Король ветра

               
                Король ветра

            

                1


  Тяжелая каменная дверь с грохотом закрылась за моей спиной. Ловушка захлопнулась. Я понял это только сейчас, когда оказался в полной темноте. Очевидно, сработал  древний механизм, поставленный кем-то в этой пещере. Снаружи не было заметно ничего подозрительного, просто большая каменная плита, с вырезанными на ней символами, на каком-то непонятном мне наречии. Но, как общеизвестно, самое сокровенное всегда  сокрыто внутри. Как бы то ни было, сейчас мне не оставалось ничего другого, как продолжить свой путь по таинственным каменным сводам пещеры. В конечном итоге, ради этого я и пришел сюда, это было моей работой.
  Немного подождав, пока глаза привыкнут к темноте, я осторожно двинулся вперед. Оказалось, что в пещере не так уж и темно – какие-то крохи света проникали сюда через трещины в  потолке. Для любого другого человека это было бы равносильно кромешной тьме, но для меня, опытного охотника за сокровищами, давно привыкшего к таким условиям, это было равносильно белому дню, а значит, шанс на спасенье у меня все-таки есть. Решив зря не испытывать судьбу, я начал осторожно продвигаться вперед. Спешить в таких ситуациях было равносильно смерти, ведь никто не знал, какие ловушки могли быть сокрыты в этих мрачных сводах. Тем более, пещера эта явно была не простой. Простые, не запечатывают каменными глыбами и не устанавливают в них хитроумные механизмы. Здесь явно что-то хранилось. Что-то древнее…, или кто-то. Я шел по каменному полу, мои окованные железом кожаные ботинки, издавали характерный звук, соприкасаясь с камнем, поэтому, я двигался крадучись, стараясь не производить лишнего шума. Именно ради возможности бесшумно передвигаться я никогда не носил тяжелых железных лат. Вместо них на мне были легкие кожаные доспехи, достаточно прочные, чтобы выдержать скользящие удары меча, и почти не стесняющие движений. 
   Мои чувства обострились до предела, как всегда, в подобных ситуациях. Я двигался осторожно, стараясь уловить каждый шорох, любое колебание воздуха, но пока все было спокойно. В пещере было сыро и прохладно, движение воздуха не ощущалось.
 « Возможно, кроме меня здесь давно уже не ступала нога человека»: подумал я.
Продвигаясь по правилу правой руки (следовать только по правой стороне) я медленно двигался вдоль стены подземелья. Пока своды шли по прямой, но расслабляться было нельзя, ведь рельеф в любой момент мог резко измениться.
  Так  и произошло. Двигаясь неторопливо, я поднял ногу, готовясь сделать следующий шаг вперед. Уже было, собравшись перенести на ногу вес своего тела, я вдруг ощутил под ней пустоту. Опомнившись, я моментально отступил назад, присел на корточки и, напрягая зрение, осмотрел  пол перед собой. Ничего  особенного  там не заметил. Чернота чернотой, так же, как везде вокруг меня. Тогда достав из ножен  свой меч, длинный одноручный клинок, я осторожно ощупал им пространство впереди себя. Как и следовало ожидать, меч коснулся пустоты.
  В таких ситуациях не нужно паниковать и действовать необдуманно. Лично меня всегда успокаивала сосредоточенная работа мысли, отвлекая от страхов и сомнений. Любая ничтожная мелочь в темной пещере могла показаться непреодолимым препятствием. И сейчас пустота впереди могла означать не жуткую яму-ловушку, а всего-навсего, начало лестницы. Решив зря не рисковать, я дал волю своему разуму. Достав из своего кошеля на поясе маленькую медную монетку, я бросил ее в пустоту перед собой.
  Тишина.
«Раз, два, три, четыре…»: начал считать я про себя. «Пять. Наконец-то!»
Откуда-то очень глубоко донесся звон упавшей монетки.
« Да уж, там явно нет лестницы!»: сделал я вывод.
Монетка пролетела расстояние, достаточное для того, чтобы умертвить любого, кто удосужится туда свалиться. Да и к тому же, чутье подсказывало мне, что там внизу не просто каменный пол, а, что-то куда оригинальнее - длинные острые колья, например, а может, что похуже.  Как бы то ни было, мне туда было никак нельзя. 
  Достав еще одну монетку, я сделал еще один бросок, на этот раз в длину. Бросил достаточно сильно, по моим подсчетам она пролетела не менее десяти футов. Не смотря на это, у меня получился точно такой же результат. Означало это лишь одно – перепрыгнуть яму мне не удастся. Остается полагаться на технику.      
 Методично, словно слепой без поводыря, я стал, ощупывать мечем пространство перед собой, двигаясь то вправо, то влево.  Наконец, мне удалось нащупать проход. Мой клинок определил узкую кромку, напоминающую оконный карниз. Шириной около пяти дюймов, он шел вдоль стены, являясь для меня единственной дорогой вперед. Вернее сказать, я надеюсь, что это моя дорога. Лезвие моего меча длинной в четыре фута позволяло мне надеяться лишь на это расстояние. Продолжался ли карниз дальше – я не знал. В любом случае, выбора у меня особого не было. Либо сидеть на одном месте и умереть с голоду, либо попытаться воспользоваться найденным путем и возможно выбраться живым.
  Что ж, мой выбор, похоже, был предопределен свыше. Вложив меч в ножны, я приготовился пройти по узкому и чрезвычайно опасному пути. Мысленно упомянув в молитве девять божеств, весь пантеон имперского культа, к которому, как правоверный мирянин я имел честь принадлежать, я подошел к пропасти. Распластавшись вдоль стены, стараясь слиться с ней и стать одним целым, я ступил на карниз. Вопреки моим худшим опасениям, здесь не было никакого подвоха. Узкая каменная полоса карниза не была обмазана скользким жиром и не обвалилась под моим весом.
  «Неплохое начало»: облегченно выдохнув, подумал я.
 Стараясь удерживать равновесие, я сделал еще один шажок в сторону. Передвигаться было трудно. Из-за неудобных размеров карниза мои пятки не смогли уместиться на нем, держаться руками было не за что, это создавало реальную угрозу потерять равновесие и свалиться в пропасть. Я держался что было сил. Еще шажок, хорошо. От напряжения на лбу у меня выступил пот.
  Сделав еще один шаг, я оступился. Из-под моего ботинка вылетел камень. Очевидно, карниз был не таким уж прочным, как я надеялся. Где-то подо мной раздался шум – камешек достиг дна. Каким-то чудом, удержавшись на месте, я остановился, переводя дух. 
 «Четыре фута я прошел, что ждет меня дальше?»: спросил я у самого себя. Ответ  на этот вопрос я не знал, но у меня было два варианта. Либо я последую примеру этого камешка, либо достигну другой стороны пещеры. Все было предельно просто и ясно. Оставалось только сделать шаг и узнать ответ. Пересилив свой страх, я таки сделал еще один шаг в сторону. К своему облегчению, карниз продолжался и там.
  Немного успокоившись, я сделал еще шажок, потом еще,  и еще. Вскоре, сделав еще один шаг, я  ощутил под собой твердую землю. Карниз был благополучно преодолен, я оказался на другой стороне пещеры.
 Первое препятствие было преодолено, но расслабляться было еще рано. Нутром я чуял, что это было только начало. Продолжая осторожно ощупывать мечом, пространство перед собой, я двинулся дальше.
 
                *     *      *

  Чем глубже я продвигался в недра пещеры, тем меньше становились мои надежды обнаружить там второй выход. После преодоления той ямы коридор, по которому я медленно, опасаясь ловушек, продвигался вперед, начал уходить под наклоном все глубже и глубже под землю. Я понимал, что это еще ничего не значило, и судить о таком полном загадок месте по первому впечатлению было нельзя, но рассудок говорил одно, а сердце, постепенно наполняясь отчаянием – другое. Усилием воли, отогнав от себя дурные мысли и немного сбив тем самым отчаяние с сердца, я продолжил путь.
  Продолжая методично прощупывать мечом, пространство перед собой, прежде чем сделать туда шаг, я спускался все глубже. Внезапно, откуда-то спереди до меня донесся едва уловимый шорох. Я тут же замер, как вкопанный. Тишина. Уже было, приняв шум, за игры моего разума в таком неприятном месте, как это, я вновь услышал его. Откуда-то спереди доносилось еле слышное шарканье и сопение. 
  По моей спине пробежали мурашки. Я явно был заперт в этой пещере не один, а, что за компания ожидала меня впереди, я мог только догадываться. Мое воображение, почему-то не рисовало ничего приятного. Переборов страх я стал продвигаться вперед, еще осторожней, чем раньше. Вокруг меня были темные каменные своды коридора, который тянулся от самой ямы, а впереди была тьма. Продвигаясь медленно, я перестал ощупывать свой путь мечом, не желая создавать лишних звуков. Я нашел более безопасный способ прокладывания дороги. Достав из-за пояса  ножны, я стал  ими ощупывать путь. Это было не так удобно, потому, что обе мои руки теперь были заняты, но зато я теперь передвигался почти бесшумно. Ножны моего меча были кожаными и легкими, поэтому, тыкая ими перед собой, я уповал на то, что не слышен для возможного врага.
  Туннель, по которому, я осторожно передвигался, резко повернул налево. Вернее, это я слишком поздно заметил эту особенность окружающего пространства. Вынырнув из-за угла, я обомлел от удивления. Дальнейшую часть каменного коридора озаряли отблески света. Пляшущие блики, явно создаваемые костром, озаряли дальнюю часть коридора, который также поворачивал там, на этот раз направо. Привлекшее мое внимание шарканье доносилось именно оттуда. Сейчас оно слышалось сильнее, также к нему добавилось сопение.
«Это становиться интересным!»: подумал я, крепче сжимая  рукоять меча.
Продвигаясь вперед, я преодолел расстояние, отделяющее меня от поворота направо. Перед тем, как выглянуть в освещенную область коридора, я легонько надавил пальцами на глазные яблоки, чтобы глаза быстро привыкли к свету. Закрепив свои ножны обратно на пояс, я, осторожно выглянул из-за угла.       
  Моему взору предстало большое, сложенное из каменных плит, помещение, в центре которого горел костер. Заботливо сложенные кругом свежие паленья, питавшие его, явно говорили о чьем-то присутствии. Кто-то явно был здесь кроме меня. Этот кто-то развел костер и, скорее всего именно его шарканье я слышал мгновения назад. Тусклый свет костра хорошо освещал только центр комнаты, создавая в дальних частях ореолы полумрака. Моим, привыкшим к темноте глазам, даже такой свет казался ярким, поэтому, как ни старался, я не смог отчетливо оглядеть все помещение полностью. В этой большой комнате стоял не весть, откуда взявшийся здесь деревянный стол, рядом с ним валялась пара таких же стульев. Где-то в дальнем углу виднелись очертания двух  больших бочек и какой-то каменной статуи.  Мое внимание сразу привлек второй коридор, начинающийся с противоположной стороны комнаты.
 «Значит помещение сквозное!»: сделал я обнадеживающий меня вывод. « А это означает, что второй коридор вполне может закончиться выходом отсюда…, а может и тупиком…»
Уже было, собравшись открыто войти в комнату, мое внимание вдруг привлекла таинственная статуя, стоящая в тени. Присмотревшись повнимательней, я заметил, что она двигается.
  Снова мороз пробежал у меня по коже. Существо похожее на статую, с шумом втянуло носом воздух, и медленно двигаясь, с характерным шарканьем направилось к костру. Когда оно приблизилось к огню достаточно близко, я смог как следует его рассмотреть.
«Гоблин!»: облегченно выдохнул я.
  От невысокого, похожего на обезьяну существа, обладавшего зеленой кожей, исходило зловонье, которое легко чувствовалось даже с расстояния в двадцать футов. Гоблин был облачен в старые, потрепанные временем и небрежным обращением кольчужные доспехи, которые свисали с него бесформенным тряпьем. На поясе у зловонного создания болтался длинный кинжал. Его походка со стороны выглядела комично. Туловище неестественно выгибалось вперед, словно на спине у него был большой горб.
 «Гоблины – это не так плохо!»: размышлял я. « Если они здесь, значит выбраться отсюда точно можно. Трудность может заключаться лишь в числе этих тварей. От разъяренной орды этих тварей мне в одиночку никак не отбиться…»
  Зловонная тварь, тем временем приблизилась к костру и распростерла четырехпалые руки  в стороны, словно бы греясь. «А я думал, что они боятся огня»: подумал я. Во всяком случае, я никогда не видел, чтобы они сами разводили костры или пользовались факелами. Такое делали только их шаманы, которые использовали огонь в своих магических ритуалах.
  Гоблин, тем временем, подставил костру свою спину, развернувшись  прямо ко мне. Я едва успел спрятаться за угол. Крепко сжав в правой руке рукоять своего меча, я приготовился пойти в атаку. Я ждал только подходящего момента, и, кажется, он настал.
  У костра вновь послышалось шарканье. Со всей возможной осторожностью, я  выглянул наружу. Гоблин повернулся ко мне спиной и находился теперь всего в десяти футах от меня. «А вот и подходящий момент!»: подумал я.
  Резко сорвавшись с места, я изо всех сил рубанул мечом по тонкой шее твари. Во все стороны брызнула черная кровь, и голова гоблина упала прямо в костер. Обезглавленное тело гулко бухнулось на каменный пол. Еще несколько мгновений, я стоял в полной готовности, прислушиваясь к окружающим звукам. Все было спокойно. Очевидно, даже если здесь и есть еще эти твари, поблизости их не было.
  Переведя дух, я склонился над телом. От мертвого гоблина зловоние, казалось, было даже сильнее, чем от живого. Брезгливо морщась, я осмотрел его. Кроме кинжала, заткнутого за пояс, у него  больше ничего не было. 
  Отойдя от трупа, я направился к стоящим у дальней стены бочкам. Большие, высотой в средний человеческий рост, пузатые бочки были плотно закрыты. Решив зря не испытывать судьбу, я легонько ударил ногой каждую из них. Одна была пустой, и от моего легкого  пинка, завалилась на бок. Другая же отозвалась гулким грохотом – в ее чреве что-то лежало. Использовав лезвие своего меча, я открыл верхнюю деревянную крышку бочки и заглянул внутрь. Там явно что-то лежало, но во мраке подземелья просто невозможно было что-то рассмотреть. Рисковать понапрасну тоже не хотелось. Я уже несколько раз видел,  насколько коварными могут быть ловушки, установленные в самых простых вещах. Не испытывая ни малейшего желания лишиться руки, я поволок бочку к костру.
  В паре метров от источника света я перевернул ее вверх дном. На каменном полу оказались очень и не очень полезные для меня вещи. Старое древко факела, мешочек чего-то сыпучего, малый камень душ и самое удивительное для меня – камень Варла. По началу не веря своему счастью, я поднял с пола большой белый кристалл, и внимательно осмотрел его. Кристалл сиял едва уловимым серебристым светом – свидетельство того, что камень заряжен. 
  Удостоверившись в подлинности довольно ценного предмета, с помощью которого можно было подзарядить любой зачарованный предмет, я отложил его в сторону. Вскрыв мешочек, я обнаружил в нем около пяти фунтов соленого риса. Очевидно, это место раньше было облюбовано бандитами, устроившими тут подобие  перевалочной базы. Потом их выбили отсюда гоблины. Сами зловонные зеленокожие существа никогда не употребляли в пищу и не хранили ни овощи, ни фрукты. А этот рис был еще свежим, значит, гоблины заняли это подземелье не так давно.
  Высыпав из мешочка весь рис, я положил в него камень Варла и заткнул себе за пояс. Взяв  древко, факела я ткнул им в пламя костра. Языки пламени охватили промасленную паклю на конце древка, и в моей руке оказалось маленькое светило. Настало время двигаться дальше.
  Держа в правой руке меч, а в левой факел, я направился к неисследованному мной коридору. Свет моего факела выхватил из темноты ровные очертания каменного туннеля. В этом месте очень легко было потерять направление. Здешним туннелям, была чужда оригинальность, они напоминали друг друга. В них не было ни одного отличительного предмета, который можно было бы взять за ориентир.   
  Поскольку мои руки были заняты, я лишился возможности проверять путь перед собой, используя ножны. Теперь мне оставалось лишь двигаться вдоль стен, осторожно прощупывая путь ногой, прежде чем сделать следующий шаг. Тем не менее, я продвигался вперед, что внушало оптимизм. Через некоторое время коридор вновь сделал поворот, и я, наконец, увидел то, чего так долго ждал. Туннель за поворотом заканчивался большими каменными ступенями уходящей вверх лестницы.
  «Неужели это выход???»: спросил я у самого себя.
Забыв о предосторожности, я ускорил шаг, и  поплатился за это. Пол под моими ногами провалился, и я полетел вниз. Каким-то чудом, чисто машинально успел я ухватиться за каменную плиту пола. Плита была ровным и гладким гранитным монолитом, из-за чего удержаться на ней было довольно трудной задачей, поэтому держался я одними пальцами. Мой длинный меч, блестящая работа королских кузнецов, полетел вниз. Спустя мгновение до меня донесся звон его падения. Факел каким-то чудом не последовал за мечом, упав в другую сторону, и благополучно догорал на каменном полу надо мной.
  Напрягшись,  я подтянулся одними пальцами и сумел-таки вытянуть свое тело из пропасти. Снова оказавшись на твердом камне, я некоторое время лежал, переводя дух.
« Я сглупил, как никогда»: корил себя я. «Так свалять дурака могли только новички, большая часть из которых долго не жила!»  Восстановив дыхание, я поднялся на ноги. Тут со стороны каменной лестницы послышался дикий визг. Я замер как вкопанный. Визг напоминал обезьяний, только гораздо свирепей. «Гоблины!»: понял я.
  Подняв с пола факел, я  до конца осознал, что не вооружен. Неприятное чувство беспомощности охватило меня. Вскоре со стороны лестницы послышался быстрый приближающийся топот. Очевидно, они услышали  грохот, который я по своей самонадеянности тут устроил, и направились сюда.  Не став дожидаться их появления, я бросился бежать. Моей надеждой сейчас был кинжал, оставшийся у твари, убитой мной ранее. Быстро миновав коридор, по которому я так медленно продвигался, я снова оказался в большом помещении, освещенным светом костра. Оказавшись здесь, я тут же бросился к безголовому телу твари, распростертому на полу. Теперь у меня был кинжал. Это конечно не меч, но все же, лучше, чем ничего. Дальше отступать было некуда, да и лучшего места для боя, чем просторная комната мне было не найти. Здесь было место для маневра. Держа в правой руке кинжал, а в левой факел, я приготовился к бою.
  Моих противников не пришлось долго ждать. Они выскочили из каменного туннеля, словно пробка из бутылки. Всего их было трое. Двое как две капли воды были похожи на убитого мною ранее гоблина, третий был почти в два раза их больше, явно вожак. Большая тварь, одетая в лохмотья, вооруженная топором вместе со своим более мелким сородичем с копьем, бросились на меня. Третий гоблин остался позади, это был лучник.
  Увернувшись от выпада копьем, я подставил свой кинжал под удар топора здоровенной твари. Удар был так силен, что во все стороны полетели искры, а я, едва не выронив кинжал, отскочил в сторону. Кисть моей правой руки отозвалась болью. Похоже, я только, что заработал вывих. Тут же возле самых моих глаз пронеслась стрела. Сразу после этого подземелье огласил недовольный вопль гоблина-лучника. На мое счастье он промахнулся. 
 Едва успев опомниться, от первых атак, на меня вновь понеслись огромный вожак с топором и его сородич копейщик. На этот раз они решили не атаковать вместе. Здоровяк атаковал напрямую, а копейщик решил зайти со спины. Не став искушать судьбу, я отскочил в сторону, сталкивая гоблинов между собой, и побежал к лучнику. Он сейчас был самым слабым звеном из всех моих противников.
  Не ожидая этого, гоблин-лучник запаниковал и выстрелил в меня, почти не целясь. Резко вильнув в сторону, я услышал за спиной жалобный визг. Видимо стрела гоблина все-таки нашла свою цель. Понимая, что промедление теперь подобно смерти, я прыгнул, занеся кинжал для удара. Зеленокожая тварь успела достать новую стрелу и поднести ее к своему луку, но натянуть тетиву уже не смогла - лезвие длинного кинжала вошло прямо в горло, не дав твари издать последний визг. Вытащив черный от гоблиновской крови кинжал, я обернулся и тут же отскочил в сторону, спасаясь от удара топора вожака гоблинов.
  Лезвие топора выбила из стены каменную крошку, и на мгновение гоблин-здоровяк оказался уязвим. Решив не терять преимущества, я ткнул факелом прямо в морду твари. Вожак гоблинов дико завизжал, а в воздухе запахло паленым. Глаз у него больше не было. Обезумив от боли, тварь стала во все стороны размахивать своим топором, словно мельница.
  Поняв, что обойти его в узком каменном туннеле этих подземелий мне не удастся, мне пришлось отступить. Я пятился, возвращаясь назад в просторное помещение, освещенное светом  костра. Здоровяк, слыша мои шаги, двигался следом, продолжая беспрестанно размахивать топором, в надежде покарать своего обидчика. Как ни старался я ступать тихо и стараться обойти его, у меня это никак не получалось. Очевидно, слух у гоблинов был первоклассный, ведь они, как-никак, жители подземелий, для них это главный орган чувств.    
  Наконец, у меня появилась долгожданная идея. Раз я не могу пробиться вперед, надо заманить его в ловушку. Немного попятись назад, я остановился в нескольких шагах от костра и  замер. Сразу с этим замерла и тварь, не слыша звука моих шагов. Решив ускорить процесс осуществления своей идеи, я метнул кинжал в здоровяка. Клинок вонзился в плечо твари по самую рукоять. Снова каменные своды древнего места огласил жуткий вопль. Здоровяк ринулся прямо на меня. Этого я и добивался. Сделав подкат, я прыгнул ему в ноги и здоровенная туша, дико вопя, полетела прямо в пламя костра.
  Вопль перешел в визг. Пламя охватило тварь, превратив ее в подобие ходячего факела.  Гоблин  действительно был здоровым, не смотря на пожирающее его пламя, он сумел подняться на ноги и сделать еще пару шагов, прежде чем огонь доконал его и все закончилось.
   Тяжело дыша, я опустился на каменный пол. Я был почти полностью обессилен. Прошло несколько мгновений, прежде чем, я пришел в себя. Тело вожака гоблинов уже успело догореть. Подойдя к нему, я презрительно пнул ногой тлеющие останки. Внезапно, как бы в ответ на мои действия, что-то блеснуло в черноте пепла. Нагнувшись, я присмотрелся  повнимательней.
  «Во имя девяти!»: только и смог сказать я.
Это был амулет. Средь пепла мертвой твари я нашел амулет. Осторожно достав его из пепла, я подошел к костру, чтобы повнимательней рассмотреть свою находку. Это был большой кулон, на золотой цепочке. На плоской бляшке, судя по всему серебряной, были расположены четыре больших рубина, между ними виднелись выбитые инициалы «Н.К.».
  Медальон был явно не простой, непонятно было, как такая вещь могла оказаться у гоблина. Скорее всего, она была украдена теми же бандитами, у которых потом ее забрали гоблины. Интересно, кому же она могла принадлежать…
 - Что-то мне подсказывает, что вещица может мне пригодиться, - выразил я мысли в слух, пряча находку в своих доспехах.
 Решив не терять больше времени, я снова направился к каменной лестнице, уходящей вверх. Оказавшись у проема в полу, я отступил назад, примерно на двадцать футов, разбежался и изо всех своих сил прыгнул. Не смотря ни  на, что мои ноги оказались на твердой поверхности. Я был на той стороне.
  Освещая себе, путь факелом, я стал подниматься по лестнице. Лестница была винтовой и уходила прямо вверх. Через некоторое время я наткнулся на большой железный люк. Подняв, его я остановился. Мне в глаза ударил солнечный свет…

