си-бо !"- на разных языках неслось со всех сторон.
    Покровительница шахмат растроганно внимала искренним излияниям своих благодарных подданных. Наконец она подняла руку. Наступила тишина.
    - Друзья мои ! – воскликнула Каисса. – Поздравляю организаторов и участников матча , всех любителей  древней игры  с замечательным праздником, который всем нам подарили шахматы !
    Я счастлива, что шахматное искусство, покоряя пространство и время, покоряет и сердца людей, даруя им удивительную радость – радость творчества, общения, сближения.
И пусть единственными полями сражений останутся  стадионы, спортивные площадки и, конечно же, шестьдесят четыре клетки шахматной доски ! ...
    Проходят годы, десятилетия, столетия. Одни поколения людей сменяют другие. А шахматы остаются вечно молодыми. Они вечны, как вечна сама жизнь.


                ПОСЛЕСЛОВИЕ  АВТОРА

    Рукопись первого издания этой книги  была сдана в издательство "Лениздат" в 1986 году.
    С тех пор в мире произошли глобальные изменения. Так, перестала существовать самая могучая шахматная держава – Советский Союз.  Правда, правоприемник СССР – Россия приняла на себя не только международные обязательства Советского Союза, но и  продолжила славные победные традиции  советских шахматистов.  Увы, за минувшие годы ушли из жизни такие гранды мировых шахмат, как россияне Михаил Ботвинник, Михаил Таль, Ефим Геллер, Давид Бронштейн, американцы Сэмюэль Решевский и Ройбен Файн, аргентинец Мигель Найдорф и многие другие.
    В то же время мировая шахматная элита пополнилась такими яркими талантами, как    (перечислены в алфавитном порядке) : Майкл Адамс, Вишванатан Ананд, Евгений Бареев, Борис Гельфанд, Александр Грищук, Алексей Дреев, Василий Иванчук, Гата Камский, Владимир Крамник, Петер Леко, Александр Морозевич, Юдит Полгар, Руслан Пономарев, Теймур Раджабов, Петр Свидлер, Веселин Топалов, Александр Халифман, Алексей Широв, а в последние годы - Левон Аронян, Сергей Карякин, Магнус Карлсен  и многие, многие другие.
Многие из перечисленных выше гроссмейстеров стали обдадателями высоких титулов. Так, Владимир Крамник  в 2000  году, победив в лондонском матче  Гарри Каспарова, стал 14-м чемпионом мира по классическим шахматам.  В чемпионатах мира ФИДЕ, где борьба велась как в классических, так и "быстрых" шахматах, а также и в блице, в силу чего эти соревнования более справедливо  величать Кубком мира, побеждали Анатолий Карпов, Александр Халифман, Вишванатан Ананд, Руслан Пономарев и Рустам Касымджанов.
    Настоящее издание – это исправленное и дополненное первое издание, в котором в силу цензурных  ограничений советского периода автор  не имел возможности  рассказать о многом, что нашло свое отражение в новом издании.  Кроме того, в первой части настоящего издания включены фрагменты из моей поэмы  "О, шахматы, игра богов !"





ВОЛШЕБНЫЙ   ДАР   КАИССЫ


ОТ  АВТОРА : ДРЕВНЯЯ  И  ВЕЧНО  МОЛОДАЯ ...

Шахматы ... Это одно из самых древних и прекрасных изобретений человечества на протяжении многих столетий волнует сердца миллионов людей.
В чем же главная притягательная сила этой древней и вечно молодой игры? Ответ напрашивается сам собой – в том, что на шестидесяти четырех клетках деревянные фигурки в миниатюре воспроизводят жизнь и борьбу человека, силу и слабость его духа, его достижения и упущения, радости и печали ...
Давайте же приоткроем плотную завесу стремительно бегущего времени, чтобы вновь и вновь воздать должное тем, кто своим ярким талантом и беззаветной любовью к самой древней и прекрасной игре возводил величественное здание ее истории.
В этом увлекательном путешествии нашими надежными проводниками будут мудрая богиня шахмат Каисса и ее верные жрецы – шахматные историки и их очаровательная помощница – юная нимфа. Обаятельная и добрая покровительница шахмат в знак своей беспредельной любви к замечательной игре и уважения к миллионам ее почитателей дарит всем нам фантастический, неповторимый праздник.
В этой книге любители шахмат смогут насладиться подлинными шедеврами выдающихся мастеров древней игры – их блистательными комбинациями, фейерверком жертв фигур и пешек, тончайшими позиционными ходами…
Свою рецензию к первому изданию этой книги ( Лениздат, 1990 год ) выдающийся гроссмейстер, музыкант и литератор Марк Тайманов закончил словами: «Рассчитанная на широкий круг читателей книга воспринимается как своеобразный гимн замечательной игре и ее верным рыцарям – выдающимс мастерам шахмат».

Часть  первая.           ТВОРЦЫ   ШАХМАТНОЙ   ИСТОРИИ
    
         Глава  1.  КАИССА  ПРИНИМАЕТ  ГОСТЕЙ 

- Мои благородные рыцари ! Я рада приветствовать вас в священном и вечном царстве богов ! Я призвала вас на Олимп, чтобы возложить на вас небывалую историческую миссию ! – торжественно произнесла Каисса.
Ветер теребил складки ее белоснежной туники, глаза возбужденно блестели, руки были воздеты вверх.
- Поистине беспредельна любовь моих поданных к шахматам, и в знак благосклонности своей я дарю им праздник, которого никогда еще не знала история и который никогда больше не повторится. И праздником этим будет состязание самых выдающихся шахматистов России и остального мира всех времен !
Изумленные гости, затаив дыхание, благоговейно внимали словам Каиссы. Один из них, одетый в малиновый камзол, с редкими припудренными и завитыми на висках волосами, с перехваченной широкой лентой косичкой, даже незаметно ущипнул себя, дабы убедиться, что все это происходит с ним наяву. Второй, в темном сюртуке, с чуть съехавшими к кончику носа очками, в крайнем изумлении беспрерывно подергивал себя за окладистую седую бороду.
- Что скажешь по этому поводу ты, достопочтенный Филидор? – повернулась к первому гостю Каисса.
- О, несравненная Каисса ! Мудрость твоя беспредельна, замыслы величественны, щедрость не знает границ ! Но, право же, я ... я ... не могу еще прийти в себя.
Филидор замолчал. Изумление все еще сковывало его мысли. Взгляд рассеянно блуждал. С минуту он задумчиво следил за мохнатыми белыми облаками, проплывавшими за спиной Каиссы. Издалека доносились чарующие звуки  лютни. Вдохновленный прекрасной музыкой, великий шахматист  продолжал:
- Я читал отклики Горсея, Одеборна, Олеария и других о московитах. Одеборн в 1581 году отмечал, что русские великолепно играют в шахматы, и в этой игре они настолько искусны, что вряд ли есть какой - нибудь другой народ, который мог бы с ними сравниться. А спустя столетие французский посол сообщил своему монарху  Людовику ХIV, что русские превосходно играют в шахматы, что наши лучшие игроки перед ними – школьники.
Он вновь сделал паузу. Теперь уже ничто не нарушало ясный ход его мыслей.
- Все это так. И хотя я могу назвать лишь несколько первоклассных маэстро Европы – Леонардо, Бои, Лопеса, Греко, Стамму, Легаля и вашего покорного слугу, - вряд ли русские смогут найти столько же равных им по силе шахматистов. – Закончив тираду, Филидор почтительно склонился.
Каисса мягко положила руку ему на плечо и улыбнулась. Затем, повернувшись ко второму гостю, промолвила:
- Хочу слышать твое мнение, мудрейший Петров.
Пришедший в себя после первых потрясений, русский мастер неторопливо достал носовой платок, протер им стекла очков и так же неторопливо водрузил их на нос.
- Я позволю себе не согласиться с маэстро Филидором, - с достоинством сказал он. – Россия всегда была щедра на шахматные таланты. Назову хотя бы Шумова, Яниша, братьев Урусовых, Пеликана, Стерна.
Добрая и в то же время загадочная улыбка озарила лицо Каиссы.
- Кажется, состязание уже началось, - шутливо воскликнула она. – Друзья мои, вы оба по вполне понятным причинам не знакомы с новейшей историей нашей мудрой и вечной игры. Впрочем, этот пробел легко устраним. – И богиня изящным жестом пригласила гостей следовать за ней.
Изумленно оглядываясь по сторонам, оба великих шахматиста поспешили за своей покровительницей. Путь их оказался недолгим. Войдя в благоухающий дивными ароматами сад, они миновали небольшую тенистую аллею, в глубине которой их взорам предстала окруженная причудливыми деревьями беседка. Внутри ее за круглым гранитным столом оживленно беседовали какие – то люди. Завидев Каиссу и ее спутников, они поднялись и легкими поклонами приветствовали вошедших.
- Друзья, - обратилась Каисса к Филидору и Петрову, - позволте представить вам моих верных апостолов. – И, указывая рукой на обитателей беседки, она поочередно называла их имена:  Людвиг Бахман, Николай Иванович Греков, Евгений Александрович Зноско – Боровский, Яков Исаевич Нейштадт и Димитрие Белица.
Когда все расселись, Каисса дважды хлопнула в ладоши, и тотчас перед ней появилась юная нимфа. В одной руке она держала шахматы, в другой – вазу с фруктами. Опустив то и другое на стол, нимфа грациозно удалилась.
- Устраивайтесь поудобней, - после небольшой паузы промолвила богиня. И, повернувшись к  Филидору и Петрову,  добавила: - В течение трех дней мои славные летописцы  поведают  вам историю шахмат  двух  последних столетий. Когда повествование их будет закончено, ты, мудрейший Петров, назовешь десять самых сильных шахматистов России, а ты, достопочтенный Филидор, - десятку наиболее выдающихся мастеров Запада. Названные вами дружины, вступив в увлекательное состязание, и станут главными фигурами нашего праздника.
Каисса улыбнулась и, приветливо кивнув головой, вышла из беседки.
- Господа, мне выпала честь открыть нашу встречу рассказом о жизни и творчестве основоположника современных шахмат в его присутствии, - провожая взглядом удалявшуюся Каиссу, бесстрастно произнес Бахман. – Но первый шаг в древнюю историю шахмат кратким поэтическим экскурсом в дофилидоровскую эпоху сделает очаровательная нимфа, - кивнул он головой в сторону вновь появившейся прелестной девушки. – И в дальнейшем все рассказы о выдающихся мастерах наша юная любительница замечательной игры будет окрашивать волнующими строчками из поэмы "О, шахматы, игра богов !" Ведь поэзия – это чувственное восприятие событий, а  значит, и сила ее эстетического  воздействия  намного  выше.

Глава 2.   БЫЛИ   И   НЕБЫЛИЦЫ

О, шахматы, игра богов,
Мир удивительных свершений,
Борьба блистательных умов,
Характеров, мировоззрений !

Легенд о шахматах не счесть!
Кочуя сотни лет по свету,
Они воздали славу, честь
Всем, сотворившим чудо это.


Одна из них – чудесный миф:
Каиссу страстно полюбив,
Сам Марс – войны всесильный бог
Взаимности найти не смог.

Страдая, создал он в тоске
Войну фигурок на доске,
Игру поднес Каиссе в дар,
Родив любви ответной жар.

Так мудрая Каисса стала
Богиней шахматной игры,
Ее с любовью опекала
Еще с древнейшей той поры ...

А как прекрасна небылица
О шахматной доске с пшеницей!
А было это или нет –
Кто может дать на то ответ ?

Древнеиндийский властелин
Хандрил в своих покоях ...
И вдруг предстал пред ним брамин
С диковиной игрою.

Игра пленила властелина,
И он в восторге повелел:
- Немедля наградить брамина –
Чего бы тот ни захотел!

- Владыка, верно, удивится –
Прошу не золота куски,
А только зернышки пшеницы
На клетках шахматной доски.

Не правда ль, скромная цена?
Начав лишь с одного зерна –
Я человек не завидущий,
Да и условие простое:
Должно быть зерен больше вдвое,
Чем их на клетке предыдущей.

- Да ты смеешься надо мной ! –
Вскричал взъяренный властелин, -
Быть может, спятил ты, брамин ?
Ты, верно, болен головой ?
Просил бы золото, брильянты,
Но зерна ... Право, истукан ты !

Ну что ж, получишь ты урок ...
- С пшеницей дать ему мешок,
А вслед за этим наглеца
Тот час же выгнать из дворца !

Наутро вызвал он министра:
- Прошел назначенный мной срок.
А ну - ка отвечай мне быстро:
Отдал брамину ты мешок ?


Министр тут же рухнул ниц:
- Брамин коварен без границ!
Молю владыку не гневиться –
Печальным будет мой ответ:
Он столько запросил пшеницы –
На всей планете столько нет !

- Что ж, я наказан за беспечность, -
Промолвил властелин печально, -
Игра же эта гениальна
И уготована ей вечность! ...

- Ну, это, конечно, скорее небылицы, чем были ! – воскликнул Бахман. - Гораздо больший интерес представляет тот путь, который прошли шахматы до того, как их основные законы сформулировал  наш  гость – маэстро Филидор.

Путь очень долгий, непростой:
Сквозь громы войн и дым столетий
Игра шагала по планете,
Пленяя блеском, красотой.

И первые ее истоки
Мы обнаружим на востоке:
В долинах жарких Инда, Ганга,
Где новой увлеклись игрой,
Ее назвали "чатуранга",
Что означает "четверной".

В игре должны были сразиться
Четыре вида войсковых –
Пехота, кони, колесницы,
Слоны в порядках боевых.

И очень жаль, что с тех времен
Воинственная чатуранга
Нам не оставила имен
Бойцов "гроссмейстерского" ранга.

А вот в арабском халифате
( Здесь расхождения лишь в дате –
В седьмом столетье иль в восьмом,
Но суть, конечно же, не в том )
Игра преобразилась резко:
В ней появился колорит,
Почти что современный вид,
Намного больше стало блеска.

"Шатрандж" – теперь игры названье,
И главная ее примета –
Не кости наобум бросанье,
Как в чатуранге было это, -
В том, что уже борьбы исход
Решали знанья, ум, расчет...

Как бились страстно в Хоросане
( Первый в истории турнир! )
Абдалгафар, Зайраб, Джабир.
Его итог, увы, в тумане
Ушедших в прошлое столетий,
Сегодня это уже миф –
Известно лишь: сраженьям этим
Внимал с почтеньем  сам халиф ...

- Как ни увлекателен и этот ваш рассказ, - улыбнулся Бахман, - но и он мало чем отличается от  легенд, хотя и чатуранга и шатрандж, действительно, были далекими предками современной игры.  А вот уважаемый маэстро Филидор – это уже первая великая веха в истории шахмат.

Глава 3.   ГЕНИЙ   ДВУХ   МУЗ

Франсуа  Андре Даникан родился седьмого сентября 1726 года в небольшом городке Дрё, близ Парижа. Его отец  Мишель Даникан был придворным гобоистом у короля Людовика ХIII. Однажды, желая похвалить своего лучшего музыканта, король сравнил его с итальянским гобоистом – виртуозом Филидори и воскликнул: "Я нашел второго Филидора!" С тех пор это прозвище стало  присоединяться  к  фамилии  Даникан.
В возрасте шести лет мальчик был определен певчим в придворную капеллу в Версале, а вскоре королевский хор уже исполнил первое сочинение юного композитора, получившего в награду от его Величества  десять  луидоров.
Именно в это время Филидор познакомился с шахматами. Музыканты довольно часто сражались друг с другом, и однажды один из них остался без партнера. Смущенный Франсуа предложилсвоиуслуги.Каковоже было всеобщее изумление, когда мальчик буквально разгромил своего противника. Спустя два года талантливого юношу взял в ученики лучший шахматист Франции Кермюи сир де Легаль.Учительсначала легко побеждал Филидора, давая вперед ладью. Постепенно фора уменьшалась, вскоре они играли уже на равных, а затем ученик стал брать верх над учителем, которого позже уверенно переиграл в матче за звание первого шахматиста Франции.
В 19 - летнем возрасте молодой шахматист с трепетом ступил на английскую землю – шахматную Мекку того времени. Подобно Парижу, в Лондоне было свое шахматное кафе "Слоутер" В его стенах Филидор победил сильнейших английских мастеров – Кеннигема, Бертина, Янсена, уроженца сирийского города Алеппо Филиппа Стамму. Мастерство Филидора покорило Англию, куда он часто приезжал для состязаний с лучшими английскими игроками.
В 1749 году Филидор, заручившись поддержкой герцога Камберленда и других влиятельных лиц, написал книгу "Анализ шахматной игры", ставшую первоисточником позиционной школы и переведенную на все европейские языки.  "Мое главное намерение, - писал он в предисловии, - предложить новшество, а именно - игру пешек. Пешки – душа шахмат, только они создают атаку и защиту, от их хорошего или плохого расположения целиком зависит победа или поражение". Великий шахматист на целое столетие опередил свою эпоху, сцементировав шахматную партию от дебюта до эндшпиля единым планом.
Слава Филидора разнеслась по всей Европе. Он был в дружбе с выдающимися мыслителями, учеными, музыкантами – Дидро, Рамо и многими другими. Перед ним распахнулись двери королевских дворцов. Людовик ХVI всерьез заинтересовался шахматами и пригласил Филидора в качестве своего учителя. Через несколько месяцев монарх пожелал узнать, как маэстро оценивает его игру. "Ваше величество, - ответил Филидор, - всех шахматистов можно разделить на три класса: тех, кто совсем не умеет играть, тех, кто плохо играет и тех, кто играет хорошо. Вас, ваше величество, я  могу  отнести  уже ко  второму  классу".
Выдающийся французский композитор Рамо истинным призванием Филидора считал комическую оперу. Именно по его настоянию в середине 50-х годов Филидор приступил к работе в этом жанре. Им написано 26 комических опер, многие из которых ( "Том Джонс", "Кузнец" и другие ) имели большой успех у публики.
В 1793 году Филидор в последний раз посетил Англию. Вспыхнувшая вскоре война между Англией и Францией сделала невозможным его возвращение на родину.

Как велико его значенье!
Ведь он дал многим поколеньям
Позиционное ученье
И доказал своей игрой,
Что часто результат сраженья
Определяет пешек строй.

При этом он единой нитью
Три стадии игры связал
И сделал важные открытья
Для многих шахматных начал...

К сожаленью, большинство партий замечательного шахматиста было утеряно. Остались лишь партии, проведенные им в сеансах вслепую.
Что же касается детища Филидора – книги "Анализ шахматной игры", то третье издание ее, вышедшее в 1790 году на английском языке, собрало лишь 56 подписчиков.
- Зато в следующем веке"Анализ" выдержал около ста изданий,- изрек Зноско–Боровский
- И все же главная заслуга великого маэстро – в его учении о пешечном центре, подвижной пешечной цепи и ее блокаде, о взаимодействии фигур и обеспечении пространственного перевеса, - подытожил Греков. И, видя, что щеки Филидора стали почти одного цвета с его малиновым камзолом, поспешно объявил: - Мой рассказ о шахматисте, которого благодарные современники назвали "русским Филидором".

Глава 4.   " РУССКИЙ   ФИЛИДОР "

Прежде чем перейти к очередному повествованию, попросим нашу юную ценительницу поэзии поведать о становлении шахмат в России.

А что ж  Россия ? С давних пор
Там за доской вступали в спор ...
Любил игру за глубину,
За то, что щекотала нервы
И походила на войну
Сам император Петр Первый.

А при дворе Екатерины
Нередкою была картина:
Сосредоточенные лица –
Одно – самой императрицы,
Другое – тоже важный вид -
Потемкин – главный фаворит.

Это о нем, светлейшем князе,
Сказал поэт шутливой фразой:
"Одной рукой он в шахматы играет,
Другой – народы покоряет".

Когда же в Петербург из Вены
Прислали чудо – автомат –
Изобретенье Кемпелена,
Ему дивились стар и млад.

И впрямь, над шахматной доской
Склонился "турок" восковой –
С лицом задумчивым и хмурым
Он двигал по доске фигуры.

И тем "зевакам", кто был рад
С ним провести сраженье,
Безмолвный "турок" ставил мат
С бесстрастным выраженьем.

В Париже чудо – автомат
Проверил сам Наполеон :
С редким азартом бился он,
Но, получив от "турка" мат,
Вскричал: "Немедля наглеца
Изгнать из моего дворца !"

Секрет австрийца вскрылся позже,
Отнюдь, он не был программист,
Внутри, как оказалось все же,
Был спрятан сильный шахматист.

А как его разоблачили ?
Специально сделали ... поджог –
И вот, пока "пожар" тушили,
И все спасались – кто как мог,
А "турок" размышлял в гамбите,
Из автомата в этот миг
Раздался вдруг истошный крик:
"Пожар! Пожар! Скорей спасите!"

Ну, а теперь сказать пора
О "звездах" шахматной России –
И там ведь были мастера,
Да, говорят, еще какие!

И первый среди них Петров –
Отец российских мастеров,
Которого уже с тех пор
Прозвали "Русский Филидор".

Александр Дмитриевич Петров родился первого февраля 1794 года в деревне Опочка Псковской губернии, - начал свой рассказ Греков.  Уже с детских лет обнаружил он недюжинные способности к шахматам.
Когда будущему мастеру исполнилось четыре года, его дед, один из сильнейших игроков Санкт – Петербурга Иван Алексеевич Соколов, подарил внуку шахматы.
С тех пор начались регулярные состязания с дедом. Правда, опытный шахматист поначалу   давал внуку значительную фору – вначале ладью, затем слона, пешку, а спустя год  Саша впервые испытал пьянящую радость победы в игре на равных.
В возрасте 15 лет Петров держал экзамен перед одним из лучших петербургских шахматистов того времени – Копьевым. Уверенная победа юноши не только открыла перед ним двери шахматных собраний, проводившихся у известных литераторов и чиновников столицы, но и принесла ему славу сильнейшего мастера России. Это высокое звание он удерживал до последних дней своей жизни.
Петрову не довелось помериться силами с европейскими знаменитостями того времени – Дешапелем, Лабурдоне, Мак - Доннелем. Но стоит посмотреть его партии, чтобы убедиться, что он смело может быть поставлен в один ряд с этими выдающимися игроками.
Много волнующих поединков провел за шахматной доской Петров. И хотя соперниками его были сильнейшие польские шахматисты - Гофман, Шиманский, Винавер и лучшие мастера России – Яниш, Урусов, Шумов, победителем неизменно выходил Петров.
В 1844 году, играя с польским мастером Гофманом, Петров уже на 12 - м ходу  эффектно пожертвовал ферзя в следующей позиции:
Белые:   Крg3, Фd1, Ла1, Лh1, Cb2, Kb1, Kf7,  пешки а2, е5,  g2, h2
Черные: Кре8, Фd8, Ла8, Лh8, Cc8, Cc5,  Kd5, пешки а7, b7, c7, d7, g7,h7
У игравшего черными Петрова атакованы ферзь и ладья, но  это  его ничуть не смущает:  12. ...  0 – 0!!  13.Kf7: d8   Cc5 –f2+  14.Kpg3 – h3  ( после  14. Kpg4  белые получают мат в 4 хода: 14. Лf4+   и  т.д. )    14. ...  d7 – d6+  15.e5 – e6  Kd5 – f4+   16.Kph3 – g4   Kf4 : e6   17. Kd8 : e6  Cc8 :e6+    18. Kpg4 – g5   Лf8 – f5+  19.Kpg5 – g4   h7 – h5+  20.Kpg4 – h3   Лf5 – f3  Мат !
          Петров был  не только выдающимся шахматистом, но и прекрасным литератором и теоретиком, талантливым шахматным композитором и энергичным организатором.     В 1824 году он выпустил книгу "Шахматная игра, приведенная  в  систематический  порядок  с   присовокуплением  игор Филидора и примечаний на оные", в которой блестяще углубил и развил учение Филидора.      
Книга Петрова сразу же завоевала умы и сердца читателей, среди которых были Пушкин, Тургенев, Чернышевский и другие выдающиеся его современники.
Гениальному русскому поэту автор подарил один экземпляр "Шахматной игры ..." с дарственной надписью: "Милостивому государю Александру Сергеевичу Пушкину в знак истинного уважения. От издателя."
Весомую лепту внес Петров и в дело международного сотрудничества шахматистов. Он переписывался со Стаунтоном, Сент - Аманом, Левенталем и другими выдающимися мастерами Европы.
В 1863 году замечательный русский шахматист впервые в жизни выехал за границу. В Вене и Париже он успешно состязался с местными мастерами, причем в столице Франции Петров дважды виделся с находившемся в то время там Морфи. Журнал "Нувель Режанс", предвкушая  единоборство двух шахматных гигантов,  писал: "Это будет, наверно, одно из самых замечательных сражений, которое когда - либо происходило. Это будет прекрасный день для шахмат !" Увы, гениальный американец, еще несколько лет назад заявивший о своем отходе от шахмат, остался верен своему слову ...
Когда слава "русского Филидора" достигла Европы, в России уже появились новые мастера.  Лучшими из них были Карл Яниш, Илья Шумов, Сергей  Урусов, Шимон  Винавер.

Но  и  соперники  Петрова
Отдельного достойны слова.
Адъюнкт -  профессор Карл Яниш ,
Талант большой – куда ни глянешь:
И мастер силы колоссальной,
И аналитик гениальный.

А Шумов? Превосходный практик –
Огромной силы и амбиций,
К тому ж непревзойденный тактик
И автор ярких композиций.

Сергей  Урусов, наконец,
О нем почтительное слово:
Блестящий офицер, храбрец
И друг великого Толстого.
Он и в игре был знаменитым –
Слыл лучшим знатоком гамбитов.

Винавер - польский бизнесмен,
В Париж приехав по делам,
Никак не ожидал, что там
Предстанет  вдруг  как  супермен.

Он и в "Режанс" забрел без цели,
Сыграл с известным шахматистом
И обыграл его так чисто,
Что очевидцы онемели.

В порыве общего экстаза:
"Кто этот шахматный факир?"
Винавера включили сразу
В стартующий большой турнир.

Он был любителем всего лишь,
Но снова преподнес сюрприз:
Турнир выиграл венгр Колиш,
А новичок ... второй взял приз!

Так скромный польский коммерсант,
Россию представляя,
И сам того не ожидая,
Раскрыл недюжинный талант...

И все же на протяжении многих лет сильнейшим шахматистом России оставался Петров. Шумова, например, он победил в возрасте 66 лет. Поразительное достижение !
- Маэстро Петров, конечно, ярчайшее явление в шахматной истории, - изрек Филидор. - Но, если говорить о шахматном долгожительстве, то мой учитель месье Легаль, пожалуй, даже превзошел его.  До конца своих дней, а прожил он ни много ни мало 90 лет, мой учитель, оставался одним из лучших игроков Франции. Когда ему было 85 лет, он выиграл у кавалера Сен - Бри партию, которая навсегда вошла  в анналы шахматной истории как "мат Легаля". И хотя все прекрасно знают эту партию, я все же не откажу себе в удовольствии еще раз насладиться этим шедевром.
Филидор расставил фигуры.
- Мой учитель играл без ладьи а1, - певуче начал он. – После естественных ходов:    
1. e2 - e4   e7 - e5   2.Сf1 – c4   d7 – d6   3.Kg1 – f3   Kb8– c6   4.Kb1 – c3   Cc8 – g4   белые вдруг пожертвовали ферзя : 5. Kf3 : e5 !!   Конечно, жертва легко опровергалась путем  5.K: e5, но соблазн был настолько велик, что месье Сен – Бри,  не задумываясь, принял дар: 5. ...Cg4: d1??
Дальнейшие события развивались форсированно: 6.Cc4: f7+   Kpe8 – e7   7. Kc3 – d5  Мат !
Каждый раз, глядя на эту удивительную миниатюру, я думаю о том, как мудры и справедливы  шахматы, карающие беспечность, жадность и многие другие человеческие пороки.
- Яркий пример щахматного долголетия являл собой английский маэстро Джозеф Блэкберн, - подхватил Белица. – 52 года выступал он за шахматной доской, блестяще выиграв ряд турниров - в  Вене, Висбадене, Берлине, Лондоне.
- Уникальным шахматным долгожителем был и Осип Бернштейн, - заметил Нейштадт. – В 1954 году он с большим успехом выступил на турнире в Монтевидео. Восхищенный яркой игрой 72 – летнего ветерана, гроссмейстер Найдорф обратился к нему с вопросом: "Какую партию в своей полувековой шахматной карьере вы считаете лучшей?" Каково же было удивление Найдорфа, когда в ответ он услышал: "Я ее еще не сыграл !" Справедливость этого утверждения выдающийся шахматист доказал на следующий день, одержав блестящую победу над ... Найдорфом.
Эта позиция возникла после 28 – го хода черных.
Белые:   Крg1, Фс2, Ле1, Ле4, Сb2, Cc4, пешки а3, b4, c5, d6, f2, g4
Черные: Крh8, Фg3, Ла8, Лf8, Cc8, Cf6, Kg7, пешки а7, b7, f3, g5
        Игравший белыми Бернштейн приступает к решительным действиям:
29.  Лe4 – e8 !!   Cc8 – f5   30. Лe8 : a8   Лf8 : a8    31. g4 : f5  Фg6 – h5   32. Лe1 – e4   Фh5 – h3   
33. Cc4 – f1   Фh3 : f5  34. Лe4 – h4+!!  g5 : h4   35. Фc2 : f5   Kg7 : f5   36. Cb2 : f6+  Kph8 – g8   
37. d6 – d7   и черные сдались
Остается добавить, что в этом турнире Бернштейну удалось разделить 2 – 3 –е  места, потеснив значительно более молодых соперников. Надо сказать, что Бернштейн был остроумным человеком. Играя легкие партии,   он обычно весело комментировал ход борьбы. Даже незадолго до  кончины  Бернштейн шутливо изрек: "Когда я приду на тот свет, Ласкеру, Капабланке и Алехину придется туговато. Ведь я явлюсь туда  с новыми  идеями."
Рассказ о шахматных долгожителях будет неполным, если не упомянуть об Эдуарде Ласкере, - вновь заговорил Белица. – Трудно сегодня найти любителя шахмат, который бы ничего  не слышал о партии Эдуарда Ласкера с Джорджем Томасом. Вот что рассказал об этой партии сам победитель: "Следующая партия была не турнирной, а так называемой "пятиминутной", то есть партией, игранной с часами так быстро или так медленно, как это желали партнеры, но с условием, что разница в показаниях часов ни в один момент не должна превышать пяти минут. Такой лимит времени на обдумывание был очень популярен в шахматном клубе лондонского Сити, где в 1911 году была сыграна эта партия. Я испытываю к ней какую – то сентиментальную привязанность, не только потому, что это самая красивая партия, которую мне когда – либо удалось выиграть, но и потому, что это была первая партия, которую я сыграл в Англии в день моего прибытия туда ..."
Соперники довольно быстро сделали первые десять ходов, после чего возникла такая позиция:
Белые:   Кре1, Фh5, Ла1, Лh1, Cd3, Ke4, Ke5, пешки а2, b2, c2, d4, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фе7, Ла8, Лf8, Cb7, Cf6, Kb8,  пешки а7, b6, c7, d7, e6, g7,h7
Игравший белыми Эдуард  Ласкер к изумлению своего маститого соперника вдруг пожертвовал ферзя.   В этой позиции  последовало громоподобное :
11. Фh5 : h7+ !!   Kpg8 : h7   Путешествия, как известно,  источник здоровья, бодрости, хорошего настроения. Но если   в путешествие по доске отправился шахматный король – жди беды.
12. Ke4 : f6 ++   Kph7– h6   13. Ke5– g4+  Kph6 – g5   14. h2 – h4 +   Kpg5– f4  15. g2– g3+  Kpf4 – f3  16.Cd3 – e2+  Kpf3 – g2   17. Лh1 – h2+   Kpg2 – g1   18. Kpe1 – d2  Мат !
Поистине партия для шахматных гурманов !
- А знаете ли вы, - обвел взглядом зачарованно смотревших на доску собеседников Нейштадт, - что Эдуард Ласкер был в свое время чемпионом Берлина, Лондона, Нью – Йорка, Чикаго, западных штатов США, участником знаменитого нью – йоркского турнира 1924 года и умер в 1981 году в возрасте 96 лет?!
Вернемся все же к магистральной линии нашей беседы. Ведущими шахматными державами Европы в первой половине ХIХ столетия по – прежнему оставались Англия и Франция.  Во Франции сильнейшими мастерами были Александр Дешапель, Луи Лабурдоне, Пьер Сент – Аман, в Англии – Александр Мак – Доннель и Говард Стаунтон. О них я и хочу рассказать.

Глава  5.   " РЕВАНШ   ЗА   ВАТЕРЛОО "

Александр Луи Оноре Лебретон Дешапель был кадровым офицером наполеоновской армии, - продолжил Нейштадт. Во время знаменитых "ста дней " он получил из рук самого Наполеона генеральские эполеты, а после реставрации Бурбонов всецело посвятил себя шахматам, висту и бильярду. Отличаясь крайним высокомерием, Дешапель даже с равными себе шахматистами играл только на дачу вперед.
В 1821 году в Париже было организовано состязание с участием шотландца Кохрена, Дешапеля и его лучшего ученика Луи Шарля Маэ де Лабурдоне. Обоим своим соперникам Дешапель давал фору – пешку и два хода, а между собой Кохрен и Лабурдоне играли на равных.
Победителем соревнования вышел Лабурдоне. Однако англичане категорически отказывались признать его чемпионом, считая сильнейшим игроком Европы своего земляка Мак – Доннеля.
В 1834 году в Лондоне Лабурдоне сыграл серию из шести матчей с Мак – Доннелем. Выиграв четыре из них, французский мастер единодушно был признан современниками сильнейшим шахматистом мира. В честь этой победы один из парижских журналов опубликовал большую поэму с горделивым заголовком " Реванш за Ватерлоо!" Вот как эффектно завершил Лабурдоне одну из  партий этого исторического состязания. Играя черными, он жертвой качества  привел в грозное движение пешечную цепь, что и решило исход партии. 
            После 31-го хода белых возникла такая необычная  позиция:
            Белые:   Крh1, Фс8, Лс3, Лf1, пешки а2, b2, d7, g2, h2
 Черные : Крh8, Фе3, Лf8, Ce7, пешки а5, d3, e4, f2, g7, h7
Далее   последовало:  31. ...Ce7 – d8  32. Фc8 – c4   Фe3 – e1  33.Лc3 – c1   d3 – d2  34. Фc4 – c5   Лf8 – g8   35. Лc1 – d1   e4 – e3   36.Фc5 – c3  Фe1 : d1   37. Лf1 :d1   e3 – e2   Красочная  позиция ! Белые   немедленно сдались.
 Любопытно, что Лабурдоне не владел английским  языком, а Мак – Доннель не говорил  по– французски. Поэтому единственным словом, которым они иногда обменивались было "шах".  Слово "мат" звучало гораздо реже и произносилось с любезнейшей улыбкой...

В те годы сам Наполеон
Увлекся мудрою игрою –
С придворными играл порою,
Хоть в шахматах был не силен.

Монарха зная в полной мере,
Те, в страхе, пятясь задом к двери,
Шептали, кланяясь оттуда,
Ловя его колючий взгляд :
"Вам шах, сир, а за ним и мат ..." –
Вслед им фигур летела груда ...

Недолго упивался славой
Надменный, гордый Дешапель –
Развеялся победный хмель,
Нашлась и на него управа.

И кто же? Ученик любимый
Лабурдоне! Как одержимый
К заманчивой он рвался цели –
С престола свергнуть Дешапеля !

И он добился своего !
Тут же поклонники его
Восторженно и церемонно
Провозгласили чемпионом !

В ответ – протестов ураган
Пришедших в ярость англичан,
Считавших чемпионом мира
Мак – Доннеля, своего кумира.

Пыл англичан чуть поутих –
Ведь, надо же, любимец их
Буквально на глазах у всех
Разгромлен был ! Этот успех
Вознес Лабурдоне к вершине,
Где он один царил отныне.

Мак – Доннеля такой исход
Лишил уверенности, силы,
И он - прошел лишь только год –
Безвременно сошел в могилу.

Лабурдоне, хоть победил,
Но тоже отдал много сил,
Их оставалось слишком мало –
Ведь в крайней бедности он жил,
Средств постоянно не хватало,
А вскоре и его не стало ...

Глава  6.   СЕНТ – АМАН   ИЛИ   СТАУНТОН ?

- В конце 30 - х годов ХIХ столетия в Англии бурно прогрессирует шахматное мастерство Говарда Стаунтона, - вступил в права очередного рассказчика Зноско – Боровский. Малоизвестный молодой актер как - то в порыве откровенности признался своему другу великому трагику  Эдмонду Кину , что считает себя весьма посредственным актером, а потому намерен заняться историей литературы, изучением творчества Шекспира и журналистикой. Кин был чрезвычайно остроумным человеком.

Однажды Кин за кружкой пива,
Уйдя от всех мирских забот,
В расположении игривом
Забавный вспомнил эпизод :

"В спектакле Ричарда играя,
Вскричал я руки простирая,
Могучим голосом звеня :
"Коня ! Корону за коня !"

Неведомый остряк из зала
Воскликнул явно не со зла :
"А не возьмете ли осла?"
И публика захохотала.

Невозмутимо, как всегда,
Ответил я ему бесстрастно:
"Осел мне подойдет прекрасно –
Идите же скорей сюда !"...

Кин не стал отговаривать друга. Конечно, ни тот ни другой даже не подозревали, что благодаря этому решительному шагу спустя несколько лет Англия получит едва ли не самого выдающегося в своей истории шахматиста.
Посещая в качестве журналиста шахматные клубы Лондона, Стаунтон страстно увлекся древней игрой и довольно быстро добился значительных успехов.
Однажды в один из весенних дней 1843 года в шахматном клубе Сент - Джорджа к нему подошел незнакомый француз и предложил сыграть несколько партий.  Несмотря на плохое самочувствие, Стаунтон согласился. Француз оказался крепким орешком – три партии он выиграл, две проиграл и одну свел вничью. Это были обычные для того времени легкие партии, и Стаунтон не придал им никакого значения. Однако через несколько дней французские газеты и журналы крупными заголовками известили о победе их соотечественника Пьера Шарля Фурнье де Сент – Амана над чемпионом Англии в матче из шести партий.
На карту был поставлен престиж английских шахмат, и Стаунтон вызвал Сент – Амана на официальное единоборство, которое печать обеих стран окрестила "величайшим шахматным матчем на первенство мира между Францией и Англией".  Несмотря на невероятный шум фанатично болевших за Сент – Амана зрителей, бесконечно долгие раздумья соперника в каждой партии, Стаунтон легко одолел его.
В Англии эта победа была отмечена как национальный праздник, и Стаунтона называли некоронованным чемпионом мира. Иначе расценила итоги матча французская пресса, назвавшая поражение Сент – Амана случайным и  потому требовавшая реванша. После длительных переговоров было решено, что в октябре 1844 года Стаунтон снова приедет в Париж. Однако в дороге английский мастер простудился и заболел воспалением легких. Несколько дней он был на грани жизни и смерти, а затем с тяжелым пороком сердца вернулся домой.  Матч – реванш не состоялся.
После этого Сент – Аман окончательно отошел от шахмат. В 1848 году он выдвинулся как известный деятель французской революции, стал шефом парижской национальной гвардии и членом временного правительства, а позже – консулом в Акапулько. Умер он в 1872 году.
О мастерстве Стаунтона лучше всего говорят его партии. Вот одна из них, в которой он изящно заматовал короля известного английского шахматиста капитана флота Дэвиса Эванса, автора и поныне носящего его имя гамбита. Стаунтон в этой партии дал сопернику фору – два хода и пешку.
К 28-му ходу соперники пришли к следующей позиции:
Белые:   Крh1, Фс2, Ла1, Се3, Кс5, пешки b2, c4, h2
Черные: Крg8, Фd6, Лf8, Cg4, Kf3, пешки а6, b7, g7,h7
Игравший белыми Эванс беспечно взял черную пешку на  b7.   28. Kc5 : b7, на что последовало :28. ...   Фd6 – c6   29. Kb7 – a5   Kf3 – e1+ ! Теперь любой ответ белых ведет к катастрофе.  30. Kph1 – g1   Фc6 – h1+ !!   31. Kpg1 : h1   Лf8 – f1+   32. Ce3 – g1   Cg4 – f3+ 
33. Фc2 – g2   Cf3 : g2  Мат !
В последние годы жизни шахматные успехи Стаунтона были уже не столь ощутимы. Все больше времени он уделяет изучению творчества великого соотечественника Шекспира, историии культуры своей страны.  22 июня 1874 года смерть остановила его перо в момент создания нового литературного исследования.

И Стаунтон и Сент – Аман –
Последние "из магикан":
Ведь шахматисты этих стран,
Громившие всех неизменно,
Утратили высокий сан,
На долгий срок сойдя со сцены ...

Выслушав очередной рассказ, Филидор восстановил на доске заключительную позицию партии Мак – Доннель – Лабурдоне.
- Видимо, не зря я столь рьяно выступал против открытой фигурной игры, жертвой которой стал Мак – Доннель, - заметил он.  – А вот Лабурдоне, по достоинству оценив роль пешек, довел искусство позиционной игры до совершенства.
- Маэстро, вы не справедливы к Мак – Доннелю. Он внес много нового в теорию открытых дебютов, особенно гамбитов, - возразил Петров.
- Гамбиты отжили свой век ! – отрубил Филидор.
- Маэстро, напрасно вы так волнуетесь, - мягко улыбнулся молчавший до сих пор Белица.    - Гамбиты – это острая приправа к довольно – таки пресной дебютной пище. А ферзевый гамбит и сегодня непременный гость крупнейших соревнований.
- Справедливости ради надо заметить, что Мак – Доннель, как и подобает англичанину,  был всегда спокоен, выдержан, молчалив, - заметил Нейштадт. – А вот Лабурдоне, наоборот, бурно выражал свои чувства по ходу партий, особенно когда его соперник подолгу задумывался. Иногда Мак – Доннель размышлял над одним ходом свыше полутора часов. Это безумно раздражало Лабурдоне, который в такие моменты и покашливал, и притопывал ногами, и тяжело вздыхал, но все было тщетно.
- Любопытно, что продолжительность некоторых партий измерялась не часами, а днями, - отозвался Зноско – Боровский. – Лабурдоне, хоть и измучился, но все - таки завершил победную серию матчей с Мак – Доннелем, а вот Стаунтон, не выдержав многочасовых раздумий Уильямса, сдал ему матч при счете 6 : 2 ... в свою пользу, при том, что их состязание проводилось до семи побед.
И уж совсем уникальный случай произошел в 1851 году на первом международном турнире в Лондоне. В ходе одной из партий между  большими любителями "основательно подумать" Маклоу и Уильямсом к концу дня секретарь внес в протокол следующую запись:"Сделав по нескольку дебютных ходов, соперники  уснули за доской."
Раздался дружный хохот.
- Как только ни боролись с тугодумством ! – продолжил Нейштадт. – Пытались ввести в практику соревнований песочные часы, но по многим причинам от них вскоре пришлось отказаться. Не улучшило положение вещей и введение за просрочку времени денежных штрафов. На нюрнбергском турнире 1906 года польский мастер Пшепюрка, будучи весьма состоятельным человеком, не отказывал себе в удовольствии подумать "часик – другой," хотя это и не избавило его от последнего места. А вот большинство участников турнира, истратив свои скромные сбережения на штрафы, вынуждены были решать проблему, где добыть деньги на обратную дорогу. И лишь после отмены злополучных штрафов и возврата денег они без приключений вернулись домой.
Самое удивительное, что "нюрнбергские страдания" имели место спустя 23 года после изобретения жителем Манчестера Вильсоном шахматных часов с двойным циферблатом. Впервые эти часы были использованы в знаменитом лондонском турнире 1883 года.
- Господа, мы с вами явно отвлеклись, - напомнил Бахман. – Поэтому позвольте мне приступить к очередному рассказу.

Глава  7.   ГЕНИЙ   ШАХМАТНОЙ   КОМБИНАЦИИ

В 1851 году по инициативе Стаунтона известным мастерам того времени были разосланы письма следующего содержания: "Всем шахматистам чрезвычайно желательно решить вопрос о сравнительной практической силе современных знаменитых шахматистов. С этой целью мы устраиваем турнир для всех желающих из всех стран." Откликнулись 16  шахматистов из Германии, Франции, Венгрии и Англии.
Главной сенсацией турнира стало блистательное выступление преподавателя математики из немецкого города Бреславля Адольфа Андерсена, победившего Кизерицкого, Сена, основного фаворита этого соревнования  Стаунтона  и в финале Уэйвилла.

Так Андерсен под гром оваций,
Взорвав в игре царивший штиль,
Каскадом жертв и комбинаций
Изящно утвердил свой стиль.

Его звезда взошла не сразу –
Изведать довелось немало:
И поражение от Лаза,
И целый ряд других провалов.

Но многоопытный Дюфрень,
Предвидя миг свершений славных,
Предрек, что недалек тот день,
Когда ему не будет равных.

И вот английская столица
Собрала всех сильнейших в мире,
Полных надежды и амбиций,
На первом шахматном турнире.

Но к огорченью англичан
Не прибыл Пьер де Сент – Аман
И трио русских мастеров -
Карл Яниш , Шумов и Петров.

Взяв верх над Горвицем и Бреди,
Легко шел Стаунтон к победе,
Но в третьем туре фаворит
Вдруг Андерсеном был разбит.

Вторым нежданно финалистом,
Чем очень многих удивил,
Стал англичанин Уэйвилл,
Слывший прекрасным шахматистом
И утонченным джентльменом –
Образчик милой старины,
К тому ж он был, представьте, членом
Парламента своей страны.

Но все эпитеты и званья
Не помогли спасти финал –
Решающее состязанье
Он Андерсену проиграл.
Так, победив в большом турнире,
Стал Андерсен сильнейшим в мире !

Особенно восхищал любителей шахмат стиль игры немецкого мастера, неизменно стремившегося закончить партию неудержимой матовой атакой. Не случайно лучшие партии Адольфа Андерсена вошли в золотой фонд шахматного искусства с эпитетами "бессмертная",         "неувядаемая" и тому подобное.
Вот как эффектно завершил Андерсен одну из партий с Лионелем Кизерицким на лондонском турнире.
Белые:   Крf1, Фf3, Ла1, Лg1, Cf4, Kd5, Kf5, пешки а2, с2, d3, e4, g4,h5
Черные: Кре8, Фb2, Ла8, Лh8, Cc5, Cc8,Kb8, Kg8, пешки а7, b5, d7, f7, g7, h7
У игравшего белыми Андерсена уже нет слона, под ударом находятся обе ладьи. Тем не менее: 18. Cf4 – d6   Cc5: g1   19. e4 – e5!!   Фb2: a1+ 20. Kpf1–e2  Kb8 – a6  21. Kf5 : g7+  Kpe8 - d8  22. Фf3 – f6+!! Kg8: f6   23.Cd6 – e7  Мат !
Победа в Лондоне сразу же вознесла Андерсена на вершину шахматной иерархии. Долгое время он не ведал поражений. Лишь семь лет спустя он был побежден сверкнувшим на шахматном небосклоне подобно ярчайшей звезде молодым американским чемпионом Морфи, который вскоре оставил шахматы.
Победив Игнация Колиша и ряд других известных мастеров, он  добился затем нового успеха на втором  международном турнире в Лондоне, на очко опередив блистательного Луи  Паульсена.
В 1866 году Андерсен в упорнейшей борьбе уступил победу бурно прогрессировавшему Вильгельму Стейницу, однако победа над Иоганном Цукертортом и первый приз на крупном международном турнире в Баден – Бадене, где Андерсен выиграл обе партии у Стейница, вновь вернули немецкому мастеру лавры сильнейшего шахматиста мира. До конца своих дней Андерсен активно участвовал в международной шахматной жизни. В 1878 году он занял 6 –е место на турнире в Париже, а затем был третьим во Франкфурте – на – Майне.
13 марта 1879 года выдающийся шахматист скончался в своем родном городе Бреславле. Это был величайший мастер всех времен. Его блестящий стиль, красота комбинаций и глубина мысли были замечательны ...
Оба маэстро зачарованно глядя на доску, казалось, не слышали последних слов рассказчика.
- Поистине бессмертная партия! – восторженно воскликнул Филидор. – Я, действительно, недооценивал открытую фигурную игру.
- И началось это с "отжившего свой век" королевского гамбита, - не удержался Петров.
- Что ж, королевский гамбит "в руках" Андерсена был довольно грозным оружием, что он не раз доказывал с присущим ему блеском, - заключил Зноско – Боровский. – А теперь я расскажу вам о гении  шахматных  гениев – Поле  Морфи.

Глава  8.   САМОРОДОК   ИЗ   НОВОГО   ОРЛЕАНА

В 1850 году в США гастролировал известный венгерский мастер Иоганн Якоб Левенталь. Никому из американских шахматистов не удалось устоять против мастерства и опыта гостя. Тогда Левенталю предложили посетить Новый Орлеан и провести там две пертии с 12 – летним  Полом Чарлзом Морфи. Маэстро согласился, хотя и не скрывал своего удивления. Впрочем, еще больше удивил его результат этого единоборства: первая партия завершилась вничью, а во второй победил его юный соперник.
В 1857 году Морфи за два года окончил Луизианский университет, получив диплом адвоката. В том же году в Нью – Йорке состоялся первый конгресс и турнир сильнейших американских шахматистов с участием переселившихся из Германии Паульсена и Лихтенгейна. Победив с одинаковым счетом 3: 0 Томпсона, Мика и Лихтенгейна, Морфи в финале разгромил Паульсена и стал первым шахматистом Америки.
Посмотрите, с каким изяществом завершил Морфи шестую партию матча с Паульсеном. В этой позиции игравший черными Морфи смело жертвует ферзя.
Белые:   Крg1, Фа6, Ла2, Лf1, Cс1, Сf3, пешки b4, c3,d2,f2,g2,h2
Черные: Крg8, Фd3, Ле6, Ле8, Сb6, Cd7, пешки а7, с6, с7, f7, g7, h7
17. ... Фd3 : f3 !!  Последовало:  18. g2 : f3   Лe6– g6+  19. Kpg1 – h1  Cd7– h3  20. Лf1–d1  Ch3– g2+  21. Kph1 - g1 Ch2: f3+   22. Kpg1 – f1   Cf3 – g2+   23. Kpf1 – g1   Cg2 – h3+  24. Kpg1 – h1   Cb6: f2   25. Фa6 – f1   Ch3: f1   26. Лd1: f1   Лe8 – e2   27. Лa2 – a1   Лg6 – h6   28. d2 – d4  Сf2 – e3! 
Белые сдались.   
После блестящей победы Морфи на нью – йоркском турнире возникла идея организации матча Морфи со Стаунтоном. Переговоры продолжались несколько месяцев, но в Америку Стаунтон так и не приехал.

Так начал свой блестящий взлет,
Продлившийся всего лишь год,
Вообще не знавший поражений
Пол Морфи – беспримерный гений !

Спустя год была достигнута договоренность о приезде Морфи в Лондон для состязания с Говардом Стаунтоном.  Прибыв в июне 1858 года в английскую столицу, юный американец сразу же направил вызов Стаунтону, но тот предпочел уклониться от борьбы. Тогда Морфи объявил, что готов сразиться с лучшими английскими мастерами. Одного за другим победил он Бернса, Бодена, Бэрда, Леве, Мэдли, Оуэна и, наконец , своего "старого знакомого" Левенталя.
После этой блестяще завершенной серии игр Стаунтон пригласил Морфи на обед. О чем они говорили, осталось неизвестным, но было очевидно, что англичанин в борьбу не вступит.
Расстроенный Морфи отказался играть в августовском турнире в Бирмингеме, среди участников которого были Стаунтон, Левенталь, Фалькбеер и другие. Прибыв в Бирмингем, он объявил, что готов дать сеанс вслепую восьми сильнейшим участникам турнира. Те предпочли отказаться, зато другой восьмерке Морфи учинил подлинный разгром. Вслед за этим друг Стаунтона Оуэн вызвал американца на матч с условием, что тот даст ему фору – пешку и ход. Пол играл с такой злостью, словно сражался с самим Стаунтоном и разгромил Оуэна со счетом 5: 0 при двух ничьих.
Морфи отправился в Париж, где в знаменитом кафе "Режанс" буквально разгромил весь цвет французских шахмат. В конце 1858 года пришло письмо из Бреславля от Андерсена, сообщавшего, что на рождественские каникулы он сможет приехать в Париж. Уставший и простуженный Морфи выразил сожаление, что не застанет великого маэстро в Париже, так как сам собирается вернуться на родину. Однако личный секретарь  Морфи Фредерик Эдж развернул бурную деятельность, и вскоре великий шахматист был завален сотнями писем из многих стран мира. Во всех этих письмах выражалось горячее желание любителей шахмат стать свидетелями выдающегося состязания двух гениальных шахматистов. Личное письмо прислал и сам Андерсен, и Пол решил провести зиму в Париже. Очередная попытка сыграть матч со Стаунтоном закончилось тем, что англичанин принял вызов ... условно.
Вскоре новая  простуда надолго приковала Морфи к постели. Приехавший Андерсен заявил, что  играть с больным человеком не в его духе.  И все же, уступая многочисленным просьбам, он согласился на игру при условии, что партии будут проводиться в комнате Морфи в отеле "Брейтель". В первом поединке победил Андерсен, второй завершился вничью, а затем пять партий подряд выиграл Морфи.

Итог : семь – два ! Разгром ! Разнос !
Ведь Андерсен – ярчайший гений,
Всем миром признанный колосс –
И вдруг такое пораженье !

Но он – великий человек !
Его волнующее слово
В наш слишком прагматичный век
Звучит волнительно и ново:

"Месье, вы честно победили –
Сильней меня во всем вы были,
Сильнее всех вы на планете –
И нет сегодня слов иных:
Да, вы сильнее всех на свете,
Сильней всех мертвых и живых!

Пусть я играл матч этот плохо,
Но гений ваш непобедим,
И горд я, что в одну эпоху
Живу с явлением таким !"...

Прощаясь с Андерсеном, Морфи с грустью заметил, что не будет больше играть ни матчей, ни легких партий. Вскоре он уехал в Лондон.
И все же гениальный шахматист снова сел за шахматную доску, так как Стаунтон неожиданно согласился на две консультационные партии.  Партнером Стаунтона был Оуэн, напарником Морфи – Бернс. Обе партии выиграли Морфи и Бернс. Готовясь к отъезду домой, Морфи согласился дать еще один –"зрячий" сеанс. Но какой это был сеанс! Соперниками Морфи согласились стать Левенталь, Арну де Ривьер, Боден, Бэрд и Бернс ! Пол победил Бэрда и де Ривьера, сыграл вничью с Боденом и Левенталем и проиграл Бернсу.

Поняв, что Морфи – редкий дар,
Не сомневаясь в своем праве
Хоть прикоснуться к его славе,
Сиятельный граф Изуар
И герцог Брауншвейгский – оба
Весьма тщеславные особы
Сыграть решили с Морфи тоже,
Причем в их театральной  ложе.

Звучит божественный Россини,
Поет влюбленный Альмавива,
Взывая трепетно к Розине,
А Морфи вынужден учтиво,
Хоть он на сцене всей душой,
Придворных услаждать игрой.

И вот, отдав ладью, ферзя,
А жертвы отклонить нельзя,
Взорвав защитный бастион,
Эффектный мат поставил он.

Блестящее творенье это
Вмиг облетело всю планету,
А яркий, красочный финал
Буквально всех околдовал !
Вот так бездарные вельможи
В истории остались тоже ...

О, как Америка встречала
Национального героя,
Какие почести воздала,
Плененная его игрою !

Увы, сам Пол уже тогда
Непобедимою звездою
Решенье принял роковое:
Уйти из шахмат навсегда ...

Пышные встречи, устроенные гениальному шахматисту в Нью – Йорке, Бостоне и других городах северных штатов, стали причиной гонений на его родине в Луизиане – ведь тогда шла война между Севером и Югом страны. Морфи не мог устроиться на работу, а один из самых влиятельных людей Нового Орлеана Джеральд Аллисон запретил своей дочери Мэй выйти замуж за Пола. Все это привело к тому, что с годами у Морфи развилась болезнь, приведшая к сильному психическому расстройству. 10 июня 1884 года великий шахматист скончался от кровоизлияния в мозг.
Зноско – Боровский устало вздохнул.
- Самое удивительное то, что современники обратили внимание лишь на фантастическое комбинационное дарование гениального американца, - после непродолжительной паузы промолвил Нейштадт. – Увы, они не разглядели главного – его редчайшего умения быстро мобилизовать силы для решающей атаки.
- Словом, как и Филидор, Морфи намного опередил свою эпоху, - резюмировал Греков.
- Благодарю вас, - церемонно наклонил голову маэстро, - Но, право, я бы с величайшей радостью еще раз насладился волшебной игрой этого кудесника.
- Между прочим, - улыбнулся Греков, - "русский Филидор" вполне может доставить вам такое наслаждение.
- В самом деле, - отозвался русский мастер. – Когда я виделся в Париже с Морфи, он рассказал мне о своей партии в оперной  ложе, о которой только что нам поведала юная нимфа.
Вот эта удивительная партия, в которой была разыграна защита Филидора. Петров улыбнуся, мельком взглянув на зардевшегося коллегу. – Вельможные соперники  Морфи построили вокруг своего короля непробиваемую крепость. Но этого явно недостаточно, когда играешь с гением. 
После 12 ходов возникла любопытная позиция.
Белые:   Крс1, Фb3, Лd1, Лh1, Cb5, Cg5, пешки а2, b2,c2, e4, f2, g2, h2
           Черные: Кре8, Фе7, Лd8, Лh8, Cf8, Kd7, Kf6, пешки а7, е5, f7, g7, h7
Игравший белыми Морфи  новой жертвой взламывает позицию черного короля: 13. Лd1: d7 !  Блестящий удар! 13. ...  Лd8: d7   14. Лh1 – d1   Фe7 – e6   15. Cb5: d7+ 
В  это время  со  сцены  доносились слова  знаменитой арии дона Базилио:"И как бомба разрываясь..."  Черные не поняли "намека":   15. ... Kf6: d7   И бомба разорвалась!
16.Фb3– b8+ !!  Kd7 : b8 17. Лd1 – d8   Мат !!      
- Он – Моцарт   шахмат ! Если  бы  мне  довелось быть современником Морфи, то я бы обязательно посвятил ему одну из своих опер ! – воскликнул Филидор.
- Только, увы, не комическую, - грустно заметил Греков. – А теперь я  предложу вашему вниманию рассказ об одном из самых уникальных шахматных талантов.

Глава  9.   МНОГОГРАННЫЙ   ТАЛАНТ 

В начале 40-х  годов ХIХ столетия в одной из церквей Люблина, к немалому удивлению присутствующих, были обвенчаны местный аптекарь Цукерторт и дочь польского графа Кржижановского.  Вскоре у них родился сын.
Отец Иоганна страстно желал, чтобы  сын стал врачом. С этой целью спустя несколько лет семья  перебралась в немецкий город Бреславль.
Здесь обнаружились редкие способности мальчика. В гимназии серьезное внимание на него обратил преподаватель математики ... Адольф Андерсен. Да, это был тот самый Андерсен, чьи гениальные творения украшали сокровищницу шахматного искусства.
Шахматные уроки великого маэстро буквально околдовали впечатлительного мальчика. И хотя впоследствии Цукерторт с блеском окончил медицинский, химический и физиологический факультеты трех университетов, сердце его безоговорочно принадлежало шахматам.
Некоторое время Цукерторт занимался врачебной практикой, причем во время австро – прусской войны 1866 года за беспримерную храбрость при спасении раненых он был награжден девятью орденами и медалями. Однако после окончания войны за антивоенные  взгляды Цукерторта уволили из армии.
Это был человек, поражавший современников многогранностью своего таланта. Он легко изъяснялся на санскрите, древнегреческом, древнееврейском, арабском, турецком, латинском, русском, английском, французском, испанском, итальянском, немецком и польском языках, увлекался философией, журналистикой, сочинением музыки, музыкальной критикой, считался одним из лучших фехтовальщиков того времени.
И все же самой пламенной его страстью были шахматы. Ученик оказался достойным своего великого учителя.  Первый поединок между ними в 1868 году выиграл Андерсен, а три года спустя Цукерторт взял убедительный реванш.
В 1878 году, выиграв крупный международный турнир в Париже, где его соперниками были Андерсен, Блэкберн и другие выдающиеся мастера, Цукерторт убедительно доказал, что является, по крайней мере, вторым после Стейница шахматистом земного шара. А спустя еще пять лет после блистательной победы Цукерторта в Лондоне, собравшим весь цвет мировых шахмат во главе со Стейницем, вторым по мнению видных авторитетов, следовало уже считать Стейница.
После лондонского триумфа Цукерторта уязвленный Стейниц послал победителю официальный вызов на матч за звание чемпиона мира.  Вызов был незамедлительно принят, однако все дальнейшие переговоры неизменно заходили в тупик. Цукерторт хотел играть в Лондоне, Стейниц – где угодно, только не в Лондоне. Три года продолжалась между ними нелицеприятная переписка, и все же 11 января 1886 года в Нью – Йорке началось историческое единоборство двух шахматных гигантов.
Нью – йорская часть матча принесла большой успех Цукерторту – 4 : 1.  Увы, силы его    были на исходе. Еще с раннего детства Цукерторт страдал пороком сердца, а многочисленные ранения военных лет, напряженный труд шахматного профессионала, изнуряющие сеансы вслепую, в которых он не имел себе равных, в значительной мере подорвали его здоровье. И последующая борьба со Стейницем лишь подтвердила это. В Сент – Луисе Стейниц сравнял счет, а в Новом Орлеане победно завершил  состязание.

А что же Цукерторт ?  Во – первых,
Он  матч  заканчивал  больным,
К  тому  же резко  сдали  нервы –
Не  мог  быть  результат  иным.

И  это – главная  причина
Его  безвременной  кончины ...
"Земля  пусть  будет  ему  пухом, -
Промолвил  чемпион  печально, -
Он  был  маэстро  гениальный,
Но  шахматы – для  сильных  духом !"...

