NRXA, я люблю тебя!

NRXA, я люблю тебя! (by Катя Паника) (“ NRXA boy”)

От автора:

Эта книга НЕ являет собой образец анти- NRXA литературы.
В этой книге Вы НЕ найдете способы борьбы с анорексией.
Герой, описанный в этой книге НЕ болен.
Я НЕ против анорексии. Каждый человек имеет право сам выбирать, сколько ему весить.

С уважением и искренним сочувствием к НЕ понимающим, К. Паника.


Анорекси;я — полный или частичный отказ от приёма пищи под влиянием психопатологических расстройств. Аппетит у больных анорексией присутствует.

Нервная анорексия (anorexia nervosa) — полный отказ от еды или резкое ограничение приёма пищи в целях похудения или для профилактики набора лишнего веса под влиянием сверхценных или бредовых идей соответствующего содержания. Чаще встречается у девушек. При анорексии наблюдается патологическое желание потери веса, сопровождающееся сильным страхом ожирения. У больного наблюдается искажённое восприятие своей физической формы и присутствует беспокойство о мнимом увеличении веса, даже если такого в действительности не наблюдается.





Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Я - анорексик. И наркоман. И алкоголик…
Но обо всем по порядку…
Джонни, потому что  виски Johny Walker, а Новак - от английского слова Novocain. Но теперь мое имя не имеет фактически никакого значения, потому что я нахожусь в реабилитационном центре для наркоманов, алкоголиков и людей с психическими отклонениями на почве диет. Rehab. (u try to make me)  Вместо нормального человеческого имени у меня на груди висит сраная табличка - бейдж с надписью корявым мед-сестринским почерком “Johny”. Имя, которое теперь ничего не значит… Мы, американцы, читаем слева направо  , а арабы прочитали бы мое имя справа на лево“YNHOJ”.
Окей. Так даже лучше! С этих пор меня зовут YNHOJ и я БОЛЕН!..


Глава 1

В признаки анорексии принято включать: отрицание больным проблемы, постоянное ощущение больным собственной полноты…


Одним сентябрьским солнечным днем я окончательно понял, что моя жизнь, которая за последние три месяца превратилась в абсолютный кошмар, уже никогда не будет как прежде - радостной и яркой. Моя мать окончательно разругалась с отцом и подписала все документы, касающиеся развода. Хей! Мне 15 лет! Я совершенно нормальный, обычный, здоровый ребенок, НО МОИ РОДИТЕЛИ РАЗВОДЯТСЯ! «Джонатан, есть причины…» -пояснила мне сложившуюся ситуацию мать. ЧТО? ПРИЧИНЫ? Она уходит из семьи ни с того ни с сего, объясняя свое поведение туманным: «есть причины».  Вот дерьмо!

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Я - анорексик…
До того самого момента, пока моя лучшая подруга не влепила мне затрещину, когда я отказался от второго куска пирога, я не знал (читай - не верил!) в свою болезнь… 
«Новак, я через твою грудь могу увидеть стоящего сзади тебя человека, а твою печень давно уже пора использовать как дуршлаг…» - говорила мне Кейт, моя лучшая подруга.
Кейт Ивил - потомственная американка с ярко-красными волосами, сережкой-кольцом в носу и отвратительным характером. Ее вес на 28 марта 2009 года составляет 44.5 кг при росте 157 см. ЭТО ОНА ТОЩАЯ, а не Я!
Мой вес на этот же период составляет 51 кг при росте 178см.

Следующим утром мать собрала вещи и уехала в Калифорнию. Отец остался в Нью-Йорке в Бруклине. «Джон, твое право выбирать с кем оставаться жить…»- устало сказал мне отец, стараясь не смотреть мне в глаза. «Окей…»- по своему обыкновению просто сказал я и переехал из нашего пент-хауса в Бруклине в материн домик в Калифорнии. Сменить место обучения не составило особого труда - меня с первого раза приняли в колледж NFC1. Математика, литература, история, география, философия…
БАСКЕТБОЛ!
Пожалуй, ради этого стоило до глубины души обидеть родного отца своим «предательством» - переездом к матери. До этого я не питал особой страсти к спортивным играм. Из спорта мне всегда больше нравилось плавание. Я с 8 лет начал ходит в бассейн при своей прошлой школе.
БАСКЕТБОЛ!
Мистер Холлоуп, наш тренер, оказался до смешного «своим в доску» парнем - он сам искренне «болел» за нас и за спорт. Факультатив по баскетболу шел 4 и 5 парой по вторникам. Каждый вторник я одевался как на праздник, снимал свою надоевшую форму колледжа и надевал любимую баскетбольную форму. Только вот в сборную команду меня не брали. Поэтому, я сидел на скамейке запасных во время игр с другими колледжами и восхищенно смотрел, как эти сильные и смелые парни - спортсмены делают на площадке то, что я не сделаю, наверное, никогда!
Я следил за каждым голом, за каждым мячом, за каждым движением в любимой игре, запоминая все это наизусть.
Брайн Хэттоуэй. Высокомерный ублюдок с 3 курса. На две головы выше меня, на три размера худее. Отдавая пас другому игроку своей команды, он как всегда сделал из игры шоу, закинув мяч в свою же корзину. Вздох разочарования прошелся по нашим трибунам. Я опустил голову на руки. Вот идиот!
«Ты, кусок дерьма, зачем ты кинул мяч в свою корзину?» - гневно заорал я в раздевалке, прижимая плечом Хэттоуэйа к железным шкафчикам, когда разгоряченные после игры спортсмены собрались в раздевалке. «Тебе-то что, Новак?»- с издевкой хмыкнул парень: «Тебя на поле вообще не было…»
В следующую секунду я с размаху ударил наглеца кулаком в челюсть.   
«Тебя там вообще не было…»- эти ужасные слова кровью ударили мне в голову. МЕНЯ ТАМ НЕ БЫЛО? БЫЛ! И все видел!
«Новак, выношу Вам официальное предупреждение!»- в кабинете директора услышал я голос, пробивающийся звуковыми волнами в мою больную голову. Пожилой, полноватый, усталый человек - директор Морган печально качал седой головой. «Еще раз Вы сделаете что-нибудь в этом роде - и будете отчислены…» - я кивнул. Окей. После того, как меня не взяли в баскетбольную команду, учиться мне расхотелось…

________________________________

1 - Эту аббревиатуру автор расшифровывает дословно New f*uckin’ country. Но в контексте данного произведения читайте - колледж NFC.
 

Глава 2

«Мам, хочешь ореховой пасты?»- спросил я мать, обильно намазывая пасту на толстый кусок белого хлеба. «Господи, Джонатан, как ты можешь такое есть?»- идеальный татуаж губ моей матери брезгливо скривился: « С этого дня я на диете…» - гордо объявила она. Я посмотрел на ее идеальную фигуру и пожал плечами. Высокая блондинка 175 см. ростом, крепкая фигура пловчихи… «Мам, ты даже откажешься от любимого молочного коктейля?» - засмеялся я. «Не говори при мне таких страшных слов…»- закрыла она уши руками. Я убрал бутылочку с коктейлем обратно в холодильник и ушел в свою комнату смотреть телевизор.
С этого дня шоколадно-ореховая паста, молочные коктейли, мороженое и прочие НЕ диетические вкусности покупались исключительно для меня… Я, не будь дураком, радостно ими лакомился, в тайне посмеиваясь над «глупостью» матери…
Ища в кухонных шкафчиках шоколад или шоколадные батончики, я то и дело натыкался на какие-то странные и совершенно невообразимые продукты: мюсли, хлебцы, сельдерей, обезжиренный творог и сыр, шоколадки на фруктозе без сахара, диетическая кока-кола1. Попробовав однажды диетическую шоколадку, меня чуть не стошнило. Хорошо живется людям, которым не надо сидеть на диете!
Каждое утро, собираясь в колледж, я видел как мама (честное слово - кривясь от омерзения), накладывала себе целую тарелку мюсли, разбавленного либо молоком, либо водой, и ела. От этого зрелища мне самому становилось не по себе! Это ужасно - есть то, что не вкусно. Точнее - безвкусно…
Снова баскетбол...
Снова игра, в которой я никогда не смогу принять участие… Я играл в баскет на уроках, но в команду меня не выбирали. Однажды я подошел к тренеру и спросил почему. Он отмахнулся тем, что «команда уже сыгралась и новичку делать в ней нечего». А если новичок чувствует игру лучше, чем «звезда баскетбола» Брайн  Хэттоуэй?
Он был «звездой» не только на спорт площадке, но еще пользовался популярностью у девушек. Еще бы, сильный, загорелый - не чета мне, пухлому и рыхлому.  Девочки с первого по третий курс- все норовили состроить ему глазки или «случайно» столкнуться в коридоре.
После игры я пошел в раздевалку. Игра опять выдалась дерьмовая. Хэттоуэй мазал, Уорнер спотыкался, Гетсби ворон считал. Я нервничал за игру, за счет, за команду - мне необходимо было охладиться после такого напряга.
«Эй, Новак!»- позвал меня кто-то, когда я, наклонившись к раковине, поливал свою голову  струей холодной воды. Я увидел в зеркале троих высоких ребят. Среди них был Брайн Хэттоуэй. «Новак, ты на прошлой игре меня сильно обидел…»- издеваясь и растягивая слова, начал он. Я медленно повернулся к ним лицом. «Считаешь, незаслуженно?»- спросил я. «А какая разница?» - пожал плечами парень: «Ты, толстяк, вообще не имеешь права мне что-либо говорить…»- я даже не заметил, как эти трое подлетели ко мне, ударами заставляя лечь на пол. Хорошо, что мы играли не в футбол! Ударов железными шипами бутцов я бы не выдержал…

Сейчас, наверное, ни один здравомыслящий человек не назвал бы Джонни Новака толстым.
Ну, разве что, кроме моей матери, которая всегда и всем недовольна! Я вешу 51 кг при росте 178 и хочу весить  50. Мне  остался один килограмм до совершенства…

С разбитыми губами, лицом и сотрясением мозга я попал в больницу. Мать ежедневно приходила меня навестить после работы. Только вот мне от этого толку было мало!
Ей было все равно на мои проблемы - эту ситуацию в школе ей представили  так, словно это я начал драку. Мать приходила и рассказывала мне - перебинтованному и больному, что с ней происходит на работе, как продвигается ее диета… А недавно она познакомилась с «новым папой». С каким на хрен, «новым папой»?
А Хэттоуэйа даже из колледжа не исключили…

______________________________

1 - Перечисляются продукты, входящие в обычный диетический рацион.



Глава 3


Две недели я провалялся в больнице с тошнотой и головными болями. Вкусную и неполезную еду мне запретили, поэтому мать каждый вечер приносила мне ИХ!
Сельдерей, салат (без майонеза), мюсли, диет-шоколадки - ту самую отвратительную продукцию, которую я терпеть не мог. Но есть мне приходилось, потому, как мой больной организм требовал хоть каких-то калорий. А если я не ел - мой желудок посылал меня куда подальше, начиная болеть и издавать невыносимо жалобные звуки.
Больничная еда тоже мало отличалась от того, что приносила мне мать. Картошка-пюре, котлеты на пару без соли, фрукты, чай без сахара… Я буквально считал дни до выписки!
«Джонатан, ты похудел!»- радостно провозгласила мама, забирая меня из больницы. «Правда?»- ехидно спросил ее я, с ужасом вспоминая больничную еду…
Дома я для интереса взвесился на маминых электронных весах. 86 кг. «И где я похудел?» - подумал я, открывая банку с колой и намазывая бутерброд ореховой пастой: «Мам, можно я в Макдоналдс схожу?»
Как-то в воскресенье к нам на обед пришел Джеффри. Мамин новый бой-френд. «Новый папа», как она его называла. Невысокий блондин с голубыми глазами за стеклами дорогих брендовых очков. «Вы очень милый…» - улыбнулся ему я. «Ты тоже…» - сказал он в ответ. Да мне в принципе было все равно, какой он - «новым папой» для меня ему все равно никогда не стать!
Пока я болел, курс, на котором я учился, расформировали. Моя фамилия попала в список новой группы. Группы номер 13.
 За месяц, который я пролежал в больнице, в колледже многое изменилось. Помимо расформировки группы, теперь еще все знали о моей драке с Хэттоуэйем. Этот говнюк растрепал всем: «Как я хорошо надрал задницу этому толстяку». И теперь в новой группе все то и дело тыкали в меня пальцем (особенно девчонки) и хихикали. Я даже пару раз услышал слово «толстяк»…
«Привет, у тебя занято?»
«Да!»- слышалось с парт. Даже если человек сидел один, он моментально складывал свои вещи на свободный стул. Вот дерьмо!
«Привет, у тебя занято?»- мальчик за последней партой, казалось, абстрагируясь от всего окружающего мира, слушал плеер. Я потряс его за плечо. Его белокурые длинные волосы всколыхнулись. Он мотнул головой - из-под челки показались голубые глаза в очках черной оправы. Он снял один наушник: «А, нет, конечно! Садись!» - он убрал свою сумку со стула, и я сел. Весь класс обернулся на парня, но он уже опять погрузился в свои мысли, продолжая слушать плеер. Пара началась. Философия. Нудно до безумия. Я украдкой рассматривал свой новый класс. Парни были все какие-то странные, за то девчонки очень даже. Особенно одна - белокурая красавица Деми.
«Эй, новенький!»- тихо прошептали над моим ухом. Я обернулся на голос - мой сосед по парте. «Ты б так откровенно не пялился - все таки Брайна Хэттоуэйа девушка…»-улыбнулся блондин. «Вот урод…»- вырвалось у меня. «Ага…»- кивнул сосед: «Меня кстати, Йон зовут…»- он под партой протянул мне руку для рукопожатия. « А меня Джонни…»- ответил я ему тем же. Так я в новом колледже обрел друга…

