Бессмертные и я. Часть 2-я. Маклауд

            Вторая встреча с Митосом произошла случайно. Я уже почти забыла о нем, внушив себе, что больше никогда его не увижу. Впрочем, случайностью это было только для меня.
            Я приехала во Францию с группой паломников. Сидя в маленькой альпийской деревушке, мы гуляли и веселились, между делом посещая и службы, а так же лазили по горам и холмам, с удовольствием углубляясь в зеленые, тенистые леса. Они давали защиту от палящего июльского солнца, а так же  возможность увидеть каких - нибудь зверушек не сквозь решетку зоопарка. Там было тихо и спокойно, но, как оказалось, опасность приходит  тогда, когда ее не ждешь. В этот день я отправилась в лес одна. Устав от трудного подъема, я присела на широкие листья папоротника под огромным грабом. С наслаждением прислонившись к шероховатой коре, я слушала веселую птичью перекличку и любовалась открывающимся сверху видом. Далеко внизу раскинулась наша гостеприимная деревушка с красными черепичными крышами.  ...На хруст ломающихся под чьими - то ногами веток я не обратила внимания - не одна же я в этом лесном царстве. Солнышко грело мое лицо, я расслабилась и лишь лениво повернула голову, когда шаги приблизились.
- Эй, беби, не хочешь ли поиграть? - Передо мной стоял незнакомый парень и щербато лыбился.
От его давно не мытых рыжих волос и засаленной клетчатой рубашки оставалось не слишком приятное впечатление. Но, все же, я улыбнулась ему и ответила:
- Нет, спасибо. Сегодня слишком жарко для игр.
- Ну же, детка. Не будь врединой.
Парень оперся рукой о дерево и склонился надо мной.
- Пойдем, ты не пожалеешь.
На этот раз мой ответ был более холодным:
- Мне хочется отдохнуть в тишине. - Я сделала паузу и в упор посмотрела на амбала: - И в одиночестве. Если это вас не затруднит.
Подобие улыбки сползло с помятого лица парня.
- Эй, красотка, будь повежливей. Мы с тобой одни в этом лесу, так что, не зли меня.
В этот момент на тропинке показалась какая - то фигура, и парень опять ощерился:
- А вот, и мой друг подоспел. Иди сюда, Арни!
Волосатая лапища протянулась ко мне и схватила сзади за шею.
- Вставай, - приказал амбал, - пойдешь с нами.
Его голос был грубым, а руки липкими. Посчитав, что сейчас мне лучше промолчать, я не торопясь поднялась, оценивая свои шансы. Осмотревшись, насколько было можно, и прислушавшись, я поняла, что рассчитывать особенно не на что. Только молиться и ловить удобный момент, что бы дать деру. Амбал крепко держал меня за шею и за руку, которую он довольно - таки больно вывернул назад. Его приятель, бледный брюнет с лицом змеи, с интересом разглядывал меня, недвусмысленно ухмыляясь. «Господи, ну откуда здесь эти уроды?», - подумала я, потихоньку впадая в панику. «И, как на грех, никого нет. Боженька Всемогущий, пошли мне кого - нибудь. Хотя бы ребят из общины, что бы их вспугнули. Я уверена, стоит кому - нибудь появиться, и эти два неандертальца сразу ретируются.» В это время мы уходили все дальше вглубь леса, и я понимала, что нападение на меня может произойти в любой момент. С одной стороны, я сомневалась, что у этих инфузорий хватит смелости сделать что - нибудь серьезное, а с другой - их было двое, и я полностью в их власти. Тут амбал сильнее нажал мне на руку, и я вскрикнула:
- Больно же! Урод несчастный, пусти! Да, отпусти же!
В отчаянии я дернулась и со всей силой наступила парню на ногу. Он взвыл, а я инстинктивно съежилась, ожидая удара, но в этот момент произошло что - то непонятное. Амбал взвыл еще сильнее и, как из катапульты, отлетел, вмазавшись в дерево. Его друг, стоявший сбоку от меня, вдруг осел, держась за живот. Из носа у него капала кровь. Я повернулась назад, будучи слегка ошарашенной, но, все - таки, желая поблагодарить явившегося  неизвестно откуда спасителя. Открыв было рот, я застыла в изумлении: передо мной стоял Маклауд. Непобедимый Горец возник из  ниоткуда во всем своем великолепии и почему - то чуть застенчиво улыбался. В светлых слаксах, черной футболке и с новой стрижкой он был неотразим. Я любовалась им, как произведением искусства. Впрочем, мне было приятно его увидеть. Особенно, в такой ситуации. Нет, я ничего не имею против Дункана - он хороший человек и настоящий мужчина ,но иногда он бывает таким добродетельным, слишком правильным сукиным сыном, что во рту становится  приторно, как от съеденного в слишком больших количествах сахара. Хотя, если честно, иметь такого друга мне бы хотелось.
- Привет, - улыбнулся спаситель и шагнул ко мне, - ты в порядке? Они ничего тебе не сделали, Дженни?
- Я в порядке, рука побаливает. Рада видеть тебя, Дункан. Спасибо.
Я обняла Горца и поцеловала в щеку.
- Как ты здесь оказался? Поистине, Господь услышал мои молитвы.
Дункан засмеялся. Обидчики  тем временем оклемались и, зализывая раны, собирались удалиться. Маклауд поймал одного из них за шиворот, а другого за рукав.
- Поможешь доставить этих горилл в полицейский участок?
Я махнула рукой:
- Не надо, Дункан. Брось их. Не хочу тратить на это время и нервы. Ты им хорошо наподдал, может, станут умнее.
- Сомневаюсь, - вздохнул Горец и отпустил хулиганов.
Те тут же растворились в густом альпийском лесу.
- Так, каким образом ты здесь оказался?
Я взяла Маклауда под руку, и мы побрели по тропинке в сторону деревни.
- Я шел за тобой.
- ?
- Я окликнул тебя еще в долине, но ты не оборачивалась.
Я улыбнулась  и пожала плечами:
- Наверное, не поняла, что это меня. А почему ты не подошел ко мне сразу?
- Я думал, у тебя свидание.
Я фыркнула:
- Хорошо свидание. Ну, а здесь, в Тезе, какими судьбами? Неужели, участвуешь в этой религиозной тусовке?
Мак засмеялся:
- Нет. Просто... -  мужчина замялся.
- Что?
- Митос искал тебя.
- Митос?!
Сказать, что я удивилась было бы мало. Я уже готовилась удовлетворить свое любопытство, но тут колокола на местной церкви зазвонили к вечерней службе, и мы оба отправились на мессу. Выйдя оттуда одухотворенные и просветленные, мы взяли в ближайшем магазинчике по стакану кофе и уселись на скамейку, вдыхая пряный вечерний воздух.
- Так зачем Митос искал меня?
Маклауд отвернулся:
- Спроси у него.
- Что значит, спроси у него?!
Я потянула Горца за рукав.
- Что это за детские штучки, Мак? С ним все в порядке? С Митосом все в порядке?
- Да, да, успокойся, - мужчина погладил меня по плечу.
- Зачем он искал меня? Дункан, я же изведусь!
Маклауд слегка улыбнулся:
- Он любит тебя, вот и вся причина.
- Любит?! - я ошарашенно замолчала.
Это было второе потрясение за вечер, не считая хулиганов. Я сняла крышку с пластикового стакана и отхлебнула ароматный, горячий напиток. Вкус кофе вернул меня к реальности.
- Как вы нашли меня?
- Митос поднял по тревоге всех друзей, - Мак пожал плечами, - мне повезло.
Я бросила на Горца вопросительный взгляд.
- На таможне я увидел, как ты выходила из автобуса, но не успел подойти. Выяснить ваш маршрут труда не составило.
- Удивительно!
- Да. -  Маклауд скрыл за улыбкой некоторую растерянность, и у меня промелькнуло сомнение в истинности его истории.
Но главное сейчас - выяснить, что же с моим  возлюбленным бессмертным. Почему он начал искать меня? Уж не гонится ли кто - нибудь за ним?
- Дункан, а почему сейчас здесь ты, а не Митос? Ведь ты сообщил ему, да?
- Он просил меня поговорить с тобой.
- Это не похоже на Митоса, не в его характере.
- Ну...  Он не знает, захочешь ли ты его видеть.
Странно...  То ли он действительно здорово втрескался, то ли за этим кроется что - то еще. - Я вздохнула. - Ну, и дела. Неисповедимы пути твои, Господи.
Я бросила в урну пустой стаканчик и хлопнула ладонями по скамейке.
- Ладно. Когда отправляемся? Да, кстати, я надеюсь, Митос в Париже? Потому что, в Америку меня не впустят.
Дункан поднялся:
- Да, он в Париже. Поедем завтра утром. Когда закончится твоя виза?
Я тоже встала и отряхнула влажные от жары шорты.
- Вам повезло - через три недели.
Я двинулась в сторону своего домика  и спросила у Мака:
- А где ты будешь ночевать? Все гостиницы забиты.
- Посплю в машине.
- Она на стоянке?
- Да. Черный «Опель».