- А теперь взгляните, какую блестящую комбинацию провел игравший белыми Цукерторт в партии с Блэкберном, сыгранной в лондонском турнире 1883 года.
Белые:   Крg1, Фd2, Ле3, Лf1, Cb2, пешки а2, b3,d4, f5, g7, h7
Черные: Крg8, Фе7, Лс7, Лс8, Сb7, пешки а7, b6, e4, e6, g6, h7
Цукерторт начинает далеко рассчитанную комбинацию.
25.f5: g6!  Лc7– c2  26.g6 : h7+  Kpg8– h8  27.d4 – d5+  e6 –e5  28. Фd2 – b4 !!  Блестящая жертва ферзя!  (Брать ферзя нельзя из-за  мата: 28. Ф:b4   29.C: e5+   Kp:h7   30.Лh3+   Kpg6  31. Лg3+  Kph6  32. Лf6+   Kph5  33. Лf5+   Kph6   34. Cf4+  Kph7   35.Лh5 Мат! )
Не избежать мата и при других отступлениях черного ферзя., поэтому ход, сделанный в партии, - объективно лучший. 28. ... Лc8 – c5  29. Лf1 – f8+ !  Новая блестящая жертва !   Брать ладью  нельзя  из – за  мата в несколько ходов.  Поэтому :  29. ...Kph8: h7     30.Фb4: e4+  Kph7 – g7  31.Cb2:e5+  Kpg7: f8  32.Ce5– g7+! Kpf8 – g8 (если 32....Ф:g7, то 33.Фe8 Мат ! )  33. Фе4 : е7       Черные сдались.
- Какой  изумительный  каскад  эффектнейших жертв! – восторженно воскликнул Филидор.
- А как многогранен талант этого великолепного мастера ! – вторил ему Петров. – Хотя, кто знает, быть может,  именно эта разносторонность и помешала ему целиком посвятить себя шахматам и стать чемпионом мира.
- История знает немало людей, успешно сочетавших шахматы с наукой, литературой и искусством, - заметил Белица.
- И первый пример – маэстро Филидор, оперы которого с успехом исполнялись на многих европейских сценах.  Сочетание шахмат  с  плодотворной  научной  деятельностью не помешало завоевать мировую шахматную корону Ласкеру, Алехину, Эйве, Ботвиннику.  Ученую степень
доктора медицинских наук имел Тарраш, технических наук – Видмар  и так далее. Десятикратный чемпион Шотландии Фэрхерст прославился не только победами  за шахматной доской, но и как крупнейший специалист по строительству мостов, а австрийский мастер Хардличка получил всемирное признание как  скульптор, художник и искусствовед. Старший брат Луи Паульсена Вильфрид был очень сильным шахматистом. Однако еще большую известность он приобрел на своем профессиональном поприще – агрономии и селекции картофеля. А любовь к шахматам он выразил в выведенных им  двух новых сортах картофеля, дав им  названия "Андерсен" и  "Морфи". 
- И хотя Цукерторт так и не стал чемпионом мира, он, несомненно, оставил неизгладимый след в истории шахмат, - подытожил Бахман и, помолчав, добавил : -  Мой новый рассказ о первом официальном чемпионе мира.

Глава  10.   ПЕРВЫЙ   ЧЕМПИОН

В небольшом венском кафе царила обычная тишина. Лишь в дальнем углу зала изредка раздавались восторженные возгласы. Это члены Венского шахматного общества наслаждались неувядаемыми творениями покорившего Европу  кудесника Пола Морфи. Никто из присутствующих не обратил внимания на молодого человека, почтительно наблюдавшего в отдалении за событиями на доске.  Вскоре, однако, выяснилось, что он недурно играет вслепую. Еще большее удивление вызвал его результат в турнире общества, в котором новичок потеснил многих известных мастеров и занял третье место. В следующем соревновании молодой шахматист был вторым,  а спустя год  он уже не имел себе равных. И когда в 1862 году Венское шахматное общество получило приглашение на международный турнир в Лондон, выбор единодушно пал на  26 – летнего победителя. Звали его Вильгельм Стейниц.
Полтора  месяца продолжались шахматные баталии в английской столице. Первое место занял Адольф Андерсен. Не ударил лицом в грязь  и Стейниц – шестой приз, принесший ему звание "маэстро", и признание партии с Монгредиеном самой красивой в турнире специалисты оценили как большой успех дебютанта.
Лучшие английские мастера буквально обрушились на дерзкого новичка, но Стейниц бил одного соперника за другим. Тогда руководители лондонских клубов решили устроить ему настоящую "головомойку" и пригласили в Лондон самого Андерсена.
Каково же было всеобщее изумление, когда после пяти стартовых поединков Стейниц решительно вышел вперед !  И хотя  затем последовал отчаянный рывок Андерсена, концовка матча все же осталась за Стейницем.
Победа  Стейница имела далеко идущие последствия. Она не только передвинула его на второе место в мире, превратив вчерашних недоброжелателей в его искренних почитателей, но и заставила  задуматься над содержанием сыгранных партий. Впрочем, прошло еще несколько лет, прежде чем  Стейниц окончательно убедился в необходимости  коренной переоценки своих шахматных концепций. К этому подтолкнули его и относительные неудачи в Париже и Баден – Бадене. "Я пришел к заключению, - писал Стейниц , -  что комбинационная игра, хотя и дает иногда красивые результаты, не в состоянии обеспечить прочный успех ... Атака  имеет шансы на успех  только тогда, когда позиция противника уже ослаблена.  С тех пор моя мысль была направлена на то, чтобы найти простой и верный метод, как добиться  ослабления неприятельской  позиции ".

" Романтика – игра  эстетов,
Хотя  эффектна  и  красива,
Таит  немалые  прорехи,
А  коли  так, то  школа  эта, -
Отметил  Стейниц  справедливо, -
Не гарантирует  успехи.

А  значит, царствовать должны
Лишь объективные  каноны –
Железной  логики  законы,
Они  единственно  верны " ...

Огромная аналитическая работа, проделанная  Стейницем в последующие годы,  впервые в истории шахмат позволила создать теорию, выявившую  объективные законы, внутреннюю логику шахматных сражений.  Так Стейниц стал основоположником  нового, позиционного метода игры. Позиционные принципы  не встретили понимания и одобрения современников, и Стейницу приходилось отстаивать их в одиночку. Лучшей аттестацией  нового учения стали победы его автора в двух турнирах в Вене и в матче с ярым приверженцем комбинационного стиля Блэкберном.  Вершиной же достижений Стейница явилась его убедительная победа в первом официальном матче на первенство мира  над  Иоганном  Цукертортом.

"Какое  величие  быть  королем,
Вступившим  на  шахматный  трон ! –
Не  по  наследию  он  обретен,
А  волей  и  острым  умом !

Их  много,  сидящих  на  тронах,
А  в  шахматах  только  один !" –
С  восторгом  о  чемпионах
Писал  Александр  Куприн.

Стейниц очень гордился своим титулом.  Участвуя в том или ином соревновании, он на традиционный вопрос: "Кто победит?" неизменно отвечал :"Я ! У меня более легкие соперники, чем у конкурентов : им предстоит играть с чемпионом мира, а мне – нет !"
Как – то Стейниц беседовал с двумя английскими профессорами.
- Бедные люди не должны иметь много детей, – сказал один из них.
- Да и рождаются они умственно неполноценными.  Так  что в этом смысле Мальтус совершенно прав! – поддержал его другой. – А вы, маэстро, что думаете по этому поводу?
- Мой отец был очень бедным человеком и имел при этом тринадцать детей. Так вот я, Вильгельм Стейниц, чемпион мира по шахматам, был как раз тринадцатым !
Оба профессора, смущенно улыбаясь, поспешили откланяться ...
Трижды защищал Стейниц свой высокий титул, дважды победив Чигорина и один раз – Гунсберга. В 1891 году в матче по телеграфу он со счетом  0 : 2  проиграл Чигорину. Любопытно, что чемпион мира, пользовавшийся для передачи ходов специальным шифром,  в один прекрасный день был арестован  нью – йоркской  полицией  как ... русский  шпион.
В 1894 году вызов стареющему чемпиону мира бросил  25 – летний Эмануил Ласкер. Несмотря на то, что после шести партий счет был равным, шансы Ласкера расценивались не очень высоко. Однако в седьмой партии случилось непостижимое: добившись выигранной позиции, Стейниц, утомленный  упорным сопротивлением претендента, грубо ошибся и проиграл.  Неудача настолько деморализовала чемпиона, что он практически без борьбы  сдал еще четыре партии подряд.  Это и решило исход матча, который со счетом 10 : 5 ( при  четырех ничьих )  выиграл  Ласкер.

Да,  жизнь  коварна  и  сурова,
Ничто  не  вечно  под  луной –
Нет  формы  бытия  иной ,
Хоть  все  это,  увы,   не  ново.

Триумф  в  миг  высшего  размаха,
Тая  грядущее  от  нас,
Уже  тогда  готовит  час
Непредсказуемого  краха.
Добавим  только  с  сожаленьем –
Не  стал  и  Стейниц  исключеньем.
О,  годы  старые,  седые !
Они  мудрей, чем  молодые,
Но  где  ж,  откуда  силы  взять,
Чтоб  мудрость  эту  доказать ? !

Так  завершился  этот  спор,
Конфликт  извечный  поколений –
Задорный,  молодой  напор
И  мудрости  бессильный  гений ...

И хотя Стейниц вел себя в высшей степени благородно, трижды воскликнув:" Ура новому чемпиону!", свое поражение он все же считал случайным.  В  конце 1896 – начале 1897 годов в Москве состоялся матч – реванш, который  60 – летний экс – чемпион  мира  проводил совершенно больным. Во время игры возле него неизменно стоял лакей, периодически менявший миски со льдом и снегом, которыми Стейниц из – за сильных приливов крови вынужден был обтирать голову.  В Москве у него проявились первые признаки острого нервно – психического  расстройства. Так, прислуга гостиницы, где он жил, жаловалась, что странный  постоялец носил с улицы снег, разбрасывал его по полу своего жарко натопленного номера и подолгу стоял на нем босиком.  А однажды во время одной из партий он  даже потерял сознание. Проиграв  матч – реванш с разгромным счетом, Стейниц с горечью воскликнул: "Возможности человеческого ума ограничены, но глупости – отнюдь, нет !"

Как  тяжело  переживал
Вильгельм  Стейниц  пораженье:
"Это  конец  пути  по  сути ..."
И  все  ж  он  не  предполагал,
Что  встретит  жизни  завершенье
В ... психиатрическом  приюте.

"Я  в  мир  иной  уже  спешу, -
Сказал  он  откровенно, -
Я  о  себе  не  напишу,
Но  люди  непременно
Напишут  обо  мне  немало:
Я,  как  истории  кусок,
Навек  войду  в  ее  анналы –
Я  сделал  в  шахматах,  что  мог "...

12 августа 1900 года перестало биться сердце гениального маэстро, первого чемпиона мира по шахматам  Вильгельма  Стейница.  Великий шахматист оставил  грядущим поколениям огромное творческое наследие. Лучшим его творением признана партия против немецкого мастера Курта фон Барделебена, сыгранная в 1895 году в Гастингсе.
Белые:   Крg1, Фg4, Лс1, Ле1, Кg5, пешки а2, b2, f2, g2, h2
Черные: Кре8, Фd7, Ла8, Лс8, Ке7, пешки а7, b7, d5, f6, g6, h7
В этой позиции игравший белыми Стейниц проводит замечательную комбинацию :   22. Лe1: e7+ !   Брать "дерзкую" ладью  нельзя. (  Если  22. ... Ф:e7,  то  23.Л : c8+ и  у  белых лишняя фигура.  Если  22. ... Kp: е7,  то  23. Лe1+   Kpd6   24. Фb4+   Kpc7  и у белых приятный выбор : либо 25. Лс1+ ,  либо  25. Ке6+.  В обоих случаях  черные  проигрывают. ) Поэтому вынужденно 22. ... Кре8 – f8  Теперь у белых под ударом все четыре фигуры !  23. Ле7 – f7 + !   Белые не могут взять ферзя из-за мата.  (  Если  23. Ф: d7  или 23. Л : d7, то  23. ... Лс1 Мат !)  23. ... Крf8 – g8   24.Лf7 – g7+!  Брать бесстрашную ладью по-прежнему нельзя ни ферзем, ни королем.
 24. ... Крg8 – h8   25. Лg7: h7+
После этого хода Барделебен в знак сдачи безнадежно проигранной партии покинул  турнирный зал.
Рассказчик устало откинулся на спинку кресла.  Воцарилась тишина. Доносившиеся издалека  грустные переборы лютни лишь усиливали тоскливое, щемящее  чувство, навеянное последним рассказом.
- Что ж, -  вздохнул Петров, - этот замечательный мыслитель и борец до конца жизни оставался верен  своей исторической миссии.
- Просто чудовищно – умереть в приюте для душевнобольных, -  с трудом выдавил из себя  Филидор. – Куда же смотрели коллеги Стейница ?
- Новый чемпион мира Ласкер пытался собрать средства для обеспечения старости поверженного им колосса, но из этой благородной затеи ничего не вышло, - грустно отозвался Нейштадт. – Да и слишком уж тяжело переживал Стейниц свое поражение. Впрочем, только ли Стейниц ?  Вспомните хотя бы Цукерторта. Могу привести аналогичные примеры из практики шахматистов ХХ столетия. Длительная депрессия была и у Бента Ларсена, проигравшего "всухую" – 0: 6  претендентский матч Роберту Фишеру.  А сам Фишер ?  В турнире  претендентов в Бледе он проиграл все четыре партии Михаилу Талю. Желая как-то подбодрить  удрученного  этой неудачей юного американца, Таль на следующее утро задорно по – мальчишески  приветствовал его словами :"Бобби, ку – ку !"  Ответом ему послужили ... горькие рыдания Фишера. 
- В противовес им по-философски  воспринимал неудачи за шахматной доской Спиноза, - с улыбкой заметил Греков. – Однажды великого философа спросили,  почему он никогда не огорчается, проигрывая  в шахматы. "Дело в том, - ответил Спиноза, - что один из королей получает мат, а это для истинного республиканца – лучшее утешение".
Раздался дружный смех.
А теперь я хочу рассказать о жизни и деятельности одного из самых выдающихся мастеров нашей игры – Михаила Ивановича Чигорина.

Глава  11 .   " РОССИИ   СЕРДЦЕ   НЕ   ЗАБУДЕТ !"

Шел 1875 год.  Давно уже в Петербурге закрылись шахматный клуб графа Кушелева – Безбородко и "Общество любителей шахматной игры", прекратилось издание некогда популярного "Шахматного листка",  и шахматы влачили жалкое существование – сначала под стук домино и бильярдных шаров в ресторане "Доменик", а затем – в небольшой комнатке "Немецкого собрания".
Игра в основном велась на ставку, причем шахматисты более высокой категории давали фору своим менее искушенным соперникам. Венцом шахматной жизни были турниры – гандикапы, первые призы в которых обычно брали Илья Шумов и молодой преподаватель математики  Эмануил Шифферс. Правда, вскоре неожиданную конкуренцию им составил 25 – летний коллежский регистратор Михаил Чигорин. Завоевав третий приз, он удостоился первой категории и вошел в число ведущих шахматистов Петербурга. Дебютант мог занять и более высокое место, если бы гордо не отказался  от установленной форы в партиях с маэстро – Шумовым, Петровским, Бескровным и Шифферсом.
В том же году Петербург посетил польский мастер Шимон Винавер.Очарованный блестящими замыслами молодого Чигорина, он пообещал содействовать международному дебюту талантливого шахматиста.
Гордый столь лестной оценкой его мастерства, Чигорин тем не менее ставил перед собой неизмеримо более высокую задачу – объединить всех шахматистов, превратить шахматы  из забавы, азартного состязания на ставку в подлинно всенародное достояние.
Важным шагом на этом нелегком пути было возрождение "Шахматного листка", первый номер которого  вышел первого сентября 1876 года. Нужно ли говорить, что все – от начала до конца – делал сам Чигорин, бывший одновременно и редактором, и издателем, и основным сотрудником, и корректором, и выпускающим, и экспедитором. Да и средства на издание собрал из скромных своих сбережений этот удивительный человек. И хотя журнал просуществовал всего пять лет, а пришедшие ему на смену "Шахматный вестник" и "Шахматы" и того меньше, их роль в деле объединения шахматистов России оказалась неоценимой.
Бурно прогрессировал Чигорин и как практик. В конце 70 – х годов он выиграл серию матчей у Шифферса, Шмидта и Алапина и был признан сильнейшим шахматистом России.
В июле 1881 года Винавер с радостью сообщил, что русский чемпион приглашен в Берлин для участия в крупном турнире. Международный дебют Чигорина оказался очень успешным : пропустив вперед лишь Блэкберна и Цукерторта, он разделил третье место с Винавером.
В 1883 году Чигорин выступил в знаменитом лондонском турнире.  К этому времени он окончательно оставил тормозившую его прогресс службу и стал профессиональным шахматистом. Одержав 16 побед, в том числе две над великим Стейницем, представитель шахматной России завоевал четвертый приз.  И не случайно Вильгельм Стейниц спустя  три года после вступления на шахматый трон первым среди наиболее достойных претендентов назвал Чигорина.
Матч в Гаване, игравшийся до десяти побед, прошел в исключительно острой борьбе. Трижды по ходу состязания Чигорин вел в счете, но победу все же одержал более опытный Стейниц.
Сразу после окончания матча со Стейницем Чигорин в блестящем стиле победил в Нью – Йорке, разделив первое место с Вейссом. В 1889 году Гаванский шахматный клуб предложил Чигорину вызвать на единоборство одного из претендентов на мировую шахматную корону   англичанина Исидора Гунсберга.  Вновь, как и в матче со Стейницем, Чигорин сделал ставку на атаку, играя на выигрыш даже тогда, когда следовало удовлетвориться ничьей. Матч завершился вничью, хотя, по мнению специалистов, победы Чигорина были намного более яркими. Особенно красивую комбинацию русский чемпион провел во второй партии, где после 35-го хода белых возникла следующая позиция:
Белые:   Крg2, Фе2, Лс1, Лh1, Cb1, Cb2, пешки а3, b3, d3,e4, f3, g4
Черные: Крg8, Фh3, Лf4, Лh7, Ch4, Kc6, пешки а6, b5, c5, e5, e6, g6
Игравший черными Чигорин  смело пожертвовал ладью.  35. ... Лf4 : f3 !!  "Комбинация  редкой  красоты !" – восторженно писал Стейниц.  "Эта комбинация могла быть создана только великим мастером !" – вторил ему сам Гунсберг.  36. Фе2: f3   Фh6 – d2+  37.Kpg2 – g1  Ch4 – f2+!
38.Kpg1 – f1  ( Если  38. Ф:f2, то  38. ... Л : h1+   39. Kpg2    Лh2+  c  выигрышем ферзя )   
38. ... Кс6 – d4 !!  39.Cb2 : d4 Фd2: с1+    40. Крf1 – e2   Лh7:h1   41.Cd4:f2    Фс1: b1  42. g4–g5   Фb1– f1+   и  Гунсберг  признал себя побежденным.
На рубеже 1890 – 1891 годов благосклонный к русскому  мастеру  Гаванский  шахматный  клуб  решил  предоставить ему еще одну попытку завладеть шахматной
короной. Как и в предыдущем состязании, Чигорин сразу же захватил инициативу и вел в счете на протяжении всего матча . Увы, грубая ошибка в 23 – й  партии, в которой русский шахматист добился решающего перевеса, лишила его заслуженной победы. "Нет никого, кому бы так мало благоприятствовало счастье, как Чигорину, но нет никого, кто так мало нуждался в турнирном счастье, как он", - резюмировал Зигберт Тарраш. 

Какой  досадной  неудача
Была  в  конце  второго  матча :
Имея  лишшнюю  фигуру,
Чигорин  вдруг  "зевает" ... мат.
"Тут  только  климат  виноват, -
С  досадой  выдавил  он  хмуро.

Порой,  обдумывая  ход,
Изнемогал  я  от  жары,
А  по  лицу  струился  пот –
Какой  прок  от  такой  игры ?!"...

Спустя год Cанкт – петербургское "Шахматное общество" организовало матч Чигорина с Таррашем – "восходящим  светилом", как назвал его Стейниц. Тарраш оказался могучим соперником : после 17 партий счет был 8 : 5 в его пользу. И все же Чигорину удалось изменить ход борьбы  и завершить состязание вничью.
Важной вехой в истории шахмат стал в 1895 году турнир в Гастингсе, где собрались все сильнейшие  шахматисты земного шара, в том числе новый чемпион мира Ласкер, Стейниц, Чигорин, Тарраш.  Блистательно играл в этом "турнире всех турниров" Чигорин. За два тура до  финиша он был единоличным лидером. И вновь  "король невезения" остался верен себе : потерпев досадную неудачу  на финише, он позволил изумившему всех 23 – летнему Гарри Пильсбери  вырваться вперед и стать победителем турнира. И все же 2-е место  Чигорина, одержавшего 14 побед, в том числе над Пильсбери, Ласкером и Таррашем, расценивалось авторитетами  как  наиболее  весомая  заявка  на  матч  за  обладание  шахматной  короной.
И здесь вновь сказалась  непрактичность русского чемпиона, согласившегося на проведение в Петербурге матча – турнира четырех : Ласкера, Стейница, Пильсбери и Чигорина. К тому же вместо интенсивной подготовки к столь ответственному соревнованию выдающийся шахматист вынужден был сам заниматься поиском номеров в гостинице, подбором и расстановкой столов и стульев. Неудивительно, что в этом соревновании Чигорин занял последнее место.
Эта неудача, по существу, вывела его из числа претендентов на мировую шахматную корону.  Однако он еще не раз с блеском доказывал свою огромную практическую силу. В 1896 году Чигорин  первенствовал в Будапеште, а спустя семь лет выиграл два гамбитных соревнования – турнир в Вене и матч с Ласкером. Без особого труда вплоть до 1905 года побеждал  он  и  во всероссийских  турнирах.
И хотя в последних своих соревнованиях  - в Остенде,  Бармене, Нюрнберге и Карлсбаде Чигорин сыграл неудачно, он искренне радовался, видя, что дело всей его жизни не пропало даром - на авенсцену мировых шахмат  вышла новая поросль шахматной России : Акиба Рубинштейн,  Арон Нимцович,  Георг Сальве,  Федор  Дуз – Хотимирский и другие.
12 января 1908 года великий шахматный труженик скончался в Люблине. Воздавая должное основоположнику русской шахматной  школы, хочется, перефразируя знаменитые тютчевские строки, воскликнуть : "Тебя, великий шахматист, России сердце не забудет !"
- Еще одна нелегкая судьба ! – горестно развел руками Филидор.
- Но каков исполин ! Какая глыба ! Как жаль, что я не был современником этого удивительного человека ! – воскликнул Петров.
- Вы, конечно, обратили внимание, что Чигорина неизменно подводил исключительно слабый финиш, - заметил Бахман.
- А поражение в последней партии  матча с Гунсбергом, шахматистом, по – видимому, посредственным, просто непростительно, - неуверенно заключил Филидор.
- А вот в этом, маэстро, я не могу с вами согласиться, - живо отозвался Бахман. – Исидор Гунсберг был исключительно сильным шахматистом, победителем крупнейших турниров в Гамбурге и Брэдфорде. Кроме того, это был очень скромный человек, ему были чужды самодовольство и кичливость.  Ранее наша юная помощница  весьма красочно рассказала об автомате Кемпелена.  А спустя два десятилетия появился новый шахматный автомат, сконструированный  Чарльзом Гумпелем, уверявшим, что на сей раз никакого обмана нет и с достопочтенной публикой играет подлинный механический шахматист. Автомат Гумпеля имел одну странность : легко обыгрывая соперников – мужчин, он почему – то неизменно уступал победу женщинам. Лишь позже выяснилось, что внутри автомата находился никто иной, как сам Исидор Гунсберг, который не мог себе позволить причинить неприятности  представительницам прекрасного пола.  Даже получая в партиях с ними выигранные позиции, он самым усерднейшим образом играл на "самомат".
- Вот это джентльмен ! – рассмеялся  Филидор.
- Да уж, не в пример некоторым, - отозвался Бахман. В конце ХIХ столетия в мужских турнирах с успехом выступала  чемпионка Англии Мэри Рэдж. Один почтенный джентльмен, не будем называть его имени, проиграв ей партию, в гневе сбросил с доски все фигуры и обозвал победительницу  "толстой коровой". 
- Или другой пример, - подхватил Греков. – Спустя несколько десятилетий в мужских соревнованиях  начала выступать первая чемпионка мира среди женщин Вера Менчик. В 1929 году перед открытием турнира в Карловых Варах австрийский мастер Беккер, весьма скептически оценив ее шансы, предложил основать  "Клуб жертв Веры Менчик". "Членом клуба автоматически станет мастер, потерпевший от нее поражение", - пояснил он. По иронии судьбы первым соперником чемпионки мира стал ... сам Беккер.  Борьба была недолгой : замечательная шахматистка по всем статьям переиграла своего самоуверенного противника, и тот под неописуемое ликование зала тут же был провозглашен председателем "Клуба  жертв Веры Менчик" с мандатом на три года. Позже членами клуба стали такие известные шахматисты, как Рубинштейн, Эйве, Решевский, Элисказес, Колле, Тартаковер, Земиш, Султан – Хан и другие.
- Ничего удивительного, - удовлетворенно поглаживая бороду, заметил Петров. – Еще в древности женщины не раз доказывали свое превосходство над мужчинами. Я позволю себе напомнить известную восточную легенду. В старинном манускрипте  из библиотеки турецкого султана Абдул – Гамида приведена  следующая позиция. – С этими словами  русский мастер быстро расставил фигуры. – Датирована эта позиция 1140 годом.  Шахматы той эпохи назывались "шатранджем". Вы, конечно, помните, что слон в шатрандже мог перемещаться только через одно поле, даже, если оно было занято другой фигурой,  А теперь сама легенда, которую  никто не расскажет лучше, чем наша юная собеседница.

В одной из древних стран Востока
Жил визирь – статный, молодой,
Служил без страха и упрека
И был вознагражден судьбой.

Он беззаветно чтил Аллаха
И фаворитом был у шаха.
Вознесся визирь так высоко –
Склонялось все к его ногам,
А сам он – перед черноокой
Женой – прелестной Диларам.

Ее любил он пылко, страстно,
Но раз за шахматной  игрой
 ( Он увлекался ей порой )
Им овладел азарт ужасный.

Напрасно рвался он в сраженье –
Предупреждал ведь звездочет,
Что неудача его ждет,
Но он не внял предупрежденью.

"Сиятельный мой господин,
Могу понять лишь я один
Мерцанье звезд на небосклоне, -
Промолвил звездочет в поклоне, -
Оно сегодня неудачно," –
Добавил он довольно мрачно.

И впрямь, был визирь невезучим –
В игре над ним сгустились тучи :
"Зевал" фигуры он и пешки,
Пытаясь отыграться, в спешке
Усугубил свои страданья
И проиграл все состоянье.

"Ужель со звездами я спорю?" –
Воздел он руки к небесам.
И вдруг с отчаянья и горя
На кон поставил ... Диларам.

И вновь он в трудном положенье –
Вот – вот получит визирь мат,
Потух его безумный взгляд –
Ведь неоткуда ждать спасенья.

Скрестил он руки на груди –
Позор, бесчестье впереди ...
И вдруг за легкой занавеской
Услышал визирь шепот женский :

"Смелей, любимый мой, играй !
Победа ждет нас впереди –
Отдай сопернику ладьи,
Но Диларам не отдавай !"

Взбодренный голосом любимой,
Душою визирь вдруг взыграл
И с твердостью неколебимой
Ладьи сопернику отдал.
И, объявив красивый мат,
Вдохнул победы аромат.

С той в Лету канувшей поры
Подобный мат известен нам
В анналах шахматной игры,
Как "мат прекрасной Диларам"...

Присутствующие дружно зааплодировали.  Польщенная аплодисментами, юная  любительница поэзии, грациозно поклонилась и села на свое место.
- История, действительно, поучительная для многих мужчин, - рассмеялся Филидор.
- Самое удивительное, - заметил Петров, - что Диларам следила за этой партией, находясь на почтительном расстоянии, скрываясь за занавеской.  И тем не менее  она прекрасно разобралась в заключительной позиции, которую  ее  муж  считал  безнадежной.
Вот эта позиция. Белые:   Кра5, Лh1,Лh6, Ch3, пешки f6, g6
                Черные: Крg8, Лb2, Лb8, Kc5
Окрыленный голосом любимой жены,  визирь тут же  пожертвовал обе ладьи :
1. Лh6 – h8+   Kpg8 : h8   2. Ch3 – f5 + (  по правилам  шатранджа  слон перепрыгивает через  коня ).   2. ... Лb2 – h2  -  бесполезный ход, лишь на мгновенье оттягивающий развязку.
3. Лh1 : h2+    Kp h8 – g8   4.Лh2 – h8+   Kpg8:h8  5.g6 – g7+   Kph8 – g8    6. Kg4 – h6  Мат !
- Сколько раз эту легенду я рассказывала обитателям  Олимпа, - поеживаясь от вечерней прохлады, промолвила вошедшая в беседку Каисса. – И все, даже наш всемогущий Зевс, восторгались мудростью Диларам.
- Трудно сказать, каких высот на шахматном поприще  достигла бы Диларам в наши дни, - полемически  заметил Белица. – Как бы то ни было, но примеры Рэдж и Менчик  оказались заразительными и сегодня гроссмейстеры – мужчины, садясь за шахматный столик против представительниц прекрасного пола,  далеко не уверены в благополучном для них исходе состязания. Впечатляющих успехов в мужских соревнованиях  добились Нона Гаприндашвили, Майя Чибурданидзе, Пия Крамлинг  и сестры Полгар – Жужа, София и младщая и самая одаренная из них – Юдит.
- Вот и завершился первый день наших воспоминаний, - приветливо улыбнулась Каисса. – Сейчас нимфы проводят вас в отведенные вам покои, а завтра с восходом солнца мои верные апостолы продолжат свои увлекательные рассказы.

Глава  12.   КОРОЛЬ   ШАХМАТ

Утром следующего дня оба великих шахматиста почти одновременно появились у гранитного столика.
- Уважаемые маэстро, - после взаимных приветствий обратился к гостям Зноско – Боровский. – Прошу вас садиться, и я начну свой рассказ.
Летом  1889 года в Амстердаме состоялся небольшой шахматный турнир. Несмотря на участие в нем Берна, Мэзона и Гунсберга,  пресса  почти не уделяла ему внимания. И вдруг в один прекрасный день об этом соревновании заговорили на многих языках – шахматную печать всего мира  обошла партия Ласкер - Бауэр.
Игравший белыми  20 – летний новичок из немецкого города Берлинхен создал подлинный шедевр, проведя блестящую комбинацию с жертвой двух слонов – комбинацию, никогда ранее не встречавшуюся в партиях знаменитых мастеров.
Белые:   Крg1, Фе2, Ла1, Лf1, Cd3, Ce5, Kg3, пешки а2, b3, c2,d2, e3, f4, g7, h7
Черные: Крg8, Фс6, Ла8, Лf8,Cb7, Ce7,Kf6,  пешки а6, b6, c5, d5, e6, f7, g7, h7
В этой позиции Ласкер сыграл :     14. Кg3 – h5   Последовало: 14. ... Kf6 : h5   15. Cd3 :h7+ ! Первая жертва !  15. ... Kpg8 : h7   16. Фe2 :h5+   Kph7 – g8 17.Ce5 :g7 ! Вторая жертва !
17. …Kpg8 :g7   18. Фh5 – g4+ Kpg7 – h7    19. Лf1 – f3    e6 – e5   20. Лf3 – h3+    Фc6 – h6
21.Лh3 : h6+   Kph7 : h6    22. Фg4 – d7 ! – c  решающим  материальным перевесом белых.
Ослепительным  метеоритом засверкал  Ласкер  на  шахматном  небосклоне. Яркие победы  следовали одна за другой. Повержены Барделебен, Мизес, Берд, Энглиш, Мэзон, Блэкберн ...
Теперь на пути к Стейницу монументально возвышался доктор Тарраш. Увы, Ласкера ожидал холодный отказ. "Молодой человек должен сперва доказать победами в крупных международных турнирах, что он имеет право играть с таким человеком, как я", - высокомерно заявил Тарраш. А когда в 1894 году Ласкер с большим преимуществом победил  в матче на первенство мира стареющего Стейница, шахматный мир, общественное мнение которого в те годы во многом формировал Тарраш, встретил восхождение нового чемпиона недружелюбным молчанием.
Через год на международном турнире в Гастингсе Ласкер финишировал третьим, и Тарраш, выигравший у чемпиона мира личную встречу, не замедлил выплеснуть на него очередную порцию желчи : "Третий призер Ласкер в первый раз доказал, что он очень сильный игрок. Все его предыдущие успехи были выше всякой меры раздуты беспримерной рекламой". И лишь великолепные победы Ласкера в Петербурге, Нюрнберге и Париже заставили недоброжелателей замолчать.
Что ж, он гордиться мог собою :
Талантов было в нем – не счесть,
Ведь сам  Эйнштейн считал за честь
С ним дискутировать порою ...

Да, Ласкер – шахматный колосс !
Но недруги, пылая мщеньем,
Не раз высказывали мненье,
Что он использует ... гипноз.

Но в щекотливых положеньях,
Когда витал конфликта рок,
Снимал он шуткой напряженье –
Ведь юмор был его конек !

Однажды в небольшом турнире,
Ход сделав слабый, нелогичный,
Бернштейн изрек самокритично :
"Я – олух, коих нету в мире !"

"Что ж, мысль эта интересна", -
Ответил Ласкер чуть смущенно.
"А шутка ваша неуместна ! –
Бернштейн отрезал возмущенно, -
Коль не в ладах вы с этикетом,
Извольте расписаться в этом !"

И что же сделал юморист ?
Спокойно взяв бумаги лист,
И так же, чуточку смущаясь,
Он нацарапал улыбаясь:

"По доктора Бернштейна воле
Я заверяю поневоле,
Что в этом шахматном турнире
Он – олух, коих нету в мире"...

Пять раз с успехом защищал Ласкер свой высокий титул. В 1907 году он со счетом  8 : 0 разгромил Фрэнка Маршалла, а спустя год в Дюссельдорфе и Мюнхене состоялось единоборство двух непримиримых антиподов – Ласкера и Тарраша. Любопытно, что  накануне первой партии была устроена встреча соперников с целью их примирения. Тарраш, сделав два шага навстречу чемпиону мира, изящно поклонился и напыщенно изрек: "С вами, господин Ласкер, у меня может быть весьма короткий разговор из трех слов : "Шах и мат !"  "Разговор из трех слов", однако, не состоялся, так как чаще всего Таррашу приходилось обходиться лишь одним словом :  "Сдаюсь".

Был, правда, ключевой момент :
Дважды выиграл претендент –
Да, дрогнул грозный чемпион ...
И молит в телеграммах он
Возлюбленную – Марту Кон :
"Я умоляю, приезжай –
Безумца своего спасай !"

И Марта, все забыв на свете,
Что муж, прикованный недугом
Неизлечимым, обречен,
Рыдая, телеграммы эти
Кладет перед больным супругом.
И молвил благородный Кон :

"Сейчас я вижу по всему –
Нужней ты другу своему !"

Наверно, говорить излишне,
Чем стало Марты появленье :
Как будто в Ласкера Всевышний
Вдохнул вдруг силы, вдохновенье ...

В 1909 и 1910 годах  Ласкер, защищая чемпионский титул, дважды  легко  победил  Давида Яновского, а в промежутке между этими матчами с трудом отстоял  шахматную корону в поединке с представителем  венской школы Карлом Шлехтером. Ничто, казалось, не могло сломить железной воли непобедимого чемпиона.
Игра Ласкера производила неизгладимое впечатление на современников. Особенно изумляли его исключительная выдержка, умение "неправильной" игрой и особой, присущей только ему, находчивосттью спасать самые тяжелые позиции.  При этом находчивость Ласкера проявлялась в любых, даже самых неожиданных ситуациях. Однажды один американский миллионер, большой любитель шахмат, пригласил в гости  Ласкера и венгерского гроссмейстера Гезу Мароци. Перед обедом он попросил своих знаменитых гостей сыграть партию. Шахматистов ожидал сюрприз : все фигуры, выполненные в виде стеклянных сосудов различной формы, были наполнены французским коньяком. "У меня есть только одно условие, - сказал радушный хозяин,-  выигравший фигуру, должен выпить все ее содержимое".  Игравший белыми Ласкер решительно двинул вперед королевскую пешку : 1. е2 – е4   Мароци ответил :  1. ... е7 – е5   Дальнейшая игра была недолгой : 2. Фd1 – h5   Kb8 – c6   3. Фh5 : f7+   Здесь следует поставить два восклицательных знака, так как жертва ферзя, содержавшего ... пол – литра коньяка, решила исход состязания  в пользу Ласкера.
Последние слова рассказчика потонули в дружном хохоте.
- А что вы скажете по поводу этой позиции, в которой даже поразительная находчивость Ласкера оказалась бессильной ? – проворно расставив фигуры, спросил Бахман.
Белые:   Крg1, Фh5, Ле1, Лg3, Cg5, Ke3 пешки а2, b4,d4, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фb5, Ла8, Ле8, Сb7,Kf8  пешки  а7, d6, e6, f7, g7, h6
- В этой тяжелой позиции Ласкер оказался в партии с 21 – летним  мексиканским  мастером  Карлосом  Торре  на московском международном турнире 1925 года.  Торре сыграл :25. Cg5 – f6 !!   Далее последовало :  25.... Фb5 : h5   26.Лg3 : g7+  Kpg8 – h8  27.Лg7 : f7  Kp h8 – g8   28.Лf7 – g7+ Kpg8 – h8   29.Лg7 :b7+   Kph8 – g8   30.Лb7 – g7+  Kpg8 – h8 31.Лg7 – g5+   Kph8 – h7    32.Лg5 : h5 – и белые, осуществив эту классическую "мельницу", через несколько ходов одержали заслуженную победу. Партия эта обошла шахматную печать всего мира.
- В конце концов Ласкер, хоть и гений, но все – таки человек, и ничто человеческое ему не чуждо, в том числе и ошибки, - философски  заметил Петров. 
- Ну а кроме того, когда он понял, что попался на "мельницу", то даже в роли потерпевшего не смог устоять против очарования этой комбинации и дал возможность Торре провести ее до конца. В этом, если хотите, благородство Ласкера, который по логике событий должен был сдаться сразу же после 25 – го хода белых, - продолжил свой рассказ Зноско – Боровский. – Сокрушив в течение четырех лет всех реальных конкурентов, Ласкер, по всеобщему мнению, надолго оградил свой престол от новых посягательств.
Однако не прошло и года, как  23 – летний кубинец Хосе Рауль Капабланка – и – Граупера, блестяще победив на турнире в Сан – Себастьяне, решительно бросил перчатку непобедимому чемпиону. Ласкер в принципе принял вызов, но поставил перед претендентом такие условия, что их поединок в ближайшие годы стал практически невозможным. Так, например, Ласкер требовал, чтобы звание чемпиона мира было сохранено за ним, если кубинец не сумеет победить с перевесом в два очка.
Переговоры надолго затянулись и в конце концов привели к непримиримой ссоре соперников. Поклонники кубинского шахматиста обвинили Ласкера в уклонении от борьбы, и чемпион мира, не выдержав оскорбительных нападок, заявил, что официально отказывается от своего титула в пользу Капабланки.
И все же спустя десять лет единоборство шахматных гигантов состоялось в Гаване. "Из – за жары, вызванной ярким апрельскпм солнцем,  я не в силах бороться с усталостью", - сокрушался Ласкер.  После 14 партий  при счете 4 : 0 в пользу Капабланки  Ласкер по настоянию  врачей  сдал матч.

Вот так закончилась эпоха
Его блестящего правленья.
Что ж, правил он совсем неплохо
И вызывает изумленье,
Что двадцать семь бессменных лет
Царил его авторитет.

Он царствовал в величье гордом,
И цифра эта "двадцать семь"
Сияет чемпионам всем
Недосягаемым рекордом ...

Нет, духом  Ласкер не упал –
Он доказал, что не потух
Его могучий, гордый дух,
Но внешне все – таки  он сдал.

Пусть седина на голове,
Былую потерял осанку,
Зато в Нью - Йорке  и  Москве
Опередил он Капабланку.

Он оставался оптимистом,
Одолевая все напасти,
Кроме одной – когда фашисты
В его стране достигли власти.

И что же Ласкеры ? В ответ,
Сказав фашизму твердо "Нет!",
Они в Москве нашли приют –
Покой, достаток и уют.

И все же через пару лет,
Решив у дочки погостить,
И перебравшись в Новый Свет,
Они там и остались жить.

А вскоре Ласкер заболел,
Он таял на глазах, худел,
Последние теряя силы,
И фрау Марта день и ночь
В слезах Всевышнего молила :
"Ужель ничем нельзя помочь?!"

И вот, собрав остаток силы,
С трудом превозмогая боль,
Он прошептал, сходя в могилу,
Два слова : "Шахматный Король ..."
То были, как гласит молва,
Его последние слова ...

Французский маэстро нервно теребил пуговицы своего камзола. Его коллега из России сосредоточенно барабанил пальцами  по еще не совсем высохшему от росы столику. Чувствовалось, что личность Ласкера произвела на обоих неизгладимое впечатление.
Наконец Филидор, подняв большие и грустные глаза, проронил :
- Ласкер – это великая эпоха шахмат !
- И эпоха эта могла быть более продолжительной, если бы он не последовал за своей супругой в Америку, - поддержал его Петров.
- Наверно, это так, - задумчиво произнес Греков. – если бы не одно "но". Фрау Марта была женщиной высокой культуры и интеллекта, талантливой журналисткой, писательницей и поэтессой. И все это она принесла в жертву тому, кто стал гордостью и смыслом всей ее жизни.  Вместе с мужем фрау Марта объездила весь мир. Неизменно сидящая с вязаньем в руках в первом ряду турнирных залов, в которых играл Ласкер, она была для него источником силы и вдохновения, главным стимулом в борьбе с сильнейшими  шахматистами земного шара. Недаром сам Ласкер в одном из писем к ней  писал : "Рядом с тобой я никогда не теряю равновесия. Даже на краю света я чувствую себя, как дома .."  А когда великий шахматист скончался, ненамного пережившая его фрау Марта горько проронила :"Шахматный мир потерял много, я потеряла все !"
- Ну что ж, кажется, настал черед рассказать об одном из самых непримиримых антиподов Ласкера – докторе Тарраше, - подвел черту Бахман.

Глава  13.   ХУДОЖНИК   ПРОТИВ   ДОГМАТИКА 

- В начале 80 - х годов ХIХ столетия в шахматном мире царили Стейниц, Цукерторт,
Блэкберн, Винавер, Чигорин.  Именно в этот период раскрылось яркое шахматное дарование студента – медика Берлинского университета  Зигберта Тарраша.
Первый крупный успех к необычайно талантливому шахматисту пришел в 1885 году в Гамбурге, где он вместе с Блэкберном, Вейссом, Мэзоном и Энглишем разделил 2 – 6 места.
Стиль Тарраша в это время характеризовали стремительные атаки, яркие комбинации и   недостаточно зрелая позиционная игра. Относительная неудача в 1887 году во Франкфурте – на – Майне  -  дележ  5 -  6 мест с Бергером  - заставила Тарраша подвергнуть свою игру тщательному анализу. Взяв за основу позиционные принципы Стейница, он не только привел их в стройную систему, но и внес в стратегию игры много новых оригинальных идей.
Проделанная работа принесла Таррашу  в период с 1889 по 1894 годы впечатляющие победы в Бреславле, Манчестере, Дрездене и Лейпциге. Однако, твердо уверовав в свою исключительность, он, по существу, пытался утвердить незыблемость открытых им принципов, игнорируя тот бесспорный факт, что шахматы гораздо многообразнее и шире его теоритических воззрений, что практика зачастую выдвигает исключения из  сформулированных им правил.
Одним из наиболее непримиримых критиков вождя "новой школы" был Чигорин, который считал, что применение на практике верных в своей основе принципов Тарраша должно диктоваться только требованиями конкретной позиции.
Ничего не изменил и матч апологетов двух шахматных школ, состоявшийся в 1893 году в Петербурге. Равный счет – 9 : 9  оставил открытым  их  принципиальный спор .
Если вне шахмат Тарраш выглядел этаким преуспевающим самодовольным человеком, то за доской он преображался. К счастью для шахмат, великий художник в нем неизменно брал верх над самонадеянным догматиком. Это и позволило Таррашу создать ряд блистательных шедевров, к числу которых относится  и его партия с известным мастером Вальбродтом, сыгранная в 1895 году в Гастингсе.  Белыми играл Тарраш. Сделав свой 31-й ход, Вальбродт был вполнек удовлетворен своей позицией.
Белые:   Крg1, Фd3, Лf2, Лf4, Cb2, Kc4, Kd2,  пешки а4, b3, c2, e5, g3, h2
Черные: Крh8, Фе6, Лg5, Лg8, Сd5, Cd8, Kg7, пешки а6, b4, c5, d4, f5, h7
 Однако последовало: 32. Kc4 – d6 !    Фe6: e5    33. Kd6:f5   Kg7 – h5    34. Лf4:d4 ! Kh5:g3   35.Kf5:g3   Лg5:g3+ 36.h2:g3   Лg8:g3+  37.Kpg1-f1! Лg3:d3    38. Лd4 – g4 !   Блестящий   удар !  Если   теперь   38. Фе5 : b2 , то 39. Лf2 – f8  Мат !  Поэтому черные сдались.
Самонадеянность Тарраша не раз оказывала ему медвежью услугу. Так, в 1892 году, высокомерно отклонив вызов молодого Ласкера, он впоследствии уже сам упорно добивался права на единоборство с ним.  Итог их состязания нам известен. Тяжелое поражение от Ласкера настолько деморализовало Тарраша, что он почти три года не выступал в крупных соревнованиях. А все последующие попытки восстановить свою былую репутацию оказались безуспешными... 
Выдающийся шахматист скончался в 1934 году, оставив после себя огромное творческое наследие – блистательные партии, а также актуальные и по сей день теоритические исследования.
- Сложная натура, - едва Бахман закончил свой рассказ, покачал головой Филидор. – С одной стороны  замечательный шахматист и теоретик,  с другой ...
- Единство противоположностей, - резюмировал Петров.
- Странно то, - заметил Греков, - что часто попадая в неловкое положение, Тарраш тем не менее  продолжал демонстрировать свое высокомерие к окружающим. Так, в 1911 году перед началом турнира в Гамбурге Тарраш высказался против участия в нем англичанина Ейтса, так как считал его весьма слабым шахматистом. Ейтс и в самом деле оказался слабейшим участником этого турнира, но, по иронии судьбы, единственную свою победу он одержал над ... Таррашем.
- Как бы то ни было, Тарраш по праву занял видное место в многовековой истории шахмат, - заключил Бахман. – О его беззаветной любви к шахматам  говорят такие высокие слова :


"Мне жаль порою тех людей,
Кто с шахматами не знаком,
Кто вихрям шахматных страстей
Не внял ни сердцем, ни умом.

Как музыка и как любовь,
Волнуют шахматы нам кровь.
И даже в дни невзгод, ненастья
Они дарить способны счастье !"


Глава  14.   СВЕРКНУВШИЙ   МЕТЕОРИТ

-  Мы уже не раз упоминали о гастингском турнире 1895 года, - начал свой новый рассказ немецкий историк. – И он, несомненно, занял видное место  среди  крупнейших шахматных соревнований.  Этого события шахматный мир ждал с особым нетерпением. Ведь именно в Гастингсе впервые должны были сойтись лицом к лицу не признанный в то время шахматный король Ласкер, поверженный им первый чемпион мира Стейниц, главные претенденты на шахматный престол Чигорин  и  Тарраш, выдающиеся мастера древней игры Блэкберн, Мэзон, Гунсберг, Берн, Мизес, Яновский, Барделебен, Шлехтер, Тейхман и другие. Мнение специалистов было единым : победитель "битвы при Гастингсе" с полным правом может считаться сильнейшим в мире.
В турнире участвовали и несколько новичков, которым заранее отводилась незавидная роль аутсайдеров. Однако любителей шахмат ждал поразительный сюрприз : буквально сокрушив всю шахматную элиту, первый приз завоевал 23 – летний дебютант международных соревнований  американец  Гарри Нельсон Пильсбери.
Познакомившись с замечательной игрой в возрасте 16 лет, юноша был очарован ее неисчерпаемой глубиной. С тех пор шахматы  стали делом всей его жизни. Уже через пять лет Пильсбери вышел победителем турнира сильнейших американских мастеров, а спустя еще два года в Гастингсе стал виновником едва ли не самой громкой сенсации в истории шахмат. И хотя впоследствии он неоднократно занимал высокие места на авторитетнейших форумах, успех в Гастингсе был наиболее значительным достижением гениального шахматиста.
В конце того же 1895 года в Петербурге был организован матч – турнир четырех сильнейших шахматистов мира – Ласкера, Стейница, Пильсбери и Чигорина ( Тарраш отказался от участия в этом форуме ).  Первая половина соревнования стала продолжением гастингского триумфа Пильсбери. Увы, затем случилось невероятное – в девяти последующих партиях Пильсбери набрал лишь потора очка и пропустил вперед Ласкера и Стейница.
Петербургская неудача произошла из – за начавшейся у Пильсбери страшной болезни – прогрессирующего паралича. Но еще печальней было то, что в последующие годы гениальный шахматист совершенно не щадил своего подорванного здоровья : он  по – прежнему много играл, часто давал изнурительные сеансы вслепую, непрерывно курил. А в 1902 году в Москве  он установил мировой рекорд, дав сеанс вслепую на 22 досках.

Как тратил силы он без меры !
Тому есть множество примеров :
Ведя  сеанс вслепую,  он
Устроил в нем аттракцион.

В сеансе том беспечный гений
Играл к тому же в шашки, вист –
Ни в чем не зная поражений !
Вот так блестящий шахматист
Растрачивал здоровье, силы ...
Не потому ль сошел в могилу,
Точней растаял, словно дым,
Еще довольно молодым ? ...
- Будучи выдающимся мастером позиционной игры, Пильсбери зарекомендовал себя и превосходным тактиком.  А после партии с Гезой Мароци, сыгранной  в 1900 году в Париже, Георг Марко остроумно заметил, что "Пильсбери и королем  может  дать  мат".  Посмотрите  окончание  этой замечательной партии, в которой Пильсбери играл белыми.
Белые:   Крh3, Фf4, Лg3, Лh1,  пешки b4, e5
Черные: Крh8, Фb2, Лс8, Сd7, пешки а6, b7, d5, e6, f5, h7
Пильсбери сыграл  44.Фf4 – h6.  Своим ответом   44. …Фb2 :e5  Мароци решил, что этим ходом он отразил все угрозы. Однако последовало ошеломляющее 45. Фh6:h7+ !!   Kph8:h7   И здесь Пильсбери "скромно"  увел своего короля с вертикали "h".  46.Kph3 – g2  Мат !
- Удивительно !  Первый  раз  вижу,  чтобы  мат  давался   ходом  короля! – воскликнул Филидор. – И все же еще больше   поразил  меня  сеанс вслепую  на  22-х  досках ! Когда  в  1742
 году  в  кафе "Режанс" я  сыграл,  не  глядя  на доску,  лишь две партии, это вызвало восторг окружающих.  А когда спустя несколько лет в Лондоне число моих соперников возросло до трех,   это  было воспринято современниками как чудо  ХVIII  столетия.
- Ну, с тех пор слишком много воды утекло,- улыбнулся Нейштадт – В 1858 году гениальный Пол Морфи изумил шахматный Париж, дважды сыграв вслепую по  восемь партий, а спустя 18 лет в Лондоне блистательный Иоганн Цукерторт довел число досок до 16.  В начале    ХХ  века  мировое достижение в игре не глядя на доску обновлялось еще шесть раз. В 1921 году в Кашау венгерский шахматист Дьюла Брейер провел сеанс на 25 досках.
- Любопытно, что в 1925 году из Испании пришло сообщение о том, что  местный мастер Юнкозе побил  мировой рекорд Брейера, проведя сеанс вслепую на 33 досках, - вступил в беседу Зноско – Боровский. – Вскоре, однако, выяснилось, что цифра эта завышена ни больше ни меньше, чем в 11 раз. Оказалось, что Юнкозе, объявив о своем сеансе на 33 досках, застал на поле боя лишь трех участников. Не мудрствуя лукаво, он тут же засчитал поражения 30 мифическим соперникам за неявку, а на оставшихся трех досках две партии выиграл и одну проиграл. Спустя год в Нью – Йорке Алехин сыграл 25 "слепых" партий, из которых в 16  одержал победы и лишь в пяти  признал свое поражение. В том же году в Сан - Паулу чехословацкий гроссмейстер Рихард Рети довел потолок рекорда до 29 партий. Впечатляющее достижение !
- Но и оно в 1931 году было побито американцем Джоджем Колтановским, который провел без поражений сеанс на 30 досках, - продолжил Зноско – Боровский. – Успешно играли вслепую такие известные гроссмейстеры, как Тарраш, Рубинштейн, Земиш и другие. Любопытно, что во время  одного из сеансов Земиша некая пожилая дама долго всматривалась в лицо сеансера, а затем, обратившись к участникам, взволнованно воскликнула : "Это чистое жульничество ! Он вовсе не слепой !"
- В послевоенные годы рекордная гонка была продолжена, - принял своеобразную эстафету Белица. – В 1946 году в Сан – Паулу аргентинский гроссмейстер Мигель Найдорф провел сеанс вслепую на 45 досках, а в октябре 1960 года в Будапеште венгерский мастер Янош Флеш довел потолок рекорда до  фантастической цифры – 52 партии !  31 из них Флеш выиграл и лишь три проиграл.
Флеш болен был неизлечимо,
Но, проведя сеанс "незримый",
Врачей он ошарашил вдруг,
Смертельный победив недуг.

Немыслимое напряженье,
Что мозг и тело охватило,
Включив неведомые силы,
Вдруг принесло ... выздоровленье,
И смерть ворчливо отступила.

Парадоксально все на свете –
Флеш чудом смерти избежал,
А через два десятилетья
Он вдруг в аварию попал –
Злодейка-смерть, поймав мгновенье,
Добилась все – таки отмщенья ...

- Рекорд Флеша просуществовал всего лишь один год – продолжил Белица, - в 1961 году в Сан – Франциско его побил неутомимый Джордж Колтановский, проведя без поражений сеанс вслепую на 56 досках.

Глава  15.   ШАХМАТНЫЙ   МУШКЕТЕР

- Все это, конечно, интересно, - рассудительно заметил Греков, - но мы  вновь отвлеклись.    
Герой следующего моего рассказа появился в шахматных кругах Парижа в конце 80-х годов ХIХ  столетия. Этот щеглеватый юноша с лихо закрученными  усиками, подобно легендарному  де Артаньяну, был одержим мечтой покорить великий город. Звали его Давид Яновский.
Окружающих особенно поражали в этом выходце из России удивительный темперамент, неистощимая фантазия, изящество, смелость замыслов, неутомимая жажда победы. О его импульсивности, азарте, склонности заключать рискованные пари слагались легенды. Так, получив за победу на турнире в Монте – Карло 5 тысяч долларов, Яновский в ту же ночь проиграл их в казино и вынужден был занять деньги на обратную дорогу. Его необузданная артистическая натура постоянно жаждала успехов, почитания, славы.

Яновский, весь горя борьбой,
Как мушкетер, бросался в бой.
И если взгляд его орлиный
К победе видел путь рутинный –
Без бурных жертв и комбинаций,
Этот художник – чародей,
Романтик до мозга костей
Ради клокочущих оваций
Готов был продолжать сраженье
Даже ценою ... пораженья !

Уже первые международные выступления молодого шахматиста принесли ему мировую известность, а блистательные победы в Вене, Монте – Карло, Париже и Бармене, где им были повержены  Стейниц, Ласкер, Пильсбери, Тарраш и другие корифеи, выдвинули его в число главных соискателей шахматной короны.
В 1899 году  после своего триумфа  в Лондоне Яновский вызвал Ласкера на матч, однако из-за финансовых неувязок их поединки за шахматную корону состоялись лишь спустя десять лет. К тому времени главные успехи претендента были уже позади. Обе аудиенции у шахматного короля , организованные на средства покровителя Яновского Пьера Нардю, принесли ему лишь горькое разочарование.
Исследователи творчества Яновского не раз отмечали, что шахматного таланта у него было не меньше, чем у Ласкера, а вот выдержки, силы воли, трудолюбия  - неизмеримо меньше.
Уступив в борьбе за шахматную корону, Яновский не отступил от своих принципов. Он завоевал столько призов за красоту сыгранных им партий, что публикация их составила бы  объемистый том.  Даже на закате своей блистательной карьеры  великий шахматист создал целый ряд неувядаемых шедевров. Один из них – партия с Земишем, сыгранная в 1925 году в Мариенбаде. Игравший белыми Яновский своим  20 - м  ходом  буквально  ошеломил  соперника.
Белые:   Кре1, Фе3, Ла1, Лh3, Cd3, Ce5, пешки а2, b2, c3, f2, g2, h4
Черные: Крg8, Фс7, Ла8, Лf8, Cb7, Cd6, пешки а7, b6, f7, g7,h5
Казалось бы, король Земиша надежно укрыт, но Яновский  считает иначе: последовало 20.Фe3 – h6 !! и  черные  немедленно сдались, так как на  20. ... f7 – f6       последует   21. Лh3 – g3  и  мат неизбежен.
В конце 1926 года Яновский приехал в небольшой французский городок Иер для участия в очередном турнире.  Увы, серьезная болезнь надолго уложила его в постель. Средств на лечение у него не было, и 15 января 1927 года великого мастера не стало. Так закатилась еще одна шахматная звезда. 
- Еще одна печальная судьба, - тихо проронил первый шахматный мастер России.
- Вновь острая нужда и безвременная кончина. Неужели это удел всех шахматных гениев? – воскликнул Филидор.
- Разумеется не всех, но очень многих, - развел руками Греков. – И все же они были счастливыми людьми.  Разве обогатить своими творениями мировую сокровищницу шахмат и тем самым обессмертить свое имя – не высшее счастье ? Прославиться  ведь  можно   по-разному.
В 1903 году В Монте – Карло состоялся международный турнир. Один из его участников -некий полковник Моро – отличился тем, что проиграл все 26 партий. Ноль очков из 26 возможных ! Местные шутники буквально засыпали бедного полковника весьма своеобразными подарками, причем все дары, доставлявшиеся в его номер, состояли из 26 экземпляров – 26 бубликов, 26 яиц и тому подобное.
- Это что, - небрежно бросил Бахман. – Была еще более яркая в кавычках, конечно, личность. В конце 20-х годов ХХ столетия  в Манхэттенском шахматном клубе появился новичок – Малькольм  Малли. Несмотря на очень слабую игру, Малли отличался крайним самомнением. Именно поэтому сильнейшие игроки клуба как-то решили разыграть самонадеянного новичка и проиграли ему все до единой партии. Когда шутка эта повторилась во второй, а затем и в третий раз, ничего не подозревавший  Малли настолько вознесся, что послал вызов на матч одновременно Ласкеру, Капабланке и Алехину. Не получив ответа, он решил бросить шахматы ввиду отсутствия достойных соперников.
- Ну, каково ?! – воскликнул немецкий историк. И не дожидаясь ответа, объявил : - А теперь я расскажу о подлинной шахматной знаменитости.

Глава  16.   КОРОЛЬ   НИЧЬИХ   

Однажды  Эмануила Ласкера спросили, кого он считает для себя наиболее трудным соперником. Великий шахматист, не колеблясь, назвал выдающегося австрийского гроссмейстера Карла Шлехтера.  Это имя впервые прозвучало в 1894 году в Лейпциге, где 20 – летний шахматист дебютировал в турнире мастеров.  Скромное 11-е место, естественно, не произвело большого впечатления на современников, но молодой мастер продолжал совершенствоваться, твердо веря в свою звезду.
Его результаты росли от турнира к турниру, и в начале ХХ столетия Шлехтер по праву вошел в когорту самых знаменитых шахматистов планеты.  Добродушный, всегда корректный и приветливый гроссмейстер неизменно вызывал симпатии и уважение коллег по шахматному искусству.
"Королем ничьих" называли его шахматисты, причем многие из них не без оснований были убеждены, что выдающийся мастер никогда не возражает против мирных переговоров лишь потому, что это не причиняет страданий ни одной из сторон. В самом деле, из десяти сыгранных Шлехтером матчей  восемь завершились вничью. О его благородстве слагались легенды. Так, при сильном цейтноте соперника Шлехтер часто не переводил часы, дабы фактор времени не омрачал радость творчества.  Однажды Ласкер опоздал на турнирную партию с ним на 45 минут. Принеся свои извинения, он сделал первый ход. К его удивлению, Шлехтер встал и, также извинившись,  покинул зал. Появившись ровно через 45 минут, австрийский гроссмейстер  как ни в чем не бывало сделал ответный ход. Позже, отвечая на многочисленные вопросы коллег, Шлехтер объяснил, что он не пожелал иметь фору даже в борьбе с таким могучим соперником, как Ласкер.
Излишнее миролюбие не помешало замечательному художнику шахмат в перод 1900 – 1915 годов выйти победителем крупнейших соревнований в Мюнхене, Монте – Карло, Кобурге, Остенде, Стокгольме, Праге, Гамбурге, Будапеште. В своей родной Вене он выиграл все семь турниров этого периода.
В одном из них в 1911 году в партии с известным  мастером Перлисом  игравший белыми Шлехтер создал редкую миниатюру. К этой позиции соперники, быстро разменяв ферзей, пришли после шести ходов.
Белые:   Кре1,  Ла1, Лh1, Cc1, Cf1, Kf3, пешки b2, b3, d4, d5, e2, f2, g2, h2
Черные: Кре8, Ла8, Лh8, Cb1, Cf8, Kb8, Kg8,  пешки а7, b7, c6, e7, f7, g7, h7
- Далее последовало : 7. d5 : с6   Cb1 – e4 ? Грубейшая ошибка  черных – следовало играть  : 7. К : с6.  Теперь Шлехтер наносит красивый решающий удар :  8. Ла1: а7 !! Ла8 :а7   9. с6 – с7 !  Трудно припомнить, когда бы в партии шахматистов столь высокого класса борьба завершилась на 9-м ходу !
Кульминационным событием всей шахматной карьеры  Шлехтера был его матч на первенство мира  с Ласкером, состоявшийся в 1910 году. Из намеченных 30 партий удалось обеспечить финансирование только десяти, причем по регламенту претендент, чтобы завоевать шахматную корону, должен был победить с перевесом не менее чем в два очка. Помня, с какой легкостью Ласкер сокрушил Тарраша, Яновского и Маршалла, специалисты считали задачу Шлехтера невыполнимой. 

Талант  у Шлехтера огромен,
Игра  изящна, грациозна,
Хотя  и  не амбициозна –
Ведь он миролюбив и скромен.

С его пристрастием к ничьим,
Наверно, заключить резонно:
Вряд ли с характером таким
Он  одолеет  чемпиона ...

Ход борьбы, однако, опроверг  эти предсказания. После девяти партий Шлехтер был впереди – 1 : 0 ( при восьми ничьих ). И в заключительной 10-й партии австрийский гроссмейстер добился подавляющего перевеса.

Сенсация ? Нет ! Близость цели
Сковала мозг, отяжелели
Расчеты, мысли претендента,
А Ласкер только ждал момента !

Непревзойденный он психолог !
И хоть к победе путь был долог,
Его прошел он терпеливо
И снова твердо, горделиво
В сраженье отстоял корону !
Кто ж одолеет чемпиона ?

