Монолит

               
                1 

  Некоторые утверждают, что тьма – это начало начал. Все вышло из тьмы и во тьме когда-нибудь скроется навечно. Из темных глубин космоса жизнь возникла, превратившись в то, что называется сейчас человечеством, туда  же оно и уйдет рано или поздно, предавшись забвению.
   Эта теория сейчас разделяется многими, наверное, даже мной, в какой-то мере. Но сейчас меня больше волнует не эта философия, а происходящее в моей жизни. По иронии судьбы, то, что происходит со мной сейчас, очень напоминает прогрессивный путь всего человечества в целом – я очень быстро качусь в ад.
  Передо мной сейчас – темнота глубины пещерного свода, в который я зашел в компании своих новых  знакомых. Темноту слегка рассеивал тусклый свет от десятка факелов, один из которых был у меня в руке. Пещера была огромной, она скорее напоминала рукотворный туннель, чем  детище природы. Скорее всего, так оно и было. Я стараюсь придерживаться неторопливого ритма своих товарищей, которые шли рядом со мной. Вперед выбиваться мне было нельзя – не по чину. Я был всего-навсего рядовым участником фаланги, и потому, никогда не должен был забывать своего места. Вперед нас всех вел наставник нашей фаланги, брат  Алексей. Мы во всем обязаны были слушаться его, ибо он был  чище  всех нас.    
  Постепенно, с каждым шагом, туннель стал расширяться. Вскоре наша фаланга оказалась в большом  округлом помещении.  Оно освещалось четырьмя огромными люстрами, установленными на высоком потолке. Люстры были расположены вокруг большой вентиляционной отдушины, что просто завораживало человека, смотрящего на потолок снизу. Здесь было многолюдно. Здесь были наши братья. Три десятка человек в черных защитных комбинезонах. Еще три  фаланги. Все они терпеливо ожидали нашего появления.  Центр помещения оставался нетронутым. Собравшиеся здесь люди обступили его со всех сторон. В центре стоял большой алтарь – плоская каменная чаша, сплошь усланная соломой.  Наша  фаланга заняла свое законное место в  Большом Зале Молитв, и церемония, ради которой мы пришли сюда, началась.
  Постепенно зал наполнил гул множества человеческих голосов. Собравшиеся начали негромким баритоном распевать звук: «О-о-о». Постепенно усиливая громкость. Не долго думая, я, тоже глядя на всех, стал  петь. В обществе моих новых знакомых я был не долго, всего-то две недели, и поэтому не так много знал об их обрядах и ритуалах, чему был рад, признаюсь.
  Когда распевание звука достигло высшей точки, и казалось, что воздух в легких закончится прежде,  чем  лопнут барабанные перепонки, в помещение вошел тот, кого все ждали. Высокая фигура в черном  монашеском  плаще с капюшоном, полностью скрывающим лицо.         
  Как только он появился, песнопения сразу прекратились. Все внимание присутствующих было обращено только на него. Я еще некоторое время продолжал на автомате тянуть один и тот же мотив, когда вдруг понял, что кроме меня никто больше не поет, и тут же осекся. Тут я увидел его. Это был сам верховный наставник клана, наместник Монолита на Земле. Он появлялся средь нас, простых служителей клана очень редко, всего два или три раза в год и только на важных церемониях, сродни сегодняшней. За это время никто, кроме особо приближенных, не видел его лица. Он тайно правил кланом, который состоял из нескольких тысяч человек, а о нем толком никто ничего не знал. Сама его личность, была окутана завесой тайны, и даже особо приближенным к правителю не дозволялось ее полностью открыть.
  Медленно и величаво направился верховный наставник в центр Зала Молитв, прямо к алтарю. Братья расступались перед ним, почтенно склоняя головы. Я был заворожен этой сценой. Казалось, что это был кукловод, который каким-то непостижимым образом управляет людьми, словно марионетками.
  Глава сталкерского клана Монолит молча прошел к алтарю и замер над ним. Я внимательно следил за каждым его действием, как и все собравшиеся. В облике этого кукловода сочетались одновременно две противоположности. Облик главы клана и ужасал и восхищал одновременно. Восхищала его властность и сила, сквозящая в каждом жесте. Ужасал же сам факт существования его, и подобных ему людей в этом  мире.
- Да будет положено начало, - сказал  лидер клана. Его слова, эхом разнеслись по темным каменным сводам. – Приведите его!
 Внезапно  с другого конца Зала послышался приглушенный вопль. Я повернулся в ту сторону. Трое братьев ордена тащили кого-то к алтарю. Этот кто-то был в гимнастерке цвета хаки, на военный манер, и  очень высок ростом, широк в плечах. У него были связаны руки за спиной, во рту торчал кляп. Но даже в таком состоянии этот здоровяк ухитрялся оказывать отчаянное сопротивление. Он упирался, толкался плечами. Несколько раз даже умудрялся сбивать с ног своих конвоиров. Но это не могло спасти его. Он сам понимал это. На мгновение наши взгляды пересеклись, и я увидел ужас в глазах пленного.
  Братья, приложив немалые усилия, все-таки смогли уложить здоровяка на алтарь. Он еще продолжал отчаянно вырываться, пытаясь подняться с плоской каменной чаши, но тут, к нему приблизился верховный наставник. Я поразился еще больше, когда увидел, как этот невероятной силы человек опустил руки и безвольно уставился на темный силуэт главы клана.
- Успокойся неверный, - сказал он. – Твоя судьба решена. Прими ее и возможно, в другой жизни тебе будет дарован новый шанс.
  Взгляд здоровяка стал отсутствующим, он послушно, словно выполняя просьбу кого-то родного и близкого, опустился на алтарь и замер, ожидая своей участи.  Его лицо стало бесстрастным. То влияние, которое наставник оказывал на людей, было просто невероятным.
  Присмотревшись получше, я узнал жертву, распростертую на алтаре. Это был Санек, по прозвищу Выдра, один из высокопоставленных членов «Свободы». Я помню его по прошлой своей жизни. Не могу сказать, что он был моим другом, скорее наоборот, но сейчас я не испытывал к нему ничего дурного. Санек сейчас был в такой ситуации, которую обычно не желают даже самым злейшим врагам. 
- Сегодня мы вновь прославляем тебя, отец отцов, светоч мира, дар наших братьев по разуму, тебя, о великий Монолит! – со страстью возопил верховный наставник, вытянув руки вверх, как бы обращаясь к самому мирозданью. – Мы дарим тебе нового раба, чтобы ты навсегда овладел его душой. Прими же эту жертву и нашу верность тебе!
  В руке верховного наставника появилась стеклянная бутылка  с широким горлышком. Осторожно отвинтив крышку, он начал вытряхивать ее содержимое на  жертву жуткого ритуала. Именно вытряхивать. Вещество, бывшее в бутылке было вязким, и скорее напоминало желе, чем жидкость. Небольшие колыхающиеся комочки обсыпали тело сталкера группировки «Свобода». 
 «Это же напалм!»: с ужасом осознал я. « Желеобразное вещество, которое при горении достигает температуры тысячу с лишним градусов по Цельсию. Его практически невозможно затушить в кустарных условиях. Это настоящий кошмар для любого, и теперь его придется испытать и Саньку…»
  Санек Выдра тем временем не проявлял никакой активности. Было такое ощущение, что он находился в каком-то гипнотическом трансе, и уже не управлял собой, и вряд ли понимал, что происходит.
  Тем временем в руках у главы Монолита вспыхнуло пламя факела. Отойдя от обреченного на страшную смерть на пару шагов, верховный наставник бросил факел прямо на  него. Напалм  вспыхнул моментально, как только первые языки пламени факела коснулись его смертоносной массы. Тело жертвы в момент было объято пламенем. 
   Мне показалось, что за мгновение до смерти, Санек все-таки пришел  в себя. Я хорошо видел его глаза. В них появились проблески разума, быстро сменившиеся отблесками дикого страдания. Дикий крик разошелся по Залу Молитв. Но было уже поздно. Крик оборвался также быстро, как и начался. А через несколько мгновений, на каменной чаше алтаря остались догорать кости человека, когда-то принадлежащего группировке «Свобода».         
   Меня начало мутить. Это мерзкая группировка, этот мерзкий Монолит, я ненавидел всеми фибрами своей души. Я никогда не хотел быть с ними. Никогда не хотел быть частью всего этого кошмара. Я был здесь не по своей воле. Крик умирающего жуткой смертью свободовца  вызвал в моей памяти совсем недавние воспоминания.
  Тогда я еще не был монолитовцем, тогда у меня была совсем другая жизнь. И  как бы не старались здешние адские кукловоды, я никогда не забуду свое прошлое. Я помню свое имя, меня зовут Маркус Корвин, я родился в Блэкпуле, в Англии. Никогда не забуду тот прохладный вечер…

                *                *                * 

Вечер удался на славу. Наш налет прошел успешно. Мы  успешно выполнили задачу – уничтожили совсем молодую группировку, так и не успевшую приобрести авторитет в сталкерской среде. Ее название было громким - «Удача», в этом, пожалуй, и заключались все ее положительные стороны. На самом деле это была обычная кучка дилетантов, возомнивших себя знатоками Зоны. В неё входило то всего пятнадцать человек. Большинство из них были новичками, которым вскружили голову их первые успешные рейды в глубь Зоны.
  Их беда заключалась в гордыне, а она, как общеизвестно, предшествует падению. Эта кучка сопляков решила заявить о себе, но  выбрала для этого не самый лучший способ. Они попытались наложить лапу на наши дела, исконную территорию наемников. Они стали устраивать рейды на малочисленные группки бродяг Зоны, стали помогать одним, и нападать на других. У них могло бы и получиться, если бы не одно но. Они делали все это на нашей территории.
  Я хорошо помню лицо главы нашего клана, когда он отдавал мне приказ на их уничтожение. В его глазах было негодование, он был оскорблен. Мне было приятно, что он доверил это задание именно мне, а значит и моей иностранной бригаде. Я чувствовал, что он доверял мне. Доверял, не только потому, что я опытный в этих вопросах, отличный снайпер и еще много-много всего. Доверял, еще потому, что я был англичанином и, как и лучшая часть моего народа, был пунктуален и обязателен. В этом глава нашего клана не раз убеждался. Моя иностранная бригада, где под моим командованием находились шестеро человек, была самой лучшей среди всех наемников Зоны.
   Покинув нашу тайную базу рано утром, мы отправились выполнять порученную нам работу. Под моим началом находилось шестеро настоящих профессионалов, которые всю свою жизнь, как и я, зарабатывали себе на хлеб активным участием  в самых разных горячих точках мира. Один был бельгийцем, другой, испанцем, двое  французов, и двое американцев. Все мы, еще до второй катастрофы на украинской ЧАЭС, успели набраться бесценного опыта  ведения  боевых действий. Именно поэтому я был абсолютно спокоен  по поводу предстоящего задания. Какие-то парни совершили большую ошибку, которую им не следовало бы совершать, вот и все. Остальное – не мои проблемы.
   Наши цели ожидали нас на дикой территории Ростка. На руинах одного из заброшенных  заводских цехов они устроили себе некое подобие базы. До места назначения мы дошли уже во второй половине дня. Мы действовали тихо и скрытно. Заранее, еще на подходе к нашим целям, отключили свои КПК, чтобы не выдать своего присутствия. Я быстро и бесшумно, используя специальное снаряжение, забрался на крышу заброшенного заводского цеха, которая представляла собой настоящий дуршлаг, и, достав «винторез» занял позицию.  Забравшись между потолочных перекрытий, я был абсолютно невидим для людей снизу, не знающих о моем присутствии, а мне,  зато, было видно все и всех. 
  Новоиспеченная группировка «Удача» присутствовала в полном своем составе. Опытный сталкер мог бы с первого взгляда определить в них  сборище новичков. Этаких воинственных щеглов, возомнивших о себе не весть, что. У большинства из них даже нормальной снаряги не было, не говоря уже обо всем остальном. Прорезиненные легкие куртки с минимальной защитой, кое-где – легкие сталкерские комбинезоны – это был их небогатый защитный арсенал. Вооружение тоже оставляло желать лучшего. У «удачливых», были в основном калаши и обрезы. Дилетанты нечего сказать. Не чета нам, профессионалам. Наше вооружение и снаряга была одной из лучших среди сталкерских группировок Зоны.
   Сидя на своей позиции, я уже определил для себя первые цели. Теперь я только ждал условного сигнала своих бойцов, берущих «удачливых»  в кольцо. А те тем временем отдыхали у вокруг большого костра, который они развели прямо в центре здания цеха. Конечно же, полными идиотами они не были – выставили охрану по периметру. Но для нас это не было проблемой. Я был абсолютно уверен, что уже сейчас их  караульные находились на том свете. Мои ребята  всегда работали на славу.
   Разглядывая будущие мишени через оптический прицел своей винтовки, я вдруг увидел чуть поодаль от них одного из своих бойцов. Он прятался за грудой металлолома, на окраине цеха. Это был Бельгиец. Именно так мы его и звали, по национальности. Он был готов к бою. Держа на прицеле наших будущих жертв. На секунду, он оторвался от своего автомата и, посмотрев в мою сторону, махнул мне рукой. Это и был тот самый условный сигнал. Теперь наступала пора действовать.
  Каждая наша атака, каждое боевое задание была настоящей симфонией. Так все было четко отлажено. А роль первой скрипки в этой симфонии всегда доставалась мне.
  Выбрав свою первую цель, я точнее прицелился и нажал на спуск. Винтовка приглушено, почти  бесшумно, выплюнула патрон калибра девять миллиметров. Цель поражена. Толстый мужик с обрезом в руке у самого костра упал замертво. До того, как кто-либо из «удачливых» успел что-то понять, я снял еще троих. После этого я отпрянул от проема между перекрытиями, спасаясь от шквального огня в моем направлении. Пули крошили бетон подо мной.  Некоторые из них даже пробивали его, но уже лишенные силы, отскакивали от моего бронника. Они видимо все-таки засекли мое место положения, поэтому не давали высунуть головы. Но в этом уже не было необходимости. Свою задачу я выполнил. Отвлек их внимание только на себя. Вскоре  я услышал выстрелы своих людей. Я давно научился отличать благородные звуки выстрелов из «LR-300» и «G-36», от «калашниковых», про обрезы вообще  молчу.
  Выстрелы  звучали всего несколько мгновений, потом все смолкло. Очень осторожно я выглянул из-за своего укрытия и посмотрел вниз. Все мои ребята были в полном составе. Они деловито прохаживались по территории и  осматривали трупы, мародерствовали. Что ж, имели право.
- Эй, шеф! – отозвался миниатюрный наушник в моем левом ухе. – Задание выполнено!
- Вас понял. Отличная работа, как всегда, - облегченно вздохнув, сказал я.
 Спустившись вниз, я присоединился к своей группе и забрал свою долю от найденной у «удачливых» добычи. Добыча, как я и предполагал с самого начала, была небогатая. Мне досталась пара дешевых артефактов, несколько аптечек и одна граната Ф-1. У моих подопечных дела обстояли точно также. Но, все же, это было лучше, чем ничего.
  Покинув стены базы только, что уничтоженной группировки, мы отправились в обратный путь. Как и заведено в Зоне, обратно мы решили возвратиться другим путем. Как оказалось потом, это была наша роковая ошибка.      
  Двигаясь в сторону рыжего леса, мы наткнулись на отряд монолитовцев. Это было только моей ошибкой. Я чувствовал себя слишком беспечно. Чувствовал себя настоящим королем Зоны, а она, этого не прощает.
  Монолитовцев было больше, чем нас, да и напали они неожиданно. В итоге в живых остался только я и еще двое моих подопечных, американцев. Но меня это не радовало. Всем в Зоне всегда было известно, что попасть в плен  «Монолиту» было хуже самой жуткой смерти.
  Оставшихся в живых моих людей на моих глазах облили бензином и сожгли. Никогда не забуду их крики. Мне предложили право выбора. Или я присоединюсь к «Монолиту», или разделю участь моих товарищей. Я выбрал первое, о чем теперь сожалею. Но даже когда они уводили меня, чтобы провести обряд посвящения на своей базе, в моей голове барабанила только одна мысль: «Не смотря ни на, что я смогу выбраться…»   
      