    
                2


  Сколько раз я убеждался, что ничего в жизни нет прекрасней самых простых вещей. Воздуха, солнца, свободы.  Каждый раз, находясь на волосок от смерти и выбираясь живым, я понимал это. Вот и сейчас на меня нахлынуло острое чувство счастья. Я выбрался живым и снова был на свободе!
  Я оказался посреди леса. Вокруг меня всюду возвышались большие, деревья, которым, судя по толщине, перевалило  не за одну сотню лет. Железный люк открылся прямо на земле, на ровном месте. Со стороны он был абсолютно не заметен, поскольку весь порос мхом, самой разнообразной мелкой травой и абсолютно сливался с поверхностью. Очевидно, в те времена, когда  подземелье было построено, кто-то позаботился и о тайном выходе из него, или входе. Мне сейчас это было не важно. Мысленно возблагодарив девять божеств Имперского культа, я решил оглядеться вокруг. Места вроде этого трудно запоминаются, потому, что похожи одно на другое. Кругом деревья, никаких следов строений и никаких признаков дороги.
  «Я обнаружил вход в подземелье недалеко от Чейдинала, в окрестностях озера Арриус. Значит, я по-прежнему нахожусь где-то в этом районе»: размышлял я, оглядывая окрестности. «Ничего, главное, что я выбрался, все остальное чепуха».
   Подойдя к ближайшему дереву, поросшему мхом, я обратил внимание, с какой стороны были поросли. Повернувшись в ту же сторону, что и рос мох, я понял, что там север. А Чейдинал находится к югу от озера Арриус. Значит мне в противоположную сторону. Развернувшись, я направился по лесу на юг. Возможных угроз, всегда поджидавших беспечных путников в глухом лесу, я не опасался. Оружия у меня больше не было, но мои навыки никуда не делись. Я всегда был превосходным охотником, и мог почуять опасность за милю вперед, да и сейчас был белый день.  Не волновало меня и мое месторасположение, даже, если я  сбился с курса и не выйду на город, то так или иначе достигну Синей дороги, а это уже хорошо. Так оно и получилось. Спустя пару часов я наткнулся на длинное, выложенное синеватым камнем полотно дороги. По дороге, неспешным шагом, ехал всадник, солдат имперского легиона, патрулирующий дорогу. Его вид внушал уважение. Закованный в мощные черные латы с длинным мечом наперевес он восседал на черном, как смоль коне.
  Завидев меня, он положил руку на рукоять меча и остановился.
- Эй, ты, назови себя, - сказал он мне. – Кто ты и куда направляешься?
- Амес Сванэй, бретон, я член Гильдии Бойцов Коррола, направляюсь в Чейдинал по делу, - сказал я, направляясь к нему. – Не волнуйтесь, я не бандит.
Оглядев меня с головы до ног, легионер только фыркнул.
- Какой уж из тебя бандит без оружия, - усмехнулся солдат. – Можешь продолжать путь гражданин Коррола, Чейдинал как раз в ту сторону.
Солдат указал рукой вперед.
- Далеко до него? – спросил я.
- Часа четыре если пешком, - ответил легионер.
- Если вам по пути, может, подвезете меня? – спросил  я. – Я могу заплатить.
- Какой там, - снова усмехнулся солдат. – Залезай.
Запрыгнув на лошадь сзади, я снова возблагодарил девять божеств имперского культа.

                *     *    *

   Город  Чейдинал  стоял  на  огромном  холме, отгородившись  от  остального  мира  толстенными  крепостными  стенами  и  башнями. Видимо, именно    из-за  толстых  стен,  город  и  получил  свое  название. На  местном  наречии  это  означало – черепаха. Мы добрались  еще до захода солнца. По счастливой случайности солдат имперского легиона направлялся как раз сюда, поэтому ему и не составило большого труда подвести меня.
  Распрощавшись с легионером, я вошел в город, ворота которого всегда были открыты для путников. Улочки  города  были  узки, но аккуратны, дома  не  превышали  трех  этажей  в  высоту. Очень  радовала  глаз  вымощенная   камнем  дорога. По  этой  дороге  было  приятно,  и ехать и ходить,  из-за  почти  полного  отсутствия  грязи  на  ней. В  этом  городе  жили  не  более  двух  тысяч   человек, но  за  своим  городком,  они  следили  очень  хорошо. На  улицах  было  мало  народа, видимо, не  все  в  этом  городе  любили поздно ложиться спать. На улицах попадались  в  основном  лавочники и торговцы, спешащие  закрыть  свои  лавки. Время  близилось к вечеру, солнце уже давно клонилось к горизонту, не пройдет и часа, как оно скроется за ним, уступив место сумеркам. Попадались на пути и простые горожане, мерно идущие по своим делам. Попрошайки просили милостыню, требуя деньги под самими разнообразными предлогами. Одни называли себя ветеранами воины, какой, правда, не уточняя, другие сетовали на голодных детей, которых не чем было кормить. Единственные заведения, в которых  к вечеру прибавлялось посетителей, были трактирами и постоялыми дворами. Именно в одно из таких милых заведений я как раз  и направлялся.
  Трактир «Чейдинальский мост» был излюбленным местом отдыха членов Гильдии Бойцов, к которым принадлежал  и я. Здесь бойцы отдыхали после тяжелых будней, поминали погибших товарищей и говорили о предстоящих делах. Здесь меня ждал мой старый товарищ, с которым мне нужно было обсудить кое-какие важные для меня вопросы.  Мой товарищ был орком и, по совместительству, главой Гильдии Бойцов Чейдинала. Его звали Бурз Гро Кхаш.
  Тем  временем, прохаживаясь  по   узким,  но  чистым  улочкам города, я  таки  добрался  до  большого  трехэтажного  каменного  дома, на  котором  красовалась  деревянная вывеска с  надписью  «Чейдинальский мост». Войдя туда, я вновь ощутил знакомую атмосферу, всегда царящую в подобных заведениях. Десяток  столов, за  которыми  сидели  хмельные  посетители  и  горланили  какие-то  песни. Некоторые  играли  в  кости, другие  просто  молча  ели  и  пили. Прямо посередине помещения первого этажа находился большой камин, в котором догорали еще горячие угольки.
  Большая часть из находившихся здесь людей была мне знакома. Это в основном мои сослуживцы по гильдии. Некоторые, завидев меня, приветливо кивнули. Я ответил на их приветствия и начал искать глазами своего старого приятеля. Искать пришлось недолго. Большой орк, облаченный в черную кольчужную кирасу, в одиночестве сидел за столиком у дальней стены. На поясе у него висела огромная зачарованная булава, его любимое оружие. Заметив меня, он приветливо махнул мне рукой, приглашая к своему столу.
  Я направился к своему приятелю. Осторожно, протиснувшись между близко стоящими  столами, стараясь не задеть какого-нибудь разогретого выпивкой бойца, чтобы тот спьяну не затеял  драки, я  пробрался к нему.
- Еще жив! – сказал Бурз Гро Кхаш свое фирменное приветствие. Что это приветствие было фирменным, знал только я и еще парочка старинных его друзей, которых он ценил и уважал.
- Здравствуй старый товарищ, - сказал я, присаживаясь за его столик.
- Вижу по твоему состоянию, твой рейд был так себе, - сделал вывод орк, внимательно оглядев меня. 
- Да. Не так далеко отсюда, у озера Арриус я обнаружил вход в подземелье, - сказал я.
- Ей ты, эля мне и моему другу! – крикнул орк трактирщику через весь зал.
Такая бесцеремонная манера поведения была присуща всем оркам, которые ценили в людях главным образом силу и смелость. Именно эта черта оркского характера и свела меня с ним. Силы во мне, конечно, было не так много, но вот смелостью я мог гордиться.
Пять лет назад моя смелость помогла сохранить честь Бурз Гро Кхашу, а такого орки никогда не забывают.
  Старый седобородый трактирщик мигом кинулся исполнять заказ. Злить моего приятеля никому не хотелось.
- И что там с подземельем? – сова обратил на меня внимание глава гильдии бойцов Чейдинала.
- Сплоховал я, не заметил ловушки. Только я оказался внутри, дверь за мной закрылась, и мне пришлось искать другой выход. В темноте я чуть было не попал в западню, а потом нарвался на гоблинов.
- Гоблины, мерзкие твари, - поморщился мой приятель.
- Точно, - согласился я. – Еле отбился от них. Потом, слава девяти, отыскал выход.
- А прибыль? – спросил Бурз Гро Кхаш.
- Чуть, - настал мой черед морщиться. – Там видимо раньше была стоянка бандитов, потом пришли гоблины и забрали все, что могли. Мне удалось найти только камень Варла. 
- И все?
Мне почему-то очень не хотелось рассказывать моему приятелю про странный амулет, найденный мною в том жутком месте. Не знаю почему, но у меня появилось какое-то интуитивное чувство не делать этого. Поскольку своей интуиции я всегда довеял, то и в этот раз решил прислушаться.
- Ничего, -  потупив взгляд, сказал я.
- Да уж, негусто, - тяжело вздохнул мой приятель.
- Ну, ничего, завтра как проснешься, заходи к нам в гильдию, я выдам тебе новый меч, - одобряюще сказал мой приятель.
Я кивнул соглашаясь.
- И кстати, у меня появилась работенка для тебя, - сказал орк.   
Я вопросительно уставился на него.
- Что за дело? – спросил я.
- Хорошее дело, - сказал орк. – Денежное и не очень сложное. Сам бы за него взялся, не будь я главой гильдии.
- Даже так! – удивился я.
- Никому другому его доверять не хочу, - сказал Бурз Гро Кхаш. – Как все провернешь, сумеешь, и заработать и продвинуться в звании. Тебе кстати давно пора продвигаться, а то засиделся в чине меченосца уже целый год. Стыдно это при таком друге, как я.
- Да, это точно, - согласился я. – Так, что за дело?
- Пустяки, - начал повествование орк.
В этот момент к нашему столику подошел трактирщик с двумя  большими кружками эля. Поставив их на наш стол, трактирщик поклонился и ушел. Воспользовавшись паузой, мы оба отхлебнули из своих кружек. Эль был холодный и в меру терпкий, он здорово поднял мне настроение, изрядно испорченное прошедшими событиями.
- Пару лет назад одну известную и влиятельную имперскую аристократическую семью постигла беда, - продолжил, наконец, мой друг. – Их фамильный замок, что у самых гор Джерол был атакован и захвачен темной силой. Многие из них погибли, но некоторым удалось уцелеть. Теперь, спустя годы, они хотят вернуть замок себе. Пару дней назад ко мне явился представитель этой семьи, все рассказал и попросил меня, а стало быть, и нашу гильдию, о помощи. Им нужно, чтобы опытный следопыт и охотник, знающий толк в открывании дверей и распознавании ловушек  сопроводил их туда. А также, если там остались следы темной силы, помог их изгнать.
- И ты называешь это задание простым? – удивился я.
- Конечно, - уверенно сказал орк. – Всего с тобой пойдет десять человек. Все они молоды и все вооружены. А оружие у них элитное, сплошь зачарованное, не чета твоему утерянному мечу.
- А, что это за таинственная темная сила? – спросил я.
- Мне подробностей не открывали, сказали только, что тебе сами все расскажут в процессе работы, - объяснил орк.
- Здорово, ничего не скажешь, - поразился я.
- А, что ты хочешь, сынок? Ты состоишь в гильдии бойцов, а не в труппе актеров, поэтому не жалуйся, - сказал глава Чейдинальской гильдии бойцов.
- А цена? – спросил я.
- О, это другой разговор, - улыбнувшись, обнажив свои клыки, сказал мой друг. – Десять тысяч золотом.
Я только присвистнул. От такой суммы у меня голова пошла кругом. Я мог бы купить себе неплохой дом в Чейдинале, или другом городе Сиродила. 
- Ради такой суммы, пожалуй, стоит попробовать, - сказал я.
- Вот, это слова настоящего могучего рубаки, отлично, - хохотнул орк.
- Приходи утром в гильдию, а пока, отдыхай, у тебя впереди долгий день, - сказал орк.
После этого мы с ним еще немного посидели, поговорили о всяких мелочах, после чего он допил свой эль и ушел. А я, заплатив трактирщику за ночлег, пошел отсыпаться в только, что снятую мной комнату.


