Происшествие в Манеже

   Днище – непопулярный и страшный район Рабештадта – не выглядел так ужасно в сумерках, встретивших Ренарда Уиплейна при въезде в это место. Бледный серо-голубой свет был неспособен выявить все изъяны, которые безжалостно резали глаз при свете дня. Газовые фонари, стоявшие на улицах, не могли разогнать всю темноту, сгущающуюся над Днищем. Узкие аллеи были по-прежнему, как и днём, полны людей. Ренард, молодой человек с гладко выбритым острым лицом, мягкими карими глазами и густыми тёмными волосами, собранными в пучок, ехал один в фаэтоне вниз по череде улиц и переулков, так что поздний вечер вступил в свои права почти полностью, когда Уиплейн доехал до своего пункта назначения. На улицы выходили толпы народа, и он мог слышать бой барабанов и грохот труб, разносящийся над домами. За очередным углом все эти люди слились в одну сплошную массу. Над этой толпой раздавались взрывы смеха, взвизгов и криков предвкушения удовольствия. Ренард Уиплейн поднял голову и замер с открытым ртом.
Перед ним высилось здание, напоминающее каменный барабан, зажатый соседями – низкими кривобокими домами, словно выталкивающими его выпирающий на улицу фасад. Две большие жаровни перед ним отбрасывали длинные трепещущие тени и ярко освещали верхнюю часть здания, способного вместить не одну тысячу зрителей, высившегося над двухэтажными домами и приглушённо ревевшего, гудевшего и грохотавшего. Создавалось впечатление, что дом ритмично содрогается. Место это называлось Манеж, и построили его больше полувека назад на месте бывшего пустыря в самом центре Днища.
  Когда фаэтон подъехал к толпе, пытающейся втиснуться в здание, Ренард расплатился с извозчиком и поспешил ко входу. Людей там было превеликое множество, все они шумели, орали, визжали, рычали и кричали, создавая ни с чем не сравнимый рокот живого океана. Первый бой был в самом разгаре, но многочисленные букмекерские конторы до сих пор принимали ставки. Уиплейн вдруг почувствовал на себе чей-то долгий и пристальный взгляд. Он, обернувшись, встретился глазами с какой-то черноволосой девушкой в платье чёрного бархата с обнажёнными плечами и глубоким вырезом. Она, не дрогнув, прошла мимо и скрылась в толпе. Ренард Уиплейн же, пожав плечами сам себе, устремился  в нижнюю ложу. Там он показал свой билет контролёру и стал спускаться по каменной лестнице на самый низ, в самую ближнюю к бойцовской арене ложе, а, спустившись, оказался на галерее над стеной, огораживавшей арену. Как самый молодой член Ратуши Рабештадта, Ренард стремился быть ближе к простому народу и поэтому посещал такие вот, как Манеж, злачные места и внимательно наблюдал за всем там происходящим.
   Вот и сейчас, он поглядел на побоище, разворачивающееся под ним, на арене Манежа. Четыре мускулистых мужика сражались не на жизнь, а насмерть, пытаясь опрокинуть друг друга на каменный пол или толкнуть на стену, усаженную толстыми шипами. Лязг оружия стоял невероятный, один из бойцов уже лежал на полу, а под ним быстро растекалась лужа крови. Гладиаторы были одеты одинаково. Они были голы по пояс и уже блестели от пота. На их ногах были сапоги до колен, кожаные штаны, могучий торс туго перехватывали ремни, а предплечья были укрыты металлическими пластинами – наручами. На голове у каждого из них была простая маска – небольшой кожаный чехол с прорезями для глаз. Вооружены бойцы оказались длинными пиками, заканчивающимися широким остриём, напоминающим по форме листок.
   И тут кто-то дотронулся до правого плеча Уиплейна. Резко развернувшись, он увидел перед собой ту самую девушку, что, как ему показалось, следила за ним перед входом в Манеж.
-А, вы всё-таки решили со мной познакомиться, мисс… - улыбнулся ей наш герой.