                2               
  Оказавшись на свежем воздухе, я почувствовал себя значительно лучше. Хотя в носу все равно стоял тошнотворной запах горящей плоти, ко мне постепенно возвращалась ясность рассудка. Мы покинули ритуальню пещеру, после того, как все закончилось. Наставник нашей фаланги, брат Алексей  распустил нас на  время, дав немного отдохнуть. Я собирался воспользоваться свободной минутой именно для этих целей.
  Всего в двухстах метрах отсюда виднелись стены нашей базы. Не долго думая, я направился туда. Шел не торопясь, оглядываясь по сторонам. Над головой нависали свинцовые тучи, в душе было паршиво. Но это был очень хороший знак. Ведь если я это чувствовал, значит, у меня еще оставалась душа. В этих местах это было большой редкостью.
  Наша база располагалось в гористой местности в районе Радара. Среди сталкеров всегда ходили слухи о том, что выжить здесь было просто невозможно, из-за мощного пси-излучения, царящего кругом. Про обитающую в этих краях группировку «Монолит», всегда ходили просто невероятные слухи. Одни говорили, что  «Монолит» - кучка сумасшедших, которые давно потеряли человеческий облик. Другие, что эта группировка состоит из наполовину мутировавших сталкеров. Третьи, и вовсе  считали их не живым порождением сердца Зоны, мифического образования под названием «Монолит». В действительности  все это было не совсем так.
  Во-первых, выжить даже здесь было возможно. Пси-излучение распространялось не полностью, а очагами. Поэтому, в свободном от этого излучения месте жизнь была вполне возможна. Во-вторых, база группировки «Монолит» находилась именно в таком вот безопасном пространстве, свободном от излучения. В-третьих, монолитовцы были религиозными фанатиками, основавшими культ «Монолита», якобы инопланетного организма, привезенного сюда инопланетянами. Члены этой группировки имели собственные, отличающиеся от всех взгляды на жизнь, были очень жестоки и беспринципны. Все беспрекословно подчинялись своим наставникам, по их приказу могли сделать абсолютно все, даже отрубить себе руку. С головой у них, безусловно, было не все в порядке, но все же, это были только обычные люди. Уж я это точно знаю. Хотя, увидев главу клана, у меня появились серьезные сомнения.
  Прокручивая все  эти тревожные  мысли в своей голове, я  добрался до ворот базы.
По всему периметру  тайную базу группировки «Монолит» отгораживали от остального мира мощные бетонные стены. По периметру базы, словно минареты  у собора святой «Софии» в Стамбуле, стояли дозорные вышки. В каждой из них дежурил снайпер, вооруженный СВД.  База имела  только один вход. Южные ворота были единственным входом и выходом из базы. С севера, востока и запада ее окружали горы.
  Ворот, как таковых, не было вовсе. Просто в бетонном заборе вокруг базы с южной стороны была здоровенная брешь, в которую запросто мог бы проехать «Камаз». У самой бреши внутри базы располагались укрепленные бруствера. Здесь были позиции пулеметчиков.  Там всегда было многолюдно.
  Меня пропустили без расспросов, они знали, кто я такой, потому, что именно они принимали участие в уничтожении моей группы. Я вынужденно присоединился к «Монолиту» всего месяц назад. И за это время  успел навидаться такого, о чем лучше было не вспоминать. Изо всех сил я втирался в доверие этому жуткому клану, чтобы они перестали присматривать за мной. Теперь, похоже, эта цель достигнута. Теперь настало время думать о побеге. Я знал, что если Зона и предоставит мне второй шанс, то это случится только один раз. И я уж точно обязан буду не упустить его.       
    На территории базы  находились два больших здания казарм. В ее центре находилось командное здание - штаб. Там собирались наставники разных калибров, чтобы определять будущее клана. В самой северной ее части, к самым горам примыкал храм,  который каждый участник группировки обязан был посещать дважды в день. 
  Я сейчас направлялся  в трапезную, которая находилась в восточной части базы. Мрачные каменные своды, вырубленного прямо в скале большого помещения трапезной  напоминали скорее подвал средневекового замка, чем подобие столовой. Низкие потолки, тусклый свет десятков факелов, отбрасывающих причудливые тени,  никак не могли способствовать хорошему аппетиту. А от каменных глыб, вместо столов, вообще передергивало. Хотя, кому как.
   Усевшись на низенький деревянный стул, я  снял с плеча  рюкзак и достал из него свой обед. Еще одним ярким отличием «Монолита» от какой-либо другой группировки служило полное отсутствие какого-либо обслуживания в закусочной. Каждый должен был сам приносить еду с собой. Есть в других частях базы, кроме трапезной было запрещено законом. Алкоголь также был запрещен. В трапезной всегда находились двое или трое смотрителей, следящих за выполнением общепринятых в клане законов.
  Мой обед сегодня состоял из стандартного сталкерского рациона. Батон белого хлеба, банка тушенки и энергетический напиток. Что ж, вполне не дурно. Жаль только, что желудок не всегда хорошо воспринимал подобное меню, что в условиях Зоны было смерти подобно. Перспектива приспичить во время боя было худшим кошмаром для любого сталкера. Но выбора особого не было. Возможность покушать горячую еду в Зоне, была только на базах некоторых группировок. «Монолит» к таким группировкам не относился.
  Вскрыв  мощным боевым ножом банку с тушенкой, я, орудуя  этим же ножом, принялся за еду. В трапезной сегодня было не многолюдно. Шестеро человек в разброс сидели в помещении и потребляли ту же еду, что и я. Царила полная тишина, изредка прерываемая чавканьем и звоном банок. Между каменными плитами, служившими заменителями столов мерно прохаживались смотрители. 
  Ополовинив свою банку, я отрезал длинный ровный кусок батона и выложил на него оставшуюся тушенку. Принявшись за получившийся длинный бутерброд, я с тоской вспомнил время  моей работы на клан наемников. Вот там обстановка всегда была веселой. Наемники всегда уважали своих ветеранов. Моя группа обычно великолепно оттягивалась. Кроме водки, наркоты и нормальной еды несколько раз в год глава нашего клана устраивал нам настоящей подарок. Прямо с большой земли на базу доставляли особо редкий товар – женщин. Естественно, они все были не тяжелого поведения, другие бы ни за, что не  приехали в такую жопу, но все же, это всегда было одним из наиприятнейших воспоминаний. 
  Спокойный ход трапезы и моих мыслей нарушил ворвавшийся в помещение боец. Это был послушник – рядовой клана, такой же, как и я. Нет, с явным отличием от меня. Он был здесь по своей воле. Это было сразу видно по нездоровому блеску в глазах, который присутствовал почти у всех монолитовцев, кроме меня. 
- Срочно все дуйте к штабу! Наставники собирают всех, ожидается что-то великое! – последние слова послушник проговорил с религиозным трепетом.
  Осыпав про себя проклятиями весь этот гавенный клан, и залпом допив оставшийся энергетик, я, подхватив свой рюкзак, направился к выходу.   

                *                *                *
Еще издали я видел, что у штаба идет общий сбор. Не менее трех фаланг выстроились у командного здания. Перед ними выхаживал наставник моей фаланги, брат Алексей. Его я узнал сразу по  огромному росту, выделявшего его из общей массы.
« Похоже, ожидается что-то большое»: подумал я.
Подойдя достаточно близко, я заметил свою фалангу. Здесь были все бойцы, кроме меня.  Стараясь не привлекать внимание наставника, который в это время стоял ко мне спиной, я быстро присоединился к своей фаланге и встал в строй.
- А, брат Маркус, рад, что вы к нам присоединились! – сказал наставник Алексей, обернувшись на звук моих шагов.
«Вот черт»: подумал я.
– Вам сегодня будет оказана великая честь, отдать свою жизнь во имя «Монолита», - с благоговейным трепетом сказал он. – Нам всем сегодня будет оказана такая честь!
- За Монолит! – рявкнули все как один, кроме меня.
Я  только оторопело глядел на своего командира, почувствовав острое желание как можно скорее сбежать из этого места.
- Вижу ваше нетерпение скорее осуществить священную миссию, - продолжал говорить брат Алексей, прохаживаясь вдоль рядов бойцов. – Я испытываю то же. Но всему свое время. Для начала я введу вас в курс дела. Всего несколько минут назад советом высшего командования нашего клана я был награжден внеочередным званием «Пресвященного наставника». Это звание дарует мне право командовать сразу несколькими фалангами сразу. Сегодня я этим правом воспользуюсь. С радостью сообщаю вам о том, что нам всем сегодня предстоит осуществить прорыв на сопредельную территорию. А именно на «Милитари», с целью распространить свет нашей святой веры среди мрака неверных.
 « Они окончательно свихнулись. Через барьер никому еще не удавалось прорваться. Даже трех фаланг для этого будет мало!»: ужаснулся я.   
- За Монолит! – снова грянули тридцать глоток.
- Для того, чтобы наши планы удались, мне нужно быть уверенным в своих командирах. А с ними у нас получилась напряженка, - сказал пресвященный наставник Алексей, почему-то пристально глядя на меня. – Поскольку я повышен в звании, кто-то должен будет командовать третьей фалангой. И этим кто-то будет брат Маркус!
 Мороз пробежал у меня по коже.
- Наставник, но я всего лишь  послушник, - сказал я. – Разве я достоин такой чести?
- Раз я решил, значит, достоин, - отрезал наставник Алексей. – Прими свою участь с достоинством и возрадуйся снизошедшей на тебя милости.
- Служу Монолиту, - немного помявшись, сказал я.
Удовлетворившись моим ответом, пресвященный наставник вновь обратился ко всем собравшимся.
- Даю всем час на сборы и приготовления, потом отправляемся исполнять свой долг, - объявил наставник Алексей. – Разойдись.
«Это и есть мой шанс!»: радостно подумал я.

                3

Извилистое, хорошо сохранившееся, асфальтовое полотно  плавно спадало с холма и уходило в даль. Уходило туда, где был единственный шанс для меня сбежать из этого ада. Но, по иронии судьбы, также был хороший шанс получить пулю от доблестных защитников барьера – защитных укреплений, построенных сталкерской группировкой «Свобода». 
Как бы то ни было, я понимал, что даже такой призрачный шанс все равно единичен, и если я упущу его, другого у меня может уже никогда и не быть.
  Мы шли в полной боевой выкладке. Все были облачены в мощные защитные комбинезоны, которые носили имя нашей группировки. Вооружение было тяжелым, оно состояло из автоматов «Гроза» и  «Вал». Имелись у нас и гранатометчики. Все было готово к прорыву.
  Мы шли не торопясь, экономя силы. Двигались тремя группами. Впереди – ударная фаланга, которой командует лично наставник Алексей. По флангам шли две других, включая мою. Мы держались на небольшом расстоянии друг от друга, чтобы, в случае  непредвиденных обстоятельств у нас была возможность для маневра.    
 Одной из приятных сторон службы в «Монолите» было полное отсутствие конкуренции среди командного состава. Если тебя повысили в звании – значит на то воля «Монолита» и оспаривать это, даже думать как-то иначе – считалось преступлением. Поэтому неожиданное мое превращение из простого послушника в наставника никого ни чуть не смутило. Мне же оно дало большую свободу действий. Теперь я мог не только думать о побеге, но и осуществить его. Если честно, пока у меня не было какого-либо плана действий, но я чувствовал, что все  решиться само собой и мне представиться возможность улизнуть.
- Приближаемся к позиции, всем приготовиться, - послышался из миниатюрного наушника на моем ухе,  голос пресвященного наставника.
- Второй готов, - послышался из динамика голос наставника второй фаланги.
- Третий готов, - сказал я.
Я вел свою фалангу через жиденькую лесную полосу. Постоянно прислушиваясь к детектору аномалий, и обходя аномальные зоны, я вывел монолитовцев к узкому горному ущелью, за которым уже начиналось Милитари.
  Две других фаланги уже были на месте. Они заняли позиции по обеим сторонам от входа в ущелье. Моей задачей было выявление снайперов противника, возможно находящихся на скалах и прикрытие основных сил. По моему приказу мои бойцы достали мощные американские военные бинокли, со встроенной системой поиска и начали просматривать вершины ущелья. Потратив на это десять минут, я сообщил по Алексею, что все чисто.
 - Вперед,  - отдал приказ всем пресвященный наставник. 
Первым в ущелье вошел сам Алексей со своей ударной фалангой, за ним вторая, моя третья фаланга пошла последней.   
  Ущелье представляло собой узкий горный проход, тянущийся несколько километров на юг Зоны. Сразу после него гористая местность сходила, на нет, уступая место хвойным лесам и холмам, какие в изобилии встречаются в средней полосе России.
  У самого выхода из ущелья мы пошли очень медленно, почти бесшумно. Мы знали, что свободовцы, недовольные частыми прорывами с севера Зоны, могли просто заминировать проход. Так оно и вышло. У самого выхода из ущелья Алексей обнаружил сигнальную растяжку. Если бы он прошел через нее, в воздух взлетела бы сигнальная ракета, предупреждающая «свободовцев» о нашем появлении. Тогда пришлось бы отступить и начинать все заново.  Обезвредив сигнализацию, Алексей со своей фалангой выбрался из ущелья. Вслед за ним выбрались и все мы.
  Мы оказались на широком каменистом плато. Прямо от него уходила в лес хорошо сохранившаяся асфальтовая дорога. Если идти прямо по ней – можно было упереться прямо в брустверы барьера. 
 - Готовность номер один, - объявил пресвященный наставник Алексей.
«Совсем скоро для меня решиться все»: подумал я. «Или у меня получится мой план, или я умру. Так или иначе, я вырвусь из лап Монолита!»