Дункан проводил меня до двери, и мы пожелали друг другу спокойной ночи. Время близилось к десяти, и на небе сияли яркие, новорожденные звезды. Спать мне совсем не хотелось. Я разделась и пошла в душ. Попавшаяся навстречу соседка заговорщицки подмигнула:
- Что это за красавчик был рядом с тобой? Прямо картинка.
Я отмахнулась:
- Да ну тебя! Просто знакомый.
- Ну - ну.
Соседка скрылась в комнате, а я встала под упругие струи воды. Смывая с себя дневную пыль, я подумала, что сегодня был странный день, и что еще более странно - мне не хотелось его заканчивать. Вернее, хотелось, но концовка должна была быть квинтэссенцией пережитых эмоций, и я ждала  чего - нибудь необыкновенного. Засмеявшись от таких мыслей, я выключила воду и приказала себе успокоиться. Но, закончив вечерний туалет и разобрав постель, я поняла, что не смогу спать. Я одела воздушную юбку и майку - топик и вышла на улицу. Вдохнув ароматный воздух альпийских лугов, я побрела по дорожке, любуясь на приветливо светящиеся витрины магазинчиков и уютные залы маленьких кафе. В одно из них я и зашла, что бы скоротать немного времени и выпить чашечку своего любимого эспрессо. Вообще - то, этот божественный напиток является прерогативой Италии, но и здесь его готовили неплохо. Я огляделась, оценивая разношерстную публику, но знакомых среди нее не оказалось, а скучающие через пару столиков  туристы интереса не вызывали, хотя один из них довольно активно заигрывал со мной. Съев мороженое и выпив пару чашек эспрессо, я вышла из кафе, совершенно не зная, чем себя занять. Незаметно для себя самой, ноги привели меня на стоянку автотранспорта. Экскурсионные автобусы и частные автомобили аккуратно выстроились в несколько рядов. Пара фонарей освещала площадку с двух сторон, но в середине было темновато. Пройдя мимо нескольких машин, черного «Опеля» я не обнаружила, но тут впереди хлопнула дверца. Я подошла поближе и увидела силуэт Горца. Чиркнув в темноте зажигалкой, он красиво затянулся длинной сигаретой. «Интересно, - подумала я удивленно, - чего еще я не знаю о нем?» Насколько мне было известно до этого, Горец не злоупотреблял вредными привычками. Я подошла к нему, почему - то стараясь ступать как можно тише.
- Привет.
Маклауд повернулся, и его лицо на миг осветилось оранжевым огоньком сигареты.
- Привет.
- Не спиться?
Дункан улыбнулся:
- В машине не слишком удобно. А ты? Совершаешь вечерний моцион?
Я виновато пожала плечами:
- Переволновалась, наверное. Не могу спать.

- Дункан, - вдруг встрепенулась я после секундной паузы, - а давай уедем сейчас!
Горец задумался:
- До Парижа семьсот километров...
- Да, я знаю, но ведь по дороге есть мотели. Сейчас только половина двенадцатого. Мы остановимся в первой же гостинице, и ты сможешь нормально поспать. А что, это идея!
Я почему - то была несказанно рада посетившей меня мысли. То ли мне, как истинно городскому жителю, было скучно в этой деревушке, то ли хотелось побыстрей увидеть Митоса, то ли просто отправиться  навстречу приключениям, где за каждым  поворотом дороги  поджидало что - то новое. Маклауд докурил сигарету и выбросил окурок.
- Ну, что ж. Я не хотел срывать тебя на ночь глядя, но коль ты хочешь сама... Поехали.
- Ура! Я побежала собирать вещи.
Дункан засмеялся:
- Не терпится увидеть любимого?
- Не знаю, - честно ответила я и, уже убегая, бросила через плечо: - Жди меня здесь!
Мужчина махнул рукой и закурил новую сигарету.
          
                Первая забегаловка попалась нам только через два часа. Ехать было приятно, потому что изнуряющая дневная жара спала, и наш автомобиль несся по гладким французским трассам со скоростью 100 км в час. Верх был открыт, и я с удовольствием подставила лицо теплому ветру. Дункан вел машину легко и уверенно. Мне было хорошо, и ни о чем не хотелось думать. Мы с шиком подкатили к двухэтажному зданию с надписью  «Hotel-restaurant”, и шины взвизгнули от резкой остановки. Это было здорово! Мы вышли из машины, хлопнув дверцами. С удовольствием потянувшись, я взглянула на часы:
- Ого! Два часа уже. А если тут мест не будет?
Мак пожал плечами:
- Придется спать на улице.
Мы стали подниматься по ступенькам, и я толкнула его в бок:
- Это ты меня пугаешь за то, что я тебя с места сорвала, да?
Мужчина улыбнулся, а я стукнула его по руке:
- Поедешь дальше, как миленький.
Дункан повернулся ко мне с удивленно - вопросительным взглядом.
- А то Митосу пожалуюсь.
- Ябеда.
- Какая есть.
Мы подошли к стойке и позвонили в звоночек. Из задней комнаты вышел заспанный портье.
- Добрый вечер, месье, - улыбнулся Маклауд, - два одноместных номера, пожалуйста.
- Пожалуйста, - пробурчал работник гостиничного сервиса и пригладил пятерней взъерошенные волосы.
Я радостно взглянула на Мака.
- Надо же, нам повезло. Я не ожидала, что найдутся аж два свободных номера.
Портье бросил на стойку ключи.
- Номера смежные.
- Это не важно, - улыбнулась я, а мой ночной спутник отправился за багажом.