                3

 
  Ночь прошла спокойно. Для ночлега мне досталась постоянно зарезервированная за мной комната, в которой я останавливался каждый раз, как приходил в «Чейдинальский мост». Небольшая, уютная комната, всегда чисто убранная, а также свежие простыни на кровати, полное отсутствие клопов и тараканов – бичей практически любого похожего заведения. Все это мне очень нравилось. Именно за такое обслуживание эта таверна и была облюбована гильдией бойцов.
  Не знаю, сколько я проспал. Очевидно, бурные события прошлых дней  выбили меня из колеи сильней, чем я предполагал. Так или иначе, когда я выглянул в окошко, на улице уже было светло. Вспомнив про предложение Бурз Гро Кхаша, я оделся и покинул свою комнату. Спустившись на первый этаж, я первым делом заказал у трактирщика завтрак. Поскольку в утренние часы посетителей у него было не много (сейчас, был только я), хозяин заведения быстро мне все приготовил. Мой завтрак состоял из жаркого, овсяного пудинга, свежевыпеченного хлеба и стакана грога. Сидя за столиком и завтракая, я вспомнил сон, который приснился мне прошлой ночью. 
  Мне привиделись картины из моего прошлого. Пять лет назад я только-только вступил в гильдию бойцов и получил ранг союзника, которым тогда очень гордился. Это было время сильного соперничества между гильдией бойцов Чейдинала и Коррола. Бурз Гро Кхаш поспорил с главой корролской гильдии и поставил на кон свою честь и ранг главы гильдии. По условиям спора пять бойцов от каждой гильдии должны были проникнуть в огромные эйлендские руины Малада, много веков заброшенные подземелья древних эльфов. Главной целью этого состязания был древний артефакт - Великий Камень Велкинд. Боец, сумевший достать его, и вынести из подземелья приносил победу своей гильдии.
  По счастливой случайности я попал в команду чейдинальской гильдии. По началу меня не хотели брать. «Новичкам не место в таком важном деле!»: сказал мне тогда Бурз Гро Кхаш. Но я не послушал его и все равно пришел к оговоренному месту. Интуиция привела меня туда, как оказалось не зря. По пути к Маладе один из наших бойцов неудачно спустился с крутого холма и сломал себе ногу. Поскольку никакой другой замены ему не нашлось, я был взят в команду.
  В Маладе нас ждал настоящий ужас. Древние ловушки эйлендов, зомби и призраки, вечно бодрствующие, охраняющие то, что осталось от древних властителей Сиродила. В итоге из обеих команд в живых остался только я. И мне все-таки удалось достать артефакт и вынести его из подземелья. Таким образом, я принес победу своей гильдии, славу себе  и сохранил честь и статус Бурз Гро Кхаша. От проигравшей стороны в подарок я получил меч, тот самый, который позорно потерял день тому назад. После этого случая мы с орком стали хорошими друзьями. За этими воспоминаниями я покончил со своим завтраком, после чего расплатился и покинул трактир.
  В городе было тепло, даже жарко, ярко светило солнце. Идя по уютным аккуратным улицам, я не мог в который уже раз не насладиться красотой этого города. Чейдинал на мой взгляд, был одним из живописнейших мест во всем Сиродиле, после столицы, конечно. Парки, статуи и даже само настроение, которым пропитаны местные жители, очень радовали. Переход через дорогу, лавируя меж проезжающих по своим делам всадников, я подошел к одному из символов Чейдинала. Большое озеро, расположившееся прямо в центре города пересекал широкий мост. Мост был примером тех вещей, о которых обычно говорят «простенько, но со вкусом». Длинный каменный мост, над которым была возведена крыша. Именно этому мосту трактир, который я покинул, был обязан своему названию. Дойдя до его середины, я задержался и залюбовался видом. По бирюзовой глади озера плавали белоснежные кувшинки. Все радовало глаз. Я родился и вырос в Кватче, городе, который был разрушен во время войны с дэдрами Обливиона. К счастью, когда это случилось, я уже жил и работал в Корроле, и меня несчастье не затронуло.  Среди  воспоминаний моего детства было похожее озеро.  Кватч был красивым городом. Может быть, поэтому Чейдинал был мне особенно мил,  он напоминал мне мою малую родину. Неторопливо, прогуливаясь, я перешел через мост и направился в сторону гильдии бойцов, которая была уже не далеко.
  Еще немного пройдясь, завернув за угол одного из домов, я вышел к зданию гильдии. Большой трехэтажный каменный дом был украшен  красными флагами  с изображением двух перекрещенных мечей. Стены здания давно зацвели ржавым мхом и плесенью. Это было не удивительно, ведь это здание было выстроено специально для гильдии еще в первые годы, после основания города, в незапамятные времена. С тех пор здание, конечно же, ремонтировали, но такую вот поросль предпочитали оставлять нетронутой, подчеркивая древность и незыблемость гильдии бойцов.
  Внутренне приготовившись выслушивать занудливую речь старого друга о моей не пунктуальности, я открыл дверь и вошел в здание. Широкий холл первого этажа, к моему удивлению, пустовал. Я прошел  внутрь. Здесь все было как обычно. В гильдии бойцов царила соответствующая названию обстановка. На стенах висели щиты, мечи и флаги с гербом гильдии. Снизу, из подвала, доносились яростные крики и лязг мечей. Это тренировались новички. 
- Эй, есть кто дома? – громко сказал я.
Раздались приближающиеся шаги. По широкой деревянной лестнице мерно спускался привратник. Облаченный в тяжелые железные латы, он смотрелся более чем внушительно для своего положения. Привратниками обычно назначали либо стариков, успевших послужить гильдии, но по состоянию здоровья не годных выполнять контракты, либо травмированных, потерявших свое здоровье, служа гильдии и не способных выполнять контракты по той же причине. К этой группе относились люди разного, порой, совсем молодого возраста. В общем, эта должность была своего рода почетной пенсией, не более. Этот привратник, которого звали Хаскил, относился ко второй группе.
- Я вижу, вы припозднились, меченосец, - сказал он, продолжая спускаться. – Господин глава с клиентами вас уже заждались.
- И тебе привет Хаскил, - широко улыбнулся я. – Где они?
- В кабинете, - ответил привратник, спустившись ко мне. – Глава старается развлечь клиентов, чтобы скоротать время до твоего прибытия, а ты знаешь, как он не любит этого делать. Так, что поспеши.
- Сию минуту, - сказал я.
Поднявшись по той же лестнице, я оказался на втором этаже. Здесь были кладовые, подсобки, склады с оружием и прочие служебные помещения. Кабинет Бурз Гро Кхаша находился на третьем этаже.
 Я вошел без церемоний, как любил это орк. Кабинет главы гильдии бойцов больше походил на подсобное помещение. На полу валялся мусор, на стенах висели мечи и копья. Хорошо хоть здесь было просторно, в противном случае никакие клиенты, тем более аристократы, не заключили бы контракт даже на самых выгодных условиях. Посреди всего этого великолепия стоял мощный письменный стол. Не крепкий, а именно мощный. Другого слова подобрать было невозможно. Сделанный из маренного дуба стол был окован железом, а ящики стола закрывались на небольшие висячие замки, что просто поражало воображение. Орк, одно слово.
 За этим столом и сидел хозяин кабинета. Изо всех сил, стараясь сохранять приличие, он разговаривал с тремя весьма примечательными персонами. Персоны сидели за столом, и, судя по их недовольному виду, с нетерпением ожидали моего прихода. Они были одеты  вычурно. Их камзолы, расшитые жемчугом стоили целое состояние. 
Двое молодых имперцов, примерно моих ровесников, сидели по бокам, а в центре, прямо напротив Бурз Гро Кхаша находился пожилой, умудренный опытом человек с густыми седыми бровями, придающими ему вид мудреца, явный лидер этой группы. Мне было ясно, что это и были клиенты, в конце концов, никого больше здесь не было. Завидев меня, орк оживился, видно обрадовался, что больше не придется развлекать важных клиентов. Я же знаю, как он ненавидит это делать. 
- О, а вот и пришел тот о ком я вам, господа уже все уши прожужжал! – радостно сказал орк, поднимаясь из-за стола.
 Аристократы обернулись ко мне. Лица молодых их представителей сразу приняли надменно-презрительные выражения, пожилой аристократ остался бесстрастным. Бурз Гро Кхаш подошел ко мне и крепко пожал руку. Я сразу понял, что старина Бурз старается показать своим клиентам, как он мне доверяет. Уж если грозный орк, да к тому же титулованный и умудренный опытом, пожимает руку простому парню, значит, он того непременно заслуживает.
- Амес Сванэй, - скорее утвердительно сказал, чем спросил старший из клиентов.
- Да, - подтвердил я.
- Наслышаны о ваших подвигах, - продолжил аристократ. 
Я промолчал. Молодые аристократы поглядывали на меня все с тем же презрением, очевидно сомневаясь в том, чтобы какой-то простолюдин может достичь большего, чем они. Я бесстрастно игнорировал их взгляды, ибо понимал, что означает для меня и для гильдии в целом этот контракт. 
- Раз уж все в сборе, не угодно ли вам, господа, обсудить детальные условия заключения контракта? – сказал Бурз,  обращаясь к клиентам.
- Пожалуй, - согласился старейший из аристократов. – Но прежде чем подписать бумаги, я должен расспросить нашего проводника.
Орк пожал плечами и кивнул. Я обратил все свое внимание на пожилого господина.
- Меня зовут лорд Джаней, рядом со мной мои сыновья бароны Эрих и Вонн, – сказал аристократ.
- Очень рад, - сказал я, склонив голову в легком поклоне. 
- Перейдем сразу к делу, - продолжил лорд Джаней. – Вы хорошо знаете горы Джерол, молодой человек?
- Не плохо, - сказал я. – По крайней мере, ту их часть, что лежит в  графствах Коррол и Брума.
  Лорд  удовлетворенно кивнул.
- Наш фамильный замок Уалон находится на самой границе графств Чейдинал и Брума. В виду такого его положения в прошлом случались междоусобные войны между этими графствами. Каждый из графов хотел иметь такой стратегически важный форпост. Но, как вы возможно знаете из истории, Уалон так, и остался нейтральной территорией, поскольку ни одна из сторон не смогла отбить его у моей семьи, - сказал  Лорд Джаней с гордостью. – После того, как нежить оккупировала замок, наша семья утратила свое положение среди других аристократов Сиродила. С его возвращением мой род снова получит подобающее ему положение. Ситуация вам ясна?
- На счет событий прошлого и ваших интересов в этом деле да, - сказал я. – Но мне не понятно другое.
- Чего же? – приподнял седую бровь старый аристократ.
- Что за нежить оккупировала замок, и почему это случилось столь быстро? – задал я единственно интересующий меня вопрос.
  Как ни странно, но на этот простой вопрос аристократы отреагировали довольно странно. Бароны изменились в лице и переглянулись, а пожилой лорд насупил седые брови.
- Обычная нежить, что скрывается в тамошних гротах и пещерах, - сказал Джаней. – Не беспокойтесь  Амес, с нами  в поход пойдут лучшие воины нашего рода. Вы нужны лишь как опытный следопыт и взломщик. Все, что нужно от вас – провести нас к замку и обезвредить ловушки, остальное сделаем мы сами.
   Я кивнул, соглашаясь с лордом, хотя прекрасно понимал, что эти люди что-то не договаривают. На несколько мгновений в кабинете Бурза воцарилась полная тишина. Клиенты молчали, даже напыщенные Эрих и Вонн потупили взгляды и уставились себе под ноги.
- Ну, если вопросов более не имеется, может, уладим бумажные дела? – нарушил молчание орк, с надеждой уставившись на лорда Джанея.
- Пожалуй, - согласился он.
Бурз Гро Кхаш радостно извлек из ящика своего стола длинный свиток и, развернув его, положил на стол, придвинув к клиентам. Вопреки всем тревожным ожиданиям орка,  пожилой лорд поставил свою подпись на нем, даже не читая. Радуясь такой быстрой удаче, орк поспешил поставить на свитке и свою подпись. Бумажная работа была одной из тех обязанностей главы гильдии, из-за которой Бурз ненавидел свою работу. Он страстно мечтал найти  какого-нибудь простака, на которого бы возложил все свои бюрократические обязанности. Только проблема была в одном – никто из гильдии бойцов никогда не согласиться променять воинские обязанности, на бумагомарание. Наша гильдия была местом сосредоточения настоящих воинов и смельчаков, а не канцелярских крыс, и Бурз знал это, но брать себе подчиненного со стороны не хотел. 
- Рад, что мы обо всем договорились, - сказал лорд, поднимаясь из-за стола. Вместе с ним поднялись на ноги и молодые бароны. – А теперь мы удаляемся, дабы приготовиться к походу. Вам Амес Сванэй сообщаю, что мы будем готовы к отправлению через два часа. Присоединяйтесь к нам за городом у северных ворот.
- Как скажите, - сказал я, снова отвесив аристократам легкий поклон.
Лорд Джаней и бароны покинули кабинет главы отделения гильдии бойцов. Как только дверь за ними захлопнулась, и послышались их удаляющиеся шаги по лестнице, Бурз Гро Кхаш  шумно выдохнул.
- С облегчением тебя, - сказал я, усаживаясь за стол перед орком.
- Да уж, - огрызнулся он. – Для гильдии этот контракт очень много значит, теперь дело за тобой. Если все пройдет успешно, наше отделение гильдии улучшит репутацию, а ты сразу перейдешь в ранг протектора и получишь щедрое вознаграждение, как я тебе обещал. 
- Твоими бы словами, - сказал я, тяжело вздохнув.
Орк вопросительно посмотрел на меня.
- Разве ты не видишь, что они что-то скрывают? – сказал я.
- Аристократы всегда что-то скрывают, - фыркнул Бурз. – Я вот, что тебе скажу – не доверяй им, держи с ними ухо в остро, но работу выполни исправно. Ведь ты же часть нашей гильдии, а это ко многому обязывает.
- Я знаю, - сказал я, поднимаясь из-за стола. Орк поднялся вслед за мной. – Я пойду. Мне тоже надо готовиться.
- Подожди немного, - сказал Бурз, направляясь к одной из стен своего кабинета со стеллажом с оружием. – Чуть не забыл.
 Одной рукой легко сняв со стеллажа длинный двуручный меч в кожаных плетеных ножнах, который весил никак не менее двадцати пяти фунтов, он вернулся с ним ко мне. У меня аж дух захватило. Это был не простой железный меч, судя по серебристым бликам, гуляющим по клинку, это было зачарованное оружие.
- Невероятно! – восхитился я.
- Я же обещал, что выдам тебе новое оружие, - осклабился орк. Клыки на его нижней челюсти от этого угрожающе выпятились вперед. 
 Я принял оружие из рук своего старого друга. Меч и впрямь весил двадцать пять фунтов. Я взвесил его в руках и почувствовал, как уверенность наполняет меня изнутри.
- Спасибо старина, - улыбнулся я. – С такой штучкой мне будет намного увереннее в обществе напыщенных аристократов.         
- Главное, не переусердствуй, - напутственно сказал Бурз Гро Кхаш.
               