Сейчас бы Йон Герц - мой 21 летний лучший друг сказал бы: « Новак, ты гонишь! Все было не так!» и, скорее всего, рассказал бы свою историю нашего знакомства. Что-нибудь в стиле: «Как-то прихожу я в бар…(или клуб)»
Ну, или: « Сижу, слушаю Секс Пистолз на паре, а тут ко мне подкатывает анорксично-худой мальчик и просит сигаретку…»
Но то, что рассказал вам сейчас я -  это САМОЕ НАСТОЯЩЕЕ начало нашего с ним знакомства…

Йон Герц был немцем-эмигрантом. Его семья во время войны переехала в Америку - да так и осталась тут жить. Мать его работала в полицейском участке, а отец был частным стоматологом. Парень слушал панк-рок, носил дырявые на коленях джинсы и длинные волосы… Герц был первым человеком, который не осудил меня и не стал надо мной смеяться. Он просто принял меня таким, какой я есть!
«Новак и Герц, если вы сейчас же не замолчите…»- прикрикнула на нас учительница философии. «Пошли отсюда!»- Герц схватил меня за руку и потянул из класса. Это был мой первый раз, когда я прогулял урок…


Глава 4


«И часто ты так?»- удивленно спросил я у Герца. «Практически всегда…»- белозубо улыбнулся мне мой новый друг. У него были прекрасные светлые волосы, на которые я не мог налюбоваться. У него были удивительные голубые глаза, в которые можно было смотреть бесконечно, утопая и растворяясь в них… «Ты случайно не гей?»- с легким подозрением в голосе спросил меня как-то Герц, когда я, засмотревшись на него, пропустил его рассказ мимо ушей. «Нет, что ты…»- отмахнулся я. Хотя про себя подумал, что ради такого парня и геем стать не стыдно. Он был очень… худ. Я был толст, он был худ. Со стороны, наверное, мы смотрелись очень экстравагантно. Я втайне мечтал быть похожим на своего друга Йона. «Йон Герц - такое странное сочетание…»- как-то сказал я ему. Он хмыкнул: «Джонни Новак лучше, ты считаешь?». У него было потрясающее чувство юмора. Точнее, не было, а  есть! Ведь он до сих пор, на 21 мой день рождения остается для меня САМЫМ ЛУЧШИМ ДРУГОМ! Ну, не считая еще Кейт Ивил…
«Что, Герц, жалко тебе толстого стало?» - издевательски ухмыльнувшись, проходя мимо нас, сидящих на траве перед колледжем на перемене, спросил Брайн Хэттоуэй. «Fuck off!1»- хором ответили ему мы. Он засмеялся и ушел.  «Вот урод!»- расстроился я. «Да ладно тебе, дружище! Все окей!»- хлопнул меня по плечу Герц. Действительно, ведь ничего не случилось… Когда я вместе с ним - мне ничего не страшно!
Только вот Деми, которая периодически попадалась мне на глаза в компании Хэттоуэйа, меня пугала… И как она может встречаться с таким откровенным болваном?
А на меня девчонки не смотрели.  Но я-то ладно! 86 кг веса не всякой понравятся… А вот мой друг Йон - он тоже никому не нравился из девчонок. Хотя он-то был в форме…
Зато Брайн Хэттоуэй менял своих девушек, как перчатки. Я со злорадным ехидством думал, что вот когда-нибудь он бросит и Деми. И она будет ходить бедненькая и несчастненькая, а я, как настоящий мужчина, приду ей на помощь. «Ты идиот, Новак!»- сказал мне Йон, когда я имел неосторожность поделиться с ним своими мыслями: «Если ты ничего сам не сделаешь - никто не принесет тебе это на блюдечке с голубой каемочкой…».
А он, черт побери, прав! Я бы уже 20 раз мог подойти к Деми и рассказать о своих чувствах, но нет… И я решился! Мы подкараулили ее у колледжа после уроков. Я подошел к ней, а Герц наблюдал за нами, прячась за стеной колледжа.
«Привет, Деми!»- улыбаясь, сказал я ей, протягивая руку. «Привет, Толстый!»- улыбаясь, ответила она мне. У меня подкосились ноги… И, как на зло, в этот момент из дверей колледжа показался отвратительный Брайн Хэттоуэй. Господи, ну что же мне так не везет?
«А, Толстяк… И что ты трешься около моей девушки?»- вразвалочку к нам подошел Хэттоуэй и без дальнейших разговоров ударил меня кулаком в челюсть. Во рту моментально появился вкус крови. Я упал на землю. «Хэттоуэй, какого черта ты делаешь?»- заорал, подбегая к нам, Герц. «А что он к моей девушке клеится?» -невозмутимо спросил парень. Йон подал мне руку - я поднялся. «Кто его, как не я, жизни научит…»- хмыкнул «звезда баскетбола» и, под ручку с Деми, направился к спорт- площадке.

Сейчас я думаю, что Хэттоуэй был прав. В то время я был мальчиком-тряпкой, о которого все вытирали ноги. Толстый, добрый, еще с русыми волосами, я всем все прощал. Только вот сейчас во мне 51 кг отличного Джонни Новака, половину из которых составляет алкоголь, а другую половину - кокаин. У меня стильное черное каре с синей челкой, проколы во всех возможных и невозможных местах и абсолютная, ни с чем несравнимая уверенность в себе…

«И куда я с таким лицом?»- я сидел на траве перед колледжем, а Герц прикладывал к моему разбитому лицу холодную бутылку минералки из супермаркета неподалеку. «Хочешь, ко мне пойдем?»- предложил Герц. «Окей…»- согласился я. Мать как всегда была со своим любовником, а я остался ночевать у Герца. Его родители на неделю уехали к знакомым, и Герц обитал один. Его владения занимали почти весь второй этаж, мы могли делать там все, что захотим. Поэтому мы купили пиво, точнее, я купил - ибо благодаря моему излишнему весу выглядел старше своих лет. И сигарет. С непривычки нас снесло с одной бутылки и пары сигарет. Мы весело плясали под вопли Секс Пистолз, потом уснули вповалку на кровати. На следующее утро мы, совершенно естественным образом, школу проспали.

______________________________

1 – (англ.) здесь – отвали!


Глава 5

«Джонатан, ты совсем не жалеешь свою бедную мать!»- со слезами на глазах причитала вышеупомянутая. Я, молча, сидел перед ней в кабинете директора, который вызвал туда и ее и меня на следующий день. «Я помогаю тебе во всем, забочусь о тебе, а ты…»- я по-прежнему никак не реагировал на ее слова. В голове гудело пиво, а в кармане жгла ногу пачка сигарет. Мать забрала меня домой, а потом позвонила отцу. Следующим утром он приехал. «Ты куришь?»- спросил он меня, закрывшись вместе со мной в моей комнате. У меня моментально вспотели руки, а спина покрылась гусиной кожей. «Да…»- выдавил из себя я. Отец промолчал, только покачал головой. «Пьешь?»- он смотрел в окно, сидя в кресле, а я стоял перед ним, моля все богов на свете о пощаде. «Пиво, пап…»- запинаясь, ответил я. «Вот дура!»- неизвестно к кому обратился мой отец и вышел из комнаты.

Отношения моей матери и моего отца до сих пор не наладились. Они изначально были безумно странными, а сейчас они стараются вообще не общаться. Я тоже с матерью больше не общаюсь. Последний раз, когда я, добрая душа, пошел с ней на контакт (это было еще до клиники), она устроила мне скандал, назвала геем и вселилась в мою квартиру. Дерьмо.

Вечером он вернулся обратно в Нью-Йорк, а мать еще недели с две твердила о его отцовской безответственности. А мне было наплевать. В моем плеере играли Секс Пистолз, а в кармане джинсов лежала верная подруга - пачка дешевых сигарет…
Наступила пора тестирования перед уходом на летние каникулы. Мы с Герцем впопыхах и с сигаретами на переменах, сдавали тесты. «Мы с тобой  по уровню интеллекта-
тролли…»- смеялся Герц. И оценки за тесты у нас были соответствующие…
«Куда на лето?»- спросил меня Герц. «К отцу в Нью-Йорк…»- ответил я. «Не плохо…» - улыбнулся мой друг. Мы обнялись в последний раз перед каникулами, а на следующий день я уехал к отцу.

Глава 6

«Что ты все время дома сидишь?»- как-то утром спросил меня отец: «Может, на экскурсию съездишь какую-нибудь?». Я и, правда, целый месяц просидел дома перед компьютером.
«Окей…»- и отец заказал мне автобусную экскурсию по штатам Америки. Первым местом, куда я отправился, был Сан-Франциско… «Заодно и к бабуле заедешь…»- напутствовал отец.

Вспоминается мне сейчас песня “ If ur goin’ to San-Francisco u gonna meet some gentle people there”1… И ведь встретил! Не очень gentle2,  но тоже не плохие… «Пап, ты не мог бы выслать мне еще 500 долларов…»- из одного ночного клуба звонил я, проводя рукой по своим отросшим черным волосам. На мне красовалась черная с красным футболка с названием какой-то метал-группы, и в руках я держал литровую кружку пива.
«Окей…»- ответил отец. И выслал!
К тому моменту, как я вернулся в Нью-Йорк я мог отличить готик-рок от дум-метала по первым аккордам. Я знал кто такой Антон Шандор Лавей и Мэрлин Мэнсон. Я знал и бывал во всех рок-клубах Сан-Франциско. И… у меня появилась девушка! Мне было 16! В то лето я похудел на 6 кг. Итак, 80 кг Джонни Новака вернулось к отцу…
«Молодой человек, вы кто?… О, господи, Джон?»- была первая реакция моего отца, когда я, улыбаясь во все свои зубы, предстал на пороге нашего дома в Нью-Йорке.
Но мой отец оказался нормальным мужиком - не стал, как бы это сделала мать, вопить и истерить, а просто принял как должное, что его «паинька-сын» в одночасье превратился в гото-фрика.

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак… Я-фрик!

Первым делом я вызнал у нашей домработницы, имеются ли в доме весы. Она очень удивилась моему внезапному интересу к такому абсолютно не мужскому предмету, но весы принесла. Я, сжимая кулачки на счастье, и в тайне пугаясь электронных циферок, которые решали мою судьбу в этот момент, взгромоздился на весы. 80. 80? 80!
Моей радости не было предела! Толстый? Кто? Я? А вот ни хрена я не толстый! И это еще не предел! Я похудею! Я сброшу вес так, что к концу лета меня никто не узнает!- думал я, лежа под одеялом, и пытаясь воплями какой-то очередной готик-группы заглушить бульканье в животе…

_______________________________

1 -  песня Scott McKenzie.  Здесь имеется в виду кавер-версия песни Global Djs
If ur goin’ to San-Francisco u gonna meet some gentle people there© «Если ты поедешь в Сан-Франциско - много клеевых людей там встретишь…» (с) авторское

2 - Gentle(англ.) - (здесь) хороших



Глава 7

«Привет, у тебя занято?»- спросил я мальчика, сидящего за последней партой. Он, по своему обыкновению, слушал плеер. Его аккуратные дреды были завязаны в хвост и качались в такт музыке. ДРЕДЫ? Кошмар!
Блондин с дредами поднял на меня голову, и… Он даже вытащил наушники из ушей. «О, черт!»- проговорил потрясенный Герц: «Новак, ты что ли?»

Вот тут-то и можно вставить историю от Йона Герца о нашем с ним знакомстве: « Сижу я весь такой модный на паре, дредами качаю, и вдруг - черт побери! Передо мной возникает нечто - худое чудо с черными патлами в каре и челкой набок, с двумя колечками в брови и одним в носу, с черными ногтями и вообще - весь в черном…»

«А кто еще-то?»- я плюхнулся на свободное рядом с Герцем место и обнял друга. «Что с тобой случилось, парень?»- Герц был явно в шоке: « Ты ТАК похудел! Сколько ты весишь?»- «79, но это еще не предел!»- гордо заявил я. «Ты псих!»- нежно улыбнулся друг. Я знал, что он меня поймет!

Сейчас Йон говорит, что именно в этот момент в моих глазах первый раз блеснул огонек анорексии. Она - бледная и с черными растрепанными патлами, пришла в мой затуманенный первым алкоголем и первой влюбленностью мозг, как хозяйка.


«Хэттоуэй, привет, детка!»- парень обернулся на незнакомый мужской голос. Перед ним стоял НОВЫЙ, ПОХУДЕВШИЙ за лето, Я. Облокотившись спиной о железную дверцу шкафчика в баскетбольной раздевалке, я мило улыбался своему «врагу». «Парень, ты кто?»- готов поклясться, что на секунду в его глазах мелькнул страх. Еще бы! Ведь мои вороново - крыло волосы и перевернутый крест на шее мало способствовали дружеской беседе. «Меня зовут Джонни Новак, помнишь такого?»- с издевкой в голосе спросил я. «Новак? Не может быть!»- Хэттоуэй во все глаза таращился на меня. Я подошел ближе. «Хочу сказать тебе, детка, что если я еще раз из твоих милых губок услышу слово «толстый» по отношению к чему бы то ни было…»- я подходил к парню все ближе и ближе, в ухмылке скаля идеально белые зубы: «То тебе очень не повезет…»
А для полной его уверенности я достал из кармана аккуратненький выкидной ножичек и щелкнул лезвием. В глазах парня отразился страх…

«Такие вот ножички очень часто используются заключенными в тюрьмах. Очень хорошая вещь - просто и бесшумно…»- говорил мне один из моих новых знакомых в Сан-Франциско. Берт. Его звали Берт. Длинноволосый татуированный байкер.