Номера оказались вполне приличными. По дороге к ним нам встретился ресторан, работающий круглосуточно, и так как голод давал о себе знать, мы решили пожертвовать еще одним ночным часом и сходить туда. Быстро приняв душ и переодевшись, мы постучали друг другу в общую дверь, после чего встретились в коридоре. Ресторан оказался уютным, свет приглушенным, а официанты вежливыми, не смотря на поздний час. Кроме нас в маленьком зальчике  находились лишь два застрявших на маршруте дальнобойщика, которые весело переговаривались  по - немецки и запивали бифштекс пивом. Странно, но оказавшись за столиком напротив Мака, я на какой - то момент почувствовала неловкость, может, потому, что атмосфера показалось мне слишком интимной. Но это только на мгновение. Я тут же оправилась и заказала бифштекс, порцию картошки фри и пиво. К моему удивлению, Дункан взял тоже самое. На десерт я съела обожаемый мною фруктовый салат, а Дункан мороженое, что снова удивило меня.
- Я сладкоежка, - улыбнулся Мак.
Мы управились за полчаса, и так как было уже совсем поздно, я решила, что пора уходить. Но мужчина остановил меня.
- Подожди, - почти просительно произнес он, - давай чего - нибудь выпьем.
- Кофе?
- Что хочешь. Может быть, возьмем коньяк? Здесь он прекрасный.
- В этой забегаловке?!
Мой кавалер очаровательно улыбнулся:
- Во Франции.
Я не люблю коньяк, но после такой рекомендации решила попробовать. Мак сделал заказ и предложил мне сигарету. Я не удержалась от вопроса:
- Мне кажется, что раньше ты так часто не курил?
И тут же пожалела о сказанном: ведь Горец думает, что я видела его всего несколько раз. По счастью, он не обратил на это внимания. Мужчина щелкнул зажигалкой, и мы прикурили.
- Все меняется, - загадочно улыбаясь, Мак затянулся и повернулся ко мне в профиль.
И тут в первый раз я посмотрела на него с интересом. Коньяк действительно оказался неплохим. В мерцании свечи он играл в широком бокале теплыми золотистыми искорками. Мы пили ароматный нектар маленькими глотками и смотрели друг на друга. Хмель дорогого напитка и дурман душистых сигарет подарили мне несколько минут легкого блаженства. Вставать не хотелось, но надо было идти - за окном уже начинало светать. Маклауд расплатился, и мы поднялись на свой этаж. Открыв дверь номера, я включила свет и, взяв мужчину за рукав, втянула его внутрь. Полу - желание, полу - интерес руководили мной, и, поставив на первый план слово «любопытство», я положила руки ему на плечи.
- Может, останешься ?
Дункан обнял меня и, низко склонившись, почти прошептал:
- Я бы хотел, но не могу.
Он поцеловал меня в щеку и добавил: - Сейчас.
- Ну, хорошо, - я провела рукой по его груди, - как скажешь. Спокойной ночи.
- Добрых снов.
Мужчина поклонился и медленно закрыл за собой дверь, разделяющую наши комнаты. Мой эксперимент удался - «настоящий» Маклауд скорей всего прочел бы небольшую лекцию о тесных узах дружбы или о чем-нибудь подобном. Что происходит? Стереотип поведения, созданный Горцем на экране, распадался сейчас у меня на глазах, и я не знала, радоваться этому или огорчаться. И вообще, с тем ли человеком я имею дело? Ведь я шла на риск, имея вероятность поссориться с Митосом, но почему - то я была уверена, что «этот» Маклауд ничего ему не расскажет. И тут же меня прошиб холодный пот: «А что, если это проверка, и Дункан сейчас же позвонит Митосу?! Да нет, - я мотнула головой, отгоняя тревожные мысли, - зачем им это, такие фокусы не в их характере. А какие, интересно, у них вообще характеры?» Я уже ни в чем не была уверена. В полной озадаченности я легла спать, надеясь, что уже наступивший следующий день привнесет хоть какую - то ясность. Переждав полуденную жару, мы тронулись в путь около пяти, и через пять часов прибыли в столицу Франции.
- Куда ты везешь меня, ковбой? - откинувшись на заднем сидении, я любовалась Эйфелевой башней, ярко светящейся в ночном небе и неумолимо отсчитывающей оставшиеся до нового тысячелетия дни.
- А куда бы ты хотела? - отозвался Маклауд, - все дворцы Парижа в твоем распоряжении.
Я усмехнулась:
- Дворцы здесь конечно красивые, но для жилья совершенно не пригодны.
И, помолчав, добавила:
- Если это только не отель. Хотя, как это не противно признавать, здешние «Метрополи» мне не по карману.

В это время мы свернули с дороги и припарковались на небольшой автостоянке. Я подняла голову и увидела... настоящий замок, только совсем маленький. Из его распахнутых дверей и окон струился теплый гостеприимный свет, а симпатичные башенки на крыше были цвета спелой малины и придавали стенам из светло - зеленого кирпича ощущение тепла и уюта. Дункан повернулся ко мне и улыбнулся:
- Ну вот, мадам, здесь гораздо приятнее, чем в «Метрополе», и весь город у ваших ног.
- Здорово! - я не скрыла своего восхищения, потому что очень люблю маленькие, уютные отели, и этот не был исключением.
Я вышла из машины:
И как называется это чудо?
- Замок «Кроуфорд».
- Звучное имя.
Мак вынул из багажника мою сумку  и указал на открытую дверь:
- Прошу.
Мы вошли в холл, декорированный в теплых красных тонах, перемежающихся приятным для глаза мерцанием червонного золота. Молодой человек за стойкой приветливо улыбнулся:
- Бон суа.
Подойдя к нему, Дункан произнес несколько фраз по - французски, и тот протянул ему ключ.
- Двадцать первый номер, второй этаж.
Можно было подняться по светло - зеленой гранитной лестнице, покрытой пушистым малиновым ковром, но Мак почему - то предпочел имеющийся в наличии лифт, хотя этажей было всего два. Лифт оказался отделанным под красное дерево, с зеркалами от пола до потолка. Все это было красиво, но не аляповато, в общем, стильно. Это радовало глаз и мягкой приятной теплотой ложилось на душу. Мы подошли к широким темным дверям. Дункан распахнул их, и мы оказались внутри. Двухкомнатные апартаменты в нежных бело - розовых тонах были такими же аккуратными и уютными, как и весь отель. Мак поставил мою сумку на кресло в гостиной.
- Вуаля. Номер оплачен на две недели вперед.
Я удивилась:
- Вот как? И кто его заказал?
Мужчина улыбнулся:
- Я выполнил просьбу своего друга Митоса.
- Ну, вы даете, ребята. А если бы я не поехала?
Мак удивленно поднял брови:
- Отменили бы заказ.
- Ах, ну да... - Я улыбнулась: - Что - то плохо соображаю к вечеру.
- Намек понял, - Мак пошел к двери. - Отдыхай, завтра увидимся. Если зазвонит телефон, то это Митос.
- Он должен позвонить?! Когда?
- Не знаю. Просто предполагаю. Если хочешь, позвони сама. Ты помнишь его телефон?
Я виновато потупилась:
- Нет. Даже не думала, что еще встретимся.
Мак записал номер на лежащем на столике проспекте.
- Вот. Ну, я пошел?
- Подожди, Мак, ты сейчас на баржу?
- Да.
- А Аманда здесь, в Париже?
- Она поехала в Италию навестить одного нашего друга, но дня через два должна вернуться.
- Хорошо бы. Я с удовольствием с ней встречусь. А как мы договоримся на завтра?
Дункан взял брошюру и написал на ней еще один телефон.
- Я думаю, вы с Митосом пообщаетесь еще сегодня, но если что, звони на баржу. О'кей?
Я улыбнулась:
- Хорошо, месье. Наверное, не знаешь, как от меня отвязаться?
- О, да!
- Слушай, Мак, насчет прошлой ночи - ты что, проверял меня?
Мужчина отвернулся:
- Нет, прости, скорее я проверял себя.
- С каких это пор тебе понадобились такие проверки?! Дункан, давай на чистоту: я вчера вела себя так, потому что хотела получить подтверждение своим подозрениям - ты не такой, каким я тебя знаю.
Маклауд поднял голову:
- Не такой?
- Да, не такой , - я подошла к Горцу вплотную, - ты много куришь, хотя раньше за тобой такого не водилось, ты многозначительно угостил меня коньяком, жалобно прося остаться, хотя вез меня к своему другу и по его просьбе. Если ты не проверял меня, то в этом поступке нет логики, а Маклауд, которого я знала, всегда мыслил и поступал логично. И, попросив тебя остаться, я получила еще одно подтверждение того, что ты необъяснимо изменился: прежний Маклауд  не стал бы меня обнимать и вслух сожалеть о том, что не может переспать со мной. Может, он и пожалел бы, но про себя. Честно говоря, все это время мне было немного страшно: ты ли это, Дункан Маклауд, что за человек везет меня в своей машине? Что с тобой, Мак?!
Мужчина грустно усмехнулся:
- Ты что же, так хорошо меня знаешь?
На момент я смешалась, потом ответила, вложив в интонации немного наивности:
- Думала, что знаю.
И ощутила дискомфорт, схожий с угрызениями совести: желание и невозможность открыться раздражали меня, хотя, и Горец со своим другом чего - то не договаривали, и эта игра втемную мне не нравилась. Все это не имело смысла: мы что - то скрывали друг от друга, а скрывать - то по большому счету  нечего - мы не делали ничего плохого. Меня не заботило, если Митос что - то там узнал обо мне, но вот как я скажу ему, что все о них знаю и что отвечу, если он вдруг догадается об этом. Имея это знание, я не совершаю преступления, но я чувствую себя виноватой, ведь на вопрос « откуда?» опять придется что - то сочинять. Если бы Дункан спросил напрямую, я уже была готова пойти на риск и все рассказать, но он не стал выяснять источники моей информированности, или просто не придал этому значения. И мой порыв  остался втуне. Но дело в том, что все мои чувства не проясняли того, что же такое случилось с Маклаудом. А он, кажется, не собирался объяснять. Он улыбнулся, подошел ко мне, положил руку мне на плечо и тихо сказал:
- Не волнуйся, детка, это временное явление. Просто, в последние дни у меня было много переживаний.
- Дункан, я могу помочь?
Мужчина поцеловал меня в щеку:
- Спасибо, у меня все будет хорошо. Увидимся завтра.
- Пока...
Маклауд ушел, а я тряхнула головой: «Детка?! С ним явно что-то не так.»

