Строгановы и Ермак

                1.

В XVI веке на окраинах российского государства  стал образовываться особый класс, принявший название «казаков». Уже в первой половине этого столетия источники упоминают казаков в разных частях русского мира, противоположных по местоположению и принадлежащих разным речным системам: на Днепре, в восточной Руси, на отдаленном севере и на юге. По разрушении Золотой Орды и по раздроблении ее на множество кочевых орд, привольные степи Дона представляли заветную приманку для многих русских людей; удалые головы, которых не боялись опасностей, а напротив находили в них особую прелесть жизни. Смельчаки удалялись туда, селились и образовывали воинские братства по образу того, которое уже сложилось на Днепре под именем Запорожской Сечи. И там и здесь выборными начальниками были атаманы. Братства имели свой суд, свою казну и строили свою жизнь на принципах строго товарищества. Менее чем за век донские степи оказались густо заселены этим отважным и предприимчивым народом. Московские цари, начиная с Ивана Грозного, оценив казачью силу, стали ласкать  пограничное воинство, награждая его то подарками, то милостивым словом, а позже – и царским жалованием, принимая часть казаков под свою руку. Эти «списочные» или реестровые казаки, попадая в разряд служилых людей, получали в пользование от государства земли, за которые не платили податей, но обязывались отбывать воинскую службу. Однако очень долго казачья община тяготела не к государственности, требовавшей крепких сдерживающих начал, а к «вольнице». Помимо государственных казаков во все это время на окраинах продолжали умножаться «гулящие» люди, которые управлялись сами собой и считали себя независимыми от царя. Здесь же находило приют множество опальных и беглых. В то время побеги были  самым обычным и глубоко укоренившимся явлением русской жизни. Отягощенные тяжелыми поборами жители легко снимались с мест, перебегали под руку других хозяев или отправлялись на окраины страны, туда, где уже не было для них никаких государственных повинностей. На берегах рек и в степях из таких беглецов собирались буйные ватаги со своими атаманами, которых само правительство называло «воровскими» казаками.
   В большом количестве шайки таких казаков нашли себе приют на Волге. Они нападали на послов и купцов, не щадили и царских судов, брали казну и товары. Грабежи возрастали с каждым годом. Правительство посылало против разбойников воинские отряды с приказанием хватать и вешать их без суда. Однако повеления эти было  не легко исполнить - заслышав о приближении царских сил, казаки спешили укрыться  в укромных местах. В 1579 г. несколько казачьих шаек под предводительством атаманов Ивана Кольцо, Барбоши и других напали на ногайский город Сарайчик и разорили его до основания. По жалобе ногаев Иван Грозный осудил Ивана Кольцо с товарищами на смерть. Но те, ловко избежав наказания, явились вскоре в пермской стране.

                2.

В это время на северо-востоке Руси ярко обозначилась широкая деятельность фамилии Строгановых - именитой и очень богатой купеческой семьи из Новгорода Великого, имевшей давние  торговые связи в Заволочье.  Родоначальником ее считается некий Спиридон, замученный во времена Дмитрия Донского татарами (они содрали с него всю кожу, обстрогав тело, от чего потомки его, будто бы, и получили свое знаменитое прозвище).    Личность эта, впрочем, скорее всего легендарная. Внук мученика-Спиридона,  Лука Кузьмич Строганов, был знаменит тем, что выкупил в 1446 г. из татарского плена  московского князя  Василия Темного «по великому к нему усердию знатною суммою денег».   Его сын Федор Лукич Строганов, переселился около 1488 г.  из Новгорода на Урал, именно в Сольвычегодск. Три его старших сына умерли бездетными, не оставив никаких заметных следов своей деятельности. Наоборот, младший из них, Аника, родившийся в 1497 г., своими предприимчивыми действиями положил прочное и твердое основание родовым богатствам.
     С самого переселения на Урал Строгановы стали заниматься вываркой соли. Аника Федорович, по свидетельству летописца, привел варницы в лучшее, «прибыточное» состояние и в непродолжительное время стал получать от них «знатную прибыль». Он также с чрезвычайной для себя выгодой вел торговлю с зауральским населением, выменивая у него за всякие безделицы дорогие меха. При нем путем покупок первоначальные владения Строгановых в Сольвычегодском крае значительно расширились. Однако самые главные земельные приобретения образовались у них  из мест, пожалованных  им многочисленными и разновременными грамотами московских государей. Первые жалованные грамоты на земли и леса по Каме, протяжением в 146 верст (3,5 млн. десятин),  даны были Анике Федоровичу в 1558 и 1564 гг. Иваном Грозным. Получив грамоту, Строганов тотчас возвратился в Сольвычегодск. Младшего сына Семена он оставил на месте, а сам с двумя старшими сыновьями Яковом и Григорием переехал на новые земли, взяв туда для поселения часть крестьян и вольных людей. Здесь он построил городок Камгорт (или Канкор), укрепив его пушками и пищалями от татарских орд. Утвердившись на верхней и средней Каме, Строгановы разного рода льготами стали привлекать в свои земли  нетяглых и бесписьменных людей и весьма  успешно стали населять прибрежные полосы Камы, Чусовой и других рек.Переселенцы быстро освоили прежде почти безлюдные места, начали расчищать из-под дремучих лесов земли, распахивать их и работать на вновь открытых Строгановыми соляных варницах.  Соль в обширных размерах вывозилась по Каме, Чусовой и Волге в Казань, Нижний и другие более мелкие города. В старости Аника постригся в основанном им Преображенском Пыскорском монастыре, где и умер в 1569 г.
Продвигаясь все дальше на восток Строгановы вскоре  вошли в столкновение с зауральским краем. На берегах реки Тобола, Иртыша и Туры существовало тогда татарское царство, носившее название Сибири, с главным городом того же имени. Около 1556 г. у власти здесь утвердился хан Кучум. Он покорил остяков,  вогуличей и усиленно заботился о распространении в своем государстве магометанской веры.