                *                *                *
Алексей выстроил фаланги в боевой порядок. Три фаланги должны были атаковать одновременно, но с трех разных сторон, чтобы дезориентировать противника.
  Медленно продвигаясь  по лесу, с трех разных направлений, мы приближались к барьеру. Я не понаслышке знал, что такое барьер. Примерно год назад, когда я еще жил вольной жизнью наемника, со своей группой мы пытались обойти его, чтобы пробраться в Припять. Нам тогда это не удалось, и пришлось отказаться от этой затеи. Сейчас же я двигался прямо на ощетинившиеся стволами дальнобойных винтовок и автоматов, укрепления, ставшие для меня последней надеждой на спасение.
  Барьер. До него осталось менее полукилометра, и он теперь находился в зоне прямой видимости. Остановив свою фалангу, я достал бинокль и осмотрелся. Впереди, лес был вырублен бойцами группировки «Свобода», чтобы лучше видеть все по эту сторону барьера. Сам барьер выглядел отсюда устрашающе. Фрагменты бетонных стен, увенчанных колючей проволокой, между которыми стояли брустверы и долговременные огневые точки. Чуть позади всего этого возвышались дозорные вышки, на которых зеленку осматривали снайпера, вооруженные СВД и «Винторезами». У брустверов, держа наготове мощные немецкие автоматы «G-36», дежурили парни в зеленых защитных комбинезонах – свободовцы. Фрименов на позициях было не менее сорока человек. И это только здесь. А как я прекрасно знаю, у них наготове всегда есть боеспособный резерв, готовый подоспеть  в любой момент. А это еще человек двадцать.   
 « Нет, силы слишком не равны. Атаковать барьер силами, вдвое меньшими, чем его защитники, чистое безумие. Хотя, что еще можно было ожидать от руководителей Монолита, таких, как верховный наставник!»: с отвращением подумал я, предвкушая скорую мясорубку.
  Меня сейчас больше интересовало другое. Чуть в стороне от оборонительных укреплений барьера я обнаружил очень интересное для меня зрелище. Под одной из бетонных плит была довольно большая яма. Она видимо осталась, от случайно разорвавшегося не в том месте снаряда. Я поставил увеличение своего бинокля на максимум. Я даже увидел через дыру в земле то, что было по другую сторону барьера. За этой бетонной плитой продолжался лес, а значит, было, пространство для маневра. Яму никак не могла преодолеть группа людей, оставшись не замеченными, но один человек это вполне мог сделать, тем более, если внимание защитников барьера отвлечет что-то еще.
  «Похоже, мой шанс становится реальнее!»: улыбнувшись, подумал я.
Из мира моих сладостных мыслей меня вывел дикий крик пресвященного наставника Алексея раздавшийся из моего наушника: «Фаланги в бой!!!»
  Почти одновременно с его криком прямо из лесу вылетели, оставляя в воздухе газовые следы, четыре гранатометные болванки. Одна из них попала в бруствер, разрушив часть каменных укреплений, а остальные пришлись аккурат, по дозорным вышкам, сбивая с них снайперов. Сразу после гранатометной атаки монолитовцы из лесу открыли ураганный огонь по защитникам барьера.
  Фримены, в первые секунды, потеряв несколько человек, не растерялись, поскольку были отнюдь не новичками и открыли ответный огонь.
- Вперед, вперед! – скомандовал я своим людям.
Моя фаланга вступила в бой, также начав с гранатометной атаки. Снова укрепления защитников барьера пострадали. Затем все открыли шквальный огонь, поддерживая наши основные силы.
  Решив пока не выделяться, я тоже поднял свою «Грозу» с оптическим прицелом, и, наведя ствол в направление барьера, не целясь, открыл огонь. Наши фаланги атаковали одновременно, что стало для свободовцев полной неожиданностью. Они гибли десятками, оказывая слабое сопротивление. Даже ДОТы были подавлены точными попаданиями из гранатометов.
 - Вперед, в атаку! – услышал я из наушника радостный голос Алексея.
«Похоже, он сам не ожидал такого успеха»: предположил я.
Монолитовцы всех трех фаланг покинули зеленку и бегом направились к защитным укреплениям.
  Я за ними не спешил. Пропустив вперед своих людей, я сделал вид, что решил прикрыть их, на всякий случай, а сам остался на месте. Как оказалось не зря. Видимо, тот самый резерв, о котором я вспоминал ранее, подоспел вовремя. Как только до полуразрушенных  брустверов осталось всего несколько метров, откуда ни возьмись, выскочили фримены. Они высунулись прямо из-за тех укреплений, которые, я уже считал не опасными. Открыли огонь, и почти в упор начали расстреливать фаланги, смешавшиеся в одну кучу.
  Некоторым монолитовцам, все же удалось пробраться на укрепления, и там похоже, завязалась рукопашная. Не  став ждать исхода этой мясорубки, я, стараясь, что есть мочи,  побежал к заветной бетонной плите, под которой меня ждал спасительный лаз. По мне никто не стрелял. Очевидно, все оставшиеся в живых защитники барьера были очень заняты боем с моими бывшими соратниками…, скорее тюремщиками.    
  «Ну же, ну же, еще чуть-чуть!»: судорожно думал, я, глядя на все приближающийся ко мне шанс к спасению. «Есть!»
  Я у подкопа. Сняв с плеча автомат и положив его на землю, я уже собрался, было пролезать на другую сторону, как вдруг почувствовал какое-то движение у себя за спиной. Быстро обернувшись, я остолбенел. На меня смотрел пресвященный наставник Алексей.
- Я вижу, ты оказался хитрым, - сказал он, улыбнувшись. В его глазах читалась откровенная враждебность. – Решил зайти врагу в тыл.
- А… да, точно, - сказал я, не сводя с него глаз.
- Но почему ты не повел сюда своих людей? – с сомнением глядя на меня, спросил он.
- А может быть, ты хотел улизнуть, а? Может, ты захотел сбежать, бросив своих братьев? А, проклятый наемник?
  Я рванулся за автоматом, лежащим рядом со мной, но пресвященный наставник оказался быстрее. Удар тяжелого, окованного железом сапога отшвырнул меня на бетонную стену. В голове помутилось, свет ненадолго померк. Монолитовец тем временем поднял мою «Грозу» и навел ее на меня.
  Я тяжело молча глядел в лицо смерти, тяжело дыша, переводя дух.
Несколько секунд помешкав, пресвященный наставник отбросил автомат  в сторону.
- На такого предателя как ты даже пулю жалко тратить, - процедил сквозь зубы Алексей, доставая нож из миниатюрных ножен. – Сейчас ты  на своей шкуре почувствуешь гнев Монолита!
  Я вытащил свой боевой нож, которым недавно ел тушенку, и мы закружились вокруг друг друга. Монолитовец сделал резкий выпад, целясь мне по горлу, я увернулся и ответил своим. Промах. Мы продолжаем танец смерти. Где-то у барьера рвались гранаты, слышались выстрелы, но нам сейчас было не до этого. Все мое внимание было сконцентрировано на противнике, а его, на мне. Алексей провел несколько рубящих ударов, попробовал кольнуть меня в лицо острием. Я увернулся и попытался рубануть ему по запястью. Наставник резко отдернул руку и ударом ноги выбил нож из моей руки. Вторым ударом он опрокинул меня на землю, аккурат, рядом со спасительным, как я думал, лазом.
- Ну, вот и все, - спокойно сказал монолитовец. – Сейчас твой дух перейдет в вечную собственность Монолиту.
« Какая досада! Ведь спасение было так близко! Значит, я больше не увижу тебя, родная Англия?»: спросил я у самого себя.
- Чего ты там бормочешь? – сказал Алексей, нависая надо мной. – Это тебя не спасет. Лучше умри, как мужчина, без криков и жалоб.
  Воздух вновь сотрясли автоматные выстрелы, только в этот раз они звучали гораздо ближе. Наставник Алексей вдруг замер надо мной, с занесенным в руке ножом. Я уже приготовился к жуткой боли и закрыл глаза…
Ничего не произошло. Тут раздался гулкий хлопок, как будь-то, где-то рядом упал с большой высоты мешок с картошкой. Я открыл глаза. Рядом со мной лежало бездыханное тело пресвященного наставника Алексея, а со стороны защитных укреплений, в мою сторону бежали двое бойцов «Свободы».
 «Значит, удержали таки барьер!»: понял я.
Решив, что дожидаться прихода фрименов нет, никакого смысла, я что есть мочи ринулся в лаз под бетонной плитой. Лаз был довольно узок, но с некоторыми усилиями, мне удалось пролезть через него и выбраться на другую сторону барьера.
  Вокруг меня были сосны. Лес с этой стороны стены никто срубать не собирался. Что ж, это для меня весьма кстати. Удостоверившись, что меня никто не заметил, я со всех ног пустился прочь от этого места.   

                4

Сердце стучало так, что отдавало в висках. Дыхалка еле выдерживала. Я был на пределе. Бежал без остановки через лес от самого барьера. Погони за мной, насколько я могу судить, не было. Хотя до конца уверен в этом я не был. Вокруг меня была ночь, как ни странно, в этот раз звездная. Даже луна была видна. Это существенно облегчало мне путь.
  А путь мой теперь был, не смотря ни на, что, легок. Я счастлив! Счастлив уже потому, что смог вырваться из, казалось бы, безвыходного положения. Теперь я снова могу начать прежнюю жизнь, а может быть, вообще уберусь из Зоны домой на туманный Альбион.
  Я был счастлив, но счастье, как всегда, могло быть недолгим. Сейчас ночь, Зона, Милитари, а у меня из оружия с собой только нож. Да и с припасами негусто – только одна фляга с водой. Для самого опытного сталкера такой расклад был бы ужасен, но не для меня. После всего, что я пережил за последний месяц, это было настоящим раем. Поэтому, если позволит Зона, все образуется.
  Куда мне идти, оказавшись на воле, я знал уже сейчас. Я направляюсь на Росток. Во-первых, потому, что это исконная территория нашего клана наемников, и я могу там просто встретить своих знакомых. Во-вторых, в стародавние времена я сделал там себе тайник. Я никогда не пользовался тайником, но всегда проверял, в порядке ли он. Там у меня припрятан малость поюзанный сталкерский комбинезон, автомат УЗИ, несколько гранат, пару аптечек и пища. Негусто, но сейчас для меня это было пределом мечтаний.
  Устав от постоянного бега, я все же решил остановиться и передохнуть. Да и вообще, бег по Зоне ночью – не самое лучшее занятие. «И как я умудрился не вляпаться в аномалию!»: ужаснулся я, подумав о своем многочасовом марофоне. «Видимо Зона ведет меня». Только и остается, что надеяться на ее покровительство.
  «Все, больше бегать не буду!»: думал я, тяжело дыша, восстанавливая силы.
 По моим расчетам, я сейчас уже должен быть на полпути к выходу на  Росток со стороны заставы долга. Ну, через этих тупых солдафонов, я, понятное дело не пойду, придется обходить.
  Метрах в ста справа от меня тянулась  старая асфальтовая дорога. Через трещины на ней проглядывали даже молодые деревца, не говоря уже о мелкой траве. «А вот и мой ориентир!»: обрадовался я. «Насколько я помню, эта дорога как раз идет на долговскую территорию Ростка, к западу отсюда. Значит, мне надо взять чуть в сторону и идти на северо-запад. Развернувшись, я направился в  нужное мне направление. Весь мой путь до дикой территории Ростка пролегал через лес. Для вооруженного одним лишь ножом человека это могло закончиться трагически, но другого выбора у меня не было. Можно было конечно переждать до утра, заночевав на каком-нибудь дереве, но в светлое время суток, была велика вероятность, попасться самому страшному созданию в Зоне – человеку.
   Как назло, будь-то, учуяв мои мысли, где-то позади меня громко хрустнула ветка. Моментально среагировав, я сделал кувырок вперед и обернулся, держа нож наготове. В ста метрах позади меня параллельно дороге медленно шли двое сталкеров. В темноте не было видно их снаряжения, поэтому понять, кто они тоже не представлялось возможным. Но, судя по тому, как они шли, я мог быть спокойным, что меня они не преследовали. Судя по всему, они даже не видели меня.
  Поскольку шли они в моем направлении, я решил не встречаться им на пути. Забравшись под большой раскидистый куст, росший неподалеку, я, на всякий случай, не стал убирать нож, затаился. Сталкеры шли медленно, словно прогуливаясь. Через минуту я уже отчетливо слышал их голоса.
- Да ладна, Михалыч. И так уж нас гоняли сегодня, гоняли, так еще патрулировать отправили на границу с должниками, - недовольно говорил один голос. – Не знаю, как ты, а я вот прямо на этом месте стану и никуда не пойду.
- Мне тож в лом туда тащиться. Твоя взяла. Жрать че та хочется, - ответил другой голос, более старый и грубый, принадлежащий, судя по всему, более опытному сталкеру.      
- Давай, прям здесь присядем, - снова сказал молодой голос.
- Посидим здесь немного, а начальству доложим, что все это время патрулировали периметр границы и ничего не подозрительного нашли, - решил обладатель грубого голоса.
  Парочка неизвестных сталкеров прошла через куст, прямо перед моим носом. Далее ночные гуляки совершили непростительную для сталкера ошибку.  Усевшись прямо на землю, в паре метров от моего укрытия, они развели костер. Использовали для этого заранее припасенный в бутылке керосин и пару сухих веток, что нашли поблизости.
Огонь разгорелся довольно быстро. В тусклом свете костра я понял, что эта парочка - бойцы группировки «Свобода».  Один, который был обладателем грубого голоса, на вид был совсем стариком, но я то знаю, что с людьми может сделать Зона даже в молодом возрасте. Второй был, наверное, лет на десять младше меня, ему было около тридцати.   
 Усевшись у костра, напротив друг друга, они достали из своих рюкзаков нехитрые припасы, стандартный сталкерский рацион. Свое оружие они небрежно положили рядом с собой.
  У меня аж слюнки потекли. Всего в каком-то метре от меня лежала бельгийская легкая штурмовая винтовка с откидным прикладом LR-300, оружие молодого сталкера.      Поскольку меня они не замечали, можно было попытаться незаметно протянуть руку из кустов и забрать оружие себе. Но, поскольку прямо напротив явного новичка в Зоне сидел опытный сталкер, он легко мог меня заметить, поэтому мне пришлось отказаться от этой затеи.      
 - Эх, какой ужас сегодня монолитовцы на барьере учинили! – тяжело вздохнул старик. – Сколько наших полегло – немерено. Но и они свой паек получили, стервецы! Всех ухлопали гадов!
- А я слышал, что одному монолитовцу удалось прорваться, - с аппетитом поедая тушенку, сказал молодой свободовец.
  У меня все похолодело внутри.
- Брехня все это, - отрезал старик. – Тебе это небось Ярик Жженый рассказал, да? Ну во, ты его больше слушай, он тебе и не такое наплетет…
- Наверное, ты прав, если бы кто прорвался, всех бы на ноги подняли, а то – тишина, - согласился с ветераном молодой.
«Так значит, меня не ищут!»: с облегчением подумал я. « Видимо кто-то меня все-таки заметил, но этот кто-то не пользовался хорошей  репутацией. Все-таки я везунчик!!!»
- Я все равно в толк не возьму, как нормальный сталкер может служить Монолиту? – спросил молодой фримен.
- Нормальный – не может, - объяснил старик. – Только полностью отмороженные психи туда идут. Они верят, что в самом сердце Зоны, в энергоблоке живой инопланетный разум завелся в камне.
- Слышал я это, - усмехнулся молодой. – А камень этот и зовется Монолитом, от него пошло имя всему ихнему клану. А сами монолитовцы давно продали душу дьяволу… Не верю я во все это.
- Слушай, ты поосторожней с выраженьями! - грозно сказал старик. – Зона не любит, когда ее легенды ставят под сомнения      
« Это точно»: подумал я, крепко стиснув в руках свой нож. «Сейчас я вам покажу праведный гнев Зоны!»
  Я приготовился к прыжку. План у меня был простой. Сначала полосну по горлу молодого – он сидит ко мне спиной. Потом, в случае если старый окажется  прытким, прикроюсь трупом молодого наглеца и заберу LR-300 себе. После расправы со вторым фрименом, подчищу их хабар, как полагается настоящему наемнику, и отправлюсь на Росток. Главное сейчас было не упустить момент.
  Уже было, приготовившись осуществить свой нехитрый план, я вдруг заметил едва уловимое движение, в противоположной стороне от меня, за спиной старого фримена.
Едва уловимый блик, как будь-то прозрачный лист стекла, приближался к отдыхающим сталкерам, искажая видимость в свете костра. При виде этого смертоносного зрелища мне вдруг вспомнился старый американский боевик «Хищник». Только в этот раз это был не космический пришелец, а порождение Зоны.
«Похоже, Зона сама решила показать свой гнев!»: подумал я. Расслабившись, я приготовился смотреть шоу, которое вот-вот должно было начаться. 
  Спустя мгновение оно началось. Старый фримен, сидевший спиной к приближающейся смертельной опасности, вдруг дико закричал и взмыл в воздух.  В тусклом свете костра было видно, что он взлетел не сам, а его держал полупрозрачный гигант с огромными когтистыми лапами.
 « Какой большой!»: восхитился я, со стороны наблюдая супершоу. «Матерый кровососище. Такого и из LR-300 сразу не завалишь!»
  Второй свободовец  оцепенел и как завороженный уставился на монстра.   
- Стреляй в него, стреляй! – завопил еще живой старик.
Выйдя из оцепенения, молодой потянулся к свой винтовке. Но все произошло слишком поздно. Зона таких грубых ошибок не прощала никогда и никому, поэтому у него не было ни единого шанса.
  Поняв, чем могут закончиться для него действия молодого, кровосос одним быстрым движением сломал старику шею и швырнул обмякшее тело  в оставшегося в живых  свободовца.  Тело старика упало точно между винтовкой и молодым фрименом, помешав тому осуществить задуманное.
 « Какой умный мальчик!»: снова искренне восхитился я действиями кровососа.
В мгновение ока тварь уже держала в своих клещевидных лапах  дико вопящего фримена. Кровосос не торопился его убивать. Оценивающе оглядев свою жертву, он видимо понял, что из-за своей молодости она лучше пойдет в пищу.
  Вот это зрелище я уже не наблюдал. Закрыл  глаза. Я не раз видел, как кровосос опутывает своими щупальцами шею жертвы и с силой вакуумного насоса высасывает кровь. Такое зрелище не увидишь ни в одном фильме ужасов. Да и не за чем…
   Быстро превратив тело несчастного фримена в подобие египетской мумии, кровосос отправился восвояси. Выждав несколько минут, я осторожно выбрался  из своего укрытия. Костер к счастью еще догореть не успел, отпугивая мелких тварей и освещая мне трофеи.
  «Я действительно везуч до невероятия!»: улыбнувшись, подумал я, осматривая натюрморт из мертвых тел, рюкзаков и оружия. « Чистая работа. Только моя группа, будь они все живы, могла так быстро  и эффективно расправиться с противниками, как это сделал кровосос!»   
  При воспоминании о моих погибших товарищах на меня нахлынула волна тяжелых, давящих и дурно пахнущих чувств.  Главным из этих чувств, все-таки оставалось желание отомстить Монолиту. Поймав себя на этом, я ужаснулся. Вот уж не думал, что, оказавшись, наконец, на свободе, снова захочу вернуться в этот ад, пусть даже для мести.
  Усилием воли, отогнав от себя эти воспоминания, я сосредоточился на главном для меня сейчас. Осмотрев содержимое рюкзаков, я нашел одну банку тушенки, пол батона хлеба, две хороших военных аптечки, пару бинтов и гранату Ф-1. Упаковав все это в один рюкзак, принадлежащий ранее, старику, я перекинул его через плечо и, подняв так приглянувшуюся мне винтовку с земли, направился в сторону Ростка.          