       Приняв душ, я включила фен и подошла к окну. Елисейские поля светились мягким светом множества лампочек, гирляндами развешенных на деревьях. Счастливые туристы пользовались теплотой летнего вечера, прогуливаясь по парижскому Бродвею. Я выключила фен и посмотрела на часы. Маленькая стрелка приближалась к 11 - ти, и спать конечно не хотелось. Дома в это время я нахожу какие - нибудь интересные занятия, на отдыхе же иду в ресторан - выпить, поесть чего - нибудь вкусного и потанцевать. Маклауд ретировался, а одной на улицу выходить не хотелось, поэтому я решила проверить местный бар.
     Там было не слишком людно, но и не пусто. За столиками сидела пара компаний с востока, двое симпатичных ребят откуда - то из Скандинавии и одинокий мужчина у стойки. Я подошла к бару и мельком взглянув на меню, заказала «Маргариту».

- Разрешите угостить вас? - я обернулась и увидела Митоса.
Я почти не удивилась тому, что не узнала его голос - год разлуки  после десяти дней, до сих пор кажущихся сном. Мужчина взял свой стакан и приблизился ко мне.
- Привет, рада тебя видеть.
Мы обменялись поцелуями и смотрели друг на друга, как давно не видевшиеся друзья. Бездонные глаза Митоса и его неповторимая улыбка отозвались во мне сладкой щемящей болью, напоминая о запертом в потаенных уголках памяти счастье. И та же  щемящая боль с грустью говорила мне о том, что это счастье уже не повториться.
- Почему ты не позвонил в номер?
Мужчина опустил глаза:
- Боялся разбудить.
- И поэтому решил пойти в бар? Митос, что происходит? Ты боялся встретиться со мной?
Бывший возлюбленный усмехнулся:
- Мне всегда нравилась точность твоего мышления.
- Всегда - это громко сказано.
К моему удивлению, не отличающийся особой робостью бессмертный смутился еще больше:
- Извини.
Я бросила на своего собеседника недоуменный взгляд, поднося к губам бокал с коктейлем.
Митос улыбнулся:
- Просто мне неудобно перед тобой за то, что притащил тебя сюда.
- Ну... давай посмотрим. - Я поставила бокал на стойку и начала загибать пальцы. - Во - первых, было довольно скучно, и ты оказал мне услугу, вытащив из деревенской глуши. Во - вторых, меня сопровождал прекрасный рыцарь и в третьих, здесь все оплачено, и мне остается только радоваться жизни. Так что... считай, что ты прощен. Так уж и быть.
Я потрепала Митоса по щеке, и он засмеялся.
- Кстати, о рыцаре. С Маком что - то происходит. Ты случайно не знаешь, что?
- Я думаю, со временем все прояснится.
Почему - то эта его уклончивость меня не удивила. Но и не обрадовала. Радость от встречи с друзьями перебивалась нарастающей тревогой. «Черт возьми, в чем тут дело, и при чем тут я? Ну, ладно, не все сразу.» Я допила коктейль, а Митос - свой виски, и я предложила подняться в номер.
- Пойдем, мне кажется, что тебе надо отдохнуть.
Митос улыбнулся:
- Твоя проницательность меня пугает.
- Издеваешься? Ладно, пошли.
Мужчина расплатился, и мы покинули бар.

           Утром в окно проник свет и шум нового дня. Мы молча лежали и смотрели в потолок. Ночь принесла разочарование. Ни я, ни он не почувствовали той страсти, что сжигала нас год назад. Я нарушила тишину:
- Зачем ты привез меня сюда?
- Я искал тебя.
- Почему?
Митос посмотрел на меня, и в его потрясающих глазах вспыхнули теплые искорки.
- Я скучал по тебе.
Мужчина помолчал.
- Тебе были интересны мои записи?
- Да. - Я встала и, надев легкую шелковую комбинацию, подошла к трюмо. - И я думаю, они были бы интересны не только мне.
Митос посмотрел на меня через зеркало, но ничего не ответил. Я понимала, что сейчас мы балансировали на грани. Разговаривать с ним, не открыв правды, становилось все труднее, но я боялась потерять его. И в тоже время, осознавала, что вскоре ситуацию придется прояснить, иначе мы отдалимся друг от друга, и я потеряю его наверняка. Надо было идти на риск. Но перед этим мне хотелось поговорить с Амандой. Размышляя об этой непростой для нас всех ситуации, я отвлеченно водила расческой по волосам и вздрогнула, когда Митос положил руки мне на плечи. В зеркале отразилось его красивое и задумчивое лицо.
- Знаешь, я нашел тебя не для того, что бы уложить в постель.
- Знаю, - я прислонилась к плечу человека, с которым меня связывали загадочные, мистические силы космоса.
Он поцеловал меня в шею и обнял:
- Иди сюда.
Мы сели на диван.
- Я хочу, что бы ты осталась со мной, Дженни.
Такого поворота я не ожидала, но, в тоже время, удивилась не так уж и сильно. У меня перехватило дыхание от неожиданно открывшейся перспективы, и предательски сжалось сердце от нереальности происходящего. Я повернулась к своему сказочному рыцарю, и все страдание безвыходности отразилось у меня на лице.
- Митос, я не могу...
- Подожди, не отвечай сейчас, у нас еще есть время, и все еще может измениться!
Он словно знал о том, что знаю я, но не хотел сказать того, что знает он сам. А может, как раз, хотел? И эта высказанная им надежда - крик о помощи? Дальше тянуть нельзя, и если сегодня не появится Аманда, я поговорю с Митосом начистоту. Он не должен ничего скрывать, если хочет, что бы я осталась с ним, а я не могу молчать дальше, потому что обязана ему чем - то большим, чем проведенными вместе ночами. Я посмотрела ему прямо в глаза и ответила:
- Хорошо, я подумаю.
Но, против моего желания, слова получились жалостливыми. Митос улыбнулся:
- Не грусти. Что ты хочешь на завтрак?
Я скуксилась:
- Арбуз.
- Хороший выбор.
Он поцеловал меня в лоб и поднялся.

          Купив целый пакет свежайших круассанов, два литра апельсинового сока и корзину с фруктами, мы сели в черный «джип - Шевроле» и покатили к Дункану. Горец был рад нас видеть, но от меня не укрылось, что он чем - то озабочен. Когда мы здоровались, я заметила, как Мак бросил на Митоса беспокойный взгляд. К концу завтрака объявилась Аманда. Она позвонила из Милана и сообщила, что прилетает поздно вечером. У меня появился свет в конце тоннеля (почему - то я очень надеялась на давнюю знакомую), и я потащила Митоса в Диснейленд. Он послушно повез меня туда, и, когда внутри какой - то сказки, прекрасной, как ожившая мечта, Митос нежно поцеловал меня, я почувствовала  себя всего на миг абсолютно счастливой. Мы ехали в сказочной темноте, неслышно скользя по невидимым рельсам, и ощущали то тепло, которое было между нами не смотря ни на что. И мне так хотелось, что бы мы затерялись в этой ожившей сказке навсегда. Облазив в этом городе чудес все, что было можно, мы, совершенно уставшие, но довольные заявились в гостиницу в полдвенадцатого ночи. Мы смеялись, устроили небольшую перепалку в душе, и, в конце концов, бухнулись в постель. Засыпая, я подумала, что Дункан, наверное, уже встретил Аманду в аэропорту, и завтра я обязательно с ней поговорю.