-Боюсь, что тебе сейчас будет не до знакомства, парень, - выдала таинственная незнакомка, - ведь, хотя у тебя небольшой потенциал и ты мне не нужен, я не могу допустить, чтобы ты вступил в конклав!
-Вступил куда? Я вообще не понимаю, о чём вы говори… - договорить Ренард Уиплейн не успел, ибо незнакомая женщина вдруг резко и сильно толкнула его обеими рукам в грудь и он, перевалившись через перила галереи, упал на арену.
   Как только это случилось, раздались сотни возбуждённых голосов, наполненных ожиданием, приветствовавших нового участника боя. За этим последовало внезапное молчание, которое нарушали только медленные единичные хлопки разочарования. Ренард как ни странно совсем не ушибся при падении и как можно быстрее вскочил на ноги, взглянув на нижнюю галерею. Столкнувшая его женщина сделала странный пасс руками и нырнула в толпу. А Уиплейн повернулся к прекратившим сражаться бойцам и оказался совсем не готов, к тому, что увидел. Все четверо гладиаторов разом повернулись к нему, и удобнее перехватив пики, стали угрожающе приближаться. По их остекленевшим глазам и отсутствующему взгляду, молодой человек осознал, что бойцы околдованы и, находясь под действием сильных чар, управляются кем-то извне. И он даже догадался, кем именно… Увы, эта догадка ему ничем не помогала, а помогло нечто другое.
-Держитесь, господин Уиплейн! – разнёсся крик под сводами Манежа и на арену рядом с Ренардом спрыгнул неизвестный ему мужчина в чёрном плаще с капюшоном.
-Извините, мы знакомы?! – Ренард вопросительно поднял бровь.
-Я вам не знаком, - незнакомец протянул ему руку, - а вот я вас знаю, поскольку иногда по служебным делам бываю в Ратуше. Разрешите представиться - Джаред Лайзер, старший инспектор Скотиш-Льера. Я заглянул в Манеж, ведя одно расследование, а что вы здесь забыли?
-Да как вам сказать, Джаред? – Уиплейн крепко пожал его руку. – Хотел стать поближе к простому народу…
-Я думаю, что мы оба сейчас поближе познакомимся вот с этими четырьмя добрыми господами, - Лайзер махнул рукой в сторону приближающихся гладиаторов.
-Согласен, - мрачно ответил ему Ренард Уиплейн. - И я думаю, что это знакомство будет не из приятных, но при этом я рад знакомству с вами, Джаред!
-Взаимно, Ренард! Опаньки! – с этими словами старший инспектор полиции поднырнул под левую руку и шмыгнул между ног неповоротливого здоровяка, пытавшегося схватить его.
   Повернувшись, чтобы увидеть, куда делся противник, боец почувствовал толчок сзади и боль в пояснице. Это Лайзер изловчился и ударил его кулаком в спину. Мужик зашатался и, развернувшись, вытащил из-за пояса длинный кинжал. Выпад, попытка режущим движением клинка зацепить грудь полицейского, на что тот выхватил из кобуры револьвер и выстрелил молниевой пулей, после чего головорез остался лежать на полу и кровь из раны быстро образовывала вокруг него тёмное пятно.
  Тем временем, Уиплейн присел на корточки, прижался к полу, а потом прыгнул вперёд и плечами врезался в колени приблизившегося к нему громилы. Он едва успел откатиться в сторону, чтобы рухнувшая на пол туша не раздавила его. Не дав врагу подняться – отчаяние придаёт силы – Ренард Уиплейн сел тому на грудь, снял с шеи тонкий шарф из пашмины, и туго затянув его на горле гладиатора, начал душить его. Толпа ответила новоявленному душителю взрывом смеха. Одно дело – призовые бои, а вот таких трагикомических битв люди ещё не видели. Сегодня они явно не зря потратили свои деньги. Вот толпа взвыла от восторга, и Ренард отпрыгнул от полузадушенного недруга, стараясь не вступать в противостояние с двумя оставшимися в строю бойцами, которые теперь направились к нему. Затаив дыхание, публика следила, как накаченные боевые машины окружают члена городской Ратуши, пригнув пики к земле, в полной готовности к нападению.