И все же итог этого матча шахматный мир оценил, как бесспорное достижение Шлехтера.
Тяжелые будни шахматного профессионала , большие перегрузки, вызванные тяжелым трудом и систематическим недоеданием, слишком рано подорвали здоровье замечательного мастера. Карл Шлехтер побеждал сильнейших гроссмейстеров своего времени, но победить тяготы жизни ему не удалось. В 1918 году выдающийся шахматист умер, не достигнув и 45 - летнего возраста.
- Комбинация, проведенная Шлехтером, действительно, красивая, - первым нарушил молчание Петров. – Хотя ситуация, когда пешка оказывается сильнее беспомощных фигур неприятеля, не редкость. Особенно в произведениях шахматных композиторов.
- Совершенно верно, - живо подхватил Зноско – Боровский.
Он быстро расставил довольно простую на первый взгляд позицию  Белые:   Крb6, пешка с6
Черные: Кра1, Лd5  и продолжил:
- В 1895 году в одной из шотландких газет был опубликован этюд преподавателя французского языка Барбье.  Задание гласило: белые начинают, а черные добиваются ничьей. Здесь автор использовал оригинальную патовую идею.   
1. с6 – с7   Лd5 – d6+   2. Kpb6 – b5   Лd6 – d5+  3. Kpb5– b4   Лd5– d4+  4. Kpb4–b3   Лd4– d3+
5. Kpb3 – c2   Лd3 – d4 !   6. c7 – c8Ф   Лd4 – c4+ 7. Фc8 : c4 – пат !
К сожалению, вместо сладкого бремени славы автора ожидало горькое разочарование. Один из  читателей, некий аббат  Фернандо Сааведра, легко справившись с заданием, обнаружил, что у  белых есть  дьявольской силы ход, который  приводит их к победе. И этот ход ...- рассказчик лукаво взглянул на обоих маэстро.
- Пешку следует превратить не в ферзя, а в ладью ! – одновременно воскликнули оба великих шахматиста.
- Правильно !  6. с7 – с8 Л !!  - я не сомневался, что вы сразу найдете этот потрясающий ход. Оказывается, ферзь приносит лишь ничью, а ладья – победу !  Этот ход опровергает все наши представления о сравнительной силе фигур, раскрывает подлинное величие шахмат, их неисчерпаемость и бессмертие !  Теперь черным грозит мат : 7. Лс8 – а8х. Поэтому черным ничего не   остается,   кроме  6. ...  Лd4 – a4 ,  однако,  у  белых   находится   еще  один   убийственный  ход 
7. Кр с2 – b3,  после которого  черные либо получают мат : 8. Лс8 – с1 – мат !, либо теряют ладью.
- Этюд и в самом деле замечательный, - поглаживая бороду, проронил Петров. – Странно только,  что сам Барбье не увидел превращения пешки в ладью.
- Зато это увидел аббат Сааведра, ставший не только подлинным автором этой жемчужины,–
но и навсегда вписавший свое имя в анналы шахматной истории, - заключил  Зноско-Боровский.
Ну  а теперь обратимся к одному из самых замечательных романтиков ХХ века.

Глава  17.   РЫЦАРЬ   КОМБИНАЦИЙ 

Летом 1899 года Бруклинский шахматный клуб делегировал своего чемпиона Фрэнка Джеймса Маршалла в Лондон. Выступая в побочном турнире, среди участников которого были Мизес, Марко и другие известные мастера, 22 – летний американец ошеломил именитых соперников каскадом комбинаций, фейерверком жертв и уверенно занял 1-е место.
Много ярких побед одержал впоследствии Маршалл. Однако венцом его шахматной карьеры стал состоявшийся в 1904 году турнир в Кембридж – Спрингсе. Проведя это соревнование без единого поражения, замечательный шахматист на два очка опередил финишировавших вслед за ним Ласкера и Яновского. Эта победа сразу сделала его одним из главных претендентов на матч с чемпионом  мира.

Фрэнк Маршалл с блеском победил
Великих шахматных светил,
Среди которых Ласкер, Марко,
Яновский, Пильсбери, Чигорин.

Играл он вдохновенно, ярко,
Взлет его гения бесспорен !

Его игры блестящей знаки –
Каскады жертв и комбинаций,
Фантазия, напор атаки,
Аплодисменты, шквал оваций !
Не зря гласила ведь молва :
"Фрэнк Маршалл – Морфи номер два !"

Как и многие его предшественники, Маршалл понимал, что комбинационная игра не в состоянии обеспечить высоких результатов, но, несмотря на это, он всегда предпочитал свой собственный стиль игры. Именно этим можно объяснить тяжелые поражения  Маршалла от Тарраша и Капабланки и в матче на первенство мира от Ласкера. Но именно в этом и величие Маршалла, одержавшего немало впечатляющих побед.
Для специалистов и любителей шахмат присуждение Маршаллу специальных призов за красоту атаки стало привычным явлением, а его фантастическая комбинация  в партии с Левитским, сыгранной в 1912 году в Бреславле, и поныне считается одной из самых блистательных жемчужин в истории шахмат. Перед вами позиция, возникшая после 23-го хода Левитского.
Белые:   Крg1, Фg5, Лс5, Лf1, пешки а2, с2, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фс3, Лf8, Лh3, Kd4, пешки а7, b7, e6, g7, h7
Игравший черными Маршалл неожиданно, как гром  среди ясного неба, пожертвовал ферзя :  23.Фc3 – g3 !!!  Мое  глубокое убеждение, что комментаторы должны поставить к этому сногсшибательному ходу три восклицательных знака!
Очевидцы утверждали, что после этого хода Левитский даже вздрогнул и некоторое время не мог оправиться от шока, а когда пришел в себя, немедленно сдался. Действительно, ни одно из продолжений не спасает белых.  Если  24. Фg5 :g3, то 24. ... Кd4 – e2+  25.Kpg1 – h1   Ke2: g3+ 
26. Kph1 – g1  Kg3:f1 и так далее. Если же 24. f2:g3, то 24. ... Кd4 – e2+   25. Kpg1 – h1  Лf8 – f1 Мат!  А  в  случае  24. h2:g3  черные дают мат конем :24. Kd4 – e2 Мат! 
Сокрушительные поражения от Тарраша, Ласкера и Капабланки заставили замечательного   художника слегка приглушить свои романтические страсти. Это несколько обезличило его игру, но результаты тем не менее выравнялись.
И все же до высот Кембридж – Спрингса, Нюрнберга, Дюссельдорфа и других своих лучших достижений ему уже не удалось подняться, и на рубеже 20 – 30-х годов великий шахматист решил покинуть международную арену. Правда, он по-прежнему являлся лидером команды США, четырежды побеждавшей  на  шахматных  олимпиадах.
9 ноября 1944 года во время прогулки гениальный гроссмейстер скоропостижно скончался. С глубокой скорбью любители шахмат всего мира встретили эту горькую весть. Лидер советских шахматистов Михаил Ботвинник писал : "... утонченный шахматный мастер и славный спортсмен Фрэнк Маршалл навсегда вошел в историю шахмат".
- Еще бы ! – восхищенно воскликнул Филидор. – Такой  комбинации позавидовали бы даже Андерсен и Морфи !
-  Только за один ход Фс3 – g3  Маршалла смело можно величать гением, - поддержал коллегу  Петров.
- Действительно, - разделяя общий восторг, промолвил Греков, - этот шедевр способен доставить подлинное счастье истинному ценителю красоты. – И вдруг, лукаво улыбнувшись, добавил : - А ведь я , пожалуй, могу показать еще более красивый ход, причем для демонстрации его нам даже не потребуются  доска и фигуры.  Югослаский гроссмейстер Милан Видмар в одном  из международных турниров отложил партию против Капабланки в безнадежном положении. В день доигрывания он явился, чтобы после бесплодного анализа сдать партию и поздравить соперника с победой. Время, однако, шло, а Капабланка не появлялся. Случайно взглянув на часы, Видмар вдруг обнаружил, что флажок на часах Капабланки вот – вот  упадет.  Гроссмейстер бросился к столику и в тот момент, когда судья собирался зафиксировать просрочку времени у Капабланки, в знак сдачи партии опрокинул своего короля. Английская печать назвала этот ход "самым красивым из всех, когда – либо сделанных на шахматной доске".
- Вернемся, однако, к Маршаллу, - заметил Нейштадт. – Этот замечательный шахматист обладал еще и необычайно мягким юмором. Вот как он описал свою победу над Берном в парижском международном турнире  1900 года. " 1.d4   d5  2.c4   e6  3.Kc3   Kf6  4.Cg5   Ce7   Берн, страстный курильщик, достал из кармана трубку и стал разыскивать пачку табака.  5. e3   0 – 0   6.Kf3   b6   7.Cd3  Cb7  8. cd   ed.   Берн начал набивать трубку – я  ускорил темп игры .  9.C: f6   C: f6  10. h4.   Теперь надо было немного подумать. На какое - то время  трубка была забыта ... Приходилось считаться с угрозами  C:h7+   и  Kg5+.   10. … g6    11.h5   Лe8  12. hg   hg.    Берн приступил к поискам спичек в кармане.  13. Фс2   Cg7   14. C:g6   fg.   Берн чиркает спичкой. Обжигает пальцы. Спичка гаснет.   15.Ф: g6   Kd7.    Берн чиркает второй спичкой.   16.Кg5    Фf6.  Наконец  трубка задымила.  17. Л : h8+    Черные сдались.  Бедный Берн !  Возможно, партия закончилась бы другим результатом, если бы ему удалось сразу раскурить проклятую трубку. Впрочем, свое поражение он воспринял с юмором и сердечно пожал мне руку. В этот момент трубка погасла ..."
- Я рад, что мне удалось немного вас позабавить, - воскликнул Нейштадт,  с удовлетворением глядя на хохочущих маэстро. – Ну а теперь продолжим наше путешествие в историю шахмат.

Глава  18.   НА   СОВЕСТИ   ШАХМАТНОГО   МИРА 

- В начале 1903 года в помещение Лодзинского шахматного клуба вошел молодой человек.  Всего лишь несколько лет назад, занимаясь в еврейской школе – хедере,  он впервые в жизни увидел шахматы  и  буквально заболел ими.

Отложен в сторону Талмуд –
С той удивительной поры
Всецело юношу влекут
Красоты шахматной игры.

Их постигая, наш герой
С годами не скрывал амбиций :
Он жил заветною мечтой –
С известным мастером сразиться. 

И вот теперь, подойдя к столику, за которым сидел кумир местных шахматистов Георг Сальве, он робко сказал :   "Маэстро, я прошу вас сыграть со мной партию".  Вызов был принят, а через несколько часов Сальве под удивленные возгласы окружающих  поздравил смущенного юношу с победой. Тотчас был организован матч между знаменитым мастером и наделавшим шуму новичком.  14 партий не выявили победителя – счет оказался равным, и шахматное собрание Лодзи делегировало обоих на  третий  Всероссийский турнир в Киев. Так началась удивительная шахматная карьера  Акибы  Рубинштейна.
В 1905 году молодой шахматист выигрывает побочный турнир в Бармене, а спустя два года с блеском побеждает в Остенде, Карлсбаде и в пятом Всероссийском турнире в Лодзи.
Игра 25–летнего мастера быстро снискала ему  всеобщее   признание, а комбинация, проведенная им в партии  с Ротлеви, обошла всю мировую печать. 
Белые:   Крh1, Фе2, Ла1, Лf1, Cb2, Ce4, Kc3, пешки а3, b4, e5, f4, g2, h2
Черные: Крg8, Фе7, Лс8, Лd8, Cc6, Cc7,Kg4, пешки а6, b5, e6, f7, g7, h7
В этой позиции игравщий  черными   Рубинштейн, после  естественных  ходов 21. ... Фe7 – h4   22. g2 – g3   наносит сокрушительный удар :  22. ... Лс8 : с3 !!    Жертву  ферзя белые обязаны принять.         В случае 23. С : с3   С : е4 + черные получают мат.  Поэтому : 23. g3 : h4    Лd8 – d2 !!   Черные уже без ферзя, почти все их  фигуры   находятся   под   боем.    24. Фе2 : d2    Cb7 : e4+      25.  Фd2 – g2   Лс3 – h3 !    Белые  сдались.
Теперь уже в Акибе Рубинштейне, ставшим главным фаворитом крупнейших турниров, шахматный мир видит бесспорного  претендента  на  мировое  первенство. 
Последующие выступления выдающегося мастера – дележ первого места с Ласкером в 1909 году в Петербурге и особенно блистательная серия побед 1912 года - в Сан – Себастьяне, Пиштьяне,  Бреслау и Вильно, где позади него остались Тарраш, Маршалл, Шлехтер, Тейхман, Нимцович, Шпильмен, Дурас и другие корифеи – еще более упрочили его права на матч с чемпионом мира. Не отрицал этого и сам Ласкер. И то, что матч Ласкер – Рубинштейн так и не состоялся, осталось мрачным пятном на совести шахматного мира… Увы, 1914 год оказался роковым для гениального гроссмейстера. Неудача в Петербурге – дележ 6 – 7 мест с Бернштейном склонило общественное мнение к идее организации матча Ласкера с Капабланкой.
Начавшаяся вскоре мировая война не только уничтожила все сбережения Рубинштейна, но и пагубно отразилась на его  легкоранимой душе. После победы Капабланки над Ласкером Рубинштейн направил вызов новому чемпиону, однако финансовые требования кубинца развеяли его последние надежды.
В 20-е годы, несмотря на победы в Триберге, Вене, Марианске – Лазне, Рогатска – Слатине, на первой доске Всемирной шахматной олимпиады в Гамбурге, Рубинштейну все чаще приходится довольствоваться скромными результатами, а московский международный турнир  1925 года принес ему самое горькое разочарование за всю его блистательную карьеру. Но даже и в эти далеко не лучшие для Рубинштейна годы  современники высоко оценивают его творчество.
В 1926 году Рубинштейн переселился в бельгийский город Антверпен, а спустя несколько лет врачи категорически запретили ему участвовать в любых соревнованиях. Вскоре забытый всеми гроссмейстер оказался в лечебнице для душевнобольных.
В середине 50-х годов один из сыновей Рубинштейна устроил отца в дом для престарелых. Целыми днями шахматный гений просиживал за столиком, на котором лежала шахматная доска без фигур. А 14 марта 1961 года шахматные издания всего мира с глубоким прискорбием сообщили о кончине Акибы Кивелевича Рубинштейна.
Едва Нейштадт окончил рассказ, оба маэстро молча переглянулись.
- Ну вот, еще один "счастливчик", обессмертивший свое имя, - мрачно произнес Филидор. – Нет, в самом деле, неужели путь шахматного профессионала обязательно сопряжен с  нуждой и забвением ?
- Почему же ? – отозвался Белица. – Многие известные шахматисты вполне преуспевали в жизни. Скажем, барон Игнаций Колиш, выиграв в 1867 году крупный турнир в Париже, вскоре отошел от шахмат и основал процветавшую впоследствии банкирскую контору.  Не было никаких оснований сетовать на жизнь и у шекспироведа Говарда Стаунтона, преподавателя математики Адольфа Андерсена, действительного статского советника Ильи Шумова и многих других. А во второй половине ХХ века с "легкой  руки" Роберта Фишера  призовые фонды матчей на первенство мира  исчислялись уже шестизначными цифрами, которые их далеким предшественникам  даже не снились. Что говорить, если  Вильгельм Стейниц, завоевав в лондонском турнире 1862 года  шестой приз, получил за это ... пять фунтов стерлингов.
- Да разве только они ? – подхватил Зноско – Боровский. Взять хотя бы упоминавшегося ранее весьма состоятельного и довольного жизнью доктора Тарраша, его непримиримого антипода Эмануила Ласкера, Гезу Мароци и других. Кстати, и следующий мой рассказ  о вполне преуспевавшем шахматисте, которого даже называли "баловнем судьбы" – гениальном кубинском гроссмейстере Хосе Рауле Капабланке.

               
Глава  19.   ИЗ   ВУНДЕРКИНДОВ  --  В   ЧЕМПИОНЫ

"О, падре, так не ходит конь!"
Отец ко лбу поднес ладонь
И тут же погасил свечу :
Сын болен – завтра же к врачу !

Ребенок же спросил несмело :
" Могу ли, падре, я сыграть?"
Отец кивнул лишь ошалело,
Не зная даже, что сказать.

Его прошиб холодный пот,
Он, делая  за ходом ход,
Не отводил от сына взгляд
И ... получил в итоге мат !

Так  четырехлетний ( ! ) Хосе Рауль Капабланка  сыграл первую в своей жизни партию в шахматы. В 1902 в возрасте 14 лет Капабланка выиграл матч у чемпионе Кубы мастера Корсо, а спустя семь лет со счетом  8 : 1  разгромил чемпиона США  Фрэнка Маршалла. Друзья, называвшие гениального кубинца Капой, наперебой советовали ему бросить перчатку Ласкеру. "Свалить такого великана, как Ласкер, еще не настало время !" – твердо отвечал всем Капабланка.
Победа над одним из сильнейших шахматистов земного шара сразу же привлекла к молодому кубинцу огромное внимание. Неудивительно, что в 1911 году он был приглашен к участию в крупном международном турнире  в Сан – Себастьяне.  Несмотря на резкие возражения гроссмейстеров Бернштейна и Нимцовича, 23-летнего кубинца все же включили в число участников  этого соревнования.
С обоими своими  "обидчиками" Капабланка легко расправился в ходе турнира, получив за победу над Бернштейном специальный приз "за самую красивую партию". Вот окончание этого поединка, в котором Капабланка играл белыми.
Зноско – Боровский расставил фигуры.
Белые:   Крg1, Фе3, Лс1, Ле2, Kf5, Kh5, пешки b3, e4, f4, g4, h2
Черные: Крh7, Фb5, Ле8, Лh8,Cd7, Ke6, пешки а7, с6, с7, d6, f7, g7, h6
  - Далее последовало : 28.Kf5 : g7   Ke6 – c5 ?  Ошибка, которую Капабланка  бдестяще использовал.  29.Kg7 : e8   Cd7 : e8   30.Фe3 – c3   f7 – f6   31.Kh5 : f6+   Kph7 – g6       32.Kf6 – h5   Лh8 – g8   33.f4 – f5+   Kpg6 - g5  34.Фc3 – e3+ Kpg5 – h4   35.Фe3 – g3+   Kph4 – g5    36.h2 – h4  Мат !          
Остается лишь добавить, что в этом соревновании  Бернштейн разделил 8 – 9 –е места, Нимцович – 5 – 7-е, а "зеленый новичок", как оба они называли кубинца, стал победителем турнира.
После триумфа Капабланки в Сан – Себастьяне шахматный мир с нетерпением ожидал его дуэли с Ласкером. Первая  их встреча состоялась в апреле 1914 года на международном турнире в Петербурге.
  Первый этап этого соревнования завершился победой Капабланки, на полтора очка опередившего Ласкера и Тарраша и на два – Алехина и Маршалла. Однако в заключительном двухкруговом состязании пятерки сильнейших Ласкер, одержав шесть полновесных побед, в том числе и над своим главным соперником, завоевал первый приз. Капабланка был вторым, а 3-е место неожиданно занял москвич Александр Алехин.

А на торжественном банкете
Сергей Прокофьев на рояле
( Конечно, в музыкальном свете
Его тогда еще не знали ),
Волнуясь, трепеща от страха,
Исполнил Моцарта и Баха.

Затем в беседе оживленной
С кубинцем проронил смущенно :
"Сеньор, двух шахматных гигантов,
Перенося в мир музыкантов,
По их таланту и размаху
Я вижу Моцартом и Бахом.

Вы – Моцарт, легкий и небрежный,
Полный фантазии безбрежной,
А Ласкер – Бах, глубокий , сложный,
То смелый, то вдруг осторожный ..."
Смущенный этими словами
Кубинец лишь развел руками ...

На том же памятном банкете,
У многих вызвав восхищенье,
При петербургском высшем свете
Шаг сделал Ласкер к примиренью :

"Друзья ! Мой тост в честь Капабланки !
Забудем ссоры, перебранки !"
И оба шахматных кумира
Под одобрительные звуки

В знак уважения и мира
Друг другу протянули руки ...

  Вскоре Капабланка направил официальный вызов Ласкеру. Однако их матч состоялся лишь весной 1921 года. Как мы уже знаем,  совершенно больной Ласкер, проигрывая со счетом  0 : 4, по требованию врачей прекратил борьбу. 
Став чемпионом мира, Капабланка сразу же оградил свой престол  от частых посягательств "долларовым валом". Навязанное им шахматному миру так называемое "лондонское соглашение" предписывало претендентам на шахматную корону обеспечение финансовой стороны состязания, составлявшей весьма солидную по тем временам сумму – десять тысяч долларов. Именно по этой причине не сумел вступить в борьбу за чемпионский титул  Акиба Рубинштейн, а позже и Арон Нимцович.
И все же нашелся шахматист, не только удовлетворивший финансовые требования чемпиона, но и обыгравший "непобедимого"  Капабланку. Это был  проживавший в то время во Франции  Александр  Алехин.

Их состязания исход
Родил забавный анекдот :
Один чудак спросил немого :
"Ты слышал, Капа проиграл ?"
"Не может быть !" – немой вскричал,
И от известия такого
Дар речи снова потерял ...

  Потеряв шахматную корону, Капабланка всерьез рассчитывал на матч – реванш, но преодолеть навязанный  им  самим  же  шахматному  миру  "долларовый  вал" он  не смог.  А весной  1942 года  перестало биться сердце гениального шахматиста Хосе Рауля Капабланки.
 
Алехин, шахматный король,
Воскликнул, не скрывая боль :
" Стряслась великая беда,
Нет слов для утешения –
Мы  потеряли  гения,
Какой  не  вспыхнет  никогда !"...

-  Даже по столь короткому фрагменту из только что показанной партии Капабланки  угадывается его высочайшая техника, - заключил Филидор. – Чувствуется, что играл он легко, быстро, безошибочно.
- Совершенно верно ! – воскликнул Греков. – Его поражения за многие годы даже в отдельных партиях можно пересчитать по палььцам. "Непогрешимая машина", "непобедимый" – эти и многие другие подобные эпитеты неизменно сопровождали  имя замечательного шахматиста.
- Вот почему я позволю себе не согласиться  с великим Ласкером, отказывавшим  Капабланке в праве называться шахматным гением. Ведь на оценки Ласкера, безусловно, наложила свой отпечаток горечь тяжелого поражения в матче  на первенство мира, - твердо произнес Петров.
- Капабланка  отличался не только филигранной техникой игры, он был к тому же еще и весьма элегантным мужчиной, - заметил Бахман. – Красивый, статный, с великолепными манерами , всегда одетый по последней моде, он был кумиром женщин. Во многих странах, где играл Капабланка, они засыпали его цветами, открытками с предложениями руки и сердца.
- Любопытен и такой факт, - улыбнулся Зноско – Боровский. – Известный французский мастер Таубенгауз дал 8-летнему Капабланке вперед ферзя и, конечно, проиграл. Впоследствии, когда кубинец стал чемпионом мира, Таубенгауз хвастливо всем заявлял :"Я – единственный в мире шахматист, который осмелился дать вперед ферзя самому Капабланке !"
- Многие сильнейшие шахматисты мира бились над проблемой, как победить этого непробиваемого шахматного аса, - продолжал Зноско – Боровский. – А вот один незатейливый любитель шахмат открыл довольно – таки  простой способ.  Явившись однажды к Эмануилу Ласкеру, он заявил, что его малолетний сын – шахматный вундеркинд.  Незнакомец добавил, что хотел бы проверить подлинную шахматную силу сына в партии с великим маэстро. Однако, понимая, что маэстро очень занят, он согласен, чтобы партия игралась по переписке. И, если сын проиграет, то Ласкер получит по почте 500 долларов, а если произойдет чудо и победит вундеркинд, то тогда маэстро самому придется уплатить 2500 долларов. Не видя возможности отделаться от назойливого посетителя, Ласкер  согласился.
Поначалу он не придавал этой партии особого значения, однако, вскоре убедился, что вундеркинд – шахматист редкой силы. Лишь ценой огромного напряжения Ласкеру удалось добиться победы. Через некоторое время отец поверженного вундеркинда прислал обещанные 500 долларов.
Вскоре Ласкер в беседе с Капабланкой поведал ему эту историю. Каково же было изумление  кубинца, заявившего, что  отец вундеркинда и с ним заключил подобную сделку.  Выяснилось, что вундеркинд, игравший в одной партии белыми, а в другой черными, на обеих досках в точности повторял ходы великих шахматистов. Другими словами, сами того не ведая, Ласкер и Капабланка играли ... друг против друга. За победу Ласкер получил 500 долларов, а проигравший Капабланка вынужден был раскошелиться на 2500 долларов. Таким образом, "гениальный" отец мнимого вундеркинда не только "победил" самого Капабланку, но и "честно" заработал две тысячи долларов.
Беседка вновь наполнилась безудержным смехом.

Глава  20.   ЧЕТВЕРТЫЙ   ЧЕМПИОН   МИРА

- Когда в 1908 году в Люблине скончался  Михаил Чигорин, - начал очередной рассказ Греков, - один из членов петербургского шахматного собрания горько проронил : " Он был единственным, кто мог завоевать для России мировую шахматную корону".  Мог ли тогда автор этой  печальной тирады предположить, что в том же году начнет свой 20-летний путь к вершине славы другой гениальный представитель шахматной России  -  Александр Александрович Алехин. Путь этот начался со скромного выступления в турнире любителей в Дюссельдорфе. Но уже тогда специалисты обратили внимание на необычайно талантливого юношу, сумевшего вскоре уверенно победить известных мастеров – Барделебена и Блюменфельда.
Затем последовали победные выступления в Стокгольме, Схевенингене и Петербурге, принесшие Алехину международное признание и приглашение на петербургский турнир 1914 года. Итоги этого выдающегося форума вам уже известны. Блестящий успех Алехина, а иначе его 3-е место после Ласкера и Капабланки не назовешь, сразу же выдвинул его в число сильнейших шахматистов планеты и определил цель всей его  дальнейшей жизни – завоевание мировой шахматной короны.

Залп исторический "Авроры"
Страну вверг в хаос, беспредел,
И в вихре красного террора
Алехин чудом уцелел !
А в девятнадцатом году
Он был в Одессе на беду :
Неделя, две – менялась власть,
И каждая глумилась всласть.

Аресты, паника, расстрелы –
По делу или не по делу,
Чужих, своих – не разбирая,
По сотне человек за сутки,
А в казино пьют и играют
Налетчики и проститутки,
И кровь в подвалах ГубЧеКа
Потоком  льется, как  река...

Чекист, нахмурив грозно брови,
Ткнул его маузером в нос :
"Буржуй ! Напился нашей крови ?!
Ты – контра ! Так стоит вопрос !
По  политическому делу
Есть приговор один – к  расстрелу !"...

К счастью, подоспевшая депеша из киевского Ревкома спасла Алехина от  расправы.
Грозные годы  революции и гражданской войны растоптали еле тлевшие угольки шахматной жизни страны. Правда, в октябре 1920 года удалось провести Всероссийскую шахматную олимпиаду а Москве. Но из-за голода и разрухи  это соревнование проходило в исключительно тяжелых условиях. Участники олимпиады страдали от холода и недоедания.  Первое место и звание чемпиона Советской России завоевал Алехин, однако удовлетворения эта победа ему не принесла. Ему, находившемуся в расцвете сил и поставившему перед собой высокую цель, за шесть лет – с 1915-го  по 1920-й довелось сыграть в нескольких небольших соревнованиях всего 43 партии, а для завоевания права на матч с чемпионом мира нужны были яркие победы в крупных международных турнирах. И в начале 1921 года Алехину удалось выехать за границу.
Шахматная жизнь Европы в те годы била ключом. И Алехин целиком погрузился в пучину шахматной борьбы.  В 22 турнирах сыграл он в последующие шесть лет и в 15 из них он выходил победителем. Казалось бы, достигнутые результаты – весомая заявка на матч с чемпионом мира, но единственная осечка – 3-е место в нью – йоркском турнире 1924 года, позади Ласкера и Капабланки, чуть было не поставила под сомнение его право оспаривать корону у Капабланки, вызов которому он направил еще в ноябре 1923 года.
Что ж, относительная неудача в Нью – Йорке раскрыла шахматному миру новые достоинства Алехина – объективность, самокритичность и поразительное трудолюбие. Выпущенный им  вскоре сборник партий нью – йоркского турнира сразу принес ему славу блестящего аналитика и комментатора.
16 сентября 1927 года в Буэнес – Айресе начался матч, который и поныне считается одним из наиболее напряженных и значительных поединков в истории борьбы за мировую шахматную корону.
Алехин уверенно начал состязание, но вскоре из-за сильного воспаления надкостницы растерял завоеванное на старте преимущество. Начиная с 11-й партии, Алехин снова взял бразды правления в свои руки и выиграл труднейший поединок со счетом  6 : 3  при 25 ничьих.               
Вот как эффектно, играя черными, звершил он 11-ю партию этого матча.
Греков расставил  позицию. 
Белые:   Крh2, Фс4, Ле2, пешки а5, g3, h4
Черные: Крh7, Фf6, Лf8, пешки с3, f7, g6,h5
– Последовало :   60. ... Лf8 – d8   61. a5 – a6  Фf6 – f1 !    62. Фc4 – e4    Лd8 – d2    63.Лe2 : d2   c3 : d2     64. a6 – a7   d2 – d1Ф    65.а7 – а8Ф  У соперников уже по два ферзя, но следует  65. ..Фf1 – g1+   66. Kph2 – h3  Фd1 – f1+ , и  белые  во избежание мата ( 67.Фe4 – g2  Фg1-h1  Мат !  )  сдались.
Шахматный мир горячо приветствовал замечательную победу Алехина. В честь нового чемпиона мира в Русском клубе в Париже состоялся банкет, на котором виновник торжества выступил с речью.
Мог ли Алехин думать, что назавтра эмигрантская газета "Возрождение", чтобы окончательно закрыть ему путь на родину, предаст  его выступлению антисоветский характер ?  Фальшивка сработала безотказно. "После речи в Русском клубе с гражданином Алехиным у нас покончено. Он наш враг, и только как врага мы отныне должны его трактовать ...", - заявил председатель Всесоюзной шахматной организации Николай Крыленко. 

И он с той горестной поры
Одним лишь увлечен – борьбой,
В ней высекая из игры
Крупицы истины святой.

Игра его огнем объята,
Полна фантазии, красот,
В ней, словно в баховских токкатах,
Нет лишних иль фальшивых нот.

Почти во всех его твореньях
Ходы воистину мудры.
Алехин – олицетворенье
Расцвета шахматной игры.

Громя соперников в турнирах,
В двух матчах отстояв свой трон,
Алехин возвещает миру :
Непобедим сегодня он !

Увы, личная жизнь гениального шахматиста в эти годы не была столь яркой, как его игра.  Окруженный врагами и завистниками, не имея рядом близких людей, он все чаще обращает свой взор к покинутой им родине. Тяжелый душевный кризис поверг его в депрессию, приведшую к злоупотреблению алкоголем, снижению спортивной формы.  Чувствуя острую необходимость примирения с родиной, Алехин во время матча на первенство мира с голландцем Максом Эйве в октябре 1935 года отправил в редакцию советской шахматной газеты "64" следующее послание: "Не только как долголетний шахматный работник, но и как человек, понявший громадное значение того, что достигнуто в СССР во всех областях культурной жизни,  шлю искренний привет советским шахматистам по случаю 18-й годовщины Октябрьской революции."
Но напрасно чемпион мира ждал ответа. С каждым днем его надежды таяли, таяло и его преимущество над Эйве, который сумел не только сравнять счет, но и вырвать желанную победу, а вместе с ней и шахматную корону.
Вскоре после окончания поединка с Эйве начались переговоры о матче – реванше, и спустя два года в той же Голландии соперники вновь вступили в борьбу. На этот раз решительно порвавший с пагубным увлечением алкоголем Алехин не оставил своему противнику никаких шансов. 10 : 4 при 11 ничьих – с таким более чем убедительным результатом победил он Эйве, которому, по ироническому замечанию самого Алехина, он "просто дал взаймы шахматную корону на два года".
В ноябре 1937 года в газетах "Известия" и "64" было напечатано следующее приветствие : "От души поздравляю шахматистов СССР с 20-летием Великого Октября. Александр Алехин." Публикация этого поздравления в центральной советской печати произвела на чемпиона мира неизгладимое впечатление. Значит, родина все-таки помнила о нем и оставляла ему надежду на возвращение. И Алехин начал усиленно готовиться к предстоящим соревнованиям, чтобы вернуться на родину в блеске прежней силы и славы.
В 1938 году после окончания амстердамского турнира 27-летний советский гроссмейстер Михаил Ботвинник вызвал чемпиона мира на матч. Алехин, не колеблясь, принял вызов, хотя это право завоевали победители амстердамского турнира – эстонец Пауль Керес и американец Ройбен Файн. Приняв вызов Ботвинника, чемпион мира поставил условие, чтобы их единоборство проходило в его родном городе Москве, куда он хотел бы прибыть за три месяца до начала состязания. Условие было принято , и соперники начали подготовку к матчу.

Близка желанная награда !
Казалось бы, что еще надо?
Но радость вновь омрачена –
В Европе грянула война.

Чумой коричневой объята,
Повержена Европа, смята.
Гражданский выполняя долг,
Забыв обиды эмигранта.
Алехин добровольцем в полк
Вступает в чине лейтенанта.

Но сломлено Сопротивленье –
Удар тяжелый по престижу,
Фашисты в гордом упоенье
Вошли на улицы Парижа.

Цивилизации враги,
Сжигавшие Ремарка,
Толстого, Чаплина, Золя,
Их кованные сапоги
Гремят у Триумфальной Арки
И топчут Елисейские Поля.

"Величье, - мыслил Демокрит, -
Быть верным долгу и в несчастье".
Алехин ... служит новой власти –
Ужели совесть в нем молчит?

Да, жизнь – горестная драма ...
Уместны тут слова Хайяма :
"О, человек, ты многолик –
Ты и ничтожен и велик !"

Шахматный мир гневно осудил Алехина. Ему аннулировали приглашение на первый послевоенный турнир, кроме того был создан комитет для расследования сотрудничества Алехина с нацистами. Ему припомнили все : и участие в нацистских шахматных турнирах, и сотрудничество с гауляйтером Франком, и якобы написанную им антисемитскую статью ... Отвергнутый, потерявший всякую надежду на возвращение в международную  шахматную  жизнь,  пребывавший в португальском городе Эсториале Алехин, вновь находит забвение в алкоголе. И вдруг он получает телеграмму от  Ботвинника, в который он возобновил свой вызов на матч  за мировую шахматную корону. Алехин в радостном волнении : вот оно – окно в шахматную жизнь ! Решительно порвав с алкоголем, он день за днем готовится к состязанию с советским чемпионом.

Но поздно ... Силы на исходе,
Их просто нет уже теперь ...
Официантка, открыв дверь,
Безмолвно замерла в проходе :

Сидел Алехин за доской,
С поникшей низко головой.
Сидел как будто бы живой –
Увы, он в мир ушел иной ...

Вот так закончил бренный путь
Великий шахматный игрок ...
Сколько пришлось ему хлебнуть !
И как терзал его злой рок !

Произошло это 25 марта 1946 года. Лишь несколько любителей шахмат провожали чемпиона  мира  в  его  последний  путь ...
В 1956 году шахматные федерации СССР и Франции договорились о перенесении останков Алехина на  кладбище "Монпарнас" в Париже.  Надпись на могильной плите гласит :

Александр Алехин – шахматный гений России и Франции.
                31 октября 1892  -  25  марта  1946
                Чемпион мира по шахматам с 1927 года  по 1935  год
                и с 1937 года до кончины

Рассказчик обвел собеседников усталым взглядом.
Филидор сосредоточенно смотрел на доску, где два алехинских ферзя эффектно заматовали короля Капабланки.
Первый шахматный мастер России некоторое время сидел с закрытыми глазами, словно мысленно восстанавливал главные вехи жизненного пути Алехина. Открыв глаза и встретившись взглядом с Грековым, он тихо произнес :
- Я счастлив, что после великого Чигорина Россия дала шахматному миру гениального Алехина.
- Уважаемый Александр Дмитриевич, после наших рассказов о ведущих советских шахматистах, вы будете вновь и вновь испытывать это радостное чувство, - улыбнулся Нейштадт. И, переведя взгляд на Филидора, добавил : - Мне искренне жаль, но я не могу сказать это же вам, достопочтенный маэстро. Ведь последними  из шахматных могикан Франции были Лабурдоне и Сент – Аман. И с тех пор на протяжении вот уже полутора столетий  Франция не выдвинула ни одного реального претендента на шахматный престол.
- Однако Алехин  почти 20 лет жил во Франции, - осторожно заметил Филидор.
- Это, действительно, так. – спокойно ответил Нейштадт. – Но как уроженца России, как мастера, сформировавшегося в России и мечтавшего вернуться в Россию, шахматная история по праву считает Алехина только русским шахматистом и в предстоящем матче он может и должен быть включен в состав команды России.
- Да, чуть не забыл сообщить вам весьма любопытную деталь, - прервал их полемику Греков. – Свой путь в большие шахматы Алехин начал, будучи еще юношей , с игры по переписке. Правда, в те годы  Международной шахматной федерации игры по переписке – ИКЧФ – еще не было и потому не проводились официальные соревнования на первенство мира,  Европы и  олимпиады заочников. Годом рождения заочных соревнований считается 1824 – й, кгда состоялся первый в истории матч по переписке между Лондоном и Эдинбургом.. Команду Лондона возглавляли знаменитые мастера того времени Уильям Льюис и Джон Кохрен. Тем не менее состязание, продолжавшееся более четырех лет, со счетом  3 : 2  выиграли шотландцы.
С легкой руки англичан игра по переписке  быстро завоевала умы и сердца любителей шахмат.  Большую популярность получила она и в России. Уже в 1837 году была сыграна первая партия по переписке между Петровым и тремя консультировавшимися между  собой  любителями. Эта встреча ... Впрочем, уважаемый нами Александр Дмитриевич сам расскажет об этом увлекательном поединке. 
- Первый ход в этой партии был сделан 27 апреля  1837 года, - начал свой рассказ первый русский мастер. – Союзникам по жребию достались черные фигуры. "Шахматная игра по санкт – петербургской почте" – так называлась заметка об этой партии в "Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду" от  1 мая 1837 года. Мои противники избрали начало, которое я сам охотно и весьма успешно применял за черных.
1. е2 – е4   е7 – е5  2. Kg1 – f3   Kg8 – f6   3. d2 – d4   Kf6 : e4   Так появился новый дебют, именуемый " русской партией". Я не буду приводить партию, посколько не считаю ее достойной вашего внимания. Скажу лишь, что в дальнейшем мне удалось завладеть инициативой, выиграть фигуру за пешку, что и решило исход поединка.
- Скромность Александра Дмитриевича общеизвестна, - улыбнулся Нейштадт. – Ну что ж, придется продолжить мне. Много играли по переписке Чигорин и Шифферс, Но основоположником заочных шахмат в России, бесспорно,  является Петров, который неустанно подчеркивал,  что "игра по переписке – это самая истинная шахматная игра".
- Я и сейчас так считаю, - невозмутимо заметил Петров.
- Кстати, - продолжал Нейштадт, - "русскую партию" на Западе до сих пор называют "защитой Петрова".  Созданная в 1927 году в Берлине ИКЧФ, объединяющая ныне свыше 50 стран мира, проводит все крупнейшие международные форумы, включая чемпионаты мира и Европы. Первым чемпионом мира  в игре по переписке в 1953 году стал австралийский мастер Пурди. Однако более острая борьба за чемпионство разгорелась после вступления в ИКЧФ шахматной федерации СССР. Не случайно, что чемпионами мира  в последующие годы становились советские шахматисты Вячеслав Рагозин, Владимир Загоровский, Яков Эстрин, Тыну Ыйм.
- Как видите, уважаемый Александр Дмитриевич, ваш почин нашел достойный отклик у потомков, - улыбнулся Греков. И, помолчав, добавил : - А теперь я расскажу о гроссмейстере Ароне Нимцовиче.

Глава   21.   ВЕЧНЫЙ   КАНДИДАТ

В конце ХIХ  столетия любители шахмат старой Риги часто собирались в кафе Крепша. Сильнейшим  среди них считался  лесопромышленник Исай Нимцович. Вскоре, однако, вниманием посетителей кафе завладел 8-летний сын Нимцовича Арон.  А когда мальчик продемонстрировал все, что умеет, стало ясно : в Риге восходит новая шахматная звезда.
Мастерство юного шахматиста  росло, как на дрожжах. Первое боевое крещение Арона   Нимцовича состоялось в 1904 году на побочном турнире в Кобурге, где 18-летний шахматист занял весьма почетное  6-е  место.
Спустя два года, победив в двухкруговом турнире в Мюнхене, Нимцович удостоился звания маэстро.  Этот успех не вскружил ему голову, и в последующие годы талантливый шахматист, анализируя  сыгранные им партии, приходит к выводу, что в его игре еще немало изъянов. Так был сделан первый шаг в направлении трудоемкой  аналитической работы, приведшей его к открытию новых идей в развитии шахматной теории. Тщательно исследуя партии нюрнбергского турнира, прокомментированные главой новой шахматной школы Таррашем, Нимцович убедительно доказал ошибочность и общую поверхностность его взглядов.
Эта кропотливая работа быстро принесла свои плоды. В период с 1907 по 1912 годы последовали успешные выступления в Остенде, Карлсбаде, Гамбурге и Сан – Себастьяне, снискавшие Нимцовичу весьма высокую репутацию в шахматном мире.
В 1913 году Нимцович, взяв за основу воззрения Стейница и Чигорина, бросил вызов Таррашу, чьи суждения и обобщения воспринимались шахматистами, как непреложные законы. Так возник принципиальный многолетний спор между педантичными воззрениями Тарраша и новаторским подходом к игре Нимцовича.
Увы, петербургский международный турнир 1914 года рассудил  этот спор не в пользу Нимцовича. В то время, как Тарраш уверенно вошел в пятерку победителей, Нимцович довольствовался скромным 8-м местом, проиграв Таррашу весьма принципиальную личную встречу. Именно по этой причине новаторские взгляды 28-летнего мастера не получили признания.
Впервые Нимцович так остро ощутил свое одиночество. Он ожесточился против окружающих, считая чуть ли ни каждого недоброжелателем и воспринимая подчас даже самые безобидные слова, как преднамеренное оскорбление, стал нервным,  раздражительным, мнительным. Так, играя однажды с Видмаром, он увидел, что его соперник достал сигару и вознамерился закурить.  Не переносивший табачного дыма Нимцович испуганно замахал руками. Видмар отложил сигару  на край столика, показав жестами, что курить во время партии он не собирается. Но и это не развеяло опасений Нимцовича, который то и дело бросал полные ужаса  взгляды на мирно лежавший "источник возможного дыма". В конце концов он не выдержал и заявил судье, что не может играть из-за ... дыма.  "Позвольте, - удивился тот, - но ведь Видмар не курит !" – "Ну и что ? – возразил Нимцович. – Он ведь может закурить, а угроза, по словам Тарраша, гораздо опаснее ее исполнения".
За Нимцовичем прочно закрепилась репутация чудака, шахматисты стали частенько над ним посмеиваться.
В последующие годы Нимцович и теоритически и яркими турнирными успехами доказал правоту своих идей, став основоположником "неоромантизма" – учения, подхваченного целой плеядой мастеров во главе с Рети и Тартаковером.
В 20-х годах Нимцович изложил свое учение в книгах "Блокада", "Моя система" и "Моя система на практике", в которых он раскрыл и обобщил законы шахматной стратегии, определив сущность позиционной игры.
20-е годы стали периодом и наиболее выдающихся спортивных достижений Нимцовича. Одна за другой следуют его блестящие победы в Копенгагене, Дрездене, Ганновере, Ниендорфе, Лондоне, Берлине, Карлсбаде. Даже в менее удачных выступлениях этих лет он оставил шахматному миру яркие образцы своего удивительного таланта. Так, в 1926 году в Земмеринге , где замечательный шахматист довольствовался дележом 4 – 5 мест, он  в отличном стиле победил  Алехина.
Греков расставил фигуры.
Белые:   Крh1, Фf3, Лd3, Ле1, Сf1, Ke4, Kh4, пешки а2, b3, f5, h2
Черные: Крh8, Фb3, Ла8, Лf8, Cc6, Ce5, Kc3, пешки а7, b7, f6, h7
- В этой позиции игравший белыми  Нимцович пожертвовал коня. 33.Kh4 - g6+! h7:g6 34.Фf3 – g4 !! 34....Лf8 – f7? 35.Лd3 - h3+  Kph8–g7  36.Cf1 – c4!  Cc6 – d5    37 .f5 : g6   Kc3 : e4    38. g6 : f7+   Kpg7 – f8    39. Ле1: е4    Cd5 : e4+    40.Фg4 : e4    Kpf8 – e7    41.f7 – f8Ф+!   Ла8 : f8   42.Фe4 – d5  Фb6 – d6  43.Фd5 : b7+  Kpe7 – d8   44.Лh3 –d3 Ce5 – d4   45.Фb7 – e4   Лf8 – e8   46. Лd3 : d4  и  черные     сдались.
Самым выдающимся успехом всей шахматной карьеры Нимцовича была его победа в Карлсбаде, где он опередил Капабланку, Шпильмана, Рубинштейна, Видмара,   Эйве,   Боголюбова,   Мароци,   Тартаковера    и  других знаменитостей.  Карлсбадский триумф Нимцовича был воспринят, как наиболее достойная заявка на матч за мировую шахматную корону с Алехиным. "Шахматный мир должен  организовать матч между чемпионом мира и победителем карлсбадского турнира 1929 года – это его моральная обязанность.  И если он окажется глух к этой своей обязанности, это будет ничем не оправданным упущением, которое ляжет на шахматный мир тяжким укором", - с горечью писал Нимцович.

Мир шахматный остался  глух ...
Смирившись с горестной судьбой,
Он жил с израненной душой –
Так  был  подорван его дух ...


И ощущая жизнь, как пытку,
Он, уже чувствуя закат,
Повесил на дверях табличку :
" Нимцович – вечный кандидат
На званье чемпиона мира" –
Герой карлсбадского турнира
Воспринимал ее с тех пор,
Как миру свой немой укор ...

Вновь, как и 15 лет назад, Нимцовичем овладели чувство одиночества, апатия, раздражительность. Здоровье его было резко подорвано, и 16 марта 1935 года он скончался в Копенгагене.
- Что ж, Нимцович – великий шахматист с очень ранимой душой, - резюмировал Петров. – И главная причина его турнирных успехов – это то, что он взял на вооружение учения Стейница и Чигорина.
- И не просто взял, а блестяще развил и обобщил их идеи, - мягко уточнил Зноско – Боровский.  – Ведь "Моя система" – это, по существу, свод общих закономерностей шахматной игры, книга, пропитанная эликсиром вечной шахматной молодости.
- Сам Нимцович в предисловии к этой книге написал, что он лишь привел хаос к определенному количеству соподчиненных правил, - заметил Нейштадт.
- Определенному количеству правил ... – покачал головой Зноско – Боровский, - сказано, пожалуй, слишком скромно. Ведь книга охватывает множество разделов шахматной теории – центр, развитие сил, открытые линии, проходные пешки, пешечные цепи, блокада, размены, связки ...
- Все это красноречиво говорит о шахматном величии Нимцовича, - воскликнул Филидор. – И все же, сдается мне, в матче с Алехиным его шансы были бы невелики.
- Сегодня об этом можно только гадать, - развел руками Бахман. – А раз так, то, наверно, самое время перейти к рассказу о Рихарде Рети.

Глава  22.   НЕПРАКТИЧНЫЙ   ГРОССМЕЙСТЕР

В апреле 1908 года ведущие шахматные издания Европы оживленно комментировали итоги крупного международного турнира, завершившегося в Вене.  Специалисты наперебой восторгались игрой победителей – Дураса, Мароци и Шлехтера, обильно расточали комплименты Рубинштейну,  Шпильману, Тартаковеру, Маршаллу и другим знаменитостям.
И лишь только гроссмейстер Савелий Тартаковер с присущей ему оригинальностью и проницательностью отметил игру шахматиста, занявшего ... последнее место. "Рети станет когда – нибудь лучшим в мире шахматистом, - писал он, - хотя и не будет чемпионом мира. Он ищущий художник, которого больше занимает причина вещей, чем их природа".
Что ж, последующие выступления талантливого чехословацкого мастера убедительно доказали справедливость слов Тартаковера.  В 1918 году Рети с большим преимуществом первенствовал в Кашау, опередив Брейера, Шлехтера, Грюнфельда, Мизеса и других признанных мастеров. А еще через два года замечательный гроссмейстер выиграл турниры в  Гетеборге, Вене и Амстердаме, а также серию матчей у Брейера, Олланда и Эйве. Этот выдающийся успех сразу же поставил Рети в ряд сильнейших шахматистов земного шара.
К сожалению, частые выступления в соревнованиях, постоянные переезды из одного города в другой и особенно увлечение сеансами вслепую, в которых Рети достиг мировых вершин, подорвали его и без того хрупкое здоровье. Вот почему, успешно сыграв в каком – нибудь турнире, в следующем замечательный шахматист занимал место, явно не соответствовавшее его яркому дарованию. Как, скажем, на первом московском международном турнире 1925 года. Впрочем, это соревнование всегда вызывало у Рети добрые воспоминания : именно в дни турнира он познакомился с дочерью поэта Сергея Городецкого Рогнедой, ставшей  вскоре верной спутницей его жизни.
1928 год принес Рети серию новых блестящих достижений, к которым прежде всего следует отнести победы в Вене, Гиссене и Брно.
Однако, творя чудеса за шахматной доской, в обыденной жизни Рети был удивительно беспомощным и непрактичным человеком. Участвуя однажды в международном турнире, он был близок к завоеванию крупного по тем временам денежного приза. Для этого в последнем туре ему достаточно было сыграть вничью с одним из аутсайдеров. Рети прекрасно вел партию, но, когда его победа ни у кого уже не вызывала сомнений, он вдруг поднялся из-за столика и куда-то ушел.  Один из друзей Рети после долгих поисков обнаружил гроссмейстера в ... парке. Он сидел на скамейке и на карманных шахматах увлеченно составлял какой-то новый этюд. С большим трудом удалось убедить его вернуться в турнирный зал. Однако Рети уже потерял всякий интерес к своей партии. Быстро проиграв, он облегченно вздохнул и с наслаждением вновь окунулся в мир целиком захватившего его этюда. Остается добавить, что поражение в упомянутой партии лишило весьма нуждавшегося гроссмейстера денежнего приза в 500 марок, а опубликованный вскоре этюд принес ему гонорар в размере ... 10 марок.
В каких бы областях шахматного искусства ни пробовал свои силы Рети,  везде он достигал подлинного совершенства. Недаром в историю шахмат Рети вошел, как замечательный практик, мыслитель и теоретик, выдающийся композитор.  Всему миру известно его яркое литературное наследие и прежде всего книга "Новые идеи в шахматной игре", удивительные, полные эстетики и фантазии этюды, сверкающие неповторимым блеском партии.
Не случайно, что даже такой гений шахматных комбинаций, как Алехин, считал Рети единственным шахматистом, способным ошеломить его неожиданностью замыслов. Таковы его партии с Тартаковером, Рубинштейном, Брейером, Капабланкой, Боголюбовым и многими другими.
Вот одна из них, сыгранная в 1910 году в Вене с Савелием Тартаковером.  В ответ на излюбленный первый ход Рети королевской пешкой   1.е2 – е4   Тартаковер сыграл   1. ...с7 – с6  Далее в партии последовало :  2. d2 – d4   d7 – d5 3.Kb1 – c3   d5 : e4   4. Kc3 : e4   Kg8 – f6   5.Фd1 – d3  e7 – e5 6.d4 : e5  Фd8 – a5+  7.Cc1 – d2  Фa5 : e5 и после 8.0 – 0 –0  черные беспечно побили коня   8. ... Kf6 : e4 ??  Теперь Рети наносит   ошеломляющий   удар :   9.Фd3 – d8+ !!    Kpe8 : d8 10. Cd2 – g5 ++  и черные сдались, так как на любое отступление короля они получают мат.
Если  10. ... Кре8 удар наносит ладья : 11.Лd8  Мат  !    А в случае   10. Крс7, мат объявляет слон :  11. Сd8х
Увы, обретя наконец личное счастье, став одним из главных претендентов на шахмтную корону, полный творческих замыслов, в расцвете своего  ярчайшего дарования 40-летний гроссмейстер заболел скарлатиной. Ослабленный организм не смог побороть эту, можно сказать, детскую болезнь, и 6 июня 1929 года шахматный мир был потрясен сообщением из Праги о безвременной кончине  Рихарда Рети.
Немецкий историк умолк.
- Всем известно, что Рети был на редкость рассеянным человеком, - первым нарушил молчание Греков.

Терял он вещи постоянно –
Портфели, книги и перчатки,
Зонты, блокноты и тетрадки.
И, право, слышать было странно :
"Увы, Бог память дал плохую ..."
Ведь Рети славу мировую
Снискал своей игрой вслепую !

Рассеян Рети был чертовски,
И все ж не так, как Колтановский –
С ним, мастером игры вслепую
Сыграла память шутку злую :

Однажды он с женой своей,
 Гуляя, навещал друзей.
С последним расставаясь другом,
Вдруг обнаружил : нет ...супруги !?

Бедняге по второму кругу
Пришлось вновь обходить друзей :
"Какой я все же ротозей –
Я не оставил здесь супругу ?!"...

Что касается Рети, то один из его друзей даже сформулировал "правило":  "Там, где находится портфель Рети, самого гроссмейстера давно нет !" – под общий хохот продолжил Греков. - И все же рекорд рассеянности, причем за шахматной доской, принадлежит польскому мастеру  Пшепюрке. Играя однажды  с немецким шахматистом Ауэсом, Пшепюрка в миттельшпиле начал творить настоящие чудеса.
Рассказчик проворно расставил фигуры.
Белые:   Крg1, Фе1, Лd1, Лd2, Cb2, Kg2, пешки а2, с4, с5, f2, g3, h2
Черные: Крh8, Фf7, Лd8, Лf8, Cf6, Kf5, пешки а7, b6, e6, g7, h7
- В этой позиции , - улыбаясь произнес Греков, -  игравший черными Ауэс  решил разменять ладьи и сыграл 1...Лd8 : d2.  Польский мастер после длительного раздумья  взялся за черную ладью, но вместо того, чтобы побить ее своей, ( что он и хотел сделать ), к величайшему изумлению соперника сыграл :  2. Лd2 : b2 !!??
Не сразу пришедший в себя после этого беспримерного в истории шахмат хода Ауэс решил подшутить над своим сверхрассеянным соперником и ответил :   2. ... Лb2 : а2. Только в этот момент Пшепюрка заметил, что на доске творится что-то неладное. "Черт побери ! –  гневно  воскликнул  он, - куда  подевались   все мои фигуры ! "  Вызвали главного арбитра Гезу Мароци. С трудом сдерживая смех, арбитр восстановил позицию до сногсшибательного хода Пшепюрки, и игра продолжалась по обычным правилам. 
Последние слова рассказчика потонули в дружном хохоте. Долго еще смеялись оба выдающихся шахматиста. От души вместе с ними  хохотали и их собеседники. Мало – помалу все успокоились, и Белица звучно провозгласил :
-  Мой следующий рассказ о неоднократно упоминавшемся нами гроссмейстере Савелии Тартаковере. 

Глава  23.   ГРОССМЕЙСТЕР   ИГРЫ   И   ПЕРА

"Шахматы – борьба, но, главным образом , против собственных ошибок !"
"Уметь  играть  в  шахматы -  это  значит  стараться  играть  еще  лучше !"
 "Восточная    мудрость  гласит :   есть   шахматисты,   играющие   слабо 
 и не знающие, что играют слабо : это невежды – избегай их ! Есть шахма –
 тисты,  играющие слабо  и  знающие, что  играют  слабо :  это  разумные –
помоги им !  Есть шахматисты, играющие сильно и не знающие, что играют
сильно : это скромные – уважай их !  Есть шахматисты, играющие сильно  и
знающие, что играют сильно : это  шахматные мудрецы  -  следуй им !"

Если спросить, кто автор этих и многих других столь же ярких и остроумных афоризмов, то большинство любителей шахмат, не задумываясь, ответят : "Савелий Тартаковер !"

Для окружающих он – Бог,
Нет благороднее кумира,
Ведь многим он в беде помог,
Он – совесть шахматного мира !

Кладезь ума и оптимизма,
Вокруг него струится смех,
А его книги, афоризмы
Имеют бешенный успех.

Великолепный шахматист,
Блестящий, яркий журналист
( Не только для своей поры ! )
Он остроумием сверкал –
"Гомером шахматной игры"
Его сам Ласкер называл !

Тартаковера боготворили и знаменитые гроссмейстеры и простые любители шахмат.  Его по праву считали и всегда будут считать классиком шахматной литературы.
Савелий Григорьевич Тартаковер родился в 1887 году в Ростове-на-Дону. Отец его был подданным Австрии, мать – уроженкой Польши.
В 1889 году семья Тартаковера выехала за границу, где будущий гроссмейстер получил университетское образование, а затем и ученую степень доктора права.
Еще в студенческие годы увлекся Тартаковер шахматами, рано избрав нелегкий путь шахматного профессионала. За свою почти полувековую шахматную карьеру он сыграл примерно в двухстах турнирах. Бывали и срывы и блестящие победы – такие, как, например, в Бардиове, Генте, Гастингсе, Ниендорфе, Лондоне, Льеже, Ницце, Лодзи.
Безоговорочная победа Тартаковера в Льеже поставила на повестку дня вопрос о его поединке за мировую шахматную корону с Алехиным. Но матч этот так и не состоялся – то Тартаковер играл в каком – нибудь турнире, то срочно писал новую книгу, чтобы рассчитаться с долгами после проигрыша в рулетку, то снова мчался на очередной турнир.
"Тартаковер слишком любит шахматы, чтобы стать чемпионом мира", - сказал как-то английский мастер Гарри Голомбек.  Действительно, ему были чужды дух шахматного практицизма, методичное накапливание турнирных очков. Играя а шахматы, он прежде всего стремился к постижению их вечной и таинственной истины. Нередко замечательный мастер приоткрывал плотную завесу этой таинственности, как, например, в партии с Мароци, сыгранной в 1922 году. После 16-го хода Мароци возникла довольно сложная позиция.
Белые:   Крg1, Фс2, Лd1, Ле1, Сb2, Cf1, Kd2, пешки а3, b3, c4, d4, e3, f2, g3, h2
Черные: Крg8, Фf6, Ла8, Лh6, Cc8, Cd6, Kd7, пешки а7, b7, c6, d5,e4, e6, g4, h7
- Будучи истинным шахматным романтиком, Тартаковер боготворил комбинацию, - продолжал свой рассказ Белица. – "Комбинация есть возможная невозможность ! Это божественная искра, освещающая шахматную партию ..." – утверждал он.
Игравший черными Тартаковер высек эту божественную искру, сыграв :  17. ... Лh6 : h2 !!
- Все ясно, - понимающе протянул Филидор. – Даже при неразвитом ферзевом фланге жертва своевременна из-за возможности тонкого маневра коня d7 – f6 – h5 – g3.
- Самое печальное для белых, что они не могут отклонить эту жертву ввиду  18. ...Фh6  с серьезными матовыми угрозами, - заметил Петров.
- Совершенно верно, - подтвердил Белица.  – Далее последовало  18.Kpg1 : h2   Фf6 : f2+   19.Kph2 - h1  Kd7 – f6!
- Только так ! – воскликнул Филидор. – В этом весь смысл жертвы ладьи.
- Конечно, нельзя брать ферзем пешку g3, иначе белые ходом  Кb1 подключили бы ферзя к защите второй горизонтали, - согласился Петров. – Теперь же это приходится делать значительно менее маневренной ладье.
Вот это анализ ! – восторженно воскликнул Белица. – Так что мне остается лишь передвигать фигуры. Далее соперники продолжали : 20.Ле1 – е2   Фf2 : g3   21.Kd2 – b1  Kf6 – h5 22.Фс2 – d2   Сс8 – d7   23.Ле2 – f2    Фg3 – h4+    24.Kph1 – g1   Cd6 – g3    25.Cb2 – c3    Cg3 :f2+ 26.Фd2 : f2   g4 – g3    27. Фf2 – g2   Ла8 – f8   28.Cc3 – e1.
Едва рассказчик воспроизвел 28-й ход белых, как Филидор схватил черную ладью и со стуком побил ею слона f1. 
- Правильно ! – воскликнул Белица, - Тартаковер сделал именно этот ход! 28. ...Лf8  : f1+  Последовало :  29. Kpg1 : f1   e6 – e5   30.Kpf1 – g1   Cd7 – g4   31.Ce1 : g3   Kh5 : g3   32. Лd1 – e1 Kg3 – f5    33.Фg2 – f2   Фh4 – g5    34. d4 : e5
- А это уже называется "умирать, так с музыкой !" – рассмеялся Петров.
- Ну, до смерти, то бишь мата, дело не дошло, - расплылся в улыбке Белица, -  так как после   34....Сg4 – f3+   35.Kpg1 – f1   Kf5 – g3+   ввиду потери ферзя Мароци сдался.
- Много замечательных побед одержал Тартаковер, - продолжал Белица, -  и все же самую громкую славу ему принесли удивительный талант шахматного писателя и журналиста и блистательное  остроумие. Книги его мгновенно становились библиографической редкостью, а афоризмы с восхищением передавались из уст в уста.
"Капитуляцией еще не была спасена ни одна партия", - любил повторять Тартаковер Однажды в одном из  турниров Алехин отложил партию с ним в совершенно безнадежной позиции. Все участники турнира не сомневались, что он сдаст партию без игры. Но Алехин все же явился на доигрывание и после того, как судья вскрыл конверт с записанным ходом, сразу же сдался.
"Алехин совершенно прав, - объяснил Тартаковер изумленным коллегам. – Прежде чем сдать партию, он убедился, что я не умер, не заболел и никуда не уехал".
Выдающийся гроссмейстер так и не обзавелся семьей. Шахматы были единственной любовью в его жизни.  Даже в тяжелые военные годы – а он участвовал в обеих мировых войнах, причем во второй под именем  лейтенанта Картье храбро сражался против фашистов в организации "Свободная Франция" – не забывал Тартаковер о шахматах. Он неустанно пропагандировал свое любимое искусство среди товарищей по оружию, а в 1942 году победно выступил в турнире союзнических войск.
В послевоенные годы Тартаковер – вновь неизменный участник различных международных соревнований. Однако шахматная сила его заметно снизилась. Все реже и реже садился он за шахматный столик. А 5 февраля 1956 года шахматный мир с глубокой горечью узнал о кончине Савелия Григорьевича Тартаковера.
Белица помолчал и тихо добавил :
- К этому человеку я всегда испытывал самые нежные чувства.
- А каким он был дружелюбным  и добрым человеком ! – воскликнул Зноско – Боровский. – В 1948 году в Гааге гроссмейстер Андре Лилиенталь , беседуя с Тартаковером, обратил внимание на золотую цепочку, свисавшую из маленького брючного карманчика собеседника. Поиграв ее мягкими звеньями, Лилиенталь неосторожно обронил : "Какая чудесная вещь!" Тартаковер немедленно вынул цепочку и протянул ее собеседнику :"Я дарю ее вам !"  Как ни отказывался знавший о постоянной нужде  коллеги  Лилиенталь, все было тщетно. Пришлось принять этот весьма дорогой презент. А вечером вся советская делегация обсуждала, как возместить остро нуждавшемуся гроссмейстеру этот подарок, да так, чтобы не обидеть этого замечательного человека.
- А если соперники позволяли себе хоть малейшую некорректность, то он  реагировал на это с присущим ему юмором, - улыбаясь вставил Греков.  – Однажды Тартаковер играл турнирную партию с Нимцовичем. В середине игры Нимцович заказал стакан чая, который он тут же начал усердно помешивать. При этом ложечка всякий раз ударялась о стенки стакана, издавая звон. Полагая, что соперник таким способом желает вывести его из равновесия, Тартаковер заказал ... пустой стакан и ложечку и немедленно принялся "музицировать", уравняв  шансы и на этом поприще. А спустя минуту оба гроссмейстера рассмеялись и согласились на ничью.
- Тартаковер, - заключил первый шахматный мастер России, - эталон шахматиста, писателя, журналиста, человека. Не сомневаюсь, он всегда будет образцом дружелюбия, корректности, человечности для шахматистов всех последующих поколений.
- Он, действительно,  совесть шахматного мира, -  промолвил Белица. Ну что же, пора переходить к последнему рассказу сегодняшнего дня.