 
                5   
 
Ночь прошла спокойно. Мне даже удалось немного поспать. Когда я был на самой окраине Милитари, забрался на высокую сосну. На высоте шести метров располагались одно над другой, три толстых, крепко сплетенных между собой ветви. Именно на них я и расположился на свой короткий ночлег. Отсоединив ремень от своей новенькой автоматической винтовки (благо, он был достаточно длинным), я привязал свою правую руку к одному из толстых сучьев. В случае моего  падения с веток во сне, я смог бы удержаться на дереве. 
  Прямо на дереве перед тем, как позволить себе немного расслабиться я перекусил остатками заимствованного у убитых кровососом свободовцев. После этого, перед самым рассветом я отключился. Снов никаких я не видел. Просто провалился в черноту. Проснулся я от ярких лучей просыпающегося солнца, нежно опустившихся мне на лицо. Сон у меня, как у любого ветерана сталкерского дела был очень  чутким. Поскольку светило в Зоне не так часто выглядывало из-за туч, мой организм среагировал мгновенно, я открыл глаза.
  Теперь началось мое утро. Первое утро и первые лучи солнца после долгого месяца мрака. Осмотрев окрестности с моего высокого наблюдательного пункта, и убедившись, что внизу все безопасно, я, отвязавшись, вместе со своими вещами слез с дерева.  Снова прикрепив винтовочный ремень назад, я повесил LR-300 на шею и отправился в сторону Ростка. 
  От окраины Милитари до дикой территории Ростка было немногим более трех километров. Именно поэтому я особо не спешил. Детектора аномалий у меня все еще не было, поэтому приходилось доверять своему чутью, а иногда кидать перед собой камни и комки земли. Радовало еще и то, что рельеф местности был очень удобным - до самого Ростка простирались равнинны.
  Менее чем через час, лес полностью сошел на нет, и впереди, показались квадраты  строений производственного комплекса Ростка.  Я выходил прямиком на дикую территорию в обход заставы долговцев. Этим путем пользовались немногие. Только бандиты и мои родные наемники. Поэтому, здесь я позволил себе немного расслабиться. Совсем немного, так, как беспечность в Зоне равносильна самоубийству.
  Миновав последние сотни метров пустоши, отделяющей Милитари от Ростка, я наконец-то вошел на дикую территорию. Здесь все было как обычно.     Дикая территория представляла собой  обширную часть заводского комплекса Росток. И выглядела сейчас, как одна большая декорация для голливудского фильма ужасов. Огромные здания, остатки строительной техники, бетонные блоки и проржавевшие машины – все было мертво и безмятежно. Асфальтовое покрытие здесь почти полностью уцелело, что значительно облегчало движение, но оно же и усиливало чувство скорой западни. Новичкам, первый раз оказавшимся здесь становилось очень жутко. Казалось, окружающее пространство замерло в ожидании, и заманивает тебя в ловушку, из которой уже  не возможно будет выбраться.
Я точно знал, куда мне надо было идти. Моя цель – одноэтажное строение, находящееся в глубине дикой территории. Именно там и находился мой схрон. Тихо, стараясь не шуметь, отправился  к своей цели. Я знал, что кажущаяся пустынность этой местности ложна. Здесь за каждым куском арматуры, за углом любого здания меня могли поджидать. Сейчас мне не нужна была компания. По крайней мере, пока.
   Миновав массу мелких строений и  груды строительного мусора, я добрался до большого здания, в котором в древние советские времена располагался производственный комплекс завода.  Это здание было очень длинным и тянулось почти на триста метров. Когда-то там  кипела работа, сейчас там была груда радиоактивных развален. Это здание было для меня своего рода ориентиром. Если добрался до него, значит тайничок уже близко.
  «Мой тайник находится к востоку от производственного комплекса»: вспоминал я.
Обогнув здание с восточной стороны, я направился к одиноко стоящему среди огромных бетонных остовов и фреймов, маленькому одноэтажному зданию. Именно там  и находился мой тайник. В округе по-прежнему не было никого. Меня это обстоятельство одновременно и радовало и беспокоило. Что-то было не так. Возможно, за время своей вынужденной службы монолиту я стал параноиком. Но как бы то ни было, я чувствовал, что за мной кто-то следит.
  Остановившись на подходе к зданию с моим тайником, я осмотрелся, держа оружие наготове. В округе все было тихо. Только ветер гудел между прутьями арматуры и в руинах зданий. Все еще держа оружие в боевой готовности, я осторожно подошел к входу в одноэтажное здание. Входом служил дверной голый дверной проем. Двери там не было уже очень много лет. Решив не испытывать судьбу, я поднял с земли небольшой камень и метнул в проем. Ничего не произошло. Не спеша, я вошел внутрь.
  В здании было всего три комнаты. Все оказались безопасными. Очевидно, давным-давно здесь был административный корпус или  что-то вроде этого. На полу валялись пожелтевшие от времени документы, а в одной из комнат  даже сохранилась проржавевшая печатная машинка. Немного успокоившись, я по памяти нашел вход в подвальное помещение.
  Подвал представлял собой одну маленькую комнатку, в которой стоял старый полусгнивший деревянный шкаф с оторванными дверцами, и валялось множество самого разного хлама.
  «Вроде бы все  в порядке»: сказал я сам себе.
Повесив оружие на плечо, я подошел к шкафу. Взялся за него и что есть мочи надавил, сдвигая его в сторону. Старая, но еще крепкая древесина жалобно затрещала, но поддалась. Передо мной открылась ниша, уставленная самыми необходимыми мне сейчас вещами.
 Две экологических аптечки из спец.комплекта, какими пользуются ученые. Шесть банок тушенки. Открывалка! Бутылка минеральной воды. Три пакета сублимированной еды. Две банки энергетика. Израильский автомат УЗИ и четыре рожка к нему. Две гранаты РГД-6.  И самое главное – комбинезон сталкера. При виде всего этого я чуть не прослезился.
  С трудом, сдержав эмоции, я первым делом принялся за еду. Пользуясь благами технического прогресса в виде открывалки, я сразу опустошил сразу три банки тушенки. Разбавил водой пакетик сублимированного супа, который потом разом выпил, словно напиток. После выпил банку энергетика, и почувствовал, как приятная теплая волна сытости разливается от моего живота по всему организму.
  Блаженно улыбаясь, я несколько минут просидел на полу, отдыхая. Затем принялся набивать свой рюкзак оставшимися в моем тайнике припасами.  Покончив с этим, я с радостью стащил с себя защитный костюм группировки «Монолит» с отличительными знаками наставника. Не нужна была мне призрачная власть мистической силы. Мне по душе обычная жизнь  сталкера из клана наемников. Быстро облачившись в комбинезон сталкера, ничем не отличающий меня от обычных бродяг Зоны, я совсем успокоился. Чудо бельгийской смертоносной техники я повесил на спину, а в руки взял УЗИ. Точнее в одну руку –  правую. Именно своей компактностью и скорострельностью это оружие было незаменимым в Зоне.
  Уже собравшись, было уходить, я остановился. Я вдруг понял, что не знаю, куда идти. В клане наемников меня давно считали мертвым, а возвращаться туда означало подвергать себя риску. Мое место в клане наверняка уже занял кто-то еще. Поэтому, скорее всего меня там уже не ждали.
  Чтобы выбраться за пределы Зоны без помощи какого-либо клана, мне нужно было подвергаться невероятно большему риску, чем когда-либо еще, за исключением службы монолитовцам. А если меня поймают, то посадят уже в совсем другую зону. Но в этом случае, у меня хотя бы оставалась надежда на то, что меня  депортируют в Англию. Мои родные тюрьмы, по сравнению с украинскими – курорт. Но все равно, лишаться свободы мне решительно не хотелось. По крайней  мере, здесь, в Зоне, свободы было хоть отбавляй. А  свобода – это именно то, что мне больше всего нравиться в жизни.
  Оставался еще один выход. Похоже, для меня он был единственным. Поскольку я уже не наемник и не монолитовец, то вполне могу начать новую жизнь сталкера-одиночки. Придумаю себе новое прозвище, обзаведусь личным КПК и потом прибьюсь к какой-нибудь группировке повлиятельней, типа Долга, а уж с ее помощью, если захочу, выберусь за пределы Зоны.
  Решено, так и поступлю. Для начала направлюсь на Янтарь, поработаю немного на ученых. Нету лучшей возможности для сталкера-одиночки, чем работа на яйцеголовых.  Они и бабла отваливают немерено, и снарягой торгуют такой, какой больше ни у кого нет.
  С воодушевлением от пришедшей ко мне хорошей идеи, я вышел из одноэтажного здания и направился в сторону Янтаря.
« Возможно, мое пленение монолитовцами было лишь подсказкой Зоны начать новую жизнь, более подходящую мне, чем та, какой я жил!»: подумал я. « Может теперь моя жизнь изменится к лучшему!»
   От философских размышлений меня отвлек щелчок затвора, прозвучавший за моей спиной. Обернуться я не успел, так, как мне в затылок уткнулось холодное металлическое дуло.
- Вот ты и допрыгался, умник! – услышал я сзади грубый мужской голос. После этого меня окутала тьма.      
 
                *                *                *
Сквозь мрачную пелену я ясно видел смутные очертания ЧАЭС. Трубу саркофага, возвышающуюся над округой. Потом неожиданно, оказался внутри  руин четвертого энергоблока. Перед глазами стояло изображение огромного серебристо-черного камня, который начал говорить человеческим голосом: « Иди ко мне! Я вижу тебя! Я знаю твои желания! Иди ко мне!»
  Неожиданно видение исчезло. Вместе с этим пришла нестерпимая боль в затылке, и я как-то сам собой открыл глаза. Прямо перед моим лицом был растрескавшийся от времени бетонный пол. Поднять голову, чтобы осмотреться не получилось – мешала острая головная боль. Но мне было и так ясно, что я нахожусь в каком-то большом здании, скорее всего на Ростке. Попытавшись подняться, я понял, что мои руки и ноги крепко связаны.
- Эй, смотрите, он пришел в себя, - услышал я тот же самый грубый голос, вероятно принадлежавшей тому, кто вырубил меня. – Зашевелился.
 Я услышал звук приближающихся ко мне шагов.
«Если это наемники, то я с ними договорюсь. А вот если мародеры, тогда, скорее всего, без вариантов»: размышлял я.
  Ко мне подошли три пары добротных военных ботинок. Я, сделав над собой усилие, все-таки поднял голову.
 На меня смотрели трое сталкеров, судя по всему, далеко не новичков. У всех было богатое снаряжение. На обладателе грубого голоса был  экзоскелет. В руках он держал «Грозу». Двое других были в обычных сталкерских комбинезонах, вроде моего, но вооружение у них  тоже было на уровне. Один был с «винторезом», другой держал в руках АК-74у.  На наемников и мародеров они не походили. Да и на бойцов «Монолита», «Долга» и «Свободы», тоже. Стало быть, одиночки. У меня сразу от сердца отлегло. С простыми сталкерами всегда можно было по душам поговорить, без страха быть тут же освежеванным.
 - Монолитовец, отвечай, какими судьбами забрался в наши края? – спросил у меня сталкер с АК-74У. Если он начал говорить первым и задавать мне вопросы, значит, он был главным среди этой троицы. Сам он был высокого роста, под два метра.  Его лицо было худощавым, волосы на голове  коротко острижены.
«Где-то я уже видел это лицо, но не помню где»: подумал я, внимательно всматриваясь в сталкера.
- Я не монолитовец, с чего вы взяли? – изобразив удивление, сказал я.
- Не финти, - отрезал он. – Мы вели тебя с самого твоего появления на Ростке. Не часто сюда забредают гости в форме монолита, да еще с нашивками наставника на ней. Отвечай, кто ты, и зачем здесь!
- Слушайте, чего вам вообще надо? – пошел я в наступление. – Кто вы сами такие, чтобы отлавливать честного сталкера и бить его по башке сзади? Почему я должен оправдываться перед вами?
  Ответом на этот вопрос мне послужили три ствола, уткнувшиеся мне в лоб.
- Эй, подождите, - быстро сказал я. – Я отвечу, после того, как ты назовешь себя.      
Сталкер с укороченным автоматом «Калашникова» усмехнулся.
- Хорошо, мое имя Стрелок, - ухмыльнувшись, сказал он. – Кто ты?
« Стрелок! »: изумился я. « Один из знаменитейших сталкеров и  ярый враг клана наемников. Помниться, глава нашего клана отваливал за его убийство кругленькую сумму. Но тогда это ни у кого не получилось. А сейчас, Стрелок сам стоял передо мной».
- Я Федя Крюк, - ответил я. – Сталкер. - Во время очередной ходки на Милитари обнаружил чей-то тайник, в котором нашел униформу монолтиовца и не плохой хабар. Шел через Росток на базу долга, но вы меня поймали. Вот и вся моя история.
- Понятно, - сказал стрелок, улыбнувшись.
«Неужели прокатило!»: с надеждой подумал я.
Но, после сразу трех ударов ногами, опрокинувших меня навзничь, понял, что нет.    
- Еще раз соврешь – я тебя убью, - спокойно сказал Стрелок. Его напарники молчали, все это время, уставившись на меня.
- Почему ты думаешь, что я вру тебе? – спросил, я, приподнявшись на руках.
Поморщившись, словно съев что-то неприятное, знаменитый Сталкер достал из нагрудного кармана своего комбинезона небольшой предмет, легко уместившийся у него на ладони. Выглядел он, как небольшой темно-синий осколок елочной игрушки.      
« Осколок неба!»: изумился я. «Артефакт, который улавливает мысли людей. Ученые используют такие в детекторах лжи.
- Знаешь, что это такое? – спросил меня Стрелок.
- Да, - сказал я.
«Осколок неба» замерцал, синим, и воздух быстро наполнился ароматом хвои.
- Это правильный ответ, - улыбнувшись, сказал Стрелок. – А теперь, скажи  мне, кто ты?
« Какой ужас, придется говорить на чистоту!»: обреченно вздохнул я.
- Я Маркус Корбин по прозвищу  Англичанин, - начал я свой рассказ. – Долго был в клане наемников, руководил иностранной бригадой.
  Сталкер в экзоскелете присвистнул, а артефакт тем временем, продолжал источать приятный запах свежей хвои.
 - Месяц назад мою группу накрыли монолитовцы в Рыжем лесу, - продолжал я. – Всех убили – сожгли заживо. Мне предложили выбор. Либо разделить участь моих товарищей, либо вступить в «Монолит». Я выбрал последнее. Целый месяц я изображал покорность, втирался в доверие клану, все это только для того, чтобы сбежать, улучив подходящий момент. Такой момент настал несколько дней назад. Главы клана решили устроить прорыв через барьер на Милитари. Меня назначили одним из наставников фаланг. Во  время прорыва я сумел незаметно сбежать. Чудом я незамеченным добрался до Ростка. Я шел сюда потому, что здесь у меня был заготовлен тайник. Потом вы ударили меня сзади по голове, и я оказался здесь. Все.
  «Осколок неба» погас, снова став похожим на фрагмент елочной игрушки.
Я закончил рассказ своей истории. Наступила долгая тишина. Стрелок молчал, лишь переглядываясь со своими напарниками.
- Будь здесь, - сказал Стрелок, отходя в сторону вместе с напарниками.
Отойдя от меня на несколько метров, они  в пол голоса стали совещаться, видимо решая мою судьбу. Как я не старался что-нибудь услышать, ничего не получалось.
 «Убивать меня они не станут»: размышлял я. « Если бы хотели – давно бы уже убили. Значит, для чего-то я  мог быть им полезен».
   Посовещавшись несколько минут, они вновь подошли ко мне.
- Значит так, Англичанин, у тебя есть два варианта на выбор, - сказал мне Стрелок. – Первое – ты можешь нам помочь и остаться в живых. Второе – я прямо сейчас убью тебя. Твой клан долгое время охотился за моей головой, поэтому повод у меня есть, так, что не думай, что это просто слова. Что выбираешь?
 « Опять выбор, будь он проклят!!!»: разозлился я. « Месяц назад мне предлагали выбор, сейчас опять предлагают выбор на таких, же условиях!»
- Мне уже один раз предложили такой выбор, - сказал я.
Стрелок нагнулся ко мне, глядя прямо в глаза.
- Мы собираемся прорваться к центру Зоны, там, где еще никто не был! Возможно, нам удастся  разгадать все ее тайны, - сказал Стрелок. – Чтобы сделать это нам придется прорываться через монолитовцев. Поэтому, у тебя будет возможность отомстить им за твоих друзей и за себя. Только ты можешь помочь нам, потому, что только тебе удалось побывать в обществе монолитовцев и вернуться обратно. Никто лучше тебя не знает Зону по ту сторону барьера. Ты согласен быть нашим проводником?
  Теперь уже я молчал. От услышанного у меня волосы на голове встали дыбом.
- Ребята, вы серьезно хотите это сделать? –  ошеломленно спросил я.
- Да хотим, и сделаем, - уверенно ответил знаменитый сталкер, глядя мне в глаза.
Я отвел взгляд. Возвращаться в этот ад, из которого мне чудом посчастливилось сбежать, мне никак не хотелось. Но что-то в глубине моей души отозвалось на предложение Стрелка. На каком-то глубинном уровне своей  личности мне хотелось вернуться и отомстить этим подонкам.             
- Я пойду с вами, - ответил я на предложение Стрелка.
Не говоря больше ни слова, знаменитый сталкер разрезал веревки на моих руках и ногах. А когда я поднялся, представил мне своих людей.
  Парня в экзоскелете звали Клыком, а другого, Призраком.