   И тут кто-то крикнул: «Убей!». Сразу же этот клич подхватил весь Манеж: сотни ног в едином ритме стучали по полу, сотни рук хлопали в ладоши, сотни голосов сливались в один хор: «Убей! Убей! Убей!»
   Уиплейн слегка переставил ноги, чуть согнул их в коленях, готовясь к защите. Первая пика была направлена ему в ноги, но Ренард Уиплейн подпрыгнул, и гладиатор промазал. Только он приземлился, как вторая пика оказалась в опасной близости от его груди, не успей парень резко присесть, так что пика просвистела над самой макушкой, не видать бы Ренарду больше лилового неба вечернего Рабештадта. И началась безумная пляска. Пики преследовали Уиплейна по всей арене, но он неизменно опережал их. Зрители почти смолкли, и только редкие вздохи нарушали тишину. Три человека сошлись в танце смерти. Не теряя времени Джаред Лайзер отвлек на себя одного из головорезов, произведшего в него низкий выпад пикой. Но промахнувшегося… Джаред легко уклонился и выстрелил и боец упал наземь, нелепо вывернув ноги в предсмертной судороге, с пулевой раной во лбу. А Ренард, тем временем, увернулся от укола копьём, схватился обеими руками за древко и дёрнул его от себя. Тупой конец древка ударил гладиатору прямо в грудь, и тот, не удержавшись на ногах, начал заваливаться на спину, и рухнул на землю, да так и остался там лежать.
Лайзер и Уиплейн повернулись друг к другу.
-Мы уходим. Сейчас же, - сказал полицейский, перекрикивая шум толпы.
-Не так быстро, господа! – услышали они оба.
В центре арены буквально из воздуха появились новые действующие лица. Женщина в чёрном, а по обе стороны от неё ещё двое людей, как две капли воды похожих друг на друга. Их причёски и одежда были почти одинаковыми. Оба имели заплетённые в тонкие косички длинные до плеч волосы, одеты были в дорогие серые сорочки и не менее дорогие чёрные смокинги и только головные уборы у них оказались разные. У того, что стоял справа от женщины на голове красовалась шляпа-цилиндр, а у того, что слева – шляпа-котелок.
-Вы! – вспыхнул от гнева Ренард Уиплейн. – Это же вы столкнули меня сюда, на эту проклятую арену! Да ещё и зачаровали этих громил, чтобы они на меня напали!
-Ну, тогда она за это ответит, - уверил его Джаред Лайзер, - по всей строгости закона!
-Не выйдет, инспектор Лайзер! – осклабилась незнакомка. – Вы тоже есть в моём списке на ликвидацию, так что оба не уйдёте из Манежа живыми. Вас вывезут отсюда только мёртвыми и прямиком в морг. И об этом позаботятся мои друзья и помощники – братья-близнецы Креоны: Алоиз и Эрнест. Браво, вам двоим удалось победить четырёх бойцов-гладиаторов, теперь я посмотрю, как вы справитесь с двумя новыми членами Круга Избранных! Уверена, что в конце этого поединка, я наслажусь вашей предсмертной агонией. Итак, не будем заставлять зрителей ждать и начнём схватку!
После этих её слов, братья Креоны слегка поклонились и проводили взглядом свою госпожу, легко, словно птица упорхнувшую на самое верхнее зрительское ложе. 
Поняв, что промедление сыграет против них, Уиплейн и Лайзер первыми начали атаку. Полицейский высоко подпрыгнул и обрушился на того из Креонов, что был в котелке. Однако он, в самый последний момент отошел в сторону, смотря, как старший инспектор распластался на песке манежа. Неудача ждала и Ренарда. Представитель городской Ратуши взмахнул шарфом и попытался ударить им Креона в цилиндре, но тот слегка отошел в сторону, пропуская шарф противника, а другой рукой крутанул его так, что Ренард Уиплейн составил компанию своему товарищу по несчастью. Решив развить успех, братья Креоны двигаясь синхронно, словно роботы, дали такого пинка своим противникам, что чиновник и полицейский отлетели еще метра на три. 