Глава  24 .   " ЛЕТУЧИЙ   ГОЛЛАНДЕЦ "

В начале 20-х годов бурно прогрессирует мастерство яркого представителя шахматной Голландии Макса Эйве.

"Когда бы о крушенье света
Меня предупредили вдруг,
Почти уверен – новость эта
Не вызвала б во мне испуг.

Осел бы я в стране тюльпанов –
Райском краю благоуханном :
Мир охватившая беда
Туда приходит не всегда,
А если и приходит все же,
То мягче и намного позже ..."

Вот так, почти  благоговейно
Цветущий благодатью рай –
Голландию, чудесный край,
Воспел великий Генрих Гейне.

И действительно, вследствии жестокого послевоенного кризиса 20-х годов выдающиеся шахматисты – Ласкер, Рубинштейн, Рети и другие нашли в "райском краю благоуханном"  благодатную почву для творческого вдохновения.  Трудно переоценить их благотворное влияние на творческий расцвет  голландских мастеров, лучшим из которых был  Эйве. Впрочем, 20-летнего мастера совершенно не увлекал заманчивый и тернистый путь шахматного профессионала. Вот почему, окончив в 1921 году Амстердамский университет, Эйве стал преподавателем математики в одном из женских лицеев. В том же году он впервые завоевал  титул чемпиона Голландии по шахматам. С тех пор они – шахматы и математика - шли рядом на протяжении почти всей его жизни.
Голландия с восхищением следила за успехами своего чемпиона. После уверенной победы  в 1924 году в Гастингсе, где Эйве опередил Мароци,  последовали блестящие выступления в Уэстоне и Висбадене. Новые победы  в Гааге и Гастингсе, где позади Эйве остались Капабланка, Ботвинник и ряд других известных мастеров, классифицировали  голландца, как одного из сильнейших шахматистов мира.

И вдруг, как бомбы взрыв, решенье –
Расстаться с шахматной игрой !
Вполне логично объясненье :
"Такая мысль не впервой –
Ведь я ученый и науке
Обязан жизнь посвятить,
И я развязываю руки,
Чтоб математике служить !"...

Бывают в жизни совпаденья –
Едва он к этому пришел,
Алехин предложил сраженье,
И ставка – шахматный престол !

Нет ! Выбор сделан непреклонно –
Не нужен шахматный престол !
И он письмо от чемпиона
С тяжелым вздохом прячет в стол.

И тут же подавил он вздох –
Что думать ? Принято решенье !
Но лучший друг его Ганс Кмох
На этот счет иного мненья :
"Макс, это явная ошибка –
Алехин ведь уже не тот,
Каким он был в Сан-Ремо, Бледе :
Его уверенность так зыбка,
Он одинок, подавлен, пьет –
Уверен я в твоей победе !"

- Впрочем, сам Алехин не сомневался в своей победе, - продолжил свой рассказ Белица. – Он даже без колебаний согласился играть в Голландии, посочувствовав одному из помощников Эйве – чехословацкому гроссмейстеру Сало Флору : "Кому ты взялся помогать ? Твоя помощь Эйве – как мертвому припарки !"
Алехин и в самом деле уверенно начал состязание : после девяти партий счет был 6 : 3 в его пользу. "Это будет не матч, а игра кошки с мышью !" – убежденно заявил  он. Голландского шахматиста, однако, никак не устраивала роль "мыши", и после 14-й партии он, к удивлению своих почитателей, восстановил равновесие. Новый рывок Алехина вновь не застал претендента врасплох. А затем, после трех ничьих, Эйве вырвал инициативу и, к неописуемому восторгу  голландских любителей шахмат, вышел вперед. Отчаянное финишное усилие Алехина позволило ему лишь сократить разрыв в счете. Победив с результатом 15,5 : 14,5,  Макс Эйве стал пятым в истории шахмат чемпионом мира.
Голландия ликовала. Эйве стал ее национальным героем. Во всех уголках страны опьяненные выдающимся взлетом своего кумира голландцы с гордостью распевали ставшую самой популярной песню "Наш Эйве победил !" Имя Эйве было у всех на устах. Где бы ни появлялся он, его тут же узнавали, просили автографы, желали новых успехов.

Случались, правда, и курьезы –
Поистине и смех и слезы :
Однажды в поезде сосед,
Своего кумира не узнав,
Из сумки шахматы достав,
Вдруг заявил :"Мне равных нет !

Я в нашем клубе чемпион ! –
Добавил он солидно, -

Играть со мною – не резон,
Но проиграть не стыдно !"

Конечно, ясен был итог :
Хвастун, три раза сдавшись кряду,
Взорвался гневною тирадой :
"Проклятье ! Есть на свете  Бог ?
Сдаться случайному соседу !?
Меня, привыкшего к победам,
Все величают с давних пор
"Макс Эйве клуба "! О, позор !"

Долго еще любители шахмат смаковали эффектные партии Эйве и осбенно ставшую решающей победу, одержанную им над Алехиным в 26-й партии.
Белица расставил фигуры.
Белые:   Крh1, Фb3, Ла1, Лf1, Cc3, Ke3, пешки а2, b2, c4, d5, e2, f4, g3, h2
Черные: Крh8, Фс8, Ла8, Лf8, Cf6, Kd7, пешки а7, b6, c5, d6, e4, f5, g7, h7
- Игравший белыми Эйве, - продолжил он, - приступил к решающим действиям.  Последовало :         21.Ke3 : f5 !   Cf6 : c3   22. Kf5 : d6   Фc8 – b8   23.Kd6 : e4  Cc3 – f6  24.Ke4 – d2  Освобождает  путь  пешке "е".          Связанные центральные пешки эквивалентны фигуре, пожертвованной белыми.   24. ... g7 – g5 !  Единственная защита. 25. е2 – е4   g5 : f4   26. g3 : f4   Cf6 – d4   27.e4 – e5 Фb8 – e8    28.e5 – e6   Лf8 – g8 !   Черные отлично ведут     защиту.   
29.Kd2 – f3 ? (  Сильнее было бы  29.Фh3 )             29. ..Фе8 – g6   30.Лf1 – g1   Cd4 : g1   31.Ла1 : g1   Фg6 – f6 32. Kf3 – g5   Лg8 – g7   33. e6 : d7   Лg7 : d7   34 .Фb3 – e3  Лd7 – e7    35. Kg5 – e6   
Лa8 – f8     36. Фe3 – e5    Фf6 : e5   37. f4 : e5   Лf8 – f5    38.Лg1 – e1   h7 – h6  ( Нужно было играть 38... Л: е6 )   39.Ke6 – d8     Теперь выигрыш белых – не проблема.   Алехин  вел безнадежное сопротивление еще восемь ходов, после чего признал себя побежденным. 
И все же новый шахматный король весьма трезво оценивал свои шансы в предстоящем  в 1937 году матче – реванше с Алехиным. Уступив шахматную корону, Эйве воскликнул : "Алехин играл изумительно, и я не стыжусь, что был побежден таким противником !"
Дважды еще пытался Эйве подняться на вершину шахматного Олимпа, но, увы, обе попытки принесли ему лишь горькое разочарование : в 1948 году в матче – турнире пяти соискателей шахматной короны он финишировал последним, а спустя  пять лет в соревновании претендентов в Швейцарии вынужден был довольствоваться предпоследним 14-м местом.
Постепенно Эйве отходит от активных выступлений, лишь изредка участвуя в состязаниях ветеранов.  В 1970 году на конгрессе Международной шахматной федерации Эйве был единогласно избран  ее президентом. Свое избрание он ознаменовал проведением в Белграде уникального матча  " СССР – Остальной мир" – соревнования, которое его предшественники не могли организовать на протяжении нескольких десятков лет. Эйве, пожалуй, был самым энергичным руководителем ФИДЕ : за восемь лет своей деятельности на этом высоком посту  он посетил десятки стран Европы, Америки, Азии, Африки, Австралии, внеся огромный вклад в дело популяризации шахмат.
"Летучим голландцем" называли его любители шахмат во всем мире, питая к этому всегда добродушно улыбающемуся человеку самые добрые чувства. Недаром гроссмейстер Сало Флор как-то остроумно заметил : "... единственное, что еще не успел Эйве за 80 лет жизни, так это ... нажить себе врагов."
В знак признания огромных заслуг Эйве в Амстердаме в честь его 80-летия  был организован крупный международный турнир, который к великой радости голландцев и самого юбиляра, завершился победой их соотечественника  Яна Тиммана, опередившего чемпиона мира Анатолия Карпова и других выдающихся гроссмейстеров. А спустя полгода любители шахмат всего мира узнали о кончине блистательного шахматиста, ученого и шахматного организатора  Макса  Эйве.
- Ну вот, - после некоторой паузы промолвил Белица, - как сейчас любят выражаться, программа сегодняшнего дня исчерпана. Мы прощаемся с вами до завтра – утро вечера мудренее.

Глава  25.   ПОЛПРЕД   СОВЕТСКОЙ   ШАХМАТНОЙ   ШКОЛЫ

Наутро все были на своих местах.
- Прежде чем приступить к рассказу о жизни и творчестве шестого чемпиона мира, - начал Нейштадт, - я хочу сообщить вам, что созданная в 1924 году в Париже Международная шахматная федерация – ФИДЕ  объединяет свыше пяти миллионов зарегистрированных шахматистов земного шара, из которых более четырех миллионов проживают в СССР.
Как видите, бесстрастные цифры красноречиво свидетельствуют  о том, что в те годы Советский Союз был  величайшей шахматной державой мира. Вот почему я с удовольствием начинаю свой рассказ о  первом и, несомненно, самом ярком ее представителе  тех лет.
Это произошло  в один из ноябрьских дней 1925 года. В Малом зале Ленинградской филармонии завершался сеанс одновременной игры чемпиона мира Хосе Рауля Капабланки. Знаменитый гость выглядел явно растерянным. Ему, легко и непринужденно побеждавшему и в более крупных состязаниях подобного рода, на этот раз  было очень трудно. Особенно беспокоила его партия с худощавым юношей в косоворотке, изредка поправлявшим съезжавшие с переносицы очки. Переходя от одной партии к другой, чемпион мира все время думал об этой партии, мучительно ища выход из железных тисков, которыми противник сковал его фигуры. Подойдя  в очередной раз  к этой злополучной доске, Капабланка удивленно взглянул на своего юного оппонента, покачал головой и под гром аплодисментов торжественно поздравил юношу с заслуженной победой.

"Кто был тот мальчик худощавый,
Что пораженье мне нанес ?"
И Капабланка вдруг лукаво
Задал еще один вопрос :
"Когда, в каком соревнованье
Обрел он мастерское званье ?"

"Вы ошибаетесь, сеньор, -
Ответил Рохлин, - до сих пор,
Хоть он у вас выиграть смог
И тем вошел в историю,
Известен Миша, как игрок
Лишь первой категории".

"Вы, верно, шутите, мой друг, -
Он мне доставил столько мук,
А я ведь чемпион планеты !
Все знают : эндшпиль – мой конек,
И вдруг в сеансе мальчик этот
Мне преподал такой урок !"

Да, юноша, как именинник,
Себя в тот вечер превзошел –
Так славно Михаил Ботвинник
В Большие Шахматы вошел ...

Впрочем, не все было так гладко. Еще в юности Ботвинник поражал всех глубиной и безошибочностью своей игры, построенной на строгой позиционной основе и напрочь лишенной какого бы то ни было риска. Так, с чьей-то легкой руки появился ярлык "сухарь".
Что оставалось Ботвиннику ?  Доказывать и доказывать недоброжелателям их необъективность. Сами того не подозревая , "вешатели ярлыков" лишь способствовали становлению его железного характера и независимости. Лучшим ответом им явились убедительные победы молодого ленинградца в чемпионатах СССР 1931 и 1933 годов.
В ноябре 1933 года в Москве начался матч между Ботвинником и одним из претендентов на мировую шахматную корону Соломоном Флором. Чехословацкий гроссмейстер не сомневался в своей победе и рассматривал этот поединок, как один из этапов подготовки к единоборству с Алехиным. Начало матча и в самом деле ничего хорошего Ботвиннику не предвещало. В первой партии в жестоком цейтноте он попал в ловушку и проиграл. Тогда из Ленинграда был срочно вызван один из лучших аналитиков мастер Абрам Модель. Свою помощь Ботвиннику Модель начал с того, что ... сочинил стихи:

Флор доволен, как дитя,
Ходит именинником –

В первом туре он шутя
Справился с Ботвинником. 

Вариант Панова навек разбит,
И мой Мишутка вздыхает жутко:
"Неужто снова я буду бит?"
Дрожат колени, потерян сон :
"Ужель он  гений, а я  пижон?"

Следующие четыре партии завершились вничью, а в 6-й "именинником" вновь оказался Флор. Вторая половина состязания проходила в Ленинграде. Здесь дела советского чемпиона пошли гораздо лучше. После двух спокойных ничьих Ботвинник нанес "убаюканному" сопернику два чувствительных укола, и счет стал равным. В предпоследней партии Флор  чудом "унес ноги", а в заключительном поединке оба соперника предпочли не рисковать. В итоге – боевая ничья –
6 : 6. Покидая Ленинград, Флор подарил Ботвиннику свою фотографию с надписью : "Новому гроссмейстеру с пожеланиями дальнейших успехов".
Итог этого матча специалисты единодушно расценили, как большой успех лучшего представителя советской шахматной школы. Зато в аспирантуре Политехнического института, где в те годы готовился к научной деятельности Ботвинник, профессор Толчинский, подводя итоги года, заявил : "Все аспиранты успешно выполнили свои планы, кроме двоих : один заболел, а  другой  был  отозван  для  общественной ... забавы."
Вслед за успешным поединком с Флором последовали победные международные выступления в Ленинграде, Москве и Ноттингеме, где позади Ботвинника остались Алехин, Эйве, Ласкер, Флор, Решевский, Файн, Тартаковер, Видмар и другие знаменитости.
В Ноттингеме  партии Ботвинника  с Тартаковером и  Видмаром были отмечены специальными призами, как самые красивые в турнире. Посмотрите окончание его партии с Тартаковером.
Белые:   Крg1, Фd1, Лс1, Лf1, Ce3, Cg2, Kd6, пешки а2, b2, c5, e4, h3
Черные: Крg7, Фс6, Ла8, Ле8, Се6, Ке7, Кf6,  пешки а7, b7, e5, f7, h6
В этой позиции игравший белыми Ботвинник смело пожертвовал ладью за коня.
22. Лf1 : f6 !    Kpg7 : f6   23. Фd1 – h5     Ke7 – g6   24. Kd6 – f5 !   Лe8 – g8    25. Фh5 : h6     Ce6 : a2   26. Лc1 – d1     Лa8 – d8    27. Фh6 – g5+   Kpf6 – e6   28. Лd1 : d8     f7 – f6       29 . Лd8 : g8      Kg6 – f4   30. Фg5 – g7   и в этом совершенно безнадежном положении  Тартаковер  поздравил  советского  шахматиста  с  победой. 
В 1938 году в Амстердаме состоялся двухкруговой турнир восьми сильнейших шахматистов  того  времени  во  главе  с  чемпионом  мира  Алехиным.  Победитель этого соревнования получал право бросить перчатку шахматному королю. И  хотя  победу в турнире разделили Пауль Керес и  Ройбен Файн, занявший третье место Ботвинник, встретившись с чемпионом мира, в обход  установленного порядка, вызвал его на матч за мировую шахматную корону.  Алехин с радостью принял вызов, и оба, договорившись до поры, до времени не предавать огласке их соглашение, начали подготовку  к  единоборству. Однако, вскоре началась вторая мировая война, и планы покорения шахматного Олимпа пришлось отложить на неопределенный срок.
После окончания войны Ботвинник вновь направил вызов Алехину, который  тот с готовностью принял.

Глава советской федерации
Вайнштейн гневно заявил :
"Алехин в годы оккупации
Фашистам преданно служил,
Один быть может разговор :
Играть с предателем – позор !"

И все же после бурных прений
Постановили : матчу быть !
Ботвинник важное решенье
В "верхах " обязан утвердить.

Вайнштейн воскликнул : «Не пойму ,
Себя считая коммунистом, -

Как руку протянуть тому,
Кто перешел к фашистам ?!»

Ботвинник возразил "резонно":
"Уверен я – быть чемпионом
Должен советский шахматист !
Я говорю, как коммунист !"

Увы,  неожиданная смерть чемпиона мира значительно осложнила задачу Ботвинника. Ряд   шахматных деятелей Запада тут же выдвинули идею объявить чемпионом мира Эйве или "в крайнем случае" организовать его матч за мировую шахматную корону с  Сэмюэлем Решевским.  Однако твердая  позиция  Федерации  шахмат  СССР  помешала  осуществлению  этих  планов.
Вскоре конгресс ФИДЕ принял решение о проведении в Гааге и Москве матча – турнира на первенство мира с участием  Ботвинника, Эйве, Кереса, Файна, Решевского и Смыслова. Файн отказался от участия в этом форуме, и весной 1948 года великолепная пятерка вступила в борьбу за высший шахматный титул.
Захватив лидерство с первых же туров, Ботвинник не уступил его никому до конца соревнования. Поистине победным для "примадоннны советской тройки", как окрестила Ботвинника  голландская печать, оказался день 9-го мая, когда ничья с Эйве сделала его недосягаемым для конкурентов. Переполненный Колонный зал Дома союзов в Москве устроил первому советскому чемпиону мира грандиозную овацию !
Завоевав шахматную корону, Ботвинник  принял самое активное участие в создании четкого демократичного регламента мирового первенства, который затем был утвержден  конгрессом  ФИДЕ.  Теперь обладатель шахматной короны обязан был раз в три года защищать свой титул в поединке с победителем трехступенчатого отборочного цикла....
В последующие годы  Ботвинник очень редко выступал в соревнованиях. Два следующих поединка на первенство мира – в 1951 году с Давидом Бронштейном и в 1954 году с Василием  Смысловым – Ботвинник завершил вничью, с большим трудом удержав шахматную корону, а матчи с тем же Смысловым в 1957-м  Михаилом Талем в 1960-м и Тиграном Петросяном в 1963 годах "патриарх" советских шахмат проиграл, уступив соперникам шахматный трон.
Впрочем, дважды после утраты шахматной короны Ботвинник убедительно брал реванш у своих "обидчиков" – Смыслова и Таля, вновь и вновь демонстрируя железный характер и несгибаемую волю к победе. И лишь после того, как ФИДЕ упразднила матч – реванш, не вняв личной просьбе Ботвинника о предоставлении ему последней попытки, замечательный шахматист решил отказаться от борьбы  на высшем уровне.  Вскоре он завершил свою блистательную шахматную карьеру, целиком посвятив себя  научной и литературной деятельности, а также работе с наиболее талантливыми молодыми мастерами.
И на этом поприще Ботвинник остался верен себе. Его изобретения в области исследования асинхронизированных синхронных машин запатентованы в США, Японии, ФРГ, Англии, Швеции и других странах, а разработанная им шахматная программа "Пионер" завоевала всеобщее признание. Достаточно сказать, что "Пионер", к великому изумлению специалистов, нашел красивейший и далеко не очевидный ход – 30. Са3 !! – в его знаменитой партии  с Капабланкой. Ботвинник во многом содействовал становлению высочайшего мастерства  Анатолия Карпова, Гарри Каспарова, Александра Белявского, Артура Юсупова и других известных шахматистов. Его деятельной натуре чужд был покой.

А заболев неизлечимо,
Мечтая завершить работу,
Просил у Бога одержимо
Жизнь продлить – ну хоть на йоту.

Зная об участи своей,
Ботвинник на исходе дней
Просил и близких и друзей
Забыть все прежние обиды,
Похоронить без панихиды,
Без горьких траурных речей …

Нейштадт замолчал, а затем неожиданно спросил :
- Ну а каково мнение о Ботвиннике его далеких шахматных предков ?
- Я думаю, что  Чигорин, Алехин и Ботвинник – главные вехи в становлении  отечественной шахматной школы в России, - лаконично ответил русский мастер.
- Могу ли я считать, месье Петров, что вы уже назвали трех участников своей дружины ? – улыбаясь, спросил Филидор.
Петров утвердительно кивнул головой.
- В таком случае позвольте и мне назвать ведущее трио моей команды. Это – Морфи, Стейниц и Ласкер, - грациозно  склонил голову французский маэстро. И вдруг, рассмеявшись,  процитировал :"Ужель он гений, а я пижон ? "Наверно, Модель был очень веселым человеком.
   – Да, Модель был горазд на стихи, пародии, всевозможные каламбуры и розыгрыши, - отозвался Греков. С этими словами он вынул из кармана сложенную попалам пожелтевшую газетную вырезку. – В 1929 году в одном из декабрьских номеров ленинградской газеты "Смена" появилось загадочное письмо, автор которого  пожелал остаться неизвестным. "Уважаемый товарищ редактор, - писал он, - уже более двух лет я работаю  над шахматной теорией, и, кажется, мой упорный труд не пропал даром. Моя система  нуждается в проверке на практике. Я предлагаю вам организовать мой матч по телефону на десяти досках с ленинградскими шахматистами первой категории. Жду ответа на мой вызов. В случае проигрыша трех партий я назову свое имя ... С шахприветом шахматный Икс ".
Ленинградские шахматисты были единодушны : "Принять дерзкий вызов Икса и жестоко разгромить его !"
21 декабря 1929 года началось это необычное состязание. Несмотря на боевой настрой, соперники Икса вынуждены были сдаваться один за другим. Лишь ничьи Леонида Куббеля, Ботвинника и Рохлина в какой-то мере скрасили этот жуткий разгром.
Весьма любопытен финал этой уникальной истории. Проиграв Иксу, ленинградские шахматисты решили во что бы то ни стало раскрыть его инкогнито. Это нелегкое дело было поручено Моделю, который вскоре сообщил в одном из номеров "Шахматного листка" :"Еще раз проанализировав все возможные варианты, я уже окончательно пришел к выводу, что Икс – это ... я. Может возникнуть вопрос : зачем я выбрал такую загадочную форму борьбы ? Но разве десять столь высококвалифицированных шахматистов согласились бы играть со мной одновременно в обычных условиях ?! Достигнутым результатом – 8,5 очка из 10 возможных – я  не могу не гордиться !  Считаю этот успех самым значительным в моей жизни."
- Что и говорить, весьма оригинальный способ проверки своих идей, - смеясь, промолвил Петров.
- Да, почти детективная история, - поддержал коллегу Филидор.
- А сколько замечательных замыслов Моделя остались нереализованными, - заметил Белица. – Мне, например, известно, что еще задолго до проведения "матча века  СССР – Остальной мир"  эту оригинальную идею первым высказал именно Модель. А сейчас я расскажу вам о замечательном эстонском гроссмейстере.

Глава  26.   ВЕЧНО   ВТОРОЙ

В 1928 году в эстонском городе Пярну проводил сеанс одновременной игры мастер из Литвы Владас Микенас. В ходе сеанса он обратил внимание  на темноволосого мальчика с застенчивой улыбкой, который раз за разом ставил перед мастером весьма сложные задачи и в конце концов заставил его сложить оружие. Каково же было удивление Микенаса, узнавшего, что его 12-летний соперник уже успел достойно зарекомендовать себя в довольно серьезных турнирах по переписке и шахматной композиции.  Так же, как и Капабланка после аналогичного знакомства с Ботвинником, Микенас покидал Пярну с твердым убеждением, что  на шахматном небосклоне вскоре появится новая ярчайшая звезда.
Что ж, и в этом случае прорицатель не ошибся. В последующие годы Пауль Керес – так звали необычайно одаренного мальчика – трижды подряд выигрывал юношеские чемпионаты Эстонии. Вслед за этим пришли более громкие успехи. В 1935 году 19-летний Керес впервые победил во взрослом чемпионате , после чего возглавил эстонскую команду на  Всемирной шахматной олимпиаде в Варшаве. Его результат – 12,5 очка из 19, достигнутый в борьбе с такими шахматными асами, как Алехин, Маршалл, Флор, Тартаковер, Видмар, Шпильман, Файн, Найдорф, возвестил шахматному миру о появлении еще одного достойного претендента на мировое первенство. Дальнейшие успехи молодого шахматиста – победы в исключительно сильных по составу турнирах в Земмеринге – Бадене и особенно в АВРО – турнире в Голландии, собравшем весь цвет мировых шахмат во главе с чемпионом мира Алехиным, лишь укрепили это мнение.
Игра эстонского шахматиста производила неизгладимое впечатление. Его  стремление с первых же ходов к инициативе независимо от цвета фигур, высокое искусство в позиционной игре, острое тактическое зрение, нешаблонность решений снискали ему репутацию блестящего шахматного художника. " ... Керес теперь самая интересная фигура в шахматном мире. Матч его с Алехиным почти необходим," – заявил гроссмейстер Флор, который незадолго до этого сам подписал с Алехиным контракт о матче на  звание чемпиона мира.
Впрочем, не все специалисты считали, что шахматный путь Кереса будет сплошь усеян розами. Савелий Тартаковер после яркой победы эстонского гроссмейстера в АВРО – турнире писал : "Совсем не ясно, что именно Керес станет избранным судьбой преемником Алехина, так как это зависит не только от шахматных способностей, но и от тайных рессурсов характера ... Керес, безусловно, шахматный гений, но и раньше бывали настоящие гении ( Мак – Доннель, Цукерторт, Чигорин, Тарраш, Пильсбери ), которые должны были довольствоваться  скромной ролью "блестящего второго"...
Война нарушила все планы замечательного шахматиста. Находясь в оккупированных фашистами странах, он, чтобы прокормить жену и детей, вынужден был играть в турнирах за дойчмарки.  Не раз Алехин предлагал ему сыграть матч за титул чемпиона мира, но Керес неизменно отвечал :"Кому теперь нужна шахматная корона?"
Керес очень тосковал по родной Эстонии и, когда она была освобождена от фашистов, он твердо решил вернуться на родину. "Вам голову там оторвут !" – предупреждал его Алехин.

Но он вернулся – будь что будет !
Пускай на Родине осудят,
Пусть жизнь дальнейшая во мгле,
Зато ведь на родной земле !...

И сразу долгие допросы,
Угрозы, колкие вопросы.
В итоге Керес обвинен,
Как  враг  – теперь он обречен.

Все, проходящие по делу,
"Понятно", подлежат расстрелу.
Спасенья нет ... Да и откуда ?
И тут вдруг совершилось чудо.

В  НКВД  республики
Весьма влиятельный чекист ,
Зная, что Керес шахматист –
Кумир эстонской публики,
Тайком , достав расстрельный лист,
Большому подвергаясь риску,
Изъял гроссмейстера из списка.

Жизнь, слава Богу, спасена,
Но ведь без шахмат – что она ?
Он отлучен от  состязаний –
Настанет ли конец страданий ?

И вот отчаянности шаг –
Он Молотову шлет прошенье :
"Я – шахматист, отнюдь, не враг,
Готов я в шахматных сраженьях
На протяженье многих лет
Крепить страны авторитет.

Ошибки признаю свои
И умоляю Вас смиренно :
Позвольте снова стать мне членом
Советской шахматной семьи ."

В итоге Кересу все же разрешили играть в матче – турнире на первенство мира 1948 года. Эстонский гроссмейстер долгое время довольно успешно преследовал захватившего лидерство Ботвинника. Однако неудачи в личных встречах с  лидером турнира перечеркнули его радужные надежды.
Возникло, правда, подозренье :
"Купил", мол, Керес разрешенье
Участвовать в турнире этом,
Лишь слово дав Спорткомитету :
Ботвиннику отдать послушно
Столько очков, сколь ему нужно.

Ботвинник очень был силен,
Считался фаворитом он
И победил он не случайно,
А Кереса судьба так била ...
Как бы то ни было, но тайна
Ушла с гроссмейстером в могилу ...
И хотя в последующие годы Керес одержал великое множество впечатляющих побед – семь раз в составе сборной СССР на  Всемирных  шахматных  олимпиадах, трижды – в командных чемпионатах Европы, трижды – в чемпионатах Советского Союза, более чем в трех десятках международных турниров, - в борьбе за мировую шахматную корону он неизменно останавливался в двух шагах от заветной цели.
"Вечно вторым" называли замечательного шахматиста его коллеги.
И действительно, легко побеждая на самых авторитетных форумах, в соревнованиях соискателей шахматной короны Керес  в четырех состязаниях претендентов оставался вторым. В 1953 и 1956 годах он пропустил "на аудиенцию" к Ботвиннику  Василия Смыслова, в 1959-м – Михаила Таля и в 1962-м – Тиграна Петросяна.  Именно Петросян после победного для него соревнования претендентов 1962 года , имея ввиду Кереса,  воскликнул :" Легче один раз выиграть такой  турнир, чем четырежды  быть вторым !"
И чем старше становился Керес, тем яснее он осознавал, что "синюю птицу счастья" ему уже не поймать.  Какой грустью пронизаны его слова  в письме к финскому мастеру Беку :" В нашем возрасте следует меньше играть и больше писать. Какая польза от того, что по знаниям превосходишь молодых, если у тебя нет физических сил  это доказать. В книге же можно спокойно разъяснить, как надо на самом деле играть."
В 1975 году Керес в блестящем стиле выиграл международный турнир в  Таллинне, опередив Спасского, Бронштейна, Горта,  Олафссона, Тайманова и других гроссмейстеров. Вслед за этим последовала уверенная победа на открытом чемпионате Канады в Ванкувере. Увы, это было последнее выступление замечательного шахматиста. Возвращаясь домой, он умер от сердечного приступа в одной из больниц Хельсинки.
Много прекрасных  произведений создал на шахматной доске Пауль Керес.  Посмотрите, как красиво завершил он партию с Борисом Спасским в 1955 году на межзональном турнире в Гетеборге.
Белые:   Крg1, Фg3, Лf1, Cb1, Cb2, Ke5, пешки а2, с4, е3,  g2, h2
Черные: Крg8, Фс7, Ле8, Се6, Кd7, Kf8, пешки а6, b5,  c5, g7, h6
 - В этой позиции, - расставив фигуры,  продолжал Белица, - игравший белыми  Керес эффектно пожертвовал ферзя.  30. Фg3 : g7+ !!   и  черные  немедленно  сдались. 
На   30. ... Kp: g7  последует  31. Ke5 : d7+    Kpg7 – g8   32. Kd7 – f6+   Kpg8 – f7   
33. Kf6 – d5+   с  последующим    34.  Kd5 : c7,  оставаясь с лишней фигурой.
- Вот уж, действительно, король невезения, - покачал   головой  Филидор.
- Да, в этом смысле Керес даже превзошел Чигорина, - поддержал его Петров.
- Самое удивительное, - улыбнулся Белица, - что друзья называли эстонского гроссмейстера "везунчиком", имея в виду его поразительную способность вытаскивать счастливые лотерейные билеты, точно предсказывать на тотализаторах результаты футбольных матчей  и тому подобное. Будучи однажды в Сантьяго, Керес  по просьбе  чилийского мастера Адера вытащил для него несколько счастливых  лотерейных билетов, принесших их обладателю изрядную сумму денег. Прощаясь с Кересом, Адер попросил его назвать целую серию номеров лотерейных билетов на ... ближайший год.
Все  дружно рассмеялись.
- И все же жаль, что матч Ботвинник – Керес  так и не состоялся , - уже серьезно произнес Петров.
- Конечно, жаль, - согласился Нейштадт. – Но разве это – единственная несостоявшаяся  шахматная дуэль выдающихся шахматистов ? Вспомним хотя бы  ожидавшиеся с таким огромным интересом матчи  Ласкер – Рубинштейн, Алехин – Ботвинник и другие. А много лет спустя из-за отказа американца Роберта Фишера не состоялось его единоборство с Анатолием Карповым. Ничего не поделаешь !  Однако продолжим наш обзор галереи величайших шахматных художников.

Глава  27.   " ХИТРЫЙ   ДЭВИК "

- Когда Давида Бронштейна  спрашивают, как надо играть в шахматы, он неизменно рассказывает один  эпизод, - начал очередной рассказ Нейштадт. – Было это в Ленинграде, где гроссмейстер выступал в крупном международном соревновании. Перед началом очередного тура к нему в номер зашел знаменитый скрипач Давид Ойстрах. Подтянутый, в элегантном костюме, он излучал неиссякаемую энергию, бодрость духа. Сказав, что к десяти часам вечера он зайдет снова, музыкант удалился.
В назначенное время Ойстрах вновь появился в номере.  Приглашая гостя сесть, Бронштейн от изумления осекся на полуслове : скрипач был необычайно бледен, лицо его осунулось, даже постарело. "Что с вами ?" – невольно вырвалось у гроссмейстера. "Ничего особенного, голубчик, - услышал он в ответ. – Просто отыграл концерт для настоящих ценителей музыки. Для них вполсилы не сыграешь !".
- Вот так и в шахматах, - любил повторять Бронштейн, - настоящий художник должен отдавать всего себя в каждой партии, независимо от турнирного положения.
И в этом весь Бронштейн.  Не случайно, что он – ярый враг механического зазубривания вариантов, шаблонного мышления, превращающих даже самых талантливых шахматистов в посредственных ремесленников. Его Величеству Очку  Давид Бронштейн предпочитает Ее Величество Красоту. Это – его шахматное кредо, которому он не изменяет на протяжении более чем полувекового  служения замечательной игре.
Заняв в 1940 году 2-е место в чемпионате Украины, 16-летний Бронштейн стал самым молодым шахматным мастером в СССР. Спустя четыре года он дебютирует во всесоюзном первенстве. Несмотря на скромное 15-е место, о нем  заговорили, как о восходящей звезде. И не только потому, что от его руки "пал" сам Ботвинник, а скорее потому, что его игра была полна фантазии, импровизации, от нее веяло какой-то неповторимой свежестью.
Молодой мастер быстро оправдал выданнные ему авансы, заняв в следующем чемпионате  3-е место. Подлинной "болдинской осенью" Бронштейна был период с 1948  по  1951 годы, когда он, дебютируя в на высшем мировом уровне, вопреки ожиданиям, одержал блестящие победы в межзональном турнире и соревновании претендентов, завоевав почетное право оспаривать шахматную корону у  Ботвинника. Мало того, в это же время Бронштейну удалось дважды подряд стать чемпионом  СССР : в 1948 году вместе с Александром Котовым, а год спустя – с Василием Смысловым.

Он – уникальное явленье :
Игра его, как озаренье,
Единственный он соискатель, ...
Не очень жаждавший  короны ;
Бронштейн – фантазер, мечтатель,
Фантазия его бездонна.

Его лицо  чуть – чуть беспечно
С хитрой лукавинкой в глазах,
В борьбе ему неведом страх,
В ней истину он ищет вечно.

Он может ведь как все играть –
Надежно и благополучно
Очки в турнирах набирать,
Но это для Бронштейна ... скучно.

Сомнение – его венец,
Он и себя опровергает,

Лишь потому, что твердо знает :
Иначе творчеству конец ...

Матч на первенство мира с Ботвинником стал апогеем  шахматного пути Давида Бронштейна. 27-летний претендент смело бросил перчатку признанному лидеру шахматного мира. Надо сказать, что личные отношения  между Ботвинником и Бронштейном явно оставляли желать лучшего. Перед началом их поединка чемпион мира заявил : "Если секундантом Бронштейна будет Вайнштейн, я играть не буду !" Даже спустя пять лет он не мог простить Вайнштейну его противостояние желанию Ботвинника сыграть матч  с Алехиным.  Естественно, Бронштейну пришлось уступить.  А перед самым стартом Ботвинник, видимо, желая подорвать боевой дух соперника, заявил, что в этом состязании ему для победы вполне хватит  15 партий.   Не удивительно, что отношения  между соперниками были  очень напряженными.
После 20 партий счет был 10,5 : 9,5 в пользу чемпиона мира.  Мобилизовав всю свою волю, Бронштейн в отличном стиле выиграл два следующих поединка. Теперь уже Ботвиннику предстояло решать трудную задачу : как спасти матч и шахматную корону.

И, может быть, впервые в матче
Бронштейн возжаждал вдруг корону –
Его легко понять, тем паче,
Что этим мстил он чемпиону.

Игра на ничью бескрыла –
Так, в сущности, оно и было :
Художник, редкостный талант
И вдруг – защитный вариант.

А значит, планы скудны, мелки,
Ведь это ж не игра – мученье,
Он явно "не в своей тарелке",
И в результате – пораженье.

Бронштейн не мог себе простить
Такого творческого "крена" :
"На горло песне наступить  -
Ведь это ж шахматам измена !"

Итог матча – ничья  12 :12 , и  Ботвинник  сохранил  шахматную корону.  Однако, в творческом состязании моральным победителем  был все – таки Бронштейн.
В последующие годы  Бронштейн  вновь демонстрирует свой выский класс. Победы в Гастингсе, Гетеборге, Белграде, лучшие индивидуальные результаты на двух шахматных олимпиадах красноречиво говорят сами за себя. И все же подняться до прежних  блистательных высот ему уже не удается.
Впрочем, это только спортивная сторона шахматной борьбы. А есть ведь еще и творческая.  В этом смысле  годы над неувядаемым шахматным волшебником не властны. Он, как всегда, полон глубоких, подчас самых невероятных идей ( как иначе назвать рокировку  ферзя ! ).  Появление на всесоюзном первенстве шахматных лиг, розыгрыша Кубка СССР ( а Бронштейн в 1970 году стал его первым обладателем ! ), турниров с укороченным лимитом времени, , хронометраж шахматных партий – все это воплощенные в жизнь идеи Бронштейна. А сколько замечательных замыслов этого неутомимого пропагандиста шахматного искусства до сих пор остались нереализованными !
Какие только звучные прозвища не присваивали Бронштейну ! "Ровесник ФИДЕ", "Гроссмейстер  ХХI века", "хитрый Дэвик" – всех не счесть.  Последнее, пожалуй, наиболее точно выражает любовь  и уважение коллег к этому замечательному рыцарю шахмат. "Хитрость" Бронштейна – в его  тонком чувстве юмора, неукротимом желании играть свежо, ярко, оригинально.  Оригинальность – не ради оригинальности, она – от его беспредельной любви к шахматам.  "Каким ходом ты собираешься сегодня начать партию с Найдорфом ?" – спросили его товарищи перед началом матча СССР – Аргентина. Ответ Дэвика поверг всех в изумление. "Я могу, конечно, сыграть  "1.е4 " и быстро выиграть, но это очень ... скучно".  И все же, несмотря на  предстоящую "скуку",  команда уговорила его начать партию именно ходом королевской пешки. Бронштейн  уступил уговорам товарищей и быстро одержал победу.
Бронштейн – не только замечательный шахматист, он еще прекрасный аналитик и литератор. Его перу принадлежат много книг, лучшая из которых – "Международный турнир гроссмейстеров" – является одним из блестящих образцов мировой шахматной литературы.
Партии Бронштейна полны фантазии и оптимизма.  Вот окончание его поединка с Ефимом Геллером, состояшимся в 28-м чемпионате СССР.
Белые:   Крg1, Фd3, Лb7, Лf1, Cc1, Kf4, пешки а3, с3, d4, t3, f3, g2, h2
Черные: Крg8, Фа5, Лс8, Ле8, Кb6, Kf6, пешки а7, с5, d5, f7, g7, h7
- В этом положении, - расставив фигуры, произнес Нейштадт, - игравший белыми Бронштейн предпринял наступление на королевском фланге.
16. g2 – g4   h7 – h6    17. h2 – h4   c5 : d4    18. g4 – g5   d4 : e3     19. g5 : f6    Лс8 : с3    Пожертвовав коня, Геллер полагал, что перехватил инициативу.  Однако  последовало  изящное : 20. Фd3 – g6 !!,  и  черные  сдались.
На единственный  их ответ   20. ... fg   следует  21.f7+,  и  угроза мата в несколько ходов  неотвратима.
- Что ж, остается только сожалеть, что Бронштейн  так и  не стал чемпионом мира, - проронил Петров.
-  Неужели не нашлось никого, кто бы помог ему сбросить  психологический груз ответственности перед двумя решающими партиями  в матче с Ботвинником ? – воскликнул Филидор.
- Почему же ? – пожал плечами Нейштадт. – У Бронштейна были помощники. Но главный из них - его друг и единомышленник Борис Вайнштейн, был отстранен ультиматумом Ботвинника. Кроме того помощники, как известно, не имеют права общаться  с шахматистами во время игры. А нервное напряжение достигает своего пика  именно в самые критические моменты борьбы.
- А что, Вайнштейн – тоже известный мастер ? – спросил Петров.
- Как раз наоборот, - улыбнулся Нейштадт. – Во время турнира претендентов 1956 года в номер к Бронштейну как-то зашел аргентинский гроссмейстер Найдорф  Не застав его, аргентинский гроссмейстер предложил секунданту Бронштейна, а им как раз был Вайнштейн, сыграть несколько блицпартий.  Вскоре появился Бронштейн.  "Не понимаю, чем вам может помочь такой секундант? – оставшись наедине с ним,  воскликнул  Найдорф.  – Ведь он в игре зевает фигуры. У других секунданты – Толуш, Симагин, Авербах, а ваш – даже не мастер ..."  -"Все  другие секунданты, - улыбаясь, ответил "хитрый Дэвик", -  в глубине души уверены, что играют лучше своего гроссмейстера, и жалеют, что сами не попали в турнир. Мой секундант – единственный  из всех, кто на это не рассчитывает ..."   -  "Мой Болбочан тоже считает, что играет лучше меня", - рассмеялся Найдорф...
- Он, действительно, оригинален во всем, - произнес Филидор.
- А что за блицпартии играли  Найдорф и Вайнштейн ? – поинтересовался Петров.
- О, это  совсем другие шахматы, - живо отозвался Белица. – Когда шахматисты находятся в цейтноте, то есть на последние 10 – 15 ходов у них остаются считанные секунды, они, как правило, бросают записывать партию  и оставшиеся ходы делают в молниеносном темпе – так, что только мелькают руки и фигуры.  Это и есть блиц, но блиц, так сказать, стихийный. А есть и организованный блиц, когда каждому сопернику отводится по пять минут на всю партию. Здесь все решают знания теории, тактическое зрение, быстрота реакции.  В блиц играют  уже не одно десятилетие, но особенное распространение он получил в 50-е годы ХХ столетия.
Самое удивительное то, что и в блице создаются подлинные шедевры. Об одном из них – партии Эдуарда Ласкера с Томасом , где, правда, был несколько иной лимит времени, вы уже знаете. А вот еще одна жемчужина.
Белица быстро расставил на первый взгляд довольно несложную позицию.
Белые:   Крd8, Лb8, Ka6, пешка b5
Черные: Кра7, Кс7, Кd5, пешка b6
- Это положение возникло в одной из блицпартий между Капабланкой и Эмануилом  Ласкером, - с воодушевлением продолжал он.  Игравший белыми Капабланка решил разменять коней.
1. Ка6 : с7    Кd5 : c7      Казалось, ничья не за горами.  Но вдруг последовало  невероятное :
2.  Лb8 – a8+ !!   Kc7 : a8    3.  Kpd8 – c8 ! , и  черные капитулировали.
Остается лишь добавить, что этот матч, состоявшийся в 1914 году в Берлине, со счетом  6,5 : 3,5    выиграл Капабланка. 
Великолепные образцы шахматного искусства в блице не раз создавали Давид  Бронштейн, Роберт Фишер, Михаил Таль, Леонид Штейн и другие шахматисты.  Таль, пожалуй, самый страстный почитатель блица. На его счету  свыше трех десятков побед в крупнейших соревнованиях такого рода.  А в начале 1988 года в канадском городе Сент – Джоне Таль вышел победителем  неофициального  чемпионата  мира  по  блицу.
- В последние годы очень популярны состязания с контролем – 25 минут каждому игроку на партию, - подхватил Нейштадт. Это, так называемые "быстрые"  или, как их еще называют, "активные" шахматы. Впрочем, мы с вами снова отвлеклись.

Глава  28.   " СОВРЕМЕННЫЙ   КАПАБЛАНКА "

- Если помощник Бронштейна, как выразился Найдорф, даже не был мастером, то что тогда говорить моему следующему герою – Василию Смыслову ? – после небольшой паузы вновь заговорил Нейштадт.
В самом деле, на решающую партию чемпионата Москвы  1938 года со знаменитым  гроссмейстером Андрэ Лилиенталем 17-летний Смыслов явился в сопровождении ... отца, не имевшего в то время никакой шахматной квалификации.

Мог ли тогда мечтать отец
( Страстный поклонник Капы ! ),
Что в будущем его "птенец" ,
Пройдя сложнейшие этапы,
Свергнет всеобщего кумира
И станет чемпионом мира !

Что за игру, как изумруд
С тончайшею огранкой,
Ему коллеги воздадут
И "современным Капабланкой"
Они Смыслова назовут. 

Играя впервые в жизни с гроссмейстером,  юный шахматист, по признанию его маститого соперника, преподал ему предметный урок по стратегии, с мастерством зрелого музыканта исполнив "чернопольную симфонию".

О, это было грандиозно !
В победной партии своей
Смыслов исполнил виртуозно
"Руладу шахматных  полей".

Сравненье это не случайно :
Смыслов – талант необычайный,
Вокал он обожал , притом,
Что это не было забавой –
Ведь он на конкурсах в Большом
Петь удостаивался права.

Но он нашел путь к компромиссу :
И Полигимния с Каиссой
В то судьбоносное мгновенье
В его душе пришли к решенью :
Пусть шахматист в нем "правит бал",
Не забывая  про... вокал.

В этой связи вспоминается такой забавный эпизод. В один из выходных дней на межзональном турнире в Портороже тренер гроссмейстера Таля  Александр Кобленц в узком кругу исполнял арии из опер на русском и итальянском языках. Благодарные зрители всякий раз награждали обладателя приятного тенора дружескими аплодисментами. После исполнения очередной арии к певцу неожиданно подошла  элегантно одетая дама.  "Благодарю вас за удовольствие ! – воскликнула она. - Ваше исполнение  напоминает мне пение большого художника".  -  "Энрико Карузо ?" – спросил польщенный Кобленц.  "Нет, Василия Смыслова," – ответила  дама.  Вокальные данные Смыслова по достоинству оценила и  голландская фирма "Филипс", выпустившая пластинку с записью русских народных песен и романсов в его исполнении.
Специалисты не раз с удивлением отмечали, что молодой шахматист, прекрасно разбираясь в комбинационных осложнениях, вместе с тем охотно вступает  в позиционную борьбу, отдавая ей явное предпочтение. При этом юноша почти не допускал ошибок, что позволило опытнейшему московскому мастеру  Абраму Рабиновичу убежденно заявить : "Смыслов будет чемпионом мира. Он совершенно "не зевает", даже пешек !"
В 1940 году  Смыслов дебютировал в высшем форуме советских шахматистов и уверенно занял  весьма высокое 3-е место, опередив Кереса, Ботвинника, Болеславского, Котова, Рагозина, Левенфиша и других признанных мастеров.
А еще через год в соревновании на звание  абсолютного чемпиона СССР он вновь завоевал третий приз и вместе с ним звание гроссмейстера.
Теперь уже 20-летний гроссмейстер ставит перед собой самую высокую цель. Убедительно  доказав свое право на участие в матче – турнире на первенство мира, Смыслов занял в нем 2-е место, принесшее ему  неофициальный титул вице – чемпиона мира.
В 1949 году Смыслов к своим мнгочисленным шахматным  титулам  добавил еще один – чемпиона Советского Союза. Но главной  его целью по-прежнему  оставалась мировая шахматная корона.
Если в соревновании претендентов 1950 года в Будапеште Смыслов не сумел выдержать конкуренции  с  Бронштейном  и Болеславским, то спустя три года в Нейхаузене он с первых же туров не оставил  никаких надежд конкурентам. Победа Смыслова в этом состязании открыла пятилетку великого противостояния  двух сильнейших шахматистов земного шара.
Матч с Ботвинником в 1954 году завершился вничью, и чемпион продлил свои полномочия на три года. Итог этого поединка убедил Смыслова, что победить Ботвинника – залача  хотя и чрезвычайно сложная, но вместе с тем и вполне достижимая. Однако для повторной аудиенции у шахматного короля  необходим был новый претендентский мандат. И Смыслов, что называется , засучив рукава, устремился в бой. Соревнование в Амстердаме проходило в исключительно напряженной борьбе. Но на сей раз, несмотря  на  острейшую конкуренцию со стороны Кереса, Бронштейна, Геллера, Петросяна и других выдающихся гроссмейстеров, Смыслов был недосягаем, завоевав право вновь сразиться с Ботвинником.

И в новое единоборство
Вступил уже "другой " Смыслов,
Который с первых же ходов
Сражался с редкостным упорством,
Блеснув стратегией своей,
Богатством, глубиной идей.

Он подтвердил слова Шекспира :
"Где мысль сильна – сильнее дело",
Играл Смыслов на редкость смело,
Став первым шахматистом мира !

Эта блестящая победа явилась вершиной спортивного пути замечательного шахматиста. Впрочем, в летопись "великого противостояния" была вписана еще одна глава. Ботвинник использовал свое право на матч – реванш и спустя год вернул себе лавры первого шахматиста планеты.
Утрата шахматной короны – чувствительный удар  для любого  шахматиста. Тяжело переживал свое поражение  и Смыслов.  Не случайно спортивные результаты замечательного гроссмейстера долгое время явно не соответствовали его высокому мастерству. В последующие годы Смыслов не раз становился победителем крупнейших соревнований, но в отборочных состязаниях соискателей шахматной короны он, как правило, уступал дорогу молодым.
Смыслов – шахматист строгого классического направления, наделенный ярчайшим талантом и глубочайшей интуицией. Свое шахматное кредо "современный Капабланка"  ясно  изложил  в книге "В поисках гармонии".  "Если шахматист интуитивно оценивает ситуацию, - пишет он , - быстро находит правильный план, наиболее логично и четко выражающий идею, значит, он обладает чувством гармонии".  Словом, шахматы, по Смыслову, это вечный поиск гармонии.
"Даже комбинационный взрыв у Смыслова, - сказал как-то Лилиенталь, - не экспромт, а логическое следствие солидной позиционной  "артподготовки." Примеров тому немало. Приведу  хотя бы его партию с Кареном Григоряном, сыгранную в 44-м чемпионате СССР.
Белые:   Крg1, Фе2, Ла1, Лf1, Ch6, пешки а4, b2, c4, d5, g2,h2
Черные: Крf7, Фс7, Лс8, Лh8, Ce5, пешки а6, b6, d6, f6, g6, h7
- В этой позиции после добротной "артподготовки", - продолжал рассказчик, - игравший белыми Смыслов приступает  к     "взрывным работам".
21.Лf1 : f6 +!!  Kpf7 : f6  ( нельзя 21..С: f6 - 22.Фе6х)  22.Фe2 – g4 ! ( угрожая  23.Фе6х )   22. ...Фс7 – с5+ 23. Kpg1 – h1   Kpf6 – e7   24. Сh6 – g5+ , и черные сдались ввиду неизбежного  мата.   Если  24.... Сf6,  то  25.Ле1+   Kpd8   26.C:f6+  Kpc7   27.C:h8  Л:h8  28.Ле7+   Kpb8  29.Фd7 и  от  мата  нет  защиты.
Как подлинный классик, Смыслов никогда не пытается "ловить рыбку в мутной воде". Впрочем, однажды он, вопреки своим правилам, отправился доигрывать безнадежную позицию против Владимира Симагина. Правда, не по собственной инициативе, а по настоянию...жены. "Ты  взгляни на позицию, - пытался урезонить супругу Смыслов, - тут нечего доигрывать !" – "Не  будь лентяем, сделай несколько ходов. Мало ли что бывает ! – не проявляя никакого интереса к самой позиции, напутствовала  гроссмейстера жена. – И позвони мне по телефону !" Вскоре Смыслов позвонил домой. "Ты уже так быстро проиграл ?" – спросила супруга. "Нет, партия закончилась вничью, и я даже чуть не выиграл", - пробормотал Смыслов, явно удрученный тем, что  жена "глубже оценила" отложенную позицию.
В середине 80-х годов  многочисленные поклонники замечательного гроссмейстера  с восторгом рукоплескали его второй шахматной молодости. Блестяще проведя межзональный турнир в Лас – Пальмасе и претендентские матчи с  Робертом  Хюбнером и Золтаном  Рибли, 63-летний   Смыслов стал третьим шахматистом планеты.  Что ж, остается только воскликнуть :     " Браво, Смыслов !"
- От всей души присоединяюсь к этому ! – с чувством воскликнул Петров. – А то, что Смыслов владел шахматной короной только один год, ничуть не умаляет его величия.
-  Несомненно, - подхватил Филидор. – Каждый великий шахматист ищет в шахматах истину, и Смыслов к ней, на мой взгляд, ближе других.  Тонкое понимание сути древней игры и блестящее практическое воплощение своих глубоких идей – главный вклад Смыслова в сокровищницу шахматного искусства.
- Так значит, маэстро Филидор  считает шахматы искусством ? – улыбнулся Белица.
- Конечно ! – с жаром воскликнул Филидор.
- С этим трудно спорить, - поддержал коллегу русский мастер.
- Оригинальную точку зрения по этому поводу высказал 16-летний канадский мастер Алекс Кузнецов, -  вновь улыбнулся Белица. – Пытаясь получить материальную поддержку для поездки на юношеский турнир в Аргентину, он обратился в правительственное учреждение. В ответ федеральный министр заявил, что помощь ему будет оказана после точного установления, что такое шахматы : искусство, спорт или пустое времяпрепровождение. "Видите ли, сэр, - ответил юный мастер, - когда играет Смыслов – это искусство, когда играю я – это спорт, а когда играете вы – это пустое времяпрепровождение. Боюсь, что такое объяснение свело к нулю мой и без того  низкий шанс получить от вас правительственную субсидию."
- Устами младенца глаголит истина,- не удержался от смеха Петров.
- А вот мнения шахматных королей на этот счет разделились, - промолвил Нейштадт.

"Искусство ! Ничего другого !" –
Считал Алехин , позже Таль –
Была им чужда пастораль.
Казались им святей святого
Каскады жертв, вязь комбинаций,
Аплодисменты, шквал оваций.

Ботвинник был оригинален,
В какой-то степени нейтрален :
"...И те, кто в шахматы играют,
Природы их, увы, не знают ".

Свой взгляд – глубокий и простой
Однажды изложил Смыслов :
"Искусство,  данное борьбой ...!" –
И в том величье этих слов !

- Прекрасно сказано ! – подхватил Белица. –  Действительно, ведь шахматы – это высокое искусство, которое рождается в условиях напряженной, бескомпромиссной борьбы. Но  если композиторы, художники и другие деятели культуры  могут творить в одиночестве, то в процессе шахматной борьбы  всегда участвуют двое, и проигравший шахматист, позволивший своему сопернику осуществить красивую комбинацию,  в полной мере причастен к созданию произведения шахматного искусства...
Однако  мы должны двигаться дальше, - спохватился Белица. - Если  бы понадобилось препроводить эпиграфом мой следующий рассказ, то лучше всего для этого подошли бы такие крылатые слова :" Безумству храбрых поем мы песню !"

Глава  29.   КУДЕСНИК   ИЗ   РИГИ

Он поражал буквально всем !
Его не спутаешь ни с  кем :
Взгляд демонически горящий –
Ну, Мефистофель настоящий !

Нос с сатанинскою горбинкой,
Глаза с безумною искринкой.
Короче, он по всем приметам –
Пришелец из другой планеты.

И то же самое игра :
Блеск молний, вихрь, ураган !
Задира, как де Артаньян –
Готов сражаться до утра !
И, одержимый лишь игрою,
Он мог не есть, не спать порою ...

В борьбе неистов, беспощаден !
Кто еще жертвовать так мог –
Фигуры, пешки – он не жаден,
Фантазия – вот его Бог !

И что смутьяну чемпионы
И теоретиков статьи ?
Рекомендации, каноны –
Он все сметает на пути !

Всегда творить – в его натуре !
Ну что поделать, он такой !
Да, он мятежный  ищет бури,
Поскольку чужд ему покой !

Уж не ему ль за дух высокий
Посвящены такие строки :
"И словно яркая комета,
Прорвавшись к нам из чащи звезд,
Он искру собственного света
С сияньем вечности принес !"
Ну что ж, пора поднять вуаль :
Так кто же он ? Конечно, Таль !

Обладая необузданным темпераментом и исключительным дарованием, Таль стремглав перескакивал через жизненные и шахматные ступени. В школе, как выразился он сам,  его просто – напросто "лишили детства и приняли сразу в третий класс", а в возрасте  15 лет он был уже студентом филологического факультета Рижского университета.
В 1953 году, будучи уже чемпионом Латвии, Таль выступал на командном первенстве страны в Ленинграде. Его искрометная, полная необузданной фантазии игра сразу же привлекла всеобщее внимание, а известный мастер Владас Микенас тут же объявил, что готов заключить с любым желающим пари, что не пройдет и пяти лет, как этот мальчик станет гроссмейстером.
Дебют молодого шахматиста в 23-м чемпионате СССР принес ему весьма престижное 5-е место, а спустя год он произвел подлинный фурор, став чемпионом Советского Союза и удостоившись гроссмейстерского сана.
Рига безудержно ликовала, а класс, в котором Таль преподавал литературу, весь день с увлечением рвазыгрывал его смелые комбинации. Дело дошло до того, что ученики стали сражаться в шахматы и во время уроков. Войдя однажды в класс, молодой педагог обнаружил на подоконнике шахматную доску. Одного беглого взгляда на позицию было достаточно,  чтобы увидеть несложный мат в четыре хода. Спустя некоторое время,  снова  мельком взглянув на доску, Таль с изумлением обнаружил, что белые не только не объявили мат, но и доигрались до совершенно безнадежной позиции.  И тут гнев педагога  смешался в нем с яростью шахматиста. Однако, сдержав себя, Таль ограничился устным внушением. "Черные" обрадовались такому исходу, а "белые" попросили у чемпиона СССР автограф. В результате в дневнике "белых" появилась такая "строгая" запись :"Не нашел мат в 4 хода на уроке литературы. Таль".
Следующее всесоюзное первенство, состоявшееся в Риге и носившее отборочный характер, должно было назвать не только чемпиона страны, но и обладателей четырех путевок на межзональный турнир.  Вновь обрушив на именитых соперников водопад жертв, Таль, к неописуемому восторгу своих земляков, во второй раз стал чемпионом Советского Союза.
Посмотрите, как красиво выиграл он одну из ключевых партий этого чемпионата у ленинградского гроссмейстера Александра Толуша.
Белые:   Крg1, Фе5, Лd1, Cb3, Kd4, пешки b2, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фb4, Ла8, Сb7, Ke7, пешки а7, b6, f5, f7, h7
В этой позиции игравший белыми Таль продолжал :  24. Фe5 – f6 !   Cb7 – d5   25.Kd4 – c6 !!
Таль жертвует и коня, и слона !  Дары эти, однако,  оказываются "данайскими".    25. ...Фb4 : b3    26. Kc6 :e7+  Kpg8 – f8     27.Лd1 – e1    Cd5 – e6    28. Ke7 : f5,   и   черные сдались.
Позже, когда стартовал  очередной всесоюзный форум  в  Тбилиси,  " вся  шахматная  рать "  страны   была  озабочена  лишь  одной  проблемой : как  остановить  Таля ? 

Да, "гроссы" молнии метали :
"Ужель не справится нам с Талем ?!"
А экспансивный Марк Тайманов,
Не силах обуздать свой пыл,
Запальчиво и слишком рьяно
Коллегам страстно заявил :
"Коль победит он в третий раз,
Я ... брошу шахматы тотчас!"

Увы, не смог Таль в третий раз
Подряд стать чемпионом.
Смеясь, он заявил "со звоном" :
"Зато Тайманову я спас
Его карьеру шахматиста –
Чем не поступок гуманиста ?!"

Свое первое межзональное сражение в югославском городе Портороже Таль провел в присущем ему стиле и "по инерции" занял первое место. Его игра явно пришлась по вкусу искушенным в шахматах югославам. Они настолько привыкли к жертвам своего нового кумира, что  однажды, видя, что на доске все еще сохраняется равновесие,  стали дружно скандировать : " Таль, по-жерт-вуй !  Таль, по-жерт-вуй !" Вот почему гроссмейстер Бронштейн на вопрос, как побеждает Таль, лаконично ответил :" Очень просто ! Он располагает свои фигуры в центре, а затем их где – нибудь жертвует ..."
Самое удивительное, сокрушались многие, что комбинации Морфи и Алехина при последующих многократных анализах оказывались абсолютно корректными, а некоторые жертвы Таля  нередко позже опровергались.
"Таль стреляет из кривого ружья!",  "Таль пытается доказать, что дважды два – пять !" – посыпались обвинения. "Если я вижу красивый ход с жертвой, то мне ужасно не хочется, чтобы отыскался другой, объективно более сильный ход. Поэтому я его ... не ищу", - оправдывался Таль. Но такое объяснение не удовлетворяло оппонентов.
"Как победить этого шахматного бунтаря ?" – вопрошали они. Что ж, шахматные статистики отыскали одно "сильное средство" : играть с Талем ... в первом туре. В самом деле, сколько раз именно в стартовых поединках разящее копье Таля оказывалось не готовым к бою ! Поражение от Смыслова в первом туре  соревнования претендентов в Югославии было шестой подряд ( ! )  стартовой осечкой Таля. А потом все встало на свои места.  Правда, гроссмейстер Бенко "на всякий случай" обвинил рижанина в гипнотическом воздействии на соперников и объявил, что на партию с ним явится  в темных очках.
"Ну, Миша, - с тревогой обратился к своему подопечному  Кобленц, - если он в темных очках у тебя выиграет, его объявят пророком. !"  Но американца ожидала "домашняя заготовка" Таля. Увидев, что Бенко, действительно, в темных очках, Таль немедленно вытащил из кармана одолженные у Петросяна пляжные очки и торжественно водрузил их на нос. Что творилось в зале ! Хохотали все – и участники, и судьи, и зрители ! К 30-му ходу Бенко уже спокойно мог снять очки – позиция его была безнадежной. Проведя весь турнир с огромным подъемом, Таль уверенно завоевал первое место.
Теперь на пути молодого претендента монументально возвышался  последний и самый могучий оплот апологетов "шахматной законности" – Михаил Ботвинник.

Припомнить, право, интересно,
С былого стряхивая пыль,
Легенда это или быль,
Признаться честно, неизвестно.

Мальчишкою в двенадцать лет –
Гласит эта история, -
Узнав случайно из газет,
Что чемпион на Рижском взморье,
Таль с шахматной доской в руках
Решился на свой риск и страх
( Порыв его неудержим ! )
Сыграть с Ботвинником  самим !

Едва увидев мальчугана,
Привратница взглянула странно
И, не ответив на вопросы,
Закрыла дверь пред самым носом ...