                6

После моего знакомства с группой Стрелка мне были возвращены все вещи, которые были у меня в момент нашей неприятной встречи. Мне даже позволили полчаса отдохнуть. После этого мы все отправились в путь. Нутром я чувствовал, что возможно, это последний путь в моей жизни, но ничего уже не поделаешь, так распорядилась судьба. Конечно, я бы мог сбежать от них. Это было бы непросто, но я хорошо знал эти места, и у меня был бы неплохой шанс. Также, я бы мог убить Стрелка, и принести его голову главе клана наемников в искупление своих ошибок и уж тогда меня бы приняли назад с почестями.
  Вся проблема была в том, что я не хотел делать ни того, ни другого. Бойцы моей иностранной бригады были для меня даже больше, чем друзьями, они были моей семьей. Я не мог не отомстить за них. Я сделаю это даже ценной собственной жизни.
- Раз уж вы выбрали меня к себе в проводники, то следуйте за мной без своевольства, - сказал я группе Стрелка, когда мы вышли на окраину Ростка. Стрелок со своими людьми решили отправиться старым путем, а я отделился от них, следуя своему маршруту.
- Что значит без своевольства? – возмутился знаменитый сталкер. – Мы  идем к центру Зоны. Может, ты забыл?
- Я помню, только, как ты сам сказал, те места я знаю лучше, - объяснил я. – Моим путем мы в два счета дойдем до Припяти, а там и до ЧАЭС рукой подать.
  Стрелок задумался.
- Что у тебя за путь? – спросил он.
- Пойдем через Рыжий Лес, - объяснил я.
- Ты серьезно? – спросил Стрелок. – Оттуда мало кто возвращается живым.
- Да. Но я знаю эту местность, поверь своему проводнику, - весело сказал я.
- Ладно, - согласился он. – Но учти, если ты задумал нас в ловушку заманить…
- Я понял, - прервал я его. – Убьешь на месте. Так?
Знаменитый сталкер промолчал, бросив на меня раздраженный взгляд.
  Дальше двигались молча. Я шел впереди, Стрелок за мной, Призрак и Клык прикрывали тылы. Вскоре мы достигли западной окраины Ростка. Отсюда шел всем известный путь на высохшее озеро Янтарь. Был здесь еще один путь, на этот раз известный не многим. Резко повернув на север, мы покинули территорию бывшего завода, и вышли на равнинную местность.  Был разгар дня. На пути нам никто не попадался, что было очень удивительно для этого времени суток.
  Через два часа пути по равнине мы вышли к реке. Широкая полноводная река с быстрым течением простиралась вдоль заросших короткой пожухлой травой бережков.
- Припять, - сказал я. –  Мертвая вода. Хороший ориентир. Теперь следуя вдоль реки по направлению течения, мы к завтрашнему утру  выйдем к одноименному городу. А сейчас рекомендую сделать привал. В лесу останавливаться не рекомендую, поэтому если кому надо немного поспать, лучше это сделать сейчас здесь.
  На том и решили. Расчетливый и скупой на эмоции Стрелок выделил нам два часа на отдых. Этому больше всего обрадовались его люди. И Клык, и Призрак сразу завалились на боковую, прямо на голой земле. Я со Стрелком остались на часах.
- Скажи мне, Англичанин, ты по родине не скучаешь? – спросил меня глава нашей группы, смотря на мертвую воду Припяти, когда мы остались наедине.
- Скучаю иногда, - сказал я, подойдя к самой воде. – В основном скучал в первый год пребывания здесь. Но потом… У сталкера, как ты знаешь, нет национальности, есть только Зона.
  Задумчиво, и как мне показалось, с грустью, Стрелок кивнул, соглашаясь со мной. Я посмотрел на свое отражение в воде. Суровое, чуть полноватое лицо, с двумя небольшими шрамами. Да уж, это не лицо мирного человека. Такому как я путь в нормальную тихую жизнь заказан. Теперь только Зона и больше ничего.
- Скажи Стрелок, а чего тебе нужно в центре Зоны? – спросил я. – Ведь ты уже один раз пытался туда пробраться. Теперь идешь еще раз. Зачем?
Сталкер вздохнул.
- Хочу понять, почему появилась Зона, и кто за этим стоит, - немного погодя, ответил знаменитый сталкер. – Неужели ты ни разу об этом не задумывался? Не ужели тебе бы не хотелось знать ответы на эти вопросы?
  Я промолчал. Если честно, я никогда не задумывался об этом. Когда я был наемником, весь смысл моего пребывания здесь заключался в деньгах. Когда был в составе «Монолита», мой смысл заключался в побеге оттуда. Сейчас смысл моего пребывания в Зоне заключается в мести. Все. Больше ничего.
  Оставшееся время до окончания, отведенного Стрелком отдыха, мы просидели молча. Каждый был погружен в свои мрачные думы…
  После пробуждения, Клык и Призрак немного подкрепились, после чего мы все снова отправились в путь. День начал понемногу клониться к вечеру.
  Вскоре впереди показалась длинная желто-красная стена леса. Мелкая пожухлая травка, царившая повсюду на равнине, при подходе к лесу стала увеличиваться в размерах. Когда мы достигли леса, она стала нам почти по колени.
- Вот он, Рыжий лес, - сказал я. – Здесь старайтесь друг от друга не отходить. Весь лес – одна большая аномалия. Здесь нет чувства направления. Не действуют карты, очень легко заблудиться. Но тот, кто был здесь хоть один раз и вышел, обладает интуицией. А так - это замкнутый цикл – кто сюда зашел никогда отсюда не выберется, если не знает его природу.
- А ты знаешь? – спросил Стрелок.
- Если бы не знал - не ходил бы здесь ни раньше, ни сейчас, - сказал я.
- Здесь водятся крупные твари? – спросил меня Клык, впервые подавший голос. В мощном бронированном экзоскелете, он выглядел, как ходячий танк.   
- Нет, - сказал я. – Хотя случается, что кровосос случайно забредет, но своей живности тут нет. Только мелочь разная водится, тушканчики да крысы, больше никого. 
 Удовлетворившись таким объяснением, напарник Стрелка, больше вопросов не задавал, хотя по-прежнему не терял бдительности, глядел по сторонам, держа наготове свою «Грозу».
  Мы шли  через лес по живому коридору из мощных деревьев, как хвойных, так и лиственных, имевших удивительный рыжеватый оттенок. Каждое из деревьев было не меньше полуметра в диаметре. Попадались и такие, каких не смогла бы обхватить и вся группа Стрелка, вместе со мной. Кроны  нависали над нами, образуя аллею. Если бы на время забыть про то, что это место находится в Зоне, можно было бы просто прогуливаться здесь, любуясь невиданной красотой диковинной природы. Но я то знал, что не один десяток сталкеров вот так отвлекались на природу, и сами не замечали, как оказывались в ловушке. А если здесь сбиться с верного курса, то все, чувство направления уже не вернется, и несчастные просто будут ходить кругами, пока у них не кончаться припасы и они не выбьются из сил.    
   Пока мы шли, солнце окончательно спряталось за горизонтом и начало смеркаться. Наша группа продолжала идти. Я шел впереди, ориентируясь главным образом по своей интуиции и совсем немного, по памяти. На пути нам слава Зоне, никто не попадался. Только где-то вдалеке время от времени слышался писк тушканчиков и шорох передвигающихся в траве крыс. Несколько раз мы натыкались на обглоданные человеческие скелеты, на которых виднелись остатки сталкерского снаряжения. Это как раз и были те несчастные, которым так и не посчастливилось покинуть эти неблагоприятные места.
  Когда большая часть пути через лес была уже пройдена, и до рассвета оставался всего час с небольшим, Стрелок подал голос.
- Привал, - сказал он. – Мне и моим ребятам нужно немного отдохнуть.
- Останавливаться здесь слишком рискованно, - сказал я. – Можно потерять направление, и тогда уже никогда не выбраться отсюда.
- Если Стрелок сказал привал, значит привал, - почти в один голос сказали Призрак с Клыком, грозно смотря на меня.
 Глядя на эту действительно непробиваемую троицу, я только ухмыльнулся.
- Что ж, воля ваша, - сказал я. – Но не больше часа. Когда взойдет солнце риск потерять направление повыситься из-за смены обстановки.
- Сорок минут, - спокойно сказал Стрелок. – Мы будем отдыхать только сорок минут.
Они разместились под корнями огромного,  дуба. Приказав мне стоять на часах, они, как по команде, быстро отключились.
« Да уж!»: подумал я, глядя на безмятежно замолкнувшую троицу. «Вот мог бы спокойно сейчас их всех укокошить и удрать!»
Но, вспомнив про чудо-артефакт Стрелка, я успокоился. Вероятно «Осколок неба», почуяв мои недобрые помыслы, предупредил бы своего хозяина об опасности.
« Значит, ты не просто так доверяешь свою жизнь первому встречному герой Зоны!»: размышлял я, глядя на него. « Ну, что ж, это похвально. Даже для меня в этом может быть польза. Иметь дело с глупыми сталкерами было смертельно опасно!»
  Стараясь не потерять ориентацию в пространстве, я начал ходить вокруг дерева, под которым мои вынужденные товарищи выбрали себе место для привала.  Меня что-то тревожило, непонятно почему, но на душе было очень неспокойно. А я себя очень хорошо знаю, и это ощущение мне знакомо, оно не один раз спасало меня из трудных ситуаций, вот и сейчас оно меня не  покидало… Странно.          
  Постоянно проглядывая окружающую нас ночь, и никого там не обнаруживая, я, как ни странно, волновался еще больше. «Что-то уж больно все гладко идет!» - подумал я.  Внезапно ход моих мыслей прервал какой-то шорох где-то поблизости. Я сразу  насторожился. Похоже, мое чутье опять меня не подвело!
  Подойдя к Стрелку, я хотел, было потрепать его за плечо, чтобы разбудить, но моя рука не достигла цели, перехваченная стальной хваткой знаменитого сталкера.
- Тебе что-то нужно? – безмятежно спросил он.
Клык и Призрак тоже открыли глаза.
- Я слышал шорох, довольно близко, - шепотом сообщил я им.
- Где ты…,  - попытался спросить Стрелок, но не успел…
Он не успел договорить. Кусок веревки, непонятно как взявшийся в этой глуши в долю секунды обвился вокруг плеча сталкера и резко рванул. Стрелок упал на спину и в ту же секунду поехал по земле в положении лежа. Что-то тащило его, уцепившись за плечо.
  Призрак и Клык бросились за ним. Я присоединился к погоне, сняв с предохранителя свой «УЗИ». Где-то совсем близко раздались выстрелы. Инстинктивно пригнувшись, я ускорил бег. Так ускорил, что чуть не споткнулся о лежащего на земле Стрелка. Он тяжело дышал, в левой руке у него блестел нож, правая сжимала «USP». Рядом с ним по бокам сидели, припав на одно колено, его напарники. Словно на учениях, они выставили перед собой стволы автоматов и целились с колена куда-то. Я проследил за их взглядами. Шагах в десяти от нас черной громадой возвышался огромный дуб. Он разительно отличался от прочих своих собратьев. Очень широкий у основания, он просто невообразимо сужался в высоту. Крона же представляла собой просто убогое зрелище.
  Присмотревшись, я увидел, что прямо к странному дереву тянулись длинные тонкие отростки, похожие на тропические лианы.  «Так вот, что я принял за веревку!»: догадался  я. Отростки медленно шевелились, представляя собой жуткой зрелище. В тот же миг дерево  ожило! Из земли со всех сторон около дерева вырвались длинные корневые отростки дерева-убийцы, а прямо посередине его толстого ствола теперь зияла огромная зубастая пасть, из  которой тоже тянулись корни-щупальца.      
- А - А - А - А!!!- дико закричали мы все четверо, обуянные животным страхом.
Корни тем  временем потянулись к нам, норовя опутать и утащить прямиком в зубастую  пасть  лжедуба.
  Тут же  встав, спина к спине, мы открыли   огонь, защищая свои жизни.  Ни о чем более великом, чем спасение от жуткой смерти, мы не  думали. Обрубки корней-щупальцев усыпали все окружающее нас пространство. Из них  обильно сочилась кровь, такая же красная, как у людей. Внезапно послышался жуткий вой, это выло дерево, оставшееся без своих хватательных щупальцев. И, правда, атаки змееподобных корней на нас прекратились. Видимо, атаковать нас было больше нечем.
    Переглянувшись, мы, не говоря ни слова, бросились к мерзкому созданию и  в упор открыли ураганный огонь. Ствол дерева скоро весь превратился в  одно большое кровавое месиво, а  оно продолжало выть, оглашая округу  чудовищным звуком. Остановились мы только тогда, когда жуткий вой прекратился, а дерево-убийца, затрещав,  начало крениться  в сторону. Бросив наше оружие на землю, мы всеми силами налегли  на ствол, толкая мертвого исполина в противоположную от нас сторону. Затрещав еще  сильнее и обдав нас кровавой струей, дерево грохнулось в противоположную от нас  сторону, оставив после себя пенек, который оказался полым. В нем лежали обглоданные  человеческие кости, перемазанные какой-то зеленой дрянью.
   Несколько минут после этого мы стояли на месте, тяжело дыша, переводя дух.
- А ты говорил, что здесь нету крупных тварей, - тяжело дыша, сказал Клык, сняв шлем-маску своего экзоскелета.
  Я впервые увидел его лицо. Лицо настоящего сталкера – обветренное, грубое мужское лицо.
- Я сам первый раз такое, вижу! – переводя дух, сказал я. – Наверное, после выброса появилось.
- Давайте-ка отсюда линять, пока не подвалили товарищи этого растения, - предложил Призрак, поднимаясь на ноги.
  От этой мысли мне стало дурно. Подобрав свое оружие, мы возвратились к месту нашего привала. Рюкзаки моих вынужденных напарников были нетронутыми. Хоть это хорошо. Забрав свои вещи, группа Стрелка была готова как можно скорее продолжить путь.
- Не потерял направление? – с тревогой спросил меня Клык.
- Вроде нет. Вперед, - сказал я.
Направление я действительно не потерял. Когда взошло солнце, мы вышли из леса. Перед нами раскрыли свои объятья каменные джунгли мертвого города.
 
