Настойка и грёзы

 Молодой отец Владимир устроился в электричке у окошка. Осеннее солнышко сквозь стекло грело его чёрную скуфейку.
  Совсем недавно он сидел за своей партой в семинарском классе, солнце так же, в окно, пекло макушку и только лектор не позволял дремать. Очень красочно рассказывал о святых проповедниках, которые несли диким племенам Евангельский свет. Живая картинка: апостол Павел с проповедью посреди ареопага, внемлющая толпа языческих греков…  святитель Иннокентий, плывущий на своей байдарке по холодному морю. Наряженные алеуты, уже крещенные им, высыпали на берег встречать любимого батюшку…  Один сплошной богословский праздник! И, вот, теперь сам недавний студент едет к своей пастве и считает минуты до встречи с прихожанами. До сей поры ему не приходилось бывать в деревне, и теперь одолевали праздные мысли: «помнится, где-то читал, как крестьяне присылали за батюшкой подводу. Интересно было бы на лошади прокатиться. Хотя, в деревне теперь, наверное, и машин хватает…»
  По вагону пошёл контролёр со своим гигантским дыроколом. За его спиной – двое, похожие на терминаторов.
- Ваш билет!!! – и старушка чуть не давится бутербродом.
- Ваш билет!!! – бродяга делает вид, что спит и не слышит.
- Билет, говорю, давай!!! – в ответ – тишина. Терминаторы молча грузят несчастного на плечи и несут в тамбур.
- Ваш би… о! Поп, что ли? Билет давай!!!
  Наконец, шумные воины порядка уходят. Снова под сиденьем слышится баюкающий стук колёс. Отец Владимир клонит голову к оконному стеклу и мысленно прокручивает в голове весь день с самого утра. Епархиальное управление. Торжественное получение указов о назначении. Молодых пастырей напутствует и благословляет сам архиерей. Поучает их и старое, заслуженное духовенство. Отец Захария рассказывает, что приезд на приход – это самое радостное событие в жизни священника. Помнится, когда он, молодой, во время войны был послан на свой приход, горожане встречали долгожданного батюшку хлебом-солью. Даже плакали от радости.
  Отец Владимир опять засыпает и видит себя выходящим из вагона. Его тут же окружают заждавшиеся христиане, берут благословение. Несколько старушек пришли на станцию с букетами. Интересно, где они взяли гладиолусы в конце ноября? Бедолаги, как же им трудно жилось без литургии и причастия! Ну, ничего, теперь заживём! Церковь отопрём, служить будем шесть дней в неделю. Или нет, лучше каждый день, все ведь хотят Богу потрудиться, вот всем желающим послушание и определим. «Братья и сестры! Кто желает петь на клиросе – тот отходи направо. Кто хочет печь просфоры и делать в храме уборку – налево!» - и отцу Владимиру грезится очередь самобытных деревенских старушек. Каждая, что твоя Арина Родионовна. « А как вы поёте, матушки, по нотам или так, по народному?» - и те, кто справа, как по команде, раскрывают рты. Откуда-то взялся мужик с гитарой. «Ай нэ-нэ-э, чернявыя-а! Ай да ну-у да ну!..» «Что вы, что вы! Сестры! Не так надо!» - отец Владимир замахал на хор руками и проснулся. В вагоне плясали и горланили лохматые и грязные цыгане.
- Очи чёрныя-а! очи страстны… дай пять рублей, красивый! Счастье будет! И прекрасныя-а!
  Батюшка достал последний железный пятак и положил его на протянутую грязную ладонь. Скоро цыгане убрались.
  Отец Владимир снова прислонил голову к стеклу и закрыл глаза. Подумаешь, пять рублей! Не в деньгах радость! И вообще, Господь своё чадо без заботы не оставит. Говорят ведь, что ни один священник с голоду не помер… хотя, постой, таких случаев как раз хватает. И с голоду, и от холода, и повешали нашего брата, и потопили, и пожгли… А кто же тогда с голоду помер? Цыгане? Или бомжи? Да нет. Врачи с учителями тоже от голода не мрут. Может, токаря и шоферы? И про тех не слыхать. А нашего брата уморили без счёту. Сколько-то по истории говорили… сорок тысяч… или четыреста… нет, не помню. Да, кошмарные были времена… Зато, отец Захария говорит, что теперь времена хорошие настали. Служи - не хочу! И везде тебя ждут – и в школе, и в сельсовете. Везде священник – первый человек. Иди, проповедуй! Да, дожило наконец духовенство до счастливых деньков. Церкви строить позволяют… Мой храм, наверное, вот тоже подбелить-подкрасить придётся. Давно ведь закрытый стоит, облупился наверное весь…
  За окошком мелькают столбы.
  Но вот, солнце укрыли тучи. Они тут же забрызгали все окна холодным осенним дождём. Отец Владимир дремал, мечтал и, сквозь полудрёму, радостно улыбался. Навстречу проносились гнилые комбайны, разбросанные по не паханным полям, пустые дома с выбитыми стёклами, развалины ферм, окружённые кленовыми джунглями, мокрые мужики, увязшие в грязи на автомобиле марки «ЗАЗ».
                ***
  Батюшка проснулся от лёгкого поглаживания по плечу.
- Молодой человек, конечная. Просыпайтесь.
   Перед ним обозначилась не молодая дама в галошах на босу ногу и с фонарём под глазом. Отец Владимир подскочил и, просочившись между ней и дверью, юркнул в тамбур. Оттуда быстро сбежал по ступенькам вниз. Застегнул куртку, огляделся и вспомнил, что выходить из вагона нужно бы по солиднее, как подобает настоятелю, которого встречают… Да, кстати! Он посмотрел по сторонам.
  На площади у перрона месят грязь облезлые псы. Справа – бабка торгует семечками, слева – избушка с вывеской «Магазин». Прямо, за площадью руины, похожие на бывшую церковь. Ни христиан, ни гладиолусов, ни слёз счастья. Батюшка зашёл в магазин, чтобы узнать, как попасть к его церкви. Продавщица уставилась на его подрясник:
- Ты чё, поп, чё ли?
- Да, я ваш новый настоятель.
- Настоятель? Настойку чё ли уважаешь? – колючий взгляд торговки немного подобрел, - У нас тут тоже есть один настоятель. Все – мужики, как мужики. Налижутся бражки и дрыхнут, а этого всё на экзотику тянет. Только и слышишь: «Клавк! Настойку привезли?» А где я тебе возьму её, настойку-то эту? У нас и вермуту отродясь не водилось, а этот всё…
  Батюшка не стал дослушивать:
- Вы подскажите, пожалуйста, как мне к церкви проехать? – перебил он продавщицу.
- Да ты чё, ослеп? Без настойки-то? А это тебе чё? Райком чё ли? – и она ткнула пальцем в стекло, указывая на руины. Отец Владимир пояснил:
- Мне не эта нужна, а Архангельская, где я служить буду.
- Архангельская-ангельская! У нас другой не бывало никогда. Во! Хошь – служи! Хошь – пляши! Это тебе не церковь?
- Она, что? Одна у вас? – не терял надежду батюшка.
- А то!!!
  Отец Владимир вышел из магазина и двинулся по грязи через площадь. Ноги не слушаются, рот не закрывается, глаза – как блюдца. Руины от месива площади отделяла свалка. Он остановился, подумал. Присел на ржавый помятый холодильник и стал размышлять то ли о гладиолусах, то ли о хороших временах, то ли о том, куда податься на ночлег… без денег.
  Вечерело, и у магазина уже бузил его коллега «настоятель»:
- Клавк! Настойку привезли?
- Нет!
- А чё ты радостная такая?
- Да поп приехал. Вон сидит, скучает. Нас-то-я-тель!
- А чё мне нас-то-я-тель! Он чё, настойку привёз, чё ли..?