                3.

Сын Аники Григорий Аникиевич, переселившийся в 1559 г. из Сольвычегодска в Пермь Великую, вместе с братьями продолжал теснить местных татар и черемис, выгоняя их с исконных звериных и рыбных ловов. В ответ те в 1572 г. подняли большое восстание, но были побиты и усмирены. В 1573 г. Строгановым пришлось отражать набег орд сибирского хана Кучума.    В 1574 г. Иван Грозный вновь пожаловал Строгановым обширные владения за Уралом – около 1,25 млн. десятин - и велел  им иметь старание о покорение «Сибирского царства». Получив это разрешение, Григорий и Яков, стали запасать оружие, пушки, панцири, кольчуги и готовиться к серьезному походу, но совершить его не успели. Умерли они в 1577 г. в основанном ими городке Орле.
   Их наследники    Никита Григорьевич и Максим Яковлевич в 1579 г. послали на Волгу к тамошним казакам с приглашением поступить к ним на службу. В том же году  прибыл к Строгановым атаман Ермак Тимофеевич с 500 товарищами.   Другие атаманы были: Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк.  До сентября 1582 г. казаки составляли гарнизоны строгановских городков и помогали им защищаться от нападений туземцев. В сентябре 1582 г., благополучно отбившись от врагов, Строгановы отпустили Ермака и его людей в поход за Уральские горы. Всего под началом Ермака было 840 человек – 540 казаков и 300 строгановских ратников.
   Это маленькое войско, имея в своем распоряжении в избытке разных припасов,  всякого оружия и даже пушки, поплыло вверх по Чусовой до ее притока Серебряной. Отсюда  казаки перетащили свои струги в Туру и стали спускаться по ней вниз. По пути им встретился городок, в котором правил данник Кучума Епанча. Люди этого князька никогда не  слыхали огнестрельного оружия, и как только казаки дали по ним залп, разбежались. Победители разграбили город и отправились дальше к низовьям  Тобола, повсюду устрашая и разгоняя выстрелами туземное население. Некоторые из беглецов поспешили к Кучуму и принесли ему весть о нашествии русских. По свидетельству летописей, они говорили хану: «Пришли воины с такими луками, что огонь из них пышет, а как толкнет, словно гром с небеси. Стрел не видно, - а ранит и на смерть бьет, и никакими сбруями нельзя защититься! И панцири и кольчуги наши навылет пробивают». 
   Кучум оценил степень угрозы, собрал свое войско и стал на берегу Иртыша недалеко от устья Тобола, на горе,  называемой Чувашево.  Вперед он послал царевича Махметкула, который во главе десятитысячного конного войска внезапно напал на казаков на берегу Тобола, вблизи урочища Бабасан.   Казаки встретили татар огнем из пушек и пищалей. Нескольких залпов оказалось достаточно для того, чтобы обратить все это воинство в бегство. Вслед затем должна была произойти решительная битва с главными силами Кучума. Спустившись к устью реки, казаки увидали против себя такое множество врагов, что приходилось тридцать сибиряков на одного казака. Тогда собрался казачий круг и стал рассуждать, что им делать дальше. Некоторые советовали уклониться от боя, другие же, и сам Ермак, говорили: «Куда нам бежать? Уже осень; реки начинают замерзать. Не положим на себя худой славы. Вспомним обещание, что мы дали честным людям (Строгановым) перед Богом. Если мы воротимся, то срам нам будет и преступление слова своего; а если Всемогущий Бог нам поможет, то не оскудеет память наша в этих странах и слава наша вечна будет». Все единогласно решили пострадать за православную веру и послужить государю до смерти. Сражение началось утром 23 октября 1582 г.  Татары скрывались в засеке. Заметив приближение казаков, они засыпали их тучей стрел, а затем сделали вылазку. Однако стрелы ничего не могли сделать против беглого огня ружей и пушек. Хотя сибиряки дрались с отчаянной храбростью, они потерпели полное поражение и после упорного рукопашного боя бежали. Кучум. скрылся в ишимских степях, едва успев захватить часть своей казны. Казаки потеряли в этом бою сто семь человек. 26 октября Ермак  вступил в столицу Сибирского царства город Искер или Сибирь и захватил там большой запас мехов, азиатских тканей и разных драгоценностей. В городе не осталось тогда ни одного сибиряка: быстрый успех русских навел всеобщий страх на подданных Кучума. Потом татары, остяки и вогуличи со своими князьями стали приходить в столицу и бить челом  о принятии их в русское подданство. Таким образом, огромный край покорился горстке храбрецов. Ермак всех приводил к присяге на имя государя и обращался с побежденными ласково. Своим казакам он строго запретил делать туземцам хоть малейшее насилие.