   
                7

  Мертвый город оказывал по-настоящему жуткое  воздействие на любого, даже самого смелого сталкера, не говоря уже о новичках. Огромные высотные дома, в которых когда-то жили люди, нависали над тобой, словно гигантские монстры, наблюдающие за своей жертвой сотнями пустых глаз-окон, готовые в любой момент наброситься. Если бы территория зоны отчуждения была бы безопасна, то Припять стала бы раем для голливудских режиссеров. Лучших декораций для фильмов ужасов просто не возможно было придумать.
  Солнце уже вовсю светило над нашими головами, изредка высовываясь из-за пунцовых туч, когда мы продолжали идти по безжизненным улицам Припяти. На этот раз нас вел сам Стрелок, имевший представление об этом месте и его особенностях. Я с Клыком шли сзади. Призрака с нами не было. Он был над нами… Этот сталкер получил свое прозвище за уникальный талант оставаться незамеченным, пробираясь при этом в самые дебри Зоны. Я сам воочию, убедился в этом. Как только мы оказались в городе, он достал из своего рюкзака странные приспособления, напоминающие альпинистские кошки. Нацепив их, он с быстротой человека-паука пополз по совершенно отвесной стене девятиэтажки и всего через пару минут забрался на крышу и помахал нам оттуда рукой.
  Воспользовавшись своей снайперской винтовкой с первоклассным американским оптическим  прицелом, Призрак осмотрел окрестности. По рации он передал Стрелку, что в радиусе двух километров от нас все было чисто. Далее мы продолжили путь понизу, а он, как настоящее приведение, следовал за нами поверху. Для этого он использовал длинную веревку с крюком. Благо дома располагались рядом друг с другом, и Призрак легко перемещался с крыши на крышу, прикрывая нас сверху.   
  Я никогда раньше не видел ничего подобного ни в Зоне, ни за ее пределами. Нет, я, конечно, слышал о людях-пауках, своеобразных альпинистах - экстрималов, забирающихся на самые высокие скалы и небоскребы, без использования страховки. Я даже видел их по телевизору. Такие смельчаки в изобилии встречались и в моей родной Британии, но в Зоне я видел это впервые.
  Мы двигались хорошими темпами. Прошли добрых пару миль, и опять же, без происшествий. «Подумать только! Ведь мы совсем рядом с центром Зоны!»: подумал я.   «Мало кто из сталкеров  бывал здесь. Я сам был здесь всего однажды, пару недель назад. Я был в составе своей фаланги и патрулировал местность на границе с ЧАЭС. Вот уж не думал, что по своей воле возвращусь сюда…»
- Клык, а как ты попал в Зону? – спросил я могучего товарища Стрелка.
- Не по своей воле, - угрюмо сказал он. – Я был ментом. И ментом честным. Из-за этого у меня и начались проблемы. Как-то раз взял одного отморозка известного. Думал – повышение получу. А мне начальство вместо этого выговор сделало. Полковник наш сказал, мол из-за меня у него проблемы с «обществом» начнутся и приказал отпустить. А когда я отказался и пригрозил ему прокуратурой, тот взбесился. Уволил меня позорно и в общем, поступил не по-человечески. Я ему за это отплатил. Да так отплатил, что после этого меня в розыск объявили. Причем начали меня искать не только менты, но и «общество», будь оно не  ладно… Теперь  здесь вот маюсь.
- И как тебе здесь? – спросил я, ничуть не удивившись его истории. В Зоне этим никого удивить было нельзя.      
- Знаешь, даже лучше, чем там, - сказал он. – Здесь порядку больше. Здесь в открытую можно, по мужски, не то, что там.
  Я промолчал. Любопытно, но в его словах была истина. В Зоне не существовало бюрократов, не было проворовавшихся чиновников. Возможно, именно это и было причиной столь большого внимания общественности большой земли к этому месту. Не смотря на всех здешних моснтров, смертельную опасность и постоянную борьбу за выживание здесь была чистота и свобода, чего давно уже не было в большом мире.
- Был такой американский историк Фредерик Тернер, жил лет сто назад, - сказал я. – Он придумал теорию о границе. Граница по его определению – то, за чем лежит совершенно неизведанное, отделяющее цивилизацию от опасностей мира. Он считал, что граница – предохранительный клапан цивилизации. Когда в мире появляются недовольные, бунтари, экстримисты, которые не могут жить спокойной жизнью, они устремляются на границу. Так покорялся новый свет, осваивалась огромная территория России. Мне кажется, тоже самое, сейчас происходит и здесь. Ведь Зона – это последняя оставшаяся у человечества граница. Все остальное на Земле давно уже хожено и осмотрено.    
  Клык согласно кивнул головой. Дальше мы шли молча. Пятиэтажки остались далеко позади, мы вышли в центр Припяти. Здесь были сплошь высотные дома, а невдалеке еще и возвышалась старая, оставшаяся еще с советских времен, карусель, продолжавшая медленно крутиться от порывов ветра, напоминая этим мельницу.             
 Проходя под одним из высотных домов, старой двенадцатиэтажкой, наше молчание было нарушено истошным криком Призрака, донесшимся из рации Стрелка.
- Сверху!!! Берегитесь!!! – кричал Призрак.
Стрелок поднял голову вверх и тут же прыгнул на меня, сбив с ног. Сразу после этого на то место, где я находился раньше, с диким грохотом свалился концертный рояль, непонятно откуда взявшийся в этих местах. Поднявшись на ноги, я  быстро вжался в стену дома, прямо под прикрытие лоджии, бывшей на третьем этаже. Моему примеру тут же последовали Клык и спасший мне жизнь Стрелок.
- Что это, Призрак? – спросил  Стрелок по рации.
- Похоже на четвертом этаже здания обосновалось несколько полтергейстов, - донесся  из рации сосредоточенный и спокойный голос Призрака. – Я держу одного из них на прицеле. Сейчас сниму.
- Вот черт, - донесся из рации спустя мгновение голос Призрака. – Я его только задел, и, похоже, разозлил. Он движется ко мне.
- Сможешь переместиться на другую крышу? – спросил его Стрелок.
- Нет, дальше идут высотные дома, их крыши гораздо выше моей, - сообщил Призрак. – Придется спускаться. Прикройте меня, я приведу за собой хвост.
 - Вот черт! – разозлился Стрелок, выключая рацию. – На изготовку!
Я выставил перед собой ствол УЗИ и стал смотреть по сторонам, выискивая цель. С крыши дома на противоположной стороне улицы, свесилась длинная веревка, недостающая всего пары метров до земли. На крыше показался Призрак, отсюда он смотрелся  нелепо. Свесившись с крыши, он стал быстро спускаться по веревке вниз. Когда он преодолел половину пути, над ним появилось небольшое электрическое облако. По-другому назвать это было нельзя. Плотный шар сгустившегося дыма, в котором танцевали всполохи электрических разрядов, завис в воздухе прямо над веревкой, по которой спускался Призрак.
- Черт, отсюда не достать! – раздраженно сказал Клык.
- Он его сбросит, - предположил я.
Стрелок, все же поднял свой автомат и дал длинную очередь, чуть выше положения шара. Может, какая-то из пуль достигла цели, а может треск выстрелов, отвлек внимания чудища, но вместо того, чтобы сбросить Призрака вниз, электрический шар двинул прямо на нас.
- Блестяще, - иронично сказал я. – Хоть выиграли время.
Призрак тем временем уже спустился с крыши и целился в полтергейста.
 Не дав, твари приблизиться к нам мы открыли перекрестный огонь. Призрак стрелял из своего «винтореза», следя за мишенью в оптический прицел, Стрелок и Клык били не целясь. Я стрелял очередями, экономя быстро кончающиеся патроны.
  Пустынные улицы Припяти огласил дикий рык, и маленькая черная  тучка взорвалась тучей электрических разрядов, разошедшихся во все стороны. Насладиться радостью победы нам не дали. Только было покончено с одной тварью, как ее собратьям, обосновавшимся на четвертом этаже, это не понравилось, и они решили отомстить представителям рода человеческого, оказавшимся столь негостеприимными. Балкон, под которым мы прятались, заходил ходуном, и нам пришлось срочно убраться из-под него. Это было как раз вовремя. Только мы из-под него выбрались, как он обвалился.
  Сверху на нас обрушился дождь из кирпичей  и обломков арматуры. Не став тратить время на бесполезную в этом случае стрельбу, мы побежали. Дом был длинным, поэтому, мы надеялись оторваться от нечистой силы, просто обогнув его. Это не сработало. Когда злополучный дом был позади, мы остановились, чтобы отдышаться. Два электрических облака преследовали нас. Не подходя на расстояние выстрела, они издали метали в нас камни, куски асфальтового покрытия и арматуры.
- Туда! – сказал Стрелок, указывая рукой направление.               
Мы последовали в указанном направлении и вскоре оказались в тупике. Мы оказались зажатыми между домами по бокам и бетонным забором по центру.
- Как это понимать, Стрелок? – возмутился Клык.
- Так, - показал лидер нашей группы  куда-то рукой вверх.
Мы последовали взглядом его направлению, ожидая увидеть приближающуюся неминуемую гибель, но увидели надежду на спасение.
  На высоте десяти  метров в воздухе  как бы царило едва уловимое взглядом колебание. Новичок в Зоне просто бы не обратил на это никакого внимания, но я сразу понял, что передо мной редкое явление – аномалия «воздушная карусель». Вообще-то «карусели» чаще встречаются на твердой земле, где их без детектора обнаружить практически невозможно. Я слышал и о воздушных аномалиях, но видел впервые.   
- Когда они появятся, не стреляйте, - сказал Стрелок. – Просто стойте и ждите, когда они приблизятся и сами угодят в ловушку.
Долго ждать полтергейстов не пришлось. Два плотных электрифицированных облачка вынырнули из-за угла одного из домов и поверху направились к нам. Мы медленно пятились, назад, заманивая тварей в ловушку, пока не уперлись спиной в бетонную стену.
  В мою сторону полетели несколько кирпичей, выдранных нечистой силой прямо со стен  домов. С большим трудом мне удалось увернуться. Вскоре атаке подвергся и сам Стрелок, ушедший от опасности куда проворней меня. Видимо решив, что у нас кончились патроны, нечистые духи, резко увеличив скорость, ринулись на нас и разом угодили в «воздушную карусель».
  От дикого рева, у меня  заложило уши. Черные облачка закружились вокруг своей оси с огромной скоростью, перемешиваясь друг с другом. Через пару секунд раздался мощный хлопок, и во все стороны с неба посыпались мерцающие искры.
- Прямо фейерверк на девятое мая! – прокомментировал Призрак.
Несколько минут мы переводили дух.
- Может, устроим привал? – спросил я.
- Устроим, когда выйдем на окраину Припяти, - сказал Стрелок. 
 Крадучись мы снова шли по улицам мертвого города. Большая часть пути была нами пройдена. Припять, сам по себе был небольшим городом. В лучшие свои времена он едва насчитывал двадцать тысяч жителей. Город был построен    в 1970 году в связи со строительством Чернобыльской АЭС. Вследствие аварии на АЭС в апреле 1986 население Припяти было эвакуировано. Для работников АЭС и их семей на левом берегу Днепра был построен новый город — Славутич. Поэтому, пройти Припять из конца в конец, будь он нормальным городом, можно было бы часа за два. В Зоне же на это уходили долгие часы, а иногда и дни. Это обуславливалось тем, что передвигаться по городу можно было только медленно, тайком, чтобы не нарваться на какую-нибудь тварь или не угадить в аномалию.
  Солнце медленно, но верно начинало уже клониться к закату.  Мы вышли на окраину города, где располагался местный стадион. Привал решили сделать прямо на зрительских скамейках, где давным-давно восседали жители Припяти, наблюдая футбольные матчи каких-нибудь местных команд. Над головой угрюмо расплывалось чёрно-серыми облаками мрачное небо Зоны.
  Распластавшись на бетонных остовах, когда-то бывших скамейками мы немного отдохнули и перекусили. Я просто лежал на голом бетоне и смотрел в небо. Призрак возился с рацией, на всякий случай, прослушивая все частоты. Клык и Стрелок  сидели на полу, облокотившись спинами о стену.
- Не передумал с нами идти? – спросил вдруг меня Стрелок.
- С чего это вдруг? – сказал я.
- Ну, мы почти уже у ЧАЭС находимся. А, что там, никто не знает. Очень велика вероятность, что никто из нас не вернется оттуда живым, - сказал Стрелок. – Если хочешь уйти, я тебя отпускаю, тебя никто не держит.
- Нет, не передумал, - немного подумав, ответил я. – Я сюда с вами по своей воле шел. Мне самому интересно, что там. Мне интересно, существует ли Монолит на самом деле, или это просто бред фанатиков-наставников. Поэтому, теперь я с вами, чтобы не случилось.
  Стрелок молча протянул мне руку, и я крепко пожал ее.
В это время из рации, которую держал в руках Призрак, донеслись до боли знакомые мне голоса.
 « Братья, займите господствующие высоты и прочешите весь город. Неверные могут еще скрываться здесь. Если найдете  их – не убивайте. Они должны быть принесены в жертву нашему священному…»: благоговейно чеканящий слова голос был остановлен на полуслове Призраком, который отключил рацию.
- Монолиту, - закончил я фразу.
- Не могу поверить в это, - сказал Клык. – Как они узнали, что мы здесь?
- Откуда шел сигнал? – спросил Стрелок Призрака.
- С южной части города, - ответил тот. – В шести километрах южнее нас.
- Хоть это хорошо, - сказал Стрелок. – Но если они следили за нами, почему не появились прямо здесь и не напали?
- Во-первых, монолитовцы могут искать кого-то другого, - предположил я. – Во-вторых, они далеко от нас, мы запросто можем продолжить путь.
- Разумно, - сказал Стрелок. – Собираемся!
Дальше разговоров не было. Мы быстро собрались и двинулись на север. До территории ЧАЭС была всего какая-то пара километров. А там нас ждала неизвестность. Но меня  больше беспокоила не неизвестность, а то, как монолитовцы смогли выйти на наш след. На душе у меня было очень неспокойно. Я нутром чуял, что ищут они именно нас, и, что я как-то связан с этим.
  Как бы то ни было, оставив свои подозрения при себе, я молча последовал за Стрелком, уводящим меня в неизвестность.            

      
          