Рецензии
Благословите, батюшка!

Ваше Высокопреподобие!
Не впервые читаю Вас, даже у меня имелись несколько
Ваших маленьких книжечек - внукам подарила - пусть читают,
это же для них глоток настоящего чистого воздуха среди
всей этой шелухи, заполнившей мир и наши умы, а, как
результат, и души...

Вы своей рукой подписали мне "Антологию"... это я так,
хвастаюсь... Вам же ;-)) знакомством с Вами.

Читала рассказ и большая тревога в душе за этого чистого
и светлого, но такого неопытного душой мальчика!

Да, разрешают храмы строить, на праздники валом валят
в них. А приглядеться - во время службы(!!!) толкаются около
ктитора, рассматривают всё, что продаётся, прицениваются,
свои наличные в соответствие с возможностью покупок сводят...
Где тут Богу потрудиться, помолиться ему.

Это я к тому говорю, что в душах людей
(в основной массе) великая сушь наступила!
И ... разруха...

И опаляющий её жар на каждом шагу проявляется:
"Чё... поп, что ли"... "Да поп приехал. Вон сидит,
скучает. На-сто-я-тель!"

А настоятель не скучает - его сердце зашлось от безысходности.

Одна надежда: Господь не оставит его своей заботой.

Сильно пишете, батюшка Алексий!
И русский язык сияет благодатью - настоящей,
первозданной!

Кланяюсь Вам за прекрасное повествование,
за этот психологический этюд,

Дарья Михаиловна Майская   14.11.2016 12:58     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Дарья Михайловна, за добрые слова и за понимание. Бог в помощь!

Протоиерей Алексий Лисняк   15.11.2016 20:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.