Мне теперь, в общем-то, не было никакого дела до этого выскочки Брайна Хэттоуэйа, но моя обновленная сущность жаждала мести за все, причиненные им унижения. Бедный-бедный Брайн. Он-то не знает, на что я теперь способен. Голод и алкоголь помогли мне разобраться в своей жизни. Когда перед тобой стоит выбор: съесть гамбургер или выпить пиво, не трудно догадаться, что выбирал я. В Сан-Франциско меня научили любить себя. Я ПОЛЮБИЛ! Но только не 86 кг веса, ТОЛЬКО НЕ ИХ! А теперь, когда я весил всего 79 кг, меня обуревала гордость за самого себя. А приятная легкость в желудке с каждой минутой все больше меня радовала …
« Ты хоть что-нибудь, кроме сигарет ешь вообще?»- как-то спросила меня мама Герца. «Ага, пиво…» - ответил ей я. Первое время Герц пытался заставить меня съесть картошку фри или гамбургер на завтраках в колледже, но я отказывался и упрямо таскал с собой салаты из дома. Ел фрукты, много пил минералки и сока.
«Пиво очень калорийное…» - сказал мне Герц. «У меня же должна быть хоть одна вредная привычка?»- парировал я.


Глава 8

Мать снова одна. Снова плачет в подушку, размазывая по белым простыням и наволочкам черную тушь. «Джеффри ушел…»- выкрикивала она сквозь рыдания. Я, молча, сидел напротив, в кресле и курил, пуская аккуратные сизые колечки едкого дыма дешевых сигарет в потолок. «Он был неудачником…»- сказал я ей. «Он был геем…»- покачала головой она, снова принимаясь плакать. Еще один мой «новый папа» не удался…
«Хей, Йон!»- сидя за партой на математике, сказал я другу. Он вытащил наушник, чтобы лучше меня слышать. «Блин, Новак, ты ел сегодня хоть что-нибудь? У тебя в животе урчит, что жить невозможно…»- пожаловался Герц. Я засмеялся, достал из сумки яблоко. Герц удовлетворенно кивнул, дожидаясь, пока я утолю голод. «Знаешь, мне все еще нравится Деми…»- начал я. «Я думал, что ты влюблен в свою Бемби из Сан-Франциско…»- удивился друг. «Да, влюблен! Но никто мне не запрещает переспать с Деми…»- смеясь, ответил я. Йон нахмурился: «Считаешь, что Хэттоуэй тебе это спустит?»
«Мне положить на Хэттоуэйа, дружище…»- ухмыльнулся я: «Спорим  на 10 баксов, что я уложу ее в постель за три дня?»- « Окей!»- ответил мой друг, уже предвкушая свой выигрыш.
Ночью мне не спалось. Каждый вдох давался с трудом. Я уже месяц не ел в Макдональде, не пил колу, не ел прочую гадость. Мой рацион составляли те же продукты, которыми питалась моя мать. Она очень удивлялась, куда по утрам деваются ее мюсли с сельдереем. Известно куда - в мой желудок. В эту прожорливую бездонную бочку. Какая уж тут диета? Я компенсировал НЕ калорийной пищей недостаток калорий в организме. Вместо одного гамбургера - три яблока, вместо одного стакана колы- 3 чашки черного кофе. Я безумно пристрастился к черному кофе - пил его литрами. Итог: мне было очень тяжело спать. Кофеиновая зависимость = бессонница. Живот урчал, переваривая «здоровую пищу». От мыслей о НОРМАЛЬНОЙ еде во рту появлялась слюна, а в голове мутилось.
«Джонатан, будешь омлет?»- кричала мама из столовой. «Нет!»- отвечал я ей из своей комнаты. Еда, как средство к существованию, а не как цель жизни. Еда не главное. Я отвлекал себя от мыслей о еде музыкой, Интернетом, чтением, клубами, друзьями. За этот год вся неформальная тусовка нашего колледжа моментально стала МОЕЙ тусовкой. Многие девчонки были не прочь со мной переспать. НО… Меня интересовала только ОДНА…Деми… Тем более, мы с Йоном на нее поспорили!


Глава 9

«Привет, детка, меня зовут Джонни Новак…»- я подошел к Деми после пар. «Привет!»- она улыбнулась мне. В ее голубых глазах блеснул огонек интереса. « Хочешь сходить куда-нибудь выпить по коктейлю?» - спросил я ее. «Окей…»- ответила она, с нарастающим интересом оглядывая мое худеющее день ото дня тело.

Всегда знал, что девчонки любят плохих парней. После Сан-Франциско «плохой парень» стало моим вторым именем. Там я прославился, как сердцеед и полный фрик. Мне сейчас 21 год и я совсем не изменился. Разве только внешне - парочку кило сбросил…

В местных клубах было очень круто. Яркая, живая музыка, клевые фрик - люди, выпивка рекой… «Деми, ты такая крутая! Хочу тебя!»- шептал я ей на ухо, залезая рукой в ее джинсы в кабинке туалета. Я врал. Мне было все равно с кем, когда и зачем… Просто месть! Месть Брайну Хэттоуэйю, который посмел открыть свой поганый рот в сторону милого беззащитного мальчика по имени Джонни Новак. Только вот Джонни Новака - того беззащитного милого мальчика уже давно не было на свете! Он умер, летом, в Сан-Франциско. Вместе с моей первой понюшкой кокаина с бачка унитаза мужского туалета. Спасибо Берту - моему другу байкеру.

Сейчас, кстати Берт сидит в тюрьме на пожизненном за изнасилование и убийство официантки из бара «Дэмн» в Сан-Франциско.

Деми была девственницей. Вот Хэттоуэй обрадуется своему «счастью». Я заработал 10 баксов абсолютно не напрягаясь, хотя… На деньги мне было положить всегда - мой отец успешный дипломат. Не так уж и легко - мне пришлось пить сладкие коктейли и есть картошку фри. Отвратительная, маслянистая жидкость, выделяющаяся из кусочков картошки, приводила меня в ужас. Омерзение начиналось где-то в районе губ, а кончалось в желудке…

«Привет, Новак…»- я спал в своей кровати. Один. Вдруг услышал голос. Женский. Хотя в комнате было жарко, меня пробил озноб. Я открыл глаза и сел на кровати. В углу перед компьютером в кресле сидела девушка. Свет луны из окна падал на нее. Бледное осунувшееся лицо землистого оттенка, худые ручки-палочки. Она обхватила ими острые свои коленки, прикрывающие такие же острые торчащие тазобедренные кости. Узкие черные джинсы, белая футболка, явно на несколько размеров больше, всклокоченные волосы, небрежно уложены в черные дреды. Серьга в носу.  «Ты кто?»- спросил я, моргая, пытаясь спугнуть это костлявое наваждение. « Меня зовут Ана. Я твоя сестра…»- девушка протянула свои костлявые руки ко мне. Я в ужасе отпрянул от нее, свалился с кровати на пол и… проснулся!
До этого момента я ни разу не видел людей - анорексиков. Я нашел сайт в интернете на эту тему, просмотрел фотографии. Девушка из сна абсолютно точно была анорексичкой. И имя… Ана, явно, от Анорексия…
Утром я встал на весы. Не смотря на мою вчерашнюю обжираловку, я весил 75 кг. Минус 4 кг за три дня. ЗДОРОВО! Но призрак больной девушки из сна не давал мне покоя! НЕТ! НЕ БУДУ Я ТАКИМ, КАК ОНА! НИКОГДА! СЛЫШИТЕ? НИКОГДА! Всего только до 70 похудею и все! Я ИТАК ПРЕКРАСЕН…


Глава 10

«Новак, пошли, схаваем по гамбургеру?»- спросил меня Йон, когда мы на большой перемене вышли покурить за колледж. «Я не ем…»- отмахнулся я от друга. Он пожал плечами и глубоко затянулся. В то время мы курили дешевые крепкие сигареты, считая, что это АРХИ круто. Мы, типо, такие взрослые… Хотя, в моей ситуации эти крепкие сигареты заменяли мне полноценный обед!
«Новак, ты что, идиот?» - в «курилку» желто-зеленым вихрем баскетбольной формы ворвался Брайн Хэттоуэй. Я спокойно смотрел на его красное в злобе лицо и курил, прислонившись к кирпичной стене колледжа. «Ты, ублюдок, я сейчас тебя…» - орал на меня Хэттоуэй, порываясь ударить по лицу. Ему помешал мой друг Йон, вовремя заломавший Хэттоуэйю руки за спину. Я не шелохнулся, с интересом рассматривая спятившего баскетболиста. «Я убью тебя, убью!»- орал он на всю «курилку», пытаясь вырваться. «Попробуй…» - безразлично ответил на это я, смачно харкнув в лицо парню,  вышел из «курилки». Этот парень был для меня пройденным этапом. И с этого момента началась моя новая, абсолютно НОВАЯ жизнь в колледже. Я уже не был забитым тихоней, а был настоящим ГЕРОЕМ колледжа! Еще бы, Я ПОСТАВИЛ НА МЕСТО самого Брайна Хэттоуэйа…


Наверное, именно в тот момент в уголках моих губ впервые появилась эта, теперь уже вечная, моя ехидная гримаса. Та, полу искривленная, как будто проглотил целый лимон, улыбка-оскал не была МОЕЙ улыбкой. Эта была ЕЕ улыбка… Улыбка Аны - Анорексии, которая моими голубыми глазами из-под черной косой челки смотрела на мир и кривлялась, показывая всем свое худощавое превосходство над девочками - гамбургерами и мальчиками – картошка-фри…

«Джонатан, я приготовила тебе мюсли…»- кричала мама из кухни. «Нет, спасибо…» -отвечал ей я. От этих диет - продуктов меня откровенно тошнило. Что уж говорить о мясе или молочной коктейле? Я вдруг вспомнил, что целую вечность не ел шоколад… Я уже и забыл как это, когда крошечная долька вкуснейшего молочного шоколада тает у тебя во рту, покрывая твои зубы неповторимым горячим от слюны шоколадным топленым маслом… После этих мыслей меня первый раз ПО-НАСТОЯЩЕМУ стошнило… Меня позорно стошнило в раковину сельдереем. «Он отвратителен…» - думал я, разглядывая «плоды» своей диеты в раковине. Убрав за собой это безобразие, я подошел к весам.
Тело под футболкой моментально намокло. Я улыбнулся. Зеркало, в которое я смотрелся в тот момент, белозубо оскалилось, оттеняя фиолетовые тени-круги под глазами. ЭТО ЖИР! Жир выделяется из меня с водой. Потеть - хорошо! Я встал на весы. Вдохнул глубоко-глубоко, насколько позволяли мои уже прокуренные легкие. Втянул живот. Хорошо… Можно открывать глаза и смотреть! 73! УРА! Еще одна моя маленькая победа!
ЖИР… ВОДА… СПОТР!!!
И я вспомнил о спорте… Ведь год назад я хотел быть баскетболистом…Интересно, а что ТЕПЕРЬ скажет мой тренер? Толст ли я теперь для командной игры? А может быть уже СЛИШКОМ худ?
Я засмеялся, радуясь новым положительным результатам в борьбе за свою фигуру…
ВЫ ВСЕ  ЕЩЕ ПОПЛЯШИТЕ! ВЫ ВСЕ ЕЩЕ УЗНАЕТЕ, КТО ТАКОЙ ДЖОННИ НОВАК! Джонни Новак - Мистер супер-тело…
«Привет, Джонни…»- о, черт! Только не это! «Хай, бейби! Что звонишь?»- это Деми. Убью того придурка, кто дал ей мой номер! «Джонни, когда мы еще встретимся? Мне кажется, я тебя люблю…»- пролепетало в трубку это ангело-подобное создание. «А я тебя нет! Никогда…»- ответил я и повесил трубку. Тупые бабы! Убил бы их всех к чертовой матери! Неужели не ясно, что кроме ее «драгоценной» персоны в моей жизни есть еще другие, более важные занятия?
«Джонатан, возьми трубку! Тебе какая-то девочка звонит, вся в слезах, говорит, что ты - подлец…»- мать появилась на пороге комнаты с телефоном в руке. Свой я благоразумно выключил из розетки. «Мам, скажи ей, что я умер…»- ответил я, ложась на кровати в характерной позе, скрестив руки на груди. Мать закатила глаза и вышла из комнаты. Я засмеялся в потолок. Эта тупая ситуация меня забавляла. Она любит его, он не любит ее, но ее любит другой… Плакат Marilyn Manson’ а с потолка ответил мне таким же жестоким оскалом…

Жестоким? С каких пор я стал жестоким? Куда делся тот маленький мальчик, который слово f*ck боялся произнести вслух? Говорят, что когда перестаешь есть, то гормоны радости ( которых как правило полно в шоколаде, какао, конфетах, сахаре, фруктах) испаряется из организма быстрее всего - ты становишься раздражительным, грубым, огрызаешься на друзей и воюешь с семьей…
В похудании главное вовремя остановится… В противном случае на кладбище всегда есть место…

 

Глава 11

«Вставай, 73 кг жира!»- пронеслось в моей голове хлестким громким женским голосом.
Я проснулся в холодном поту, сел на кровати, привыкая к темноте. В кресле около компьютера, как давеча ночью, сидела дредастая анорексичная девушка. «Спишь, толстяк? А калории во сне не сжигаются!»- с издевкой проговорила анорексичка. Я вжался  спиной в кровать. Руки моментально вспотели от страха.  «Боишься?»- противным, скрипучим смехом разразилась девушка, обнажая свой беззубый рот. Меня всего передернуло от этого нелицеприятного зрелища. Челюсти как будто слиплись - я не мог открыть рот и закричать. «Ты мне обещал начать заниматься спортом и что же?»- Ана медленно начала продвигаться по моей комнате к кровати. Видно было, что шаги даются ей с трудом. Что-то больно кольнуло меня в сердце. Ана ухмыльнулась: «Зато я ПРЕКРАСНА! Так ведь?»- «Д- да…»- заплетающимся языком проговорил я. Она засмеялась: «То-то же! И ты будешь таким! Обещай мне завтра же пойти в баскетбольную секцию!»- «Я обещаю…»- в страхе перед беззубой и костлявой девушкой проговорил я. «Смотри же! Ты без меня никто! НИКТО! Это я! Я сделала тебя ТАКИМ худым, а если будешь меня слушаться - похудеешь еще больше…»- с этими словами она испарилась, а я проснулся. ЧЕРТ! Уж лучше мне бы продолжали сниться донаты и картошка-фри с сырным соусом!
«Йон…»- на литературе я позвал друга. Герц, недоумевая, обернулся ко мне: «Ну что?»
«Йон, мне сегодня такое дерьмо снилось…»- пожаловался я. «А что ты хотел? Ты жрешь дерьмо (намекая на мои мюсли с сельдереем), выглядишь, как дерьмо (подумаешь, щеки чуть-чуть впали, синяки под глазами от недосыпа и интернета), теперь оно еще и снится тебе - все нормально!»- раздраженно сказал мой друг, доставая из кармана плеер.
«Йон! Ты злишься?»- с нотками паники в голосе, спросил его я. «Нет, блин, все окей! Ты достал меня с этой своей диетой, чувак! Завязывай уже фигней страдать!»- вынес свой вердикт Герц и окончательно погрузился в мир любимой рок-музыки.