                8

- Неужели дошли? – спросил я сам у себя. Передо мной возвышалась громада саркофага. Почерневшие от времени железобетонные стены и возвышающаяся ввысь труба говорили красноречивей любых слов.
- Похоже на то, - сказал Стрелок, также, как и я, засмотревшись на саркофаг.
- Немногие забирались так далеко, очень не многие, - сказал Клык. – Мы теперь одни из них.
- Так мы и не добрались еще, - осадил всех нас Призрак. – Хватит любоваться, пора делать то, зачем мы сюда пришли, исследовать.
  Призрак был прав. До здания саркофага было еще километра четыре. Туда надо было еще дойти. Мы находились в преддверьях, но уже на территории комплекса ЧАЭС. Вокруг нас во множестве были рассыпаны небольшие строения, раньше принадлежавшие обслуживающему персоналу атомной станции. Это бывшие склады с оборудованием, полуразвалившиеся подстанции, руины непонятного назначения и затянутые металлическим такелажем  полосатые трубы, змеевидными дорожками  идущие к самой Чернобыльской атомной станции. Такелаж на трубах был покрыт, словно инеем, слоями жгучего пуха - неприятными аномальными образованиями, способными вызвать чудовищные ожоги.
  Все еще находясь под впечатлением от самого факта нашего пребывания здесь, я направился вперед. Стрелок со своей группой потянулись следом. Я чувствовал себя Нилом Армстронгом, впервые ступившим на Луну. Я шагал по остаткам асфальтовой дороги, за долгие десятилетия превратившейся в черную крошку и ощущал почти благоговейный трепет. Внезапно эти ощущения сменились острым чувством тревоги. Я моментально остановился сам и дал знак остановиться идущим за мной. Те послушно замерли. Вроде бы все было в порядке, впереди все было чисто, как на параде, но сталкерское чутье на опасность говорило обратное. За долгие годы моей жизни в Зоне я привык доверять ему.
- Аномалия, - сказал Стрелок, подойдя ко мне. Он тоже что-то почувствовал.
- Пригнитесь, - сказал я.
Когда мое требование было исполнено, я поднял с земли большой увесистый комок асфальта, когда-то бывший частью дороги и бросил его перед собой. Очень хорошо, что предварительно, я успел присесть на землю.
  Кусок асфальта на середине полета внезапно замер, словно его поймал кто-то невидимый, затем неожиданно взорвался, осыпав нас тучей мелких, но весьма неприятных осколков, вполне способных выбить человеку глаз.         
- Это что-то еще невиданное, - сделал я вывод.
Бросив в аномалию еще несколько камней, мне так и не удалось определить ее границы. Единственное, что я понял – она очень большая. Решив исходить из самого худшего расклада, я проверил территорию на десять метров от возникшего препятствия. Какого же было изумление всей нашей группы, когда и там повторились те же спецэффекты с разрывом камней на части. Невиданная доселе аномалия, словно невидимые ворота, закрывала нам путь к заветной цели.   
- Все, - сказал я. – Добегались.
- Может  ее обойти по широкой дуге?- спросил меня Стрелок.
- Куда уж шире? – сказал я. – Дальше только бетонные стены.
- Призрак, ты у нас специалист по проникновению, может, ты чего-нибудь придумаешь? – обратился Стрелок к своему товарищу.
Призрак молчал, сосредоточенно оглядывая окрестности. Внезапно, его взгляд остановился на чем-то одном.
- Может быть, - сказал он.
Я проследил за направлением его взгляда. Специалист по проникновению уставился на  затянутые металлическим такелажем  старые полосатые трубы.
- В смысле? – не понял я.
- Я сейчас, - сказал Призрак, направляясь к трубам идущим по земле. Мы по-прежнему ничего, не понимая, последовали за ним.
- Если ты хочешь пройти по трубам – ничего не получиться, - сказал я. – Я уже проверял, там тоже проходит аномалия.
  Призрак по-прежнему молчал. Подойдя, наконец, к трубе, он достал из-за пояса свой нож, добротный спецназовский клинок с шоковым покрытием. Размахнувшись, он изо всех сил всадил нож в трубу по самую рукоять. Труба легко поддалась. Видимо, за десятилетия ржавчина сделала свое дело. Словно консервным ножом, он вскрыл трубу, разрезав ее пополам.
- Мы пройдем не по трубам, а в трубах, - сказал он, чуть улыбнувшись.
Еще несколько мгновений мы стояли, молча, уставившись на Призрака.
- А, что это идея, - сказал  я. – Трубы достаточно большие, чтобы даже с нашим снаряжением пролезть там.
Все поддержали эту идею.
Сделав на трубе еще один разрез, мы удалили большой ее сегмент, чтобы можно было пролезть. Включив налобный фонарик, я заглянул в трубу. Внутри, судя по всему, давно ничего не было, еще со времен  первой катастрофы. В трубе царил запах ржавчины и противный, горьковатый запах чего-то синтетического. Сама труба в диаметре достигала двух метров.
 Прежде чем полезть внутрь, Стрелок замерил все счетчиком Гейгера. Радиационный фон был в норме. Стандартной норме, для Зоны – достаточной, чтобы защита наших костюмов выдержала. Не став терять лишнее время, мы поползли по трубе. Впереди шел сам Стрелок, с включенным налобным фонариком, освещая путь.  Позади его шел Призрак, потом я, замыкающим был Клык. Мы передвигались на корточках, на всякий случай, держа наготове оружие. Продвижение шло медленными темпами.
- Сколько мы уже прошли? – спросил Стрелок у  нас.
- Я насчитал двадцать метров, - ответил ему Призрак. – Думаешь, хватит?
- Маловато, - сказал Стрелок. – Мы знаем, сколько аномалия в длину, но понятия не имеем, сколько в ширину, поэтому надо пройти еще немного.
  Нашим спорам, о том, когда выбираться  наружу пришел конец, когда путь нам перегородил клапан. Видимо сверху на трубе был вентиль. Пробраться через имевшиеся отверстие просто не представляло возможности, поэтому нам просто не осталось выбора, только как выбраться наружу. 
  Вырезав большое круглое отверстие, Стрелок ногами вытолкнул кусок трубы наружу, открывая нам путь на свободу.
- О Боже, - вдруг сказал Стрелок, уставившись в образовавшийся проем.
- В чем дело? – испуганно спросили все мы.
Лидер нашей группы не ответил, продолжая заворожено смотреть на что-то снаружи.
Толкаясь, я пролез вперед и, выставив  вперед ствол «УЗИ» посмотрел наружу…
  Тот вид, что предстал моим глазам, поражал воображение. Никогда в своей жизни я еще не видел такой красоты. Перед нами предстало настоящее поле артефактов. Не десятки, и даже не сотни, а тысячи самых разнообразных артефактов были разбросаны в радиусе нескольких километров от трубы, в которой мы сидели. Здесь были как самые дорогие из известных артефактов, так и вовсе невиданные, никем не изученные. От каждого из них исходило особенное свечение, а все вместе они образовывали такую иллюминацию, от которой сердце сталкера просто не могло устоять.
- О Боже, - повторил я слова Стрелка. Мои глаза вдруг сделались влажными, по щекам потекли слезы. «Вот она, моя мечта наяву».
 Позабыв про меры предосторожности, мы с невероятной быстротой вылезли из трубы и кинулись к артефактам. В кругу сталкеров про территорию ЧАЭС всегда ходили легенды. В основном они касались, сказочных богатств, которые якобы были горстями рассыпаны по комплексу бывшей атомной станции. Никогда не мог подумать, что это окажется правдой.
  Здесь прямо под ногами в размноженном виде лежало то, из-за чего простые бродяги Зоны каждый день рискуют жизнью. Здесь этого было на каждом шагу столько, сколько не собрать во всей остальной Зоне и за десять лет. Прямо перед моим левым ботинком лежала «Душа», перед правым «Золотая рыбка». Чуть дальше было и вовсе что-то невообразимое.
- Ребята, похоже, мы с вами попали в сокровищницу Зоны, - склонившись над артефактами, сказал Клык.
- Это точно! – сказал Призрак. – А кого за это надо благодарить?
- Призрак, ты гений! – сказал я. – Если бы не твоя блестящая идея, мы так бы и топтались по ту сторону аномалии.
  Специалист по проникновению блаженно улыбнулся.
- Теперь  надо подумать, как обчистить эту сокровищницу, да сделать это побыстрее, пока ее хозяева не пришли, - как всегда мрачно сказал  Стрелок.   
  Немного посоветовавшись, мы решили взять только самые известные нам артефакты, которые могли бы облегчить наш путь. Все мы прицепили себе на пояса наших защитных костюмов по «Душе», которая увеличивала выносливость и заживляла раны. Прицепили «Мамины бусы», повышающие защиту от стрелкового оружия. После этого каждый из нас выбирал что-нибудь свое, укладывая поднятые артефакты в специальные контейнеры. Не смотря на запрет Стрелка брать неизвестные артефакты, из-за опасности их возможных вредных свойств, я таки уместил в свой рюкзак сразу три неизвестных артефакта. Естественно, все они были упакованы в контейнеры, защищающие от радиации и прочих напастей.
  Когда мы до отказа набили свои контейнеры и рюкзаки, и больше ничего положить в них, были не в состоянии, наша алчность только-только начала набирать обороты. Почти сразу у нас разгорелся спор на тему, освобождения рюкзаков от всякого ненужного хлама. Поскольку в группе Стрелка никто никогда не носил хлама, к хламу постепенно стали приравниваться аптечки, счетчики Гейгера, боеприпасы и запасы пищи. Я, хоть и сам понимал, что несу полную чушь, начал усиленно предлагать избавиться от наших защитных костюмов, и продолжить путь в легкой одежде.
  Как ни странно, Клык и Призрак поддержали мою идею, и чуть было не начали разоблачаться прямо на месте, но их остановил Стрелок, влепив обоим по мощной оплеухе. Обиженные своим командиром сталкеры решили дать сдачи, и завязалась рукопашная. Я, как ни странно, решил присоединиться к драке, встав на сторону Стрелка.
  « Да, что же мы делаем, черт возьми!!!»: стучало в моей голове.
Как бы то ни было, поделать я ничего не мог, мое тело как бы начало действовать отдельно от мозга. Мои руки и ноги сами собой ставили блоки и наносили ответные удары. Мое тело, как заведенное, носилось туда-сюда, то, инстинктивно уклоняясь от атак моих оппонентов, то контратаковав. Неизвестно чем бы закончилось наше общее безумие, если бы вдруг не грянул гром, и мое левое плечо не пронзила острая боль.
  Черное раскрошенное от времени, покрытие асфальта, резко приблизилось к моему лицу, но, не смотря на это, в моей голове прояснилось.

                *                *                *

- Гаусс!!! – в один голос закричали надо мной мои товарищи.
Тут же, раскат грома повторился, и совсем рядом с моей головой пролетел, вонзившись в землю, тонкий голубоватый луч.
 « Снайперы!»: пронеслось у меня в голове.
Чьи-то мощные руки схватили меня за плечи и рывком подняли на ноги. Острая боль обожгла мое левое плечо. Я дико закричал.
 - Вставай, надо быстрее, - сказал Стрелок. Он как раз и был обладателем сильных рук, поднявших меня с земли.
  Я огляделся. Мои товарищи сова были при оружии, и, судя, по их виду, больше не страдали безумием.
  Не став разводить антимонию, мы бросились врассыпную. Практически сразу, в то место, где мы только, что стояли, врезались еще три смертоносных луча. Клык и Призрак бежали порознь, держа большую дистанцию между собой, и постоянно двигались зигзагами, спасаясь от возможных попаданий. Мы со Стрелком делали тоже самое, держась чуть позади наших товарищей. Мне каждое движение приносило боль, отдавая в пробитое плечо.
  Мы двигались единственно возможным путем – к саркофагу. Путь назад для нас уже был отрезан, его перегородила неизвестная аномалия. Время от времени  рядом с нами мелькали лучи Гауссовых винтовок, самого смертоносного портативного оружия на Земле, сделанного, кстати, с добавлением артефактов из нашей Зоны.
 «Все, вот это конец!»: подумал я о текущей ситуации. « Какими бы отморозками ни были эти снайперы, из Гаусовок они нас все равно положат. Не сейчас, так через минуту». Я ощутил, что начинаю понемногу терять силы. Кровь из раны в моем плече на бегу обильно сочилась. Стрелок заметил это. На языке жестов, известных только сталкерам, спросил, не нужна ли помощь. Я отказался. Умирать, так одному, не мешая товарищам.
   Внезапно земля заходила у меня под ногами ходуном, и послышался все нарастающий грохот. Облака, обычно неподвижной черно-серой массой висевшие на небе, вдруг пришли в движение. Создавалось впечатление, будь-то невероятно сильный порыв ветра гонит их куда-то прочь.
- Надвигается выброс! Черт!! На два дня раньше!!! – закричал Стрелок. – Надо срочно найти укрытие!
- Укрытие для нас теперь может быть только одно, саркофаг! – прокричал я ему в ответ.
Грохот тем временем все усиливался. Земля тряслась. И на этот раз сыграла нам на руку. Снайперам в такой тряске теперь было очень тяжело поймать цель. Прекратив двигаться зигзагами, мы, собрав последние свои силы, побежали напрямик. Впереди нас громада саркофага заняла уже все пространство. Мы уже практически добежали. Старые металлические ворота саркофага были чуть приоткрыты, как бы зазывая нас к себе. На самом же деле, они заклинили еще в стародавние времена, и так и остались незакрытыми.
  Небо над нашими головами уже приобрело фиолетово-лиловый оттенок, а землю трясло так, что уже практически невозможно стало бежать. Из последних сил мы влетели в ворота и нырнули в ближайшую нишу. Почти сразу после этого грянул выброс.    
       
      
                9

- М-м-м! – замычал я от боли, стиснув зубы.
Не смотря на мое протестующие мычание, Стрелок и Призрак продолжали лить мне в сквозную рану на плече гермоспрей, взятый из медицинской аптечки. Гермоспрей  представлял собой раствор антибиотика и мгновенно твердеющей на воздухе пены, полностью останавливающей кровотечение.  Призрак заливал мне его со стороны спины, а Стрелок, со стороны груди.
 Закончив эту болезненную для меня процедуру, мои друзья сталкеры помогли мне снова собраться и продолжать путь. Мы находились сейчас на широких ступенях каменной винтовой лестницы, спускающейся вниз, в недра саркофага. Сверху над нами был закрытый люк. По счастливой случайности, та ниша, в которую мы прыгнули за секунды перед выбросом, была ни чем иным, как входом сюда. За доли секунды, до большого хлопка, Стрелок успел закрыть люк, сохранив тем самым наши жизни. Сейчас мы просто сидели на ступенях, отдыхая после тяжких потрясений последних часов, и обдумывали наши дальнейшие действия. Кругом царил кромешный мрак, поэтому у всех нас, на комбинезонах были включены налобные фонарики.
- Так, что же все-таки это было? – спросил Клык у всех нас.
- Винтовка Гаусса, - ответил Призрак.
- Я не о том, - сказал сталкер в экзоскелете. – Что с нами приключилось около этой поляны артефактов? Мы, что с ума сошли, или поблизости гулял контролер?
- Нет, Клык, - сказал я. – Я думаю никакая мистика Зоны здесь не причем. Мы просто стали жертвой золотой лихорадки, как наши предки сто лет назад, когда добывали золото. Все наши худшие инстинкты вылезли наружу, и, нам, надо сказать, очень повезло, что все остались в живых.
  После моих слов на мгновение воцарилось молчание. Видимо, последние события оказали очень серьезное влияние на группу Стрелка. Мы ведь находились уже в самом сердце Зоны. Так далеко не забирался еще никто, кроме психов, из «Монолита», конечно, но они не в счет.
- Ладно, давайте обсудим наши дальнейшие действия, - сказал Стрелок. – Мы в саркофаге, железном сердце Зоны. Значит, основная цель нашей экспедиции достигнута. Что дальше?
- Дальше, изучить здесь все, - сказал Призрак. – Обыскать, и найти ответы на все вопросы. Проверить на прочность почти  все мифы Зоны. Если здесь живут легендарные хозяева Зоны, найти и убить их. Если здесь есть таинственный Исполнитель Желаний, он же Монолит, раздраконить его к едрене фене. Если есть рубильник, отключающий эту Зону навсегда, нажать его. По-моему, теперь все предельно просто, шеф. Проще, чем когда бы, то ни было в Зоне.
  При упоминании Монолита у меня мурашки пробежали по спине. Я вдруг вспомнил свое видение, пришедшее ко мне на Ростке, когда состоялось мое знакомство с легендарным Стрелком.
  - Я согласен с ним, шеф, - поддержал друга Клык. – Давайте разберемся здесь со всем, с чем только можно, и отправимся, наконец, по домам.
На это заявление Клыка, я только усмехнулся. Лично я просто не мог представить себя гражданским. Зона теперь была моим домом.         
 - Хорошо, будь, по-вашему, - сказал лидер нашей группы. – Но, прежде чем пойти дальше, давайте-ка выпьем.
  С этими словами знаменитый сталкер достал из своего рюкзака бутылку водки «Казаки», которой так любит торговать известный всем бродягам зоны торговец Сидорович.
- Во-первых, надо отметить это дело, - пояснил свои действия, обычно запрещающий всякие излишества, Стрелок. – Во-вторых, не известно чем все для нас закончиться. Ну, и, в-третьих, это просто полезно для здоровья. Здесь на ЧАЭС высокий уровень радиации, поэтому надо бороться с ним всеми доступными средствами, включая это.
  Мы поддержали такое великодушное решение нашего командира. Да и не пропадать же добру. Пили прямо из горла, передавая бутылку по кругу. Сначала выпил сам Стрелок, потом отпил Клык, потом Призрак, остатки горького зелья достались мне.
  После всего пережитого, прозрачненькое приятно обожгло горло и подняло мне настроение. Теперь и на смерть было не очень страшно идти, если представиться такая возможность.
- Дай бог, не последняя, - сказал Стрелок. - Ну, все, теперь вперед мужики!
- Да уж, вперед, - тяжело вздохнув, сказал я.

                *                *                * 
Спустившись по винтовой лестнице, мы оказались в центре сети длинных и узких бетонных коридоров. Здесь было не очень темно. Некоторые ламы аварийного освещения работали до сих пор, образовав повсюду жутчайший полумрак. При советской власти отсюда руководили работой энергоблоков и в целом, деятельностью всей атомной станции. Сейчас здесь не было ни души. Мы сделали несколько шагов вперед, держа наготове оружие. Дозиметры, настроенные на уровень сильного излучения, до сих пор не подававшие признаки жизни, предостерегающе затрещали.
- Долго оставаться здесь нам нельзя, - сказал Призрак, проверив дозиметры. – Если мы не уберемся отсюда через полтора часа, защита наших костюмов не выдержит, и мы все поджаримся. Англичанину придется еще хуже. У него пробит костюм. Сколько его не латай, все равно в полной мере защиту не восстановишь. Так, что Англичанин, у тебя есть всего час, не более.
- Ясно, - отозвался я. «Час от часу не легче!»
- Помните еще и об аномалиях, - сказал Клык. – В помещениях они особенно опасны.
Прекратив разговоры, мы вновь пошли вперед. Болтовня в ситуации ограниченного времени смертельно опасна. Медленно и осторожно продвигаясь по темному коридору,  мы старательно запоминали путь назад, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств, можно было бы быстро унести ноги. 
  Свет налобных фонариков наших защитных костюмов обнаруживал все новые и новые ответвления огромных коридоров. Пару раз мы наталкивались на аномалии. В полутьме они были почти невидимы. Но для ветеранов-сталкеров слова почти не существует. Осторожно, мы обходили притаившиеся во мраке подземелий гравиконцентраты, и жарки, обозначая  их кусками белой ткани,  имевшейся у группы Стрелка, которые клали рядом.   Вскоре, мы вышли к развилке. Четыре ответвления бетонных туннелей уходили на все четыре стороны. На стенах местами еще можно было что-то прочесть. Сохранившиеся наполовину изъеденные плесенью железные указатели, до сих пор служили своей цели.
- Судя по указателям, центр управления станцией там, - сказал Стрелок, указав рукой на северный туннель.
- Предлагаю разделиться, - сказал Призрак. – У всех должны быть с собой рации, чтобы в случае чего дать знать остальным.
- Хорошо, так и сделаем, - одобрил его идею Стрелок. – Из нас рации нету только у Англичанина. Так, что брат, держи.
 Лидер нашей группы протянул мне старую довольно увесистую рацию армейского образца.
Взяв у Стрелка полезную вещь, я небрежно прицепил ее себе на пояс.
- Значит так, - сказал Стрелок. – Каждый из нас выберет свой туннель. Доклад по рации каждые пять минут. Если кто-то не ответит  в отведенное ему время, срочно возвращаемся на это место. Всем ясно?
 Мы молча кивнули.
- Хорошо, тогда вперед, - сказал Стрелок.
«Прямо как в русской народной сказке – прямо пойдешь, смерть найдешь. Направо пойдешь, невесту найдешь. А налево пойдешь, ничего не найдешь…»: подумал я, вспоминая то немногое, что знал о русском фольклоре.  «Вариант направо мне как-то более симпатичен».
- Я пойду направо, - сказал я.
- Тогда я – прямо, - сказал Стрелок.
Оставшиеся два направления поделили между собой Призрак и Клык.
 Держа оружие наготове, мы молча разбрелись каждый по своим направлениям. Я вошел в свой правый туннель. Пройдя по нему немного, я понял, что он постепенно расширялся. «Должно быть, ведет к чему-то большому»: предположил я. «Что ж, проверим».
  Внезапно земля вдруг вновь заходила ходуном у меня под ногами, и вновь послышался нарастающий гул, как будь-то, неподалеку находился извергающийся вулкан.
  «Что это? Неужели еще один выброс? Или это остатки первого?»: думал я.
Додумать этот вопрос мне помешал внезапно обрушавшийся за моей спиной проход, перегораживая мне путь к отступлению. Все произошло так быстро, что я едва успел отскочить в сторону, увернувшись от обрушившихся бетонных плит и кирпичей. Меня обдало тучей строительной пыли, из-за чего мой сталкерский комбинезон теперь был какого-то молочного цвета.
  Чертыхнувшись, я посмотрел на образовавшуюся преграду. Куча строительного мусора бесформенной глыбой простиралась от пола до потолка, полностью закрывая  туннель. Чтобы расчистить такой завал мне бы потребовалось несколько дней. Вся проблема заключалась в том, что у меня было в лучшем случае минут пятьдесят, не больше.   
- Все целы? – послышался из рации голос Стрелка.
- У меня порядок, - отозвался Призрак.
- Все путем, - сказал Клык.
Я достал рацию.
- У меня все хреново, - сказал я. – Из-за этого землетрясения засыпало мой туннель и теперь мне не вернуться назад этим путем.      
- Мы сейчас вернемся назад и попытаемся тебе помочь, - сказал Стрелок по рации. - Что будешь делать ты?
- Попытаюсь найти еще один выход, - сказал я. – Что мне еще остается?
- Добро,  - согласился Стрелок. – Оставайся на связи.
Когда рация умолкла, я, не став терять времени, направился, куда шел ранее – прямо по коридору. Коридор, как я и предполагал постепенно расширялся и вскоре плавно перешел в большое помещение без углов.  Скорее, это было даже не помещение, а что-то вроде цистерны. Металлические стенки, уходящие вверх, наверное, метров на десять, не меньше, ни одного угла, казалось, будь-то, находишься на донышке гигантской бутылки. Посмотрев вверх, я понял, что там наверху, есть что-то еще, какое-то огромное освещенное тусклым светом пространство. Осмотрев помещение, я обнаружил лестницу. Ряд металлических ступенек, вделанных прямо в стены, уходили вверх. Оценив на глазок прочность лестницы, я решил, что терять мне все равно нечего и, поставив УЗИ на предохранитель, заткнул автомат за пояс и полез вверх.
  Лестница была еще прочна, видимо ржавчина, и аномальное воздействие пока не смогло причинить ей вред. Куда бы не вела эта лестница, там наверняка было больше места, чем в закрытом обвалом туннеле, а значит, было куда больше шансов найти путь назад. Тем не менее, чем выше я поднимался, тем больше внутри меня нарастало беспокойства. На мгновение я замер, прислушиваясь к своим ощущениям. Но, подумав немного, снова полез вверх. В любом случае, чтобы там ни было времени у меня все равно мало, и выбора все равно нет.
  Когда лестница была уже почти полностью преодолена, и до выхода в новое помещение оставалось только подтянуться на руках, я левой рукой достал из-за пояса автомат и осторожно высунулся наружу.
  Моя догадка блестяще подтвердилась, помещение действительно было огромным. Я не знаю, что здесь было лет тридцать назад, но вероятно что-то масштабное. Не обнаружив ничего подозрительного, я снова спрятал автомат за пояс, и, подтянувшись, выбрался наружу.               