            Мы стояли с Амандой на том самом месте у Эйфелевой башни, где я встретила ее в первый раз и,опершись о парапет, смотрели на Сену. Мы пришли сюда после того, как все вчетвером позавтракали в небольшом кафе у Нотр - Дама. Под предлогом того, что давно не виделась с подругой, я утащила Аманду, как только мы вышли на улицу. Конечно, предварительно я позвонила ей на баржу, что бы своей настойчивостью не сорвать ее планы. Тогда же мы договорились о завтраке. Наша с Митосом ночь прошла спокойно, мы хорошо выспались, и яркий солнечный свет нового дня принес с собой новые надежды. Маклауд и Аманда тоже выглядели свежими, хотя и легли позже нас. Это утро показалось мне каким - то особенным - солнце светило по - особому ярко, птичий щебет раздавался даже в центре столицы Мира и радовал душу. Листва на деревьях словно заново налилась зеленью, а отражение солнечных бликов на волнах реки слепило глаза. Жизнь улыбалась нам, хоть я и не знала, что именно услышу от Аманды. Но очень надеялась, что ее вести будут хорошими. Во время завтрака наша веселая компания шутила и смеялась, и я заметила, что из взгляда Дункана исчезла настороженность. Митос же присоединился к общему настроению и улыбался своей потрясающей улыбкой. Выйдя из кафе, мы разошлись в разные стороны, договорившись встретиться на Монмартре, у ресторана под мельницей. Мужчины пошли по своим делам, и почему - то я была почти уверена, что говорить мы с ними будем об одном и том же. Пока мы шли, я вкратце рассказала подруге, как жила весь этот год. Расспрашивать же ее, не сказав правды, у меня не повернулся язык. Мои друзья необычные люди, и жизнь у них не  такая, как у других. И задавая вопрос «где ты была и что делала», я буду прибавлять про себя «не охотится ли кто - нибудь за тобой и не убила ли ты кого - нибудь за это время?» Я понимаю, что это не здоровый интерес, но жизнь моих друзей поставлена на карту в чьей - то длинной и бессмысленной игре, и я не могу не думать об этом. Сейчас Аманда лениво проводила по лицу лепестками нежной кремовой розы, по экземпляру которой мы получили от своих внимательных кавалеров, и жмурилась от яркого летнего солнца.

- Аманда, а что такое происходит с нашими мужчинами? Они какие - то странные, оба.
Я задала вопрос как бы невзначай, но подозревала, что не раскрыв карт, правды не услышу. Так и получилось - Аманда задумчиво посмотрела куда - то мимо меня и ответила: - Это пройдет. А потом сосредоточила взгляд на мне и с улыбкой пожала плечами:
- Жара, наверное, не обращай внимания.
Тянуть дольше было уже нельзя, я глубоко вздохнула и выдала:
- Аманда, я знаю о вас все.
Улыбка сошла с ее лица, и, почти ненавидя себя, я простонала на одном дыхании:
- Я знаю, что вы бессмертны, и ты должна рассказать мне, что происходит, потому что Митос приволок меня сюда и хочет, что бы я осталась с ним.
Женщина молча смотрела на меня, и я потихоньку начала паниковать.
- Прости, я знаю, что ты ничего не должна мне, но я очень волнуюсь за них обоих. Помоги мне, пожалуйста! - И через секунду добавила: - Они ведь мои друзья...
Аманда отделилась от парапета и пошла в сторону Эйфелевой башни. Я уныло потрусила за ней.
- Не хочется спрашивать, как ты узнала.
- Не спрашивай! - обрадовалась я.
Подруга пристально посмотрела на меня:
- Мне казалось, что Митос даже любимым женщинам об этом не рассказывает.
- Он и не рассказывал, - опустила я голову.
Я не могла врать, но, и что говорить, тоже не знала и поэтому жалостливо пела:
- Аманда, поверь, причина моей осведомленности не менее, но и не более фантастична, чем факт вашего существования. Я прошу тебя, не выпытывай у меня то, что я, скорее всего, не смогу объяснить. Главное, что я люблю всех вас, я никогда не причиню вам зла и в данный момент я очень волнуюсь за вас. Пожалуйста, расскажи, что случилось! Кто - то сильный объявил вам войну?
Я подошла к отважной женщине вплотную и, дотронувшись до руки, заглянула ей в глаза:
- Ведь твоя поездка в Италию была связана с этим, не так ли?
- Да. - Ее ответ прозвучал, как полное доверие ко мне, и я затаила дыхание.
Аманда повернулась ко мне лицом, и я увидела на нем озабоченность.
- Маклауд убил очень сильного бессмертного, в котором была большая отрицательная энергия.
Мимо нас прошел цветочник, и подруга оттащила меня в сторону.
- Ты понимаешь?
- Конечно, - я взволнованно кивнула, - теперь эта сила в Маке, и он не справляется с ней.
- Вернее, плохо справляется.
Мы присели на попавшуюся по пути скамейку. Я вцепилась Аманде в руку:
- И что же теперь будет?
Женщина вздохнула и сквозь силу улыбнулась:
- Будет жизнь. Ты не бойся, он справится.
Ее слова меня не слишком успокоили:
- А зачем ты ездила в Италию?
- Там живет наш хороший и старый друг - он давно знает Дункана, да и меня тоже, - женщина опять улыбнулась, на этот раз, хорошим воспоминаниям.
- Ну, и? - теребила я ее.
- Этот друг, его зовут Сорос, подсказал, что надо делать. Он предложил отправить Мака на землю его предков и найти силы для борьбы там.
- В Шотландии?
Аманда чуть удивленно посмотрела на меня:
- Ты и это знаешь?
Я смутилась.
- Да ладно, я шучу, - подруга обняла меня за плечо и притянула к себе.
- И что же он сделал? И сделал ли что-нибудь? Он какой - то странный.
Аманда рассмеялась:
- Видела бы ты его до отъезда, вот это были номера!
- Почему же Митос не поехал с ним?!
Аманда повернулась ко мне:
- Думаешь, он не хотел? Мак не разрешил, а мне велел оставаться с Соросом, пока сам не вернется из Шотландии.
Аманда помолчала.
- Да, подруга, это была схватка с самим дьяволом, мы могли больше не увидеть Горца. Если бы он проиграл.
- А ты считаешь - он выиграл?
- Да. То что осталось - ерунда, остаточные явления.
- Что же он сделал?
Аманда посмотрела мне прямо в глаза:
- Не знаю, честное слово, не знаю. Это останется его тайной, но я точно знаю, что никогда еще ему не было так тяжело.
Тут до меня дошло:
- Так он оттуда возвращался, когда нашел меня?!
Аманда рассмеялась:
- Да, правда, удачно?
- Значит, он знал, что Митос ищет меня, еще до отъезда? То есть, когда еще был нормальным?
- Совершенно верно.
- Так значит... то, что Митос искал меня не связано с тем, что произошло с Маком?
Подруга по - доброму улыбнулась мне:
- Это связано только с тем, что он влюбился в тебя и не смог забыть.
Я тревожно смотрела на нее:
- Ты меня не обманываешь? Может, за Митосом кто - то охотится? Может, он боится?
- Ты хочешь сказать, он боится, что скоро погибнет и поэтому разыскивал тебя?
Я кивнула, судорожно сглотнув. Женщина  мягко покачала головой:
- Нет. Даже если кто - то грозит ему, у него есть друзья, что бы защитить.
- Это правда?
Аманда подняла вверх правую руку:
- Клянусь. Ну, что? Пошли в ресторан?
- Пошли.
Мы поднялись со скамейки и неспеша побрели по залитым солнцем улицам Парижа. Я взяла подругу под руку.
- А как ты думаешь, Мак расскажет Митосу о том, что там было, в Шотландии?
Аманда пожала плечами:
- Может быть, они ведь мужчины.
- А тебе он не расскажет? - жалобно протянула я.
Аманда рассмеялась:
- Можно попробовать ночью, но, ты ведь знаешь Мака - отделается какой - нибудь шуткой, - и добавила уже серьезно:
- Он жалеет меня, понимаешь?
- Конечно.
Заметив наш ресторан, я обрадовалась, как ребенок:
- Смотри, смотри!
И уже на радостной ноте спросила:
- А этот Сорос, кто он?
- Монах, - коротко и почему - то удивленно ответила Аманда, - и протянув  - А - а - а..., - я не стала больше расспрашивать. Главное, что он был их другом, а значит, и моим.
Но тут беспокойство опять обрушилось на меня:
- А Митос? Почему он странно вел себя со мной? Даже ночью... ну, ты понимаешь.
- Ничего не получилось?
- Нет, получилось, но он был словно в другом месте.
Аманда положила руку мне на плечо:
- Он волновался за друга, даже в твоих долгожданных объятьях не смог забыть. Мужская дружба - превыше всего. Не волнуйся, теперь все будет хорошо. Они поговорят и помогут друг другу справиться с тем, что творится в их душах.