Да-да. И у моего до ужаса спокойного и мягкого  друга Йона тоже были нервные срывы из-за моей диеты. Это сейчас, кажется, он уже не обращает внимания на потерянные мной килограммы в нелегкой  борьбе с лишним весом. А раньше он тоже за меня сильно переживал…

Я не пошел на баскет. Вместо этого мы с Йоном потащились на какую-то идиотскую колледж-вечеринку, где я до одурения нажрался пивом и картошкой. Это было ужасно!
Когда я натужно блевал над унитазом, в душе было такое ощущение, что я предал лучшего друга! Я СОРВАЛСЯ! Я изменил диете! Это ужасно, это кошмарно… Аве, что есть такое прекрасное средство избавления от еды - тошнота! Я стоял на коленях перед унитазом, и отвратительная, жирная как медузы в море, еда извергалась из внутренностей моего организма. С каждым новым рвотным позывом я чувствовал, как освобождаюсь от ненавистных калорий… «Может быть еще не все потеряно, и я не набрал лишнего веса?»- пронеслась мысль в моей пьяном мозгу. В туалет зашел Йон. «Дружище, ты как?»- участливо спросил он, помогая мне подняться. «Чтоб я сдох еще такое дерьмо жрать!»- выругался я, с трудом поднимаясь и опираясь на руку друга.
«Я тебя предупреждала, Новак!»- смеялась мне в лицо Ана. «Но ОНА  была такая вкусненькая, такая жирненькая и солененькая…»- жалобно хныкал я, как ребенок.
«НЕ полезьненькая и калорийненькая…»- продолжала издеваться девочка-анорексичка.
«Прости меня!»- умолял ее я. «Ты прибавил в весе 2 кг! Поздравляю, жирдяй! 75 кг жира! Мистер «Толстые ляжки»!»- обнажая пустые десны, говорила Ана. «ПРОСТО МЕНЯ!»- орал я, захлебываясь слезами. Они почему-то были такие же жирные и отвратительная, как съеденная мной картошка… «Прощу, если ты пообещаешь пойти на баскет…»- Ана сидела рядом со мной на кровати, держа за руку. «Обещаю!»- ответил я, только, чтобы не слышать ее ужасных слов об ожирении. «Хорошо! Обещай, что будешь во всем меня слушаться и помогать мне!»-  «Обещаю!»- кивнул я. «Ты перестанешь есть, а я дам тебе ВСЕ: любовь, уважение, друзей - ВСЕ!»- она последний раз сжала мою ладонь, поцеловала в лоб и растаяла. Такая маленькая, такая худая…
Утром, я с содроганием подумал о 75 килограммах, но обошлось! Все так же 73… Наверное, потому что меня стошнило всем тем, что я съел. Способ избавления от еды действенный, но не приятный!

Глава 12

«Я могу записаться в секцию баскетбола?»- спросил я тренера. Новый тренер Мистер Рипли согласно кивнул. «Очень хорошо, что ты будешь играть в команде - у тебя подходящие данные…» Вот так-то! ПОДХОДЯЩИЕ 73 кг ДАННЫЕ! Быть худым нравилось мне все больше и больше, но я все же понимал, что СОВЕРШЕНСТВО еще далеко впереди…
Я начал играть в БАСКЕТБОЛ! Днями, неделями, месяцами… «Ты совсем уже съехал со своим баскетом…»- недовольно заявил как-то Герц, доделывая за меня домашнее задание по математике: « То диета, то теперь баскет… Заставь дурака Богу молится…»- проворчал друг. «Аве Сатанес!»- скривился я в ответ.
Ана больше не приходила, а я со смирением ждал обещанные ею «приятности».
«Эй, Новак!»- на одной из перемен между математикой и английским ко мне подбежал парень с 3 курса. «Ты не хочешь поиграть на гитаре у нас в группе? Нам позарез нужен гитарист!»- попросил парень. Его звали Тони. Тони Волтер. Вокал. В группе были еще Роки Хаус на бас-гитаре, Винстон Браун на барабанах и Лари Форд на клавишных. Группа называлась «Beautiful, but deadly»1. Окей. Мне подходит. Я согласился…

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Я гитарист группы “Beautiful, but deadly» и я наркоман…

«Привет, детка! Как насчет переспать?»- я снова и снова подкатывал к новым девчонкам, уже даже не подбирая слов, чтобы познакомиться. И мне ВСЕГДА отвечали согласием. «Во мне есть харизма… И талант…»- со знанием дела говорил я Йону. « Кожа да кости с кучей понтов….»- раздражался мой друг, к моему счастью, только с виду. Ведь только благодаря Йону я умудрялся хоть как-то справляться с тем объемом домашнего задания, которое нам задавали в колледже, ведь в моей новой рок-н-ролльной жизни для него оставалось все меньше времени. Я весил 69 кг. Я перестал есть мюсли, считая их калорийными. Я перестал пить кофе с молоком. Я дошел до того, что мне уже не хотелось ни сладкого, ни мучного. Единственной страстью моей осталось пиво. АЛКОГОЛЬ… Он спасал меня в моих мечтах о еде, алкоголем я компенсировал отсутствие еды в желудке. Со мной оставались еще салаты, но без масла и майонеза. Просто салаты…
Нужда ходить на баскет отпала сама собой - я худел не по дням, а по часам… А еще и физические нагрузки с гитарой на сцене во время выступлений так же помогали мне бороться с лишним весом… Итак на март 2004  года я весил 69 кг при росте 178 см.
В один «прекрасный» день, как сейчас помню, это было 22 мая 2004 года, я упал в голодный обморок прямо при матери. Вот просто так - доставал из кухонного шкафчика чашку. Не достал - моментально повалился на пол! Моя чумовая мамаша вызвала доктора.
«Мистер Новак, как давно вы голодаете?»- сразу определив причину моего «падения», спросил врач. Я покосился на мать. Она стояла в углу комнаты, утирая катящиеся из глаз слезы платком. «Где-то полтора года…»- ответил я, после того, как пришел в себя. «Вы отдаете себе отчет в том, что можете таким образом заболеть? Если еще не заболели…»- отчитывал, как нашкодившего первоклассника, меня доктор. «Зато я теперь худой…»- мрачно ответил я, отгораживаясь от умных и проницательных глаз врача своей челкой. «Кожа и кости - вы считаете это красивым?»- усмехнулся доктор. «Я считаю это АДСКИ красивым!»- заорал я, взбешенно хлопнув дверью, вышел из комнаты. К черту врачей! Я ЗДОРОВ! У МЕНЯ ВСЕ ХОРОШО! Я НЕ АНОРЕКСИК!

Анорексия протекает в несколько этапов. Начальный период — формирование недовольства внешностью, сопровождаемое заметной потерей веса. Затем следует аноректический период — снижение массы тела на 20—30 %. При этом больной активно убеждает себя и окружающих в отсутствии у него аппетита и изнуряет себя большими физическими нагрузками. Из-за искаженного восприятия своего тела пациент недооценивает степень похудения. Объем циркулирующей в организме жидкости уменьшается, что вызывает гипотонию и брадикардию. Это состояние сопровождается зябкостью, сухостью кожи и аллопецией. Еще один клинический признак — прекращение менструального цикла у женщин и снижение полового влечения и сперматогенеза у мужчин. Также нарушается функция надпочечников вплоть до надпочечниковой недостаточности. Последний период — кахексический — снижение веса на 50 % и более. При этом возникают безбелковые отёки, нарушается водно-электролитный баланс, резко снижается уровень калия в организме. Электролитные нарушения на этом этапе могут привести к смерти. По статистике, без лечения летальность больных нервной анорексией составляет 5—10 %.

Когда я вернулся домой где-то под утро, врача уже не было. «Джонатан, мальчик мой, нам надо серьезно поговорить…» - со слезами на глазах начала лепетать моя мать. «О чем? У меня все круто! Через неделю я заканчиваю учиться и сваливаю к отцу…»- ответил я ей, и ушел в свою комнату. «Герц, они меня достали!»- орал я в трубку телефона другу. «Вес им мой не нравится… Я вешу 68 кг, какого черта они пристают… 68-не 48!»

Бедный Йон. Ему столько раз приходилось выслушивать мои проблемы, а я ведь неблагодарная сволочь - еще и прикалываюсь постоянно над ним…

« Я знаю в чем проблема - тебе не хватает мужского воспитания!»- начала как-то утром мать «задушевную беседу» со мной. «Поэтому я решила выйти замуж за Билли. Он переедет к нам в дом и будет постоянно за тобой присматривать…»- «Мам, я не 5летний, чтоб за мной присматривали!»- взбесился я. В последнее время я часто на всех срывался…

В признаки анорексии принято включать: отрицание больным проблемы, постоянное ощущение больным собственной полноты, нарушения способов питания (еда стоя, дробление пищи на маленькие кусочки), нарушения сна, изоляция от общества, а также присутствие у больного панического страха поправиться. Среди физических нарушений, вызванных анорексией - сердечная аритмия, постоянная слабость, мышечные спазмы. А также депрессивность, повышенная раздражительность, необоснованный гнев, и чувство обиды. Социальные страхи подтверждаются невозможностью делиться с окружающими отношением к еде, что вызывает проблемы в ближайшем окружении.

Еще не хватало, чтобы какой-то Билли вмешивался в мою жизнь.
«Ты слишком много пьешь…» - говорила мне мать каждое утро. «Ты слишком много куришь…» - говорила она в обед. «Ты мало ешь!»- говорила она ВСЕГДА!

1 июня 2004 года, на похмельное утро после развеселого выпускного вечера я собрал свои вещи и купил два билета на самолет до Нью-Йорка…

_____________________________

1 – (англ.) Прекрасные, но опасные (авторское)


Глава 13

Мне, черт возьми, 18! Я закончил долбанный NFC колледж и жил с отцом в Нью-Йорке.
Он с радостью принял меня в лоно своей новой семьи, которую составляла многочисленная прислуга и он сам. Мой друг Йон переехал в Нью-Йорк вместе со мной сразу же после окончания колледжа. Мы собирались вместе поступать в Нью-Йоркский Политехнический университет в Бруклине. Отец мой был не против моего выбора, поэтому в будущем мы с Герцем должны были стать отличными компьютерщиками…

Мне 21. В компьютере я разбираюсь достаточно посредственно, на уровне элементарного пользователя. «Компьютерной мечте» нашей не удалось сбыться… Зато, я - профессиональный фотограф и мастер фото-шопа.

Моя группа «Beautiful, but deadly» так же последовала моему примеру, переехав на постоянное местообитание в Бруклин. Я занял у отца денег на съем студии. Там, в студии Sold мы записали свой первый диск. BBD “Damn history”1. Он, конечно, не стал супер-популярным в Америке, но мы все равно им очень гордились. Начались постоянные разъезды с группой в свободное от учебы время. Точнее, в свободное от концертов время я учился. Из рук вон плохо, надо сказать. Если бы не мой вечный друг Йон Герц, меня бы выперли еще на первом курсе.

Тогда я в первый раз заболел «звездочкой»- звездной болезнью. Мне казалось, что (пусть и не топовый) рок-альбом - это высший пилотаж возможностей человека. Поэтому все должны были, НЕТ! БЫЛИ ОБЯЗАНЫ  кланяться мне в ноги и просить автограф…


Я забил на свою диету. Я забил на свой спорт. Мне стало плевать на свой пресс. 68 кг быстро испарились и превратились в 70. Фаст-фуд, газировка, пиво… Вес набрать - нечего делать, а вот скинуть его - большая проблема!
«Новак, ты по ходу потолстел…»- констатировал «факт на лицо» как-то Герц. «Нам, рок-звездам, можно ВСЕ!»- ответил ему тогда я. Черт побери, какой же я был идиот… НЕЛЬЗЯ ТАК! НЕЛЬЗЯ! Когда идешь к намеченной цели НЕЛЬЗЯ останавливаться на достигнутом - надо постоянно, ежедневно, ежечасно контролировать себя и продолжать свою борьбу… Я сдался тогда! Я сломался… Девчонки- группис из маленьких городков, готовые на все ради твоего (уже не) стройного тела, пиво, которое в нашей гримерке лилось рекой, а выступать, пожрав с утра только перышко сельдерея вообще не представлялось возможным…
Я сам во всем виноват!
Тем вечером после очередного концерта мы с группой отвисали у кого-то на квартире. Все было как всегда феерично, но в какой-то момент я понял, что съеденный за обедом гамбургер был явно лишним. Давно со мной этого не происходило: желудок, как будто сжался и стал размером с горошину, он так и норовил выплюнуть из себя отвратительную пищу. Меня тошнило. Долго, натужно, желчью и кровью. Еще бы! Мой, уже привыкший к более легкой пище желудок, за последние месяцы был «отравлен» убийственно тяжелой и калорийной пищей. Я стоял на коленях, обнимая чей-то унитаз, в чьей-то незнакомой мне до этого квартире… Хорош рок-музыкант, а? Звездную болезнь, как рукой сняло, когда я представил, как выгляжу со стороны: черные, не прокрашенные отросшие патлы, выпирающий из штанов живот полный полуфабрикатов, драные, заблеванные джинсы… Тем вечером ОНА снова пришла ко мне!