                4
      
   К назначенному времени я уже был в седле и скакал по проселочной дороге в северном направлении от города на чалой лошади гильдии бойцов. Я был в полном снаряжении. На мне был новенький комплект моих излюбленных легких кожаных доспехов, а за спиной висел подаренный мне Бурзом двуручный меч. Я был готов ко всем возможным тяготам походной жизни. При мне был трехдневный запас пищи, на случае если в охоте меня будет преследовать неудача (что бывало нечасто). Полная фляга чистой воды и, конечно же, магические зелья. Без зелий лечения и пополнения  сил ни одному путнику было не выжить в дальних странствиях. Также я захватил с собой теплый меховой плащ, чтобы защититься от холода, который царит в горах Джерол и спальный мешок. Все мои вещи были навьючены на лошадь. Свою таинственную находку в пещере с гоблинами я тоже прихватил с собой. Надевать кулон я не стал, опасаясь возможных губительных последствий, неизвестно ведь был ли он зачарован или нет, но просто положил его в карман под доспехами.
   Проскакав от самых северных ворот Чейдинала, я вот уже десять минут двигался по широкой дороге в поисках группы аристократов, жаждущих освободить свой замок и стать еще более могущественными. Пока их не было видно. Меня успокаивало то, что в этом направлении существовала только эта дорога, поэтому разминуться с отрядом сановников я никак не мог. По обеим сторонам от дороги простирался густой лес, а это еще более снижало возможность разминуться с ними. Аристократы, даже самые гордые из них, предпочитали избегать густых лесов в малоизученных районах. А территории к северу от Чейдинала относились именно к такой категории. Сюда почти не отправлялись патрули ввиду отсутствия крупных поселений в этом районе, здесь просто нечего было охранять, поэтому предместья гор Джерол всегда были пристанищем бандитов, изгнанников и разнообразной нечисти.
  Наконец мои предположения оказались верными – вдали, я услышал лошадиное фырканье и отголоски большой группы людей. Впереди дорога круто поворачивала направо, голоса аристократов доносились как раз из-за поворота.  «Вот и они развращенные роскошью сановники!»: подумал я. «Сейчас снова придется терпеть на себе косые взгляды и выслушивать заунывные речи о былом величии бывших хозяев Уалона…»  Приготовившись к общению с клиентами гильдии бойцов, я последовал дорожному полотну и повернул направо.
  Группа из десяти человек расположилась прямо посреди дороги. Вот только это были не аристократы, а бандиты. Разношерстная компания, в которой я различил  нордлингов и хаджитов, выглядела устрашающе. У всех бандитов было разнообразное оружие от простых дубинок до дорогих эльфийских мечей. Также было и с доспехами.
Очевидно, головорезы отмечали какой-то свой успех, они сидели на бочках и ящиках, которые вероятно отбили у незадачливых путников, пили вино и гоготали во все горло. Рядом с разбойниками к вбитым в землю колышкам  был привязан десяток дорогих пегих лошадей.
  Мое эффектное появление застало бандитов врасплох. Вместо того, чтобы всеми напасть на меня, они бросились в рассыпную, спасаясь от копыт моей лошади.
 «Уж не расправу ли над аристократами они отмечали?»: пронеслось у меня в голове.
Проскочив лагерь бандитов, я помчался дальше по дороге. Мне в след понесся град копий и стрел. Пришпорив коня, я стал двигаться зигзагами, чтобы уклоняться от стрел, благо широкая дорога этому способствовала. По моему правому боку чиркнула стрела, доспех выдержал, но я прекрасно понимал, что всего лишь это чистое везение.
 - Во имя девяти! – сказал я. – О великий Акатош, помоги мне!
То, что я намеревался сейчас сделать, нуждалось в божественной поддержке. Я прекрасно понимал, что далеко от разбойников мне не ускакать. Минуту другую и они седлают коней, и пуститься в погоню. Против десяти всадников в одиночку не справиться даже могучий Бурз Гро Кхаш, куда уж мне пытаться. Поэтому я должен воспользоваться пока еще имеющимся у меня преимуществом всадника. Да и к тому же, если эти бандиты и впрямь перебили аристократов, то они должны быть отомщены. Какими бы ни были клиенты гильдии бойцов, все ее члены обязаны были уважать их.
  Я резко потянул поводья на себя, заставляя лошадь встать на дыбы. Развернув животное назад, я осмотрелся. Погони не было, пока не было. «Бандиты могли и не гнаться за мной. Может, они все в стельку пьяны, и не в состоянии устраивать погони. Что ж, тем лучше!»: подумал я  и пришпорил своего коня. Вытащив из ножен за спиной двуручник, я в полной мере ощутил его вес одной рукой. Вот в чем было преимущество одноручных мечей,  так это в их легкости и возможности легко пользоваться ими при езде верхом. Я понял, что не смогу долго размахивать своим мечом одной рукой, но, чтобы поразить пешего противника на полном скаку этого и не требовалось. Я уповал еще и на зачаровку меча, если она окажется достаточно сильной, мне не потребуется прикладывать много усилий.
  Уже на подходе к лагерю я понял, что мои догадки о не трезвом состоянии бандитов подтвердились. Они и не пытались преследовать меня. Некоторые из них продолжали высматривать окрестности с луками наготове, другие же вернулись к выпивке. Мое повторное появление оказалось для них такой же неожиданностью, как и первое. Мое приближение на этот раз, правда, заметили двое хаджитов-лучников, у которых дела со зрением обстояли явно лучше, чем у нордлингов. Они начали громко вопить, предупреждая своих дружков о моем появлении.
  Парочка стрел просвистела у самого моего лица. «Очевидно, опьянение не способствует меткости!»: ухмыльнулся я, сильнее пришпоривая  коня. Перепрыгнув через ящик, на котором стояли бутылки и другая нехитрая снедь разбойников, я  рубанул по одному из лучников, что был ближе ко мне. Меня обдало темно-красной кровью хаджита. Я только порадовался зачаровке клинка. Этому бандиту не только снесло голову, его тело еще и отбросило прочь от меня ледяной струей. «Удар холодом! Этот клинок поражает противника холодом!»: понял я. 
 Увернувшись от еще одной стрелы, я бросился к другому лучнику. Тем временем другие разбойники до этого момента плохо понимавшие происходящее, взялись за оружие и ринулись на помощь своему товарищу. Хаджит, к моему удивлению, не побежал прочь от несущегося прямо на него всадника, а остановился как вкопанный, уставившись прямо на меня.  Сначала я подумал, что он хочет подпустить меня поближе, чтобы как следует прицелиться и выстрелить из лука, но когда нас стали разделять всего несколько метров, в его руках, откуда ни возьмись, появилась длинная рогатина.
  «Боевая магия!»: ужаснулся я, прежде чем сшибленный мощным ударом с лошади повалился на землю. Моя лошадь с диким ржанием помчалась прочь. Оказавшись на земле, я искренне порадовался, что на мне были легкие доспехи. Закованный в тяжелые латы всадник в подобной ситуации напоминал бы перевернутую на спину черепаху, беспомощно шевелящую конечностями, тщетно пытаясь подняться на ноги.
  Откатившись в сторону спасаясь от удара саблей, я одним прыжком поднялся на ноги  и обхватил рукоять своего меча, который чудом сумел удержать  при падении, на этот раз двумя руками. Хаджит рубанул еще раз, на этот раз я подставил под удар свой клинок и сразу же по дуге ответил своим выпадом. Тяжелое лезвие вонзилось в левый бок разбойника, дробя кости. В рану к тому же ринулись потоки магического холода, заставившие бандита выйти из боя. С дикими криками разбойник рухнул на землю, но радоваться было рано, ко мне уже подбегали остальные головорезы.
  Восемь бандитов, большинство из которых были нордлингами,  разом ринулись на меня. И снова я  возблагодарил девять божеств, бегая по дороге уклоняясь и парируя оград  ударов, что обрушила на меня свара бандитов.  Я старался перемещаться по полю битвы, держа в поле зрения всех своих противников, не давая никому зайти ко мне со спины. 
- Сдавайся, ты уже почти труп! – взревел один из нордингов, высоченный светловолосый детина в тяжелых стальных доспехах.   
Вместо ответа я сделал опасный выпад, от которого тот едва сумел увернуться. Мы продолжали кружить по дороге, я начал уставать не меньше бандитов. Мои руки начали понемногу деревенеть, устав от веса меча. Я стал подумывать о том, чтобы отступить в лес, там под прикрытием деревьев у моих противников будет меньше места для маневра, впрочем, как и у меня.  Я стал пятиться к деревьям, но  бандиты, видимо разгадав мои замыслы, разделились на две группы, и пошли на меня с обеих сторон дороги, как бы зажимая в клещи.
  Одному из нордлигнов, тому самому, что предлагал мне сдаться, видимо надоела возня со мной, и он отделился от группы своих товарищей и кинулся на меня. В его руках была большая секира. Сумев, увернутся от размашистого удара, который в случае удачи разрубил бы меня поперек, я ответил точно таким же сильным ударом сверху вниз. Нордлинг, очевидно ожидая такой поворот событий, поставил секиру плашмя и закрылся ей от удара. В секире светловолосого, варвара имелась специальная выемка. Попав в нее мой клинок, оказался в ловушке. Как ни силился я высвободить свой меч, все было тщетно. Варвар громко взревел и изо всех сил дернул свое оружие на себя. Мой двуручный меч описал в воздухе красивую дугу и приземлился в паре метров от меня. Дико гоготнув, варвар так врезал мне кулаком в челюсть, что мир померк перед моими глазами. Как-то сразу прямо передо мной оказалось небо, по которому мерно плыли пушистые белые облака. 
  «Неужели это все?»: подумал я. В этот момент я не испытывал страха, только сожаление и разочарование, что все закончиться так банально и глупо, от рук каких-то бандитов. Тут я услышал отчаянное лошадиное ржание.
  «Вот и мою глупую скотину поймали»: горестно подумал я. Но внезапно, к этому ржанию присоединились еще и еще, а потом все взорвалось морем криков и воплей. Сделав над собой усилие, я приподнял голову и увидел поистине незабываемое зрелище. Прямо из леса выскочил большой отряд всадников. Все они словно вышли из эпических легенд и поэм  про бесстрашных рыцарей. Каждый был облачен в дорогие, сверкающие свежей зачаровкой доспехи. В основном на всех была эльфифская и гномская амуниция, считающаяся самой дорогой и надежной во всем Тамриэле. Их кони были все как один вороные.
«Аристократы!»: понял я, удивляясь тому, что ощущал облегчение и радость от их появления.
 Отряд возглавлял старый лорд Джаней, который выглядел на лошади и в доспехах совершенно нелепо. Тем не менее, оружие у надменных сановников также было не из дешевых, и они им умело пользовались. Врезавшись в беспорядочную группу разбойников, словно мясорубка в мясо, они стали безжалостно рубить всех. Никто из разбойников не успел ничего сделать, мне кажется, они даже понять ничего толком не успели.
  Всего одно мгновение и от пышущих яростью головорезов остались лишь куски кровоточащей плоти.
      
                *                *                *
- Прими наше восхищение, Амес, - сказал мне лорд Джаней, когда я немного пришел в себя. – Мы заметили стоянку бандитов незадолго до твоего прихода, потом ушли в лес и решили устроить им засаду. Твое эффектное появление спутало нам все карты. Мы, конечно, ожидали тебя, но надеялись управиться с разбойниками до твоего появления. Когда ты проскочил мимо, мы решили, что ты струсил и засомневались в том, что нам рассказывал о тебе твой начальник орк. Но когда ты вернулся…, ты уж извини, но нам стало интересно, чем все закончиться и мы решили посмотреть.   
- И как, посмотрели? – озлобленно сказал я, потирая ушибленную челюсть.
- О да, - хохотнул старый лорд. – Ты оправдал свою репутацию. Конечно, в одиночку идти против десятка бандитов не очень умная затея, но мы все воочию убедились, что ты настоящий смельчак.
  Я оглядел всадников стоящих возле меня. Их было двенадцать человек, вместе с лордом Джанеем. Среди них я узнал уже знакомые мне лица молодых баронов Эриха и Вонна. Странно, но сейчас они смотрели на меня по-другому. В их взглядах я больше не чувствовал презрения.
- Моя лошадь, там были мои припасы, где она? - вспомнил я про собственность гильдии бойцов.
Ответом  мне послужило громкое лошадиное фырканье за моей спиной. Обернувшись, я увидел свою чалую лошадь. Она непринужденно щипала травку у дороги. Все мои вещи, закрепленные на ней, были на месте. Я облегченно выдохнул.
- Ну, так, что, ты готов начать наше совместное путешествие в Уалон, или эта стычка выбила тебя из колеи? – придирчиво прищурившись, спросил старый лорд.
- Участники гильдии бойцов не расторгают своих контрактов, - гордо ответил я. – По крайней мере, чейдинальского ее отделения.
- Тогда в путь, - сказал Джаней, чуть улыбнувшись.   
    
               
                5

  Мы скакали по дороге к горам Джерол до наступления темноты. Мы вместе с лордом, возглавляли отряд, остальные двигались за нами. Никаких происшествий с нами больше в этот день не случилось и это внушало оптимизм в таких диких местах. К тому времени мы удалились от Чейдинала уже на добрых двадцать миль, до гор Джерол оставалось пройти еще столько же. К вечеру дорога, идущая через лес привела нас к обрыву, уходящему вниз на добрых пол мили. Шириной  он тоже был никак не меньше. Обрыв словно бы отсекал привычный для меня мир от опасностей, которые царили в северных горах, куда так стремились попасть аристократы. Через обрыв пролегал старый деревянный висячий мост. Передвигаться по нему верхом было равносильно самоубийству, поэтому было решено стать лагерем возле моста. Я предложил старому лорду дальше продолжить путь пешком. Он без колебаний согласился, поскольку понимал, что старый мост ни за что не выдержит столько всадников, а расстояние от одной стороны обрыва до другой никак не позволяет усилить мост, какими-нибудь средствами. На том  и было решено продолжить путь на рассвете. Старый лорд решил  оставить присматривать за лошадьми двух своих бойцов, а к замку Уалон пойдут десять человек, включая самого лорда. Я против такого решения возражать не стал. Оно было вполне здравым, ведь мне очень не хотелось отвечать пред Бурзом за украденную каким-то негодяем лошадь.
  На ночлег мы расположились сразу, как начало темнеть. Аристократы разожгли большой костер и разбили вокруг него палатки. На дежурство они выставили двух своих людей. Поскольку мне не спалось, я вызвался помочь им. Сколько себя помнил, всегда любил вечера на природе под открытым небом. Звезды размером почти с кулак, две огромных луны, желтая и красноватая, завораживали. К тому же, свежий ночной воздух, очень бодрил. Вот и сейчас стоя на карауле, я с наслаждением дышал полной грудью. Все-таки мне нравилось работать в гильдии бойцов. Не смотря на бесчисленные опасности и под час, сомнительное вознаграждение, в этом деле была изрядная доля романтики, и это было мне по душе.
   Я  стоял возле моста, наблюдая, чтобы никакая напасть не пришла к нам с той стороны обрыва, двое других караульных располагались по краям, охраняя нашу стоянку от возможных атак из лесу. Для небольшой стоянки, вроде нашей, трое караульных было более чем достаточно.  Но, не смотря на это, мост меня беспокоил, вернее не сам, а то, что было по другую его сторону. Во время своих прошлых визитов на север, к горам Джерол, мне удалось вернуться невредимым только благодаря везению. Природа там весьма сурова. Подумать только, всего каких-то сорок миль от нормального климата и совершенно другая природа. В горах всегда было холодно, а  их вершины, покрытые ледяными шапками, всегда угрожали лавинами. У подножия гор рос сосновый бор. Там в изобилии водилась разнообразная нечисть, от обычных волков до больших снежных огров, с которыми всегда бывает очень трудно справиться. Если парочка таких тварей сумеет пробраться в наш лагерь, без потерь никак не получиться обойтись. Но сейчас по ту сторону моста было спокойно. Лишь виднелись вдалеке шпили гор, подернутые щетиной хвойного леса.
- Не спиться? – сказал кто-то за моей спиной.
Я обернулся. Передо мной стоял молодой барон Эрих, один из тех типов, которые сверлили меня надменными взглядами в кабине у Бурза. На нем не было доспехов, только легкая одежда и черный походный плащ.   
  Я кивнул.
- Вот и мне тоже, - сказал барон, подойдя ко мне и уставившись в сторону гор. – Ты ведь уже бывал там меченосец?
- Пару раз, - сказал я, тоже повернувшись в сторону гор.
- Как там? – спросил Эрих, не поворачиваясь ко мне.
- Опасно, но мы справимся, - сказал я.
Барон кивнул.
- Я бывал в Уалоне только в детстве, и почти ничего не помню о нем, - сказал барон. – Только, что он был огромным и неприступным. Ты сам его видел?
- Лишь раз, издали, - сказал я. - Я знаю, где он находится, если ты об этом.
Барон посмотрел на меня и улыбнулся.
- Знаешь, жизнь аристократа не так богата приключениями, чем жизнь такого авантюриста, как ты, - с сожалением сказал Эрих. – В этом я признаюсь, завидую тебе.
  Я хотел было возразить, но молодой барон, не дожидаясь моего ответа, развернулся и направился назад к своей палатке. Я смотрел ему вслед, пока он не скрылся в своей палатке.
 «Похоже, сановникам тоже не чужды обычные человеческие страсти»: подумал я, возвращаясь к своему дежурству. Заснуть мне удалось только перед самым рассветом. 
      
                *      *      *

  Лагерь пробудился с первыми лучами солнца, после трапезы я и аристократы собрали свои вещи и были  готовы продолжить путь. Я снял со своей лошади все свои вещи и припасы, которые теперь придется таскать на себе. А Джаней видимо заранее решил, кого оставлять охранять лошадей, так, как двое его людей сразу отделились от общего потока и демонстративно стали возле животных. Остальные десять человек во главе с лордом собрались около деревянного моста и вопросительно уставились на меня.
  Сообразив, что я, как проводник должен проверить надежность моста, я, выругавшись про себя, ступил на мост. Доски под моим весом жалобно заскрипели, но выдержали.
«Хорошее начало»: обнадежил я себя. Но мост был очень длинным, а я стоял только в самом начале пути. 
  Сделав еще пару шагов, я остановился и посмотрел вниз. Глубоко внизу в расщелине журчал ручей, до него было так далеко, что он казался мне голубоватой лентой, которую какая-то сверхъестественная сила быстро тянет меж камней. Мне стало не по себе, я поежился.
  Тем не менее, на мое счастье, мост оказался крепким. Дойдя до его середины, я ощутил, как он раскачивается на ветру. Толстые веревки, служившие основой моста, так сильно раскачивало, что мне пришлось ненадолго остановиться, и лишь когда порыв ветра схлынул, продолжить путь. Оказавшись на другой стороне обрыва, я громко крикнул внимательно наблюдающим за мной аристократам: « Проходите только по одному, иначе мост может развалиться!»
  Либо я кричал не достаточно громко, либо очередной порыв ветра заглушил мой голос, но они пошли по мосту всеми сразу, один за другим. У меня просто дух захватывало, когда мост под их весом начал раскачиваться так, словно два огромных великана трясли его с обеих сторон.
  Каким-то чудом они смогли перебраться через мост без потерь. Последним шел лорд Джаней. Я помог ему сойти с моста и оказаться на твердой земле.
- Похоже, наше совместное восхождение в горы начинается, - сказал старый лорд, окинув взглядом, шпили гор, до которых сейчас было не так уж и далеко.
- До них еще идти и идти, - улыбнувшись, сказал я.
- Главное, что мы начали путь, и пути назад не будет, - серьезно сказал Джаней.
Во взгляде старика при этих словах блеснул сумасшедший огонек азарта, но тут же погас, едва я успел сосредоточиться на нем. Этот огонек мне очень не понравился. Я хорошо знал обладателей подобных огоньков, самому приходилось убивать их по заданию гильдии бойцов. Это были сумасшедшие, возомнившие себя богами, или гении, стремящиеся изменить мир, но частенько не праведным образом. Для меня все они были лишь противниками, причем опасными и коварными, с которыми надо, всегда быть начеку. Если лидер этой группы аристократов из их числа, то это не сулило мне ничего хорошего. Но, не смотря, ни на, что Джаней и его люди по прежнему оставались клиентами гильдии и мне нужно быть предельно осторожным с ними. Я не подал вида, о своих подозрениях, лишь улыбнулся лорду Джанею.
- Тогда вперед, - сказал я, наконец. -

                *            *             *
   Природа по эту сторону моста сильно отличалась от привычной всем нам. Здесь не было густых лесов, за исключением тех, что виднелись у самых гор, не было заливных лугов. Вместо всего этого над нами возвышались холмы, покрытые жесткой сероватой травой, и лишь изредка попадались одинокие деревья, по большей части сухие.  Все это сильно навивало на аристократов тревожное чувство постоянной опасности, и заставляло их держаться в напряжении. Только я шел совершенно спокойно, мне это было не впервой. Вместе со старым лордом я возглавлял группу. За нами, разбившись на три шеренги  по трое, шли остальные. Мы двигались по старой утоптанной дороге, которой давным-давно пользовались еще эленды и двемеры, а сейчас только редкие военные патрули и бандиты. Этот старинный путь пролегал к предгорью, где и обрывался. Я знал это, поскольку много раз слышал про эту дорогу от своих товарищей по гильдии.
   По обеим сторонам дороги возвышались невысокие холмы, а впереди виднелись горы, которые по мере нашего продвижения, все увеличивались в размерах.  Мы шли к горам Джерол уже три часа и прошли по моим подсчетам уже десять миль, а на пути нам пока не попадалась ни одна из обитающих тут тварей. С одной стороны это внушало оптимизм, с другой, вызывало опасения. Уж я-то прекрасно знал, что в этих горах расслабляться не стоило. Стоило беспечному путнику, любимцу фортуны это сделать, как она тут же отворачивалась от него. А помощи в таких местах, как это ждать не от куда.
   Лорд Джаней все время шел, молча, как впрочем, и все его подопечные, только изредка обменивающиеся друг с другом парой словечек. Все они прекрасно понимали, что громкие голоса могут привлечь не нужное внимание, что нам было нужно меньше всего. Глядя на клиентов нашей гильдии, у меня поневоле начала появляться симпатия к ним. Аристократы, обычно надменные и заносчивые, какими я привык их видеть, не имели ничего общего с этими выносливыми и дисциплинированными парнями. Даже старый Джаней и тот продолжал идти и идти, не выказывая слабости. Если не ко всем именитым аристократическим фамилиям, то к этой у меня появилось твердое чувство уважения.
    К концу дня стало холодать. Небо заволокло тяжелыми свинцовыми тучами. Дорога, по которой мы шли, теперь была подернута инеем, а из моего рта при выдохе стал идти пар. К счастью я захватил с собой теплый меховой плащ,  который набросил на плечи, как только почувствовал холод.  Мы вышли к предгорью. Сами горы Джерол уже вовсю возвышались над нами монолитной громадой, уходящей в облака. У их подножия мы и решили расположиться на ночлег. Место было выбрано удачно. Мы расположились на высоком каменистом холме, с которого открывался хороший вид на предгорье, и незамеченным к нам на этом холме подойти было невозможно. Костер разжигать не стали, Джаней не захотел обнаруживать наше расположение, что было здравой идеей и, по-моему.
   Выставив дозорных, мы договорились о порядке смене часовых. По этому порядку я выхожу на дежурство только перед самым рассветом. Это было не самое приятное время для дежурства, но вполне устроило меня. Я мало спал прошлой ночью и сильно вымотался за прошедший день. Как только я завернулся в спальный мешок и положил под голову плащ, на меня навалилась сильнейшая усталость и изнеможение. Я уснул, как только закрыл глаза.   
      