        Когда мы вошли в ресторан, наши мужчины стояли у дверей с прелестными букетами из белых гвоздик, и мы тут же прошли за лучший столик. После обеда я позвонила на сотовый священнику, который сопровождал нашу группу в Тезе, и предупредила, что встретила старых друзей и уехала в Париж. Он проявил некоторое беспокойство, но я уверила, что все в порядке и обещала дать знать о себе через три недели. Положив трубку телефона на барной стойке, я подошла к нашему столику.
- Все хорошо? - улыбнулся Дункан.
- Да, все хорошо.
- Что будем делать сейчас? - спросил Митос, допивая свое пиво.
- Мак, - неожиданно для себя обратилась я к Горцу, - если у тебя нет других планов, не мог бы ты уделить мне... какое - то время.
Поставив кофейную чашку на стол, Дункан посмотрел на меня:
- Планы у меня есть, но время я тебе уделю.
- Спасибо.
Я слегка смутилась, встретившись взглядом с Митосом, Аманда же, если и удивилась, то никак этого не показала.
- Так мы немного пройдемся? Вы не обидитесь?
Я встала из - за стола и взяла сумочку. Дункан достал бумажник из кармана черных слаксов и расплатился за всех.
- Нет, нет, идите, погуляйте, - улыбнулась Аманда и невольно посмотрела на Митоса.
Тот лишь пожал плечами:
- Вольному воля...
...а спасенным рай, - пропела я, чем окончательно сбила с толку своих друзей, поэтому, потянув Дункана за рукав, поспешила ретироваться.

Мы шли по Монмартру, и слегка похудевший и загорелый Горец был неотразим. Солнце искрилось в его волосах, а белоснежная тенниска подчеркивала красивые линии шеи и ключиц. Я в открытую любовалась им, и Мак повернул ко мне голову:
- Ну, о чем ты хотела поговорить?
- Не «нукай», тебе не идет.
- Извини, - мужчина дотронулся до моей руки.
- Если у тебя срочное дело, то иди, - не знаю, удалось ли мне скрыть обиду, но мне не хотелось, что бы он заметил мой тон. Ведь, по крайней мере, пока, на обиду я права не имела.
- Нет, что ты, - Мак улыбнулся, и солнечный зайчик, отраженный его зрачками, прыгнул мне на лицо.
- Я отменю все срочные дела, что бы пообщаться с подругой.
- То - то же, - буркнула я, а потом заговорила серьезно:
- Мак, скажи мне, что происходит, что с тобой? Ведь с момента нашей встречи в Тезе с тобой что - то не так. Или я не права?
Дункан помолчал,потом ответил:
- Права.
- Так что же это?
Мужчина посмотрел на меня долгим взглядом. Я взяла его за локоть.
- Поверь, я спрашиваю не из пустого любопытства, я беспокоюсь за тебя.
Дункан взял мою руку, сжимавшую его локоть, и поцеловал ее.
- Я знаю, Дженни, что ты волнуешься, но поверь мне, не надо, ситуация уже под контролем, и все наладится. - И вдруг добавил безо всякого перерыва: - А не остался я тогда у тебя, потому что ты мне очень не безразлична.
Я опешила:
- Прости за тот момент, мне показалось, что ты какой - то не такой...  И да, ты мне тоже не безразличен, ведь ты мой друг.
Что - то в лице мужчины насторожило меня, что - то едва уловимое, и, не совсем отдавая себе отчет в том, что говорю, я добавила: - Если конечно ты не имел ввиду, что я нравлюсь тебе.
- Именно это я и имел ввиду, - четко проговорил Маклауд и, остановившись, поцеловал меня в губы. -  Ну, вот, - смущенно улыбнулся он, - я и сказал тебе, извини. Может, пойдем назад?
Он взял меня за руку, а я стояла и ошарашенно смотрела на него.
- Горец, ты что, умом тронулся? Зачем ты сказал мне это? Я все больше убеждаюсь, что с твоей личностью происходят какие - то страшные перемены, ведь настоящий Маклауд держал бы такие мысли при себе, даже если бы они и имели место. Ведь у тебя есть Аманда!
Наверное, я была излишне экспрессивной, потому что Дункан рассмеялся:
- Ничего страшного со мной не происходит, просто, когда я влюбляюсь в женщину, то говорю ей об этом. А Аманда... она уже давно со мной.
- Да! - в запальчивости выкрикнула я, - уже триста лет! Она любит тебя триста лет, но это не дает тебе права насмехаться над ней!
Теперь пришла очередь Горца ошарашенно смотреть на меня. Я устало махнула рукой:
- Да, да. Я все про вас знаю.
Подойдя вплотную к мужчине, я положила руки ему на плечи:
- Может, ты не любишь Аманду по - настоящему, но ведь сейчас ты с ней, а она с тобой. А у меня... - я сделала паузу и перевела дыхание, - а у меня есть Митос. Во всяком случае, Аманда утверждает, что он любит меня.
Мы медленно брели в сторону ресторана и держались за руки.
- Аманда утверждает, - протянул Мак и стал пристально наблюдать за полетом голубей над Мулен Руж, - а что говорит сам Митос?
- Митос хочет, что бы я осталась с ним, но я не совсем понимаю, зачем ему это. Неужели, он так меня любит?
Дункан посмотрел на меня:
- Тебя это удивляет?
Я пожала плечами:
- И нет , и да... Дело не в этом, а в том, как мне к этому относиться.
- Ты любишь его?
Вопрос Дункана был как гром среди ясного неба - ведь я до сих пор никогда не задавала себе этот вопрос.
- Тогда, год назад, я любила его, по крайней мере, была здорово влюблена, а сейчас... Я не знаю. Я не знаю, - жалобно повторила я и посмотрела на Маклауда, словно ища у него поддержки. Он подбодрил меня поцелуем:
- Не грусти, со временем все встанет на свои места.
- Со временем... Мак, у меня всего три недели, даже меньше. Какое время?!
Глаза Горца стали теплыми, и он провел ладонью по моей щеке:
- У тебя вся жизнь впереди. Три недели, это если ты решишь уехать. Ведь ты можешь остаться не только с Митосом, но и со мной. - И, опередив мой вопрос, добавил: - Я очень люблю и уважаю Аманду, но и она уважает меня, и если я влюбляюсь...
- Да, я знаю, она уходит в сторону. Но разве тебе не жаль ее?
Дункан задумчиво смотрел на крутящуюся мельницу над входом в ресторан.
- Мне всегда было ее немного жаль, хотя она сильная женщина, и я восхищаюсь ею... Знаешь, дело не в том, что я, как ты говоришь, насмехаюсь над ней, а в том, что если я не сделаю шаг навстречу тебе, то буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
Я засмеялась:
- Ну, так уж и всю. Лет через сто забудешь, как меня звали. А вообще, Дункан, неужели ты любишь меня, как... - я поколебалась немного, а потом все же решилась - как Тессу? - Мне неведомо, какие чувства в этот момент  всколыхнулись в душе сильного Горца, но в ответ я услышала твердое и нежное «да».