«Ты идиот, Новак! Посмотри, на кого ты похож, жирная скотина?»- устало проговорила Ана, присаживаясь со мной рядом около унитаза. «Ты ужасен, Новак! Ты похож на Бенни Хилла!»- продолжала свои не лестные замечания Ана. «Мне казалось, ты любишь меня! Мне казалось, что ты исправился! Ты обманул меня!»- заорала она. Хлоп. Довольно чувствительная и обидная пощечина от девочки-анорексички. «За что?»- хотя я прекрасно знал, ЗА ЧТО. «Ты ублюдок, Новак! Ты без меня дерьмо на палочке!»- злилась Ана, вытирая тыльной стороной ладони злые слезы. «Я старалась, я говорила, я добивалась, но тебе все равно!» - «Прости!» - в которой раз уже, извинялся я перед ней. «Я не верю тебе, Новак!»- отодвинулась девушка от меня. «Но я люблю тебя!»- и это было правдой: «Просто я забыл об этом! Прости! Мне было так хорошо…»- оправдывался я. Хлоп. Еще одна пощечина пришлась на мою щеку. ОНА ПРАВА! ОНА КАК ВСЕГДА ПРАВА! Я заслужил ее оскорбления и пощечины… Я НЕДОСТОИН ЕЕ!
НЕТ! ДОСТОИН! Я ДОКАЖУ! Я докажу ЕЙ, что смогу весить свои 60 кг. Я ДОКАЖУ!
Она исчезла точно так же внезапно, как появилась. Она уже не слышала моих рыданий, моих причитаний и извинений… Она даже не слышала, как «звезда рока» сквозь слезы клялся, что вернет свою «былую красоту»…

Самооценка больного анорексией зависит от фигуры и веса, причем вес оценивается не объективно, восприятие нормы снижается неадекватно. Потеря веса расценивается как достижение, набор — как недостаточный самоконтроль. Такие взгляды сохраняются даже в последней стадии («мой рост 170, вес 35 килограмм, хочу весить 25»).

_____________________________

1-  Damn history- (англ.) здесь - Нехорошая история



Глава 14

«Джонни, детка, что с тобой?»- в туалет внезапно зашел Йон. «Мне хреново…» - честно признался я.
В этот день мой лучший друг меня предал! Он позвонил моему отцу, и тот вызвал «Скорую».

Месяц я провалялся в больнице под капельницей. Каждый день мне чистили желудок и мозги на тему моей не случившейся анорексии.
Месяц я не разговаривал ни с отцом, ни с Йоном.
Эти два самых дорогих мне человека меня в одночасье предали!
Джонни Новак опять остался один на один со своими проблемами, страхами и снами…
Только во снах появлялась Ана и помогала мне бороться с «неадекватным общественным мнением». «Выпирающие кости - это красиво!»- была главная мысль всех ее слов. «Это красиво…» - как завороженный повторял я за ней снова и снова. Она больше не была так ужасна, как при первом появлении - выпавшие зубы вернулись на место, в черных глазах появился блеск, дреды стали как будто более ухожены… «Мы с тобой отличная пара, Новак…» - улыбалась Ана мне при встрече.
Единственной радостью, кроме снов, в моей больничной жизни был ноутбук. Интернет.
Там я нашел много информации о диетах, об анорексии. Я смотрел на фотки прекрасных женских и мужских тел без лишних кило со слезами на глазах, вспоминая свой, уже немного обвисший живот. Я понял, что в больнице все настроены против меня, даже если изо дня в день твердят мне обратное. ОНИ ВСЕ хотят, чтобы я был толстым и страшным! «А Я БУДУ ХУДЫМ И КРАСИВЫМ!»- обещал я себе. Я начал сливать в унитаз микстуру, таблетки, которые мне приносили врачи. Я снова начал худеть, и это обстоятельство не могло не радовать. «Я ВЕРНУСЬ!»- обещал я себе: « Я обязательно вернусь к прежнему весу и похудею еще больше…»
Прошел «больничный» месяц… «Новак, ты в универе показаться не хочешь?»- с насмешкой в голосе спросил меня Герц.  «Я сдал все вперед до конца года… Нет, пожалуй!»- отвечал ему я. Желания разговаривать с этим человеком у меня не было…


Психическая анорексия (anorexia psychica) — отказ от еды ввиду резкого угнетения аппетита при депрессивных и кататонических состояниях или под влиянием бредовых идей, отравления.

«Новак, ты слишком долго болел… Мы нашли себе другого гитариста…»- сказал мне Тони Волтер, наш солист. «Да пошли вы…» - хмыкнул я, направляясь в бар. До бара я так и не дошел…

У меня есть замечательная черта характера. Я все упрощаю. «Чем проще, тем  лучше!» - мой девиз по жизни. Иногда- это хорошо, а иногда- не очень… Всем известно, что люди не любят решать проблемы, потому как это слишком сложно. Проще отдалиться от проблемы или забыть про нее…Точнее, забыться!

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак и я - наркоман…


Глава 15

Люди напредумывали себе миллион диет: шоколадная, кефирная, 2468…

Мне помогало либо полное голодание, либо салатная диета…

Но нет ничего прекраснее, чем диета «Кокаиновый шик»…
Это когда ты нюхаешь кокаин на завтрак, обед и ужин, закуривая его дорогими тонкими сигаретами…

Я жил на ней все лето перед вторым курсом университета. Я весил 60 кг. Я был прекрасен. Я был самым красивым кокаиновым парнем в Бруклине!
После того, как меня выгнали из группы, я совсем не знал куда мне податься… После «принудительного» лечения в больнице моя жизнь начала самым банальным образом катиться  под откос… Не было таких пафосных моментов в стиле: «В этот день я понял, что я неудачник!» или «Сегодня я осознал, что не создан для этого бренного мира».
Все было просто. Слишком просто. «Новак, мы нашли себе другого гитариста…» - вот как это было!
Я пришел к Линсдей. Так звали бывшую девушку нашего солиста Тони. Про нее по университету ходило много слухов: что она - наркоманка, что она спит со всеми подряд, что она больна чем-то… Но в тот момент мне было все равно! Мне было необходимо поделиться с кем-то своими проблемами, выговориться… С Йоном я по-прежнему не общался. Впрочем, как и с отцом. За исключением фразы: «Пап, дай денег!» - каждое утро…
«Ты такой тоненький…» - шептала мне на ухо Линсдей, когда мы валялись у нее на кровати в общаге: «Ты похож на Бога…».

Как я ей верил тогда! Как я верил этим зеленым до слез глазам тогда! А ее каштановые волосы с чертовой рыжинкой сводили меня с ума! «God likes your style1»- говорила она мне. Я был счастлив! Черт побери, в кой-то веки, я был по-настоящему счастлив! Кокаиновым шиком, ее поцелуями и нежным голосом я был счастлив… Я сравнивал себя с Мэрлином Мэнсоном, а ее- с Роуз МакГоун. Мы пока еще были живы, и это было здорово!

________________________


1 -  God likes your style(англ.)- до словно «Бог тащиться от твоего стиля» (Здесь: Ты похож на Бога)


Глава 16

Моя первая понюшка кокаина в 18 была с живота моей любимой Линсдей через 100 долларовую купюру. Носоглотка моментально приятно онемела. Жизнь показалась прекрасной. Все проблемы отошли на второй, а то и на третий план. МНЕ СОВЕРШЕННО НЕ ХОТЕЛОСЬ ЕСТЬ! Мне хотелось только много и бездумно заниматься с Линсдей сексом. Секс и наркотики, только без рок-н-ролла… Мой рок-н-ролл с группой «Beautiful, but deadly» закончился, и пока я был не готов продолжить играть с кем-то еще… Зато я всегда был готов к новой порции кокаина, которая заменяла мне еду. «Ты совсем ничего не ешь….»- в редкие моменты грусти заявляла мне Линсдей. «Я робот, детка, я не могу есть вашу человеческую еду…»- отвечал ей я. Врал! Я ел, когда она не видела. Салат. Один раз в два дня, чтобы совсем не умереть - так было написано в Интернете на сайте для начинающих анорексиков. Я все еще хотел быть таким же, как Ана. А еще как Кейт Мосс и Николь Ричи. Я был влюблен в Линсдей, но тайно был влюблен во всех анорексичек и анорексиков мира…
«Новак, ты где вообще?» - Йон. Голос взволнован. «Детка, все нормально, не волнуйся. Прости меня, милый. Я такая скотина!»- рыдал я в трубку телефона СНОВА лучшему другу в приступе наркотического человеколюбия и экстаза: «Прости меня за все, любимый! Я вел себя, как последний идиот! Я люблю тебя, секси! Прости…» - захлебываясь слезами, вопил я в трубку. Да уж, после этих признаний в любви не мудрено, что Йон примчался в общагу к Линсдей за пять минут. «Новак, ты идиот что ли?»- заорал на меня мой лучший друг с дредами, наблюдая на моем столе раскатанный дорожками кокс. А мне было без разницы, что обо мне подумает Йон. Я просто притянул его к себе и поцеловал…

Не судите обо мне по моим поступкам. Я не тот человек, который делает, что думает. Скорее, делает, что не думает. Я НЕ ГЕЙ! Я просто слишком сильно люблю своего лучшего друга! Я просто слишком сильно хотел извиниться! Мне просто было слишком гадко на душе, что я его обидел. Ведь он старался для меня! Заботился обо мне! К сожалению, ничем кроме поцелуев и секса я не умею показывать людям свою любовь… Я черствый? Возможно. Я жестокий? - Очень может быть. У меня нет сердца? - Нет. Мне его вырвали с корнем в 21 год мои два самых близких человека на свете…

«Новак, в следующий раз, когда захочешь меня поцеловать - предупреди, пожалуйста, заранее, чтобы я ненароком опустил тебе на голову что-нибудь тяжелое…» - хмуро ответил мне Йон, но продолжал держать меня за руку, перебирая мои тонкие наманикюренные черным лаком пальцы. «А как у тебя с личной жизнью, детка?» - спросил я его. «Дерьмово…»- честно ответил мой друг, пресекая все попытки разговоров на эту тему. «Да не переживай ты так…»- толкнул я его в плечо. Мы сидели в полной тишине и темноте в общаге моей Линсдей. «И на твою вечную девственность кто-нибудь найдется…»

Мой длинный язык надо было укоротить еще в детстве. Как в воду глядел…

«Пап, прости меня, я был дебилом!»- я приехал к отцу и извинился за свое поведение. «Был?» - иронично вскинул бровь мой отец.

Об этом человеке, конечно, надо было бы рассказать немного ранее, но только теперь я нашел в своей книге для этого место.
Мой отец - один из тех людей, которые думают о последствиях своих поступков. Встречался с девушкой, был уверен, что в один прекрасный день она залетит, и он женится на ней, а ведь ребенку надо создать будущее. Вот он и создал мне прекрасное, безбедное, мажорное будущее!
В семье я один. Точнее нет, у отца я один. А семьи у нас нет уже давно! После того как мать ушла. Мой отец в свои 45 еще ничего себе - девчонки на него так и липнут. Особенно было весело, когда я застал у него в постели девчонку из моего универа годом меня постарше. Боб Новак, мой отец, человек, которому теперь не надо больше думать о будущем. Будущее само подумает о нем. Но, к сожалению, не в лице меня, его сына-оболтуса, а в лице его фирмы, где он почти что бог…

«Джонни, ты похудел или мне кажется?»- спросил меня отец. «Немного пап, пару килограммов…» - отмахнулся я: «Учебы полно…» - он понимающе кивнул. «А как твоя девушка?» - проявил внезапный интерес к моей личной жизни мой отец.  «У нас все окей…» - улыбнулся я. «Новак, ешь хоть что-нибудь, а то скоро одни кости останутся…»- хмыкнул отец и дал мне пачку денег на житье. В этой ситуации мой внешний вид кокаинового мальчика сыграл мне на руку: тоненькие ручки, ноги, бледное лицо с дымкой синяков под глазами, всклокоченные волосы на затылке и томный взгляд красных глаз… А еще, появившийся непонятно откуда вечный насморк… Зато, я больше не боялся подходить к зеркалу, потому что то, что я там видел, мне нравилось. Вот он настоящий Джонни Новак - с выпирающими отовсюду костями и вечной ухмылкой на губах…


Глава 17

Мне 19. Я учился на втором курсе Политехнического университета в Бруклине. Мой вес составлял на тот момент 59 кг. Только вот меня это совершенно не радовало! Я устал… Мне надоело это все! Эти кокаиновые знакомые с ярко-синими венами и красными глазами… Эти постоянные поиски продавцов… Эти постоянные: «Пап, дай денег!»

На тот момент моей главным девизом по жизни было:

-«А ты кем работаешь?»
-«Никем. А зачем? У меня папа есть!»