И вот теперь мечта Михаила Таля стала явью !  Даже самые фанатичные болельщики рижанина не могли представить себе, как  их любимец  сможет одолеть столь великого противника. Впрочем, и в главнейшем  состязании своей жизни Таль не изменил себе, продолжив  неистовый танец "на острие ножа". Когда, казалось, вот-вот  Таль рухнет, рижанин вовлекал своего грозного соперника в трясину неимоверных осложнений, в которых тот из-за усталости и нехватки времени досконально разобраться не мог.  Уже после семи партий счет был 3 : 0  в пользу претендента, который в итоге, одержав блестящую победу, стал восьмым чемпионом мира по шахматам !
При этом  23-летний Михаил Таль стал и самым молодым  в истории древней игры   первым шахматистом  планеты. После торжественной коронации новый шахматный король, смеясь,  признался друзьям :"Никогда не думал,  что лавровый венок такой тяжелый !"Увы, лавровый венок оказался тяжелым для Таля не только в прямом, но и в переносном смысле. Убаюканный легкой победой, он не утруждал себя  подготовкой к новому состязанию с поверженным колоссом.  К тому же  и  здоровье Таля оставляло желать лучшего. Ботвинник же, наоборот, тщательно проанализировав партии проигранного матча,  с присущей ему методичностью выявил шахматные и чисто человеческие  слабости нового чемпиона и блестяще использовал их в матче – реванше.  Из нескончаемого потока поздравлений  патриарха советских шахмат особенно растрогала телеграмма от ... матери Таля : " Вы остались верны себе.  Восхищена, но не удивлена. Буду счастлива, если мой  Миша – маленький  пойдет  по стопам Михаила – Большого !"
Победа Ботвинника окрылила многих, "павших" от руки Таля  гроссмейстеров, показала им, как надо бороться с этим шахматным смутьяном.  Его перестали бояться, и в итоге  Таль потерял былую уверенность в себе.
Именно в этот период в мажорную симфонию Таля все чаще стали вплетаться минорные напевы. Увы, это давал о себе знать старый недуг, из-за которого замечательный шахматист не смог доиграть турнир претендентов на острове Кюрасао, завершив его на ... больничной койке. Начали поговаривать, что Таль очень плох, а в одной югославской газете даже появился ... некролог о его кончине. Узнав об этом, находившийся в больнице Таль лишь ограничился словами Марка Твена :" Слухи о моей смерти сильно преувеличены !"
Но Таль нашел в себе силы дать решительный бой своему главному противнику.  Избавившись от так мучившего его недуга,  рижский гроссмейстер новыми яркими победами возвестил миру : " В здоровом Тале – здоровый дух !" Результаты его, и впрямь, были впечатляющими : менее чем за год он выиграл пять крупнейших соревнований  подряд, добившись при этом беспроигрышной серии  из  83 партий !
И последующие годы были отмечены многими выдающимися победами прославленного гроссмейстера.  Среди покоренных им вершин – всемирные шахматные олимпиады, командные первенства Европы,  всесоюзные чемпионаты, крупные международные турниры. И только по какому-то странному капризу судьбы лишь в отборочных соревнованиях на первенство мира его неизменно поджидали неудачи. Сам Таль, объясняя причины этой метаморфозы, смеясь,  заметил : "Видимо,  вся  моя  бесшабашность  была  в  той  удаленной  левой  почке".  А на вопрос :" Так сколько же будет дважды два ?", улыбнувшись, ответил :" Только не четыре, хотя, кажется, уже и не пять. Шахматная "таблица  умножения"  изучена досконально всеми, и теперь, если хочешь побеждать, надо играть еще "неправильнее", чем в годы моей шахматной юности"...

Таль исповедь закончил с жаром :
"Я стал мудрей и в этом соль,
Таль нынешний того "гусара"
Сегодня бы прибил на ноль !"...

Когда здоровье подводило,
Лишь шахматам благодаря,
Искрой божественной горя,
Черпал Таль бодрость духа, силы...

И все ж настал тот скорбный миг –
Последние угасли силы,
И гений шахмат тихо сник,
Безвременно сойдя в могилу.

Таль умер… Не одно столетье
Его шедевров многоцветье,
Его блестящие творенья
Будут пленять воображенье.

И даже будущности даль
Не смоет блеск его творений –
Внимая им, воскликнут : " Гений !
Создать такое мог лишь Таль !"

- Да, ярчайшая личность ! – только и смог  вымолвить Петров.
- Личность, для которой смысл шахматной игры – ярчайшие комбинации с неожиданными  жертвами  фигур ! – подхватил Фидидор.
- Что для  Таля рисковать фигурами , – рассмеялся Белица, -  если он в 1966 году в испанском городе Пальма-де-Мальорка не побоялся рискнуть жизнью, приняв участие в ... корриде. К счастью, все кончилось благополучно.
- Коллеги после этого, наверное, стали называть Таля  "тореадором " ? – смеясь, спросил Филидор. – Тем паче, что это полностью соответствует его шахматному стилю.
- Вот уж чего-чего, а всевозможных прозвищ у Таля предостаточно, - ответил Белица. – Судите сами : "Шахматный кудесник", "Моцарт шахмат", "Демон 64-х полей", "Балтийский пират", "Рижский корсар", "Шахматный Паганини" ... Когда Таля однажды спросили, как он к этому относится, он улыбнулся и сказал :"Лучше называйте меня Мишей – это проще и как-то не позволяет стареть"...
- Интересно, как бы сыграл Таль с признанными гениями шахматной комбинации – Морфи, Андерсеном или Алехиным ? – мечтательно спросил Филидор.
- С Андерсеном и Алехиным - не знаю, а вот у Морфи Таль выиграл три партии, - отозвался Нейштадт.
- Как так ? – изумленно воскликнули оба великих шахматиста.
- Очень просто, - наслаждаясь произведенным эффектом, ответил Нейштадт. – Однажды знакомый  Талю врач, загипнотизировав пациента, внушил ему, что он ... гений шахмат Пол Морфи. После этого Таль сел играть с новоявленным  "гением".  Самое удивительное, что "став Морфи", этот весьма посредственный шахматист заиграл намного сильнее, и Таль не без труда выиграл три партии.
А вот с Давидом Бронштейном в 1982 году Таль сыграл матч необычный – сразу на  восьми досках. "Сначала мне  было немного страшно, - рассказывал позже Таль. -  Шутка ли, играть против восьми Бронштейнов сразу, но потом  я подумал, что ведь и Бронштейн играет одновременно против восьми Талей. Это меня успокоило, и я сумел выиграть матч с результатом 4 : 2 при двух ничьих."
Говорить о Тале можно бесконечно, - продолжил Нейштадт. – А раз так, то пора переходить к очередному рассказу.

Глава  30.   " ЖЕЛЕЗНЫЙ   ТИГРАН "

Вот кто уж Талю антипод !
Наскоки не в его натуре,
Даже скорей наоборот –
Он штиль предпочитает буре.

Девиз Тиграна Петросяна :
Играть без риска и изъянов !
Готов он удовлетвориться
Надежной, скромною "синицей"...

А стиля этого истоки –
Буквально первые уроки
У Эбралидзе – педагога,
Который дал ему так много :

Азы  дебютной  эрудиции,
Умение играть надежно –
Без риска, крайне осторожно,
Вникая в суть любой позиции.

Нимцович, Капабланка – их
Воспринимал он, как святых !
Нимцович ввел мальчишку в мир,
Который был ему так сладок –
Главу "Логический порядок"
Тигран зачитывал "до дыр".

И прав был Петросян, сказав :
"Как в зеркале, наглядно, чисто
Стиль точно отражает нрав,
Характер шахматиста.

Уже первое  серьезное испытание – чемпионат Грузии 1945 года, где выступали многие известные мастера, принес 16-летнему Петросяну  9-е место, что было несомненным успехом. В следующем году, победив во всесоюзном юношеском первенстве и в матче  за звание чемпиона Армении Генриха Каспаряна, Петросян, выражаясь словами  великого поэта, "уважать себя заставил ".
В 1949 году Петросян переехал в Москву, где его тренером стал Андрэ Лилиенталь. Творческое  содружество талантливого юноши и опытного гроссмейстера быстро дало удивительные всходы. Победы в чемпионате Москвы 1951 года, дележ 2 – 3 мест в 19-м всесоюзном форуме - впереди Ботвинника, Смыслова, Бронштейна, Флора, Авербаха, Тайманова, Бондаревского, Котова и других - снискали ему репутацию одного из сильнейших шахматистов страны и дали право на участие в отборочных соревнованиях на первенство мира.
Дебютируя в межзональном турнире в Сальтшобадене, Петросян вновь подтвердил свой высокий класс, без всяких осложнений  завоевав одну из претендентских путевок. Понимая, что конкурировать  с Кересом, Смысловым и Бронштейном в турнире претендентов ему пока не под силу, Петросян поставил перед собой вполне достижимую задачу – закрепиться среди мировой шахматной элиты.  Вот почему в большинстве партий он действовал под девизом : "безопасность – прежде всего !" Неудивительно, что в турнирной графе Петросяна одна за другой стали появляться  "половинки". Известный мастер Василий Панов  назвал его игру "холодной, расчетливой, осторожной", а один  весьма экспансивный любитель шахмат из Еревана в своем письме напрямик вопрошал :"Скажите, когда наконец  кончатся эти ваши ничьи ?"

И что ж ? Он стал играть острее ?
Ни в коем случае ! Ничуть!
Он понял : надо быть хитрее –
Другой избрать к вершине путь.

"Ничьи – извечный мне упрек,
Но в "половинках" есть свой прок !
Что же до веских аргументов,
Он дал их в битве претендентов.

Приняв подобный постулат,
Создал Тигран триумвират,
Хитрющий разработав план :
Так Керес, Геллер, Петросян,
Друг с другом вничью играя
И нервы сохранив стальными,
Легко, усталости не зная,
Могли сражаться с остальными.

Об этом рассказал Корчной :
"Отверг я резко эти планы,
Гневно спросив у Петросяна :
"Эти ничьи между собой –
Ведь заговор, ни дать, ни взять,
Кого тогда же побеждать ?"

И словно туча между нами
Прошла после "беседы" той,
"Похоже, - заключил Корчной, -
Тогда и стали мы врагами " ...

В итоге первый – Петросян,
Удался его хитрый план !
Но Фишер сделал заявленье :
"У русских сговор, нет сомненья !
После подобных прецедентов
Играть в турнирах претендентов,
Где все подвержено обману,
Я никогда теперь не стану !"...

Матч с Ботвинником стал главным состязанием  всей шахматной карьеры Петросяна, прекрасно понимавшего, у кого предстоит ему оспаривать шахматную корону.
Накануне матча в журнале "Огонек" появилась статья Эйве, в которой он сравнивал Петросяна  с Капабланкой, а Ботвинника – с Ласкером. Казалось, все настраивало на мажорный лад. Однако первый же блин у претендента, как говорится, вышел комом. Проиграв первую партию,  он признался : "Никогда не думал, что  на тебя так давит зал, когда играешь один на один."
В отличие от Таля, Петросян не бросился сразу же отыгрываться, а предпочел терпеливо ждать своего часа. Недаром Эйве  говорил :"Если Петросяна разозлить, он способен на чудо !" И чудо свершилось : в 5-й  и  7-й партиях  чемпион мира вынужден был сложить оружие. С каждой новой партией все явственнее сказывалась разница в возрасте.  И хотя Ботвиннику удалось одержать вторую победу,  этот успех оказался последним.  Начиная с 15-й партии, "парадом" уверенно командовал претендент. Одержав еще три победы, Петросян установил окончательный итог матча – 12,5 : 9,5.  Уверенность, с которой он победил Ботвинника, заставила многих специалистов заключить, что  новый шахматный король не скоро уступит свой высокий титул.
"Железным Тиграном" называли Петросяна за его поистине мертвую позиционную хватку, удивительную выдержку и спокойствие. Как-то в разговоре с югославским гроссмейстером  Глигоричем Петросян посетовал, что у него стали пошаливать нервы. "Как, у вас тоже есть нервы ?" – удивился его собеседник.
В 1966 году Петросян защитил чемпионский титул в  напряженном поединке с Борисом Спасским.
В 10-й партии этого единоборства игравший белыми чемпион мира создал подлинный шедевр шахматного искусства.
Белые:   Крg1, Фb2, Ла1, Лf1, Ce2, Kd1, Kd2, пешки а2, b3, c4, d5,f4, h2
Черные: Крg8, Фd8, Ла8, Лf8, Ch3, Ka5, Ke5, пешки а6, b5, c5, d6, h7
- Вот как это произощло, - расставив эту позицию, продолжал рассказчик.
21.Kd1 – e3 !  Первая жертва качества !  21. ..Сh3:f 1  22.Лa1 : f1   Ke5 – g6    23.Ce2 – g4 !   Kg6 : f4   24.Лf1 : f4 !  Вторая жертва качества !  24....Лf8 : f4   25.Cg4 – e6+  Лf4 – f7  26.Kd2 – e4 !   Фd8 – h4   27.Ke4 : d6    Фh4 – g5+  28.Kpg1 – h1   Ла8 – а7   29.Ce6 : f7+    Лa7 : f7    
И Петросян завершает борьбу хотя и очевидной, но очень красивой  жертвой ферзя :   30.Фb2 – h8 +!!
Черные сдались.  После  30. ... Kp : h8  последует  31K.: f7+, отыгрывая ферзя  и  оставаясь с  лишней фигурой.    Нечасто в матчах на первенство мира  можно встретить  столь насыщенную эффектными тактическими ударами партию !
Спустя три года состоялось новое единоборство  двух выдающихся гроссмейстеров на высшем  уровне. Хорошо подготовившийся  к нелегкой борьбе Спасский на этот раз оказался сильнее "железного Тиграна" и одержал заслуженную победу.
После нескольких неудачных попыток вернуться на шахматный  олимп Петросян откровенно заявил, что не собирается  больше претендовать на звание чемпиона мира. 

А на вопрос :"Как вам без славы?"
Ответил Петросян лукаво
И вместе с тем довольно метко :
"Что слава ? Она – как конфетка :
Покуда есть – ее сосешь,
А нет ее – так проживешь !"

И все же Петросян был горд :
Он – дважды чемпион планеты
И девяти Олимпиад !
А как блистателен рекорд,
Им установленный при этом !

Суть этих девяти наград :
В ста двадцати своих сраженьях
Бил без разбора всех подряд,
Познав одно лишь пораженье –
Навеки это достиженье !

Но жизнь Тиграна Петросяна
Угасла, к сожаленью, рано.
Хотя он и грешил немного,
Но шахматистом был "от Бога"

И в шахматах, сомнений нет,
Оставил свой ярчайший след !

- Что ж, Петросян прав – в шахматах должна торжествовать логика, - убежденно произнес Филидор. – Даже такой шахматный "бунтарь", как Михаил Таль, в конце концов стал жрецом шахматной логики. 
- И все же шахматные почерки Петросяна и "образумившегося" Таля имеют общего не более, чем, скажем, симфония и оперетта, - отзвался русский мастер.               
- Маэстро, вы угодили в самую точку ! – воскликнул Белица. Как-то Михаил Таль, сравнивая выдающихся шахматистов с великими композиторами, заметил : " Ботвинник напоминает мне Баха : бездонная глубина, цельность, нет ни одной лишней ноты ; Смыслов подобен Чайковскому : спокойствие, мелодичность, напевность и вместе с тем неожиданные кульминации ; Петросян похож на Листа : абсолютная виртуозность".  – "А с кем можно сравнить Таля ?" – тут же спросили его. "Со мной все ясно, - улыбнулся Таль, - перед вами король оперетты Имре Кальман !"
- Хотя Таль сравнил  героя моего последнего рассказа с Листом,  - продолжал Нейштадт, - сам Петросян отдавал предпочтение  музыке Рихарда Вагнера. Друзья замечательного шахматиста утверждали, что если  при анализе отложенной партии из его комнаты доносились   "Идиллии Зигфрида", значит, его позиция выигранная, если – хор из "Летучего голландца", значит, положение сложное с взаимными шансами  и, наконец, если – вступление к "Тристану и Изольде", то дела его очень плохи.
- Кстати, Рихард Вагнер был большим любителем  шахмат, - заметил Бахман. Сохранилась даже одна из его партий, сыгранная с неким Цуккербеккером.
Немецкий историк не спеша расставил фигуры.
Белые:   Крd2, Фh5, Ла1, Ле1, Сс1, Сd3, Kg5, пешки а2, с3, d5, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фg4, Ла8, Лf8, Cc5, Cc8, Kb8, пешки а7, b7, d6, f7, g7, h6   
- В этой позиции игравший белыми великий композитор решительно пожертвовал ферзя.
14. Фh5 : f7+ !   Лf8 : f7     15.Ле1 – е8+    Лf7 – f8   16. Cd3 – h7+     Kpg8 – h8      17.Лe8 : f8 х
- Безмерно любил шахматы и часто предавался их очарованию гениальный советский композитор Дмитрий  Дмитриевич Шостакович, - продолжил музыкальную тему Греков.  В  начале  20-х  годов   он,  будучи  еще   16-летним   юношей,  перед началом сеанса в фойе одного из ленинградских кинотеатров  сыграл в шахматы со случайным партнером. Не прошло и 15 минут, как будущему композитору пришлось сложить оружие. Огорченно брел он в зрительный зал.  В дверях его остановил недавний соперник и, протянув  руку , сказал : "Будем знакомы – Алехин Александр Александрович".  С тех пор Шостакович стал страстным болельщиком своего случайного партнера.
-  Много еще можно было бы рассказать об увлечении шахматами выдающихся представителей  мировой культуры и науки – Пушкина, Тургенева, Толстого, Вольтера, Штрауса, Диккенса, Шумана, Эйнштейна, Менделеева, Прокофьева, Ойстраха и других, - заключил Белица, - а поскольку сделать это просто не позволяет время, я предложу вашему вниманию рассказ о замечательном шахматисте – Викторе Корчном, который, подобно Цукерторту, Кересу и Бронштейну, не стал чемпионом мира, но тем не менее золотыми буквами навсегда вписал свое имя в анналы шахматной истории.

Глава  31.   " СТРАШНЫЙ   ВИКТОР " 

Хотя Корчной официально
Так и не смог взойти на трон,
Но после Багио морально
Считался чемпионом он !

В тот год, отметить это нужно,
Приз "Оскар" журналисты дружно
Отдали Виктору Корчному –
Ему и никому другому !

За его волю, достиженья
И за моральные страданья,
И это – высшее признанье
Его заслуг, его значенья !
В ряду "блистатеьных вторых"
Нельзя не выделить таких,
Как Цукерторт и Рубинштейн,
Как Керес и Давид Бронштейн. 

И даже средь таких гигантов,
Блиставших редкостным талантом,
Величьем духа и умом,
Корчной стоит особняком.

Без малого полсотни лет
Боец, отвергший компромиссы,
По праву входит в "высший свет"
Сильнейших рыцарей Каиссы....

" Боец, отвергший компромиссы "...   В этих трех словах – вся сущность  Виктора Корчного – человека и шахматиста, прямого и честного во всем и всегда...
 Это случилось в конце 40-х годов  на уроке истории  в одной из ленинградских школ. Учительница  рассказывала старшеклассникам о том,  как  Красная Армия  "освобождала"  западные районы Украины и Белорусссии.  Ученики в полнейшей тишине внимательно слушали   ее рассказ о волнующих событиях накануне второй мировой войны.  И вдруг , подобно разорвавшейся бомбе, на весь класс раздался голос Виктора Корчного : " Да ведь Советский Союз просто – напросто вонзил нож в спину беззащитной Польше !" 
Побледневшая учительница  в ужасе схватилась за голову. Ведь за такие слова и их автор и его педагог в те времена, когда сажали и расстреливали миллионы вообще ни в чем не виновных людей, могли "загреметь минимум лет на десять в места не столь отдаленные". Как позже рассказал об этом  случае сам Корчной,  " К счастью, Павлика Морозова среди  26  учеников не оказалось".
Виктору было всего лишь десять лет, когда в самом начале Великой отечественной войны  погиб его отец. Именно в эти годы  в блокадном Ленинграде он впервые прикоснулся к волшебному миру шахмат.

Война...  Мальчишкой в Ленинграде,
Жестоко стиснутом в блокаде,
Под вой сирен и бомб разрывы
В турнирах среди детворы
Он движим лишь одним порывом –
Постигнуть таинства игры.

А в целеустремленном взоре
И в выражении лица
Угадывалось : в жарком споре
В нем пробуждался дух бойца !

Уже в те далекие годы в Корчном, действительно, пробуждался дух бескомпромиссного бойца, принесший ему столько счастливых победных мгновений и столько... тяжелых испытаний и горьких разочарований ...
Его путь не был усыпан розами, и неудачи  лишь только выковывали его самобытный, неповторимый  стиль игры, его бойцовский характер. Дважды  - в 1947-м и 48-м годах Корчной становился чемпионом СССР среди юношей, а спустя шесть лет в Бухаресте он выиграл свой первый международный турнир, за что был удостоен звания международного мастера. Прошло еще шесть лет, и Виктор Корчной , будучи уже международным гроссмейстером, впервые становится чемпионом  Советского Союза . 
Произошло это в 27-м чемпионате СССР в его родном Ленинграде.  Лидируя  за  четыре тура до финиша, Корчной, добившись выигранной позиции в поединке с Багировым,  допустил вдруг непостижимую оплошность.  Желая осуществить элементарный размен, он взялся за слона, но не за того, которым должен был побить фигуру противника, а за, стоявшего на ... другой клетке. Корчной побледнел и, прошептав роковое "сдаюсь", ни на кого не глядя, удалился.  "Ну, теперь Корчной  "поедет"! " –  зная об импульсивности и впечатлительности ленинградца, убежденно резюмировали  журналисты.  Однако  бойцовский дух и воля к победе Виктора Корчного опровергли  столь мрачные для него прогнозы. Последовательно сокрушив Крогиуса, Геллера и Суэтина, ленинградский гроссмейстер  завоевал золотую чемпионскую медаль, оставив позади себя таких могучих соперников, как Геллер, Петросян, Авербах, Смыслов, Тайманов, Бронштейн  и  других.

Давид Бронштейн сказал о нем :
"В борьбе Корчной горит огнем !
Ему неведом компромисс,
"Всех побеждать !" – его девиз !
Но откровенно, между нами,
Это пройдет, пройдет с годами ".

Ошибся шахматный мудрец !
Корчной все так же бьется страстно,
Он – тот же яростный боец,
И годы над бойцом не властны !

И в самом деле, с годами Корчной стал еще более непримиримым, по-спортивному злым. В 1965 году на международном турнире в венгерском городке Дьюла Корчной, задолго до финиша обеспечив себе первый приз, продолжал играть так, словно от каждой последующей партии зависела его турнирная судьба. В итоге – 14,5 очка из 15 возможных и отрыв на  5,5 очка от ближайшего конкурента.
Да, для Корчного любое соревнование, в котором он выступает – самое главное, будь то первенство мира или чемпионат города. В каждой партии  он с только ему присущим ожесточением, не признавая никаких компромиссов, борется за победу. Недаром на Западе этого беспощадного шахматного гладиатора прозвали "страшным Виктором".
60-е и 70-е годы – пора спортивного и творческого расцвета Виктора Корчного.  Шесть раз в составе сборной  СССР он становился победителем всемирных шахматных олимпиад, пять раз – в командных европейских форумах, четырежды поднимался на высшую ступень чемпионатов Советского Союза.  Именно в эти годы он являлся наиболее реальным претендентом  на мировую шахматную корону. Девять раз, включая и 80-е годы, неутомимый гроссмейстер , участвуя в соревнованиях претендентов, штурмовал шахматную вершину.
В 1968 году, уверенно победив Решевского и Таля, Корчной был близок к  тому, чтобы бросить перчатку Тиграну Петросяну, однако в финальном матче претендентов в Киеве он уступил победу будущему чемпиону мира Борису Спасскому. В их поединке любителям шахмат особенно запомнилась небезошибочная  6-я партия, которая  наглядно проиллюстрировала шахматный почерк Корчного.
После 24-х ходов на доске возникла следующая позиция.   
Белые:   Крс1, Фd3, Лh1, Лh2, Cf4, Kb1, Ke2, пешки b2, d4, e5, f3, g4
Черные: Крg8, Фс7, Ла1, Лf8, Cb4, Ce6, Kd7, пешки b3, b7, d5, g6, h7
Корчной сыграл :  25.Ке2 – с3   Атака Спасского все еще сильна, но он, опасаясь жертвы  белого ферзя на  g6 ,  надолго задумался и ... помог осуществить  эту жертву.     25.... Kd7 – b6 ?   Явная  ошибка. Последовало :  26. Фd3 : g6+ !   h7 : g6   27. Лh2 – h8+  Kpg8 – f7   28.Лh1 – h7+   Kpf7 – e8   29.Лh8 : f8+   Kpe8 : f8  30. Лh7 : c7    Kb6 – c4    31. Лc7 : b7    Cb4 : c3    32. b2 : c3
b3 – b2+    33. Kpc1 – c2   Kpf8 – e8    34. Cf4 – g5     Ла1 – а6 35.Kb1 – d2   Ce6 – c8   36.Лb7 – e7+    Kpe8 – f8   37.Kd2 : c4 d5 : c4     38. Крс2 : b2    Ла6 - b6+     39. Kpb2 – c2    Cc8 – b7 40. Ле7 : b7   Лb6 : b7    41.f3 – f4    Лb7 – h7    42.Kpc2 – b2 !
Черные сдались. 
Спустя шесть лет Корчной, нанеся чувствительные поражения Энрике Мекингу и Тиграну Петросяну, вновь стал участником  претендентского финала.Теперь на пути к Фишеру стоял 23-летний дебютант подобных соревнований Анатолий Карпов. Матч Корчной – Карпов имел особое значение – ведь в шахматном мире не без оснований полагали, что Фишер, если ФИДЕ не примет всех его условий, откажется защищать свой титул, и поэтому московский поединок в борьбе за мировую шахматную корону мог оказаться решающим .
"Как вы расчитываете сыграть с Карповым ?" – поинтересовался перед началом этого матча один из журналистов.  Корчной улыбнулся и ответил :" Тайманов, Ларсен, Петросян и Спасский в свое время получили такие чувствительные удары от Фишера, что не могут оправиться от них до сих пор. Я постараюсь сделать все от меня  зависящее, чтобы не отдать Толю  на "растерзание Фишеру".   Мог ли маститый гроссмейстер тогда предположить, что  он сам окажется растерзанным  своим молодым соперником ?  Ведь после 17 партий Карпов выигрывал со счетом 3 : 0 !  Отчаянный финишный рывок позволил Корчному спасти свое реноме, но  не матч.  А вскоре он  в интервью  корреспонденту югославской газеты "Политика" весьма скептически отозвался об игре своего недавнего соперника. Сегодня подобные оценки не вызвали бы столь бурной реакции, но тогда ... Немедленно последовали крутые "оргвыводы", и в 1976 году после завершения амстердамского турнира Корчной , которого и прежде спортивное руководство страны не раз наказывало  за независимость его взглядов и поступков,  решил остаться на Западе.
Живя в Швейцарии, Виктор Корчной  не раз обращался к советскому руководству с просьбой  выпустить его семью. Увы, все его старания были тщетны. А вскоре он узнал, что  его сын Игорь  за отказ служить в Советской Армии  был  приговорен  к  двум с половиной годам  тюремного заключения ... Тем не менее, несмотря на все эти переживания, в новом отборочном цикле мирового первенства  Корчной, уверенно победив Петросяна, Полугаевского и  Спасского, завоевал право оспариваить шахматную корону у  Карпова.

В борьбе они сойдутся снова,
На этот раз на Филиппинах,
Но покорится ли вершина ?
Корчному предоставим слово :

"Борьбе за титул чемпиона
Сто лет ! Определенно
Матч в Багио – вершина, пик
Зловещих козней и интриг.

Ведь Кампомианес – нет секрета –
Хоть внешне благодушен, мил,
Но он – глава Оргкомитета –
Моим  противникам ... служил.

Глава советской делегации –
Мастак на козни, провокации -
Батуринский и его рать
В стремленье дух мой подорвать,
Не зная никаких преград,
Устроили мне сущий ад...

Почувствовав вдруг чей-то взгляд,
Подумал : "Что за чертовщина?"
И тут же увидал мужчину,
Который сел в четвертый ряд.

Кто ж  он ?  Зухарь – парапсихолог,
Бой с ним особенно был долог.
Он  взглядом злобного огня,
Нарушив клятву Гиппократа,
Пытался довести меня
До состоянья психопата.

Я тут же заявил протест :
"Убрать его с передних мест !"
Не раз, отсаженный назад,
Зухарь вновь лез в четвертый ряд.

Перед  семнадцатою  встречей
Я бросил взгляд в гудящий зал –
Вновь впереди он восседал !
Вот так почти что каждый вечер
Меня толкали на скандал..."

И это только небольшой  штрих того, что творилось в Багио.  Возглавляемая Виктором Батуринским советская делегация, составленная в основном из нескольких десятков ( ! ) сотрудников КГБ, безоговорочно поддержанная  Кампоманесом, добивалась всего, чего хотела. Так, Виктор Корчной был лишен флага Швейцарии, парапсихолог Владимир Зухарь систематически  нарушал  предписание жюри  - сидеть на  одном  из последних рядов, а большая часть  протестов Корчного отвергалась "с порога". Более того, уже в ходе матча Корчной убедился в том, что его секундант английский гроссмейстер Кин, который тайком писал книгу об этом матче и в ней предсказал Корчному поражение,  немало делал для того, чтобы ... оправдался  его прогноз ( ?! )  Мог ли в таких условиях Корчной победить Карпова?   Характерный пример : получив в 17-й партии  выигранную позицию, Корчной после очередного скандала, вызванного появлением Зухаря в 4-м ряду,  разнервничался и "зевнул" элементарный мат.

"Я, впрямь, был Карпова сильнее !
И вывод  этот  тем  яснее,
Что и  в  условиях террора,
Проигрывая матч : два – пять,
Собравшись с духом, очень скоро,
Как Феникс, смог я вновь восстать !

Теперь, когда сравнялся счет,
Все видят - чемпион не тот :
Он сдал, поникла голова,
Ходила в Багио молва :
Коль проиграет – мне подстать
Готов невозвращенцем стать !

Ему ж неведома свобода
И нету права  проиграть –
Что будет он рапортовать
Вождю советского народа ?"

Перед последней 32-й  партией счет был раным – 5 : 5.  Игравший черными Корчной  в остром варианте защиты Уфимцева приготовил своему сопернику новинку.  И когда он сделал свой , как ему казалось, неожиданный для Карпова ход, тот  мгновенно нашел противоядие. По своему многолетнему опыту Корчной  был уверен : моментально найти опровержение  за доской  невозможно. Значит, либо его комната  прослушивалась агентами КГБ из советской делегации, либо  секретный ход выдал....Кин.  И тогда Корчной решил не доигрывать  безнадежную  позицию, то есть формально  матч  должен  был  остаться  незавершенным.

"Мое решенье непреклонно !
Но сделал Кин злодейский ход :
Сообщил жюри по телефону,
Что партию Корчной ... сдает !?

Предательство ! В который раз !
Но я не думал ведь, о боже,
Что Кин, быть может, ... жизнь мне спас –
Об этом Таль поведал позже.

Ему один гебист "под мухой"
С улыбочкой шепнул на ухо :
"Я не знаток слонов, ладей,
Но если б победил злодей,
Пришлось бы "поработать" нам –
Его отправить... к  праотцам..."
Убили бы без лишних фраз,
Им это – плюнуть пару раз !..."

Прошло еще три года, и непримиримые соперники вновь встретились лицом к лицу в матче за мировую шахматную корону – на  этот раз в итальянском городе Мерано. На роль  своего пресс – атташе Виктор Корчной пригласил Эмануила Штейна.

Штейн о себе так говорит :
"Вот до чего я дожил :
Я – Штейн, увы, не Леонид,
Эмануил – не Ласкер.  Кто же ?
Я – тот, кто их всю жизнь чтил,
Я – просто Штейн  Эмануил !"

" Просто Штейн Эмануил " прошел очень нелегкий жизненный путь : побег семьи  из Варшавского гетто  в советское, смерть отца в момент ареста его органами  НКВД  в городке Шуя, аресты и тюремное заключение, как "агента мирового сионизма"  за  открытые призывы  расследовать сталинско – бериевское преступление  - расстрел более десяти тысяч польских офицеров в Катыни, эмиграция его семьи из Польши в США. Любопытно, что отбывая  наказание  в тюрьме Мокотув, Штейн буквально "проглотил" все, что  накопилось  в течение десятилетий в богатейшей русской библиотеке этой польской тюрьмы.  Особенно  очаровала его русская поэзия  ХХ века, и  в первую очередь  поэзия русского зарубежья, в которой он впоследствии стал одним из ведущих специалистов в мире и удостоился звания  почетного доктора филологии Биографического института Пушкинского дома России.
Как шахматист, Штейн трижды  в середине 60-х годов в составе варшавского "Легиона" побеждал в командных чемпионатах Польши, а позже, как национальный мастер США,  был призером открытого первенства Вашингтона  и штатов Новой Англии...
В Мерано советская делегация насчитывала уже около 70 человек, подавляющее большинство из которых были агентами КГБ.

О перипитиях тех дней
Сам Штейн рассказывает так:
"Матч этот в памяти моей –
Кошмарный, непроглядный мрак.

Оглядываюсь я назад –
Мурашки бегают по коже,
Просто не верится, о боже,
Как  вынесли  мы  этот  ад !

Угроза жизни постоянно
Над нами реяла в Мерано.
Предупреждал ведь нас Хохлов –
Гебист, бежавший из страны :
"Нет, не соперников – врагов
В вас видят – вы обречены !

Убить вас, может, не убьют,
Но искалечат  - это точно,
Их не унять – напрасный труд,
Бегите из Мерано срочно!"

От жутких слов я онемел –
Ужель они настолько гадки ?
Но он-то знал все их повадки
И словно в воду бы глядел."

Однажды Штейн, забыв какие-то записи,  вернувшись, застал в  гостиничном номере  троих мужчин, которые искали  письма Игоря Корчного к отцу. Один из них быстро подскочил к Штейну и что-то прыснул ему из баллончика в глаза, и тот потерял сознание. Очнулся Штейн минут через тридцать – глаза застлало пеленой, а вызванный врач зафиксировал давление  210 на  110.  Глаза у Штейна болели потом много лет и длительное время  поднималось давление. Корчного тоже чем-то облучали – впервые в жизни у него поднялось давление и стали слезиться  глаза.  К сожалению, Хохлов оказался прав.
Что же касается самих шахмат, то их, по выражению Штейна, в Мерано не было в помине. Да  и  как  в таких  условиях  можно  было  играть  в  шахматы ?

"В итоге Карпов мог "гордиться",
Что снова сохранил корону.
Но как ? Благодаря ... убийцам –
Стыд и позор  для чемпиона !

Корчной же всем на удивленье
Все так же страстно рвется в бой,
Вновь вызывая восхищенье
Великолепною игрой !

Боец с открытою душой,
В игре и в жизни прям и чист.
Таков всегда Виктор Корчной –
Неповторимый шахматист !"

-  Это отвратительно – смешивать нашу благородную игру с грязной политикой ! – возмущенно воскликнул Зноско – Боровский.
-  Вы совершенно правы, - поддержал его Белица. – Но что поделать, если советский истеблишмент всеми правдами и неправдами стремился доказать  превосходство социализма над капитализмом во всех сферах  человеческой деятельности.  А теперь я хочу поделиться своими впечатлениями о Борисе Спасском.

Глава  32.   ПОБЕДА   ВСЕХ   ПОБЕД

Им трудно было – мальчуганам
Послевоенных тяжких лет :
Разруха, голод, беспросвет –
Что ждать им в будущем туманном ?

Но восьмилетний Боря Спасский
Не замечал всех тягот жизни –
Не избалован, не капризный
Он словно жил в чудесной сказке.

А сказка – мудрая игра,
С его мечтательной натурой
Готов был с раннего утра
Двигать волшебные фигуры.

Он наблюдал в Центральном парке
То тут, то там за боем жарким
И было видно по всему,
Как хочется сыграть ему !

Поймав однажды добрый взгляд :
"Малыш, не хочешь ли сыграть ?"
Он сел, но не успел начать,
Как получил вдруг ... "детский мат".

Сопрерник, утешая Борю,
Вконец поникшего от горя,
Погладил по вихрам его
И улыбнулся :" Ничего,
Отчаиваться нет резона –
Учись и станешь чемпионом !"

Так, случайно брошенное в утешение мальчишке  банальное нравоучение, явилось ... мудрым предсказанием.  И Боря всерьез решил учиться. Записавшись в шахматный кружок Дворца пионеров, он  сразу обратил на себя внимание своего первого наставника Владимира Григорьевича Зака. Конечно, не тем, что старался побить как можно больше фигур и пешек соперников и при этом ни за что не отдавать свои, а тем, что, проиграв партию, заливался  горькими, безутешными слезами. Уже тогда Зак, разглядев удивительный талант этого редкого самородка, начал терпеливо шлифовать его грани. И Спасский с удивительной легкостью стал преодолевать турнирные барьеры.
Одно лишь настораживало : слишком уж сухо и осмотрительно действовал за доской юный шахматист. Искусство позиционной игры Зак развил в нем  до совершенства, и поэтому там, где победа могла быть достигнута эффектными  тактическими средствами, Спасский предпочитал более надежные обходные пути.
Так продолжалось до 1953 года, когда его тренером стал гроссмейстер Александр Казимирович Толуш. Только теперь юный мастер понял, как прекрасен и удивителен волшебный мир шахматных комбинаций. 
Первые выступления в новом  "амплуа" показали, что, наряду с высоким позиционным мастерством, Спасский  обладает и блестящим комбинационным дарованием. Удачный сплав двух столь необходимых шахматисту качеств позволил 18-летнему ленинградцу завоевать  титул чемпиона мира среди юношей, а вслед за этим и путевку  на соревнование претендентов на мировую шахматную корону. Разделив победу с Авербахом и Таймановам на 23-м чемпионате  Советского Союза и  3 – 7 места  с Бронштейном, Геллером, Сабо и Петросяном  на турнире претендентов в Амстердаме, молодой гроссмейстер во весь голос заявил о своих высоких, но вполне обоснованных  амбициях.

А Толуш, как бы невзначай,
Заметил равнодушным тоном :
"Теперь, дружище, начинай
Осаду шахматного трона".

Борис повержен в изумленье :
Не шутит ли почтенный гросс ?
Но тот развеял все сомненья :
"Все будет – взлеты и паденья,
Минуты радости и слез –
Работай и не вешай нос!

И заруби себе к тому же :
Коль от успехов вздернешь нос ,
Все достиженья – под откос,
Так что пора уже стать мужем !"

Борис в восторге, упоенье –
Победы падают к ногам,
Вокруг похвалы, восхищенье,
Пьянящей славы фимиам.

И в этом гордом упоении  Спасский забыл о наставлениях тренера – о самоконтроле, выдержке, готовности выдержать удары судьбы. Увы, эти удары не заставили себя долго ждать.
Первый такой удар он получил в Риге.  Лидируя на протяжении почти всей дистанции  24-го чемпионата СССР, Спасский, уверовав в свою звезду, расслабился и потерпел на финише несколько поражений, значительно ухудшивших его турнирное положение. Теперь все решала партия последнего тура с Талем. Надо ли говорить, как были напряжены нервы у обоих гроссмейстеров ?  Крепче они оказались у Таля. Добившись подавляющего перевеса, Спасский в  самый критический момент борьбы дрогнул и, допустив грубую ошибку, потерпел поражение. Так он сам вычеркнул себя из числа соискателей шахматной короны.
Спустя три года ситуация повторилась с той лишь разницей, что "роль Таля" в последнем туре 27-го чемпионата Советского Союза исполнил  Леонид Штейн, партию с которым Спасский отложил с весьма призрачными шансами на ничью, оставлявшую ему зыбкий шанс на участие в очередном межзональном турнире. Появилось даже расхожее утверждение, что Спасский  - конкурент  лишь до первого поражения.  А поэт Евгений Ильин, перефразировав слова известной песни, с горечью писал :

Это же не сказки,
Это уже быль –
В восемнадцать Спасский
Претендентом был.

Сердце разрывает
Горестный куплет :
"В жизни раз бывает
Восемнадцать лет".

И все же у Спасского хватило мужества и объективности трезво оценить неудачи последних лет. Быть может, он вспомнил мудрые строки из поэзии немецкого барокко :

Да, бой с самим собой –
Есть самый трудный бой.
Победа всех побед –
Победа над собой !

Как бы то ни было, он понял, что корни этих неудач следует искать в себе, что прежде всего надо дать бой самому себе. Вот почему ленинградский гроссмейстер не стал хвататься за "спасительную соломинку" и , не  колеблясь, без доигрывания сдал  партию Штейну. Так была одержана, пожалуй,  главная победа – победа над собой !
Теперь Спасскому предстояла еще более трудная битва. И  повел его в это сраженье Игорь Захарович Бондаревский. Опытный гроссмейстер и педагог прекрасно понимал, что его подопечный – один из сильнейших и, наверное, даже самый сильный шахматист планеты. Значит, нужно "только" доказать это. А чтобы доказать это, надо быть бойцом, рыцарем без страха и упрека, готовым выдержать и превозмочь любые превратности судьбы.
Чтобы вернуть Спасскому былую уверенность в себе, Бондаревский как бы невзначай спросил его : "Как ты думаешь готовиться к очередному межзональному турниру ?" –"Межзональному ? – удивленно сдвинул брови Спасский. -  До него ведь предстоят чемпионат СССР и зональный турнир",  - "Ну, в них-то ты наверняка будешь первым, в этом я не сомневаюсь, - небрежно бросил тренер. – А вот в межзональном будет посложнее".
Нехитрый психологический прием сработал безотказно. Видели бы вы, как играл в этих турнирах Спасский !  В каждой партии он неистово бился за победу, и наградой ему стали блестящие победы и в чемпионате СССР и зональном  турнире советских шахматистов.
Межзональный турнир в Амстердаме ленинградец начал с досадного поражения от западногерманского  гроссмейстера Дарги. Но это был уже совсем другой Спасский – тот, для которого стартовая неудача – не начало конца, а дополнительный стимул в борьбе за победу. Так оно и произошло. Разделив 1-е место  с Ларсеном, Смысловым и Талем, Спасский спустя восемь лет вторично  стал одним из претендентов на шахматный престол.
И на следующем этапе ему не было равных, хотя  в битве претендентов против него сражались такие шахматные асы, как Керес, Геллер и Таль.
Матч Петросян – Спасский вызвал огромный интерес шахматного мира. "Спасский будет, подобно русалке, тащить упирающегося Петросяна в омут не поддающихся абсолютно точному расчету осложнений, - предсказывал мастер Панов. – Во всяком случае выиграть матч у Петросяна можно только так!" И все же Петросяну удалось навязать претенденту свою манеру игры, что и помогло ему удержаться на вершине шахматной пирамиды.

Хоть пораженье – это рана,
Но Спасский – образец спортсмена :
Тепло поздравил Петросяна –
Ведь он всегда слыл джентльменом ...

Так, в Санта – Монике играя,
Он, лидерства не уступая
В ходе турнира ни на миг,
Был огорчен, что Фишер сник.
Тот  в своем   номере в халате,
Угрюмо лежа на кровати,
Глядел часами в потолок –
Помочь ему мог только  Бог.

И кто, действительно, помог,
Так это Спасский, а не Бог.
Борис вошел в его покои :
"Дружище, Бобби, что с тобою ?

И почему в постели ты ?
Вокруг ведь девушки, цветы,
Весна, и жизнь бьет ключом !
Вставай быстрей – гулять пойдем !"

Как Фишер был поддержке рад !
И рад был за него Борис –
Ведь Бобби бить стал всех подряд
И взял второй в итоге приз !

Новый отборочный цикл Спасский провел с присущей ему уверенностью. Повергнув Геллера, Ларсена и Корчного, он вновь бросил перчатку Петросяну. Легкость, с которой Спасский сокрушил столь грозных  соперников, производила неизгладимое впечатление. Не случайно, по итогам 1968 года он стал обладателем "Шахматного Оскара" – приза, вручаемого лучшему шахматисту года.
Тем не менее специалисты в своих прогнозах отдавали предпочтение Петросяну. И действительно, а первой партии претендент сначала упустил  выигрыш, затем – ничью и в итоге потерпел досадное поражение. Впрочем,  внешне он сохранял абсолютную бесстрастность.
Во второй половине состязания, когда шансы соперников уравнялись, Спасский получил телеграмму от Эйве, который советовал ему начать играть "в свою игру". И на финише матча шахматный мир увидел настоящую игру  Спасского. Особенно  восхитила всех его яркая победа в  19-й партии, в которой после четырнадцати ходов у Спасского появилась великолепная возможность для атаки.
Белые:   Крb1, Фd2, Лd1, Ле1, Сb3, Kc3, Kd4, пешки а2, b2, c2, e4, f4, g2, h2
Черные: Крg8, Фа5, Ла8, Ле8, Сс8, Сf8, Kf6,  пешки  а6, b7, d6, e6, f7, g7, h6
- В этой позиции, - продолжал Белица, - игравший белыми претендент начал генеральное наступление на королевском фланге.
15.g2 – g4   Kf6 : g4    16.Фd2 – g2   Kg4 – f6   17.Лe1 – g1    Cc8 – d7    18. f4 – f5   Kpg8 – h8    19. Лd1 – f1     Фa5 – d8 20.f5 : e6   f7 : e6   21.e4 – e5 !   d6 : e5   22.Kc3 –e4   Kf6-h5
23.Фg2 – g6 !   e5 : d4    24.Ke4 – g5 !   Какая блестяшая серия  из четырех сильнейших ходов ! Неудивительно, что черные немедленно сдались.  Если   24. ... hg , то  25.Ф:h5+   Kpg8    26.Фf7+ Kph8    27.Лf3 ,  и мат следующим ходом :  28.Лh3х
"Эту партию выиграл новый чемпион мира !" – восторженно восклицали очевидцы. И они не ошиблись. Выиграв матч с результатом  12,5 : 10,5,  Борис Спасский стал десятым чемпионом мира !
Сразу же после окончания борьбы я преподнес новому шахматному королю второе издание моей книги "Гроссмейстеры вблизи", где на 191-й странице  в конце очерка о Спасском тут же дописал :"Стал чемпионом мира 17 июня 1969 года!".  Принимая подарок, Спасский воскликнул :"Вот это оперативность ! Даже по радио об этом еще на сообщили, а в книге уже можно прочитать !"
Утвердившись на шахматном престоле, гроссмейстер задал себе вопрос :"А что дальше ? Ведь более высокой цели уже быть не может". И Спасский резко сократил число своих выступлений на всесоюзной и международной арене, полагая, что "шахматист должен иногда  сесть и немного подумать". О чем думал три года Спасский мне неизвестно, но к матчу с Фишером, буквально сокрушившим всех на своем пути, он подошел совершенно неподготовленным.

Талантливый американец,
Ему "не положи в рот палец –
Ладонь откусит целиком !"
Он матч их превратил в "дурдом".

Он обещал большой скандал,
Если допустят прессу в зал,

К тому же, омрачив событье,
Он не явился на открытье.

Да, "кашу заварил крутую " ...
Но в первой партии – провал,
И Фишер так переживал,
Что... не явился на вторую.

Подряд второе пораженье !
Кипя от гнева, возмущенья,
Вновь Фишер делает "кульбит" –
Он объявил свое решенье :
Играть в закрытом помещенье
Или ... борьбу он прекратит.

Как Спасскому себя вести ?
Не опускаться ж до злословья ;
Желая все же матч спасти,
Он принял Фишера условье.

"Очку без боя я не рад,
Но в этом Фишер виноват :
Настроенный столь агрессивно,
Он проявил неуваженье,
Испортил праздник, настроенье,
Играть не хочется – противно ..."

После того, как чемпион мира согласился играть без зрителей в закрытом помещении,  Фишер, одержав победу на психологическом фронте, заиграл как "по нотам".   И хотя журналисты, искренне благодарные Спасскому за то, что  он не дал сорвать матч, назвали его "шахматным Дон  Кихотом",  игра у него  окончательно "сломалась".  В итоге Фишер без труда одолел явно сникшего соперника и завоевал шахматную корону.  А уступивший  свой высокий титул   представителю страны, являвшейся главным идеологическим противником  СССР, Спасский  сразу попал в немилость к советскому спортивному руководству.

Когда женился он вторично –
На дочке русских эмигрантов
И визу оформлял а Париж,
Чиновник заявил цинично :
"Ломали не таких гигантов,
И не мечтай – сиди, как мышь !"

И лишь французский президент
Сумел уладить инцидент,
И после принятых им мер
Покинул Спасский СССР...

Уступив престол Фишеру, Спасский неожиданно заявил, что чувствует себя намного лучше, чем три года назад, так как сбросил психологический груз шахматной короны, давившей на него весь период чемпионства.   И все же спустя какое-то  время блеск и величие шахматного престола взяли свое, и экс-чемпион мира  признался, что надеется  вернуть себе чемпионские лавры.  Однако все попытки Спасского вернуться на шахматный Олимп не принесли ему успеха. 
После безвременной кончины Таля, а затем и Полугаевского Борис Спасский с грустью произнес :

Нас, бывших чемпионов мира
Нетрудно счесть одной рукой –
Безжалостна рука секиры,
И я – на финишной прямой.

Как это сознавать не жаль,
Но я с печалью горькой вижу :
Ушли Полугаевский, Таль –
« Снаряды рвутся » уже ближе.

Шепчу я голосом дрожащим
Великой поэтессы строки –
Они горьки тоской щемящей
И болью тягостной жестоки :

« Когда я называю по привычке
Моих друзей заветных имена,
Всегда на этой странной перекличке
Мне отвечает только тишина …»

Рассказчик.умолк.
Оба великих шахматиста сосредоточенно смотрели на доску, где блестящая атака Спасского на короля Петросяна  должна была завершиться неизбежным матом.  Наконец первым нарушил молчание Петров :
- Приятно, что по отношению к побежденному им Петросяну и победившему его Фишеру Спасский вел себя в высшей степени благородно.
- Это прекрасно ! – с чувством воскликнул Филидор.
- В таком случае, - загадочно улыбаясь, промолвил Зноско – Боровский, - я приведу вам еще один пример благородного поступка  шахматиста. – В конце ХIХ века в Париже с успехом шла комическая опера  Амаде Дротака "Победи Филидора!" – Рассказчик мельком взглянул на удивленно вскинувшего брови  французского маэстро. – Действие оперы происходит в кафе "Режанс" в 1777 году, - продолжал  Зноско – Боровский. – Талантливый  музыкант Ришар просит у владельца кафе месье Будиньо руки его дочери Дори.  Ее отец  не возражает, но выдвигает одно условие : чтобы стать супругом Дори,  пылко  влюбленный Ришар должен в шахматном поединке победить самого Филидора.
Молодой  музыкант в отчаянии – ведь это условие равносильно отказу. Поняв, что Дори никогда не станет его супругой, Ришар шепчет :"Лучше умереть !".  Узнав об условии  месье Будиньо, Филидор  твердо решил помочь влюбленным и проиграть партию Ришару.  Не подозревающий о благородном намерении великого шахматиста Ришар  из-за сильного волнения играет так плохо, что Филидору, чтобы не выиграть, все время приходится быть начеку. Но что это ?  Из соседней комнаты доносятся  звуки прекрасной песни.  Это Дори, чтобы отвлечь внимание Филидора от игры,  поет ... его песню. Увлекшись ее прекрасным пением,  великий шахматист  нечаянно ... объявил несчастному Ришару мат.
И тогда Филидор твердо  заявляет владельцу кафе :" Если Дори не станет женой Ришара, то он перейдет играть в другое кафе и никогда больше не появится в "Режансе". Месье  Бодиньо  тут же соглашается, и сам благославляет счастливых влюбленных.  Так, из основоположников комической оперы наш достопочтенный  маэстро Филидор неожиданно  превратился  в  одного из ее героев.
- Что-то я не припомню за собой таких подвигов, - смеясь покачал головой маэстро.
- Это не имеет никакого значения. В этой опере вас наделили теми чертами и поступками, которые, безусловно, соответствуют вашему благородному духу, - заключил Петров.
- Уважаемые маэстро, - вновь заговорил Белица, - я приступаю к очередному рассказу, главным героем  которого  будет, пожалуй,  самая  противоречивая фигура в истории  нашей замечательной  игры.


   Глава  33.   САМАЯ   ДЛИННАЯ   РОКИРОВКА


Их два – столь разных, непохожих,
Один другому – антипод ;
И то, что одному негоже,
Другой  легко пускает в ход.


Один – кичлив, самовлюблен,
Капризен и хвастлив не в меру,
Похвастать любит всем, к примеру, 
Что шьет свои костюмы он
Из матерьяла дорогого
У ... президентского портного.

Таким для шума, интереса
И обывательских страстей
Слепила его образ пресса :
Криклив – что еще нужно ей ?

Но, несмотря на всю браваду,
Он очень замкнут,  нет друзей,
Стараясь избегать людей,
Он в шахматах нашел отраду.

Игра – единственное благо,
Готов играть он без конца.
Ну что ж, пора назвать юнца :
Он – Роберт Фишер из Чикаго.

Что ж, оставим образ этого Фишера на совести тех, кто его создал, а сами обратимся ко второму Фишеру – человеку невероятного таланта , с необычайно  сложным , противоречивым характером, не имеющего настоящих друзей и больше всего на свете любящего шахматы. Любовь эта настолько всеобъемлюща, что порой толкает его на необдуманные поступки, и тогда второй Фишер становится очень похожим на первого ...
 Детство  его  было нелегким. В 1945 году, когда маленькому Бобби было два года, отец оставил семью. Трудно сказать, как сложилась бы его дальнейшая жизнь, если бы старшая сестра Джоан не показала 6-летнему Бобби , как ходят шахматные фигуры. Как завороженный, смотрел он на черно – белые клетки доски. С тех пор шахматы прочно  завладели воображением своего маленького поклонника, стали смыслом всей его жизни.
Хрустальной мечтой Бобби был Манхэттенский  шахматный клуб. Сколько раз подходил он к его заветным дверям, но, не имея денег на билет, вынужден был в слезах уходить  домой. А однажды один из завсегдатаев клуба, увидев у входа плачущего мальчика, сжалился над ним и купил ему входной билет.
"Шустрый малыш", как прозвали его манхэттенские шахматисты, настолько поразил всех своей игрой, что его сразу же приняли в члены клуба, освободив от уплаты членских взносов и разрешив бесплатно пользоваться клубной библиотекой. "Не нужно было особенно разбираться в шахматах, чтобы понять, что  этот мальчик очень талантлив и его ждет большое будущее, - писал секретарь Манхэттенского клуба, известный мастер Ганс Кмох. – Я содействовал его приглашению  в Розенвальд – турнир, равнозначный чемпионату США ... Там он победил чемпионов как клуба "Манхэттен", так и клуба "Маршалл".
Прошло совсем немного времени, и его имя появилось  на  страницах  американских журналов и газет. В 1956 году  13-летний Фишер стал чемпионом США среди юношей, а год спустя – и  среди взрослых, опередив самого Решевского. "Что у вас тут за детский сад? Разве можно настроиться на игру с каким-то юнцом ?" – оправдывался раздосадованный Решевский, которому  Бобби преподал предметный урок тактики в дебюте.
Белица быстро расставил фигуры.
Белые:   Кре1, Фd1, Ла1, Лh1, Cb3, Ce3, Kc3, Kd4, пешки а2, b2,c2, e5, f2, g2, h2
Черные: Крg8, Фd8, Ла8, Лf8, Cc8, Cg7, Ka5, Ke8, пешки а7, b7, d7, e7, f7, g6, h7
- Своим последним ходом, - продолжал он, - игравший черными Решевский беспечно перевел коня с  f6  на  е8, полагая, что его король в полной безопасности. За короля, и в самом деле, можно было не беспокоиться.  А вот за ферзя ... И Фишер тут же ошеломил своего титулованного соперника :   10. Сс4 :  f7+ !    Только  теперь Решевский с ужасом увидел, что теряет ферзя. Тем не менее он сыграл :  10. … Kpg8 : f7    Далее  последовало : 11. Кd4 – e6 ! 
Брать коня королем нельзя из-за мата в 5 ходов: 11. ..Кр:е6  12.Фd5+  Kpf5  13.g4+  Кр:g4 14. Лg1+   Kph5   15.Фd1+   Kph4    16.Фg4х   
Поэтому пришлось взять коня пешкой :  11…d7 : e6    12.Фd1 : d8, и хотя Решевский продержался до 42-го хода, он мог со спокойной совестью сдать партию на 30 ходов раньше. 
Яркие успехи юного шахматиста, несомненно, вскружили ему голову.

"Ботвиннику могу дать фору !
Гаприндашвили дам коня !
Короче, бесполезны споры :
Нет в шахматах сильней меня !
Заняв в следующем году 5-е место на межзональном турнире  в Портороже, 15-летний  Фишер стал самым юным в мире  международным гроссмейстером и  претендентом на шахматную корону. Турнир претендентов в Югославии принес ему дележ 5 – 6 мест с Глигоричем и репутацию одного из сильнейших шахматистов земного шара.
В последующие годы Фишер трижды становился чемпионом  США.  Это позволило ему заявить, что в 1963 году он станет чемпионом мира. Блестяще выиграв межзональный турнир в Стокгольме,  американский гроссмейстер  в соревновании претендентов на острове Кюрасао вынужден был довольствоваться  4-м местом. Вернувшись в США, Фишер объявил в печати, что в турнире претендентов он стал жертвой  советского заговора. Именно так он расценил тот факт, что Петросян, Керес и Геллер все 12 партий между собой завершили  вничью. "Отныне я никогда не буду играть в турнирах претендентов – вместо них должны играться матчи соискателей шахматной короны".   И хотя Международная шахматная федерация  пошла навстречу Фишеру, заменив турниры претендентов серией матчей, он тем не менее отказался от новой попытки завоевать титул чемпиона мира.
Через три года сильнейший американский гроссмейстер все же включился в борьбу на межзональном турнире  в тунисском городе Сус. С первых же туров  Фишер уверенно возглавил турнирную гонку. Однако вскоре начались его конфликты с организаторами.  Сначала он жаловался на плохое освещение и требовал передвинуть его столик на более освещенное место. Затем просил оргкомитет изменить регламент, согласно которому он должен  был играть четыре дня подряд.  Получив отказ, Фишер  в знак протеста не явился на партию с Гипслисом, за что ему было засчитано поражение. Заработав второй ноль за неявку на партию с Гортом, Бобби  "хлопнул дверью".

Американский  атташе
Сурово отчитала Бобби :
"Не знаю, что у вас в душе,
Этот турнир, отнюдь, не хобби
И не пустячная забава –
Вы представляете державу !"

Воскликнув иронично :"Браво!",
Он отчеканил гневным тоном :
"Сражаюсь я не за державу,
А только за свою персону!"

Однако, поостыв и поняв, что нового межзонального турнира придется ждать еще три года, Фишер  за полчаса до начала очередного тура позвонил в Сус и попросил перенести его поединок с Ларсеном на два часа позже, то есть ровно на столько, сколько занимает дорога из Туниса в Сус.  Когда его просьбу передали Ларсену, тот лишь буркнул :"Часы пущены". Так бесславно выбыл из борьбы один из главных претендентов на мировое первенство.

А Найдорф, шахматист бывалый,
Познавший мировую славу,
Заметил :"Жизнь его остудит !
Понять его непросто нам :
Сильней он, чем считают люди,
Но все ж слабей, чем мнит он сам ..."

Прошло еще три года, и шахматный мир вновь с сожалением узнал об отказе Фишера играть в чемпионате США, являвшемся одновременно зональным турниром нового отборочного цикла борьбы  за мировую  корону. Свой отказ Бобби мотивировал тем, что дистанция чемпионата – 11 туров – слишком коротка и повышает вероятность всевозможных  случайностей.
И тогда Фишер вновь хлопнул дверью. И все же шахматная федерация США за кругленькую сумму уговорила Бенко уступить свое межзональное место Фишеру.

И Фишер заиграл блестяще !
Удар безжалостоно разящий
Тайманов, Ларсен, Петросян
Не вынесли – как ураган
Он смел их со своего пути –
Со Спасским битва впереди.

Деньги для Фишера всегда были средством самоутверждения. "Сколько бы не запросил Мохаммед Али за свои выступления на ринге, я всегда потребую больше !" -  любил повторять он.  Именно поэтому Фишер настойчиво требовал увеличения призового фонда накануне матча на первенство мира со Спасским в Рейкьявике. И лишь после того, как английский миллионер Слейтер выложил "на бочку" дополнительно 50 тысяч фунтов стерлингов, Фишер согласился играть.
Еще раньше многими было замечено, что для Фишера весьма характерно чувство стартовой неуверенности, боязни поражения.  Но если старт складывался успешно, далее замечательный шахматист был неудержим. В Рейкьявике этот  комплекс Фишера проявился вновь,  тем   более,  что  счет   предыдущих  встреч   со   Спасским   был   для   американца  явно
неутешительным – 1 : 4.  Именно поэтому еще до начала  первой партии Фишер, дабы подорвать боевой дух чемпиона мира, начал накалять атмосферу. Так, он не явился на торжественное открытие матча; проиграв первую партию, не явился на вторую, за что, естественно, ему было засчитано поражение. Кроме того, он систематически опаздывал к началу игры, часто по разным поводам заявлял протесты.  Перед началом третьей партии  Фишер предъявил категорический ультиматум : либо третья партия будет играться в изолированном от зрителей помещении, либо он покинет Рейкьявик. Получивший без борьбы второе очко Спасский, чувствуя себя морально обязанным уступить, согласился и ... проиграл.
Именно первой победы так не хватало Фишеру ! И, одержав ее, американец заиграл в свою обычную силу, целиком переключившись на чисто шахматную борьбу. Правда, "на  всякий случай" он по-прежнему опаздывал к началу игры, регулярно заявлял  протесты. И перегоревший в этой  "войне нервов" Спасский не выдержал и проиграл матч. Нисколько не оправдываясь за поражение, он горько проронил после завершения борьбы :"Я всегда питал особые симпатии к Фишеру и уважал его больше, чем он меня "...
Так Роберт Фишер стал 11-м чемпионом мира по шахматам.  Осуждая его за столь некорректное  поведение, справедливости ради отметим, что в чисто шахматном плане он оказался явно сильнее Спасского.

Что ж, Фишер очень горд собой –
Успех достигнут колоссальный !
С триумфом прибыл он домой,
Словно герой национальный !

Какой ажиотаж кругом !
Сам Президент ему звонит
И приглашает в Белый Дом,
Но Бобби, как всегда, ворчит :

"Зачем мне в Белом Доме встречи,
Фальшивые улыбки, речи –
Мне скучен  лоск и этикет
И времени на это нет !

Нет, у меня другие планы :
Построить виллу, особняк,
Купить роскошный кадиллак
И завести себе охрану.

Претит мне прессы интерес –
Она назойлива и гадка !"
И он ... таинственно исчез,
Оставив место лишь догадкам.
Что ж, слухов было немало. То он был гостем президента Филиппин Фердинандо Маркоса и даже сыграл с ним партию, дипломатично предложив  в ней ничью. То он  якобы объявлял о своем согласии сыграть матч – реванш со Спасским. Словом, время шло, а о Фишере никто толком ничего не знал.
Правда, он прислал в ФИДЕ меморандум со своими условиями матча на первенство мира, предложив играть до 10 побед одного из участников матча без учета ничьих и без ограничения числа партий.  При счете 9 : 9, требовал Фишер, он сохраняет свой титул. Условия эти, дававшие, по существу,  чемпиону мира  фору в два очка, были отвергнуты, и он отказался защищать свой  высокий титул.  После этого о нем ничего не было слышно. Ходили слухи о его связях с религиозной сектой и о разрыве с ней,  о намечавшихся матчах Фишера с Мекингом, Корчным, Глигоричем, Карповым.  Но все это были лишь слухи. А в конце 70-х годов  "отшельник из Пасадены", не договорившись с людьми, сыграл три партии с шахматным компьютером и все три выиграл.
В общем,  для шахмат замечательный шахматист, казалось, был безвозвратно потерян.