Когда мы вошли в ресторан,наши друзья и возлюбленные сидели за тем же столиком и пили джин с тоником. Посмотрев на Аманду, я почувствовала холод в позвоночнике: как Маклауд скажет ей, что им надо сейчас расстаться, и как после этого я посмотрю ей в глаза? «Надо просто уехать», - мелькнула спасительная мысль, и сразу стало легче.
- Хеллоу! - мы опустились на свои места, и я жестом подозвала официанта, - Как же жарко на улице!
- Мы уж думали, вы там сварились, - спокойно сказала Аманда, помешивая трубочкой в своем бокале, - вас не было больше часа.
Я вздрогнула и, посмотрев в глаза Аманде, поняла, что она примерно догадывается, о чем шла речь на этой самой жаре, и что мне после разговора с ней понадобится огнетушитель. Все разрешилось довольно просто. После того, как мы с Дунканом выпили по бокалу лимонада, я попрощалась со всеми и, сказав, что мне нужно срочно переодеться, убежала в гостиницу. С Митосом мы не перекинулись и парой слов. В спешке собирая вещи, я услышала настойчивый стук в дверь. Уже открывая, я догадывалась, кто стоит за ней. Аманда ворвалась в номер, внося с собой тонкий аромат новых духов.
- Та - а - к...  Бежать собралась. - Подруга сдвинула на лоб темные очки,  потом сняла их совсем и швырнула на кровать рядом с моим раскрытым баулом.
Я развела руками:
- Но, Аманда - так ведь будет лучше для всех. Я только вношу смятение в ваши стройные ряды. И Митос, по  - моему, уже жалеет, что связался со мной, про вас с Маклаудом я вообще не говорю. - Я закрыла молнию и закрепила ее на липучке. - Уеду и все, как будто меня и не было.
Я улыбнулась Аманде и пожала плечами:
- Вот и все.
Женщина усмехнулась:
- Бросаешь сразу двух мужчин?
- Никого я не бросаю, - буркнула я, - по - крайней мере, если и бросаю, то только Митоса. Мак тут ни при чем. И вообще, Аманда, я не понимаю - тебе ведь будет лучше, если я уеду. Прости за грубость - но да, Дункан сказал мне, что якобы не ровно ко мне дышит. Может, у него временное помутнение рассудка, но мне от этого не легче. Да, и с Митосом все как - то... вязко. Говорит он одно, а что у него в душе на самом деле - трудно сказать. По - моему, я уже не нужна ему...  Или ему нужен кто - то другой.
Взяв в одну руку сумку, а в другую пакет, я подошла к двери. Аманда вздохнула, будто решилась на что - то.
- Ладно, - она выхватила баул у меня из рук и с громким стуком бухнула на пол, - я скажу тебе, что происходит с Митосом, а ты не бросишь Мака.
Я изумленно смотрела на подругу и молчала - не владея информацией, я не смогу сказать ничего.
- Пока тебя не было, объявилась Кассандра.
- Так значит, его все - таки хотели убить!
Аманда вопросительно взглянула на меня, и я кивнула:
- Да, я знаю, кто это. Кассандра охотилась за древнейшим бессмертным, что бы отомстить, ведь четыре всадника сожгли ее деревню и убили родных, но я догадываюсь, что дело не только в этом. У них ведь, кажется, был роман?
- Совершенно верно.
Я села на кровать, а моя подруга открыла мини - бар:
- Ты что - нибудь будешь?
- Нет, спасибо.
Аманда достала бутылочку газированной воды и устроилась в кресле. Я невольно залюбовалась ее грацией, тонкими руками, стройной фигуркой... Как Мак мог отвергнуть такую женщину? У него точно не все в порядке с головой. И хоть перспектива заполучить Горца в качестве любовника была довольно заманчива, я не могла понять, что происходит.
- Ты права, - тем временем продолжала Аманда, - мотив мести Кассандры не только сожженная деревня, но и то, что Митос не заступился тогда за нее перед Кроносом, позволил ему увести ее, а ведь Кассандра ЛЮБИЛА  Митоса. Да, да, любила, хоть и не признавалась в этом даже себе.
- И, как я понимаю, не признается до сих пор!
- Точно.
- Уязвленное женское самолюбие...
- Вот, вот, и, можешь мне поверить, на свете нет силы, страшнее, чем эта.
Я усмехнулась:
- Ну, тебе виднее. - И тут же спохватилась. - Ой, извини.
- Нет, нет, - Аманда опять открыла холодильник и, достав оттуда две банки пива, протянула одну мне, - ты права - я давно живу на этом свете и знаю, о чем говорю.
Распечатав пиво, я с удовольствием сделала глоток: немного хмеля сейчас не повредит. С одной стороны, мне было чуть обидно, а с другой - картина вырисовывалась довольно четко. С моей помощью Митос хочет защитить себя. Не физически, конечно, но, может быть, морально. Хотя, в принципе, на него это не похоже - он скорее сбежал бы, укрылся от потенциальной опасности. Все эти мысли я и высказала подруге. Аманда подошла к окну и распахнула его - шум парижских улиц ворвался  в комнату вместе с легким ветерком.
- Ты права, но не совсем. Да, Митос не стал бы использовать тебя, это не в его характере, по - крайней мере, любимой женщиной он прикрываться точно бы не стал, ты знаешь. Но дело в том, что искать тебя он начал до того, как появилась Кассандра, а когда она появилась... В общем, все очень не просто в их отношениях, но, по - видимому, он тоже понял, что все еще любит ее. Эта игра в «любовь - смерть» измотала нашего друга, они с Кассандрой ходят на расстоянии вытянутого меча и не могут ни сойтись, ни разойтись. Тут наконец появилась ты, и , конечно , Митосу захотелось покоя, ведь ты тоже нравишься ему. Может быть, он надеется, что с Кассандрой все закончится.
Я удивилась:
- Что значит, надеется? Не думаю, что она так просто отпустит его. Или они сойдутся, или она его убьет. И даже после того, как они сойдутся, она может наиграться с ним, а потом убить - она похожа на паучиху, которая сжирает своих мужчин. Бедный Митос! И я вряд ли смогу ему помочь. Оставшись с ним, я только разозлю эту Кассандру еще больше.
Аманда села на кровать рядом со мной.
- Да, Митос думал об этом уже после того, как предложил тебе остаться. Мне Дункан говорил, - пояснила она в ответ на мой удивленный взгляд. - Честно говоря, он совсем запутался, но тебе в этой ситуации не место, это точно.
- Ну, хорошо, - я поставила пустую банку на тумбочку и вытянулась на кровати, - а зачем нужно, что бы я осталась с Маком - вот тут я совсем ничего не понимаю. Даже если с ним что - то происходит, это ведь временно. Если у него как - то поменялись вкусы и пристрастия, это скоро пройдет, при чем тут я?
Подруга смутилась:
- Понимаешь, ему легче было бы пережить то, что происходит, легче было бы вернуться к себе, если бы он мог влюбиться...
- Мог влюбиться? Я не поняла - он еще не влюбился?
- В том - то и дело, что влюбился! - Аманда взяла меня за руки и умоляюще заглянула мне в глаза - Помоги ему, пожалуйста!
- Что, все так серьезно, что без меня ему не справиться? А ты?
Женщина состроила гримаску:
- Противно признавать, но по - настоящему Мак меня не любит, у нас сложные отношения... Нет, конечно, он меня любит, но не так, как скажем, любил Тессу.
Я усмехнулась:
- Если он тебя не любит, то меня тем более! Он меня не знает совсем, как он может меня любить, тем более, что я была девушкой его друга. Да и сейчас мы с Митосом еще не разошлись.
Аманда вздохнула:
- Сердцу не прикажешь...  Послушай, я ведь ничего не требую от тебя - просто побудь с ним.
Я пожала плечами:
- Я могу побыть с ним, как друг, но ему ведь нужно больше.
Аманда опять посмотрела на меня просящим взглядом:
- Дункан совсем - совсем тебе не нравится?
Я засмеялась:
- Ты потрясающая женщина, Аманда! Ради блага любимого человека готова отдать его другой, нас с Митосом заодно в жертву принести. Твоя любовь не знает границ!
Я поднялась с кровати и моя бессмертная подруга тоже.
- Извини, - она развела руками, - я подумала, что и тебя от Митоса неплохо будет увести, а вот как помочь ему...
Какое - то озарение вспыхнуло у меня в мозгу, и я вдруг сказала:
- Хорошо, я помогу Маклауду, а ты дашь мне слово, что вытащишь Митоса.
- Как?
- Как сочтешь нужным. Будь все время рядом. Попробуй влюбить его в себя и увези куда - нибудь. Если не получится, поговори с Кассандрой, попробуй выяснить, что у нее на уме - если вдруг они смогут сойтись без ущерба для Митоса, хорошо. Если ты почувствуешь, что Кассандра опасна - убей ее. Да, кстати, по - моему, когда - то Митос был  в тебя влюблен, так что, вполне вероятно, тебе не составит труда отвлечь его от Кассандры.
- Да, его - то я отвлеку, а вот ее...  Понимаешь, если я попытаюсь убить Кассандру, Митос может записать меня в стан своих врагов. И потом, отвлекать его нужно не только от Кассандры.
- Ты имеешь ввиду меня?
Аманда кивнула.
- Но ведь, прося меня заняться Дунканом, ты об этом не думала - о том, что мне придется бросить Митоса, а он твой друг.
Женщина подошла ко мне и положила руки мне на плечи:
- Любовь слепа. Но для Митоса я сделаю все, что смогу. И еще, если  не смотря ни на что он захочет остаться с тобой, считай, я ничего не говорила.
- Хорошо, - я убрала в шкаф дорожную сумку и одела туфли, - а знаешь, - я посмотрела на Аманду, - если бы я была влюблена в Митоса так же, как год назад, этого разговора не было бы. Просто что - то случилось. Наверное, и для него, и для меня воспоминания были сильнее, чем сегодняшние наши отношения.
Подруга кивнула:
- Если бы было по - другому, я бы вообще к тебе не пришла. Но обстоятельства складываются так, что ты могла бы помочь Маку...
- А ты Митосу, - подхватила я неоконченную фразу.
- Да, но тебе придется поговорить с Митосом.
- Конечно, - я удивленно посмотрела на Аманду, - я не бросаю мужчин, не сказав им даже «до свидания».
Аманда улыбнулась и открыла дверь, через пару минут мы покинули гостиницу.