Отец помогал мне во всем. Он не сказал мне ни одного дурного слова по поводу моего экстравагантного внешнего вида мальчика-наркомана. А только давал, давал мне деньги, не спрашивая на что они…

Линсдей перестала меня радовать. Ее ярко-зеленые глаза теперь стали тусклыми и серыми. Она вся поникла, осунулась. В ней больше не было той живости и огненности, за которую я полюбил ее. Я решил тогда расстаться с ней…
Универ меня тоже совершенно не радовал. Но в этом плане меня поддерживал и Герц. «В какой-то дерьмо-универ мы с тобой попали, детка» - частенько говорил он мне. «А я говорил, надо было выбирать что-нибудь мажорнее…» - качал головой я.
Преподавателей на наш курс не хватало. Они менялись чуть ли не каждый месяц! Это было ужасно… Привыкаешь к одной методике обучения, а в следующем месяце - заново переучиваться! «Новак, я предлагаю свалить!»- однажды предложил мне Йон. «Герц, с ума сошел?» - покрутил я пальцем у виска. «А что? Нам тут ничего хорошего не светит…»- пояснил свое решение друг. «Не, ну ты прав, конечно, но что я отцу скажу?»- сомневался в правильности его решения я. «Скажешь, что передумал быть программистом…»- усмехнулся Йон.

Моему лучшему другу всегда казалось, что моя жизнь очень проста. Богатый папа, связи в обществе, бурная личная жизнь… Да! Он чертовски прав! Это просто…
Я сложный! Такие, как я, помирают первыми! Вот забрось на необитаемый остров меня и, допустим, Йона. Я при первой же возможности повешусь на близлежащей
пальме от ужаса! Потому что я совершенно не представляю себе жизнь без прислуги, денег, машины и прочих радостей современной жизни… «Дитя индустрии»- смеялся надо мной Герц. И был прав! А вот он, Герц, по-быстрому смастерил бы из подручных материалов лодку и уплыл бы с чертового острова…
И меня бы, кстати говоря, с собой прихватил… Он ведь добрый!

«Пап, кажись, хреновый из меня программист вышел…»- издалека начал я.
«А что такое?»- оторвался от ноутбука папа. «Универ у нас полное г…!»- честно признался я. «Йон предложил перевестись в другой…» - я рассказал отцу всю нашу безрадостную ситуацию с учебой…

И чего это я начал вдруг беспокоиться насчет учебы? Ведь, когда я появляюсь в универе,  это почти праздник. Пока я нюхал кокс - мне было не до учебы, а теперь откуда-то взялось рвение и тяга к знаниям… Ну да, это как в диете, когда хочется есть, а есть нельзя - начинаешь пачками скуривать сигареты… А я решил перестать употреблять наркотики, и теперь вместо кокоса употребляю знания…

«Не, ну Герц, конечно, прав… Он вообще-то из вас двоих самый адекватный…»- усмехнулся Боб Новак. «Но ты точно уверен, что хочешь уходить из этого универа?»- уточнил он. «Да, мы с Йоном…» - «Бедный Йон! У него и личной жизни нет из-за тебя-оболтуса! Так и до 5 курса тебя на себе тянуть будет! Хоть бы спасибо ему сказал!»- покачал головой отец.

Глава 18

«Джонни, малыш, ты не можешь так поступить со мной!»- рыдала, обнимая меня за шею Линсдей. « Детка, прости… Так получилось!»- рыдал у нее на груди я.
«Новак, когда мы пойдем забирать документы?» - каждый день, приходя на пары, слышал я от друга. «Детка, подожди еще! Я решу, куда мы учиться пойдем…» - отмахивался я.
Мы все-таки забрали документы и решили отметить это замечательное событие в одном из клубов Бруклина.
В Бруклине достаточно не плохие ночные клубы. Огромный выбор алкогольных напитков, огромный выбор красивых девушек… Много кокаина…

Я не помню, откуда в клубе взялись копы. Я не помню, кто из моих  туалетно-кокаиновых «друзей» меня сдал. Я только помню, как Йон потащился в полицейский участок вместе со мной…

И зачем я ему постоянно про «вечную девственность» говорю? Я ИДИОТ!

«Джонатан Новак?»- открывая мое удостоверение личности, переспросил сержант. А я даже кивнуть головой не мог… Вместо головы у меня была розово-липкая клубничная жвачка, вместо рук и ног - сладкая вата, а вместо языка - плитка шоколада… В добавок, кровь из носа пошла…
Йон позвонил моему отцу. Бедный Боб! Герц его из постели в три утра поднял… «Джонатан…» - приехали! Кажется, я допрыгался! Отец впервые в жизни назвал меня ПОЛНЫМ ИМЕНЕМ!
«Джонатан, у меня к тебе серьезный разговор…»- обычно добродушное лицо моего отца сейчас выражало полную отчужденность, и даже холодность. «Мне абсолютно не нравится твое увлечение легкими наркотиками…» - какой «умник» назвал кокс легким наркотиком? Убить его мало!
«Я настоятельно рекомендую тебе добровольно пройти курс реабилитации…»- строго сказал отец. «В противном случае, мне придется принять к тебе более жесткие меры…»- Домашний арест? Ну-ну…
«Хорошо, пап… Я согласен!»- ответил я. Все равно из моей дерьмовой жизни другого выхода я не видел…
«Новак, ты идиот!» - орал на меня в трубку Йон. «Ты и себя и меня подставил, дурак!»- бесился друг. «Ты думаешь только о себе!»- «Прости, малыш, я дерьмо!»- вялым и бесцветным голосом «больного наркоманией» ответил я. «Я чуть с ума не сошел из-за тебя!»- так же тихо сказал мой друг, мгновенно прекращая истерику. «Йон, ты, правда, меня любишь?»- спросил я. Мне чертовски было необходимо это слышать! «Да, черт тебя дери, Новак, неужели ты этого до сих пор не понял?» - взбеленился Герц. «Понял - понял… Я тоже тебя люблю!» - улыбнулся я и повесил трубку. Мы договорились, что пока я буду «реабилитироваться», Йон подыщет нам место обучения…
Все вернулось на круги своя: я опять думаю о диете и наркотиках, а мой друг Герц - об учебе…
Кстати, я же ведь могу вес набрать, если брошу нюхать кокс?
НАБРАТЬ ВЕС? НУ, УЖ НЕТ!
59 кг - еще не предел совершенства…


10 фактов об анорексии


1. первые статьи об анорексии появились более 10 лет назад

2. смертность при анорексии достигает 20%

3. на данный момент не существует таких методов лечения анорексии, которые могли бы полностью исключить рецидивы

4. медики ставят анорексию в один ряд с алкоголизмом и наркоманией, т.к. при анорексии больные не осознают степени своей болезни, не хотят лечиться и не понимают степени серьезности ситуации

5. на диету ежедневно садятся сотни тысяч женщин, для 15% из них похудение становится навязчивой мыслью (заболеванием)

6. самый распространенный возраст анорексиков - 14-20 лет

7. 72% моделей страдают от анорексии и булимии

8. первой причиной смерти анорексиков является сердечная недостаточность, вызванная длительным истощением организма

9. более половины смертей среди анорексиков - самоубийство

10. анорексия может быть вовсе не осознанным шагом, а возникнуть вследствие приема некоторых лекарственных препаратов или злоупотребления ими







Глава 19

Время в больнице течет очень медленно… А я чувствовал, как оно утекает сквозь пальцы, так же как утекает в унитаз нетронутая мной больничная еда… Мой сосед по палате Антуан -  гей-наркоман оказался очень хорошим, «своим» парнем - он не стал говорить врачам, что я ничего не ем. Антуан, который больше любил, когда его называли Хим, был моделью. Он снимался для американских гей-журналов. «Слава-деньги-наркотики…»- говорил он: « Все это меня испортило…». Он преувеличивал. Он был действительно красивым парнем, хотя уверял меня, что это ошибка природы и на самом-то деле он -девушка. Он был фриком - длинные черные волосы с розовой косой челкой, розовые брови и яркая, больше латексная, одежда делали его похожим на какую-то андрогинную куклу.  Вместе с ним мы коротали больничные деньки рассказывая друг другу алко-нарко истории из жизни. Он напоминал мне Джеймса Сейнт Джеймса из «Клубной мании». А я ему напоминал Майкла Эйлига. «В тебе есть что-то от Бога…» - усмехался Хим.

«А почему ты решил худеть?»- спросил меня как-то Антуан.

И ПРАВДА, ПОЧЕМУ? Потому что меня унизил Хэттоуэй? - Нет. Потому что мной не интересовались девушки? - Снова нет. Потому что моя мать считала меня самой большой неудачей в своей жизни? - Возможно, но скорее нет.

Семейные факторы — больше шансов возникновения расстройства пищевого поведения у тех, кто имеет родственников или близких, страдающих нервной анорексией, нервной булимией или ожирением. При наличии члена семьи или родственника, страдающего депрессией, злоупотреблением алкоголем или наркотиками или зависимостью от них, также повышается риск возникновения расстройства.

«Я просто люблю анорексию…»- улыбнулся я. «Чувство, когда в твоем желудке кроме воздуха и сигаретного дыма уже давно ничего нет - это самое прекрасное чувство на свете…»- «Ты так здорово об этом говоришь…»- улыбнулся в ответ Хим: «Ты не писатель, нет?» - «Я, скорее, читатель…»- ответил я. Наверное, он меня не понял… Человек, который ни разу не смотрел в ЕЕ1 глаза и не слышал ЕЕ смеха, никогда не поймет всей ее прелести. А Химу-то зачем? Он ест все подряд и ни грамма не толстеет. Если бы я так ел, то, наверное, давно бы уже весил все 100 кг. Помимо больничной еды, мой сосед лопал еще все те «вкусности-гостинцы», которые приносил ему его любовник, сорокалетний бизнесмен Губерт. «Малыш, поправляйся! Ты же мне обещал больше не нюхать…»- ворковал парень Хима. «Хим, детка, выздоравливай скорее, а то мы без твоего милого личика зашиваемся…» - приезжал к Химу его рекламный агент. А ко мне кроме Йона и приехать было некому… Ведь Линсдей даже не знала, что я в больнице…
Я начал хандрить. Когда я хандрю - я ем. Точнее, так было раньше - все мои депрессии прекрасно решались с помощью шоколадного торта и колы. А как теперь бороться со своими проблемами, я не знал. «Новак, может, травы покурим?»- как-то предложил мне мой новый друг. «Хим, у тебя с головой нормально? Мы ж в реабелеталке!»- покрутил я пальцем у виска. «Ты тут первый раз, что ли?»- догадался Хим. «Ничего, даст бог, не последний…» - пошутил он и потащил меня в туалет. Где он достал траву я не знал (наши вещи в больнице тщательно обыскивали при поступлении), но она дала свой положительный результат. Хандру как рукой сняло, а на ее место пришла веселая легкость и ясность мыслей. «Слушай, Новак, а почему бы тебе к нам  в универ не перевестись?»- спросил меня Хим, когда мы радостные и со смехом ввалились в нашу палату, держась за руки. «А где ты учишься?» - все еще смеясь, спросил его я. «В юридическом…Вот отучусь, и буду бороться за права геев во всем мире!»- гордо заявил Хим.
Химу был 21 год. Он учился на юриста в Сан-Франциско. А где же еще? Ведь там разрешены официальные гей-парады… Он был чертовым фриком из Сан-Франциско, и за очередным крепким косяком, он УГОВОРИЛ меня перевестись в его универ…
«А как же больница?» - спросил я его. «Забей, все равно через пару недель нас отсюда выпрут… Мы только место занимаем, а не РЕАЛЬНО лечимся….»- хмыкнул гей. «Почему?»- не понял я. «Потому что ты фанатичный анорексик, а я - профессиональный наркоман…» - засмеялся Хим.
«Ты только на кокосе сидел?»- спросил я его. «Смеешься? Я сидел на всем, чем можно… И на стуле тоже…»- засмеялся Хим: «Я с 14 лет употребляю всякую химию, и посмотри-ка, жив – здоров!»- его идеальная улыбка белых зубов озарила нашу палату: «Я не правило, а скорее радостное исключение из …»- говорил он. «А как же твой парень?»- спросил я.
«А, Губерт… А что он?»- не понял Хим. «Он о тебе так заботится, а ты его обманываешь…»- покачал головой я. «Бред! Такие парни и нужны для этого… Они сами рады быть обманутыми такими мальчиками, как я…»- он пригладил идеально ровную челку. Я улыбнулся. Его манерность была очень кукольной и от этого - милой. Если парни могут сделать себя красивее любой девушки, то почему же девушки не могут банально начать за собой ухаживать? «И вообще, мой обман компенсируется…» - подмигнул мне Антуан. «А вот у меня есть подруга, так она живет на деньги такого же «папочки», как мой Губерт, а взамен ничего ему не дает… Вот это обман!»- усмехнулся гей, прикуривая от золотой зажигалки дорогую тонкую сигарету.

В анорексии некого винить. Анорексия отнюдь не означает, что родители неправильно воспитали своего ребенка. Культурный, генетический и личностный факторы тесно взаимодействуют с событиями жизни, что создает благодатную почву для возникновения и развития расстройств пищевого поведения психологического характера.

________________________

1 -  автор имеет ввиду Ану-Анорексию, которая приходила к главному герою Дж. Новаку во сне.