Так пролетели двадцать лет …
Мир шахмат резко изменился.
И вдруг сюрприз, потрясший свет :
Вновь Бобби Фишер объявился !

А что же видит Фишер ? Сплошь
Довольно молодые лица,
Былых партнеров - единицы,
А балом правит молодежь.

А где ж коллег строй уникальный ?
Ужель угасли, словно свечи ?
Увы, как в песенке печальной :
« Иных уж нет, а те далече …»

С одним из них – Борисом Спасским
Сошелся Фишер в состязанье –
Нахлынули воспоминанья …
Возможно ль повторенье сказки ?

Увы, но повторенье сказки,
Всем ясно, не произойдет :
Давно уже не тот и Спасский,
И Фишер далеко не тот.

А матч – лишь Фишера каприз,
Хоть снова проиграл Борис,
Но по всеобщему сужденью
Был Бобби своей бледной тенью.
Не зря ведь мудрость утверждает :
« Чудес на свете не бывает ! »…

И все же в истории  шахмат Фишер, безусловно, оставил неизгладимый след и по праву занял в ней достойное место.
- Но ведь это же безумие !  Это творческое самоубийство ! Я непременно включу Фишера в свою десятку, и пусть он только попробует отказаться ! – с жаром воскликнул Филидор.
- Вам, маэстро, он, конечно же, не посмеет отказать, - улыбнулся Петров.
- Он же обрек себя на забвение ! – не унимался  французский мастер.
- Увы, это так, - кивнул головой Белица. – Летом 1978 года в одно из нью-йорских кафе зашел молодой элегантный мужчина.  Двое посетителей кафе увлеченно  играли в шахматы. Подойдя к их столику и увидев, что один из них не заметил выигрывающего хода, мужчина указал ему на промах. Тот резко оборвал пришельца, который, оправдываясь, неожиданно объявил : " Но я – Бобби Фишер !" Однако оба любителя шахмат даже не удостоили его взглядом. А упустивший выигрыш джентльмен , пожав плечами, холодно произнес :"Ну и что ? Я, например, Джек Робинс, а он - Тэд Капелюшник, но мы  же не поднимаем из-за этого шума !" Вот так. Как же быстро Америка забыла своего национального героя !
- Простите, но я не понял, у кого в конце 70-х годов  Фишер выиграл три партии ?- смущенно  спросил у рассказчика русский мастер. – Думаю, что и мой коллега  также  хотел бы это знать.
- О, да ! Я ведь совсем забыл, что оба вы не в курсе научно – технических достижений  ХХ  столетия. Столетия, давшего человечеству  электричество, телефон, радио, телевидение, позволившего человеку  устремиться в космическое пространство и опуститься на океанское дно, использовать колоссальную энергию атомного ядра, увы, не всегда в мирных целях, пересаживать человеческие органы, в том числе и сердце, возвращать ослепшим зрение, открыть совершенно новые области науки – кибернетику, ядерную физику, электронику и многие другие.
Научно – техническая революция не оставила  в  стороне и шахматы. Во второй половине нашего столетия были изобретены шахматные компьютеры – специализированные электронно – вычислительные устройства, действующие по определенно составленной шахматной программе.  Первыми такими программами были советские "Каисса", созданная Адельсоном – Вельским, Арлазаровым и Донским, "Пионер"- детище Михаила Ботвинника, американские программы "Чесс – 4,6", создатели которой -  Дэвид  Слейт  и  Ларри Аткин, "Белль"  Кеннета Томпсона  и  многие  лругие. Когда международный мастер Дэвид Леви из Шотландии в 1976 году проиграл программе " Чесс – 4,5 ",  это было воспринято, как чудо.  Прогресс компьютерных шахматных программ столь стремителен, что сегодня они уже на равных играют против сильнейших шахматистов земного шара.
- И там внутри никто не сидит ? – недоверчиво спросил  Филидор.
- Конечно, нет, - рассмеялся Белица. – Это же не автомат Кемпеллена.
- А нельзя ли взглянуть на одну из партий Фишера против компьютера ? -  все еще сомневаясь спросил Филидор.
- Почему же нет, пожадуйста ! – воскликнул Белица.
Белые:   Кре1, Фd1, Ла1, Лh1, Cd4, Ce2, Kc3, пешки а2, b3, c2, f4, g2, h2
Черные: Кр е8, Фd8, Лb8, Лh8, Cc8, Cg7, Kg4, пешки а7, с6, d5, e7, g6, h7
- Взгляните на эту позицию, - продолжал он. - Фишер, который  предводительствовал черными фигурами, ходом    15. ..е7–е5  вскрыл  вертикаль " f ", лишив белых  рокировки.  Далее последовало : 15.f4 : e5   0 -  0 !  16.Ce2 : g4   Фd8– h4+ 17.g2 – g3   Фh4 : g4   18.Фd1 : g4    Cc8 : g4    19.Лh1 – f1   Лf8 : f1+  20. Kpe1: f1  c6–c5!  21.Cd4 –f2  Cg7: e5  22.Сf2 - e1 Лb8 – f8 +   23. Kpf1– g2    Лf8 – f3     24. h2 – h3     Лf3 : c3   25.Се1 : с3   Се5 : с3   26.Ла1 – f1   Cg4 – f5,  и вскоре злектронный соперник Фишера потерпел поражение.
Много еще интересного можно было бы рассказать  о
взаимотношениях  белковых и  электронных  шахматистов,
но  я  передаю слово  моему коллеге Якову Нейштадту, который расскажет вам  о первом обладателе "Шахматного Оскара" – датском гроссмейстере Бенте Ларсене.

Глава  34.   ПРИНЦ , НЕ   СТАВШИЙ   КОРОЛЕМ

- Журналисты давно величают Бента Ларсена  "принцем  датским", - начал свой рассказ Нейштадт.  – Этим они  подчеркивают не только его высокий авторитет в шахматном мире, но и  сходство со знаменитым шекспировским героем – те же одержимость, бескомпромиссность, уверенность в своих силах, своей правоте.
Конечно, все эти качества пришли к Ларсену не сразу. Да и с шахматами он познакомился совершенно случайно. В детстве Бент часто болел и, чтобы как-то скрасить длительное пребывание в постели, научился играть в шахматы. Со временем все болезни прошли, за исключением одной – шахмат.
 В 1950 году 15-летний Бент стал чемпионом города Хольстебро среди взрослых, а четыре года спустя – сильнейшим шахматистом Дании.  В том же году Ларсен возглавил сборную Дании на шахматной олимпиаде в Голландии и, набрав на первой доске 13,5 очка из 19,  удостоися  звания  международного  мастера. 
Особое место в жизни талантливого шахматиста заняла Москва. Именно эдесь на 12-й шахматной олимпиаде 21-летний датчанин , показав лучший результат на первой доске – 14 очков из 18 возможных, помог своей команде пробиться в главный финал, за что заслуженно был возведен в гроссмейстерский сан.
Наиболее ярких успехов Ларсен добился  в конце 60-х – начале 70-х  годов. Именно в этот период датский гроссмейстер завоевал славу одного  из сильнейших шахматистов земного шара, став в 1967 году первым обладателем "Шахматного Оскара", а спустя три года возглавил команду избранных шахматистов мира в матче со сборной СССР.  А чего  стоит третий приз Ларсена ( позади двух будущих чемпионов мира – Спасского и Фишера ) в 1966 году в двухкруговом турнире в Санта – Монике, собравшем блестящий гроссмейстерский состав во главе с чемпионом мира  Тиграном Петросяном, у которого датчанин  в отличном стиле выиграл обе партии !
Впрочем, судите сами. 
Белые:   Крg1, Фf2, Лd1, Лf1, Ce3, Cg4, Kd5, пешки а2, b2, c4, e4, g2, h2
Черные: Крg8, Фd8, Ла8, Лf8, Cc6, Cg7, Kc5, пешки а7, b7, d6, e7, f7, g6
В этой партии игравший  белыми  Ларсен был подобен  виртуозу – дирижеру, с удивительным вдохновением  исполнившему гениальную симфонию.   20. е4 – е5 !!  "Самый красивый ход в партии", - писал позже сам Ларсен.  Далее последовало :  20...Cg7 : e5  21.Фf2 – h4   Cc6 : d5   22.Лd1 : d5   Kc5 –е6 ? ( После партии Петросян сказал, что ему следовало играть 22....Ке4, хотя и после этого хода огромное позиционное преимущество белых несомненно )  23.Лf1– f3 !  Ce5 – f6 ? Только теперь Петросян увидел, что на 24.Фh4 – h6   Cf6 – g7   следует 25.Фh6 :g6 !!   Конечно, брать ферзя  нельзя  из-за  мата или крупных материальных  потерь.  Поэтому  25. ... Кe6 – f4
( Не спасает и  25. ... Кс7, ввиду мата в три хода с новой жертвой ферзя  26. Ф: g7+ !!
Kp : g7   27.Лg5+   Kph6   28.Лh3х )    
26.Лf3 : f4   f7 : g6    27.Cg4 – e6+   Лf8 – f7   28.Лf4 : f7   Kpg8 – h8   29.Лd5 – g5 !   b7 – b5  30.Лg5 – g3 !  и черные сдались. 
Исключительные успехи датского гроссмейстера на рубеже 60-х – 70-х  годов  во всем величии поставили перед ним  гамлетовский вопрос :"Быть или не быть ?"  Сам он на этот вопрос ответил более чем утвердительно, заявив в 1970 году :" Матч с чемпионом мира  буду играть я ! Если бы я не был убежден в своем успехе в состязаниях с другими претендентами, то не вступил бы в борьбу".
Однако, победив в четвертьфинальном поединке  Ульмана, в полуфинале Ларсен потерпел сокрушительное поражение от Фишера – 0:6, которое оставило глубокий след в его легкоранимой душе.  Впрочем, не только в его душе. После  тяжелых поражений от Фишера так и не обрели своей былой спортивной формы  Тайманов, Петросян, Спасский ...
Однажды Ларсена без обиняков спросили :"Что мешает вам стать чемпионом мира ?" – "Только то, - с присущей ему искренностью ответил знаменитый гроссмейстер, - что на свете есть пять – шесть шахматистов, играющих сильнее меня."

Есть и другое объясненье :
Ведь из Ютландии он родом –
А значит, каждым своим ходом
Стремится обострить сраженье.

"Бескомпромиссность !" – его кредо,
Напор стремителен и лих –
Бент бьется только за победу,
Не признавая ничьих !

А в этом-то как раз вся суть !  Подобно Маршаллу и Яновскому,  стремление в каждой партии только к победе, да еще комбинационным путем, хотя и снискало ему симпатии любителей  шахмат, но  в то же время стало преградой  на  пути к шахматной вершине. Ведь еще
сто лет назад  великий Стейниц  справедливо  заключил, что  романтика, то есть "комбинация – любой ценой !"  не гарантирует прочные успехи ...
После двух новых неудачных попыток пробиться в ряды претендентов на шахматную  корону  Ларсен, выступая по датскому телевидению, не без грусти заметил :"Легче  всего мне играется в турнирах, не имеющих отборочного значения, где можно ... набирать очки  в свое удовольствие.  Жаль только, что такие турниры ... не  имеют отборочного значения !"
Таков Бент Ларсен – первый обладатель "Шахматного  Оскара"  и  еще около сотни всевозможных призов и наград.
- По-моему, вознаграждения за высокое шахматное искусство появилось одновременно с самой игрой, - заметил Филидор.  – Достаточно вспомнить историю непримиримого соперничества  Леонардо из Кутри  и  Рюи Лопеса в 1575 году в Мадриде в присутствии испанского короля Филиппа II.  Все без исключения, в том числе и сам король, были уверены, что победит Лопес.  Однако Леонардо заявил, что "развеет Лопеса в прах ".


И в ходе первого сраженья
Он сразу ринулся вперед –
Бвл Лопес близок к пораженью,
Но Леонардо сделал ход,
Который намечал чуть позже.
Ошибкой тяжкой огорчен :
"Что же наделал я , о боже !"
И как ни защищался он,
Пришлось сложить оружье все же.

И в этот тягостный момент
Король Филипп с усмешкой встал :
"Ты Лопесу не конкурент !"
Но Леонардо в ноги пал :

"Ваше Величество, прошу,
Я умоляю вас остаться !
Мы еще трижды будем драться
И, если я не сокрушу
Соперника подряд три раза,
Пусть поразит меня проказа,
Тогда признаю со стыдом
Себя я жалким хвастуном !"

Продолжен был жестокий бой.
Как Леонардо бился страстно !
И видит Бог, что не напрасно :
Блеснув тончайшею игрой
И изумив буквально всех,
Он трижды праздновал успех !

Король растерян, поражен :
"Чтоб Лопес трижды был сражен ?!
Да, ты, действительно, талант !
Вот тебе перстень и брильянт,
Впридачу тысяча эскудо –
Ты, Леонардо, просто чудо !
Быть может, есть еще желанья ?
Так говори без колебанья!"

"О, если со своих высот
Монарх великий снизойдет,
Просить тогда смогу я скромно
Отмену подати огромной,
Освободив от всех забот
Мой город Кутри -хоть на год".
Король сказал :"Сомнений нет,
Ты покорил своей игрой –
Освобождаю город твой
От податей  на двадцать лет !"

- Вот это награда ! – воскликнул  Петров. – Конечно, возможности организаторов шахматных турниров не идут ни в какие сравнения с королевскими. Так, победитель лондонских турниров 1851 и 1862 годов великий  Андерсен получил в качестве главных призов  соответственно  200 и 100 фунтов стерлингов, а занявший 6-е место в турнире 1862 года Стейниц удостоился  "награды", смешно сказать, в размере ... пяти фунтов стерлингов.
- С тех пор много воды утекло, - заметил Нейштадт. – Теперь, во многом благодаря усилиям Фишера, участники международных турниров получают весьма ощутимые денежные призы. Достаточно вспомнить, что призовой фонд ожидавшегося с таким интересом  поединка Фишера с Карповым, если бы он состоялся на Филиппинах,  мог достигнуть фантастической суммы в пять миллионов долларов.
- Кроме того, нередко вручаются  призы в виде каких – нибудь сувениров – кубков, статуэток, редких книг и тому подобное. В этой связи вспоминается такой эпизод. Однажды венгерский гроссмейстер Гедеон Барца, возвращаясь домой с международного турнира, проходил таможенный досмотр на французской  границе. Внимание очаровательной сотрудницы таможни привлекла статуэтка из мрамора. Внимательно осмотрев  статуэтку, она вопросительно посмотрела на ее обладателя. "Это мой приз за красоту", - спокойно объяснил поседевший в шахматных сражениях ветеран. Девушка с иронией взглянула на  гроссмейстера и, возвращая статуэтку, пробормотала :"Представляю, как выглядели остальные ..."
Последние слова  рассказчика потонули в дружном хохоте.
- А что из себя представляет "Шахматный Оскар" ? – все еще смеясь, спросил Филидор.
- "Шахматный Оскар"? – переспросил Белица. – Вообще-то название этого приза позаимствовано у кинематографистов, лучшим представителям которых ежегодно вручают статуэтку, изображающую мужчину.  Какого именно , я затрудняюсь сказать.
Однажды, когда эта статуэтка  была выставлена а зале Американской академии художеств, она попалась на глаза какой-то знаменитой актрисе. "Боже, как он похож на моего дядюшку Оскара !" – кокетливо воскликнула кинозвезда, вызвав смех и аплодисменты окружающих. С тех пор это название прочно закрепилось за высшей наградой киноискусства.
А вскоре не желавшие отставать от веяний времени шахматисты учредили своего "Оскара". Сначала это была статуэтка, изображавшая испанского крестьянина, затем – медвежонка, взбирающегося на большое дерево, а спустя какое-то время -  женщину с зонтиком – символ испанского города Барселоны.  С тех пор  спортивные журналисты, пишущие на шахматные темы, ежегодно голосованием определяют лучшего шахматиста , которому и вручается этот приз.
Как вы уже знаете, в 1967 году первым обладателем его стал Бент Ларсен, в 1968 и 1969 годах – Борис Спасский,  в последующие три года – Роберт Фишер. Затем "Шахматным Оскаром" надолго овладел Анатолий Карпов, уступив его в 1978 году Виктору Корчному.  В последние годы  обладателем почетного приза чаще других становился Гарри Каспаров.
А вот если бы "Шахматный Оскар" присуждался бы лучшему шахматисту всех времен, то его, по мнению Бента Ларсена, следовало бы вручить маэстро Филидору, который был не только  сильнейшим шахматистом своего времени, но и опередил остальных ведущих мастеров, своих современников, на целое столетие.
- Браво, маэстро ! – восторженно зааплодировали обитатели беседки.
- Мой следующий рассказ, - невозмутимо изрек Белица, - о венгерском гроссмейстере Лайоше Портише.

Глава  35.   " БОТВИННИК "  ИЗ   ВЕНГРИИ

Первым учителем Лайоша Портиша был Антал Чути, который, став после несчастного случая инвалидом, решил  учить ребятишек шахматам.  Самыми популярными дебютами "дяди Чути", как  любовно называли его мальчишки, были гамбиты, которыми он заразил и своих учеников. Юные шахматисты быстро постигали премудрости древней игры.  Особенно выделялся среди них  скромный, даже застенчивый Лайош, которому дядя Чути  прочил большое будущее.  Первые успехи пришли к Портишу в 1952 году, когда он выиграл один из отборочных турниров чемпионата Венгрии. Победа, однако, не вскружила голову серьезному не
по годам юноше. Скорее,  наоборот – заставила его критически отнестись к своей игре, беспощадно выискивать  в  ней  недостатки. 
Именно в эти годы он понял главное : настоящим мастером можно стать только в результате  повседневной кропотливой работы. Такой подход не мог не дать добрых всходов. В 1955 году Портиш впервые завоевал право играть в финале чемпионата Венгрии, по итогам которого  ему было присвоено  звание национального мастера.
В те годы сильнейшими шахматистами Венгрии по праву считались международные гроссмейстеры Ласло Сабо и Гедеон Барца. Именно они регулярно побеждали  в национальных первенствах и возглавляли команду Венгрии на  шахматных олимпиадах. И когда в 1958 году стартовал очередной  чемпионат страны,  специалисты единодушно предсказывали победу Барце ( Сабо в этом первенстве не участвовал ). Однако вопреки всем прогнозам 21-летний Портиш, уверенно захватив лидерство, не уступил его никому и впервые завоевал звание сильнейшего шахматиста Венгрии.
С особым интересом венгерские любители шахмат следили за  чемпионатом страны 1959 года, который Сабо и Барца рассматривали как генеральный бой с дерзким юнцом. Когда дым сражения рассеялся, выяснилось, что все трое финишировали с одинаковым результатом.  Но в дополнительном  матче – турнире  Портиш вновь доказал свое превосходство, после чего оба знаменитых гроссмейстера наконец воздали должное молодому шахматисту.
Имя Портиша становится широко известным в шахматном мире. В 1961 году Международная шахматная федерация по достоинству оценила силу венгерского шахматиста и присвоила ему звание международного гроссмейстера.
Вскоре он предпринял первую попытку включиться в борьбу за мировую шахматную корону. Увы, как это нередко бывает, первый  "межзональный блин" вышел у него комом. Но сам он твердо верил, что недалеко то время, когда он сможет с успехом играть даже против сильнейших шахматистов мира.
И это время настало. Его уверенные победы в крупнейших соревнованиях следуют одна за другой – Мадрид, Сараево, Галле, Амстердам, Бевервийк, Мар-дель-Плата, Скопле, Монако ... Впрочем, стоит ли продолжать этот длинный перечень ? Достаточно сказать, что организаторы самых крупных турниров почитали за  честь участие в них Лайоша Портиша.
Портиш "образца  60-х годов" – это шахматист, любящий глубокие построения, которые основаны на точных теоритических познаниях, опирающихся на собственные исследования и анализы. При этом он, как правило, предпочитает систематичное и логичное развитие событий .Именно  за  эти  качества  шахматная  пресса  окрестила  его "венгерским  Ботвинником".

И впрямь, венгерский чемпион,
Предпочитая буре штиль,
Давно избрал за эталон
Ботвинника глубокий стиль.

Слывя солидным шахматистом
С надежной, точною игрой,
 Он тяготеет всей душой
К позициям кристально чистым.

И утверждает неспроста,
Что для победного исхода
Ему важней полезность хода,
Чем его блеск и красота ...

В середине 60-х годов  Портиша вместе с Фишером и Ларсеном называют сильнейшим шахматным трио  за пределами  СССР.  Однако так же, как и Ларсену, борьба за мировое первенство не принесла венгерскому шахматисту полного удовлетворения. Успешно преодолевая межзональные барьеры,  в соревнованиях претендентов он, как правило,  оступался в двух – трех шагах  от шахматного трона.
Обычно годы налагают отпечаток на игру шахматных мастеров, которые с возрастом  все более и более тяготеют к  позиционным действиям. Портиш же, наоборот, на рубеже своего 50 -летия  вдруг заиграл с каким-то юношеским задором, с радостью окунувшись  в бурное море тактических осложнений. Впрочем, такое с ним случалось и раньше, когда "венгерский Ботвинник" вдруг превращался в "венгерского Таля". Например, в 1975 году на турнире в Югославии, когда он в отличном стиле разгромил  югославского мастера Барле.
В партии с Барле игравший  черными  Портиш уже на  9-м ходу пожертвовал  пешку, затем  еще одну и  добился подавляющего позиционного перевеса. Вот эта позиция:
Белые:   Крf2, Фd4, Ла1, Лg1, Kc3, пешки а2, b2, c2, d5, e4, g2, h3
Черные: Крb8, Фg6,Ле8, Лg8, Kh5, пешки а7, b7, c7, f7, h7
Далее  последовало :   22. ...  Kh5 – g3 !     23.Лa1 – e1   Kg3 – f5 !   Коня  брать  нельзя  из-за  мата  в  два  хода.  Если  24. e4 : f5,  то  24. ..Фg6 – g3+  25.Kpf2 – f1  Ле8-е1х
24.Фd4 – d3   Фg6– b6+  Смертельный  шах !  25.Kpf2 – e2 Лg8 – g3   26.Фd3 – c4   Фb6 – e3+   27.Kpe2 – d1 
Казалось, белый король благополучно спрятался от шахов, но  Портиш эффектной жертвой ферзя  решил исход  этого поединка.
27. ... Фе3 : g1 !!   Белые  немедленно сдались.
После   28 Л.е1 : g1  следует вилка  -  28. ... Kf5 – e3
Более четверти века  штурмовал  Лайош Портиш  шахматную вершину. И хотя  покорить ее ему так и не удалось, он  ни о чем не сожалеет. "... В любом случае я доволен своей судьбой : жизнь гроссмейстера трудна и интересна !" –  как бы  подводя итог, заявил  Портиш.
- Жаль, что этот выдающийся шахматный труженик так и не добился поставленной цели, - проронил Петров.
- Тем не менее он оставил свой заметный след в истории шахмат, - отозвался Филидор. И, улыбнувшись, добавил: - Портиш не только заслужил имя  Ботвинника, но и чуточку от его чемпионского титула.
- С этим трудно спорить, - поддержал  французского мастера Нейштадт.  – Однако продолжим знакомство с лучшими представителями нашей замечательной игры.

Глава  36.   НЕГРАМОТНЫЙ   ДОКТОР   ФИЛОЛОГИИ

-  Бобби явно повезло !
- В чем ?
- В том, что в первом туре он играет с каким-то новичком – не то Хютнером, не то Хюбнером ...
Так или примерно так рассуждали любители шахмат перед началом межзонального турнира 1970 года.
Мог ли  тогда кто- нибудь предположить, что этот самый "не то Хютнер, не то Хюбнер" опередит 14 сильнейших гроссмейстеров и 6 мастеров и, разделив с Геллером и Ларсеном 2 – 4 места, обеспечит себе один из четырех претендентских мандатов и звание международного гроссмейстера.
Когда эта сенсационная новость стала достоянием мировой  прессы, выяснилось, что в архивах нет ни фотографий новоиспеченного гроссмейстера, ни его биографических данных.
А данные эти заслуживают внимания. В десять лет Хюбнер – уже равноправный  член  Кельнского шахматного клуба, где по достоинству оценили редкие способности мальчика, который вскоре был включен в сборную команду клуба. Четыре года понадобилось юному шахматисту, чтобы стать чемпионом Кельна, а затем еще столько же для  победы в чемпионате ФРГ.
В 1968 году, незадолго до своего 20-летия, Хюбнер выступил в международном турнире в Бюзуме, собравшем исключительно сильный состав. Казалось, и место в середине турнирной таблицы впору считать за благо для молодого шахматиста. Каково же было изумление шахматного мира, когда новичок, хладнокровно побеждая носителей высших званий, прошел всю дистанцию без поражений и безоговорочно утвердился на первом месте. За это достижение ему было присвоено звание международного мастера.
Самое удивительное, что все эти и последующие успехи достигнуты человеком, для которого шахматы, отнюдь, не профессия, а лишь любимое увлечение.
Окончив Кельнский университет, Роберт Хюбнер посвятил себя расшифровке древнеегипетских папирусов – главным образом эпохи Птолемеев. Этот молчаливый, замкнутый человек, несмотря на молодость, является профессором, доктором филологии и обладает весьма разносторонним интеллектом : он свободно владеет, кроме родного немецкого, латинским, древнегреческим, английским, французским, голландским и итальянским языками, немного говорит по-фински и по-испански.  Им написаны работы о творчестве австрийского писателя Франца Кафки и немецкого поэта и драматурга  ХVIII  века Андреаса Грипиуса.  При этом загадочный гроссмейстер держится скромно, приветливо, но никого не впускает в свой внутренний мир.
Первый претендентский матч с Тиграном Петросяном  в Севилье Хюбнер начал без всякой робости перед именитым соперником. Первые шесть партий завершились вничью, а в седьмой экс – чемпион мира все же добился победы. Казалось, именно теперь борьба за выход в полуфинал разгорится с особой силой.  Увы, западногерманский гроссмейстер неожиданно сдал матч. Причина такого решения – чрезвычайная  впечатлительность Хюбнера, его повышенная чувствительность к неудачам.
В 1979 году, вновь пробившись в  ряды  претендентов  на шахматную корону,  Хюбнер заявил, что  не хочет более скрывать своего стремления стать чемпионом мира, после чего намерен создать капитальный труд  о  социологии  шахмат и психологии шахматной борьбы.  С этой целью он даже оставил науку, полностью переключившись на шахматы.
Подготовку к претендентским матчам 1980 года Хюбнер провел с небывалой тщательностью и помогали ему в этом известные гроссмейстеры  Ларсен, Горт и Сигурьонссон.
Победив Адорьяна, Хюбнер доминировал и в матче с более грозным Портишем. В этом состязании он не только продемонстрировал высокое искусство защиты и позиционной игры, но и проявил себя незаурядным тактиком, особенно в 9-й партии этого матча.

Белые:   Крс1, Фf2, Лb2, Лg4, Cb6, Kc4, пешки а2, с2, f6, h2
Черные: Крd7, Фh3, Лb8, Ле8, Ce6, Сh8, пешки а6, d6, e5, f7, h7
Быстро  расставив  фигуры,  рассказчик   продолжал :
- У черных, которыми играл Портиш, лишняя пешка. Однако  белых это не смущает.   31.Kc4 : e5+ !   Эффектная  жертва коня !   31. ... d6 : e5   32.Лg4 – d4 + !!  Еще  более эффектная  жертва  ладьи !  Однако  брать  ладью  нельзя .       Если  32....ed, то  33.Ф : d4+  Kpc6  34.Фс5+  Kpd7  35.Фс7х Поэтому  далее  последовало :  32.... Сe6 – d5   33. Лd4 : d5+ Kpd7 – e6    34.Лd5 – c5   Фh3 – h6+    35.Kpc1 – b1   Фh6 – f4  36.Лс5 – с6+   Kpe6 – f5   37.Фf2 – e2    h7 – h6    38 .Лb2 – b3 Kpf5 – g6     39. Лb3 – f3    Фf4 – d4     40. Лf3 – b3     Фd4 – d5
Черные отложили партию, а затем  сдали ее, не приступая к доигрыванию.
Теперь предстоял финальный матч с Виктором Корчным. Подводя итоги подготовки к этому поединку, Горт заявил журналистам, что неуверенность в себе, свойственная Роберту как человеку, ранее мешавшая ему в полной мере проявлять свое выдающееся  шахматное дарование, наконец  преодолена.  Однако досадная ошибка в 7-й партии все – таки выбила Хюбнера  из колеи.  Эта неудача настолько расстроила его, что вскоре он отказался от доигрывания отложенных 9-й  и  10-й  партий и сдал матч.
И все же, как участник финального матча , Хюбнер сохранил претендентские полномочия в следующем отборочном цикле. Первым  его соперником  жребий назвал экс – чемпиона мира Василия Смыслова. К этому поединку Хюбнер подготовил новые дебютные идеи, тактические замыслы, стратегические концепции. Игра его  заметно усилилась, да и сам он стал значительно устойчивее в психологическом плане.
Экс – чемпион мира прекрасно понимал, что и его ждет нелегкое испытание. "Сила Хюбнера, - говорил он, - и в тактическом даровании, и в прекрасно развитом чувстве опасности. Выиграть у него партию – дело нелегкое ..."
Матч в австрийском городке Фельдене прошел в исключительно острой борьбе и завершился вничью – 5 : 5. Не выявили победителя и четыре дополнительные партии.

Что ж, так случается нередко –
Борьба приносит равный счет.
Теперь должна решить ... рулетка –
Кому  в  итоге  повезет.

И в этой нервной обстановке
Остался Хюбнер сам собой :
Не дожидаясь жеребьевки,
Он тут же укатил домой...

Бесстрастно шарик закрутился,
И, к радости Смыслова, он
На цифре "три" остановился  -
Так этот матч был завершён..

Счастливчик шел в отель, ликуя,
И за спиной  вдруг  услыхал :
" Это Смыслов – ему вчистую
В рулетку Хюбнер проиграл " ...

Так талантливый гроссмейстер из ФРГ вновь выбыл из борьбы за мировую шахматную корону.  Дважды он сдавал претендентские матчи, а в третий раз его участь решила рулетка.  Может быть, поэтому в двух следующих отборочных циклах Хюбнер решил  не искушать судьбу и отказался от борьбы еще на межзональном  этапе.
- В том, что Хюбнер не стал чемпионом мира, особой трагедии нет, - после некоторой паузы промолвил Петров. – Да и характер у него явно не чемпионский. Разве настоящий боец может отказаться от борьбы ?
- Надеюсь, Эмануила Ласкера вы считаете настоящим бойцом ? Но ведь и он сдал матч Капабланке,- пожал плечами Филидор.
- Ласкер поступил так по настоянию врачей, а Хюбнер – потому, что не верил в свои силы, - ответил русский мастер. А капитуляцией, как любил говорить Тартаковер, не была еще спасена ни одна партия, а тем паче, целый матч.
- Тем не менее Хюбнер – шахматист  выдающийся. Это легко заключить не только по партии с Портишем, но и по его подходу к игре, общей культуре, - заключил Филидор.
- Это другое дело, - согласился Петров. – Но одного этого мало, чтобы стать чемпионом мира.
- Уважаемые маэстро, вы оба совершенно правы, - рассудил Белица. – Хюбнер, действительно, выдающийся  гроссмейстер с явно повышенной чувствительностью к неудачам. Кроме того, Хюбнер – большой оригинал. В самом деле, кто бы еще додумался под заполненной анкетой вместо подписи  поставить ... четыре крестика. Но именно так поступил Хюбнер, заполнив анкету шахматного клуба швейцарского города Люцерна. "Три крестика вместо подписи в ФРГ ставят неграмотные, - объяснил он в приложении к анкете. – Я же, хотя имею университетский диплом и даже ученую степень доктора филологии, а также в разной степени владею несколькими языками, не могу тем не менее  понять событий, происходящих в современном мире, и вынужден отнести себя к категории неграмотных.  Что же касается четвертого крестика, то он означает, что я не просто неграмотный, а неграмотный доктор филологии".  Пожелаем замечательному шахматисту успешно разрешать все свои проблемы, а я перехожу к очередному повествованию.

Глава  37.   ШАХМАТНАЯ   НАДЕЖДА   ГОЛЛАНДИИ

Когда в 1974 году автор этих строк на пресс-конференции спросил доктора Эйве, с кем любители шахмат Голландии связывают свои главные надежды  в борьбе за мировую шахматную корону, экс – чемпион мира  тут же назвал имя Яна Тиммана.
Ян Тимман родился в 1951 году в Амстердаме. С детских лет увлекался он шашками, которые очень популярны в Голландии. А когда старший брат познакомил его  с шахматами, Ян понял, что этой игре он не изменит до конца своей жизни.
"Долгое время шашки давали о себе знать – я упорно ставил шахматные фигуры на черные поля, - смеясь, говорил Тимман.  К 16 годам  в его активе уверенные победы в юношеских чемпионатах Гааги и Голландии, а также третье место в юношеском первенстве мира.  В 1971 году Тимман выпустил свою первую книгу "Искусство шахматного анализа", а спустя год – книгу о матче на первенство мира  в Рейкьявике.
Прогресс молодого шахматиста в эти годы столь стремителен, что уже в 1974 году после впечатляющих выступлений в Лондоне, Стокгольме и Гастингсе ему было присвоено  звание международного гроссмейстера.  С этого момента Тимман стал уже серьезнее относиться  к игре, особенно при подготовке к ответственным соревнованиям.
"Я – профессиональный шахматист, и  этого мне достаточно", - не раз заявлял он в беседах с журналистами. Михаил Ботвинник считал своей нормой 50 турнирных партий в год, Анатолий Карпов – 70 – 80.  Тимман же ежегодно играет около 120 партий, то есть в среднем участвует в десяти турнирах с высоким рейтингом.  При таком ритме  дебютные новшества осваиваются им на ходу – в процессе борьбы или в коротких паузах между соревнованиями. Естественно, что некоторые теоритические  рекомендации  остаются вне поля его зрения, а это значит, что  за доской ему приходится проявлять максимум изобретательности и уповать на свою высокую технику  позиционной игры  и  великолепную тактическую зоркость. Именно эти качества  позволили Тимману добиться ярких побед в Сомборе, Рейкьявике, Амстердаме, Вейк-ан-Зее, Мар-дель-Плата, Бугойно...
Отдельные неудачи голландского гроссмейстера  журналисты объясняют тем, что он слишком любит "маленькие радости жизни". Сам же Тимман  главную причину редких своих неудач  видит в другом. "Главная причина заключается в том, что у меня слишком капризное воображение, - заявил  он в одном из интервью. – Для того, чтобы играть в полную силу, мне необходимо вообразить, что партнер , по меньшей мере, не слабее меня, а это далеко не всегда удается". Сказанное хорошо проиллюстрировал исключительный по составу турнир  в Линаресе, где Тимман, потерпев на старте три поражения от заведомых аутсайдеров, одержал затем ряд впечатляющих побед, в том числе над одним из призеров – югославским гроссмейстером Любомиром Любоевичем.
Белые:   Крg1, Фd2, Лb1, Лf1, Ce2, Kc3, Kd4, пешки а2, с2, g2, h2
Черные: Кре8, Фа3, Ла8, Лh8, Cc8, Cf6, Ke5, пешки а6, b7, e6, f7, g7, h7
В  сицилианской  защите  игравший  белыми  Тимман   полностью  переиграл   соперника,  - 
расставив фигуры, -  продолжал  Белица. Пожертвовав две пешки, он  получил  многообещаюшую   
позицию.    15. Лf1 : f6 !     Блестящая   жертва   качества !    15. ... g7 :  f6     16. Kc3 – e4    Ke5 – d7
17.Лb1 – b3  Фа3 : а2  У черных  уже  лишние  три  пешки  и  качество, но  белые  неудержимы.
 18.Ке4  -  d6+  Kpe8 – f8  19.Фd2 – c3  Kpf8 – g7 (Грозило 20. К : с8 )  20. Kd6 – f5+ !
Новая жертва фигуры !  20...e6 : f5  21Kd4 : f5+  Kpg7 – g6  22.Фc3 – h3 ,  и   черные  сдались, так   
как   от   мата   нет   защиты  (23.Лb3– g3х)  Не спасает и отчаянное 22. ..Ф :b3  ввиду   23. Ch5+   
Kpg5    24. Фg4х.
В 1981 году, выиграв в 6-й раз чемпионат Голландии ( а рекорд  здесь принадлежит Эйве – 14 побед в национальных первенствах ! ), Тимман заявил, что он надеется стать претендентом на шахматный трон в следующем отборочном цикле.
Увы,  после межзонального турнира 1982 года, где Тимман разделил 6 – 7 места с Ларсеном, честолюбивые планы пришлось отложить по крайней мере на три года.  Зато новая межзональная попытка в мексиканском городе Таско принесла наконец долгожданный успех. Голландский гроссмейстер уверенно занял первое место, опередив на два очка самого Таля. И хотя он на следующем этапе уступил победу Артуру Юсупову, Ян Тимман сделал главное – освоил  нелегкий  путь в  ряды претендентов  на  мировую  шахматную  корону.
К сожалению, все последующие попытки пробиться на аудиенцию к  шахматному королю  не принесли голландскому гроссмейстеру  успеха.

Ян  Тимман – это кладезь знаний,
В игре он многого достиг –
Знаток дебютов, окончаний,
Автор статей  и  многих книг.

Ян  в ситуации  любой –
Пусть  штиль  иль вихри  грозовые –
Как рыба в глубине морской,
В своей излюбленной стихии.

Выиграв ряд больших турниров,
Он рвался в самый главный бой,
Но титул чемпиона мира
Так и остался лишь мечтой...

Голландцы, чтя своего кумира,
Так оценили его роль:
Ян  Тимман – шахматный король,
Но ... только западного мира.

- Мне, конечно, трудно судить о современных шахматистах, но все же, думаю, что, кочуя с турнира на турнир, стать чемпионом мира невозможно, - неуверенно промолвил Петров.
- А разве Стейниц, Ласкер, Капабланка, Алехин и Эйве не доказали обратное ? – живо возразил Филидор.
- Увы, мой дорогой маэстро, нет, - улыбнулся первый шахматный мастер России. – Из многих рассказов наших уважаемых историков я понял, что современная шахматная теория настолько обогатилась, настолько далеко ушла вперед, что сегодня названным вами корифеям прошлого , чтобы стать сильнейшими в мире, пришлось бы изрядно потрудиться в кабинетной тиши.
- Чтобы  изучить все современные дебютные системы, не так ли ? – спросил французский маэстро.
- Не только, - спокойно ответил Петров. – Ведь для того, чтобы  добиться сегодня наивысших успехов, недостаточно лишь изучить шахматную теорию. Главное – самым тщательным образом исследовать  многие из этих систем, найти в них новые, никем не изведанные пути. Я убежден, что исследовательское направление в шахматах  гарантирует гораздо более высокие оезультаты, нежели частые выступления в соревнованиях, пусть даже  самого высокого ранга. Ведь именно с этого начал свой путь к шахматному трону великий Стейниц.
- Все это так, - покачал головой Белица, - но Тимман – шахматный профессионал, и участие в турнирах с крупными денежными призами – едва ли не единственный источник материального благополучия для него и его семьи.
- Кстати, о турнирах, - заметил Филидор. – Что значит "турниры с  очень высоким рейтингом" ? Думаю, и моему уважаемому коллеге небезинтересно узнать это.
- В начале 70-х годов ХХ столетия большинство национальных шахматных федераций  благодаря инициативе американского профессора Арпада Эло перешли на систему индивидуальных коэффициентов, или, иначе говоря,  рейтингов. Суть этой системы в следующем.  По очень несложной формуле ( приводить я ее не стану )  , которая учитывает исходный уровень каждого участника  турнира, общий уровень всех участников, количество и результаты сыгранных партий, подсчитывают пусть условное, но достаточно точное  математическое выражение практической силы  того или иного шахматиста  в данный момент. С помощью этой формулы нетрудно определить еще до начала  соревнования , сколько очков необходимо набрать любому участнику, чтобы сохранить свой рейтинг, то есть показатель своей практической силы. Наберет он больше очков – рейтинг его автоматически  повышается, меньше – соответственно понижается. Каждые полгода – на 1 января и 1 июля – специальная комиссия ФИДЕ составляет списки индивидуальных коэффициентов около полутора тысячи  действующих шахматистов  земного шара – мужчин и женщин.
К сожалению, в последние годы гроссмейстерское звание  заметно обесценилось. Самое печальное при  этом, что многие новоиспеченные "гроссы", по существу, заняты лишь тем, что  заботятся не о творческой стороне своих шахматных партий, а о том, чтобы  сберечь или чуточку повысить свой мало – мальски приличный рейтинг, а это, как правило, приводит к творческому застою и в конце концов к резкому снижению практической силы.
- А кто  из шахматистов был обладателем наивысшего рейтинга ? – полюбопытствовал Петров.
- Роберт Фишер, завоевав в 1972 году шахматную корону, поднял свой рейтинг до 2780, - ответил  Белица. Казалось, превзойти это достижение невозможно, но ставший чемпионом мира Гарри Каспаров с годами  сумел  перепрыгнуть фантастический рубеж  - 2800.
- Жаль, что во времена Морфи, Стейница, Ласкера, Капабланки и Алехина не догадались ввести систему коэффициентов, - промолвил Филидор.
- Достопочтенный профессор  Эло не оставил и их без внимания, - улыбнулся  Белица. –
В 1979 году он подсчитал индивидуальные коэффициенты всех чемпионов мира.  Вот итоги его работы : 1.Фишер – 2780,  2 – 3. Капабланка и Карпов – 2725,  4 – 5. Ботвинник и Ласкер – 2720,  6. Таль – 2700,  7 – 8. Алехин и Смыслов – 2690,  9 – 10. Петросян и Спасский – 2680,  11 – 12. Стейниц и Эйве – 2650.   
Из шахматистов, не обладавших мировой шахматной  короной,  этот  список  возглавляли трое : 1. Морфи – 2690,  2 – 3. Бронштейн и Керес – 2670.
Более того, неутомимый профессор определил тройки  сильнейших по десятилетиям ХIХ и  ХХ столетий. ХIХ век. 60-е годы : Андерсен, Паульсен, Стейниц ; 70-е : Стейниц, Цукерторт, Паульсен ;  80-е : Стейниц, Цукерторт, Чигорин ;  90-е : Ласкер, Тарраш , Чигорин.
ХХ век.  1900 – 1910 годы :  Ласкер, Капабланка, Маршалл ;  20 –е :  Капабланка, Ласкер, Рубинштейн ;   30 – е :  Алехин, Ботвинник, Эйве ;   40 – е :  Ботвинник, Смыслов, Решевский ;  50 – е : Ботвинник, Смыслов, Керес ;  60 – е : Фишер, Таль, Спасский ; 70 – е : Карпов, Корчной, Таль.   Сильнейшими шахматистами  80 – х годов  Эло назвал Каспарова, Карпова, а обладателя третьего  места  почему-то не назвал.  Ну что ж,  а мне остается только  перевернуть еще  одну страницу  шахматной истории.

 Глава  38.   САМОРОДОК  ИЗ  ЗЛАТОУСТА 

Когда в 1972 году Анатолия Карпова, как наиболее перспективного кандидата в будущей борьбе за мировое первенство, решили направить в Рейкьявик на матч Спасский – Фишер, дабы молодой гроссмейстер немного "поварился" в атмосфере подобных соревнований, некий ответственный работник наложил вето размашистой резолюцией :"В связи с отсутствием перспективы направлять Карпова на матч в Рейкьявик нецелесообразно".
"В связи с отсутствием перспективы ..."  Каким же невеждой надо было быть, чтобы написать эти слова применительно к Карпову ! Еще 7-летним мальчишкой   Толя обратил на себя внимание в шахматном кружке златоустовского  Дома металлургов. Позже его пригласил  в свою школу  сам Ботвинник, разглядевший в этом скромном, хрупком пареньке удивительные задатки.  В 15 лет Карпов стал самым  молодым  шахматным мастером Советского Союза, а спустя три года в Стокгольме он был провозглашен чемпионом мира среди юношей.

И продолжая бурный взлет,
Достиг уже таких высот,
Что ахнули и в федерации :
"Он – будущая гордость нации !"


И вот гроссмейстер молодой
Вступает в самый главный бой –
В борьбу за королевский трон,
Пока что еще скромен  он :
"Хоть мне сулят успех большой,
Но этот цикл всё ж  не мой".

Нет, Карпов не кривил душой :
В борьбе за титул королевский
Соперники – Полугаевский,
А следом Спасский и Корчной
С огромным опытом, талантом,
Богат их список послужной –
Немыслимо для дебютанта
Пробиться через этот строй !

Но Карпов снова удивил :
Легко выиграв все сраженья,
Он повторить мог выраженье :
"Пришел, увидел, победил !"

А дальше ?  А дальше наделенный комплексом стартовой неуверенности  Фишер сначала выдвинул явно неприемлемые условия матча на первенство мира, а затем, когда его требования были отвергнуты ФИДЕ, он вовсе отказался от борьбы.  Так  Карпов стал 12-м  чемпионом мира по шахматам.   
Дважды – в 1978 году в Багио и  1981 году  в  Мерано  защищал он свой высший титул в поединках с  Виктором  Корчным,  в котором советская система  видела, прежде всего, невозвращенца, злодея, врага, обрушив на него  весь арсенал  своих гнусных  провокаций.  Итоги  этих матчей вам известны –  в тех жутких для Корчного условиях результаты  и не могли быть иными.

С далеких, памятных времен
Всех манит чемпионский трон :
Его величие и слава
Сияют  гордо, величаво !

Когда-то ведь для чемпионов,
Помимо шахматных канонов,
Честь, гордость – были две святыни,
О, боже, что творится ныне !
И очень жаль, понятья эти
Сегодня  -  сказочная быль :
Давно на шахматной планете
"Советский" утвердился стиль.

И Карпов – в этом суть проблемы –
Имя, достоинство свое
Отдав, стал символом  Системы,
Став  и ... заложником ее.

Необъяснимо, даже странно :
С его талантом, грозной силой
Позором, униженьем было
"Месить грязь" Багио, Мерано ...

Тем не менее спортивные достижения Карпова впечатляют. В его богатой коллекции золотые медали за победы  в командных чемпионатах мира, Европы, шахматных олимпиадах, в личных и командных чемпионатах СССР. В 1984 году Карпов с успехом возглавил сборную Советского Союза а состязании с командой избранных шахматистов мира.  Его достижения  многократно  отмечались  вручением "Шахматного Оскара", как лучшему шахматисту года. Ну, а выступления Карпова в международных турнирах – это целая эпоха в истории шахмат.
Самое удивительное, что творческие итоги Карпова ничуть не уступают спортивным. Чего стоит хотя бы его блестящая победа над Тимманом в лондонском турнире 1984 года !
Белые:   Кре1, Фе4, Лс1, Лh1, Cf4, Kb3, пешки а2, а7, b2, e5, g3, h2
Черные: Крb7, Фh5, Ле8, Лh8, Ca6, Cf8, пешки с6, с7, d7, g7, h7
- Эта позиция, расставив фигуры, продолжал Белица, - возникла после 19-го хода белых, которыми играл голландский гроссмейстер.  Впечатление такое, что  белые вот-вот доберутся до короля соперника. Однако Карпов своим следующим ходом демонстрирует  глубочайшее понимание позиции .  19...Крb7 – a8 !  Очень тонкий  ход ! Черный король на виду армады белых фигур  отыскивает  себе надежное пристанище. Как быстро все изменилось ! Теперь уже черные перехватывают инициативу. 
20.h2– h4  d7 – d5  21Фe4 – e3  g7 – g5  22.Cf4 : g5  Cf8-b4+ 23.Kpe1 – f2  Лh8 – f8+  24.Kpf2 – g2  Лe8 : e5 ! Блестящий удар !   25.Фе3 : е5   Фh5 – f3+   26.Kpg2 – h2    Фf3 – f2+  -
и  белые сдались.   На  27. Крh3  последует   27. ... Сс8+,  и мат неизбежен.
В том же 1984 году в Москве Карпов вновь защищал облюбованный им шахматный трон в безлимитном матче до 6 побед  в борьбе со стремительно выдвинувшимся 21-летним  претендентом Гарри Каспаровым.  Матч складывался очень неудачно для Каспарова – после  27 партий счет был разгромный – 5 : 0 в пользу чемпиона мира.

... Остался лишь один  "укол",
И Карпов ставит цель иную :
Не только сохранить престол,
Но и выиграть матч  "всухую".

"Убить младенца в колыбели !"
Как Фишер учинил разгром –
Так, что соперники потом
Уже подняться не сумели...

Матч длится чуть ли не полгода,
Все с нетерпеньем ждут исхода.
По существу, бой на износ :
"Кто первым рухнет ?"– вот вопрос.

И в этом суть Большого спорта,
Неважно, где ведется бой –
В пределах теннисного  корта
Или за шахматной доской.

И первым рухнул чемпион.
Поняв, что Карпов изможден,
Каспаров с небывалым жаром
Тут же наносит два удара.

Теперь ликует претендент –
Ведь Карпов в состоянье "грогги",
И тут ФИДЕвский президент
В Москву примчался для подмоги.

Кому ? Не претенденту, ясно –
Ему играть бы да играть !
Конечно, Карпова спасать !
И президент решает властно :

"Матч этот мною прекращен,
Согласен с этим чемпион –
Нельзя ж до изможденья биться !
Сыграть придется новый матч,

Ну, а Каспаров – он, хоть плачь,
Обязан будет подчиниться !" ...

А через год все стало ясно :
Каспаров – новый чемпион !
И Карпов каждый год  ( напрасно ! )
Вернуть себе пытался трон ...

- Очень хотелось бы верить, что  в Багио и Мерано Анатолий Карпов, как с чувством продекламировала юная нимфа,  став не только символом Системы, но и заложником ее, ничего не смог бы изменить в жуткой атмосфере, царившей в ходе этих состязаний, - с тяжелым вздохом произнес Петров. – Но в чисто шахматном плане имя Карпова может быть поставлено в один ряд с именами  Чигорина, Алехина и Ботвинника, - твердо заключил он.
- ... Хотя стиль игры больше роднит его с Капабланкой, - заметил Филидор. – Та же  виртуозная техника и поразительная глубина оценки позиции.
- Целиком и полностью согласен с вами, - вновь заговорил Белица. – Макс Эйве в 1974 году так отозвался о нем : "По стилю игры Карпова можно сравнить с гениальным кубинцем Капабланкой ...  Партии Карпова сначала поражают нелогичностью стратегии, но очень скоро становится ясно, что его стратегия  - самая  логичная ..."
- Кроме того, - заметил Нейштадт, - Карпов стал первым чемпионом Европы и мира по "активным" шахматам. Словом, он сдержал свое обещание быть играющим  чемпионом. А теперь я расскажу вам об удивительном шахматном даровании Гарри Каспарова.

Глава  39.   СЧАСТЛИВОЕ   ЧИСЛО   КАСПАРОВА

Как-то , наблюдая за полной вдохновения и блеска игрой гроссмейстера Каспарова, один из уважаемых  шахматных специалистов воскликнул :"Он создан, чтобы  изумлять окружающих !"
Еще 5-летним ребенком Гарик поразил своих родителей, объявив им  однажды решение  шахматной задачи, над которой они  безуспешно бились не один вечер. "Я же тебе не показывал даже, как ходят фигуры !" – развел руками изумленный отец. А на следующий день способный мальчик был принят в шахматный кружок  Бакинского Дворца пионеров.
Начинающий шахматист прогрессировал с невероятной быстротой. Когда Гарику исполнилось 10 лет, его пригласил в свою шахматную школу Михаил Ботвинник. Особенно поражал Ботвинника его живой, пытливый ум исследователя , постоянно ищущего  в древней игре новые неисхоженные пути. Каково же было изумление патриарха советских шахмат, когда Гарик, ознакомившись с его знаменитой партией против Фишера на олимпиаде в Золотых Песках, тут же нашел оригинальный способ достижения ничьей. А ведь Ботвинник и его товарищи по советской олимпийской команде искали тогда ничью почти всю ночь...
В 1976 году в Тбилиси Гарри Каспаров впервые стал чемпионом СССР среди юношей, а спустя год в Риге он повторил это достижение. Уже тогда в его партиях явственно просматривались задатки той игры, которую позже Михаил Таль назовет "тотальной".
Спустя два года 15-летний мастер, выиграв всесоюзный отборочный турнир в Даугавпилсе, с первой же попытки попал в высшую лигу советских шахмат.  9-е место  во всесоюзном форуме впереди известных гроссмейстеров – Бронштейна, Гуфельда, Суэтина, Холмова, Цешковского и других, специалисты  единодушно расценили как несомненный успех юного шахматиста.
Тем не менее организаторы крупного международного турнира в югославском городе Баня – Лука были явно раздосадованы тем, что вместе с экс – чемпионом мира Тиграном Петросяном советская шахматная федерация делегировала на это соревнование 16-летнего Каспарова, не имевшего даже международного рейтинга. А когда юноша, опередив 14 маститых гроссмейстеров, завоевал первое место, те же организаторы  изумленно восклицали : "Его игра была  подлинным украшением турнира !"


Вайнштейн – фамилию отца
Носил бы Гарик до конца,
Но ведь в Союзе, нет секрета,
С фамилией "незвучной" этой
Вряд ди дадут взойти на трон –
Вот так Каспаровым стал он ...

В 1980 году талантливый юноша удостаивался высших почестей трижды – на европейском командном первенстве в Швеции, олимпийском турнире на Мальте и юношеском первенстве мира  в Дортмунде. Четвертая золотая медаль была вручена ему за успешное окончание школы.  В свои 17 лет Гарик очень много читал, обладал удивительными математическими способностями, живо интересовался философией, историей, тонко чувствовал поэзию, музыку, занимался английским языком, увлекался спортом. В тот же год за достигнутые успехи Каспарову было присвоено звание  международного гроссмейстера.
Ознаменовав следующий год победой в чемпионате СССР, молодой гроссмейстер был допущен в отборочный цикл борьбы за мировую шахматную корону.
Межзональная битва завершилась новым триумфом  Гарри Каспарова, ставшего одним из восьми  претендентов на матч с чемпионом мира. А вскоре гроссмейстер из Баку был назван лучшим шахматистом 1982 года, впервые удостоившись "Шахматного Оскара".
Претендентские матчи с сильнейшими шахматистами мира Каспаров провел с огромным подъемом. Победив одного за другим Белявского , Корчного и Смыслова, он завоевал право оспаривать шахматный престол у Анатолия Карпова.

Но важный чин Спорткомитета
Сказал ему :"По всем приметам
Вы уже целитесь на трон –
Вы ж видите, что занят он !

И тем, кто более заслужен –
Другой нам чемпион не нужен !"
Хотя цинично и надменно,
Но вместе с тем и откровенно ...

Каких только прогнозов не было накануне единоборства двух шахматных гигантов !  Своеобразный итог им подвел чехословацкий гроссмейстер Филип, заявивший, что  история шахмат вступила в эпоху Карпова и Каспарова, которая  продлится до конца столетия.
Гарри Каспаров прекрасно осозновал, какое  невероятно трудное испытание ожидает его. "Вот уже  девять лет Карпов – сильнейший шахматист мира не только формально,  по званию, но потому, что, действительно, превосходит  всех своих соперников. Он поднял  шахматы на  необыкновенно высокий уровень !", - заявил претендент накануне  матча с чемпионом мира.

Почти шесть месяцев борьбы ...
И Карпов , баловень судьбы,
Вдруг дважды терпит пораженье –
Неужто перелом в сраженье ?

"Матч прекратят – у чемпиона
Для продолжеья нет уж сил !" –
Изрек Ботвинник убежденно,
А он-то знал, что говорил !

И "Карпоманес" тут как тут !
Назвал его так метко Спасский,
Сказав: "После победной встряски
Выиграть Гарри не дадут !" ...
И вот решение готово :
"Матч прекратить – назначить новый !"


А где ж вы, мастера и гроссы ?
Вам мало Багио, Мерано ?
Ведь снова кровоточит рана !?
Увы, но все эти вопросы,
Словно в пустыне крик повис.
Забыли вы ФИДЕ девиз !?
Так знайте :"Мы – одна семья !"
Стыдитесь же !  Бог вам судья ! ...

Новое единоборство, состоявшееся осенью 1985 года в Москве, принесло заслуженную победу Гарри Каспарову, ставшему 13-м  и  самым юным чемпионом мира  в истории шахмат. Кстати, несчастливое для очень многих число " 13 " он предпочитает всем остальным. Это и неудивительно : 13 апреля – день его рождения, в возрасте 13 лет Гарик впервые стал чемпионом  СССР среди юношей, а в 1985 году, набрав во втором матче с Карповым 13 очков, он стал в итоге 13-м чемпионом мира.
Своей лучшей партией  в матче , победа в котором  вознесла  Каспарова на шахматную вершину, он считает 16-ю.  В ней соперники продолжили принципиальный спор на тему : " Что важнее – материал или инициатива ?" В сицилианской защите  игравший черными Каспаров ради инициативы пожертвовал пешку.  И Карпов принял вызов !
В этой принципиальной и исключительно острой по накалу борьбы партии ход за ходом  черные  фигуры, которыми командовал Каспаров,  захватывали ключевые поля и, когда белые кони, по существу,  оказались "запатоваными", Карпов не выдержал  прессинга  и вынужден был  перейти к активным  действиям, которые ничуть не улучшили его положения.
- К 30-му ходу возникла следующая  позиция.      
Белые:   Крg1, Фd2, Лd1, Лf1, Cg2, Ka4, Kb1, пешки b3, d6, f2, g3, h2
Черные: Крg7, Фf6, Лс8, Ле8, Сg6, Kd3, Kd7, пешки b4, f7, g4, h6
Далее последовало: 30. f2 – f3    Фf6 : d6    31.  f3 : g4    Фd6 – d4+    32. Kpg1 – h1  Kd7 – f6   33. Лf1 – f4      Kf6 – e4    34. Фd2 : d3    Ke4 – f2+    35. Лf4 : f2    Сg6 : d3    36. Лf2 – d2    Сколько раз в этом матче ходы Каспарова являлись полным откровением для таких известных шахматистов, как Бронштейн, Тайманов, Полугаевский, Суэтин, Васюков и другие.
Вот и на этот раз гроссмейстерский консилиум в пресс – центре решил, что посредством   36. ...Ле3   37.Кb2  Лс3 !   38.К : с3    bc    39.Л : d3   Л : d3    40.Л : d3   cb    или  40.K : d3   c2   черные добиваются решающего  перевеса.
Безусловно,   Гарри  Каспаров   прекрасно   видел   эту  возможность, но, как  истинный художник, он предпочел более изящный  путь : 36. ...Фd4 – e3 !  37.Лd2 : d3   Лс8 – с1  38.Ка4 – b2  Фе3 – f2 ! Еще один "смертельно тихий" ход !  39.Kb1 – d2  Лс1:d1+  40.Kb2 : e1   Ле8 – е1+,  и  в  этой  красочной позиции за два хода до мата  Карпов остановил  часы. 
Третий поединок двух сильнейших гроссмейстеров мира,  состоявшийся в Лондоне и Ленинграде, принес успех Гарри Каспарову, который вновь покорил любителей шахмат  своим высочайшим мастерством, неудержимой фантазией, безграничной  жаждой борьбы.
Трудно, очень трудно завоевать мировую шахматную корону, но  гораздо труднее удержать ее.  Справедливость этой истины  Каспаров как никогда остро  почувствовал в Севилье.
И если прав Михаил Ботвинник, утверждавший, что  матч на первенство мира отнимает  год жизни, то что же тогда сказать о  пяти  напряженнейших единиборствах, проведенных за шесть лет ! А если принять во внимание, что  незадолго до начала битвы "при  Севилье" Гарри  Каспаров  массу времени и энергии затратил на создание Международной ассоциации гроссмейстеров, то станут понятными несвойственные ему ошибки, которых в четвертом матче было, увы, больше  обычного ... Последняя из них была допущена в предпоследней 23-й партии, что позволило Анатолию Карпову выйти вперед.
Судьбу шахматной короны в Севилье должна была решить последняя партия, в которой Карпова  вполне устраивала ничья. Вряд ли кто сомневался в конечном успехе  экс - чемпиона мира.  Одним из немногих, кто верил в победу Каспарова был ... сам Каспаров. А как иначе можно было подтвердить вывод Ботвинника : "Если Каспаров великий шахматист, он выиграет решающую партию".  И Гарри  победил, продлив свои "королевские" полномочия еще на три года.
- Как далеко ушли шахматы за полтора столетия ! – поглаживая  бороду, восхищенно произнес  первый шахматный мастер России.
- И 16-я партия  второго матча – лучшее тому подтверждение ! – не отрывая взгляда от доски, воскликнул Филидор.
- Партия производит огромное впечатление, - спокойно промолвил Петров. – От начала до конца она связана единым глубоким стратегическим планом. Каспаров – это шахматист с душой художника, головой ученого и сердцем рыцаря.
- Прекрасно сказано ! – воскликнул Филидор.
- Вдохновенная фантазия Гарри Каспарова, - продолжил Нейштадт, - расцветила нашу замечательную игру новыми яркими красками. Как-то Макс Эйве заключил, что идеальный чемпион мира должен любить шахматы, как Стейниц, обладать выдержкой Ласкера, тактом Капабланки, интеллигентностью Чигорина, неистовостью Алехина, культурой мышления Ботвинника, дерзостью Таля, рассудительностью Смыслова, честолюбием Фишера, невозмутимостью  Спасского, спокойствием Карпова ... Я могу добавить : и  неистощимой фантазией Каспарова.

Каспаров внес в игру немало,
Войдя  в истории  анналы
Ярким художником, бойцом,
Поэтом красоты, творцом !

А теперь давайте поговорим о знаменитом  кафе "Режанс".  Ведь именно в его стенах создавалась значительная часть истории шахмат. Именно там и пройдет увлекательнейшее состязание  двадцати сильнейших шахматистов всех времен.  Только на этот раз рассказчиками будете вы, уважаемые маэстро,  а мы, историки, лишь дополним ваши рассказы новейшими  сведениями. Итак, вам слово.