                4.

Наступившая зима не дозволила Ермаку продолжить завоевание Сибири. Он оставался в Искере. О Кучуме не было никакого слуха. Весной 1583 г.  царевич Махметкул стал подбираться к Искеру, но Ермак узнал об этом заранее, послал против него 60 человек, которые вдруг напали на сонных татар, схватили Махметкула и привезли его к своему предводителю. Ермак обошелся с ним очень ласково. Весь год он продолжал подчинять данников Кучума и между прочим взял остяцкий город Назым. Но вскоре счастье начало изменять отважному атаману: стал ощущаться недостаток в съестных припасах, распространились болезни.  Один из местных князей Карача-Мурза притворился верным слугой русского царя и просил у Ермака помощи против ногайцев. Ермак послал ему атамана Ивана Кольцо с небольшой дружиною в сорок человек, но татары неожиданно напали на них и перебили всех до последнего. Другой атаман, Яков Михайлов,  отправился искать пропавших товарищей, но сам был захвачен врагами и убит. Вслед затем Карача с большой татарской силой осадил Ермака и атамана Мещеряка в самом Искере, думал принудить их к сдаче голодом, но казаки сделали вылазку и рассеяли осаждавших.  Ермак перешел в наступление, совершил поход вверх по Иртышу и счастливо покорил несколько улусов. Незначительные военные действия продолжались в течение всего 1584 года.
   В августе  1585 г. Ермак узнал, что в Сибирь идет бухарский караван, и сам Кучум хочет перерезать ему путь, чтобы захватить товары. Ермак поспешил со своей дружиною на устье реки Вагая, впадающего в Иртыш, с тем, чтобы дать каравану  свободный путь по Иртышу. Целый день он ожидал каравана, не дождался его и, утомившись, расположился с казаками на отдых вблизи реки. Ночь была дождливая и бурная. Все казаки заснули глубоким сном. Никто не ждал нападения. Между тем татары во главе с самим ханом внезапно напали на лагерь  и начали резать сонных. Ермак, ища спасения бросился в Иртыш. Он хотел добраться до своей лодки, но струг стоял далеко от берега. Тяжелая броня потянула Ермака ко дну и он утонул. Погибли также почти все его товарищи.
    После этой победы татары двинулись на Искер. Атаман Мещеряк не в состоянии был при малом числе воинов держаться против Кучума. С остатками казаков он поплыл вниз по Иртышу, с тем, чтобы войти в Обь, а оттуда через югорские горы пробраться в Печору.  Сибирь была покинута. Но дело Ермака не пропало зря: его дерзкий поход сокрушил мощь Сибирского ханства и открыл русским дорогу за Урал. По его следам двинулись другие воеводы, которые в несколько следующих лет довершили разгром Кучума и окончательно присоединили его владения к Русскому царству. Так было положено начало вековой эпопее завоевания Сибири.


Рецензии
Константин, известно ли полное имя Ермака? Я имею в виду Ф.И.О.

Юрий Гладышев   04.04.2011 19:14     Заявить о нарушении
Ермак Тимофеевич. А фамилии нет.

Константин Рыжов   04.04.2011 20:11   Заявить о нарушении
Где-то я читал, к сожалению, не вспомню где, Аланов Алексей Тимофеевич. А «Ермак» это прозвище.

Юрий Гладышев   04.04.2011 20:21   Заявить о нарушении
Зря Вы "Мутоту" читаете, это не о Вас, это для "продвинутых писателей".

Юрий Гладышев   04.04.2011 20:27   Заявить о нарушении
Википедия дает вариант "Аленин".

Константин Рыжов   04.04.2011 21:12   Заявить о нарушении
Память подвела.

Юрий Гладышев   04.04.2011 21:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.