          Я сказала бывшему возлюбленному не только «до свидания», но и часть того, что говорила Аманде - насчет опасности, которую представляет Кассандра и для него, и для меня. Митос усмехнулся:
- Тебя она не тронет, да и я ей не дам такой возможности. Хотя, наверное, я поступил, как эгоист, когда просил тебя остаться со мной. Вопрос в том, хочешь ли ты этого?
- А ты?
Я поставила стакан с джин - тоником на стойку бара и посмотрела на Митоса. Мы сидели в маленьком кафе на Елисейских полях, недалеко от его дома и думали о том, как хорошо нам было здесь когда - то. Митос повернулся ко мне, и его загадочные, глубокие глаза послали в мое сердце ту самую безмерную теплоту, которую я помнила весь этот год.
- Я хотел бы, что бы мы были вместе, но сейчас я не знаю, что будет дальше, как поведет себя Кассандра. Наверное, для тебя эта ситуация действительно опасна. Если поговорить с ней напрямую, она может разозлиться, а сходиться с ней в смертельной схватке я не хочу. Не только из - за себя, но и из - за нее. Ты понимаешь?
- Конечно, Митос, ведь она же не враг тебе, да и она, мне кажется, тебя любит.
Улыбка мужчины была горькой.
- Любит... Все эти годы она уверяла себя, что меня ненавидит.
Я положила руку на руку друга.
- Если ты не можешь наладить с ней отношений, если думаешь, что она не пойдет на это - уезжай.
Глаза бывшего «всадника» потемнели:
- Ты предлагаешь мне сбежать?
Я мягко улыбнулась:
- Но ведь именно это ты предпочитаешь делать вместо того, что бы ввязываться в ненужную драку. Разве нет? И это правильно. А в данном случае тебе и совсем следует перебить ее чем - нибудь. Вернее, кем - нибудь.
Митос вопросительно смотрел на меня.
- Я не совсем подхожу, потому что не смогу себя защитить, если вдруг тебя рядом не будет...
Мужчина молчал, и я решилась:
- Ты еще не понял, на кого я намекаю?
- Нет.
- Аманда. Ведь она нравится тебе?
Мой бывший любовник растерялся:
- Но она женщина Маклауда! Ты же знаешь. И потом, я уже привык смотреть на нее просто, как на подругу.
Я вздохнула:
- Ничего не поделаешь, придется раскрыть тебе секрет, да, и умолчать об этом было бы нечестно. Горец, видишь ли, влюбился в меня.
- Что?! - Митос не донес стакан с виски до рта и поставил его мимо картонной подставки. - Дункан в тебя влюбился? Это странно. Не в том смысле, что влюбился, а в том смысле, что на него это как - то не похоже.
- Ты прав, - я торжественно взглянула на своего собеседника, - ты умница, это произошло из - за каких - то там изменений в его личности, но он уверяет, что потерял голову. - Тут я хихикнула: - Извини, невольно получилось. В общем, Аманда уговорила меня побыть с Маком какое - то время, хотя, я и не совсем представляю себе, как это будет. Она говорит, что ему это поможет вернуться к себе наиболее безболезненно, в чем я не совсем уверена - ведь когда он очнется и увидит рядом не подходящую ему женщину, хорошо ему не будет, это точно. Но Аманда так настаивала, ты ведь ее знаешь...
- Да, - Митос глотнул виски и серьезно посмотрел на меня, - знаю. Ты хочешь сказать, что согласилась.
Я вложила в голос всю твердость, на которую была способна:
- Я согласилась при условии, что Аманда побудет с тобой. Если хочешь, просто, как друг, но хотя бы поддержит, подскажет, и, если надо, поговорит с Кассандрой.
- На мечах?
- Как ты решишь. Тебе нельзя сейчас оставаться одному, пойми! Я просто с ума сойду, думая о том, что с тобой происходит. Не отталкивай Аманду, может, потом ты нам с ней спасибо скажешь.
Бессмертный засмеялся:
- Ну, спасибо я и сейчас могу сказать, но за «спасибо» обычно следует согласие или отказ.
- Митос! - взмолилась я, - ради меня, ради того, что у нас с тобой было, согласись, пожалуйста! В конце концов, если у вас с Кассандрой отношения наладятся, Аманда отойдет в сторону. Она же твой друг, и я тоже. А зачем еще нужны друзья? Что бы помогать друг другу.
Бывший возлюбленный смотрел на меня, и в глазах его мерцали звезды.
- Ты просто прелесть, Дженни. Хорошо, я согласен. Я встречусь с Амандой, и мы поговорим о том, что делать дальше.
- Ура! Спасибо, Митос!
- Тебе спасибо. - Мужчина наклонился и нежно поцеловал меня в губы.

Именно этот поцелуй вернул меня в нашу первую ночь в маленькой парижской квартире, когда лежа на диване, Митос доставал альбомы из - под моей спины. Я немного посидела не шевелясь, боясь упустить воспоминание, а потом жалобно вздохнула:
- Ну, а теперь ты посоветуй мне, что делать с Маком?
Митос лукаво улыбнулся:
- Как, ты не знаешь?
Я толкнула его в плечо:
- Я серьезно. Что делать?
- Поезжай с ним куда - нибудь, пусть он развеется, и ты тоже. Разговаривай с ним побольше, и так, как если бы он был совсем в себе, понимаешь?
- Да, конечно. Ты молодец. А если он захочет чего - то еще?
Митос склонил голову на бок:
- Дженни, ну, не мне тебя учить. Делай то, что считаешь нужным. Не хочешь, не подпускай его к себе. Сразу скажи, что вы только друзья и все. Это же Маклауд, а не граф Дракула.
Я смутилась:
- Ты прав, извини.
Мужчина ухмыльнулся:
- Пока не за что извинятся.
Я запустила руку в шевелюру бывшего возлюбленного:
- Ах, ты! Серьезно, если у меня с ним что - то будет, ты обидишься?
Митос покачал головой:
- Все - таки, ты ребенок. Ну, может, я и буду ревновать в душе, но если тебе этого хочется, почему нет? Пожалуйста.
Я изумилась:
- Правда?! Ты так легко к этому относишься?
- Отношусь я, как все, просто жизнь надо воспринимать такой, какая она есть, и никак иначе.
- В тебе говорит мудрость веков, и я восхищаюсь тобой.
Бессмертный уставился на меня.
- Да, да, я все знаю о вас, и ты последний, кому я это говорю. Аманда и Дункан уже в курсе. Прости, просто это как - то открывалось в разговоре, по ходу дела, так сказать. Я хочу, что бы ты знал, что я люблю всех вас, но я не смогу объяснить тебе, откуда мне все известно. Ты веришь мне?
Митос усмехнулся:
- Приходится, ведь ты согласилась помочь Маку при условии, что Аманда поможет мне. Можно сказать, пожертвовала собой.
- Не издевайся. Я действительно хочу, как лучше и так же, как и ты, не знаю, что будет дальше.
- Прости, - мужчина наклонился и поцеловал мне руку, - я верю тебе и знаю, что ты любишь нас, чувствую мудростью веков, как ты говоришь. Ну, ладно, что будем делать сейчас?
Я подняла на него глаза и, как тогда, год назад, решившись на что - то, сказала:
- Пойдем к тебе.
- Пошли, - просто ответил рыцарь моих снов, и началась наша последняя ночь прощания с любовью.
 
           История эта закончилась так, как мы и планировали. Аманда встретилась с Кассандрой, и, уж не знаю, что она ей сказала, но та исчезла из жизни старейшего бессмертного, надеемся, что надолго. Я уговорила Митоса не оставаться в Париже, и они с Амандой уехали на Кипр. Мы с Маком по моей просьбе вернулись в Тезе. К вящему удовольствию сопровождавшего нас священника, потому что он все же немного волновался. Я водила Дункана по французским холмам, а Аманда Митоса по кипрским, но вот то, что приключилось там с каждым из нас - это другая история, не менее запутанная, но более интересная. До скорой встречи!





       


Рецензии
Браво-браво-браво)))))

Евгения Зимняя   12.05.2010 20:46     Заявить о нарушении
Проду бы!)))))

Евгения Зимняя   20.10.2012 18:32   Заявить о нарушении
В смысле, продолжение? Мысль есть написать, но пока не приступала. Если получится хорошо, то выложу.)

Прощание Славянки   21.10.2012 00:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.