 
                6
   
  Новый день для меня начался после того, как окончивший свое дежурство воин, разбудил меня. С наслаждением потянувшись, я вдохнул свежий горный воздух и блаженно улыбнулся. Я чувствовал себя очень хорошо. Хотя проспал я не многим более пяти часов, но отдохнул великолепно и полностью восстановил силы. Поднявшись на ноги, я еще раз потянулся, разминая свои затекшие члены.
  Меня встретило ясное голубое небо и прекрасная погода. Солнце еще не поднялось, и были видны догорающие на небосводе звезды, а также две больших и прекрасных луны, выглядевшие сейчас владыками всего неба. Я осмотрел наш лагерь. Десять спальников (мой не в счет), где мирно посапывали представители некогда известного рода. Все было спокойно. Пока.
  Обратив взор на окрестности,  я к великому облегчению не обнаружил там ничего нового, лишь горы, нависающие над нами, окрестные холмы и спокойствие. Вдохнув полной грудью, свежий горный воздух я стал неспешным шагом прогуливаться по вершине холма вокруг спальников аристократов. По неволе я вспомнил свои походы в эти горы. Воспоминания полные страха и беспокойства окутали меня. Смотря на подернутые голубоватым инеем каменистые холмы, я думал, как обманчива, может быть здешняя природа. Сначала тебе кажется, что вокруг никого нет и можно спокойно продолжать свой путь, а когда ты понимаешь, что ошибся, как правило, бывает уже слишком поздно. Мороз пробежал по моей коже, когда я представил, что за каким-нибудь из этих холмов может прятаться огр, минотавр, стая голодных волков, или еще одна разъяренная бандитская братья.
   Усилием воли, отогнав от себя дурные мысли, я сосредоточился на своем долге перед своей гильдией и чести, которую я могу ей прибавить, удачно завершив это дело. Я вспомнил угрюмое лицо своего старого товарища Бурза, которое непременно просияет, стоит мне только рапортовать об успехе.  При этих мыслях мне стало чуть легче, и я даже чуть улыбнулся. 
   Увлеченный своими думами и патрулированием лагеря я и не заметил, как  небо на востоке начало розоветь. Лишь когда огромный ярко-красный диск светила выглянул из-за горизонта, озарив нежным сиянием все вокруг, я понял, что наступило время поднимать лагерь.
   Уже было, собравшись направиться к мирно посапывающим аристократам, мое внимание вдруг привлекла одна горная вершина невдалеке. Она была окутана густым, молочно-белым туманом. До того, как взошло солнце, я совершенно ничего там не замечал, но теперь, солнечные лучи осветили вершину.
 « Во имя девяти!!!»: изумился я. Моему взору открылась конечная цель нашего путешествия, древний замок Уалон.
   Медленно, словно нехотя, молочно-белое марево под действием солнечного света сползало  с замка. Теперь мне были ясно видны его каменные шпили и башни. Этот замок действительно был неприступен – он стоял на высокой горе с подходящей для него плоской вершиной, на которой и расположился замок. Вокруг него была только пустота, гора стояла одиноко. С внешним миром Уалон связывал только длинный и узкий каменный мост, тянущийся прямо к воротам замка. Мост стоял на двух горах поменьше, словно гигантские опоры поддерживали его. 
 - Лагерь подъем! – закричал я.    
Аристократы вскочили, как ошпаренные, сразу хватаясь за оружие. Когда они поняли, что  рядом нет ничего, способного изощренным способом лишить их жизни, то сразу успокоилось. Ко мне подошел лорд Джаней.
- Во имя всех богов, Амес, если вы просто, таким образом, подняли лагерь, то я вычту из вашего гонорара сумму за всех моих потревоженных воинов! – сурово сказал лорд, буравя меня недовольным взглядом. 
- У меня есть кое-что для вас, - я спокойно проигнорировал его тон. – Посмотрите туда.
Я указал рукой аккурат по направлению к замку.
Старик недовольно отпихнул меня в сторону и уставился в указанном мною направлении. Мгновение ничего не происходило, видимо Джаней напрягал свое зрение. И вот, наконец, я услышал то, что ожидал.
- Великий Акатош, мы его нашли! – вскричал старик едва ли не громче, чем я.
- Именно это я и хотел сказать, - сказал я.
Но старик, похоже, уже не слышал меня. Он начал бормотать что-то про себя, потом повернулся к своим людям и отдал приказ немедленно собираться. В его глазах было нетерпение. Видимо он очень хотел получить назад свою семейную реликвию.
- Но, господин Джаней, если отправиться не трапезничая, мы просто все вымотаемся сверх меры, а замку в любом случае доберемся только под вечер, - возразил я старому аристократу.
- Вы, если хотите, можете оставаться здесь, - зашипел на меня лорд. – Но в таком случае я расторгаю контракт с гильдией, и это будет на вашей совести.
Быстро собрав свои пожитки, воины выстроились перед Джанеем.
- Вперед! – скомандовал старик.
Аристократы во главе с лордом начали спускаться с холма. Я, осыпая проклятиями старого упрямца, поспешил следом за ними. Спустившись с холма отряд, пошел почти бегом, что было в условиях предгорья Джерол просто непозволительно. Я еще не один раз пытался образумить старого лорда, которому, судя по его резвому бегу, годы вовсе не были помехой, но все тщетно. В конце концов, Джаней сам понял свою ошибку, и отряд прекратил дальнейшее движение вперед. Все бы ничего, но способствовали его прозрению не здравые умозаключения, а два огромных минотавра, с которыми наш отряд буквально столкнулся, когда мы миновал очередной холм.   
  Звери были матерыми самцами, каждый из них был в два человеческих роста высотой. К моменту нашего появления монстры выясняли между собой отношения, видимо из-за территории. Наше появление пришлось весьма некстати, ибо две огромные твари оставили разногласия и вместе обрушили всю свою ярость на нас. Старый Джаней успел увернуться от огромных рогов первой твари, а вот его людям повезло меньше.  Весь напор животного пришелся на молодого барона Вонна. Он успел подставить под удар свой дорогой зачарованный щит, но это помогло мало. Щит, не смотря на все его достоинства, разбился вдребезги, и барона отбросило на несколько метров в сторону. Равновесия он  удержать не сумел и повалился на землю. Второй минотавр тем временем влетел в отряд с другой стороны, разметав всех воинов в разные стороны. Теперь наш отряд представлял собой раскатанный по слишком большому куску хлеба слой масла, на ногах остались только лорд Джаней и я.
   Обнажив свой меч, я побежал прямо на одного из зверей. Поскольку я уже бывал в этих местах ранее, то был знаком с повадками здешних хищников. Минотавр никогда не отступит перед противником. С поле битвы это туповатое и упрямое  животное может либо уйти на своих двоих, либо остаться там навсегда. Поэтому сейчас  я изо всех сил несся навстречу твари, которая также, изо всех своих сил неслась ко мне.  Когда нас стали разделять всего пара, метров я сделал кувырок, бросаясь под копыта твари. В падении я сумел выставить веред свой клинок, и тварь на полной скорости напоролась на него.  Окрестности огласил дикий вой. Мой меч угадил минотавру прямо в брюхо и вышел с другой стороны, животное плюхнулось на спину и замерло.
  Другая тварь тем временем решила завершить начатое. Вон при падении потерял сознание, и тварь решила расправиться с легкой добычей. Путь к телу Вона преградил его брат Эрих, который тут же получил точно такой же удар, как  его брат, и отлетел в сторону. Я хотел, было помочь барону, но мой  меч застрял в туше убитой мной твари и просто не желал высвобождаться. Ситуация сложилась просто безнадежная большая часть воинов лежит без сознания после мощной атаки животного, а помочь Вону мог только я. Бросив свой меч в туше поверженного мною монстра, я подобрал клинок одного из воинов Джанея и направился к твари, собираясь проделать точно такой же трюк, но меня опередили.    
  Яркая вспышка синего пламени озарила все вокруг, заставив меня на мгновение зажмуриться. Когда я открыл глаза второй зверь уже лежал замертво на холодной каменистой земле предгорья. Его туша была обуглена и дымилась.
  Я посмотрел на старого лорда. Джаней стоял над телом монстра и потирал руки.
- Боевая магия, - сделал я вывод. - Вы полны сюрпризов, господа аристократы.
Старый лорд лишь пожал плечами.
  После того как отряд пришел в себя, мы подсчитали свои потери. К счастью убитых и тяжело раненых не было, но почти все кроме лорда Джанея и меня получили легкие и средние повреждения. Немного передохнув, мы освежевали мертвых чудовищ и забрали их рога, очень ценившиеся современной медициной и магии. Рога убитого мной монстра целиком достались мне, остальное присвоил себе Джаней.
   Дальше мы шли осторожно, и отрядом руководил я. В середине дня мы сделали привал и немного перекусили. К вечеру предгорье плавно перешло в горы, а  к концу дня мы усталые и изможденные, взобрались на невысокую гору, от которой начинался длинный каменный мост прямо к стенам замка
               
                7

  Устраивать ночевку недалеко от стен захваченного нечистью замка было очень жутко, тем более в горах Джерол. Мы дежурили по четверо. На этот раз я дежурил в первой группе. Лучшее дежурство – первое: организм еще вполне бодр, а после спокойно спишь несколько часов подряд и в ус не дуешь. Средние вахты – хуже: тебя будят посреди ночи, и ты два часа караулишь с вытаращенными глазами, героически сражаясь со сном. Однако потом, отстояв вахту, можно снова уснуть. Самый сладкий сон, как известно, приходит после того, как тебя разбудили среди ночи, а потом снова дали поспать.
   Худшая вахта – последняя, перед рассветом. Тебя будят, когда ты еще категорически не выспался, и больше в эту ночь заснуть тебе уже не удастся. Впереди тяжелый и слишком долгий день – и неизвестно, когда удастся прикрыть глаза в следующий раз. Вот только на сей раз, я был вполне доволен своим дежурством, чего, однако нельзя было сказать про моих соратников.
  Вместе со мной в первой группе дежурили бароны Эрих и Вонн. Я видел их храбрость в уже двух битвах, но эту ночь они пережидали в очень наряженном состоянии, и я их прекрасно понимал. Наше сегодняшнее дежурство нельзя было назвать спокойным. На всем его протяжении со стороны замка доносились странные звуки. Еле слышные шорохи, которые улавливаешь лишь шестым чувством, шепот на неизвестном языке, от которого мурашки бегут по коже. Один раз мы даже отчетливо услышали истошный женский крик, отголосок которого дошел до нас из мрачных бойниц Уалона.
- Что это? – спросил меня Вонн,  когда мы услышали крик. Я лишь пожал плечами.
- Это я у вас хочу спросить, - сказал я. – Вы ведь лучше меня знаете про замок.
Аристократы не ответили мне, лишь коротко переглянулись между собой.
- В замке точно никого не осталось? – спросил я у них.
- Если таковые и были, то сейчас от них и костей не осталось, - уверенно сказал Вонн.
- Тогда, может это какой-нибудь авантюрист, забредший в замок в поисках сокровищ, - предположил я.
- Тогда его участь ясна, - сказал Эрих, удовлетворившись моим объяснением, в его голосе чувствовалось явное облегчение.
- Надо очень постараться, чтобы завтра такая же участь не постигла и нас, - сказал я. – Поэтому, лучше займите свои посты, будьте наготове и не отвлекайтесь на чепуху. В горах Джерол есть опасности пострашнее приведений, например, огры. Если хотите чтобы вы и ваши друзья дожили до утра, смотрите в оба и прекратите разговаривать.
  Дальше разговоров не было, молодые бароны вместе с еще одним своим товарищем заняли свои позиции вокруг лагеря, а я остался следить за длинным каменным мостом, идущим к замку. Через несколько часов, нас сменила новая четверка, и я отправился спать.   
  Проснулся я, когда яркие лучи восходящего солнца заботливо коснулись моего лица. Нормально выспаться у меня не получилось. Всю ночь снились кошмары. Мне виделось, что я  проваливаюсь в какую-то черную бездну, центром которой являлся замок Уалон. Но, зная, какое пагубное влияние оказывают на душевное состояние человека горы Джерол, я не обратил на это внимания. За ночное время происшествий не возникло, лишь охранники, сменившие нас, рассказывали о тех же жутких звуках, исходящих от замка.    
  После утренней трапезы я и аристократы собрали свои вещи и были  готовы продолжить путь. Далее произошло то, чего я никак не ожидал. Вместо того, чтобы спросить моего совета по штурму замка, они построились шеренгами и во главе с Джанеем, стремглав кинулись на мост, прежде,  чем я успел что-либо понять.
- Эй, вы, что рехнулись!!! – заорал я им вслед.
Но меня они уже не слышали.
«Я об этом пожалею, чует мое сердце!»: подумал я, бросившись вдогонку.
Аристократы бежали не останавливаясь, будь-то, были уверенны, что им не преградит путь какая-нибудь хитроумная магическая ловушка, или просто ветхость старого моста.  Впрочем, теперь, когда я узнал, что старый Джаней владеет магией, мне многое стало понятно в его уверенном поведении.
   Вопреки моим самым кошмарным, а потому наиболее реальным ожиданиям, нас не размазали, не сожгли и не остановили, на пути к воротам замка. Хотя эти самые ворота, впрочем, были заперты изнутри. Вблизи Уалон казался просто величественным. Каменная громада уходила, казалось, к самому небу. А сами ворота представляли собой высотой в шесть с лишним метров две толстенные деревянные плиты, окованные железом.
- Открыть их отсюда не удастся, - сказал Джаней, тяжело дыша, переводя дух после пробежки.
- Почему вы не сказали мне о ваших планах? – задал я, самый уместный, по моему мнению, вопрос.   
- Ты бы стал протестовать, и помешал бы нам, - сказал старый лорд.
Я молча смотрел на него, все остальные смотрели на нас. « Я ему не доверяю, очень не доверяю»: подумал я.
 - Надеюсь, у вас больше нет в запасе никаких сюрпризов для меня? – сказал я, продолжая смотреть в глаза лорду.
Старик промолчал и повернулся к своим людям.
- Объясните тогда, как вы собираетесь штурмовать этот замок? – продолжал напирать я.
- Вы все увидите,  Амес, - сказал Джаней, не оборачиваясь ко мне. – Как я уже говорил, ваша задача в нашей миссии сводится в проведении нас через горы и обезвреживании ловушек внутри замка. Первую задачу вы выполнили, скоро приметесь за вторую, и все. Больше вашего интереса в этом деле нет. Так, что не забывайтесь, меченосец.
  На это мне действительно было нечего возразить, поэтому я замолчал, опустив глаза.
- Господа, - обратился Джаней к своим воинам. – Сегодня великий день для всего нашего рода. Мы вновь стоим у стен Уалона, цитадели наших предков. И видит Акатош, до наступления темноты, он снова будет наш, на этот раз уже навсегда!
  Аристократы ответили дружным «Ура!».    
 Я наблюдал за этой сценой, с интересом ожидая, что будет дальше. Какой еще сюрприз в запасе  у старого Джанея, и что с этого будет мне.
- Приготовьтесь, - сказал лорд, повернувшись ко мне.
- К чему? – не понял я.
Вместо ответа лорд громко нараспев произнес какое-то длинное слово, на неизвестном мне наречии и указал рукой под мост и чуть левее. Из руки старого аристократа вылетела зеленая молния, и произошло настоящее чудо. Каменный монолит скалы  разверзся в том месте, на которое указал старый лорд. Теперь там зиял чернотой проем, достаточно широкий, чтобы можно было пройти двум облаченным в доспехи воинам. 
  Аристократы встретили это событие аплодисментами. Я только укоризненно посмотрел на Джанея.
- Вы не говорили про потайной ход, - сказал я.
- Это верно, - улыбнулся старик.
- Но если вы могли войти в замок, зачем вам услуги гильдии бойцов? – озадачился я.
- Я уже говорил, что мы не знаем, что за ловушки появились там за последние годы, поэтому, мой друг, ты пойдешь туда первым, - сказал Джаней, широко улыбнувшись.