   Зрители взревели от восторга, а на самой верхней ложе близнецам аплодировала черноволосая стерва. Креоны еще раз элегантно ей поклонились. Полицейский и депутат тем временем поднялись на ноги.
- Они явно сильнее нас, - сказал Ренард.
- Значит надо быть хитрее, - сказал Джаред. – Делай, как я.
Полицейский зачем-то согнулся пополам и встал на одно колено, изображая невыносимую боль. Ренард, подумав, сделал тоже самое. В таком положении они встали лицом к лицу и повернулись спиной к смертоносным братьям.
    Креоны  быстро перешли в новую атаку, собравшись добить служителей закона, но на этот раз за секунду до следующего удара ногами, Уиплейн и Лайзер быстро отскочили в стороны, пропуская тех вперед, поднявшись на ноги и почти также синхронно, как близнецы, ударили своих противников ногами по лицу. Новые участники Круга Избранных повалились на песок, окрасив его своей кровью.
- А теперь хватит играть! – сказал полицейский, доставая свой пистолет. – Вы все арестованы, именем закона.
  Близнецы медленно поднялись на ноги. Игнорируя направленное на них оружие и заявление Лайзера, они угрожающе шли вперед.
  Два раза Джаред повторять не стал. Воздух снова сотрясли меткие выстрелы, один первому, другой второму близнецу. Пятна крови выступили на фраках Креонов, но они все равно шли вперед. Джаред выстрелил еще по разу. Любому нормальному человеку давно хватило бы и одного выстрела, но близнецы оставались на ногах и продолжали приближаться. Еще раз выстрелить полицейский не смог, пистолет издал щелчок, боек ударил о металл, обойма опустела, а другой у Джареда не было.
- Что теперь? – спросил Ренард.
- Импровизация, как всегда, - сказал полицейский.
Креоны снова атаковали, на этот раз магией. Сняв свои шляпы, они бросили их на песок, и оттуда, как из рога изобилия выскочили десятки маленьких черных пауков. Количество гадов увеличивалось, и вся эта живая копошащаяся масса поползла на двух служителей народа. Ренард Уиплейн и Джаред Лайзер начали пятиться назад.
- Ты знаешь магию огня? – спросил члена городской Ратуши старший инспектор.
- Совсем немного, - ответил Ренард. – А, что?
- Самое время воспользоваться, - сказал инспектор и метнул в насекомых файербол.
Огненный шар испепелил десяток ползучих гадов, остальные продолжали надвигаться. – Помоги мне, - сказал Лайзер.
Они вместе образовали вокруг себя огненный круг, отогнав пауков назад. Силясь изо всех сил, тратя энергию своего организма, они начали расширять круг, понемногу тесня насекомых назад к шляпам. Еще немного усилий, и твари отправились туда, откуда появились, а потом пара метких бросков и от головных уборов Креонов ничего не осталось. Расправившись с нашествием насекомых, Ренард и Джаред немного перевели дух. Зрители взорвались аплодисментами, а брюнетка, все еще следившая за боем, гневно сдвинула брови.
- Ну, что вы еще можете? – крикнул Джерад близнецам. – Лучше сразу сдавайтесь, пока я добрый.
  Креоны переглянулись и вдруг исчезли. Джерад и Ренард ахнули, их возглас подхватили зрители.
- Где они? – спросил член Ратуши. – Неужели сбежали?
- Надеюсь, - сказал полицейский. – Но …
Договорить он не успел. Кто-то сзади сильно толкнул его в спину, и Лайзер в который раз за сегодня, оказался на песке манежа. Уиплейн попытался было подать ему руку, но тоже вдруг рухнул на песок, сраженный ударом невидимого кулака. Попытки встать окончились неудачно, ставшие невидимыми, близнецы просто не давали им подняться. Нос Ренарда Уиплейна, судя по боли и обильному кровотечению, был сломан, а голова гудела, словно колокол. Полицейский катался по песку, держась за сломанное ребро. 
 - Убей! Убей! – снова закричали зрители.