                10

  Оказавшись снова на ногах, я получил возможность более детально изучить помещение. Огромные бетонные своды представляли собой опоры, на которых держалась крыша саркофага, охраняющего руины четвертого энергоблока. Повсюду лежали горы строительного мусора. В некоторых местах они подбирались к самому высоченному потолку.
« Вот он, четвертый энергоблок»: подумал я. «То, что от него осталось. Про это место ходило столько легенд, а оказалось, что это всего-навсего большая свалка отходов».
  Но, что-то здесь явно было не так. Откуда в этой куче дерьма взяться освещению? Тусклое, мерцающее свечение, шло откуда-то сверху, из-за бархана строительного мусора. Свет этот был настолько силен, что распространялся по всему огромному помещению.
 На всякий случай, держа наготове оружие, я поднялся по куче строительного мусора вверх. Чем выше я лез, тем ярче становилось освещение. Наконец, завершив свое восхождение, я вышел на свет и просто остолбенел от удивления. Метрах в двадцати от меня, в углу, под самым потолком возвышался огромный кристалл, по форме напоминающий горный хрусталь, только высотой с двухэтажный дом. Кристалл был невиданного серебристо-черного цвета, от него исходил яркое, мерцающее сияние.
- Невероятно…, - прошептал я, глядя на диковинное зрелище. – Так это, правда, Монолит существует на самом деле…
  Как только я упомянул слово «Монолит» в моей голове словно бы взорвалась бомба из тысячи голосов. Все это бесконечное число глоток повторяло только несколько фраз: «Я вижу тебя насквозь! Я знаю, что ты хочешь! Иди ко мне! Получи то, что заслуживаешь!»
  Зная слухи о Монолите, ходящие в среде сталкеров, я прекрасно понимал, что приближаться к этому порождению Зоны смертельно опасно. Поэтому, усилием воли отогнав от себя эти голоса, я сделал пару шагов назад.
  Передернув затвор своего УЗИ, я направил его на исполинский кристалл, и уже было хотел нажать на спуск, как прямо передо мной, внезапно возник сгусток света. Это было так неожиданно, что я потерял равновесие и кубарем скатился с бархана строительного мусора вниз.
 
                *                *                *

От сильного удара обо что-то твердое я чуть было не лишился сознания. Из забытья меня вернул голос Стрелка, доносившийся из моей, чудом сохранившейся рации.
- Мы пытались расчистить завал, но у нас ничего не получилось, на это потребуются дни, - сказал Стрелок. – У нас осталось всего полчаса времени, мы проведем беглый осмотр еще неизученных помещений, после чего сматываем удочки. У тебя Англичанин, времени в два раза меньше. Поэтому, единственный для тебя вариант спастись – найти другой путь наружу. Времени мало, поэтому больше ничего добавить не могу. Удачи нам всем!
  Сделав над собой усилие, я поднялся на ноги. Жутко болела голова, болели ребра, вероятно при падении, я очень здорово расшибся. Осмотрев свой пояс, я понял, что потерял УЗИ. Теперь израильское чудо смертоносной техники валялось здесь, среди груды обломков и самого разнообразного мусора, так, что найти его теперь было не легче, чем пресловутую иголку в стоге сена. Благо LR-300 до сих пор висела у меня на ремне за спиной. Взяв ее в руки, я передернул затвор и осторожно, стараясь сильно не шуметь, поднялся на другой мусорный бархан, располагавшийся рядом с тем, с которого я так неудачно свалился. Насколько я помнил момент своего падения, перед тем, как я хотел расстрелять Монолит, передо мной вдруг появилась ослепительная вспышка. Может быть, я попал в какую-нибудь неизученную аномалию, а может, это сам Монолит решил постоять за себя, или, вмешался кто-то третий. Так или иначе, будет гораздо безопаснее, если я с расстояния посмотрю, как обстоят дела. 
  Оказавшись на вершине соседнего с Монолитом холма, я аккуратно высунул голову из-за груды металлической арматуры и обратил свой взор на место пребывания Монолита. От того, что я увидел там, мне стало не по себе. Прямо у гигантского светящегося кристалла, стояла фигура в черном монашеском балахоне. Фигура стояла ко мне спиной, обратившись лицом к таинственному порождению Зоны. Внезапно, фигура едва заметно дрогнула, очевидно, почувствовав на себе мой взгляд. Медленно, она начала поворачиваться в мою сторону, и я уже догадывался, кого сейчас увижу.
  Высокая фигура в черном  монашеском  плаще с капюшоном, полностью скрывающим лицо, смотрела на меня. «Это же верховный наставник и глава клана Монолит!»: ужаснулся про себя я. «Чего-чего, а такой встречи я никак не ожидал…»
 Решив, что прятаться теперь не имеет смысла, я встал в полный рост, в любую секунду, готовый воспользоваться своим оружием. «Все равно, если бы он хотел убить меня, то уже давно бы сделал это, когда я еще валялся в забытьи, у подножья мусорного холма»: размышлял я. 
- А сталкер, я ждал тебя, - сказал верховный наставник. Его громогласный голос эхом разнесся по пустынному комплексу.
- Откуда вы знали, что я буду здесь? – искренне удивившись, спросил я.
- Все бойцы клана «Монолит» помечаются специальной ментальной меткой, благодаря которой я могу найти своих питомцев где угодно, - сказал верховный наставник. – И ты, мой непокорный питомец, тоже был помечен, с того самого момента, как тебя поймали и заставили присоединиться к нам.
- Получается, вы все это время шли по нашему следу, - сказал я сам себе. Внутри меня начало разгораться пламя ярости. – Но почему же вы не взяли всю нашу группу в Припяти?
- Я просто дал тебе и твоим новым друзьям возможность придти в это место, - спокойно ответил мне глава клана «Монолит». – Нам давно мешал Стрелок со своими людьми, постоянно сующий свой нос в наши дела. Благодаря тебе, мы хорошо подготовились к его встрече. Он не выйдет отсюда живым.
- Вы не знаете Стрелка и его группу, - парировал я. – Эти парни могут все. Они уйдут от вас.
- Это нонсенс, - сказал глава жуткого сталкерского клана. – Пока я жив, этому не бывать. Да и Монолит этого не позволит.
  Словно бы в подтверждение этих слов гигантский кристалл засиял еще ярче.
- Что такое Монолит? – спросил я.
- Монолит – это мозг, живой организм, - сказал верховный наставник. – Это мозг Зоны.
- Мозг? – не понял я.
- Конечно, - подтвердил верховный наставник. – После первой катастрофы здесь, в 1986 году, это место взяли под свой постоянный контроль военные. Здесь проводила эксперименты кучка ученых, которые вздумали соединить свои разумы, и создать нечто вроде сверхсознания. Кончились эти эксперименты второй катастрофой, которая оказалась столь сильной, что на мгновение открыла путь в один из параллельных миров. Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы мощная, чуждая нашему миру энергия сконцентрировалась в этом месте, которое люди назвали Зоной. Энергия превратила эту территорию в единый организм, мозгом которого и является Монолит.
- Получается, сталкеры столько лет живут в живом организме? – с иронией в голосе спросил я.               
- Сталкеры – это вирус, который организм пытается побороть антителами, такими, как монстры и аномалии, и когда-нибудь это у него получиться, - сказал верховный наставник. – Зона растет, и никто не может этому помешать. Когда-нибудь вся ваша планета превратиться в одну большую Зону, и тогда те люди, которые смогут выжить обратятся к нам, единственно возможным защитникам и проводникам  между мирами. Тогда и воцариться в мире рай навсегда.
  Нашу беседу неожиданно прервал взволнованный голос Стрелка, донесшийся из рации.
- Не понимаю, откуда они взялись! – сказал он. – Монолитовцы, они словно из воздуха появились. Мы с ребятами отступаем к выходу. Англичанин, если ты еще жив, выбирайся, как можно скорее. Даст Зона, мы еще увидимся. Отбой.
- Вот видишь, - сказал верховный наставник. – Ловушка захлопнулась. Твоих друзей поймают и убьют. Наши секреты останутся при нас.
  Я молчал, все еще не веря в происходящее.
- У тебя заканчивается время, - сказал мне глава «Монолита». – Антирадиационная защита твоего костюма испортиться через десять минут. Но ты все еще можешь спастись. Раз уж ты доставил нам на блюдечке самого Стрелка, то я прощу тебя за  твое предательство, и спасу твою грешную жизнь, если ты добровольно сейчас вернешься к нам и навсегда отречешься от своей прежней, грешной жизни.
  Я продолжал молчать, смотря прямо перед собой.
« Не может быть. Просто не может быть. Все из-за меня. Я все испортил»: корил я себя. На миг я представил, что предсказания главы клана сбылись и  по городам таким, как Лондон, как Киев, как Москва, ходят толпами зомби, прогуливаются стаи кровососов и шастают, банды мародеров. Меня передернуло от такого видения. «Нет уж, лучше умереть от радиации, чем снова вернуться в тот кошмар!»: решил про себя я.
- Скажи, если Монолит – мозг Зоны, а сама Зона – большой организм, то кто ты в этом организме? – спросил я верховного наставника. – Сердце? Печень? Легкие?
- Прежде чем ответить, сначала ответь на мой вопрос. Ты согласен вернуться назад в «Монолит»? – спросил верховный наставник.
- Нет, - быстро ответил я.
- Что ж, ты сделал свой выбор, сталкер, - безразличным тоном сказал глава клана «Монолит». – Теперь услышь мой ответ. Я его душа.
С этими словами верховный наставник сбросил свой капюшон, и я в который раз за сегодняшний день оторопел, только на этот раз не от ужаса, а от удивления. Под капюшоном оказалась лысая, непропорционально большая голова. На меня смотрели пронзительные глаза, взгляд которых, казалось, забирался в самую душу.  Большой рот верховного наставника расплылся в улыбке, обнажив ряд острых, совсем не человеческих зубов.
- Контролер…, - только и смог молвить я.
Теперь мне стало ясно, почему он оказывал такое сильное влияние на людей клана «Монолит». Он их просто контролировал.
- Не просто контролер, - поправил меня глава «Монолита». – Я вершина эволюционной цепочки, новый вид. Скоро таких, как я будет много, а вместе, мы заставим, вас людей признать владычество Монолита. А пока, я потренируюсь на тебе!
 Взгляд верховного наставника, вдруг стал единственным изображением у меня перед глазами.  Я ощутил противный звон в ушах: продвинутый контролер пытался взять меня под ментальный контроль. Очень мерзкое чувство. Этот наставник действительно был сильнее других своих сородичей. Я не раз и не два за свою жизнь в Зоне испытывал на себе атаки контролеров – этот был круче всех.
 Я почувствовал, как мои руки быстро становятся ватными, мои мысли стали путаться, и какая-то сила начала клонить меня вниз, явно намереваясь снова сбросить с кучи мусора. Изо всех своих сил я начал сопротивляться воздействию. Как-то несколько лет назад, меня учили сопротивляться воздействию. Учил меня мой соратник по клану наемников, сталкер Волкодав. Он и сейчас бродит по Зоне, удачи ему. Очень надеюсь, на правильность его метода.
  Мобилизовав все свои силы, я стал складывать в уме числа, отнимать и перемножать их, занимая свой мозг работой. Постепенно, я почувствовал, что мне стало чуть легче, но полностью изгнать тварь из моего разума у меня не получалось, тогда я решил сконцентрировать внимание на своих руках. 
 Верховный наставник очень удивился, смотря, как, не взирая на его манипуляции, я вдруг направил ствол винтовки прямо на него. Еще больше он удивился, когда указательный палец моей правой руки, вопреки его воле вдруг нажал на курок.
 Раздалась длинная трель, пули кучно легли прямо в грудь вершины эволюционной цепочки, опрокинув тварь с кучи мусора вниз, на то же самое место, где не так давно лежал я.
  Бросив винтовку, я обессилено упал на колени, тяжело дыша. Я прекрасно понимал, что мое время уже давно закончилось. Антирадиационная защита моего костюма пала, и я уже ощущал это всем своим существом. На мгновение, мне вдруг стало невыносимо тоскливо оттого, что я так и не сумел вернуться в мою родную страну, в мой родной город. Но тоска это длилась очень не долго. Совсем скоро я вновь стал отчетливо слышать в своей голове нечеловеческое многоголосье, постоянно повторяющее несколько фраз:  «Я вижу тебя насквозь! Я знаю, что ты хочешь! Иди ко мне! Получи то, что заслуживаешь! Я вижу твое желание! Иди ко мне!»
  Из моего носа обильно потекла кровь, но я уже не обращал на это никакого внимания. Пошатываясь, я стал слезать со своего мусорного холма. С каждым своим движением, я все сильнее вспоминал свою мечту, которая всегда довлела в моей жизни. Свою мечту, ради которой я стал солдатом удачи, зарабатывающим на хлеб в разных горячих точках мира. Свою мечту, которая привела меня в Зону и заставила стать наемником. Я прекрасно помнил свою мечту.
  Оказавшись внизу, я с остервенением полез на соседний мусорный бархан, вершину которого, как звезда новогоднюю ёлку, венчал Монолит. Я закашлялся. Из моего рта выскочила большая кровавая плюха, но мне уже было все равно. Из последних сил я взобрался на вершину холма и предстал перед исполинским светящимся кристаллом.
  Опустившись на колени перед ним, я озвучил свою мечту, единственно возможной фразой. Я сказал: « Дай мне богатства…»   
 
   
 


Рецензии