                *      *      *

  Опомнившись от наглости старого аристократа, я собрался, было запротестовать, но вовремя осекся, вспомнив, как много значит этот контракт для Бурза Гро Кхаша.         
- Куда ведет этот ход? – сказал я.
- Прямо во двор замка, - объяснил старик. – Твоя задача будет заключаться в том, чтобы проникнуть туда и открыть ворота изнутри для нас. Заодно, ты проверишь, все ли в порядке и нет ли ловушек поблизости.
  Я оценивающе посмотрел на потайной ход под мостом. Он представлял собой большую дыру в отвесной скале. Она располагалась всего в паре метров левее моста. Казалось, все было близко и просто, но в случае промаха я свергнусь вниз со скалы, и мне уже никто не поможет, даже Джаней со своей магией. Посмотрев на лукаво улыбающегося старого лорда, мне показалось, что он будет только рад этому, ведь основную задачу я уже выполнил. 
- Может, воспользуешься веревкой? – спросил меня Джаней.
Вместо ответа я разбежался и прыгнул…   
«Уф!»: сказал я, когда мои ноги коснулись твердой каменной поверхности пола потаенного туннеля. Я находился у начала туннеля. Кто-то из семейки хозяев замка когда-то пробил в скале лаз и закрыл его магической дверью, вот только было не понятно, для чего это понадобилось. В случае опасности этот ход был бесполезен для побега. Сбежать с него можно было лишь на тот свет, прыгнув в пропасть. Но возможно его построили именно на случай захвата замка, чтобы знающие о нем люди смогли тайно проникнуть в замок и внезапно  ударить по захватчикам. Что ж, это мы и собираемся сделать.
  Я обернулся к смотрящим на меня с моста аристократам и жестами показал им, чтобы они не издавали ни звука, и ждали открытия врат. Джаней согласно кивнул.   
   Я сделал несколько неуверенных шагов внутрь коридора и замер, прислушиваясь. Все пока было спокойно.  Если замок захватила нежить много лет назад, то темные силы могли и не обнаружить этот ход, тем более, что он был скрыт магической печатью. Я ступал почти бесшумно по каменному лазу. Лаз был достаточно широкий, чтобы вес наш отряд прошел здесь, но если здесь были ловушки, он легко превратился бы в братскую могилу.
  Ничего похожего на факелы или лучины здесь не было, я двигался в кромешной темноте, осторожно ступая, прислушиваясь к своим ощущениям. Пока внутри у меня не возникало ноющего чувства, предупреждающего об опасности, а своим ощущениям я привык верить, пока они меня не подводили. Медленно, прощупывая носком ботинка, пространство перед собой, я продвигался вперед. Когда я собрался ускорить темп продвижения, на моем пути неожиданно выросла стена.
  «А вот и окончание потайного туннеля»: подумал я. Ощупав стену руками, я наткнулся на большой треугольный камень, выступающий из нее. «А вот и выход».
Недолго думая, я надавил на камень. Ничего не произошло. Тогда попытался вытащить – то же самое. Наконец, я  стал поворачивать камень в разные стороны. Когда я стал поворачивать его против часовой стрелки, раздался характерный щелчок.
  «Свершилось!»: обрадовался я.
 Камень без особых усилий прокрутился на один оборот влево, затем стена начала плавно отходить в сторону. Из образовавшегося проема на меня дохнуло свежим горным воздухом. На всякий случай я достал меч, и приготовился к худшему. Когда ход был открыт, я увидел, что оказался за крепостными стенами, внутри замка. К моему удивлению двор пустовал, вокруг царило полнейшее запустение. Весь двор до самых ворот был усыпан разнообразным мусором. Разбитыми кирпичами, битым стеклом, кусками арматуры и полусгнившей древесины.
  Слева от меня, совсем рядом, возвышались деревянные двери в сам замок. Они были закрыты, и все еще казались неприступными, не смотря на года, прошедшие с тех пор, как ими пользовались последний раз. Справа на другом конце внутреннего двора замка были ворота. Все еще держа меч наготове, я вышел из своего укрытия и направился к воротам, отделяющим моих сановных спутников от своего счастья. Прямо в центре двора замка лежали руины колодца. Колодец, судя по всему, был добротный, ведь чтобы добраться до воды в горах, надо пробить изрядную толщину каменной породы. Теперь воды из него было уже не набрать, по крайней мере, без предварительной чистки шахты.
  Даже представить себе не могу, что творилось здесь несколько лет назад, когда напыщенные и гордые аристократы в спешке покидали замок и почти все свое имущество. Должно быть, здесь был настоящий ад, и сейчас мы в него возвращались. Подойдя к воротам, я не обнаружил никаких следов засова или подпорки, блокирующей ворота. Тем не менее, они были закрыты. Решив, что никакого замка нет, а металлическое их покрытие просто заржавело, я навалился на них всем весом, попытавшись открыть. Толстенные деревянные плиты, окованные железом, даже не шелохнулись. 
 «Может магия?»: подумал я, отступив от ворот. Но, тут же отверг данную версию, заметив толстую ржавую цепь, идущую от верхней части створок ворот вдоль стены к большому железному ящику, вделанному прямо в каменную стену справа от ворот.
   Ящик был заперт  на большой висячий замок. Замок  весь проржавел, и вскрыть его мне труда не составило – всего-то один взмах меча. Открыв ящик, я обнаружил внутри толстенную каменную катушку, на которую была намотана та самая цепь, которая шла к воротам. У катушки были два внушительного вида металлических рычага, каждый из которых был толщиной с мою ногу  и весил наверняка не менее двадцати фунтов. Один из рычагов был нажат и опущен книзу. 
  «Механизм!»: обрадовался я. «Это уже хорошо, они мне больше по душе, чем магические штучки».
  Как я понял, один рычаг закрывал ворота, другой открывал их. Поскольку ворота закрыты, значит, тот рычаг, что уже нажат, и отвечал за закрытие. Стало быть, другой, откроет ворота. Осторожно, опасаясь магической ловушки, я взялся за рычаг обеими руками. Ничего ужасного не произошло. Облегченно вздохнув, я что было сил, надавил на рычаг открытия ворот.
  Со страшным скрипом тяжелая металлическая рукоять поползла вниз, а второй рычаг медленно стал подниматься вверх. Натужно загудела цепь, идущая к  воротам. Катушка начла медленно проворачиваться, натягивая цепь. Створки  ворот задрожали, и начали медленно расходиться в сторону моста. Еще раз, облегченно вздохнув, я подошел к воротам, готовясь поздравить аристократов с возвращением в родную цитадель. Тяжелые плиты ворот открывались невероятно медленно, каждый дюйм давался им с большим трудом. Видимо старый механизм очень сильно проржавел за все время,  что в Уалоне хозяйничала тьма.
   Вот, в створки ворот открылись настолько, что между ними образовался проем в ладонь шириной. В проеме тут же показалась часть лица Джанея.
- Справился таки! – радостно воскликнул он.
- Не сглазьте, - предостерег его я, и как в воду глядел.
Внезапно раздался страшный треск, открывшись еще немного, створки ворот замерли. Механизм заклинило.
- Я же говорил, не сглазьте! – закричал я.
Подбежав к ящику с рычагами, я обнаружил, что катушка перестала вращаться, вероятно, проблема была именно в ней, а может быть и в чем-то еще. Потянув за рычаг еще раз, я ничего не добился, он намертво застрял. То же самое было и с его собратом.
- Что случилось? – снова подал голос старый аристократ.
- Ворота заклинило! – крикнул я. – Ваш механизм испортился.
- Починить сможешь? – отозвался Джаней.
Я оценивающе окинул взглядом ржавые детали механизма.
- Сомневаюсь, - искренне сказал я. – Придется вам прыгать в потайной ход.
- Я староват для таких прыжков, - сказал Джаней. В его голосе послышались нотки страха.
Я улыбнулся. Впервые я чувствовал страх от этого напыщенного сноба. Что ж, это пойдет ему на пользу.
- Если вы не умеете летать, иного пути нет, - сказал я.
На несколько мгновений воцарилось молчание. Я уж было подумал, что аристократы совершают сейчас акробатические прыжки  через пропасть, как голос Джанея раздался вновь.
-  Все же попытайся что-нибудь сделать с механизмом, даю тебе на это час, если у тебя не получится, мы  пройдем через потайной ход, - сказал лорд.
- Ладно, - обреченно сказал я.
Как прикажите. Вот только ничего из этого не выйдет и вам все равно придется перекинуть свою задницу через пропасть, рано или поздно. Оставив аристократов в покое по ту сторону крепостных ворот, я принялся изучать механизм. Возможной причиной  поломки, по-моему разумению, была катушка, в которой возможно сломался один из зубцов, наматывающих цепь. Также проблема могла быть в рычагах, просто-напросто заржавевших без ухода прислуги аристократов за столько лет. Я мог быть уверен лишь в том, что дело было не цепи. Во-первых, потому, что звенья цепи, удерживающей эти тяжелейшие ворота были слишком толсты, чтобы их могла доконать ржавчина всего за пару лет. И, во-вторых, если бы цепь порвалась, ворота бы не заклинило, их можно было бы открыть руками.
   Пока я изучал заклинивший без долговременного ухода механизм, за моей спиной послышался еле слышный шорох.  Как будь-то,  камыши шелестели у воды. Поначалу, я не придал этому значения, списав на дурную ауру этого места, но потом все-таки обернулся. То, что я увидел, заставило меня остолбенеть от ужаса.
   Прямо из шахты разрушенного колодца, вылезла огромная змея, какой я еще никогда в жизни не видывал. Ее туловище было толщиной со ствол столетнего дуба, а  ее голова с разинутой зубастой пастью и маленькими, немигающими глазками возвышалась  на высоте двадцати футов над колодцем. Судя по размерам этой твари, большая часть ее тела все еще оставалось в шахте колодца. Монстр уставился на меня и грозно зашипел. Я застыл на месте, не решаясь пошевелиться. Тварь тем временем все поднималась ввысь, выбираясь из колодца, вскоре ее голова поравнялась с зубцами на крепостных стенах. Все это время монстр продолжал смотреть мне прямо в глаза, и я перестал видеть что-либо еще, кроме этой твари. Два зеленых немигающих глаза заполонили собой весь мой взор, они стали для меня всем и начали манить меня к себе. Медленно я стал приближаться к ним, шаг за шагом, шаг за шагом, я приближался к чудовищу.
   Поначалу нас разделяли пару десятков метров, теперь же я мог протянуть руку и дотронуться до огромной змеи. До ее блестящего, красивого тела, до ее сильного и мощного тела, до ее скользкой и отвратительной туши… Из забытья меня вывел истошный крик Джанея: «Не смотри ей в глаза!!!»  Откуда ни возьмись, появилась стрела и, как бы вторя крику старого лорда, вонзилась в тварь. Мне в лицо брызнула зеленая жидкость, это отрезвило меня, и я полностью пришел в себя. Резко отпрыгнув в сторону, я спасся от зубастой пасти твари, которая клацнула челюстями, там, где я до этого стоял. Обнажив меч, я  сделал резкий выпад и рубанул тварь сплеча. Меня вновь обдало зеленой жижей, а на теле твари осталась большая рваная рана. Изогнувшись пружиной змей, распрямился и ударил меня всем телом. Я отскочил к крепостной стене. От удара у меня потемнело в глазах, мой тяжелый двуручник выпал из рук.  Усилием воли, заставив себя подняться на ноги, я осмотрелся. Змей больше не атаковал, он оставался на месте, так и не покинув колодца. Он вертикально стоял, словно исполинский столб, опершись на свой хвост, и не мигая, следил за мной. Мой зачарованный двуручный меч очень неудачно расположился всего в нескольких шагах от гадины. Подойти близко тварь, конечно, мне не даст, и защищаться от чудища без меча я не смогу.   
   За крепостными воротами шумели аристократы, пытаясь отвлечь внимания монстра от меня, но тварь упорно игнорировала их. Тут я вспомнил, что один мой товарищ по гильдии рассказывал, что змеи глухи. Может быть, дело было как раз в этом, только мне это сейчас ни как не могло помочь, хотя…
   Медленно, двигаясь вдоль стен, я направился к воротам. Змей неотрывно следил за моими движениями. Атаковать меня он не спешил, видимо, выжидал момент.  У меня появилась одна идея. Подойдя к заклинившим воротам, я снова вооружился – Эрих передал мне через проем свой меч. Приняв от молодого барона длинный одноручный клинок, похожий на мой потерянный в пещере гоблинов меч, я  попросил  аристократов  отойти от ворот на пару метров. Они были удивлены моей просьбе, но сделали, как я просил.
   Размахивая мечом во все стороны, я  медленно пошел на змея. Близко подходить я не собирался, моей задачей было вынудить тварь атаковать первой. Когда до твари оставалось не более двадцати шагов, я остановился. Ближе подходить было рискованно. Змей не шелохнулся, очевидно, также понимая преимущества своей позиции.
- Ну, давай, тварь, вперед! – закричал я монстру. – Я здесь!
Змей никак на это не отреагировал.
«Прав значит, был мой приятель!»: подумал я.
Подняв с  земли кусок битого стекла, я швырнул его в змея. Мой бросок оказался на редкость удачным, кусок стекла, словно дротик, впился в кожу змея. И ему это, похоже, не понравилось. Грозно зашипев, тварь ринулась в атаку. Словно выпущенная стрела, монстр рванулся на меня. Этого я и ожидал. Не став тратить время на бесполезное в этой ситуации размахивание мечом, я побежал назад, к воротам. Тварь последовала за мной. Остановившись у заклинивших ворот, я развернулся навстречу монстру. Змей несся на  меня. Он был таким длинным, что до сих пор полностью не вылез из колодезной шахты. Словно моток гигантской веревки, он все не кончался и не кончался. И было страшно подумать, какой он был длины целиком.
  Сейчас, правда меня больше волновала не его длина, а то, насколько быстро он двигался. Почти перед самой зубастой пастью чудища, я резко отпрыгнул в сторону, и монстр на всем ходу врезался в ворота. Раздался  страшный грохот и треск. Мой план сработал. Заклинивший по неизвестным мне причинам механизм ворот теперь, наконец, сработал, как нужно.
  Ворота были распахнуты настежь. Ко мне на помощь с яростными криками и воплями пришли аристократы во главе с лордом Джанеем. Против десятка зачарованных клинков и магии старого лорда змей не выстоял. Всего одно мгновение и все было кончено.   
               
                8

Раздался еле слышный щелчок. Я удовлетворенно кивнул.
- Теперь все? – спросил Джаней.
- Еще немного, - сказал я.
Осторожно, словно самую большую в мире драгоценность я  держал длинную тонкую железную палочку с зазубринами и ковырял ей в замке главных дверей замка. Отмычка была, самой обычной, даже дешевой, но тот факт, что она осталась у меня последней, делал ее сейчас дороже всех золотых запасов  Сиродила. Два часа я возился с замком дверей в основные помещения замка и сломал при этом семь своих отмычек из восьми. Аристократы тем временем праздновали свое возвращение в Уалон и развлекались, как могли. Например, поднатужившись всеми, смогли-таки извлечь всю тушу поверженного ранее змея из колодезной шахты.  Оказалось, его длина составляла целых двадцать пять метров. На мой вопрос, откуда в горах могло взяться такое страшилище, Джаней лишь пожал плечами. Мол, мало ли что здесь может случиться. И он был прав, в горах Джерол могло произойти всякое.
  Хотя впереди еще предстояла зачистка самого замка, аристократы уже ощущали себя победителями. Все, кроме Джанея. Старый лорд неотступно наблюдал за моими действиями. Он был серьезен, и понимал, что если я не смогу открыть этот замок, им придется искать куда менее приятный путь в замок, например, через старый канализационный слив, где один Акатош знал, что могло поселиться.
  Аккуратно просунув отмычку в замочную скважину, я прошел по уже проторенному ранее пути и сдвинул ее до упора вправо. Там была подозрительная ложбинка, по крайней мере, я вычислил ее, сломав предыдущие семь отмычек. Аккуратно поместив одну из зазубрин в эту ложбинку, я потянул ее на себя. На моем лице выступил пот. Слишком много сейчас завысило от  этого момента. Раздался громкий, дарящий мне спокойствие щелчок. Словно гора свалилась у меня с плеч.   
- Путь свободен, - сказал я.
- А ну, приготовиться всем! – рявкнул Джаней на своих, расслабившихся подопечных.
Тех долго уговаривать не пришлось. С удвоенным энтузиазмом и горящими решимостью глазами, аристократы собрались у дверей в замок.
- Спасибо, Амес, ты не пожалеешь о проделанной тобой работе, - обратился ко мне лорд с улыбкой на устах. – Теперь осталась лишь самая малость.
- Ага, -  саркастически усмехнулся я. – Остаться в живых. 
Более не говоря не слова, Джаней, словно молодой трубадур в танце, ударом ноги распахнул двери и ворвался в замок. Аристократы ринулись за ним. Я спокойно пошел вслед за ними.

                *       *        *
Внутри замок разительно отличался от своего внутреннего двора. В замке было темно и страшно, но кое-где, через бойницы и открытые оконца, все же проникал солнечный свет. Темные и мрачные коридоры замка Уалон, были полны нежитью. Но мы двигались все вместе, и мы не боялись. Аристократам, которые шли первыми, было даже очень весело. Они с азартом крушили встречающиеся на пути ходячие скелеты, разрубали на куски зомби  и магией старого лорда сжигали призраков. После каждой победной стычки, они оглашали коридоры замка оглушительным победным кличем, явно давая темным тварям понять, что хозяева вернулись домой. Поскольку я все свои задачи, прописанные в контракте, выполнил, а именно, привел аристократов к замку и  провел их внутрь, то я шел не торопясь, позади отряда, практически не участвуя в битвах. 
   Я с интересом осматривал легендарный неприступный замок. Все  помещения его находились в запустении, за те пару лет, что он находился под властью нежити, все было покрыто изрядным слоем пыли. Видно было, что никто не жил здесь очень давно, однако в нескольких помещениях, куда спускался наш отряд, мы видели зажженные факелы. Джаей сказал на это, что они загорелись сами, из-за обилия магии в замке. Мне это объяснение не понравилось, но я решил промолчать. В конце концов, это теперь не моя проблема. Единственное, что теперь беспокоило меня, так это награда за мои подвиги, и расписка с личной печатью лорда, что контракт успешно завершен и ко мне нет никаких претензий, которую я передам Бурзу. Как только все это будет у меня в руках, я отправлюсь прочь от этого места и от гор Джерол. Но сначала нужно было завершить зачистку замка.
    Пока все проходило, как по маслу. У нас не было никаких потерь, а различных тварей мы положили уже очень и очень много, я не считал, сколько. Наш отряд, гигантским кулаком, шел напролом, и никто не мог его остановить. Но вот, мы вышли в помещение, где наш кулак пришлось расформировать. Мы вышли к развилке, в разные стороны шли четыре коридора, еще здесь была каменная винтовая лестница, уходившая на второй этаж и в подвал.
 - Вы трое, проверьте подвал, - отдал распоряжение своим людям Джаней. – Вы двое, левый туннель, вы - правый,  вы – центральный, я пойду в этот, а ты Амес, проверь верхний этаж.
- Мне одному проверить целый этаж? – не понял я.       
- Не волнуйся, эта лестница ведет в южную башню замка, она не такая большая, ты справишься, - сказал мне Джаней.
Я кивнул. Что ж, за хорошую награду не мешало и потрудиться.
 Мы разошлись. Я осторожно направился вверх по лестнице…
Я насчитал пятьдесят ступенек, при том, что ступеньки были высокими, я поднялся наверх где-то на пятнадцать метров. Теперь, если верить словам Джанея, я находился в южной башне Уалона. 
   Но  вот, наконец,  лестничный  пролет  остался  позади и пора начинать прочесывание. Держа наготове свой двуручный меч, я осторожно пробирался вперед. Я вышел  в  узкий, тускло  освещенный  прикрепленными  к  стенам факелами, коридор. Он имел округлую форму, крыша была конусообразной. Да, я находился в башне. Здесь действительно было не много места. Дверей  и  окон    здесь  не  было. Были только бойницы, закрытые толстыми деревянными ставнями. Как  и  у  любого  коридора  в  нем было  только  два  направления, не считая  лестничного  пролета, ведущего  назад. Я стал осторожно пробираться держась правой стороны.
   Наверное, южная башня служила наблюдательным пунктом замка. Здесь не было ничего, только идущий по кругу, коридор. Пару лет назад, все эти закрытые бойницы были открыты и внимательные дозорные, в подзорные трубы взирали с высоты на окрестности. А в случае войны всего пара метких стрелков, передвигаясь по кругу, могли нанести большой урон войскам противника, штурмующим замок. Сейчас на бойницах ставни. Чего я не мог понять, так это почему на этой башне закрыли ставни. В других помещениях замка окна были большей частью открыты. Но вот, мой путь завершился. Как и предполагал, я вышел с другой стороны к лестнице вниз. Помещение являлось замкнутым кругом, и было безопасно.   
   Я облегченно выдохнул, и вложил меч в ножны за спиной, только после этого я услышал позади себя легкий, но ничего хорошего не обещающий шорох. Резко обернувшись, я увидел всего в паре шагов от меня худощавую фигуру. Высокий мужчина, облаченный в такие же, как у меня кожаные доспехи, с бледной, как снег кожей и абсолютно белыми глазами. Из его чуть приоткрытого рта выглядывали острые клыки.
  «Так вот почему все окна в башне закрыты»: успел подумать я, прежде чем вампир схватил меня за шею. Не смотря на худобу, он обладал невероятной силой. Двумя руками он держал меня за горло и прижал к стене. Мои ноги оторвались от земли, я не мог пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы достать меч. Я попытался закричать и позвать на помощь, но вместо этого издал только прерывистый хрип. Перед моими глазами побежали красные пятна, я чувствовал, что вот-вот потеряю сознание. «Всегда боялся умереть вот так, словно немощный калека, не способный защитить себя!»: подумал я.
  Вампир отвел мою голову в сторону, явно собираясь пустить в ход свои клыки. «Нет!»: ужаснулся я. « Я не хочу…»
  Внезапно что-то сильно ударило меня по голове, и я резко провалился в черноту.