«Какой же наш народ все-таки дикий и не цивилизованный, не смотря ни на, что!»: думал Ренард, смотря на своих избирателей, на надежду и опору Рабештадта, на тех людей, которые яростно желали его смерти. «Нет, так быть не должно! Надо запретить этот манеж с его ужасами!» И тут внимание депутата привлекли следы, виденные на песке. Невидимки не умели летать, они оставляли вполне явные следы, такие углубления в песке, которые старались скрыть, но Ренард заметил и хотел было обратиться к своему соратнику, но тот уже был в курсе.   
- Смотри на песок, там следы этих гадов! – крикнул ему полицейский. – Ударь по ним магией, иначе нам конец!
- Но у меня не получится, я просто не смогу! – возразил чиновник.
- Сможешь, парень! У тебя всё получится! - прохрипел Лайзер, морщась от боли - я в тебя верю!
- Попробую! – ответил Уиплейн и тут внезапно в его голове отчётливо раздался чей-то незнакомый голос.
«Бей, - сказал этот голос. – Бей «наковальней».
Знание о том, что такое «наковальня» скользнуло в него вместе с магической Силой, вдруг наполнившей каждую клеточку его тела. Знание страшное, пугающее – потому что являлось смертельным для того, против кого оно применяется. Ренард Уиплейн сделал глубокий вдох, одновременно собирая всю эту Силу на кончиках пальцев правой руки. А затем выбросил её вперед с расставленной пятернёй и разом, одним-единственным выдохом выплеснул всю свою сущность в метательном заклинании «наковальня»:
- Илатиб!!!
Многие камни вырвались из окружающей арену стены и пронеслись вперёд, сметая невидимок, которые были моментально убиты. Камни вернулись на свои места, а на песке манежа материализовались два бездыханных окровавленных тела близнецов. Рядом с ними без сил повалились Ренард Уиплейн и Джаред Лайзер.
- Ну ты им и задал… - восхищённо произнёс Джаред. – А говорил, что не получится, что не сможешь! Ведь смог же!!!
- Надо закрыть манеж, - тяжело дыша, ответил Ренард. – Это средневековье…
- Да уж, теперь ты действительно стал ближе к простому народу, а Ренард, - раздался уже знакомый ему мужской голос. Полицейский и чиновник попытались было резко подняться на ноги, но у них вышли только нелепые судороги.
- Это же ваш голос я слышал… - проговорил Уиплейн. 
- Успокойтесь, все позади, - сказал незнакомый человек в оранжевом плаще, склонившийся над ними. – Я друг. Можете называть меня Фениксом. И примите поздравления, господа, только, что вы доказали свое право быть в конклаве.
-  Где? – не понял полицейский.
- Та черноволосая стерва тоже что-то говорила про конклав, - сказал Ренард Уиплейн, указав рукой на верхнюю ложу.
   Феникс повернулся в указанном направлении. Никакой стервы там не было.
- А, Валери Грозер, - задумчиво сказал он. – Она всегда приходит и уходит тихо и без спроса. Но теперь поднимайтесь, нам нужно о многом поговорить.
  Зрители манежа бурными аплодисментами провожали двух простых граждан, подаривших им незабываемое шоу…
*   *   *
   В Зале совета за восьмиугольным столом Радужный конклав собрался на внеочередной сбор. На этот раз все места были заняты, ибо конклав получил пополнение в виде троих новых членов: Анны Вурмштайн, Джареда Лайзера и Ренарда Уиплейна. Они занимали каждый свое место и на них были одеты мантии соответствующего цвета: на Анне – зелёная мантия Гаруды, на Джареде – голубая мантия Гамаюна, а на Ренарде – фиолетовая мантия Сирина. И сейчас им предстояло принести клятву верности конклаву.
- Радужный конклав, созданный во имя спасения Империи от тьмы и хаоса, приветствует вас, Анна Вурмштайн, Джаред Лайзер и Ренард Уиплейн! – со всей серьёзностью, торжественно приветствовал новых членов конклава его глава Каладрий. – Волею Судьбы на вас, всех троих совершались покушения, и вам же стала известна тайна существования Радужного конклава и Круга Избранных Тьмой, от сохранения которой зависит спокойствие и благополучие всех обитателей Империи. Долг служителей Света, блюстителей Равновесия и верных членов конклава обязывает нас во избежание возможной измены, которая совсем недавно у нас имела место быть, ныне же провести обряд, который предотвратит предательство в будущем и сохранит эту тайну навеки от непосвящённых и от врагов свободной Империи! Все мы уже совершили сей обряд, и поклялись в верности конклаву. Готовы ли вы принести необходимую клятву, молодые маги?