Глава 20

Хима выписали через две недели. После того, как нашли у него в тумбочке таблетки лсд.  «Вот дерьмо!»- сказал мой новый друг: «Я думал, вместе выпишемся…» - расстроился он. «У тебя что, хобби такое- раз в год в «Rahab»1 ложиться?» - пошутил я. «Ну типа того… Просто другим людям бог посылает, а меня посылает…» - усмехнулся Хим. « А ты веришь в бога?»- спросил я его. «Детка, я из Сан-Франциско! О каком боге может быть речь?» - покачал головой Антуан. Он выкурил последнюю свою сигарету в больнице, подошел ко мне и убрал длинные волосы рукой на затылок. На его бледной шее была нарисована татуировка - пятиконечная звезда с козлиной головой. «Я молюсь своим богам…» - улыбнулся парень и уехал домой.
Тем же вечером у меня случился приступ. Лежа в кровати, поминутно то, покрываясь потом, то дрожа от холода, я с ужасом понял, что доигрался. Мой желудок болел невыносимо. Такое было ощущение, что его изнутри кто-то или что-то пытается прогрызть. Было очень трудно дышать, а каждое движение тела отдавалось режущей болью в животе. «Помогите, кто-нибудь…»- собравшись с силами, заорал я на всю палату. В окно холодным светом светила полная луна, а я, корчась от боли, валялся на холодной больничном полу, пропитанным запахом лекарств и блевотины.
«Лекарства вызвали побочные действия…» - в панике говорила медсестра моему лечащему врачу. «Нет, он просто не ел ничего. Это анорексия…»- первый раз я услышал, как страшно звучит это слово на самом деле.

Многие люди, соблюдающие изнурительные диеты, опрометчиво заявляют, что мечтают заболеть анорексией. Они видят только очевидное проявление этой болезни - чрезмерную худобу, однако не замечают всей опасности этого «модного» заболевания. Больные анорексией отнюдь не гордятся своей идеальной фигурой и не чувствуют себя невообразимо прекрасными; если вы поговорите с таким человеком, узнаете о нем много нового - например, что девушка, вес которой составляет 55 килограммов при росте метр восемьдесят, считает себя толстой, непривлекательной и нестильной. Больные анорексией страдают от ни на миг не отпускающего чувства собственного несовершенства, они напуганы и загнаны в угол своими страхами.


«Сынок, я прошу тебя, ешь хоть что-нибудь…» - уговаривал меня отец, пытаясь накормить с ложечки, как маленького. Мне повезло, мой желудок всего лишь уменьшился в размерах, я чудом избежал кровотечения и разрыва тканей. «Мне больно есть, па…» -отвечал я, но отец неумолимо заставлял меня по ложечке съесть полную тарелку овсяной каши. Я послушно съедал, зная, что когда он уйдет, я пойду в туалет и выплюну эту гадость из своего желудка.

Различают два типа поведения при нервной анорексии: ограничительный — больной добровольно ограничивает прием пищи и не наедается до отвала и очистительный — больной объедается, а затем провоцирует рвоту или злоупотребляет слабительными, диуретиками или клизмами.


«Джонни, тебя придется перевести в специализированный центр для больных…» - первый раз в жизни мой отец замялся: «Ну… Твоей болезнью…»
Ну, уж нет! Никакой анорексии, никаких «специализированных центров»!
«Пап, я буду есть! Правда! Обещаю! Только забери меня из больницы!» - попросил я. Эти «тюремно-больничные» законы мне осточертели. После того, как у Хима нашли таблетки, мою палату обыскивали каждый день, а меня заставляли ходить на какие-то ужасные психологические тренинги. Люди на этих тренингах садились на полу в круг и по очереди рассказывали друг другу свои истории из жизни с наркотиками. Но это были не такие веселые истории, какими мы делились с Химом, а страшные истории  о ломках, воровстве, убийствах…

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак…

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак…

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак…


И так каждый день… Эти люди даже не казались мне людьми! Они были больше похожи на стадо безмозглых животных - тупые, стадные, безумные существа…
Я НЕ ТАКОЙ! Я, по крайней мере, еще помню, как меня зовут…
«Малыш, ну ты как?»- спрашивал меня Йон, навещая в палате. «Терпимо…»- пожимал плечами я: «Я, кстати, теперь знаю, где мы будем с тобой учиться…» - сказал ему я.
«Детка, когда тебя выписывают?»- спросил меня по мобильнику Хим: «Мы с Губертом приедем за тобой!»
«Мы не можем его выписать… Состояние его здоровья не стабильное!» - наперебой заявляли врачи моему отцу. «Только под Вашу ответственность… Ведь он может умереть от истощения у Вас на руках…»

От анорексии просто так не отделаешься, это не то заболевание, которое напоминает о себе раз в месяц. Сознание больных анорексией им не принадлежит, они не могут контролировать свои чувства. Такие люди буквально одержимы мыслями о весе, еде, лишних калориях и образе собственного тела. Многих болезнь мучает даже во сне - их преследуют кошмары, навязчивые сны о еде и питании. И во сне бедные страдальцы и страдалицы продолжают считать калории и приходить в ужас от 100 набранных граммов.
Анорексия - ужаснейшая болезнь, которая вырывает свою жертву из нормальной жизни и обрекает ее на одиночество. Анорексия очень трудно поддается излечению. Иногда на борьбу с ней уходят целые годы.

______________________________


1 - имеется ввиду Rehabilitation- центр реабилитации больных


Глава 21

Они все-таки меня выписали. Дома я начал есть. Немного. Преодолевая боль в желудке от каждого, даже совсем маленького, кусочка еды. «Ты умница, Джей!» - радовался Йон.
«Ты молодец, сынок!» - радовался отец.
«Это ты, козел! Ты! Ты! Ты во всем виноват! Довел ребенка до истощения!» - орала в трубку моя мать на отца. «Заткнись, он тут вообще не при чем!»- наорал я на нее в ответ.
Как я худел у нее на глазах - ей было все равно! Вечно была занята только собой и своими бой-френдами, а как только я переехал к отцу - сразу до меня нашлось дело…
«Пап, не слушай ее, ты ни в чем не виноват…» - успокаивал я отца, который второй день уже ходил сам не свой. «Ты у меня молодец, Джонни… Ты вылечишься!» - улыбался он.
Боли в желудке мешали мне передвигаться. Я часами лежал в своей комнате, глотая транквилизаторы горстями, и слушая любимую музыку.
А когда боли прекратились, отец разрешил мне переводиться в новый университет. А еще подарил мне профессиональный фотоаппарат! Я так давно мечтал о нем! Рассматривая фотки звезд с фотосессий, я мечтал сам когда-нибудь так же научиться фотографировать…
«Пап, мне придется уехать из Бруклина…»- сказал я отцу однажды вечером: « Я хочу поступить в универ в Сан-Франциско…»
«Это твое дело, Джонни, но обещай, что не будешь делать глупости…» - попросил меня отец. «Окей!»- пожал плечами я. Я весил 55 кг и, ПРАВДА, не собирался делать глупости!


Как правило, жертва анорексии постоянно чувствует неослабевающий страх поправиться и набрать лишний вес, причем этот страх напрочь перекрывает все прочие чувства и эмоции.  Этот страх не считается с реальным весом человека, и не отпускает свою жертву даже тогда, когда она на пороге смерти от истощения. Прежде всего, причины анорексии кроются в низкой самооценке, которая также является одним из основных симптомов этого тяжелого заболевания. Больной анорексией считает, что его вес, параметры фигуры и размер непосредственно связаны с самоощущением и личностным статусом. Жертвы анорексии часто отрицают серьезность своего состояния и не могут объективно оценить собственный вес.


Мы с Йоном переехали в Сан-Франциско к моей бабушке. Точнее, я переехал к ней, а Йон решил жить на съемной квартире. Ну, это и правильно, если честно, моя бабуля не очень-то его любила. Нас приняли в Юридический университет Сан-Франциско. Теперь мы с Йоном учились на факультете журналистики. В этом универе журналистика была одной из самых престижных специальностей.

Я тогда очень мечтал научиться писать. Рассказы, стихи, пьесы - да хоть что-нибудь! Мое душевное состояние требовало хоть какой- то творческой реализации…


Глава 22


« Ты не только замечательный журналист, но и талантливый фотограф…» - хвалил меня мой препод по фотографии, которого я нашел в Сан-Франциско. Я тогда уже на 3 курсе устроился работать в один молодежный журнал и писал статьи о модных субкультурах. Готы, панки, металлисты и просто фрики - мне было, что о них рассказать!
Я весил на тот момент 55 кг. Кокаин нюхать я бросил - вместо него я начал активно заниматься учебой. Я стал одним из самых успешных студентов на курсе. Первым был Йон. Надо отдать ему должное, без него я бы так не продвинулся в учебе - он очень много мне помогал. Я занялся фотографией - мои работы тоже периодически публиковали в журнале моей бабули. Но не часто, потому как мои фотографии все в основном были достаточно мрачными и печальными. Такое у меня  было на тот момент душевное состояние…
Я продолжал худеть, но теперь не так активно, как до этого. Мне хватило сполна ужаснейших болей в желудке - больше мне такого «счастья» надо! Поэтому я ел, но мало, и в основном, диет-пищу. Йон и бабуля уже свыклись с моими гурманскими привычками и не доставали меня излишней заботой.

В отличие от депрессии или приступов паники, нервная анорексия плохо поддается лечению. Не существует универсального и эффективного лекарства против анорексии. В первую очередь, врачи прописывают лекарства общего назначения, которые используются для лечения любых проблем со здоровьем, например, аномалий электролиза или нарушений сердечного ритма.


В универе я познакомился с одной девушкой. Ее звали Натали. Она училась на курс старше меня. Длинноногая блондинка с веселыми голубыми глазами и заразительным смехом. Тогда мне казалось, что она самая прекрасная девушка на свете…
Уезжая из Бруклина, я сказал Линсдей, что мы расстаемся. Она закатила мне огромный скандал, вышвырнула мои вещи из своей комнаты в общаге.

Тогда, после разлада с Линсдей, я понял, что идеальные девушки существуют только в моих мечтах. Чтобы и на концерт вместе, и на пати вместе, и в бар вместе… А какая же девушка будет терпеть мои пьянки, мои измены, мою диету?
Я думал, что Линсдей будет со мной всегда, но к моменту нашего расставания она нашла себе другого парня…


Мне было 20. Я только что пережил реабилитационный центр. Вся моя жизнь была впереди вместе со всеми ее надеждами и стремлениями. К тому же, 55 кг веса - это не предел моих мечтаний. Я мечтал весить 50 кг и активно шел к своей цели.
«Новак, хватит ботать!» - раздался в трубке мобильного голос Хима. «Пошли в клуб!» - предложил он.
Клуб… Клубы Сан-Франциско - это нечто! Толпы фриков, горы кокса, каждый третий -Мэрлин Мэнсон, каждый второй - Мадонна…
«Джонни, мне кажется, ты снова подсядешь на кокс с таким образом жизни…» - сидя у бара, попивая пиво, сказал мне Герц. «Да ладно тебе, детка… Все круто!»- отмахнулся от него я. Мои походы в клубы с Химом и его тусой, казалось, напрягали Йона. Он старался находить какие-то мало правдоподобные предлоги, чтобы не ходить со мной. А когда я его все-таки вытаскивал на пати, он начинал промывать мне мозги на тему кокаина. «Новак, я обещал твоему отцу следить за тобой…» - качал головой мой друг, когда я, забывшись, проводил тыльной стороной руки под носом. Однажды я не выдержал…
«Вы меня достали все! Сколько можно меня лечить? Мне 20, детка! Я имею полное моральное право делать то, что захочу…».
В тот день мы крупно поругались с Йоном. Плюс ко всему, я, как всегда довольно глупо, высказался на счет его неудачной личной жизни, черной неблагодарности и банальной зависти. Кажется, я его сильно обидел тогда. «Вы сделали из Джонни Новака тупого ботана…» - а мне следовало сказать Йону «Спасибо» за то, что он помогал мне с учебой.




В анокресии нет ничего приятного.



Мне опять пришлось просить прощение у друга. «Новак, ты  ведь опять не ешь…»- тяжело вздыхал Йон: «Мне не нужны твои чертовы извинения! Лучше съешь хот-дог при мне…»
Бедный-бедный Йон… Я заметил, что на его вечно улыбающемся лице появилась первая морщина. Она залегла глубоко, трещиной бессонных ночей и проблем на его лбу. А под глазами появились синяки… «Йон, что с тобой?» - я нежно взял его за подбородок и повернул лицом к свету, чтобы лучше рассмотреть эти разительные перемены. «За тебя, придурок, волнуюсь!»- тряхнул дредастой головой Йон, отворачиваясь и запивая невысказанные в слух гневные слова хорошим глотком темного будвайзера.
Бедный-бедный Йон… Он не знал, что даже если бы я съел при нем хот-дог, то через пять минут он оказался бы в унитазе…

Анорексия не является ни "манией" ни "плохим"  поведением индивида, -  это психическое заболевание.

 1. Отрицание поддерживания весового минимума, каким бы низким он ни был.
   2. Постоянное ощущение полноты, в частности  определенных частей тела.
   3. Способ питания: кушать стоя, раздроблять еду на мелкие куски.
   4. Нарушения сна
   5. Изоляция от общества
   6. Панический страх поправиться



Глава 23


К психологическим факторам риска относятся перфекционистски-обсессивный тип личности, особенно для ограничительного типа нервной анорексии. Низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, неуверенности и несоответствия требованиям являются факторами риска развития нервной анорексии.


«Джонни, скажи мне, ты вообще человек?» - как-то спросила меня Натали. Я лежал у нее в комнате на кровати и выдувал огромные розовые пузыри из клубничной жвачки. «Не-а! Я кролик!» - засмеялся в ответ я. «Новак, я серьезно!»- обиделась моя девочка. Моя блондинистая куколка как раз в этот момент эротично натягивала на свою аппетитную нижнюю часть тела джинсы. «Ты так мало ешь, много пьешь… При этом умудряешься работать и учиться…» - удивлялась Натали. «Я робот, детка… Запрограммированный на 3 вещи - учеба, работа и секс…» - смеялся я в ответ.