                *       *       *

Резкая боль, пронзившая голову, заставила меня открыть глаза. Первое, что я понял – я по-прежнему нахожусь в южной башне, второе – я еще жив.
- Очнулся? Хорошо, - услышал я нежный женский голос.
Я быстро поднялся на ноги. Передо мной простирался труп того самого вампира, который чуть не убил меня. Над трупом чудовища склонилась хрупкая девушка, облаченная в плотно облегающий ее стройное тело черный костюм. На лицо моей спасительницы был надвинут капюшон, который во мраке замка скрывал внешность не хуже маски.
- Мораг Тонг, - ужаснулся я. Внешняя хрупкость этой девушки была обманчива. По сути, она была еще более опасным существом, чем убитый ей вампир. – Ты ассасин!
- Ты знаешь о нас? – спросила девушка, не поднимая головы.
- Я из гильдии бойцов, и не раз видел результаты вашей работы, - сказал я. – Но видеть так близко ассасинку из Темного братства мне еще не приходилось.
Девушка подняла голову и посмотрела на меня. Лица ее я так и не разглядел, зато почувствовал на себе ее сильный взгляд.
- Гильдия бойцов, - сказала она. – Именно потому, что ты не похож на тех, которые пришли с тобой, я и не убила тебя. 
- Эта ты кричала ночью в замке? – спросил я, вспоминая истошный вопль, напугавший меня, когда я сторожил лагерь.
- Да, - призналась девушка. - Я испугалась… Крысу.
Я негодующе покачал головой: «Ох уж эти женщины!»
- Ваша организация имеет зуб на аристократов, владельцев Уалона? – спросил я. – Как ты здесь оказалась?
Девушка промолчала. Я  понимал, что и так много себе позволил, просто общаясь с этой вышколенной наемной убийцей, обычно, если посторонние их замечали, жили они после этого очень не долго, но она по каким-то причинам спасла мне жизнь, а это наводило на размышления.
- Зачем ты спасла мне жизнь? – спросил я. – Ты ведь вполне могла позволить этому монстру выпить из меня всю кровь.
- Могла, - согласилась она со мной. – Но ты можешь быть полезен живым.
- Ясно, - усмехнулся я. – Хочешь узнать у меня, все, что я о них знаю, а потом прирезать? Не выйдет. Убить меня ты можешь, но бойцы нашей гильдии не выдают своих клиентов и не предают их.
Теперь уже девушка усмехнулась и поднялась в полный рост. Она была мне по плечо.
- Браво, герой, - сказала она. – Но про твоих заказчиков я и так знаю больше, тебя. Могу заверить, они не такие, какими кажутся. Они представляют угрозу не только для нашей организации или для наших клиентов, но и для всего Тамриэля.
- О чем ты? – не понял я. 
- Ты знаешь, как Уалон был потерян аристократами? – спросила наемный убийца.
- Нечисть, захватила, - сказал я.
- Ну да, сама пришла и захватила самую неприступную крепость в истории, - саркастически усмехнулась девушка. – Как бы ни так. Этот Джаней некромант. Он годами проводил в подвалах этого замка свои черные эксперименты. Причем экспериментировал он с живыми людьми.  И вот, однажды что-то пошло не так и все, созданные им монстры вырвались на свободу и захватили замок изнутри.
«Очень похоже на правду!»: согласился я про себя.
- Даже если и так, мне то, что за  дело до этого? – сказал я.
- Любому в Тамриэле есть дело для этого, должно быть, - повысила тон девушка. – Джаней продолжит эксперименты, он хочет создать армию нежити и свергнуть канцлера Окато с престола.
  Я вспомнил нездоровый блеск в глазах Джанея, который видел несколько раз.
- С чего я должен тебе верить? – сказал я. – Может, ты лжешь.
Тут с нижнего этажа послышались громкие приближающиеся шаги и голоса, аристократы направлялись сюда.   
- Ты не должен верить, но просто поразмысли, - сказала девушка. – В любом случае я скоро начну действовать. Выбирай, на чьей ты стороне.
 С этими словами в правой руке у девушки появился небольшой шарик, и она швырнула его на пол. Яркая вспышка ослепила меня на мгновение. Когда способность видеть вернулась, наемной убийцы из клана Мораг Тонг и след простыл.
  В башню, держа оружие наготове, ворвались аристократы, во главе с лордом Джанеем. Аристократы, судя по их виду, понесли потери. Они были изранены, доспехи почти у всех из них местами были разодраны.  И я не досчитался троих из их отряда, включая молодого барона Вонна.  Зато старый Джаней был в полном порядке. Видимо гибель родного сына его не очень волновала.
- Невероятно! – восхитился старый лорд, увидев труп вампира у моих ног. – Мы везде искали эту тварь, самого мощного монстра в замке. А ты убил его в одиночку! Твоя награда будет выше высшего!!!
    Решив, что о появлении в замке наемного убийцы лучше будет умолчать, я лишь натянуто улыбнулся.
- Я рад, - сказал я Джанею. – Но сначала я бы хотел получить расписку с вашей личной печатью, свидетельствующую о выполнении мной и гильдией бойцов контракта с вами.
- Конечно, - сказал лорд.
Джаней снял со своего ремня на поясе длинный кожаный сверток и протянул его мне.
- Все уже сделано, бумаги были подготовлены заранее, дело было только за тобой, Амес. Ты честно отработал контракт, и у меня нет претензий к вашей гильдии, - сказал Джаней.
  Я развернул сверток. Там была свернутая трубочкой расписка. Я пробежал ее глазами. В ней Джаней от имени своего рода благодарил гильдию за выполнение контракта. Под текстом стояла родовая печать аристократов – красный крылатый дракон.   
- Ты доволен, Амес? – спросил меня старый лорд.
- Вполне, - сказал я. – А, что там, на счет моей награды?
- Ее ты получишь следующим утром, когда  мы тут немного приберемся, - сказал Джаней. – Мои люди должны постараться, чтобы очистить от хлама такой большой замок, но они справятся, в конце концов, Уалон не только мой,  это и их замок тоже, а для себя грех не постараться. 
- Так вы зачистили замок? – сказал я.
- Да, со смертью вампира, Уалон снова стал нашим, - сказал Джаней. – Но мы потеряли троих наших людей. Один из них барон Вонн. Но это пустяки, зато теперь замок снова наш.
  Эриху, брату погибшего барона не понравились слова старого лорда. Он поморщился и покинул башню. Я последовал за ним.
- Амес, - позвал меня Джаней.
Я обернулся.
- Думаю, тебе следует провести ночь в замке, - сказал он. – За сегодня, мы, кое-что подделаем, залечим раны, уберем туши тварей из замка, а завтра я расплачусь с тобой. Так, что можешь расположиться в любой комнате замка, какой захочешь. Ты это  заслужил.
- Спасибо, - сказал я и покинул башню.


                9

Всего в замке Уалон было два больших основных этажа. На первый взгляд, слишком бедно для такого легендарного места, как Уалон, но это только на первый взгляд. В замке были высокие потолки. Высота каждого этажа достигала десяти метров. Кроме этого, у замка было пять дозорных башенок, которые возвышались над основными этажами. Южная башня, где мне встретилась наемная убийца, северная, восточная, западная и центральная, самая высокая.
  Также, по словам аристократов, подвал замка, можно было назвать еще одним этажом. Сам я там не был, но, судя потому, что мне удалось услышать из разговоров аристократов между собой, подвал был уровнем, едва ли не большим, чем оба верхних этажа вместе взятых. Короче говоря, выстроить такую конструкцию на голых скалах, требовало не только больших средств и гениальности архитектора, но еще и магическую поддержку, которая, ни сколечко не сомневаюсь, была оказана при строительстве.  Не удивительно, что впоследствии из всего этого получилась неприступная крепость.   
   Как бы то ни было, отправляясь спать, я не мог не восхищаться всем тем великолепием, которое было вокруг меня.  На ночлег я расположился в одной из комнат на втором этаже замка. Она была самой приглядной из всех. Ее почти не коснулась разруха, и я сумел быстро навести там порядок. Комнатка была как раз по моему вкусу. Просторная, минимум мебели и окошко с видом на горы радовало свежим воздухом. Посередине комнаты стояла широкая двуспальная кровать. Кровать была укрыта дорогим бархатным покрывалом вишневого цвета. На ней лежали маленькие подушки. Не смотря на то, что она не застилалась несколько лет, видно было, что ей никто не пользовался за это время. Поэтому, недолго думая, я стянул с кровати покрывало и вытряхнул из него всю пыль прямо из окна. Также я поступил и с подушками.
   Когда уборка была закончена, я  закрыл дверь в комнату на засов, и, стянув с себя свои доспехи, с удовольствием растянулся на кровати. Сон заключил меня в свои объятья, как только я закрыл глаза…
  Проснулся я от прикосновения к моему лицу. Что-то холодное дотронулось до моей щеки, и я открыл глаза. Вокруг царил ночной полумрак, озаряемый лунным светом из открытого оконца. Прямо надо мной  склонилась та же самая хрупкая девичья фигурка, облаченная в черный костюм. Убийца из темного братства вновь посетила меня. Я попытался, было подняться с кровати, но вскоре понял, что не в состоянии пошевелить даже мизинцем.   
- Доброй ночи, - вновь прозвучал удивительно нежный, но холодный голос.
- Что ты со мной сделала? – спросил я.
- Подумаешь, пустяки, - небрежно сказала она. – Всего лишь нажала несколько точек на твоем теле, пока ты спал, и теперь ты не сможешь пошевелиться, пока я этого не захочу.
- Зачем ты пришла? – спросила я.
- Я просила тебя поразмыслить над моими словами, - сказала убийца. – И что ты решил?
- В твоих словах определенно есть смысл, - сказал я. – Но мне от этого никакого проку. И тебе от меня тоже. Завтра я получу от старика свое вознаграждение и спокойно покину замок, и ты можешь делать с ними, что хочешь, гильдии они уже не интересны.
- Ты не понимаешь, - сказала она. – Я не выпущу просто так тебя из замка. Ты видел меня, ты знаешь, что наша организация проявила интерес к этому замку. Если ты не согласишься мне помочь, я убью тебя, прямо сейчас. Решай.
- Слушай, я работаю на гильдию бойцов довольно давно, и успел навидаться такого, что давно перестал бояться смерти, - сказал я. – Не пытайся меня запугивать, это бесполезно. Сейчас я не могу тебе ответить ничего. Дай мне время до утра. Я должен кое-что проверить. Утром я дам тебе ответ.
- Я даю тебе время до рассвета, до него осталась всего пара часов, поэтому, если хочешь что-то узнать, поспеши, - сказала наемная убийца. – Но учти, если не решишь до рассвета, это будет последний рассвет в твоей жизни.
С этими словами девушка отошла от моей кровати и подошла к окну.
- Помни, - сказала она и словно птица, бесшумно выпорхнула в открытое окно.
Я сразу ощутил способность двигаться и рывком встал с кровати. Быстро подбежав к окну, я по пояс высунулся наружу. На меня дохнула ночная прохлада.  Я осмотрелся. В лунном свете были хорошо видны каменные стены замка. Нигде не было видно карабкающейся по ним коварной дамочки. Внизу  хорошо просматривался внутренний двор замка. Там также все пустовало.
- Да уж, - сказал я, отойдя от окна. – А эта дамочка с норовом.
Меня нисколько не страшили ее угрозы. Я прекрасно понимал, что она легко может убить меня сотней различных способов, но все же у меня оставался шанс защитить себя и может быть даже победить ее в бою. Мне не давали покоя ее слова об истинном положении дел в Уалоне и участии в этом Джанея. Все дела аристократов меня, конечно, не касаются более,  но девушка-убийца была права в том, что если всему Тамриэлю грозит опасность, не гоже честному мужу сидеть, сложа руки.
- Тем более, если этот муж служит в гильдии бойцов, - закончил я свою мысль.
До рассвета осталось два часа, значит нельзя терять время даром, - сказал я.
 Снова облачившись в доспехи, я убрал засов со своей двери и осторожно, стараясь не шуметь, вышел из комнаты. В замке царила полная тишина, только теперь из нее исчезла атмосфера тревоги, которой все было буквально пропитано здесь до зачистки. Зла больше здесь не было, по крайней мере, пока. Коридоры Уалона теперь были освещены факелами и лампами, которые дотошные аристократы успели зажечь за то время, пока я спал.
  Несмотря на все это, я вел себя так, будь-то, снова очутился в пещере гоблинов. Бесшумно ступая по каменному полу, я прислушивался к каждому шороху, стараясь обнаружить место расположение Джанея и его людей. Я твердо решил проследить за ними. Если за то время, что отпустила мне девушка из Мораг Тонг, я не обнаружу доказательств ее словам, то у меня не останется другого выбора, кроме как сразиться с ней, или рассказать аристократам, что прямо у них под носом бродит опаснейший наемный убийца. И если это случиться – будь, что будет, но я своих принципов не предам.
  Обойдя весь этаж, заглядывая в каждую из комнат, я не нашел никаких признаков аристократов и мне пришлось спуститься на более нижний уровень замка. Оказавшись на первом этаже,  мне сразу же улыбнулась удача. По каменным коридорам гулко разносилось эхо приближающихся ко мне голосов. Я сразу же узнал голос Джанея, молодого барона Эриха и других аристократов. Не желая отвечать на вопросы хозяев Уалона, я спрятался большой вазой, стоявшей у одной из стен.
   Голоса были уже совсем  близко, а шаги гулкими ударами разносились вокруг.
« Я протестую, лорд Джаней! Тело моего брата должно быть захоронено с подобающими почестями!»: услышал я голос Эриха.
«Мальчик мой, такова традиция нашей семьи, ее не изменить, но ты должен быть рад, что скоро сможешь увидеть его. Поэтому оставь эти сопли и сохраняй присутствие духа!»: прозвучал властный голос старого лорда.
  Вот они поравнялись с моим укрытием, я напрягся. К счастью для меня, я правильно выбрал место, аристократы прошли мимо, даже не посмотрев в мою сторону.
- Нам надо присоединиться к остальным, церемония вот-вот начнется, - сказал Джаней. – Я ждал этого слишком долго, чтобы сейчас все испортить. Ты будешь подчиняться мне?
- Буду, - покорно согласился Эрих. 
Джаней с молодым бароном скрылись за очередным поворотом коридора, их шаги стали удаляться от меня.
« Скоро сможешь увидеть его…»: повторил я про себя слова Джанея. «Они говорили про Вонна. Он же мертв, какая-то бессмыслица!»
  Их разговор меня заинтриговал, и решил проследить за аристократами.
Я неотступно следовал за ними, словно приклеенный, ни разу не выдавая своего присутствия. Все это время аристократы шли молча, видимо исчерпав темы для разговора. Но вот, они подошли к какой-то большой металлической двери и скрылись за ней. Выждав немного, я также поспешил к ней. Но, не тут то было. Дернув за дверную ручку, я с сожалением понял, что дверь заперта.      
   « У меня всего одна отмычка!»: подумал я.
Решив, что выбора все равно нет, я достал  тонкую железную палочку с зазубринами,  осторожно вставил ее в замочную скважину и принялся изучать замок. На первый взгляд устройство замка выглядело обычным, гораздо легче того, что стоял на дверях в Уалон. Но когда моя последняя отмычка с треском переломилась надвое, я понял, что это только на первый взгляд.
- Вот черт! – разозлился я.
Сняв со стены факел, я склонился над замочной скважиной и внимательно изучил ее. В замке имелся один потайной предохранитель, который я не заметил. Острый металлический стержень, выдвигался и ломал все, кроме своего родного ключа. Очень хитро придумано. Видимо на ключе были особые зазубрины и пазики, которые, вставая определенным образом, не давали выходить стержню. Интересно. Сам замочный механизм был очень старым, ему явно была не одна сотня лет. Не смотря на это, я не обнаружил на его механизме никаких следов ржавчины. Поначалу, я хотел, было сослаться на магию, но, присмотревшись повнимательнее, понял, в чем было дело. В замке было множество оловянных деталей. Металл этот, не смотря на его мягкость, абсолютно не поддавался ржавчине, вероятно поэтому, из соображений долговечности детали замка и сделали из олова.      
- Отлично, - сказал я, воодушевившись. – Те, кто его делали, не рассчитывали на то, что его будет взламывать Амес Сваней.
  Дальше было дело техники. Я направил факел прямо в замочную скважину. Языки пламени заскользили внутрь замочного механизма. Будучи человеком дотошным и любознательным, прошедшим не одно дело в гильдии бойцов, я знал, что олово легко плавиться и обычный факел для этого подойдет как нельзя лучше. В воздухе запахло паленым металлом. Кажется, пошло дело, только бы аристократы не учуяли этот запах. 
   Через пару мгновений по металлической двери потекли раскаленные оловянные капли.
Поднатужившись, я резко потянул за дверную ручку, шкворень замка болезненно заскрипел, и дверь медленно, словно нехотя стала открываться. Приложив еще больше усилий, я смог полностью открыть ее. Передо мной был  лестничный пролет. Каменная винтовая лестница уходила вниз.  Путь был свободен. 