- Готов! - склонил голову Джаред Лайзер.
- Я согласен, - вторым подтвердил своё решение Ренард Уиплейн.
- Ну и я тоже, - пожала плечами Анна Вурмштайн.
- Тогда время клятвы наступает! – сообщил Каладрий. – Вы приносите обет добровольно. Мы маги Радужного конклава, лишь подкрепляем его своим свидетельством силой и участием. Вы присягаете на верность конклаву и даёте обет верности с полной искренностью и открытостью. Иначе обряд останется неисполненным. Готовы ли вы…
Главный маг не успел закончить объяснений, как все трое новичков вместе в один голос громко произнесли:
-Готовы!
-Тогда также дружно говорите слова клятвы! – кивнул Каладрий.
-Мы зелёный, голубой и фиолетовый маги, - глядя на него, начали громко и внятно говорить Анна, Джаред и Ренард, - клянёмся служить Радужному конклаву плотью, волей и силой своей, своим знанием, честью и всеми помыслами. Клянёмся не причинять любому и каждому его члену вреда ни деяниями своими, ни бездействием, ни наяву, ни в мыслях. Клянёмся служить конклаву в деле дневном и ночном. Клянёмся оставаться верными сторонниками Света и Порядка с сего вечернего часа и до часа последнего своего ухода. Клянёмся Радужному конклаву в верности своими жизнями! – Все трое сделали короткую паузу, похожую на заминку, и резко и решительно выдохнули: « Клянёмся!»
  И в этот момент по мантиям новых Гаруды, Гамаюна и Сирина треская и щёлкая разрядами, скользнули и исчезли молнии.
- Клятва принята! – сообщил Каладрий и резко хлопнул в ладоши.
- Ну, как вы себя чувствуете? – спросил только что принесших клятву красный маг Алконост.
- В руках немного щиплет, - пожал плечами Джаред Лайзер и весь встряхнулся словно от воды. – И больше ничего. Может, не подействовало?
  Полицейский напрягся, повёл локтём, даже застонал и резко вздохнул:  «Нет, действует. Попытался ударить Ренарда – и не смог. Рука не слушается».
- Советую тебе быть аккуратнее с такими желаниями, Гамаюн, - заметил Каладрий. – Не забывай, чем именно ты поклялся не причинять членам Радужного конклава зла даже в мыслях. Я вас всех троих предупреждаю: не стоит шутить с принесённой клятвой. Иначе вы пострадаете соответственно проступку. Для примера скажу, что прямое предательство конклава карается верной смертью.
- Неужели эту клятву невозможно обмануть? – осторожно выразила сомнение Анна.
- Абсолютно надёжных заклинаний не существует, Гаруда, - развёл руками Каладрий. – Иногда их удаётся перехитрить, пройти по границе условий, не допустив формальных нарушений, но добившись результата, обратного требованию присяги. Есть даже один обряд, снимающий воздействие наказания. Однако эта клятва конклаву достаточно надёжна, чтобы не допустить прямой измены: удара в спину, выдачи секретов, заманивая в ловушку, перехода к врагу. Хитрость же с этим заклятьем часто оканчивается гибелью ловкача. Ещё вопросы?
Трое новых членов Радужного конклава отрицательно покачали головами.
- Ну, вот и отлично, - маг в белоснежной мантии встал с трона и сделал шаг в сторону, повернувшись к столу спиной. - Тогда на этом и закончим нас сбор. Вы свободны и можете расходиться. Но помните, что единственная оставшаяся в живых из Круга Избранных Валерии Грозер опять сбежала и до сих пор на свободе, так что будьте предельно осторожны…

Макс Дуга и Михаил Владиславин

   


Рецензии