Глава  40.   КАФЕ   " РЕЖАНС "

- В 1429 году в ходе Столетней войны, - начал Филидор, - легендарная Жанна де Арк во главе небольшого отряда  попыталась отбить у англичан Париж. Подъехав на коне к защищавшей Лувр крепостной стене, она захотела измерить копьем глубину рва, но была ранена выпущенной  из форта стрелой.
Мог ли тогда кто-то предположить, что именно на том месте, где была ранена моя отважная соотечественница, спустя 252 года будет построено кафе, которое впоследствии станет своеобразной  шахматной  Меккой.
В 1718 году кафе получило название "Режанс", то есть регенство. Название это связано с Филиппом Орлеанским – регентом  при малолетнем короле Людовике ХV.  Не отказывавший себе в земных радостях, регент с некоторых пор стал проявлять знаки особого внимания к блиставшей на парижской сцене мадемуазель Леклерк, лишив тем самым всяких надежд десятки ее поклонников. Один из них, часто встречая красавицу в маленьком кафе на улице Сент – Оноре, терзаемый  любовью и ревностью,   в отчаянии написал шуточные куплеты, в которых назвал ее  "богиней Режанс".
Как-то незаметно этим именем стали называть и само кафе, которое вскоре облюбовали для себя  любители  шахмат.
Кафе "Режанс" ...  Сколько блистательных творений было создано под его крышей !
Кафе "Режанс" ...  Эти волшебные слова и сегодня разрывают сердце волнующими воспоминаниями юности !
Французский маэстро пытался продолжить, но язык не повиновался ему.
- Кафе "Режанс" ! Эти два слова всегда волновали  сердца рыцарей нашей  несравненной богини ! – видя состояние коллеги, подхватил  первый шахматный  мастер России.  – В его стенах демонстрировали свой ярчайший талант непобедимый Филидор, никогда не ведавший сомнений Дешапель, его лучший ученик Лабурдоне, расчетливый и невозмутимый Стаунтон, гениальный Морфи, блистательный Андерсен и многие другие. Здесь приобщались к величайшей из игр Вольтер, Руссо, Франклин, Деламбер, Робеспьер, Наполеон, Тургенев и другие выдающиеся умы человечества.
Кафе "Режанс" было немым свидетелем двух французских революций.

А после взятия Бастилии
В период казней и насилия,
На площадь мимо стен "Режанса",
Почти  как на убой скотину,
Последнего лишенных шанса
В цепях везли на гильотину
Жертв революции потоки
( О, где ж истории уроки ?! ) –

Средь них вожди, как например,
Дантон, Сент – Жюст  и  Робеспьер.

А во времена революции 1848 года восставшие парижане, собравшись 24 февраля возле столько повидавшего на своем веку кафе, решительно устремились на штурм Тюильрийского дворца.
Русский мастер сделал жест, означавший, что его рассказ окончен.
- К этому я могу добавить, что бессмертные страницы в историю кафе "Режанс" вписали  Стейниц,  Чигорин, Ласкер, Капабланка и Алехин, - промолвил Бахман.
- Самое печальное, что в ХХ столетии вместе с шахматной славой Франции закатилась и слава  знаменитого кафе, - с грустью произнес Белица. – В 1976 году рекламный проспект "Париж" бесстрастно сообщал  гостям французской столицы, что в доме номер 161 по улице Сент – Оноре, в здании бывшего  кафе "Режанс", находится Марокканская туристская контора.
- Боже, бедные мои соотечественники, - прошептал Филидор.
- Это просто святотатство ! – поддержал его Петров.
- Не печальтесь, мои славные рыцари ! – воскликнула неожиданно появившаяся  Каисса. – Задумывая наш  праздник, я позаботилась о том, чтобы  кафе "Режанс" приняло свой привычный шахматный вид. Так что вас ожидает приятный сюрприз !
Только теперь обитатели  беседки заметили, что наступил вечер. Давно уже угомонились птицы, смолкли далекие звуки лютни. Лишь свежий августовский  ветерок  бесстрастно шелестел слегка потемневшей  листвой, наполняя все вокруг живительной прохладой.
- Ну вот и завершилось увлекательное  повествование моих верных апостолов, - после непродолжительной паузы промолвила Каисса. – Они рассказали вам о  самых искусных и доблестных моих рыцарях, наиболее интересных и волнующих состязаниях на шахматной доске.
- Увы, из-за нехватки времени мы лишь вскользь  упомянули имена таких выдающихся мастеров шахмат, как Яниш, Шумов, братья Урусовы,  Паульсен, Колиш, Винавер,  Шифферс, Тейхман,  Барделебен, Харузек, Мароци, Шпильман, Боголюбов, Видмар, Флор, Лилиенталь, Файн, Решевский, Сабо, Найдорф, Глигорич, Котов, Штальберг, Болеславский, Геллер, Тайманов, Полугаевский, Рибли, Ваганян, Белявский, - словно оправдываясь, промолвил Нейштадт. – А ведь уже во весь голос заявила о себе новая шахматная поросль – Юсупов, Сейраван, Соколов, Шорт, Салов, Эльвест, Иванчук, Халифман и пришедшие им на смену Бареев, Ананд, Широв, Камский, Крамник, Леко, Пономарев, Грищук, Бакро и десятки их талантливых сверстников.  Словом, есть кому писать  новые страницы истории нашей замечательной игры !
- Ну а теперь, уважаемые маэстро, слово за вами ! – воскликнула Каисса. – Назовите по десять своих избранников. У вас будет достаточно времени, чтобы поближе познакомиться  с ними и основательно подготовиться к нашему празднику. А затем мы встретимся в обновленном и помолодевшем кафе "Режанс", которое никогда еще за свою трехвековую историю не собирало столько шахматных знаменитостей.  И пусть выдающиеся мастера шахмат еще раз напомнят нынешнему и грядущим поколениям о том, что шахматы – не только волнующее спортивное состязание, но прежде всего высокое, благородное искусство, основы которого  - свобода, непосредственность, романтизм !

О, шахматы, они прекрасны !
Изобрели их не напрасно :
С эпохи Леонардо, Греко
Они, страстей рождая бури,
Являют нам в миниатюре
Борьбу и жизнь человека.

Его успехи, упущенья,
Его надежды и свершенья,
Восторги, радости, печали,
Его стремленье к вечной дали ...

Часть  вторая         ВОЛШЕБНЫЙ   ДАР   КАИССЫ

Глава  1.    БОЙЦЫ   ВСПОМИНАЮТ   МИНУВШИЕ   ДНИ ...

С  утра над сонными тихими улицами Парижа  нависли свинцовые тучи. Словно разгневанное кем-то небо непрестанно хмурилось. Внезапно сверкнула молния, вслед за ней раздался трескучий удар грома, и небосвод, не выдержав этого гнетущего напряжения, разразился обильным августовским дождем.
В тот же миг улица Сент – Оноре покрылась зонтиками. Люди, запрудившие эту важнейшую артерию делового Парижа, не двинулись с места. Они знали, что далеко не всем  достанутся заветные билеты  в кафе "Режанс", но почти каждый в глубине души надеялся на чудо. Лишь немногие, поняв, что чуда не произойдет, поспешили на площадь Комеди Франсез, где  на специальном постаменте возвышались огромный телевизионный экран и десять электронных демонстрационных досок.
Огромная площадь постепенно заполнялась  любителями  шахмат. Дождь продолжался недолго.  Несколько раз еще, словно нехотя, ворчливо прогрохотал гром, и дождь, почувствовав его неуверенность, стыдливо затих. Тучи постепенно рассеялись, небо умиротворенно просветлело, и вскоре, виновато улыбаясь, выглянуло долгожданное солнце. День обещал быть сухим и теплым.
Тем временем в кафе "Режанс" все было готово к началу праздника. На небольшой сцене  - десять демонстрационных досок и расставленные в два ряда  шахматные столики. В глубине сцены – стол судейской коллегии, над которым красовались эмблема и девиз ФИДЕ :"Мы – одна семья !"
Члены организационного комитета давали последние распоряжения, немногочисленный технический персонал вновь и вновь убеждался в готовности электронных систем, телевизионных камер, мониторов и телетайпов.
Шахматный мир замер в ожидании грандиозного небывалого состязания.
В два часа дня небольшое уютное фойе пришло в движение – появились участники, судьи, журналисты. Зрители почтительно жались к стенам, восхищенно следя за легендарными корифеями шахмат, которые с упоением предавались нахлынувшим воспоминаниям.
В центре зала  первый чемпион мира Вильгельм Стейниц, тряся руку Михаила Чигорина, допытывался с наигранной ворчливостью :
- Любезнейший Михаил Иванович, неужели вы и теперь отвергаете мои позиционные принципы ?
- Вы, батенька мой, глубоко ошибаетесь, - с достоинством отвечал Чигорин. – Я всегда высоко ценил искусство позиционной игры, считая ее прелюдией к тактическим действиям.
- А помните, как я зевнул вам ферзя в десятой партии нашего второго матча ? – поспешил переменить тему Стейниц.
- Маэстро в своем репертуаре – ох уж мне эти досадные зевки и просмотры, - рассмеялся  подошедший Ласкер. – Ведь господин Чигорин лишь из скромности не напомнил о своем непостижимом зевке в 23-й партии, решившего судьбу вашего единоборства. – Он достал сигару, чиркнул спичкой и, выпустив облако сизого дыма, продолжал : - Лучше вспомним, маэстро, как мы с вами встретились в Манхэттенском клубе незадолго до нашего матча.
- Вы, доктор, утверждали тогда, что мой  6-й  ход  за черных  Фf6  в гамбите Эванса, мягко говоря, не совсем удачный, - улыбнулся Стейниц.
- И что вы  думакете, - повернулся Ласкер к Чигорину, - мы с маэстро решили сыграть три партии  гамбитом Эванса, в которых он должен был черными отстаивать этот ход.  Ох и досталось же мне тогда ! – с притворным ужасом воскликнул  он и расхохотался.
Его смех был столь искренним и заразительным, что невольно передался и собеседникам.
-  А знаете, что я тогда подумал ? – спросил Стейниц. – Я подумал : здорово же я отделал этого выскочку !
И все трое вновь оказались во власти безудержного хохота.
Неожиданно лицо Ласкера стало серьезным.
- Господа ! – воскликнул он. – К нам приближается доктор Тарраш, а он, как вы знаете, терпеть не может шуток.
- Почтенные джентльмены, кажется, не в меру веселы, - изящно поклонился Тарраш. – А между тем, господин Стейниц, я так и не получил от вас сколько – нибудь удовлетворительных объяснений по поводу  известного вам заявления.
- Вы, вероятно, имеете в виду то, что я написал о вас в 1885 году в "Международном шахматном журнале" после турнира в Гамбурге ? -  спросил Стейниц.
- Вот именно, -  холодно ответил Тарраш.
- Полноте, доктор, - встал на защиту коллеги Чигорин, - ведь господин Стейниц, помнится мне, назвал вас тогда "восходящей звездой".
- Вы удивительно милы, маэстро, -  с едкой  иронией заметил Тарраш. – Не будете ли вы столь же любезны напомнить и вторую часть изречения господина Стейница ?
- Вы имеете в виду  фразу :"Его понимание позиции выглядит еще незрелым ?" – уточнил  русский мастер.
- Вы поразительно догадливы, - щедро источая сарказм, водрузил на нос пенсне Тарраш.
- Ну и что такого ?– невозмутимо продолжал Чигорин.– Ведь вам тогда было 23 года !
- Это не имеет никакого значения ! А кроме того, господин Стейниц в адвокатах не нуждается ! – отчеканил Тарраш.
- Доктор ! – примирительно воскликнул Ласкер. – Хотите, я вас порадую ? Как-то я беседовал с чемпионом Англии Уинтером, - не дожидаясь ответа, продолжал он. – Уинтер рассказал мне, что однажды вы три часа просидели на его ... шляпе во время совместного анализа сыгранной партии. "Я считаю, - сказал тогда Уинтер, - что моя шляпа стала как бы короною, и с тех пор никогда не носил другую !"
Все рассмеялись. Лишь лицо Тарраша оставалось непроницаемым.
- Поймите, доктор,  - уже совсем дружески  промолвил Ласкер, - юмор – это лучший источник здоровья и радости. Помните, как однажды во время турнира, в котором вы  выступали в качестве распорядителя, вам сообщили, что один из зрителей в зале уснул. Вы тут же вышли на сцену и , увидев вялую, монотонную игру участников и скучные позиции на всех досках, резюмировали , глядя на уснувшего зрителя :"Да, это самый справедливый критик !"
Все трое снова засмеялись. Но теперь уже вместе с ними смеялся и Тарраш – последняя шутка Ласкера явно пришлась ему по душе.
Рядом с ними беседовали Нимцович, Капабланка, Алехин , Эйве, Ботвинник и Смыслов.
- Ах, господа, - качал головой Нимцович, - вот вы  вспомнили карлсбадский турнир двадцать девятого года – мою самую большую радость и, увы, самую большую печаль.  Даже и сегодня я вспоминаю этот турнир с каким-то щемящим, тоскливым чувством. Во-первых, потому, что он состоялся вскоре после безвременной кончины  Рихарда Рети, которого я безмерно ценил и уважал, а во-вторых, потому, что шахматный мир так и остался глух к моим призывам организовать  матч победителя турнира с  чемпионом мира.  А ведь история шахмат знает столько горьких разочарований по этому поводу !  Гениальный Морфи из-за нежелания  Стаунтона встретиться с ним в матче дал обет никогда больше не играть в шахматы. Вот почему, кстати, его нет сегодня среди участников нашего матча. По этой же причине отсутствует и Акиба Рубинштейн.  А самое печальное – это  то, что шахматный мир так и не увидел ожидавшихся с огромным интересом матчей Стаунтон – Морфи, Ласкер – Рубинштейн и  Алехин – Нимцович.
Он искоса взглянул на Алехина. Тот не спеша поправил белоснежный платок, выпущенный углом из нагрудного кармана его фрака, и невозмутимо ответил :
- Видите ли, господин Нимцович, всего лишь полгода спустя после Карлсбада вопрос о нашем матче отпал сам собой. И дело даже не только в том, что вы, заняв в Сан – Ремо 2-е место, отстали от меня ни больше ни меньше на 3,5 очка. Ведь в нашей личной встрече вы, простите меня за печальную откровенность, ничем уже не напоминали претендента на шахматную корону. Да вы и сами спустя год в Бледе после нашей партии воскликнули :"Алехин разделывается с нами, как с желторотыми птенчиками !" – или что-то в этом роде. Но и это еще не все.  Ведь вы так и не смогли собрать  необходимые для матча средства, предусмотренные лондонскими соглашениями 1922 года – детищем  уважаемого всеми нами маэстро Капабланки.
Он глубоко вздохнул и затем продолжил :
- Пользуясь случаем, я хочу также объясниться  и с господином Эйве, благодаря которому мне аннулировали приглашение  на послевоенный турнир в Лондон. Господин Эйве и его единомышленники обвинили меня чуть ли не в сотрудничестве с нацистами. А между тем в своем письме организаторам лондонского турнира  я объяснил, что играл в Германии и оккупированных ею странах только потому, что это было единственным средством пропитания и, кроме того,  ценою, которую я платил за свободу моей жены. Да будет вам известно, господин Эйве, что мы с женой были под непрестанной слежкой и угрозой концлагеря со стороны гестапо. А вот на моей родине, в Советском Союзе, народы которого  понесли самые большие потери  в борьбе с фашизмом,  до сих пор проводятся турниры, носящие мое имя. Так что совесть моя перед людьми чиста !
Легким наклоном головы он дал понять, что сказал все.  Все подавленно молчали.
- Друзья мои, - воскликнул Капабланка, желая разрядить возникшую напряженность. – Давайте забудем о всех неурядицах, ведь этим мы только омрачаем наш праздник. – И, повернувшись к  Нимцовичу и Эйве, он неожиданно рассмеялся : - Неужели вы не помните, как  все участники карлсбадского турнира подтрунивали над рассеянностью Рубинштейна и Шпильмана ?
Оба отрицательно покачали головой.
- Однажды Рубинштейн, хорошо пообедав в ресторане, прохаживался по его вестибюлю, задумавшись над отложенной позицией, - с улыбкой начал свой рассказ  Капабланка. – Неожиданно он открыл дверь, снова вошел в зал и заказал еще раз тот же самый обед. И только, когда официант поставил перед ним дымящийся суп, он вдруг вспомнил, что ел этот суп несколько минут назад.
Все рассмеялись.
- Ну а чем же отличился Шпильман ? – с любопытством спросил Смыслов.
- Шпильман ? – переспросил Капабланка. – Он, как известно, имел привычку во время анализа позиции раскачиваться из стороны в сторону. Заказав в том же ресторане  обед, он  мысленно начал анализировать одну из своих партий. Вскоре официант принес первое блюдо. Взяв ложку, Шпильман начал черпать ею суп, продолжая в глубокой задумчивости размеренно раскачиваться. Первую ложку супа он опорожнил себе на плечо, вторую – на галстук и так далее. Увы, ни одна ложка супа так и не попала ему в рот.
Теперь уже хохотали все шестеро, включая Нимцовича и Алехина.
- Да, Шпильман был большой оригинал, - все еще смеясь, произнес Эйве. – И, надо сказать, что ему фатально не везло,  жизнь постоянно впутывала его в какие – нибудь курьезные истории. Однажды после сеанса одновременой игры в одном из провинциальных клубов, местные шахматисты решили сфотографироваться с выдающимся маэстро.  Каково же было всеобщее изумление, когда на готовых снимках не оказалось ... знаменитого гостя. Когда разыскали фотографа, тот чистосердечно признался :"Этого толстого малого мне пришлось заретушировать. Он выглядел смешно и нелепо и только портил весь снимок ".
Раздался новый взрыв смеха.
- Позвольте и мне внести лепту в эту своеобразную шпильманиану, - сказал с улыбкой Алехин, когда его собеседники мало – помалу  успокоились. -  Вы, конечно, помните, что наш милый  Руди  был человеком небольшого роста с очень короткими руками. Именно поэтому во время партии ему не всегда удавалось дотянуться до противоположного конца доски. Однажды в одном из сеансов он эффектной жертвой слона на  h5  добился красивой победы. "Маэстро, - обратился к нему один из зрителей, - ведь еще раньше вы могли пожертвовать слона на h7 и выиграть гораздо быстрее !" – "Знаю, - проворчал в ответ Шпильман, - но до поля h7  я, несмотря на все усилия, дотянуться так и не смог,  и  поэтому мне не оставалось  ничего другого, как жертвовать на h5 ".
Последние слова Алехина потонули в общем хохоте.
Тем временем стояшие под большим портретом Морфи Петросян, Ларсен, Таль, Спасский, и Портиш дружно атаковали  сконфузившегося Фишера. Густая борода делала американца старше своих лет.
- Так что, Бобби, шахматы вы бросили совершенно напрасно, - выразил общее мнение Петросян. – Подумаешь, не приняли ваши условия матча на первенство мира ! Это еще не причина для "шахматного самоубийства". Ведь хватило же у вас благоразумия уступить первую доску Ларсену в Белграде. Да и накануне этого матча сумели же вы внять доводам Филидора, который вполне резонно воспротивился  вашему требованию предоставить вам первую доску вместо старика Стейница.
Подавленный справедливыми упреками, Фишер  еще больше ссутулился, втягивая голову в плечи.
- Бобби, если ты думаешь, что своим затворничеством  уподобился Морфи, то ты глубоко заблуждаешься ! – переходя на  "ты ", воскликнул Ларсен.
Все почему-то подняли глаза на  портрет гениального американца.
- Морфи хотел играть со Стаунтоном и готов был играть с ним на любых условиях, - продолжил мысль датчанина Портиш.
- Или тебя просто прельстил ореол таинственности, - не унимался Ларсен. – Подумаешь, неуловимый Фишер !
- Ну, хватит, совсем заклевали бедного Бобби,-вступился за Фишера Спасский. – Конечно, потерянные годы не вернешь, но Бобби и теперь еще не поздно  вернуться в шахматную жизнь. Кстати, Стейниц в его возрасте еще даже не был чемпионом мира.
Все пятеро выжидательно смотрели на Фишера.
- Если хотите знать, - благодарно глядя на Спасского, заговорил  Бобби, - то из шахмат я  ушел  не из-за какого-то там ореола. Глупости ! Да, я настаивал и продолжаю настаивать на том, что  ФИДЕ обязана считаться с мнением чемпиона мира. А кроме того, мне  ужасно осточертели приставания прессы, ее вечная погоня за сенсациями и всевозможные небылицы вокруг моего имени типа : "Взять жену – это все равно, что взять  ферзем пешку на b2  в сицилианской защите"... Что же касается моего возвращения в шахматную жизнь, то я ...
Он сделал паузу. Его собеседники замерли в ожидании.
- То я подумаю, - закончил Фишер.
- Браво ! – воскликнул Таль. – Бобби в своем репертуаре !
Он уже вознамерился отпустить что-то веселенькое по этому поводу, о чем недвусмысленно говорили сверкнувшие в его глазах  огоньки, но его опередил Спасский :
- Бобби, что вы можете сказать о книге Медниса "Как побеждали Бобби Фишера".
- Серьезная и поучительная книга,  но выводы ее далеко не бесспорны, - ответил Фишер.
- Ну уж то, что белыми вы с удивительным постоянством начинаете партию ходом е2 – е4, - истина бесспорная, - заметил Петросян.
 - Да, но у меня на любой ответ  черных  всегда было заготовлено  множество вариантов с анализами, глубина которых, как справедливо заметил Роберт Бирн, очень многим моим соперникам не по плечу, - без ложной скромности возразил Фишер.
- Кстати, - улыбнулся Таль, - Остап Бендер тоже  всегда начинал  партию ходом  е2 – е4.
- 1 : 0  в пользу Таля, - рассмеялся Ларсен. – А вот известный немецкий мастер Карльс, играя  белыми, всегда начинал партию ходом  1. с2 – с4.  Однажды, выступая в небольшом турнире, он по обыкновению взялся за пешку с2, но, как ни пытался передвинуть ее на поле с4, пешка  оставалась на месте. Оказалось, что  коллеги решили подшутить над Карльсом и ... приклеили пешку с2 к доске.
Все рассмеялись.
- Это что, - небрежно бросил Фишер. –  А вот в открытом чемпионате США 1975 года, проходившем в небольшом городке Линкольне, после церемонии торжественного открытия мэр города Хелен Бусалис подошла к одному из столиков, за которым сидели гроссмейстер Ломбарди и малоизвестный молодой шахматист, и, мило улыбаясь, сделала первый ход за белых d2– d4 . Игравший белыми соперник Ломбарди вдруг схватился за голову, затем вскочил со стула и убежал. Когда  его разыскали, он, чуть не плача, воскликнул, что никогда в жизни не начинал  партию ходом ферзевой пешки, а потому не знает, как играть дальше. Лишь после того, как "беглецу " объяснили, что  ход мэра был чисто символическим, а значит, он может сделать свой любимый ход 1.е2 – е4,  бедолага вернулся к столику, и партия началась.
Фишер умолк, довольный тем, что рассказанная им история еще больше развеселила  настроенных  на  шутливый  лад  собеседников.
- Интересно, кто первым в истории шахмат сделал  ход 1.е2 - е4 ? - ошарашил всех неожиданным  вопросом  Портиш.
- Думаю, что ответить на этот вопрос может только Таль, - убежденно заявил Фишер.
- А почему я ? – словно опасаясь какого-то подвоха , осторожно спросил Таль.
- А ведь Бобби точно в воду глядел, - улыбнулся Петросян. – Память у Миши, действительно, уникальная. Я хорошо помню, как Гипслис спросил его однажды, какой вариант ферзевого гамбита играл белыми Керес против Болеславского в третьем туре чемпионата СССР 1952 года.  "Брось меня разыгрывать, - укоризненно  покачал головой Таль. – Болеславский с Кересом играли тогда  не в третьем, а в девятнадцатом туре, белыми играл не Керес, а Болеславский, и разыграли они не ферзевый гамбит, а испанскую партию".
Раздался дружный хохот. Таль смеялся вместе со всеми. Встретившись взглядом с Фишером, он погрозил ему пальцем, а затем неожиданно воскликнул :
- Первым в истории шахмат ход е2 – е4   сделал араб по имени абу – Бакр Мохаммед  бен -
Яхья ас – Сули,  живший  в  Х  веке в царствование  халифов аль – Муктари, аль – Муктадира  и  ар – Ради.  Пусть в меня бросит камень тот, кто считает, что это не так.
Ответом ему послужил новый взрыв смеха.
Четверо самых молодых участников матча обсуждали какую-то  любопытную позицию  на  карманных шахматах, которые держал в руке  Хюбнер. 
Белые:   Кре2, Лh2, Cg2, пешки а5, f2, f4, f6, g6, h6
Черные: Крh6, Фg1, Ke6, пешки а6, b7,f7, g4, h5, h7
- Не горячитесь, Гарри, - остужал пыл Каспарова гроссмейстер из ФРГ, - ведь Перлис  дал своему неискушенному сопернику  вперед целого ферзя.
-  И на что в этой позиции можно рассчитывать  белым ? – равнодушно спросил  Карпов.
- Не на что, а на кого, - поправил его Хюбнер  И, улыбнувшись, добавил : - Только на соперника ! Тем  более, что тот очень быстро оправдал эти надежды.
Хюбнер недоверчиво посмотрел на своих собеседников.
- Нет, без шуток, вы действительно никогда не видели  этой партии ? – спросил он.
Все трое отрицательно покачали головой.
Хюбнер снова бросил на коллег подозрительный взгляд  и  продолжал :
- Так  вот  Перлис  сыграл  здесь   1. f 4 – f 5.    Черные  ответили   1. ...Фg1 : h2   И тут белые чуть – чуть прикрыли дверцу  клетки  для  черного  ферзя,   сыграв     2. Кре2 – f1 ! Далее последовало : 2. ..Ke6 – g5    3.  h3 – h4    Kg5 –h3  Перлис взял  черного коня   4. Сg2 : h3   и хотел уже сдаться, но не успел, так как его легкомысленный соперник  вместо  несложного  выигрыша  сделал  себе  форменное "харакири.":  4. ... Фh2 : h3 ???  Я  не  случайно  ставлю к  этому ходу три  вопросительных  знака.   5. Kpf1 – g1!  Теперь  западня  захлопнулась окончательно. А спустя несколько ходов черные форсированно получили мат с поля f 8  от новоиспеченного белого ферзя. 
- Возникшая позиция просто уникальна ! – воскликнул Тимман. – По крайней мере, я впервые вижу подобное на доске. 
- Чем так увлечены молодые люди ? – вдруг услышали склонившиеся над доской  гроссмейстеры.
Подняв головы они увидели главного арбитра матча  Альберика О'Келли, его помощников Гедеона Штальберга и Александра Котова и руководителя пресс – центра  Савелия Тартаковера. 
- А-а, узнаю творение Перлиса, - засмеялся О'Келли, мельком взглянув на позицию. – Чего только не бывает в жизни ! – развел он руками.  Однажды  в одном из чемпионатов Бельгии  я гордо объявил своему противнику :"Вам мат в четыре хода!"  Тот тяжело вздохнул, остановил часы и, пожав мне руку, удалился. Я еще раз взглянул на доску и вдруг с ужасом увидел, что никакого  мата нет. Когда я, запинаясь от  смущения, объяснил ситуацию арбитру,  тот отказался  изменить результат, заявив, что уже официально зафиксировал сдачу партии моим противником. Увы, мои энергичные протесты ни к чему не привели.
- Таков граф де Галуэй, он же гроссмейстер Альберик О'Келли ! – восторженно воскликнул Котов. – Вот вам, молодые люди, пример, достойный подражания, - добавил он.
- Нечто подобное произошло на венском турнире 1882 года, - заметил Тартаковер. – Английский мастер Генри Берд, после того, как его сопернику Джеймсу  Мэзону за просрочку времени засчитали поражение, направил в турнирный комитет послание, в котором сообщил, что он не считает возможным получить очко столь недостойным образом, а потому сдает партию.
- Браво ! – вновь воскликнул Котов. – Так поступают настоящие рыцари Каиссы !
- А не вас ли, дорогой коллега, в свое время называли Робином Гудом ? – улыбаясь, спросил Штальберг.
- Что-то не припомню, - неуверенно ответил Котов.
- Тогда я с удовольствием напомню !  В 1954 году сборная СССР, совершая турне по Южной Америке, победила команду Уругвая со счетом 19,5 : 0,5.  И кто вы думаете, подарил уругвайцам эти пол-очка ? Ну конечно же, Котов ! А так как он  и ранее  не раз отбирал очки у "богатых" и дарил их  "бедным", то его и прозвали Робином Гудом.
- Кстати, это имя у Александра Александровича не единственное, - улыбнулся Тартаковер. – Насколько я помню, вас еще называли "убийцей чемпионов", не так ли ?
- Все-то вы помните, - с притворным недовольством проворчал Котов.
- А вы, конечно, ничего не помните, - в тон ему ответил Тартаковер. – Тогда извольте. Дело в том, - повернулся он к молодым гроссмейстерам, - что даже в тех турнирах, где Александр Александрович занимал не очень высокие места, он частенько обыгрывал победителей. Так, в 1953 году на турнире претендентов в Швейцарии  Котов победил Смыслова, двумя годами раньше на чемпионате СССР – Кереса, а в 1946 году на международном турнире в Гронингене – Ботвинника и Эйве.
- Кстати, победу над советским чемпионом Ботвинником, - подхватил участвовавший в том турнире  О'Келли, - одна из голландских газет прокомментировала следующим образом :"Русский отказался выполнить указание Кремля. О дальнейшей судьбе Котова  нам не известно".
- К сожалеию, были и такие писаки, - беспомощно развел руками Котов.
В это время  на сцену в сопровождении Филидора и Петрова вышел председатель организационного комитета  матча Александр Рююб и объявил :"Прошу всех участников матча и членов судейской коллегии занять свои места !"

Глава  2.   СОПЕРНИКИ   НАЗВАНЫ   

Церемония открытия соревнования была недолгой.  Первым выступил Александр Рююб :
- Дамы и господа ! Мы с вами  являемся очевидцами  небывалого исторического события – матча  шахматных команд России и остального мира всех времен !  Позвольте мне от имени любителей шахмат всего земного шара выразить сердечную благодарность нашей мудрой богине Каиссе за предоставленную возможность собрать под крышей этого величественного храма шахматной истории  двадцать выдающихся представителей шахматного искусства  разных эпох.
Среди них – все тринадцать чемпионов мира и семь претендентов на этот высокий титул. К сожалению, по разным причинам  среди участников этого матча нет таких гениальных шахматистов, как Морфи, Андерсен, Цукерторт, Пильсбери, Рубинштейн и других корифеев.
Нет никаких сомнений в том, что матч пройдет в честной спортивной борьбе и подарит миллионам любителей древней игры подлинные шедевры шахматного искусства.
Кто победит – покажет борьба. Но один результат можно предсказать уже сейчас – победят Шахматы !
Зрители наградили Рююба долгими и бурными аплодисментами.  Затем к микрофону подошел Альберик  О'Келли :
- Позвольте мне, главному арбитру матча, огласить имена соперников по доскам и регламент состязания.  Капитаны обеих команд – Александр Петров и  Франсуа Филидор – выразили  единодушное мнение в том, что классифицировать столь выдающихся мастеров по сравнительной силе их игры  - задача непосильная даже для самых современных ЭВМ. Поэтому в основу распределения  участников состязания по доскам был положен хронологический принцип. Таким образом в матче встречаются :
- На первой доске – Михаил  ЧИГОРИН  и  Вильгельм  СТЕЙНИЦ . 
Оба названных шахматиста, сидевшие за первым столиком, поднялись, поклонились зрителям и обменялись дружеским рукопожатием.
Зрительный зал взорвался аплодисментами.
Столь же бурно и восторженно любители шахмат рукоплескали и другим участникам матча, которые , вставая, тепло приветствовали зрителей и друг друга.
Главный арбитр продолжал называть соперничающие пары :
- На второй доске - Александр АЛЕХИН  и  Эмануил ЛАСКЕР
  На третьей доске - Арон НИМЦОВИЧ  и  Зигберт   ТАРРАШ
  На четвертой  доске - Михаил БОТВИННИК  и Хосе Рауль КАПАБЛАНКА
  На пятой доске -  Василий  СМЫСЛОВ  и  Макс  ЭЙВЕ
  На шестой  доске -  Борис   СПАССКИЙ  и  Роберт  ФИШЕР
  На седьмой доске -  Михаил  ТАЛЬ  и  Бент  ЛАРСЕН
  На восьмой доске - Тигран ПЕТРОСЯН  и  Роберт  ХЮБНЕР
  На девятой доске  -  Анатолий КАРПОВ  и  Лайош  ПОРТИШ
  На десятой доске  -  Гарри  КАСПАРОВ  и  Ян  ТИММАН
Названные пары сыграют друг с другом по две партии, причем белыми в первом туре в сборной России будут играть обладатели четных досок, а в команде избранных шахматистов мира – соответственно  нечетных досок.  Во втором туре соперники поменяются цветом фигур.
Матч будет продолжаться два дня.  После пяти часов борьбы и полуторачасового перерыва  состоится доигрывание неоконченных партий. Контроль времени – 2,5 часа  на первые 40 ходов и один час на последующие 16 ходов с накоплением времени.
В заключении от имени участников матча выступил первый чемпион мира Вильгельм Стейниц :
-  Дамы и господа ! Нет таких слов, чтобы  в полной мере выразить нашу признательность  всемогущей богине шахмат Каиссе за ее поистине божественный дар и гордость за оказанную нам, главным участникам этого беспрецедентного шахматного форума, честь. Наше поколение, которое представлено здесь моими уважаемыми коллегами Чигориным, Ласкером и Таррашем, немало сделало для развития  и популяризации шахмат. И радостно сознавать, что наши потомки заметно расширили и творчески обогатили сделанное нами, подняв шахматное искусство на новую, еще более высокую ступень. Наш матч – своеобразный апофеоз шахматного искусства. И поэтому мы, его участники, борясь за победу, прежде всего будем стремиться продемонстрировать  красоту, величие и бессмертие шахмат.
Его слова потонули в громе аплодисментов. Затем главный арбитр  и его помощники поочередно включили часы на всех десяти столиках, и борьба началась.

Глава  3.   СЧЕТ   ОТКРЫТ !

Поначалу зрители довольно спокойно реагировали на дебютные перепалки соперников.  Вскоре, однако, в зале началось какое-то движение, сопровождаемое легким гулом.
Гул все время усиливался. Пришлось даже главному арбитру выйти на авансцену и красноречивыми жестами призвать любителей шахмат к тишине. Убедившись, что все его старания  напрасны,  О'Келли  огорченно махнул рукой и вернулся на свое место.
Едва он опустился в кресло, как зал разразился аплодисментами : невозмутимо дымивший сигарой Ласкер поздравлял с победой сияющего Алехина.
"Эх, если бы в первом ряду, как прежде, со своим вязаньем сидела бы  моя дорогая Марта, я бы не проиграл партию," – с грустью подумал    престарелый доктор.
Из первых рядов зрительного зала было видно, что губы Алехина дрожали. Лишь стоявший рядом Ласкер слышал его взволнованный шепот :"Наконец-то  сбылась моя мечта, и я снова представляю свою родину в столь ответственном соревновании !"

                Алехин  -  Ласкер
                Ферзевый  гамбит
1.d2 – d4  d7 – d5   2.c2 – c4  e7 – e6   3.Kb1 – c3  Kg8 – f6   4.Kg1 – f3  Cf8 - e7   5.Cc1 – g5  Kb8 – d7   6.e2 – e3  0 – 0   7.Лa1 – c1  c7 – c6   8. Cf1 – d3  d5 : c4
Размен дал бы черным больше защитных ресурсов, если  до этого сыграть  8….h6  9.Ch4
9.Cd3 : c4  Kf6 – d5   10.Cg5 : e7  Фd8 : e7   11.Kc3 – e4
Этот ход  столь хорош, как и более распространенный 11.0 – 0, но, вероятно, не лучше. В обоих случаях белые получают преимущество в пространстве и могут не беспокоиться о возможном  проигрыше.
11…Kd5 – f6   12.Ke4 – g3  e6 – e5
Интересная попытка Ласкера быстро разрешить проблему развития ферзевого фланга. Капабланка регулярно играл 12....Фb4+ и затем после размена ферзей добивался ничьей.
13.0 – 0  e5 : d4   14.Kg3 – f5
Этот на первый взгляд острый ход в действительности не так энергичен, как прямолинейный  14.ed, что ввиду открытой вертикали "е" создало бы для черных реальные трудности в развитии. После хода в партии белые будут вынуждены  взять на  d4 фигурой и, как следствие из этого, допустить нежелательные упрощения.
14. ...Фе7 – d8   15.Kf3 : d4
На  15.Ф : d4   или  15.ed  последует  15. ...Кb6
15….Kd7 – e5   16.Cc4 – b3  Cc8 : f5   17.Kd4 : f5  Фd8 – b6 ?
Черные недооценивают или просматривают ответ, который дает белым сильную атаку.  Правильный ход, достаточный для уравнения – это 17. ...g6 .
18.Фd1 – d6 !  Ke5 – d7
Так же  18. ...Кg6   19.Kh6+  gh   20.Ф: f6  Фd8   21.Фс3  было бы плохо для черных.
19.Лf1 – d1  Лa8 – d8   20.Фd6 – g3  g7 – g6   21.Фg3 – g5 !
Основная угроза теперь  22. Лd6 .  У черных уже нет удовлетворительной  защиты.
21. ...Kpg8 –h8   22.Кf5 – d6  Kph8 – g7   23.e3 – e4 !
Не только для того, чтобы использовать пешку для атаки, но также для того, чтобы освободить третью горизонталь  для ладей.
23. ...Kf6 – g8   24.Лd1 – d3  f7  - f6
Ход  24.... h6  приводил к варианту, похожему на  разыгранный в партии :  25.Kf5+  Kph7   26.K : h6 !  f6  27.Kf5  fg   28.Лh3+,  и мат следующим ходом.
25.Kd6 – f5+  Kpg7 – h8   26.Фg5 : g6 !
Эффектное завершение атаки, которая вряд ли могла быть  проведена лучше после поверхностного   17-го хода черных.   Черные сдались.
Это была первая победа Алехина над  Ласкером  за  долгие  годы их увлекательного соперничества.
Глава  4.   РАВНОВЕСИЕ   ВОССТАНОВЛЕНО

Лишь несколько минут команда России вела в счете. Новый взрыв аплодисментов подвел черту в поединке Стейниц – Чигорин. Соперники разыграли испанскую партию.
1.e2 – e4  e7 – e5  2.Kg1 – f3  Kb8 – c6  3.Cf1 – b5  Kg8 - f6  4.d2 – d3  d7– d6  5.c2 – c3  g7 –g6 Фианкетируя  королевского  слона, черные одновременно берут под контроль поле f5, куда  может  направиться  ферзевый конь белых.
6.Kb1– d2   Конь начал свой путь. Короля белые либо спрячут на ферзевом фланге ( 0-0-0 ), либо оставят в центре.  Ведь план атаки на  королевском фланге определяется дебютным построением.  Стейниц таким образом показал, что контуры стратегии миттельшпиля могут быть очерчены уже в начале игры.
6. ...Cf8 – g7   7.Kd2 – f1  0 – 0   8.Cb5 – a4
Предвидя маневр  Kf6 – d7 – c5, белые переводят слона на с2.  Правда, здесь он до поры до времени  будет  занимать  пассивную позицию. Однако  игра  в центре  может  вскрыться  ( после  d3 – d4  и   e5 : d4 ),  и тогда слон станет грозной силой. Поэтому в закрытых вариантах испанской партии черные, как правило, укрепляют пункт е5, держа белого слона на  с2  в "заточении".
8. ...Kf6 – d7   Этот ход  Чигорин объяснил следующим образом : "Переведя   коня с  с5 на е6,  я имел в виду препятствовать в ближайшем будущем движению пешки   d3 на  d4, а  также и план атаки с  f7 – f5".
9.Kf1 – e3  Kd7 – c5   10.Ca4 – c2  Kc5 – e6
Черные берут под контроль поле  d4 , но слон  с8  перестает контролировать поле  f5 . Создавшееся положение характерно для Стейница в испанской партии. Позиция пешек  d3, с3 и слона на с2  затрудняет черным контригру в центре. Продвижение  d3 – d4  Стейница пока не интересует. Он занят наступлением на королевском фланге.
11.h2 – h4
Белые намерены  вскрыть  линию "h".  Положение белого короля в центре весьма прочно, поэтому нет необходимости готовить длинную рокировку. Ну, а шаблонное 11.0 – 0 позволило бы черным путем  11. ...f5  или  11. ...Kf4  с последующим   f7 – f5  получить контригру.
11. ... Кс6 – е7
Чигорин  все же хочет сыграть  d6 – d5.  Но сейчас необходимо было препятствовать дальнейшему движению пешки "h"  ходом  11. ... Kf4 .  Если тогда 12.g3, то 12. ...Kh5.
12.h4 – h5  d6 – d5   
Соответствует стратегическому правилу, согласно которому фланговые действия противника, лучше всего встретить контригрой в центре.  Весь вопрос в том, как далеко зашла фланговая атака и как  защищен контратакуемый центр. В данном случае угроза королевскому флангу черных существенна, центр же белых надежно укреплен.
13.h5 : g6   f7 : g6
Ошибка, в результате которой дремавший  до сих пор "испанский" слон с выгодой включается в атаку. Правильно было 13....hg, что сначала наметил Чигорин, когда играл 12....d5.
14.e4 : d5 !
Трансформация плана ! Удерживать центр уже не надо. После взятия на  g6  пешкой "f" возрастает значение диагонали a2 – g8.
14….Ke7 : d5   15.Ke3 : d5  Фd8 : d5   16.Cc2 – b3
"Испанский" слон занял ключевую диагональ. Связка коня  е6  и  открытая линия "h" грозят черным  катастрофическими  последствиями.
16....Фd5 – c6   17.Фd1 – e2 
Стейниц препятствует продвижению  е5 – е4.  Теперь белые намерены развить ферзевого слона, а затем сделать длинную рокировку.
17....Сс8 – d7   18.Cc1 – e3   Kpg8 – h8
Освобождая коня от связки, черный король покидает опасную диагональ. Но теперь у белых появляются мотивы, связанные с жертвой ладьи на  h7.
19. 0 – 0 – 0   Ла8 – е8   20.Фе2 – f1 !
Не только сильный, но и необходимый ход.  Иначе после Кf4  черные с темпом  перебросили бы коня на  d5. Заранее убирая ферзя с вертикали "е", белые не прочь перебросить его на линию "h". Кроме того, они готовят  d3 – d4 , что приведет к вскрытию еще одной диагонали.
20. ... а7 – а5   21.d3 – d4 !   e5 : d4
Вынужденно, так как угрожало 22. d5
22.Kf3 : d4   Cg7 : d4
Другой размен – 22. ...К : d4  -  открывал диагональ слону b3, что позволяло белым нанести смертельный удар :  23.Л: h7+ !  Kp :h7   24.Фh1+.
23.Лd1 : d4 !   Ke6 : d4    24.Лh1 : h7+ !
Комбинация, основанная на действии дальнобойных  слонов.
24. ...Kph8 : h7  25.Фf1 – h1+   Kph7 – g7   26.Ce3 – h6+  Kpg7 – f6   27.Фh1 – h4+  Kpf6 – e5   28.Фh4 : d4+
Черные сдались, не дожидаясь мата :  28. ...Крf5  29.g4х
- Теперь я  могу  пожалеть, что  не  сыграл  11....f5,  с грустью проронил Чигорин.
- Позвольте, но ведь это было бы очень рискованно ! 
- Кто не рискует, тот не выигрывает !
- Если я вас правильно понимаю, любезнейший  Михаил  Иванович,  то вы  продолжаете наш давний принципиальный спор.
- В известной степени – да, хотя прошедшие десятилетия дали исчерпывающий ответ : те элементы, которые вы ставите во главу угла – перевес  в развитии и пространстве, слабые пункты, открытые линии, пешечное расположение и тому подобное – сами по себе имеют относительную ценность. В шахматной партии все зависит от конкретной  позиции  на  доске.
- Нет, вы неисправимы, - рассмеялся Стейниц. – А посему давайте лучше присоединимся к Ласкеру и Алехину и понаблюдаем за борьбой на других досках.

Глава  5.   БОРЬБЫ   НЕ   ПОЛУЧИЛОСЬ

Не успели Стейниц и Чигорин покинуть свой столик, как на девятой доске Портиш и Карпов подписали мирное соглашение. В этой партии игравший черными экс – чемпион мира  избрал новоиндийскую защиту.
1.c2 – c4  Kg8 – f6    2.Kb1 – c3  e7 – e6    3.Kg1 – f3  b7 – b6    4.g2 – g3  Cc8 – b7    5.Cf1 – g2  Сf8 – e7   6.0 – 0   0 – 0   7.Лf1 – e1 
Венгерскому гроссмейстеру пришлось по душе нововведение Петросяна в их матче 1974 года, и теперь он охотно применил его.
7….d7 – d5   8.c4 : d5  Kf6 : d5   9.Kc3 : d5  e6 : d5   10.d2 – d4  Kb8 – d7   11.Cc1 – f4  c7 – c5  12.d4 : c5  b6 : c5   13.Kf3 – d2  a7 – a5   14.Лa1 – c1   Лa8 – a7 
Обращают на себя внимание  13-й  и  14-й  ходы черных. Подобная трактовка позиций  с висячими пешками весьма эффективна. В итоге черные получили даже минимальный  перевес.
15.Kd2 – b1  Kd7 – b6  16.b2 – b3  d5– d4  17.Cg2 : b7  Лa7 : b7  18.e2 – e4  a5 – a4  19.Фd1- d3  a4 :b3    20.a2 : b3   Kb6 – d7    21.h2 – h4    h7 – h6    22.e4 – e5   Лb7 – b6    23.Kb1 – a3   Лb6 – e6    24.Ka3 – c4  Фd8 – b8   25.h4 – h5  Лf8 – e8   26.Лc1 – b1  Kd7 – b6   27.Cf4 – d2  Kb6 : c4   28.b3 : c4 Фb8 – a8   29.Лb1 – a1  Фa8 – b7   30.Лa1 – b1  Фb7 – a8     Согласились на ничью.
Гроссмейстеры пожали друг другу руки, а затем  Карпов, увидев подошедшего Чигорина, виновато улыбаясь, объяснил :
- Понимаете, Михаил Иванович, не получилось борьбы.  Все-таки черный цвет. Сначала уравнял игру, затем получил минимальное преимущество, но его было явно недостаточно для победы. А интересы команды не позволяют переступать грань допустимого риска.
- Ну, полно, полно, голубчик, ничья все – таки лучше, чем поражение, - покачал головой маэстро.
- Ох, уж эти ничьи ! – воскликнул Карпов. – Помню, в 1971 году на командном чемпионате СССР моя одноклубница Римма Билунова отложила партию в эндшпиле, который тогдашний чемпион мира Борис Спассский безапелляционно объявил ничейным. Мне же казалось, что у Билуновой есть шансы на победу. Все свое свободное время я искал выигрыш и все – таки нашел его. При доигрывании Билунова, следуя моим рекомендациям, добилась выигрышного положения, но затем ошиблась, и партия завершилась вничью. Когда соперница покинула столик, Билунова дала волю слезам :"Толя весь выходной потратил на анализ, а его так подвела !" А потом надо мной подшучивали товарищи по команде :" Как тебе не стыдно – женщину до слез довел ..."
Чигорин  от души рассмеялся, а затем, вдруг став серьезным, сказал :
- А вот я в 1889 году, разделив на международном турнире в Нью – Йорке 1 – 2 места с Максом  Вейссом,  вынужден был, несмотря на недомогание и крайнюю усталость, провести с ним  дополнительный матч из четырех партий. Все четыре партии завершились вничью, и мы с Вейссом  поделили первый и второй призы. А ведь этого матча могло и не быть, если  бы я сделал ничью в турнирной партии с Мэзоном.  Ничья эта была у меня, как говорится, в кармане. Увы, мой соперник явился на доигрывание пьяным, зная мое отвращение и нетерпимость к подобным явлениям. Я отказался от доигрывания, и мне засчитали поражение. Вот такой ценой я выразил свой протест против нарушения шахматной и человеческой этики.
Он  улыбнулся, а затем, протянув руку Карпову, воскликнул :
- Вот что, молодой человек, предлагаю договор : партии второго тура мы с вами обязательно выиграем. По рукам ?
- По рукам !

Глава  6.   ОШИБКА   ЛАРСЕНА

- Кажется, у Таля с Ларсеном дело тоже идет к ничьей, - взглянув на демонстрационную доску, промолвил Карпов.
-  Похоже, что так, - кивнул головой Чигорин.
Оба шахматиста подошли к седьмому столику, возле которого стоял Ласкер.
"Ничья  неизбежна", - красноречивым жестом показал он.
Но именно в этот момент Ларсен неосторожно побил ферзем черную пешку на  а7, и через несколько ходов все было кончено.

                Ларсен  -  Таль
                Староиндийская  защита
1.Kg1 – f3  Kg8 – f6  2.c2 – c4  g7 – g6  3.Kb1 – c3  Cf8 – g7  4.e2 – e4  d7 – d6  5.d2 – d4  0 – 0  6.Cf1 – e2  e7 – e5   7.0 – 0   Kb8 – c6   8.d4 – d5  Kc6 – e7   9.Kf3 – e1  Kf6 – d7   10.Ke1 – d3  f7 – f5 11.Cc1 – d2   Kd7 – f6    12.f2 – f3   f5 – f4    13.c4 – c5   g6 – g5    14.Лa1 – c1  Ke7 – g6    15.Kc3 – b5 Лf8 – f7  16.c5 : d6  с7 : d6  17.Фd1 – c2  g4 – g5  18.Kb5 – c7  g4 : f3   19.g2 : f3  Cc8 – h3  20.Kc7:a8 Kf6 : e4   21.f3 : e4   
Это – молчаливое  предложение  ничьей.  Ларсен приглашает соперника дать ему вечный  шах – 21....Фg5+  и  22....Фh4+.  Основательно подумав,  черные  решили  отказаться от ничьей.
21. ... Фd8 – g5+   22.Kpg1 – f2  Фg5 – g2+   23.Kpf2 – e1  Kg6 – h4
У белых лишние ладья и конь, но позиция крайне острая  с  угрозами для черных.
24.Cd2 – e3 
Черные опасались 24. Кf2, так как не видели в этом случае реального продолжения  атаки.
24. ... Фg4 : e4   25.Ce3 – f2  f4 – f3   26.Cf2 : h4  Фe4 : h4+   27.Kd3 – f2  f3 : e2   28.Фс2 : e2 e5 – e4   29.Лf1 – g1  e4 – e3   30.Фe2 : e3  Лf7 – e7   31.Лg1 : g7+  Kpg8 : g7   32.Лс1 – с7  Ch3 – d7   33.Лc7 : d7  Лe7 : d7   
Кажется, положение ничейное. У белых два коня за ладью, но перевес, хоть и небольшой, все же у черных – конь в углу доски отрезан.
Ларсену следовало играть  34.Фс3+  Фf6   35.Фg3+.  Он же на свою погибель вдруг взял пешку.
34.Фе3 : а7 ?  Лd7 – е7+   35.Kpe1 – d1  Фh4 – c4 !  Решающий ход !
36.Фa7 – b6  Фc4 – f1+   37.Kpd1 – d2  Ле7 – е2+  38.Kpd2– c3  Фf1– c1+   39.Kpc3– d4  Фс1– е3+  40.Kpd4 – с4 Ле2 – с2+, и белые ввиду неизбежной потери ферзя сдались.    
Команда России вновь вышла вперед.
Расстроенный Ларсен даже не стал анализировать партию  и,  протянув  руку   смущенному   Талю,  поспешно  ушел.  Наблюдавшие за финалом этой партии Чигорин, Ласкер и Карпов с сочувствием смотрели ему  вслед.
- Даже как-то неудобно, - виновато промолвил Таль. 
- Разве это зевок ? – возразил Ласкер.  Вот  ход  Cd6 – b4 – это, действительно, был зевок.
- Простите, но в нашей партии не было такого хода, - недоуменно пожал плечами Таль.
- Зато он был в матче Стейниц – Чигорин  и  стоил  последнему, быть может, шахматной короны.  Не так ли, любезнейший Михаил Иванович ?
- К сожалению, вы правы, - печально улыбнулся Чигорин.
-  Господа, посмотрите, какой изумительный ход сделал Ботвинник ! – воскликнул подошедший Стейниц, и все устремились к четвертому столику.

Глава  7.   ШЕДЕВР   МИХАИЛА   БОТВИННИКА

30-й ход Ботвинника поверг Капабланку в длительное раздумье. Не отрывая взгляда от доски, кубинец неодобрительно покачивал головой, а затем все-таки принял жертву слона. А спустя  11 ходов счастливый Ботвинник принимал поздравления.

                Ботвинник  -  Капабланка
                Защита  Нимцовича   
1.d2 – d4   Kg8 – f6    2.c2 – c4    e7 – e6    3.Kb1 – c3   Cf8 – b4    4.e2 – e3   d7 – d5    5.a2 – a3  Cb4 : c3+   6.b2 : c3  c7 – c5   7.c4 : d5  e6 : d5   8.Cf1 – d3  0 – 0    9.Kg1 – e2
Цель белых ясна : путем  f2 – f3  и  е3 – е4  использовать свой  пешечный перевес в центре и начать атаку на королевском фланге. Чтобы ослабить это давление, черные разменивают белопольных слонов.
9. …b7 – b6   10.0 – 0  Cc8 – a6   11.Cd3 : a6  Kb8 : a6   12.Cc1 – b2
Неудачный ход. Лучше было предварительное  12.Фd3.
12. …Фd8 – d7   13.а3 – а4  Лf8 – e8   
Шаблонный ход. Путем 13. ...сd   14.cd  Лfc8  черные создавали игру по линии "с" , и планы белых  остались бы неосуществленными.
14.Фd1 – d3  c5 – c4   15.Фd3 – c2  Ka6 – b8   16.Лa1 – е1
Белые настроены агрессивно. Иначе они путем 16. Са3  Кс6   17.Сb4  легко защитили бы свою крайнюю пешку.
16. ...Kb8 – c6   17.Ke2 – g3  Kc6 – a5
Альтернативы уже нет, так как  на 17....Ке4   белые ответили бы 18.Кh1, а затем 19.f3.
18.f2 – f3  Ka5 – b3   19.e3 – e4  Фd7 : a4   20.e4 – e5  Kf6 – d7   21.Фс2 – f2 
Необходимо было удержать коня  b3  удержать вне игры  ввиду угрозы  21....Kbc5.  Сейчас черные должны парировать маневр  Kg3 – f5 – d6.
21. ...g7 – g6   22.f3 – f4   f7 – f5
Также вынужденно из-за угрозы  23.f5.
23.e5 : f6
Конечно, белые стремятся к вскрытию игры на королевском фланге, пока две фигуры черных отвлечены  на другой край доски.
23. …Kd7 : f6   24.f4 – f5  Ле8 : е1   25.Лf1 : e1  Ла8 – е8   
Черные стремятся к упрощениям. Более сложная задача возникла  бы перед белыми в случае 25. ...Лf8.  Сейчас ничего не дает белым  26.fg  hg.  С другой стороны, они не могут уклониться от размена ладей, но делают это так, чтобы получить опасную проходную пешку.
26.Ле1 – е6  Ле8 : е6   27.f5 : e6  Kpg8 – g7   28.Фf2 – f4 
Уже угрожает 29.Кf5+  с решающей атакой.
28. ... Фа4 – е8   29.Фf4 – e5  Фе8 – е7
А что еще делать черным, когда они в цугцванге ?
После  29. ...Ка5  белые с выгодой  вводят в игру  слона через с1 с сокрушительными угрозами Сh6+ или Фс7+ Черные  пытаются  выключить слона из игры, но  тщетно.
30. Сb2 – a3 !!  Блестящая жертва слона !
Начало 12-ходовой комбинации, приводящей к победе белых. Отклонять жертву не имеет смысла, так как  после 30...Фе8   31.Фс7+  Крg8   32.Се7  Кg4   33.Фd7  черным впору  сдаваться.
30. ...Фе7 : а3   31.Kg3 – h5+  g6 : h5   32.Фe5 – g5+  Kpg7 – f8   33.Фg5 : f6+  Kpf8 – g8   34.e6 – e7  Фа3 – с1+   35.Kpg1 – f2  Фс1 – с2+   36.Kpf2 – g3  Фс2 – d3+   37.Kpg3 – h4  Фd3 – e4+   38.Kph4 : h5  Фе4 – е2+   39.Kph5 – h4  Фе2 – е4+   40.g2 – g4  Фе4 – е1+   41.Kph4 – h5
И в этой совершенно безнадежной позиции черные сдались. 
Перевес шахматистов России возрос  до двух очков.
- Благодарю вас за доставленное всем эстетическое  наслаждение ! -  тряся руку Ботвинника, воскликнул Ласкер. – В свое время я пожертвовал Бауэру даже двух слонов, но ваша жертва гораздо изящней.
- Не говоря уже о том, что Бауэр – это не Капабланка, - стараясь хоть как-то утешить кубинца, добавил Алехин.
- Благодарю вас, господин Алехин, - приложив руку к груди, с чувством произнес Капабланка. – Но, право же, я ничуть не расстроен – ведь мне выпала честь стать соавтором подлинного шедевра.
Все зааплодировали.
- Благодарю вас, господа, - грациозно наклонил голову  кубинец. – Однако эти слова принадлежат не мне. Я просто повторил то, что сказал в 1914 году доктор Ласкер под впечатлением моего хода  Ла8 в нашем берлинском блицматче.
Он помолчал, а затем, повернувшись к Ботвиннику, сказал :
-  Единственное, о чем я хочу вас просить, так это разрешить мне и партию второго тура играть черными. Таков уж мой принцип : черными проиграл, черными и должен взять реванш.
- Не возражаю, - с готовностью ответил Ботвинник.

Глава  8.   НИКТО   НЕ   ХОТЕЛ   РИСКОВАТЬ

Основное время первого тура приближалось к концу, а половина участников матча все еще продолжала борьбу.  Освободившиеся от игры шахматисты медленно прогуливались вдоль сцены, на ходу обмениваясь впечатлениями.
Но вот из-за восьмого столика поднялись Петросян и Хюбнер и традиционным рукопожатием скрепили мирное соглашение. Их партия развивалась неторопливо и протекала в равной борьбе.  А так как никто из соперников не рискнул обострить игру, то ничья  и явилась наиболее закономерным итогом.

                Петросян  -  Хюбнер
                Ферзевый  гамбит   
1.d2 – d4   d7 – d5    2.c2 – c4  e7 – e6    3.Kb1 – c3  Cf8 – e7   4.Kg1 – f3  Kg8 – f6    5.Cc1 – g5  0 – 0    6.е2 – е3  h7 – h6   7.Cg5 – h4  b7 – b6
Образовалась позиция, характерная для системы Макагонова – Бондаревского, в которой черные ходом  с7 – с5  стремятся навязать сложную борьбу в центре.
8.Ch4 : f6  Ce7 : f6   9.c4 : d5  e6 : d5   10.Фd1 – d2  Cc8 – e6   11.Лa1 – d1
Белые концентрируют фигуры против пешки  d5  на случай, если черные сыграют  с7 – с5. Однако черные вовсе не обязаны так играть, и план белых теряет свою эффективность.  Лучше выглядят естественные продолжения 11.Лс1 или 11.Се2.
11..Cf6 – e7  12.a2 – a3  c7 – c6  13.g2 – g3  Фd8 – c8  14.Cf1 – g2  Ce6 – h3  15.0 – 0   Ch3 : g2  16.Kpg1 : g2  Kb8 – d7  17.Фd2 – e2  Лf8 – e8  18.Лd1 – d2  Фc8 – b7  19.Лf1 – b1  a7 – a5  20.Фe2-d1 Ce7 – d6  21.Фd1 – c2  Ла8 – с8  22.Лb1 – d1  Kd7 – f6  23.Kpg2 – g1  Фb7– d7  24.Kpg1– g2  Лс8-b8  25.Лd1 – c1  Ле8 – с8   26.е3 – е4 
Маневрирование по своей территории белым ничего не дало, и они вынуждены начать активные операции в центре.
26. ...d5 : e4   27.Kc3 : e4  Фd7 – e6   
Здесь  белые  могли  предпринять  последнюю  попытку  в  борьбе  за  инициативу.  После   28.K: f6+  Ф: f6  29.d5  cd  30.Ф: c8+  Л:c8   31.Л:c8+  Kph7   32.Лс6 !  у черных возникали большие  трудности.  Однако в партии последовало :
28.Ke4 : d6   Фе6 : d6    29.Фc2 – f5   Лс8 – е8    30.Лс1 – е1   Лb8 – c8    31.Фf5 – d3   Kf6 – d5    32.Ле1 – е2   Ле8 : е2     33.Фd3 : е2   Фd6 – g6     34.Kpg2 – f1   Фg6 – g4     35.Kf3 – e5   Фg4 – e6    36.Ke5 – d3  Фe6 : e2+   37.Kpf1 : e2  f7 – f6   38.b2 – b4  a5 : b4   39.Kd3 : b4  Kd5 – e7
После  39. ...K : b4   40.ab   шансы белых в ладейном эндшпиле лучше – в связи с более активной позицией короля.
40.d4 – d5 c6 – c5  41.d5 – d6  Лс8 – е8 !   42.d6 – d7 ,  и  противники согласились на ничью.
Петросян выглядел чуточку  расстроенным.
- Вряд ли белые здесь могут добиться большего, - после недолгого изучения позиции резюмировал  Алехин.
- К сожалению, вы правы, - вздохнул Петросян. – Будь у меня хоть незначительный позиционный перевес, я бы сделал все возможное, чтобы победить.
- А вот Тейхман, помнится мне, имея против Пшепюрки подавляющий перевес сделал все возможное, чтобы не победить, - рассмеялся Ласкер.
- Грубо ошибся ? – поинтересовался Хюбнер.
- Ничуть. Просто Тейхман, боясь опоздать на соревнование по классической борьбе, страстным поклонником которой  он был, предложил сопернику ничью, после чего они вместе отправились на поединок знаменитых борцов. В момент наивысшей кульминации на ковре горячо переживавший Тейхман вскочил и крикнул : "Дожимай его ! Дожимай !"  -  "Не волнуйтесь, маэстро, ничего особенного не произойдет, - успокоил его Пшепюрка, - ведь они тоже договорились о ничьей !"
Собеседники Ласкера захохотали, но, увидев укоризненные покачивания головой  О'Келли, поспешно разбрелись по сцене.