                *     *     *   
   
   Лестница вывела меня в подвал замка, и я воочию смог убедиться, что это был целый огромный подземный этаж.  Потолки  здесь были едва ли не выше чем наверху, а величественные коридоры расходились от лестницы на три рукава, словно русла реки.
«Ух ты!»: удивился я про себя. «Тем рабочим, кто вырубил в голой скале такое великолепие, надо было при жизни поставить памятник».
   По какому из трех путей пойти я определил сразу – из центрального туннеля доносились отголоски слов старого лорда. Продвигаясь также бесшумно, я направился вперед по туннелю.
« На верхних этажах они убрались, а здесь забыли!»:  подумал я, лавируя между нагромождениями мусора. Только этот мусор отличался от того, что я видел во внутреннем дворе замка вчера. Он был жутковат.  На полу здесь валялись человеческие кости, полуистлевшие фрагменты одежды и клочки старой бумаги. Видимо при зачистке замка в подвале происходил очень долгий бой. Может быть, именно здесь аристократы потеряли своих людей. По мере продвижения вперед к мусору добавился  еще и горький химический запах. Подобные запахи мне приходилось чувствовать, когда я по делу гильдии приходил в магические лаборатории, или покупал зелья у местных алхимиков. Мне стало не по себе.
   Вот голоса впереди стали слышаться более отчетливо. Видимо впереди была комната, или большое помещение, где все хозяева Уалона собрались вместе. Так оно и было. Выглянув из-за очередного поворота, я увидел большое помещение, своего рода зал. Повсюду здесь были расставлены книжные шкафы, на полках которых стояли сотни разнообразных книг. Во множестве были расставлены столы, на которых стояли россыпями множество колб, реторт и кальценаторов. Именно от них исходил неприятный запах. В центре коридора в большой круг, голова к голове были сложены все монстры, убитые при зачистке замка.  Вместе с ними голова к голове лежали и погибшие аристократы, среди которых был и молодой барон Вонн. Десять скелетов, вампир и аристократы.  Посреди всего этого «великолепия» стояли оставшиеся в живых воины, во главе с лордом Джанеем.
  «Магическая лаборатория!»: подумал про себя я. «Значит, в словах представительницы Темного Братства была доля истины». 
  Лорд Джаней подошел к трупу убитого девушкой из Камоны Тонг вампира и сказал, то, от чего  мне стало не по себе.
- Хорошо, что этот простофиля из гильдии бойцов убил Тембера, мой папаша и при жизни был могучим воином, а после смерти он стал вообще, титаном. Мы потеряли бы еще больше наших людей, если бы пришлось сразиться с ним, - сказал старый лорд. – И потом, Тембер был единственным свидетелем наших неудач в прошлом. С его смертью никто не узнает об истинной роли Уалона в грядущих событиях.
« Его папа!!!»: ужаснулся я.
- Лорд Джаней, а как же быть с Амесом, может быть, начнем церемонию, когда он покинет замок? – спросил один из аристократов.
- Я ждал слишком много и терпел слишком долго, чтобы опасаться какого-то недомерка, - прошипел Джаней. – И потом, только у меня есть часть амулета Нилуса Крейна, так, что нам нечего бояться. Я учел прошлые ошибки, и теперь все пройдет успешно. С рассветом врата в иной мир снова откроются, на этот раз еще шире, чем прежде, и Сиродил ждет нашествие, куда более сильное, чем во времена кризиса Обливиона.      
« Значит, ассасинка была права полностью!»: еще сильнее ужаснулся я. «Бурз был прав, когда говорил, что с аристократами надо держать ухо в остро. Предательство и обман у них норма этикета!»
- Я полностью за, только прошу исключить тело моего брата из всего этого, - снова подал голос барон Эрих.
- Эрих, умерь свои эмоции, твой брат вместе со всеми этими умершими возродиться вновь, и станет частью нашей армии! – грозно сказал старый лорд.
- Я не допущу, чтобы Вонн превратился в одну из этих кровожадных тварей! – повысил голос молодой барон.
– Не смей мне перечить, не то разделишь участь своего брата! – вскричал Джаней.
Эрих демонстративно достал меч и сделал шаг к Джанею. Второй шаг сделать он не смог, все остальные также обнажили оружие и направили его на Эриха. С негодованием посмотрев  на арбалет одного из воинов, направленный ему в голову, барон остановился, но меч убирать явно не собирался.
- Я не ожидал от тебя такой глупости, барон Эрих, сынок, - сказал Джаней. – Убейте его!
Внезапно, прямо в гуще аристократов раздался взрыв, и с высокого потолка на пол изящно и бесшумно спрыгнула наемная убийца. Как и все из Мораг Тонг девушка сразу начала действовать. В ее руках появились два вакидзаси, коротких меча, которые тут же нашли себе цели. Двое бывших поблизости воинов упали с перерезанными глотками. Еще один аристократ бросился в атаку и рубанул мечом наискось, но девушка легко, словно играючи, увернулась от страшного удара и метко вонзила  вакидзаси в просвет между пластинами доспеха на груди воина.
   Воспользовавшись тем, что все внимание аристократов ушло на внезапно появившуюся наемную убийцу, Эрих сильнейшим ударом меча выбил арбалет из рук державшего его под прицелом воина, и вонзил клинок ему в грудь.       
   Ситуация складывалась весьма плачевная для аристократов. Из всего некогда весьма неплохого отряда осталось только трое воинов, не считая самого Джанея. Я с упоением наблюдал за битой и не собирался вмешиваться. Судя по тому, как резво расправлялась с противниками наемная убийца, скоро все должно уже  закончиться. Но тут, старый лорд внес свой вклад в битву. Достав из-под доспехов какой-то амулет – круглую зеленую  бляшку на золотой цепочке, старик начал бормотать какие-то заклинания. Слов я не разобрал, слишком далеко для этого я находился, но по движениям губ, было ясно, что это набор каких-то замысловатых слов.
  Амулет в руках старикана замерцал ярко-зеленым светом, и тут произошло то, чего я никак не ожидал. Трупы, сложенные в круг зашевелились. Медленно шевеля омертвевшими конечностями, они начали подниматься. Снова поднялся на ноги убитый ассасинкой  вампир, покачиваясь, восстал из мертвых погибший барон Вонн.
- В атаку!!! – закричал Джаней, его взгляд снова был безумным, только теперь он этого не скрывал.
Зомби, медленно покачиваясь на атрофированных конечностях, направились к ассасинке и Эриху, которые к тому времени уже разобрались с оставшимися аристократами. Девушку из Мораг Тонг, казалось, ничуть не удивил подобный ход Джанея, она легко бросилась в атаку на мертвых тварей. Ее вакидзаси работали, словно ветряная мельница, разрубая прогнившие на сквозь кости, и круша черепа чудовищ. У Эриха дела обстояли куда хуже. Увидев своего брата, снова на ногах, он потерял боевой дух, и вяло, защищаясь от атак тварей, стал отступать, пятясь ко мне.
  У меня сжалось сердце. Я не мог просто прятаться и наблюдать за развязкой битвы, мне нужно было вмешаться. Скоро рассвет, и время, данное мне ассасинкой истекает, но я уже сделал свой выбор.
  Достав свой меч из ножен, с диким криком, я пронесся мимо Эриха, который с перепугу, чуть не атаковал меня, я врезался в кучу зомби. Моей первой жертвой стал вампир, который, как я узнал, был ни кем иным, как батюшкой старого лорда, источника всех наших бед. Возродившись к подобию жизни  во второй раз, кровопийца был уже не таким резвым, как раньше. Вместо молниеносных атак  могучей силы, он безвольно брел на меня, выпятив в мою сторону когтистые лапы. Не став дожидаться, пока он подойдет ко мне, я наискось рубанул по нему своим двуручным мечом. Разрубив тварь от левой ключицы до правого бедра, я бросился на выручку ассасинке, которая схватилась сразу с четырьмя ходячими скелетами.
 - Ну, что ты уже сделал выбор? – спросила девушка.
- Как видишь, - сказал я, разнося на куски очередную тварь.
Хоть я не видел ее лица, скрытого капюшоном, но я отчетливо чувствовал, что сейчас она улыбнулась. Интересно бы узнать, как она выглядит, сколько ей лет, или хотя бы,  какой расе она принадлежит.
  Тем временем на Эриха медленно надвигался его покойный брат. Смотря невидящими глазами, он, медленно передвигая ноги, приближался к нему. В руках у Вонна блестела его сабля.
- Брат, молю тебя остановись, - лепетал Эрих, пятясь назад. – Признай, ты впал в безумие, одумайся!
- Это не твой брат, это тварь! – закричал я барону, отбиваясь от нападок скелетов. – Убей его быстрей!   
- Я не верю в это, этого не может быть! – закричал мне Эрих.
Тут молодой барон совершил глупость, которую я никак не ожидал от него. Положив свой меч на пол, он распростер руки, и, явно желая своим примером подвигнуть зомби на те же действия, пошел к нему.
- Я безоружен, брат, рассвет еще не наступил, чары не властны над тобой, опусти оружие, и пойдем отсюда, - сказал Эрих, приближаясь к монстру.
- Нет! – закричал я, расправившись со всеми своими противниками. Я бросился, было на выручку потерявшему от избытка чувств рассудок аристократу, да не успел.
Зомби, некогда бывший бароном Вонном, снес голову своему брату.   
-  Умри тварь! – закричал я и сделал с  монстром тоже самое.
Когда все стихло, я обернулся к старому лорду.
  Все время пока мы бились, Джаней молча стоял и смотрел на происходящее, словно сторонний наблюдатель. Над кошмарной сценой  гибели Эриха он даже смеялся. Теперь, когда на поле битвы остались только мы с ассасинкой, старый лорд громко зааплодировал.
- Браво, вы меня просто поразили, особенно ты, Амес. Как ты, воин гильдии бойцов, мог снюхаться с подлой убийцей? – сказал лорд.
- Сейчас в этом зале нет убийцы более подлого, чем ты! – гневно сказал я. – Готовься к смерти!
 Джаней усмехнулся.
- Ты думаешь, почему я не ушел отсюда, пока вы бились, я ждал, - широко улыбнувшись, сказал маг. -  Рассвет уже скоро, совсем скоро, я через мой медальон получил силы, - сказал Джаней. – Сегодня особенный день. Грядет парад светил. Светила нашего мира выстроятся в одну линию, и их энергия пойдет прямо в Уалон. Именно поэтому я хотел как можно быстрее добраться сюда, - сказал Джаней. – С рассветом парад светил начнется в полную силу, и я открою проход между мирами и выпущу сюда полчища таких тварей, которых Тамриэль не знал никогда! Я стану новым хозяином этого мира, империя станет моей!      
  Ассасинка взмахнула своими мечами и бросилась в атаку. В ту же секунду Джаней поднял руки и  навстречу ей рванулись россыпи серебристых молний. В воздухе запало паленым, и девушка, отлетев в сторону,  грохнулась на один из столов с ретортами, разнеся их вдребезги.
- Теперь твоя очередь, - сказал старый аристократ, и россыпи серебристых молний полетели и в меня.   
  В отличие от ассасинки, я никуда не упал, не потерял сознание, со мной вообще ничего не произошло. Молнии покружились вокруг меня и бесследно исчезли, только волосы на моей голове встали дыбом.
  Джаней переменился в лице. Направив на меня свой медальон, он повторил попытку. Результат оказался точно таким же. Старый маг, выпучив глаза, уставился на меня. 
  Тут я почувствовал, что в моем кармане под доспехами что-то закололо. Я достал оттуда амулет, что нашел в пещере гоблинов. Четыре больших рубина, расположенных на серебряной бляшке, сияли багряным светом.
- Не может быть! – дико завопил Джаней. – Вторая часть амулета Нилуса Крейна! Но она же давно утеряна!!!
 « Так вот, что означают инициалы Н.К. на амулете»: подумал я.
- Это не возможно!!! – завопил старый лорд.
- Возможно все в нашем мире, уж поверь мне, - сказал я и, размахнувшись изо всех сил, запустил в лорда свой двуручный меч.
Тяжелый клинок пригвоздил старого мага к стене. По клинку замерцала зачаровка, разрушительная магия клинка уходила в старого лорда. Джаней захрипел, кричать у него просто не было сил, и превратился в большой кусок льда. Магическая зачаровка клинка израсходовалась полностью, теперь это был обычный меч.
  Я без сил опустился на колени, переводя дух. Кто-то коснулся моего плеча, я оглянулся. Рядом стояла ассасинка.
- Ты молодец, - сказала она. – Но еще ничего не кончено, нужно сделать еще кое-что, а отдыхать будешь потом.
- Я удивлен, что после такого удара ты выглядишь так бодро, - недовольно сказал я.
- Здесь нет ничего  чудесного, просто хороший магический доспех, - сказала девушка. – А теперь прекрати ворчать и поднимайся.
Она подала мне руку, я оперся на нее, и с удивлением обнаружив, что это хрупкая особа ничуть не слабее меня, поднялся на ноги.   
- Откуда у тебя этот  амулет? – спросила девушка.
- Нашел его недавно, во время прогулок по одной пещерке, - сказал я.
- Тогда ты везунчик, без него Джаней испепелил бы тебя, - сказала ассасинка. – Дай мне амулет?
Поняв, что спорить с такой дамочкой бесполезно, я подчинился. Она взяла его и внимательно рассмотрела.
- Ему несколько тысяч лет, - сказала она. – Великим эйлендским магом Нилусом Крейном было сделано две части одного целого. Твой амулет, и амулет Джанея составляют единое целое. Соединившись, они образуют источник невероятной силы…
  Ее слова прервал невероятной силы гул. Он все нарастал, стены заходили зодуном, с высокого потолка посыпалась штукатурка. Это продлилось не более мгновение, потом прекратилось.
- Землетрясение? – предположил я.
- Нет, парад светил, скоро рассвет, - сказала асасинка. – С рассветом в замке откроется проход в мир чудовищ.
- В Обливион? – не понял я.
 – Нет, гораздо хуже. Джаней успел запустить процесс, и с его смертью все стало только хуже,  мы должны остановить это, - сказала девушка.
- Как? – не понял я.
- Так, - сказала девушка и побежала к обледенелому телу лорда Джанея.
 Сорвав с него вторую часть амулета, она снова подошла ко мне.
- Легенда гласит, что во время парада светил, объединившиеся части целого остановят апокалипсис, - сказала девушка.
  Словно наперекор ее словам, стены снова затряслись, только на этот раз сильнее.
- Если хочешь, что-то сделать, делай скорей, - сказал я, увернувшись от большого фрагмента лепнины, упавшей с потолка. 
  На этот раз тряска не прекращалась, а становясь все сильнее.
Ассасинка приставила амулеты бляшками друг к другу, и они ожили. Соединившись, они начали сиять невообразимым сочетанием красного и зеленого. Части целого выскользнули из рук девушки и взмыли в воздух на метр, зависнув там. Их сияние начало становиться все сильнее, как и подземные толчки.
- Теперь бежим, быстро! – сказала ассасинка.
Тут меня не пришлось упрашивать. Опрометью мы побежали к лестнице наверх, на ходу уклоняясь от падающих сверху камней…

                10

   На исходе сил мы преодолели последние метры по длинному каменному мосту и оказались в месте, где наш отряд устраивал ночевку. Как только мы покинули мост и оказались на твердой земле, выглянуло нежное утреннее солнце и, вслед за этим за нашими спинами раздался оглушительный взрыв. Нас отбросило на камни и все вокруг озарилось ослепительно ярким светом. Когда светопреставление закончилось, мы обернулись и уставились туда, где мгновение назад находился величественный замок Уалон. Теперь длинный каменный мост вел лишь к плоскому каменному плато больших размеров. Замок исчез полностью, от него не осталось и следа. 
- Это просто невероятно, - сказал я.
- Задание выполнено, - сказала девушка.
Я обернулся к ней.
- Ну, что, представительница Темного братства, убьешь меня или отпустишь с миром? – сказал я.
- У меня нет причин убивать тебя, - сказала девушка. – Ты выполнил все мои требования и помог мне выполнить задание.
- Значит  мы друзья? – спросил я, догадываясь, каким будет ответ.
Ассасинка засмеялась.
- Могу сказать лишь, что без приказа своей гильдии я не стану убивать тебя, - сказала девушка. – Это значит, что пока  гильдия не прикажет убить тебя – ты мой друг.
  Легким движением она сняла свой капюшон, и я впервые увидел ее лицо. Представительница Темного братства оказалась бретонкой, и притом очень красивой. Русые волосы, стянутые сзади в пучок, прямой аккуратный носик и большие синие глаза – она была в моем вкусе.
  Я притянул ее к себе, и мы закружились в поцелуе.   
               
                *        *         *   

  Я снова вошел без стука, открыв тяжелую дубовую дверь, без церемоний прошел внутрь.
- Еще жив! – сказал Бурз Гро Кхаш свое фирменное приветствие.
Оценивающе осмотрев меня, орк злобно взревел.
- Только не говори, что снова потерял меч! – прорычал он. – Что ты с ними делаешь, жрешь?
- Я тоже очень рад тебя видеть, Бурз, - сказал я, усевшись напротив него.
- Как контракт? – сразу перешел к делу глава Чейдинальского отделения гильдии бойцов.
- Выполнен, - сказал я, кладя расписку с печатью Джанея на письменный стол.
Бурз Гро Кхаш, словно не веря моим словам, жадно схватил расписку, развернул ее, и, быстро пробежав ее глазами, отложил в сторону.
  На лице орка заиграла улыбка – зрелище не для слабонервных.
- Поздравляю Амес, наконец-то ты стал Протектором, - сказал Бурз. – Теперь займешься бумажной работой, и будешь командовать вольными бойцами, такими же, каким и ты был до этого мгновения.    
 Всю мою радость, как ветром сдуло. Так вот для чего Бурз предлагал мне этот контракт, для того, чтобы сбагрить на меня всю бюрократическую часть работы гильдии, сам-то он ненавидел это больше всего. А еще называется друг. Он ведь прекрасно знал, что я больше всего на свете ценю свободу, и стремлюсь всегда быть свободным, как ветер.
- Знаешь, я тут подумал, - сказал я, поднявшись со стула. – Подумал, что у меня нет никакого желания получать продвижение по службе, по крайней мере, сейчас. Может быть лет через десять – другое дело,  а пока…
  Я медленно стал пятиться к выходу.
- Что? – орк рывком поднялся из-за стола. – Ты отказываешь другу, который так много для тебя сделал?
Я сделал еще пару шагов к двери.
- Для тебя я сделал гораздо больше, и ты это знаешь, - сказал я. – А теперь, пойду я, а то устал с долгой дороги…
Я выскочил из кабинета босса и побежал вниз по лестнице. За моей спиной на всю гильдию загремел громогласный  голос орка: « Амес, вернись, я не то имел в виду… Амес, ты об этом пожалеешь! У тебя ветер в голове! Ты – король ветра!!!»
    


Рецензии
Люблю такие приключения.

Игнатушин Алексей   29.10.2009 17:03     Заявить о нарушении
Спасибо! Хороших приключений есть у меня...

Владислав Кулигин   29.10.2009 18:48   Заявить о нарушении