Глава  9.   РАЗРЫВ   СОКРАЩАЕТСЯ

Последней в основное время завершилась партия  Эйве – Смыслов, в которой игравший черными российский гроссмейстер избрал защиту Грюнфельда. Однако в миттельшпиле он  дважды ошибся , и его соперник  уже на  27-м  ходу  мог  завершить борьбу  эффектной жертвой ферзя.  Эйве не заметил такой возможности, но его перевес был столь значителен, что спустя 15 ходов Смыслов вынужден был признать свое поражение.
1.d2 – d4  Kg8 – f6    2.c2 – c4  g7 – g6    3.Kb1 – c3  d7 – d5    4.Kg1 – f3  Cf8 – g7   5.Фd1 – b3 d5 : с4   6.Фb3 : c4  0 – 0   7.e2 – e4  Cc8 – g4   8.Cc1 – e3  Kf6 – d7   9.Фс4 – b3  Kd7 – b6  10.a2 – а4 
Ход  10.а4  вряд ли сильнее, чем обычный  10.Лd1, так как ослабление пункта  b4  очень неприятно сказывается в дальнейшем.
10....а7 – а5   11.d4 – d5 
Этот ход только ослабляет положение белых в центре и открывает для черного слона  g7  диагональ  а1 – h8.  Гораздо лучше было играть  11.Лd1.
11. ...Kb8 – a6 ?
Явная ошибка. Теперь белые предупреждают ослабление своего королевского фланга и обеспечивают себе более перспективную игру.
12.Cf1 – e2  e7 – e6   
Этим ходом черные только напрасно теряют время, нисколько не облегчая своего положения. Сильнее было  12....Фd6,  используя слабость пункта  b4  для получения контригры.
13.h2 – h3  Cg4 : f3   14.Ce2 : f3  e6 : d5   15.e4 : d5  Фd8 – h4 ?
При двух слонах и прекрасных шансах на атаку на ферзевом фланге белые стоят уже, несомненно, лучше, а 15-й ход черных позволяет белым значительно увеличить свое преимущество. Черные, желавшие попасть ферзем на  b4, должны были  вместо  15....Фh4  играть 15....Фе7  или  15....Фd6.  Теперь белые легко отражают эту попытку.
16.Кс3 – е4 !
Прекрасный ход, угрожающий в первую очередь  17.Сg5  с выигрышем ферзя и вынуждающий черные фигуры к  отступлению. Положение белых теперь, пожалуй, позиционно выиграно.
16. ...Ла8 – е8   
Черные напрасно боялись снять защиту с  f7  и сыграть 16....Лfe8.  Ладья  f8  теперь стоит очень неудачно, так как при случае возможна угроза  Сс5.
17.g2 – g3  Фh4 – d8   18.d5 – d6  Kb6 – c8   19.d6 : c7  Фd8 : c7   20.0 – 0
Выигрыш белых теперь не вызывает сомнений и является лишь вопросом времени, так как черные фигуры обречены на бездействие и не могут взять под контроль важные центральные поля.
20. ...Ле8 – е6   21.Ла1 – с1  Фс7 – е5   22.Фb3 :b7  Kc8 – e7
Если   22....Ф : b2,  то 23.Ф: с8  Л : с8   24.Л : с8+  Сf8   25.Ch6  c  выигрышем.
23. Кf4 – g5 !
Это уже наносит черным материальный урон, так как в случае  23. ...Лd6  следует  24.Сf4
23. ...Лe6 – f6   24.Ce3 – f4   Лf6 : f4
Последний ход черных вынужден, так как после любого отступления ферзя   белые   выигрывают   коня   е7.
25.g3 : f4  Фe5 : f4   26.Фb7 :e7  Cg7 – f6  27.Фе7 –е3 ?
До сих пор Эйве  прекрасно вел партию, но теперь он  упускает  возможность  изящной  комбинации :  27. Ф : f7+ ! Л : f7   28.Лс8+  Сd8    29.Л : d8+  Лf8    30.Ke6, и черные  должны сдаться. Правда, материальный перевес белых попрежнему велик. 
27. ...Фf4 : e3    28.f2 : e3  Cf6 : g5   29 .Лс1 – с3  f7 – f5  30 .Лf1 – d1   Ka6 – c5   31. b2 – b3  Лf8 – e8  32 .Лd1 – d5
Простейший путь к победе.Белые теряют пешку "е,"  но выигрывают взамен пешку  "а" и таким образом получают на ферзевом фланге решающий перевес.
32...Сg5 : e3+    33.Kpg1 – g2   Kc5 – a6   34.Лd5 – d7 
Но не 34. Л : а5 ?   ввиду  34. ...Сd2
34… Ce3 – f4     35. Лd7 – a7   Ka6 – b4    36. Ла7 : а5   Kpg8 – g7    37 .Лa5 – b5   Cf4 – d2         38.Лс3 – с7+   Kpg7 – f6    39.Лс7 -  d7  Cd2 – e1    40.Лb5 – b6+  Kpf6 – g5    41.h3 – h4+   Kp g5 – f4  42.Лb6 : b4+ 
Черные сдались. 
Счет стал 4 : 3 в пользу шахматистов России.
Главный судья матча объявил перерыв. В трех назавершенных поединках Нимцович добился решающего перевеса в партии с Таррашем, Спасский – чуть более активной позиции против Фишера, а в партии Каспаров – Тимман противники, обменявшись серией этюдных ходов, затеяли пешечные гонки на противоположных флангах.

Глава  10.   ФИШЕР   ФОРСИРУЕТ   НИЧЬЮ

В перерыве зрители, вооружившись карманными шахматами, с жаром обсуждали отложенные позиции. Дискуссионные вулканы продолжали извергаться даже и после  того, как участники матча возобновили борьбу.
После каждого такого взрыва О'Келли, словно вызываемый на бис полюбившийся публике артист, выходил на авансцену. С той лишь разницей, что вместо поклонов и ослепительных улыбок он всякий раз прикладывал указательный палец к губам, издавая при этом предостерегающие шипящие звуки.

В партии  Спасский – Фишер американский гроссмейстер остановил свой выбор на сицилианской защите. Противники вели борьбу настойчиво, изобретательно, красиво.
1.e2 – e4  c7 – c5  2.Kg1 – f3  d7 – d6  3.d2 – d4  c5 : d4  4.Kf3 : d4  Kg8 – f6  5.Kb1 – c3  a7- a6 6.Cc1 – g5  e7 – e6   7.f2 – f4  Фd8 – b6   8.Фd1 – d2 
Ценою пешки белые стремятся  побыстрее мобилизовать свои силы для наступления на позицию неприятельского короля.
8. …Фb6 : b2   9.Kd4 – b3  Фb2 – a3   10.Cf1 – d3  Cf8 – e7
10-й ход Фишера позволяет белым пожертвовать вторую пешку.
11.0 – 0  h7 – h6   12.Cg5 – h4 
Теперь черные берут пожертвованную пешку, после чего Спасский  смело жертвует  и третьего пехотинца.
12. ...Кf6 : e4 !   13.Kc3 : e4  Ce7 : h4   14.f4 – f5 !
Жертва третьей пешки. Брать ее необходимо ввиду угрозы взятия на  е6  или продвижения на  f6 , а также  Фf4.  Не считаясь с материалом, белые вскрывают линию.
14. ..е6 : f5   15.Cd3 – b5+ !
В этом неожиданном прыжке белопольного слона, лишающего  короля противника права на              рокировку, соль замысла Спасского.
15....a6 : b5   16.Ke4 : d6+  Kpe8 – f8 !
Ошибкой было бы  16. ...Кре7  ввиду 17.К :b5  Фа6   18.Фb4+ c  последующим взятием слона на h4.
17.Kd6 : c8  Kb8 – c6   18.Kc8 – d6 
Белые трубят отбой. Более заманчивым кажется  18.Фd7 , но после  18. ...g6  черные заканчивают развитие. Вероятно, Спасский почувствовал, что атака не получилась и стал искать пути к спасению.
18....Ла8 – d8   19.Kd6 : b5  Фа3 – е7 !   
Именно этот ход сохраняет перевес за черными.
20.Фd2 – f4  g7 – g6   21.a2 – a4  Ch4 – g5
Фишер допускает неточность.  Следовало играть  21....Крg7  и после  Лhe8  легко завершить развитие, имея лишнюю пешку и выигранную позицию.
22.Фf4 – c4  Cg5 – e3+   23.Kpg1 – h1  f5 – f4    24.g2 – g3 !
Спасский защищается с присущей ему цепкостью и находчивостью, используя все тактические шансы.
24. ...g6 – g5   25.Ла1 – е1  Фе7 – b4 
Фишер стремится перевести игру в эндшпиль, так как угрозы белых  26.gf  gf   27.Л : f4  крайне неприятны для него.
26.Фс4 : b4  Kc6 : b4   27.Ле1 – е2  Kpf8 – g7 ?
Следовало играть 27. ...Кс6 !,  предупреждая контригру белых.
28.Kb3 – a5 !  b7 – b6   29.Ka5 – c4  Kb4 – d5
Кони белых получили большую активность и препятствуют вводу черной ладьи.
30.Kc4 – d6  Ce3 – c5   31.Kd6 – b7  Лd8 – c8 ?
После этого хода худшее для белых позади. Значительно трудне было бы играть, если бы Фишер нанес контрудар – 31. ...Ке3 !
32.с2 – с4 !  Kd5 – e3   33.Лf1 – f3  Ke3 : c4   34.g3 : f4  g5 – g4
Теперь уже осторожными должны быть черные – их король легко может попасть под удары белых фигур, и это позиционное преимущество вполне компенсирует недостающую пешку.
35.Лf3 – d3   h6 – h5    36.h2 – h3  Kc4 – a5 ?   
Ненужная децентрализация. Белые господствуют на обеих центральных вертикалях, и поэтому  черным  следовало разменять одну пару ладей : 36...Лhe8 !  37.Л : е8   Л : е8  38.К : с5  bc
37.Kb7 – d6 !  Cc5 : d6 ?
Вновь неточность. Только 37. ...Лс6   38.Ке8+  Крg6  оставляло черным шансы на победу.
38.Kb5 : d6  Лс8 – с1+   39.Kph1 – g2   Ka5 – c4   40.Kd6 – e8+!
Спасский ведет защиту с большим подъемом, максимально запутывая игру.
40. ...Kpg7 – g6
В этом положении партия была отложена.
При доигрывании последовало :
41.h3 – h4 ! ( записанный  ход  Спасского )
41. ...f7 – f6   42.Ле2 – е6   Лс1 – с2+        43.Kpg2 – g1  Kpg6 – f5   44.Ke8 – g7+   Kpf5 : f4    45.Лd3 – d4+   Kpf4 – g3 46.Kg7 – f5+  Kpg3 – f3   47.Ле6 – е4  Лс2 – с1+  48.Крg1 – h2 Лс1 – с2+   49.Крh2 – g1,  и  соперники согласились на ничью.
Самое   удивительное,  что  оба   гроссмейстера   были  недовольны  своей  игрой.  Спасский – тем,  что  не допустив  ни  одной явной ошибки, позволил Фишеру  овладеть пасной
инициативой.  Фишер  же  не  мог  простить себе  нескольких  нетипичных  для него слабых ходов – особенно 27-й и 31-й, позволивших  Спасскому не только преодолеть все трудности, но и  получить более перспективную позицию.
При доигрывании американский гроссмейстер без особых хлопот форсировал ничью, после чего, проанализировав с соперником ключевые моменты борьбы, пожал ему руку и удалился.



Глава  11.   ПРОДОЛЖЕНИЕ   СПОРА

На третьей доске Тарраш и Нимцович с увлечением, словно не было позади семи десятилетий, продолжали давний и весьма принципиальный спор.
Глава новой школы начала ХХ столетия всем своим видом показывал, что сегодня основоположнику "неоромантизма" не сдобровать.
- Ну-с, господин Нимцович, сегодня я намерен преподать вам урок о пользе "висячих" пешек в ферзевом гамбите, если вы, конечно, не уклонитесь от  этого диспута, - поправаляя накрахмаленные манжеты, произнес Тарраш.
- Я к вашим услугам, милостивый государь, - не скрывая сарказма, ответил Нимцович.
Тарраш высокомерно посмотрел на соперника и решительно двинул вперед ферзевую пешку.
                Тарраш  -  Нимцович
                Ферзевый  гамбит
1.d2 – d4   d7 – d5  2.Kg1– f3  e7 – e6  3.c2 – c4  c7– c5  4.e2 – e3  Kg8 – f6  5.Kb1– c3  Kb8 - с6 6.Cf1 – d3  Cf8 – d6    7.0 – 0  0 – 0    8.b2 – b3   b7 – b6    9.Cc1 – b2   Cc8 – b7    10.Фd1 – e2   d5 : c4  11.b3 : c4  c5 : d4   12.e3 : d4
Положительные и отрицательные стороны  "висячих" пешек здесь приблизительно уравновешиваются.
12. ...Ла8 – с8   13.Ла1 – d1  Kc6 – b4   14.Cd3 – b1  Cb7 : f3   15.g2 : f3  Cd6 – b8 !
 16.а2 – а3  Фd8 – c7   17.f3 – f4  Фс7 : f4   18.f2 – f3  Kb4 – c6   
Белые потеряли пешку, но наличие у них  обоих слонов, линии  "g" и, наконец, "висячих" пешек  ( что тоже имеет значение ) сулит им кое- какие шансы на атаку.
19.Кс3 – е4  Лf8 – d8    20.Kpg1 – h1  Kc6 – e7 !    21.Cb2 – c1  Фf4 – c7    22.Ke4 : f6+   g7 : f6 23.Фe2– g2+  Ke7– g6  24.Cb1– a2  Kpg8 – h8  25.f3 – f4  Kg6 – h4   26.Фg2– h3  Kh4 – f5   27.d4 - d5
Чтобы использовать диагональ  а1 – h8  для атаки. Продвижение пешек с целью открытия линий для стоящих позади фигур должно быть всецело отнесено к области "динамики".  В дальнейшем  черные на  "динамику" отвечают "статикой", по возможности тормозя и блокируя пешки  с4  и  d5.
27…Лd8 – g8   28.Cc1– b2   Лg8 – g6   29.Лf1– g1  Лс8– g8    30.Лg1: g6  Лg8 : g6   31.Лd1 - f1 Фс7 – с5   32.Фh3 – f3  Cb8 – d6  ( блокирование )   33.Фf3 – f2  Фс5 : f2   
Блокирующие поля  d6  и особенно  с5  служат как бы трамплином для всякого рода вторжений в лагерь противника . Так, например,  грозило  Фс5 – е3.
34.Лf1 : f2  Cd6 – c5   35.Лf2 – g2  Kph8 – g7   36.Лg2 : g6+  h7 : g6               
Теперь черным выиграть уже нетрудно.
37.Kph1 – g2   Cc5 – d4 !   38.Cb2 – c1   Cd4 – e3    39.Cc1 : e3    Kf5 : e3+    40.Kpg2 – f3   
Ke3 – f5    41.Ca2 – b1  Kf5– d6   42.Cb1– d3   e6– e5   43.Kpf3– g4   f6– f5+  44.Kpg4-g3   f7–f6 
45. h2– h4   Kpg7– f7   46. Cd3 – e2  Kd6– e8   47.Kpg3-f3   Kpf7 – e7     48. Kpf3 – e3   Ke8 – g7   
49. Ce2 – f3   Kpe7 – d6 50.Cf3 – d1  Kg7 – h5   
Черные переводят коня на  h5,  чтобы раздвоить свои пешки по линии  " f " ,  а блокаду пешек  пока берет на себя король.
51.f4 : e5+  f6 : e5   52.Kpe3 – d3  Kpd6 – c5   53.a3 – a4 Kh5– f6  54.Cd1–e2 Kf6– e8  55.Kpd3– c3  Ke8–d6  56.Ce2 -f1 e5–e4   57.Kpc3– d2  f5 – f4   58.Kpd2 – c3  f4 – f3
Белые  сдались. 
Перевес команды России вновь возрос до двух очков. Тарраш был явно сконфужен. Он категорически отказался анализировать партию и, пробурчав :"Урок переносится на завтра", поспешно покинул сцену.

Глава  12.   НИЧЬЯ ,  НО   КАКАЯ !

В партии Каспаров – Тимман творилось что-то невообразимое. Соперники словно воскресили романтические времена Лабурдоне и Морфи.

                Каспаров  -  Тимман
                Новоиндийская  защита
1.d2 – d4  Kg8 – f6    2.c2 – c4  e7 – e6    3.Kg1 – f3  b7 – b6    4.Kb1 – c3  Cf8 – b4    5.Cc1 – g5 Cc8– b7  6.e2 – e3  h7– h6  7.Cg5 – h4  g7 – g5  8.Ch4 – g3  Kf6 – e4  9.Фd1 – c2  Cb4 : c3+  10.b2 : с3 d7– d6   11.Cf1 – d3  f7– f5   12.d4 – d5  Ke4 – c5  13.h2 – h4  g5 – g4   14.Kf3 – d4  Фd8 – f6  15.0 – 0 Kb8 – a6   16.Kd4 : e6 !  Kc5 : e6   17.Cd3 : f5 !
Жертва фигуры за две пешки – очень интересная идея.
17. ...Ке6 – g7   18.Cf5 – g6+  Kpe8 – d7   19.f2 – f3 !  Лa8 – f8   20.f3 : g4  - третья пешка за фигуру.
20....Фf6 – e7   21.e3 – e4  Kpd7 – c8   22.Фс2 – d2  Kpc8 – b8   
Критический момент партии. Белым необходимо провести  е4 – е5, после чего позиция  в центре  разваливается.
23.Лf1 : f8+  Лh8 : f8   24.Фd2: h6
Белые выиграли еще одну пешку, однако теперь Тимман получает контригру.
24. ...Сb7 – с8 !   25.Ла1 – е1  Сс8 : g4   26.c4 – c5 !
Блестящая идея ! Этот ход еще более закручивает ситуацию.
26. ...Фе7 – f6 !
Тимман  находит  отличную  возможность – он  собирается  использовать связку  слона  g6, чтобы выиграть его ( при этом собственный король его как будто не беспокоит ).
27.с5 : d6 !  Cg4 – h5 !   28.e4 – e5  Фf6 : g6   29.Фh6 : g6  Ch5 : g6
Белые играют уже без двух фигур !
30.е5 – е6 !  Ка6 – с5   31.d6 – d7  Kc5 : d7   32.e6 : d7  Лf8 – d8    33.Ле1 – е6 !!  Сg6 – h5
Любопытная ситуация при  33. ...К : е6   34.de – белые пешки оказываются сильнее черной ладьи.
34.Cg3 – e5  Лd8 : d7   35.Лe6– h6  Ch5– f7  36.Ce5: g7 Фигур теперь поровну, но возникший эндшпиль с разноцветными слонами и проходными пешками на разных флангах необычайно интересен.
36. ..Сf7: d5    37.Cg7– e5   Cd5: a2    38.h4 – h5   Kpb8 - b7    39.g2 – g4   Ca2 - c4     40.g4 – g5 
a7– a5  41.g5 – g6  Лd7 – d5 42.Ce5– f4  Лd5– f5 43.Cf4 – g3  a5– a4  44.Лh6– h7  Лf5 - c5 45.h5 – h6  a4 – a3 
Увлекательная пешечная гонка : кто раньше !
46.Лh7– e7  a3 – a2   47.Ле7– е1  Сс4 – d3   48.h6 – h7  Лс5 – h5   49.Лe1 – a1  Cd3 : g6   50.Ла1 : а2  Лh5 : h7 
Напряжение  разрядилось.  В итоге  у  черных  лишняя  пешка, но  реализовать    этот  небольшой   перевес   вряд  ли  возможно.
51.Kpg1 – f2   Лh7 – d7   52.Kpf2 – e2  Лd7 – d5   53.Ла2 – а4  с7 – с5   54.Ла4 – f4  Cg6 – e8   55.Kpe2 – e3  Лd5– d1  56.Лf4 – e4  Ce8– b5  57.c3 – c4  Cb5 – d7  58.Kpe3– e2  Лd1– g1 59.Ле4 - е7 Лg1 : g3    60.Ле7: d7+   Kpb7 – a6   61.Kpe2 – d2  Kpa6 – a5   62.Лd7 – d6
Согласились на ничью. 
Когда гроссмейстеры обменялись рукопожатием, собравшиеся возле их столика шахматисты дружно зааплодировали.
- Благодарю вас, молодые люди, - сердечно произнес Ласкер, пожимая руки Каспарову и Тимману, - наше искусство в надежных руках !
- А вот я должен признать, что был неправ, предсказывая шахматам  ничейную смерть ! – воскликнул Капабланка. – Такая ничья являет собой подлинный расцвет шахмат и стоит десятка иных побед.
Польщенные похвалой величайших корифеев прошлого, Каспаров и Тимман смущенно молчали.
- Уважаемые коллеги, пресс – бюллетени к вашим услугам, помахивая толстой пачкой, - обратился к участникам матча появившийся в сопровождении Филидора и Петрова  Савелий Тартаковер.
- Вот это оперативность ! – восторжено воскликнул Ласкер.
- Мне выпала честь сделать последний ход первого тура, и я его сделал, - скромно ответил Тартаковер.
- О, узнаю стиль нашего неподражаемого остроумца ! – развернув бюллетень, воскликнул Алехин. – Вот  послушайте :"Белый ферзь на  с2  опасен, на  b3  своеобразен, на  d4  энергичен, на  f3  самонадеян, на  е3  вразумителен, на  g5  упрям, на  h6  беспощаден."
- Браво ! – зааплодировали присутствующие..
- Или вот еще один шедевр, - продолжал Алехин. – "Тихий ход действует часто как землетрясение."
- Неудивительно, что более полувека назад возникли трения между претендовавшими на вас  шахматными федерациями Франции и Польши.
- Причем трения эти заключались в том, что французская федерация настаивала, чтобы я вернулся в Польшу, а польская – чтобы я оставался во Франции, -  подхватил Тартаковер, вызвав гомерический хохот окружающих.
Шахматисты постепенно расходились. Последними покидали опустевшее кафе  Филидор и  Петров.
- Ваши гроссмейстеры  играли блестяще ! – воскликнул  французский маэстро.
- С огромной радостью я принимаю вашу похвалу, - кивнул головой Петров.

Глава  13.   РЕВАНШ   СМЫСЛОВА

Утренние парижские газеты пестрели крупными заголовками : "Россия выходит вперед !", "Первая  трагическая опера Филидора",  "4 : 6 !  Можно ли спасти матч ?" и тому подобное. При этом вездесущие журналисты во всех подробностях смаковали все, что так или  иначе имело отношение к этому уникальному соревнованию.
Особую пикантность поединкам второго тура придавала публикация в "Котидьен де Пари" под  заголовком :"Главный приз - ... борода Фишера!".  Корреспондент газеты сообщал, что, по его мнению,  главной сенсацией матча явилось согласие Фишера дать интервью одному из представителей столь ненавистного ему клана  журналистов. Беседу, длившуюся всего три минуты, Бобби закончил категорическим утверждением, что его победа над Спасским позволит команде Филидора впервые повести  в счете, и это будет решающим переломом в матче. "В противном случае, - добавил Фишер, - я обещаю публично ... сбрить свою бороду".
Вновь, как и накануне на всех десяти досках завязались жаркие теоритические дуэли.
Смыслов уже  на 12-м ходу пожертвовал  Эйве пешку. Голландский шахматист не разобрался в ситуации, отстал в развитии, и его король попал под сокрушительную атаку.

               

                Смыслов  -  Эйве
                Испанская  партия

1.e2 – e4  e7– e5  2.Kg1– f3  Kb8 – c6  3.Cf1– b5  a7 – a6  4.Cb5 – a4  Kg8– f6  5.0 – 0  Kf6: e4 6.d2 – d4  b7 – b5   7.Ca4 – b3  d7 – d5   8.d4 : e5  Cc8 – e6   9.Фd1 – e2 ! 
Этот ход очень силен, так как белые  угрожают  атакой  пункта  d5.
9…. Ke4 – c5   10.Лf1 – d1  Kc5 : b3   11.a2 : b3  Фd8 – c8   12.c2 – c4 !
Белые предлагают жертву пешки, получая взамен прекрасное развитие и атаку на короля противника.
12. ...d5 : c4
Относительно лучшие шансы на оборону давало  12....bc   13.bc  Kb4, хотя после 14.Кс3 белые сохраняют значительное позиционное преимущество.
13.b3 : c4  Ce6 : c4   14.Фе2 – е4
К этой позиции и стремились белые, предлагая жертву пешки. Они надеются использовать слабости черных на ферзевом фланге, а также ненадежное положение черного короля. И, действительно, защита для черных  теперь очень трудна.
14. ...Кс6 – е7 ?
Эта защита плоха и быстро ведет к безнадежному положению для черных, так как  они значительно отстали в развитии, а их король попадает под решающую атаку.
15.Kb1 – a3  c7 – c6    16.Ka3 : c4  b5 : c4   17.Фе4 : с4 Фс8 – b7
В случае  17. ...Фе6  белые могли жертвовать ферзя :  18.Л : а6  Ф : с4   19.Л : а8+  Кс8   20.Л : с8+  Кре7   21.Лс7+ с решающей атакой.
В случае  17. ...Кd5  следует  18.Кd4, либо оттесняя коня, либо выигрывая пешку с6.
18.е5 – е6   f7– f6   19.Лd1 – d7  Фb7– b5  20.Фс4 : b5 с6 : b5    21.Kf3 – d4  Ла8 – с8
Угрожало  22.К : b5 . Черные уже не в состоянии защитить пешки своего ферзевого фланга.
22.Сс1– е3  Ке7– g6  23.Ла1: а6  Кg6– e5  24.Лd7 – b7 Сf8 – c5   25.Kd4 – f5  0 – 0   h2 – h3,  и черные сдались.
Счет  в  матче  стал  7 : 4  в  пользу  шахматистов России.
Даже самые неисправимые оптимисты считали, что  исход матча предрешен, а Михаил Таль, не удержавшись, подошел к столику Фишера и, поглаживая свой подбородок,  скорбным голосом произнес :" Плакала твоя борода, Бобби !"
Погруженный в глубокие раздумья  американец  еще крепче обхватил голову руками.

Глава  14.   НЕПРОБИВАЕМАЯ   КРЕПОСТЬ   ХЮБНЕРА 

Ситуация в матче требовала от команды Филидора самых энергичных действий. Особенно в тех партиях, где избранные шахматисты мира играли белыми.
Тем не менее, несмотря на право выступки, Хюбнер в партии с Петросяном, не надеясь переиграть своего грозного противника, построил непробиваемую крепость, и после 27 ходов гроссмейстеры  заключили  мир.

                Хюбнер  -  Петросян
                Сицилианская  защита
1.e2 – e4  c7 – c5  2.Kg1– f3  e7– e6  3.d2 – d4  c5 : d4  4.Kf3 : d4  Kg8 – f6  5.Kb1– c3  d7 - d6  6.Cf1 – c4
Белые решают играть вариант Созина. Достаточно опасным продолжением  для черных считается 6.g4, ведущее к острой игре с перевесом у белых.
6. ...Сf8 – e7   7.Cc1-e3   0 – 0   8.f2 – f4
В подобных позициях белым рекомендуется отвести слона на  b3, чтобы  препятствовать  продвижению  d5  или угрозе К : е4  с  последующим  d5. Видимо, Хюбнер в случае  8.Сb3
опасается  маневра  8. ...Ка6   9.Фе2  Кс5  и, прежде чем сделать длинную рокировку, надо играть  10. f3.  Но ведь в случае 8. ...Ка6 возможно  9.f4   Kc5   10.Фf3 , и белые имеют выбор между короткой и длинной рокировкой.  После  8.f4  у черных легкая жизнь.
8…d6 – d5    9.Cc4 – d3   d5 : e4    10.Kc3 : e4  Kf6 – d5   
Используя неудачное  скопление белых фигур в центре, черные перехватывают инициативу.
11.Фd1 – f3  Kd5 : e3   12.Фf3 : e3  Фd8 – b6   13.0 – 0 – 0  Лf8 – d8   14.c2 – c3  Kb8 – c6    15.Ke4 – g5  Ce7 : g5   16.f4 : g5  Kc6 : d4    17.c3 : d4   е6 – е5
Сыграно энергично и последовательно. При спокойном развитии  17. ...Cd7  белые могли создать опасные угрозы на королевском фланге после  18.h4.
18.Фе3 : е5  Сс8 – е6   19.Крс1 – b1  Лd8 – d5
На  это  и  рассчитывали  черные. Пешку  d4  они  вскоре отыгрывают и сохраняют  лучшую позицию.
20.Фе5 – е4    g7 – g6    21.Cd3 – c4 !   Ce6 – f5    22.Cc4 :d5   Cf5 : e4     23.Cd5 : e4    Ла8 – d8   
24.h2 – h4
Один  из  видов  позиционной  ничьей.  Белые  соорудили  "крепость",  разрушить  которую  черные не в состоянии.
24...Лd8: d4  25.Лd1: d4  Фb6: d4  26.Ce4 : b7  Kpg8 - f8 27.Cb7 - f3  Фd4 – f2
Согласились на ничью.
- Я  бы  все  же  рискнул   вместо   14.с3   сыграть   14. Кg5, -  не  очень  уверенно  произнес наблюдавший за партией  Эйве.
- Играть с Петросяном  на выигрыш в равной позиции –рубить сук, на котором сидишь,- словно оправдываясь ответил западногерманский гроссмейстер.
Эйве понимающе кивнул головой.
- Нет, действительно, - не успокаивался Хюбнер, - даже Таль на моем месте вряд ли сумел бы изыскать какие – либо атакующие ресурсы.
- Тем паче, что сейчас Таль изыскивает ресурсы, отнюдь, не атакующие, - указывая на демонстрационную доску, промолвил Эйве.
Хюбнер поднял голову и, переводя взгляд от одной доски к другой,  воскликнул :
- Посмотрите, как красиво атакует короля Нимцовича Тарраш !
Не успел он закончить эту тираду, как зал разразился аплодисментами. Грациозно склонив голову, Тарраш с наслаждением упивался минутами славы.

Глава  15.   ТАРРАШ   ОБЪЯВЛЯЕТ   МАТ 

- Господин Тарраш, я готов с прилежанием гимназиста внимать каждому вашему ходу ! – с нескрываемой иронией воскликнул Нимцович, передвинув ферзевую пешку на два поля вперед.
Тарраш гневно блеснул стеклами своего пенсне и в тон сопернику ответил :
- Я ценю ваше прилежание,господин Нимцович, и постараюсь достойно вознаградить его.
На этом словесная перепалка закончилась, и соперники всю свою энергию сосредоточили на шахматной доске.
С некоторой перестановкой ходов был разыгран симметричный вариант защиты Тарраша. Снова у автора этого варианта образовались "висячие" пешки, но на этот раз он действовал  изобретательно, энергично и на 19-м ходу эффектно пожертаовал слона. Эта комбинация  вызвала аплодисменты в зале, и воодушевленный поддержкой зрителей Тарраш даже отказался от очевидного мата на 30-м ходу, предпочтя отправить короля соперника в долгое изгнание, где и объявил ему эффектный мат.

                Нимцович  -  Тарраш
                Ферзевый  гамбит
1.d2 – d4  d7 – d5  2.Kg1– f3  c7– c5  3.c2 – c4  e7– e6  4.e2 – e3  Kg8– f6  5.Cf1– d3  Kb8 - c6 6.0 – 0  Cf8 – d6   
Избирая защиту, носящую его имя, Тарраш охотно шел на изоляцию своей центральной пешки.
7.b2 – b3  0 – 0   8.Cc1 – b2  b7 – b6   9.Kb1 – d2
Нимцович первым нарушает фигурную, а затем и пешечную симметрию.
9. …Cc8 – b7   10.Ла1 – с1  Фd8 – e7   11.c4 : d5  e6 : d5   12.Kf3 – h4  g7 – g6   13.Kh4 – f3
Вызвав ослабляющий позицию короля ход  g7 – g6, конь возвратился на место.
13. ...Ла8 – d8   14.d4 : c5  b6 : c5
Слабы или сильны "висячие" пешки  "с" и  "d" ?  Слабы, поскольку их приходится защищать фигурами ( продвижение одной из пешек сразу же ослабит поле перед другой ).  При этом размены фигур, как правило, выгодны стороне, играющей против "висячих" пешек. Однако открытые линии и потенциальная возможность ходом  d5 – d4  начать комбинационные действия против королевского фланга ( а также против пункта  е3 )  дают черным определенные контршансы.
15.Cd3 – b5  Kf6 – e4   16.Cb5 : c6  Cb7 : c6   17.Фd1 – c2  Ke4 : d2   18.Kf3 : d2  d5 – d4 !
Вступление к блестящей комбинации ! Черным представилась выгодная возможность открыть диагональ слону  с6. 
19. e3 : d4    Cd6 : h2+ !   20. Kpg1 : h2    Фе7 – h4+   21.Kph2 – g1  Cc6 : g2 !  23.f2 – f3
 Вторую жертву принимать нельзя. На 22 .Кр : g2  черные  выигрывают  путем  22...Фg4+   23.Kph1  Лd5.
Чтобы защититься от мата, белые вынуждены отдать ферзя, однако, после  24.Ф : с5  Лh5+   25.Ф : h5  Ф : h5+  - вслед за этим черные выигрывают коня  d2  и без труда побеждают.
22. …Лf8 – e8 !   23.Kd2 – e4 
Если  23.Кр : g2, то  23. ...Ле2+ - и мат в два хода.
23. ...Фh4 – h1+    24.Kpg1 – f2  Cg2 : f1
Материальный перевес  уже на стороне черных, так как взять слона белые не могут : если  25.Л : f1, то 25....Фh2+  и затем  26...Ф : с2
25.d4 – d5
Попытка "сдвоить" ферзя и слона и создать угрозы по большой  диагонали.
25. ...f7 – f5 !   26.Фс2 – с3  Фh1 – g2+   27.Kpf2 – e3  Ле8 : е4+ !
Блестящая жертва !
28.f3 : e4   f5 – f4+
Находясь во власти необъяснимого  эстетического озарения, Тарраш отказывается от "грубого" мата в три хода :  28....Фg3+   29.Kpd2  Фf2+   30.Kpd1  Фе2х
29.Кре3 : f4  Лd8 – f8+   30.Kpf4 – e5 
Белый король под конвоем следует во вражеский лагерь.
30. ...Фg2 – h2+   31.Kpe5 – e6  Лf8 – e8+   32.Kpe6 – d7  Cf1 – b5 Мат !
Нимцович растерянно смотрел на своего погибшего короля, а затем с трудом выдавил :
- Если  бы не моя ошибка на 19-м ходу, результат мог быть иным.
- После драки кулаками не машут ! – явно наслаждаясь беспомощностью поверженного соперника, назидательно  произнес Тарраш.
- Доктор, обратите внимание, какую коварную ловушку Ласкеру поставил Алехин, -  пришел  на помощь Нимцовичу Эйве.
- Шахматы – искусство, а не игра в ловушки, - едва взглянув на демонстрационную доску, высокопарно произнес Тарраш.
Он вновь повернулся к своему противнику, но того за столиком уже не было.

Глава  16.   ЛАСКЕР   ЕСТЬ   ЛАСКЕР !   

Партия Ласкер – Алехин протекала необычайно остро. Оба великих шахматиста играли с таким  вдохновением, что, казалось, никому из них не удастся взять верх. Однако  в самый напряженный  момент  борьбы  Алехин  попал в цейтнот , и чаша весов стала склоняться в пользу  Ласкера.
Скованный недостатком времени, Алехин тем не менее сумел поставить своему гениальному сопернику коварнейшую  ловушку.
Но Ласкер есть Ласкер !  Тонко разобравшись в  ситуации на доске, он уверенно довел партию до победы.

                Ласкер  -  Алехин
                Контргамбит  Альбина
1.d2 – d4  d7– d5  2.c2 – c4  e7– e5  3.d4 : e5  d5 – d4  4.Kg1– f3  Kb8 – c6  5.a2 – a3  Cc8 - g4 6.Kb1 – d2  Фd8 – e7
Контргамбит  Альбина  изобилует  ловушками.  Сейчас,  например,  грозит  7. ...К:е5  и на  8.К : d4   черные  объявляют мат  8. ... Кd3х.  Вообще ход 6. ...Фе7 не очень хорош : черные отыгрывают пешку, но при этом пока блокируют свой королевский  фланг.
7.h2 – h3  Cg4 : f3   8.Kd2 : f3  0 – 0 – 0   9.Фd1 – d3
Развивающий ход и в то же время косвенная защита гамбитной пешки : 9 ..К : е5  10.Фf5+  Kd7   11.K : d4
9. ...h7 – h6   10.g2 – g3  g7 – g6   11.Cf1 – g2  Cf8 – g7
При внешнем  сходстве в развитии сторон есть существенная разница : слон  g2  будет поддерживать опасную комбинированную атаку на вражеского короля, а слон  g7  упрется в собственную пешку, за которой будет простираться пустая диагональ ( после b2 – b4 и Ла1 - с1).
12.0 – 0  Kc6 : e5   13.Kf3 : e5  Cg7 : e5   14.b2 – b4 !  f7 – f5 !   
Алехин не намерен безропотно ждать своей участи. Он наметил замечательное комбинационное построение, которое осталось не разгаданным его соперником.
15.c4 – c5  Фе7 – е6   16.с5 – с6  Kg8 – e7
Алехин проявляет хладнокровие, пропуская пешку на  b7. Правда, выбор у него невелик – в случае  16.bc   17.Фа6+  черные недолго смогли бы продержаться.
17.с6 : b7+  Kpc8 – b8
Спасение черным может принести только встречная атака  в центре и на королевском фланге.
18.Сс1 – b2
Неточность. В критический момент слон  ушел с решающей диагонали с1 – h6.  Необходимо было  18.Сd2
18. …Лd8 – d6  19.Лa1 – c1  Лh8 – d8  20.Лс1 – с2  f5 – f4 !   21.g3 : f4  Ce5 : f4  22.Лf1 – d 1
Сейчас самое время было сыграть  22.Сс1.
22. ...Ке7 – f5   23.Cb2 – c1  Kf5 – e3 !   24.Лс2 – с5 !  Фе6 – f6
Черные  ничего  не  достигнут ,  взяв  ладью  ( ввиду   25. C : f4 ) , но  слона  g2  взять  было  самое  время.  Однако Алехин  не желает блестяще задуманный набег коня завершить простым разменом – он помышляет о выигрыше.
25.Фd3 – e4 !  Ke3 : d1
Взяв ладью, Алехин решил, что все  в порядке, так как  следующим ходом конь с темпом утверждается на  с3, хотя  правильно было взять слона  на  g2.
26.Cc1 : f4  Kd1 – c3   27.Cf4 : d6 !!
Если  27...К : е4, то  28.С : с7+  Кр : b7  29.C:е 4+  Крс8   30.Се5+  или 29. ...Кра6   30.Ла5х  ( или 30.b5х ).
27. ...Фf6 : d6   28.Фе4 – е5  Фd6 – b6   В этот момент Алехин  уже был в цейтноте. Но он успел все – таки поставить  поистине дьявольскую ловушку : сейчас Ласкеру предлагается сыграть  29.Лс6  и  после 29. ...Ф : b7   30.Л : с3  dc   31.C : b7  c2 !  черные выигрывают.
Но Ласкер уверенно обходит все подводные рифы.
29.Фе5 – е7  Фb6 – d6    30.Лс5 – е5  d4  - d3    31.e2 : d3  Фd6 : d3   32.Ле5 – е3  Фd3 – d1+   33.Kpg1 – h2  Kc3 – b5    34.Ле3 – е6  Kb5 : a3    35.Ле6 – f6  с неотвратимой угрозой   Лf6 – f8.
Черные сдались.
Преимущество сборной России сократилось до одного очка.

Глава  17.   ЛАРСЕН   СРАВНИВАЕТ   СЧЕТ

Бент Ларсен был настроен как никогда воинственно.
- Яд пешки  а7  до сих пор отравляет все мое существо. Я рвусь в бой  и  жажду реванша, - не скрывая своих намерений, бросил он Талю.
- Тогда начнем ! – тоном бывалого дуэлянта воскликнул Таль, посылая вперед королевскую пешку.
Ларсен тут же ответил выпадом пешки ферзевого слона.
На 15-м ходу Таль пожертвовал качество. Датчанин встал, неторопливо снял пиджак и повесил его на спинку стула. Затем он, не колеблясь, принял жертву. Таль стал подолгу задумываться и уже в середине партии незаметно попал в цейтнот. Заторопившись, рижанин дважды ошибся, чем незамедлительно воспользовался  Ларсен. В последний раз Таль мог добиться ничьей на 28-м ходу, но вместо этого он дал импульсивный шах конем. Дальнейшие ходы  рижский гроссмейстер делал как бы по инерции и опомнился лишь тогда, когда откладывать партию не имело уже никакого смысла.

                Таль  -  Ларсен 
                Сицилианская  защита

1.e2 - e4  c7– c5  2.Kg1– f3  d7– d6  3.d2– d4  c5: d4   4.Kf3 : d4  Kg8– f6  5.Kb1– c3  Kb8 - c6 6.Cc1 – g5  e7 – e6  7.Фd1 – d2  Cf8 – e7  8.0 – 0 – 0   0 – 0  9.f2 – f4  Kc6 : d4  10.Фd2 : d4  Фd8 -a5 11.Cf1 – c4  Cc8– d7  12.Kpc1 – b1  Cd7– c6  13.Лh1 – f1  h7– h6  14.Cg5 – h4  Фa5 – h5  15.g2 - g 3 g7– g5  16.f4 : g5  h6 : g5  17.Лf1 : f6  Ce7 : f6  18.Фd4 : f6  g5 : h4   19.g3 : h4  Kpg8 – h7  20.e4 - е5 d6 : e5  21.Лd1 – f1
Белые шли на эту позицию, полагая, что она в их пользу. Но нужно отдать должное Ларсену, нашедшему сильный защитительный ход. Кроме того, на последующие 19 ходов у белых оставалось только 20 минут.
21. ..Фh5 – g6 !  22.Фf6 : e5  f7 – f5  23.Cc4 – d3 
Нужно было играть  23.Ке2  и  на  23. ...Фf6  24.Ф : e6 ,  после чего у белых, несмотря на отсутствие качества, хороший эндшпиль.
23. ...Фg6 – f6  24.Фе5 – е3  Ла8 – d8  25.Kc3 – e2  a7 – a6  26.Ke2 – f4  e6 – e5   27.Kf4 – h3  e5 – e4   28.Kh3 – g5+
После  28.Се2  позиция белых была бы еще вполне защитима, но теперь уже вряд ли.
28. ...Kph7– h8  29.Фе3– е2  Фf6 – h6  30.Cd3 – c4  f5 – f4  31.Kg5 – f7+  Лf8 : f7  32.Cc4 : f7     f4 – f3   33.Фе2 – с4  Фh6 – f6   34.Фc4 – b3  Фf6 – d4   35.a2 – a3  e4 – e3  36.Лf1 – c1
Не проходит  36.Фе6  с угрозой  37.Фh6х, так как  черные отвечают : 36... Фd1+  37.Л : d1 Л : d1+   38.Kpa2  Cd5+   39.Ф : d5  Л : d5   40.C : d5  e2,  и черные выигрывают.
36... е3 – е2     37.Фb3 – e6   Фd4 – f4     38.Фе6 – е7   Фf4 : c1+    39.Kpb1– a2     Фс1 – g1 
40.Фd7 : d 8+  Крh8 – h7   
Таль печально задумался, записал на бланке очередной ход  -  41.Сс4  и ... сдался.
Счет в матче стал равным – 7,5 : 7,5.
- Вендетта  по-сицилиански  в  датском стиле, - подвел невеселый итог Таль.
Поздравляя Ларсена, он сказал :
- Я точно рассчитал все варианты, связанные с жертвой качества, но не учел лишь одного.
- Какого именно ?
- Что вы снимете пиджак !
Датчанин долго смеялся, а затем заключил :
- Даже при равном счете я отдал бы предпочтение  Талю, который не только красиво побеждает, но и , что особенно ценно, красиво, истинно по-джентльменски проигрывает.
Он хотел что-то добавить, но в это время зал вновь взорвался аплодисментами – зрители приветствовали Фишера, эффектно завершившего партию со Спасским.

Глава  18.   ФИШЕР   ВЕРЕН   СЕБЕ 

Как и в первом круге, Фишер опоздал к началу партии ровно на пятнадцать минут. Когда Альберик  О'Келли учтиво поинтересовался причиной опоздания, Бобби снисходительно  бросил в ответ :
- Я и так  пошел на большие уступки организаторам, согласившись играть на шестой доске и разрешив установить в зале телевизионные камеры. Но чтобы мне досаждали эти прохвосты с фотоаппаратами – этого я никогда не допущу.  Если бы им отвели для съемок не десять, а тридцать минут, я опоздал бы на тридцать пять. Понятно ?
С этими словами он приветливо протянул руку Спасскому и сделал первый ход.
В этой партии был разыгран ферзевый гамбит. Спасский избрал защиту Тартаковера, в которой, как показали события на доске, Фишер чувствовал себя словно в родной стихии.
Сделав в миттельшпиле подряд два инертных хода, Спасский вскоре совершил решающую ошибку. Став хозяином положения, Фишер действовал безошибочно и завершил борьбу  эффектной  жертвой  ладьи.

               

                Фишер  -  Спасский
                Ферзевый  гамбит
1.c2 – c4  e7– e6  2.Kg1 – f3  d7– d5  3.d2 – d4  Kg8 – f6  4.Kb1– c3  Cf8– e7  5.Cc1– g5  0 – 0 6.e2 – e3  h7 – h6  7.Cg5 – h4  b7 – b6  8.c4 : d5  Kf6 : d5   9.Ch4 : e7  Фd8 : e7  10.Kc3 : d5  e6 : d5 
Главная позиция всей системы игры в этом варианте. Черные готовят продвижение с7-с5, чтобы  получить две связанные пешки в центре.  Сильные эти пешки или слабые ?  Решению этого вопроса  подчинены дальнейшие  стратегические планы соперников.
11.Ла1 – с1  Сс8 – е6  12.Фd1 – a4  c7 – c5  13.Фа4 – а3  Лf8 – c8  14.Cf1 – b5 !
Если черные теперь выведут коня на  d7, белые разменяют его , и их конь будет значительно сильнее вражеского слона. Приходится прогонять слона с  b5, тогда безнадежно слабой окажется черная пешка  а6. Вот на таких тонкостях основана искусная игра Фишера.
14. ...а7 – а6 ?  15.d4 : c5  b6 : c5   16.0 – 0  Ла8 – а7 ?   17.Сb5 – e2  Kb8 – d7
Спасский явно переоценивает свои защитные возможности. Ему не следовало допускать следующего хода белых. Предпочтительнее было  17. ...Фf8  или  17. ...Крf8.
18.Kf3 – d4 !
Этим неожиданным маневром коня с последующей жертвой пешки белые захватывают инициативу.
18. ...Фе7 – f8
Здесь и в дальнейшем Спасский обороняется неточно. Вместо  18. ...Фf8  лучше было подготовиться к операциям белых в центре и сыграть  18....Кf6.
19.Kd4 : e6  f7 : e6  20.e3 – e4 !
Спасский явно не ожидал этой глубоко продуманной жертвы пешки. Наряду с давлением на "висячие" пешки белые планируют наступление на королевском фланге. Сейчас черные должны были поддерживать напряжение в центре, продолжая 20. ...Кf6.
20. …d5 – d4 ?
Трудно даже объяснить, как мог шахматист силы Спасского сделать такой ход.  Черные пешки теперь обесцениваются, белый слон получает грозную диагональ, благодаря чему белые легко добиваются выигрышного положения.
21.f2 – f4 !  Фf8 – e7  22.e4 – e5  Лс8 – b8  23.Ce2 –c4
Белые, не торопясь, "настраивают" свои фигуры. В этот момент у Спасского была последняя возможность обострить игру ходом  23. ...Кb6,  но он не использовал ее.
23. ...Kpg8 – h8  24.Фa3 – h3 !  Kd7 -  f8  25.b2 – b3  a6 – a5  26.f4 – f5 !  e6 : f5  27.Лf1 : f5
Белые поля в лагере черного короля безнадежно ослаблены, и речь идет уже о матовой атаке.
27. ... Kf8 – h7   28.Лс1 – f1  Фе7 – d8   29.Фh3 – g3  Ла7 – е7   30.h2 – h4
Белые имеют подавляющее превосходство. Их фигуры расположены идеально и словно ждут сигнала  перейти к решительным действиям. Этим сигналом будет движение центральной пешки "е".
30. ...Лb8 – b7   31.e5 – e6  Лb7 – c7 32.Фg3 – e5  Фd8 – e8   33.a2 – a4 ,  пресекая последнюю попытку контригры.
33...Фе8– d8  34.Лf1– f2  Фd8– e8   35.Лf2– f3  Фе8 - d8 36.Сс4 – d3 !
Белые выстраивают батарею по диагонали  b1 – h7, создавая  матовые угрозы.
36. ...Фd8 – e8  37.Фe5 – e4  Kh7 – f6
Угрожало  38.Лf8+ !  K : f8  39.Л : f8+  и   40.Фh7х.
38.Лf5 : f6 !
Несложная, но  очень эффектная  жертва качества.
38...g7 : f6  39.Лf3 : f6  Kph8– g8  40.Cd3– c4  Kpg8 - h8 41.Фe4 – f4
Ввиду многочисленных угроз черные сдались.
Когда Спасский протянул руку победителю, наиболее  рьяные  поклонники  американского гроссмейстера   начали  дружно скандировать :"Боб – би ! Боб – би !"
Радостно пожимали руки Фишеру и его товарищи по команде. Даже невозмутимый Тарраш подошел к сияющему триумфатору и, сняв пенсне, приветствовал его едва уловимым  наклоном головы.
Счастливый американец на этот раз великодушно позволил фотографировать себя ворвавшимся на сцену корреспондентам.
- Браво, Бобби ! – похлопал его по плечу  Таль. – За такую бороду стоило бороться !
- Господа, взгляните на четвертую доску ! – воскликнул Нимцович. – Сейчас Ботвинник сыграет  Фс3, и счет в матче вновь станет равным. 


Глава  19.   ТРАГЕДИЯ   В   ЦЕЙТНОТЕ

Перед началом партии Ботвинник – Капабланка  оба шахматиста уведомили судейскую коллегию о достигнутой ими  договоренности относительно цвета фигур. Тут же был подписан соответствующий протокол, после чего соперники начали борьбу.
В дебюте Рети Ботвинник добился ощутимого преимущества, которое в миттельшпиле приняло столь грозные очертания, что его  победа казалась лишь делом  непродолжительного времени.
Однако в цейтноте российский шахматист сначала выпустил выигрыш, а следующим ходом и вовсе погубил столь удачно складывавшуюся для него партию.

                Ботвинник  -  Капабланка
                Дебют  Рети
1.Kg1 - f3   Kg8 – f6  2.c2 – c4  e7– e6  3.g2 – g3  b7– b6  4Cf1 – g2  Cc8 – b7  5.0 – 0  c7 – c5 6.b2 – b3  Kb8 – c6
Первая неточность, которая в дальнейшем приводит ко все возрастающим затруднениям. Правильно было  6. ...Се7  с последующим  0 – 0.  Теперь же черные принуждаются к выгодным для белых разменам.
7.Сс1 – b2  Cf8– e7  8.Kb1 – c3  0 – 0   9.d2 – d4  Kc6 : d4  10.Kf3 : d4  Cb7: g2   11.Kpg1 : g2 с5 : d4   12.Фd1: d4   Фd8 – c7
Преимущество белых становится весьма реальным. Они выиграли в пространстве, кроме того, у черных слаба пешка "d".
13.е2– е4  Ла8– d8  14.Ла1– d1  Фс7– b7  15.f2 – f3  Kf6– e8  16.Лd1– d2   f7– f5  17.Лf1 - d1 Се7 – g5   18.Лd2 – d3  Cg5 – f6   19.e4 – e5  Cf6 – e7   20.Фd4 – f2  Лf8 –f7   21.Фf2 – d2  Ce7 – b4 22.а2 – а3  Сb4 – f8  23.Kc3 – e2  Ke8 – c7  24.Ke2 – f4  g7 – g6 
Белые имеют подавляющее позиционное преимущество и могут его реализовать различными способами.
25.h2 – h4  b6 – b5  26.c4 : b5  Фb7 : b5  27.Лd1 – c1  Фb5 – b7  28.Лс1 : с7
Белые выигрывают пешку, но создают весьма сложную позицию. Сразу выигрывало  28.Фа5   d5  29.ed  C : d6  30.Ce5  и черным не избежать значительных материальных потерь.
28. ...Фb7 : c7   29.Kf4 : e6  d7 : e6    30.Лd3 : d8  f5 – f4    31.g3 – g4  Фс7- е7    32.Крg2 – h3   Фе7 – b7    33.Фd2 – d3   Kpg8 – g7   34.b3 – b4   a7 – a5    35.b4 – b5  a5 – a4    36.g4 – g5  Cf8 – c5 37.Лd8 – d6
У белых лишняя пешка и преимущество в центре и на ферзевом фланге. Но предпринятая ими жертва качества создает сложную позицию, требующую очень точной игры.
37. ...Сс5 : d6   38.e5 : d6+   Kpg7 – f8   39.Cb2 – f6 ?
Этот ход выпускает выигрыш. Правильно было  39.Фс3  Кре8   40.Фс6+  Лd7   41.Ce5  или 39.Фс3  е5  40.Фс6  е4   41.fe  f3   42.Cd4 ! – и в обоих вариантах белые выигрывают без особого труда.
39. ...Kpf8 – e8   40.Cf6 – e7?
Решающая   ошибка.   Продолжая    40.Kpg2   Kpd7  41.Фс4 , белые легко добивались ничьей.  Теперь же белые  проигрывают.
40.... Лf7 – f5 !    41.Фd3 – c3  Kpe8 – d7    42.b5 – b6 Фb7 – c6   Этот ход черных  не оставляет белым  никаких шансов  на  спасение.
43.  Фс3 – g7    Фс7 : f3+     44. Kph3 – h2   Фf3 – g3+ 45.Kph2–h1  Фg3 : h4+  46.Kph1–g1  Фh4–e1+  47.Крg1- h2 Kpd7 – c6   48.Фg7 – b2  Лf5 – d5   49.Фb2 – c2+   Kpc6 – b5
Белые  сдались.
Теперь уже с перевесом в два очка  лидировала  команда избранных шахматистов мира.

Глава  20.   ОТКУДА   БЕРЕТСЯ   ВДОХНОВЕНИЕ  ?

Когда главный арбитр объявил перерыв, незавершенными, как и накануне, оказались три партии. Чигорин, играя со Стейницем, выиграл качество, но первый чемпион  мира изобретательно  защищался  и  рассчитывал на ничью. Не потерял шансов разделить очко с Карповым и Портиш, переведший партию в окончание с разноцветными слонами. К мирному исходу стремился и Тимман, но его задача была более сложной, так как владевший грозной инициативой  Каспаров имел за ладью двух отлично взаимодействовавших друг с другом коней.
Напряжение в матче достигло предела.  Даже  в перерыве зрительный зал гудел, как потревоженный улей. Когда же шахматисты вновь появились на сцене, шум в зале заметно усилился. Все попытки судейского трио добиться тишины успеха не имели. Любителей шахмат настолько захватил дух борьбы, что они ощущали себя ее полноправными участниками, ликуя и страдая вместе с победителями и побежденными.
 Тимман и Каспаров разыграли испанскую партию. Владевший черными фигурами россиянин после 22 ходов уравнял игру, а затем, использовав ошибку соперника, перехватил инициативу. Серией точных ходов Каспаров пресек все попытки голландского гроссмейстера разменять ферзей, и после эффектного 51-го  хода черных Тимман остановил часы.
Вот как это  произошло.
1.е2 – е4   е7– е5  2.Kg1– f3  Kb8– c6  3.Cf1– b5  a7 – a6  4.Cb5 – a4  Kg8– f6  5.0– 0  Cf8 -e7 6.Лf1 – e1  b7 – b5    7.Ca4 – b3  d7 – d6   8.c2 – c3  0 – 0   9.h2 – h3  Cc8 – b7   10.d2 – d4   Лf8 – e8 11.Kb1 – d2 
В  1984 году  в "матче века" в Лондоне Тимман против Каспарова применил иную расстановку : а2 – а4  и  b2 – b4.
11….Ce7 – f8  12.a2 – a3  h7 – h6  13.Cb3 – c2  Kc6 – b8  14.b2 – b4
Главная идея варианта – белые намерены сыграть  Сс1 – b2  и  с2 – с4, после чего белые слоны оказывают сильное давление на неприятельский королевский фланг.
14. ...Kb8 – d7  15.Cc1 – b2  g7 – g6  16.c2 – c4  e5 : d4
Хуже  16. ...bс   из-за  17.de
17.c4 : b5  a6 : b5  18.Kf3 : d4  c7 – c6  19.a3 – a4   b5 : a4   20.Cc2 : a4  Фd8 – b6 
Каспаров применяет новое продолжение – чаще встречалось  20. ...Лс8
21.b4 – b5  c6 : b5  22.Ca4 : b5  d6 – d5 !
Черные уравняли игру.
23.Ла1 : а8   Сb7 : a8    24.Фd1 – a4   Kd7 – c5   25.Фа4 – с2   Ле8 – b8 !   26.e4 : d5   Kf6 : d5 27.Kd2 – c4
Редкий случай – все четыре коня сходятся в центре доски. Преимущество в подобных ситуациях имеет тот,  чьи фигуры более устойчивы, то есть лучше зашищены.  В этом плане позиция Каспарова заслуживает предпочтения.
27. …Фb6 – c7  28.Kc4 – e5  Cf8 – g7  29.Ke5 – c6
Переоценка собственных шансов – лучше  29.Kf3,  стремясь к упрощениям.
29...Са8 : с6   30.Cb5 : c6
Под боем оба черных коня. И у черных, и у белых фигуры "висят".  Но Каспаров любит такую игру.
30. ...Kd5 – f4 !  31.Cc6 - b5 ?
Просмотр, хотя черные уже перехватили инициативу.
31. ..Лb8 : b5 !  32.Kd4 : b5  Фс7– с6  33.f2– f3  Фc6 : b5
У   черных   два  коня   за   ладью,  но   на   доске  слишком   мало   материала,  что   создает определенные  трудности  при реализации перевеса.
34. Сb2 : g7    Kpg8 : g7     35. Фс2 – с3 +    Kpg7 –   g8  36.Фс3 - е5  Kf4 – e6
Кони начали взаимодействовать друг с другом.
37.Ле1 – а1  Фb5 – b7
Попытка ладьи прорваться на восьмую горизонталь  четко отражается Каспаровым.
38.Фе5 – d6  h6 – h5  39.Kpg1– h1  Kpg8 – h7  40.Ла1– с1  Фb7– a7 !  41.Лс1– b1  Kf6 – g 7 ! 42.Лb1 – b8  Kc5 – e6
Сооружение из коней подвинулось к королевскому флангу, и восьмой ряд вновь надежно прикрыт.
43.Фd6 – e5  Ke6 – d4 !
Грозит  44. ...Фа1+   45.Крh2  K : f3+  с выигрышем ферзя.
44.Лb8 – b1  h5 – h4    45.Фе5 – b8  Фа7 – е7   46.Фb8 – b4  Фе7 – f6   
Надежда белых разменять ферзей  парируется Каспаровым.
47.Фb4 - f8  Kd4 – e2 !   48.Лb1 – d1  Kg7 – f5   49.Фf8 – b8  Kf5 – e3   50.Фb8 – d8  Фf6 – f4 51.Лd1 – e1  Ke3 – f1 !   
Грозит   52....Фh2х.  Если    же  52.Л : f1,  то  52. ...Кg3+    53.Kpg1   Фе3+    54.Лf2    Фе1+   55.Крh2   Фh1х.    Ввиду неизбежного мата  белые сдались.
Счет в матче стал   9, 5 : 8, 5  в  пользу  шахматной дружины  Филидора.
Подписав бланк, Тимман встал и протянул руку Каспарову.  Лишь густой румянец на щеках выдавал его состояние.
- Гарри, вы играли  с большим вдохновением ! – воскликнул он.
- Вы правы, - улыбнулся Каспаров. – Настолько большим, что его хватит еще на  одну партию.
С этими словами он взял со столика начатую плитку шоколада "Вдохновение" и показал ее сопернику.  С минуту голландский гроссмейстер недоуменно взирал на застывшую в изящном пируэте балерину, изображенную на обертке, а затем, уловив нехитрую игру слов, рассмеялся.
Каспаров тем временем извлек из небольшого черного "дипломата" точно такую же, но не распечатанную плитку и протянул ее Тимману.
- Теперь вдохновение всегда будет с вами ! – под общий смех заключил он.

Глава  21.   "ИСПАНСКАЯ   ПЫТКА"   ВМЕСТО   ЛУВРА

Перед началом партии с Карповым Портиш неожиданно признался :
- Имейте в виду, что я на любом ходу согласен на ничью.
Поймав недоуменный взгляд Карпова, он, улыбнувшись, добавил :
- Конечно, подобные заявления не в моем духе, но уж  очень хочется сегодня успеть в Лувр. Был бы весьма польщен, если бы вы составили мне компанию.
Карпов улыбнулся и решительно двинул вперед королевскую пешку.
Противники разыграли испанскую партию. Аккуратной игрой Портиш уравнял позицию, но на 36-м  ходу допустил серьезную ошибку, и Карпов немедленно нанес эффектный удар, пожертвовав ферзя за ладью, что и принесло ему заслуженную победу.

                Карпов -Портиш
                Испанская  партия 
1.е2 – е4  е7– е5  2.Kg1– f3  Kb8– c6  3.Cc1 – b5  a7– a6  4.Cb5 – a4  d7 – d6  5.0 – 0  Cf8 - e7 6.Ca4 : c6+   b7: c6   7.d2 – d4   e5 : d4    8.Kf3 : d4   c6 – c5
Вынужденно, так как  на  8. ..Сd7 могло  последовать  9.Фf3 или  9.Сf4, и черным  трудно защищаться  от  е4 – е5, после чего их пешечная цепь  будет  разбита.
9.Kd4 – c6 !?  Фd8 – d7  10.Kc6 – a5 
"Соль" замысла белых. Они стремятся помешать нормальному развитию черных фигур, но при этом сами теряют время. Портиш выравнивает положение.
10. ..Се7 – f6 !   11.Фd1 – d3  Kg8– e7   12.Kb1 – c3  Ла8– b8  13.Ла1 – b1  0 – 0   14.Cc1 - d2 Сf6 : c3   15.Cd2 : c3   Ke7 – c6   16.a2 – a3  Kc6 : a5   17.Cc3 : a5   Лf8 – e8    18.Лf1 – e1  Ле8 – е6  19.c2 – c4    Cc8 – b7     20.f2 – f3    Лb8 – e8     21.Фd3 – d2    Cb7 – c6     22.b2 – b3    Фd7 – e7 ? 
Черным следовало продолжать  22. ...Лg6 !  и если  23.Сс3, то  23. ...f5 !
23.Фd2 – f4 !   Ле8 – b8   24.Ca5 – c3
Теперь у белых небольшое, но стойкое преимущество. Черные обречены на полную пассивность, хотя их позиция крепка.
24. ...f7 – f6   25.Kpg1 – f2  Фе7 – f7   26.h2 – h4 !  Ле6 – е8    27.g2 – g4 !
Белые активизировали свои силы на королевском фланге. Теперь черные находятся под постоянной угрозой прорыва  g4 – g5.
27. …Лb8 – b7  28.Лb1 – b2  Ле8 – b8   29.Ле1 – b1  Лb8 – f8   30.Лb1 – g1  Cc6 – d7
Прорыва   g4 – g5  белые  пока провести  не  могут.  Поэтому  они  готовят  b3 – b4,  после чего  ладья  b2  может быть использована на королевском фланге.
31.Фf4 – e3 ! Фf7– e6  32.Фе3–d3  Cd7– c6  33.b3 – b4        c5:b4     34.a3 : b4     Cc6 – e8        35.Лb2 – d2         Лb7 – b6
35.Лb2 – d2  Лb7 – b6   36.Фd3 – d4   Фе6 – е5 ?
Ошибка. Активную защиту давал ход   36. ...с5.
37.Фd4 : b6 !   Фe5 – h2+     38.Kpf2 – e1!    Фh2 : d2+ 39.Кре1 : d2   c7 : b6   40.Лg1 – a1
Теперь белые форсированно выигрывают пешку, но разноцветные слоны позволяют черным надеяться на ничью.
40. ...Се8 – f7    41.Ла1 : а6    Лf8 – b8     42.Kpd2 – d3 h7– h5  43.b4– b5 ! Сильный ход. Белые фиксируют черные пешки  на полях цвета своего слона. 
43...h5 : g4  44.f3 : g4  Лb8 – c8  45.Ла6 – а4  Сf7– e6  46.g4 – g5  f6 – f5  47.e4 : f5  Ce6 : f5+ 48.Kpd3 – d4   Kpg8 – f7    49.Cc3 – b4    Kpf7 – e6    50.Ла4 – а6   Лс8 – b8    51.h4 – h5    Cf5 – g4 52.h5 – h6   g7 : h6   53.g5 : h6&n