Сейчас я понимаю, что Натали была слишком проста для меня. Она не понимала моих фрик- приколов, она не гордилась моими достижениями… Но тогда я еще не знал, что на свете бывают еще ТАКИЕ девушки, которые… Не которые, а просто…ТАКИЕ…


«И как ты умудряешься сидеть на диете…»- удивлялась моя зайка. «Я б так не смогла…»-
«А тебе и не надо!»- хмыкнул я, нежно шлепая ее по попке.
Кости- это красиво?Хм… Если только у мужчин!

Хотя Кейт Мосс, Николь Ричи, Пэрис Хилтон… Они просто божественны!

А тем временем на смену моей подруге Анорексии пришла ужасная Булимия…
Я съедал все-все-все…

В универе меня пригласили в рок-группу «Gloom Fighters». На этот раз - солистом!
Моему счастью не было предела - я мог спокойно себе творчески реализовываться… Я сам писал стихи и музыку для нашей рок-группы и в тайне мечтал о славе, по примеру «H.I.M»…
Вот только мой непостоянный организм, как на зло, меня подвел, в одночасье сменив мое отвращение к еде нежной к ней любовью…
«Герц, дай пожрать!»- ныл я, сидя на кухне друга, чуть ли не приплясывая от нетерпения.
«Новак, прожорливая ты скотина, подожди! Я только начал жарить этот омлет…»- удивленно покосился на меня Йон, пританцовывая перед плитой в процессе готовки. Я тем временем, деловито открывал холодильник и изучал его содержимое. «У тебя нет пирожных…» - расстроено протянул я, чуть не плача. Йон оторвался от готовки, подошел ко мне. Его изучающий взгляд мне не понравился… «Я в следующий раз специально куплю для тебя пирожных, малыш… Только не плачь!» - он улыбнулся и погладил меня по голове.


Увлечение темами, связанными с едой: внезапно появившийся интерес к готовке, коллекционирование рецептов, просмотр кулинарных книг, увлечение готовкой и приготовление роскошных трапез для родственников и друзей без участия самого больного при еде; интерес к разным диетам; внезапное желание стать вегетарианцем
Изменения в социальной и семейной жизни: нежелание присутствовать при встречах и общих трапезах, прекращение общения с близкими, частые и долгие посещения ванной комнаты или чрезмерные занятия спортом вне дома
Изменения в поведении: раздражимость и грусть, следующие эйфории; пониженная активность

Даже не дав Йону дожарить омлет, я накинулся на него, ложкой выедая из сковородки. Йон молчал. Под его мрачным пристальным взглядом, я чуть было не подавился. Он продолжал молчать. А лучше бы он меня ударил! В его голубых глазах читалась явная неприязнь… Я боялся, что он снова позвонит в больницу…
«Малыш, я умоляю! Не звони в Rehab! Я больше не хочу туда!» - заливаясь слезами, умолял я друга. «Ладно, Новак, ладно, уговорил…» - сдался Герц: «Только при условии, что есть ты будешь ТОЛЬКО на моих глазах и ТОЛЬКО то, что я скажу…» - я заверил его, что именно так и будет.
Как только, я вышел из его квартиры, то прислонился к ближайшему забору, и меня вырвало желчью прямо на дорогу…


Глава 24

«Элиза Новак?»- послышался в трубке взволнованный визгливый голос моего декана. «Почему ваш внук уже неделю не появляется на занятиях?» - моя бабуля еле разлепила глаза после очередной пати. Я бы очень сильно попал после такого звонка, но только  не с МОЕЙ БАБУЛЕЙ: «А я откуда знаю? Позвоните Йону Герцу!».
Всю неделю я провалялся дома у Натали с ужасными болями в желудке и маниакальными приступами булимии. Моменты, когда пустой желудок начинал поедать сам себя были просто невыносимы, но с другой стороны - каждый приступ обжорства отдавался в моем организме еще худшими последствиями. «Господи, Джонни, что с тобой происходит?»- спрашивала меня, чуть не плача, Натали, когда я, то бледнее, то зеленее от внезапных приступов рвоты бежал в туалет. «Все нормально, детка. Это пройдет!» - шептал я, успокаивая больше себя, чем ее. Я боялся выходить на улицу. Мне казалось, что ужасные признаки булимии уже появились на моем девственно-стройном теле в виде жирных отложений и омерзительных складок. Об универе я и думать забыл - какое там, когда ты покурить нормально не можешь - после каждой тяги несешься в туалет блевать…
После недели моих просьб не звонить Йону, Натали все-таки сообщила другу, что я болен.
У мужчин анорексия развивается в более позднем возрасте, чем у женщин и часто до заболевания они страдают избыточным весом. В отличие от женской анорексии, где это заболевание рассматривается  как самостоятельное (но может быть и проявлением шизофрении, неврозов, психопатий и других психических нарушений), у мужчин анорексия чаще всего является синдромом в рамках шизофрении.
«Новак, ты что, совсем идиот - хлоп. На моей щеке отпечаталась грубая пощечина. «Ты меня в могилу сведешь!»- уселся мой друг рядом со мной на кровать и устало опустил голову на руки. Я обнял его за плечи, удобно пристроив свою голову ему на плечо. «Малыш, прости… Я видимо сам не могу больше есть…» - сказал я. «Неужели для того, чтобы попросить у меня помощи, надо было дойти до крайней степени анорексии?» - зло спросил меня Йон. Всю следующую неделю он приходил к Натали каждый день - мы часами просиживали в Интернете в поисках правильного лечения моей «болезни».

Анорексия-болезнь… Болезнь…Болезнь? Кто это сказал? Анорексия это не болезнь! Анорексия для меня была на тот момент почти даром… Когда бы еще со мной так возились моя любимая девушка и лучший друг… Я чувствовал себя центром вселенной! Все делалось для меня и по моей воле!

Я был слаб. Я каждый день твердил Йону, что ФИЗИЧЕСКИ не смогу находиться в больнице… Я был подавлен, я был в депрессии… Излишнее внимание Натали и Йона было хоть и важным для меня фактором, но этого мне было мало… Мне снова хотелось НОРМАЛЬНОЙ жизни! Жизни вне анорексии и булимии… Мне хотелось хотя бы на время забыть про калории и еду! Мой мозг за эти годы стал похож на калькулятор - здесь плюс 300 ккал, там минус 150 ккал… Мне даже сны стали сниться, что я выздоравливаю!
И все равно, когда Йон уходил, я из последних сил доползал до туалета, чтобы вызвать рвоту… А потом плелся к Интернету, чтобы скачать очередные фотки анорексиков…

Это был первый раз за все время нашей дружбы, когда Йон заплакал… Как в замедленной съемке я наблюдал, как его небесно голубые глаза наполняются слезами…И вот одна кристальная слезинка жемчужиной катится по его осунувшейся бледной щеке… «Господи, Джонни, ты болен! У тебя шизофрения! Тебе надо в больницу…» - и откуда у 53 килограммового меня взялось столько физической силы? Я резко вырвал телефонную трубку из рук моего друга, когда тот хотел звонить в «скорую». В тот день я в первый раз в жизни ударил его. Я помню эти удивленные голубые глаза. Он не ожидал!
«Господи, Новак, ты точно псих! К черту тебя! Я больше не буду тебе помогать…» - он ушел, хлопнув дверью так, что у меня чуть не разорвало барабанные перепонки.
Той ночью Йона увезли в больницу с нервным срывом…


Глава 25

«Новак, ты идиот! Но это нормально… Я не лучше!»- улыбался мне Хим, снюхивая с компьютерного стола раскатанную дорожку кокаина. Я лежал на кровати и пил пиво. В последнее время я безумно пристрастился к пиву… Оно стало для меня как еда-заменитель! И желудок полный, и не ел ничего - красота!
«Вот что ты тут валяешься, как брошенная кукла?»- вторая ноздря Хима наполнилась чудо - порошком. «А что ты предлагаешь?»- с интересом спросил я друга. «Может, в клуб пойдем? Развеешься! Хватит хандрить, мальчик мой, тебя ждут великие дела!» - засмеялся в ответ Хим: «Твои «Gloom fighters» без тебя загнутся…»- как бы между прочим сказал Хим, и это стало решающим толчком для меня к активным действиям. Я не позволю еще одной группе кинуть меня! Ну, уж нет!



Факторы риска для мужчин:

избыточный вес в детском возрасте;
наследственная предрасположенность, к психическим заболеваниям             
занятие изнуряющими видами спорта (бегуны, к  примеру, рискуют больше футболистов и тяжелоатлетов);
работа, которая требует "держать себя в форме" (мужчины-модели, актеры, артисты);
Особенности культуры, а именно фиксация окружающего общества на диетах, физическом облике.


Я снова в универе. Я снова доволен своей жизнью и своей фигурой. Бабуля наняла мне профессионального диетолога, который, базируясь на особенностях моего организма, помогал мне вылечиться от анорексии - булимии.
Я продолжил петь в «Gloom Fighters». Группа на ура приняла идею с выпуском дебютного альбома. Папа предложил спонсировать наш первый альбом, и я с радостью согласился. Оформлять обложку альбома я решил сам. Не даром я уже год работал фотографом и мастерски освоил программу фотошоп. Мы каждую субботу выступали в клубе Delight с концертами и стали очень известны. Натали очень гордилась мной. В моей жизни снова появился смысл…
Йона выписали из больницы. Я приехал встречать его. Он совсем не злился на меня, а наоборот, был очень рад, что я поправился… Каждые выходные я виделся с Химом, и мы ходили в клубы. Я практически стал своим человеком в этой яркой разномастной фрик - тусовке Сан-Франциско. Мои черные прямые волосы- каре и пирсинг во всех местах будоражил воображения «клубных» девчонок… И хоть я любил Натали, это мне совсем не мешало встречаться и с другими…
В Сан-Франциско был один клуб, который назывался Delight. Он стал так называемой репетиционной базой нашей группы. А его хозяин Алекзандер Биркен, увидев мои фото-работы, даже предложил мне оформить дизайн самого клуба. Отец и бабуля мной нереально гордились. А мать… Матери НИКОГДА не было до меня дела! У нее на горизонте опять замаячил очередной «новый папа», она даже не удосужилась позвонить отцу и спросить выписали меня из Rehab или нет.

Сейчас я понимаю, что «новый папа» был нужен скорее ей, чем мне. Ей хотелось какой-то уверенности, защищенности, может и любви… Но она сама виновата в том, что всего этого НЕТ! Она оттолкнула от себя моего отца, она продолжает отталкивать и других мужчин. Моя мать-энергетик. Она - чертов энергетик, который не может усидеть на одном месте в течение минуты, постоянно перемещаясь в пространстве и делая тысячу дел одновременно. Конечно, с таким ритмом жизни мало кто из мужчин может ей соответствовать.



Глава 26


Анорексия, булимия и прочие пищевые расстройства обычно считаются «женскими болезнями». Однако, по мнению американских психологов и диетологов, мужчины порой испытывают те же проблемы с питанием. Довольно часто мальчики и юноши приобретают булимию, «заедая» неприятные переживания и компенсируя, таким образом, отсутствие удовольствия от учебы или человеческого общения. Число представителей сильного пола, страдающих анорексией и булимией, растет. Каждый четвертый пациент, страдающий анорексией – мужчина.

При этом факторы риска, провоцирующие пищевые расстройства у мужчин несколько иные, чем у представительниц прекрасного пола. В основном это неправильное питание в детстве и ограничения, связанные со спортивными диетами. В группе риска оказываются те, кто по роду профессии должен заботиться о своем внешнем виде и сохранять стройность: актеры и фотомодели.



Сентябрь 2008



Мне 21. Я профессиональный фотограф. Я работаю в модном журнале, под редакцией моей собственной «гламурной» бабули. Мой вес - 51кг. Мой рост 178 см. Я прекрасно себя чувствую, когда застегиваю ремень джинсов на САМУЮ ПОСЛЕДНЮЮ дырочку. Я прекрасно себя чувствую, когда, проходя мимо МакДональдса, в моем желудке больше не происходит НИКАКИХ процессов, связанных с голодом. Я прекрасно себя чувствую, когда, трахаясь с девушкой, у меня в животе булькает недавно выпитая бутылка «Перье».
Я НЕ голоден! Я СЧАСТЛИВ!
Я по-прежнему с Натали. Мы любим друг друга. Я хочу на ней жениться…



Способ лечения анорексии — индивидуальная и семейная психотерапия, в тяжёлых случаях — госпитализация, лекарственная терапия и насильственное кормление.

 


Загаженные стены туалета ночного клуба Disturbed отливали алым красным. Мне казалось, что они как будто сотканы из еще живых кровеносных сосудов. Артериальная кровь, венозная кровь - все это циркулировало из кирпичика в кирпичик с бешеной скоростью. Я стоял, согнувшись, облокотившись о стену, и не решался дойти до отправного пункта из состояния "Дерьмово" в состояние "Хорошо" - до унитаза. Приглушенный свет делал какие-либо мои телодвижения в темноте похожими на танец привидений. Мой живот был наполнен огромным количеством еды, начиная от картошки фри с кетчупом, заканчивая пивом и водкой. Аккуратно, держась за стену, я пробирался к намеченной цели. Одна лампочка в туалете погасла, вторая тускло мерцала. Но от ее света толку было мало, а мне, в солнечных очках на пол-лица, тем более... Одно неосторожное движения, и я уже валялся на коленях... "Help!"1- глухо прокричал-прошептал я. "I need ur fuckin' help..."2- слезы брызнули из глаз. Черт побери, я так давно не плакал! Я еще умею плакать... На коленях я полз к унитазу. "Dear God, please forgive me!"3- шептал я со слезами, ибо каждое мое движение отдавалось жгучей болью в желудке. "I promise! I pray u!"4- я снял солнечные очки, положил на пол рядом с собой и тут же с хрустом их сломал, неосторожно приземлив на них руку: "Oh, shit!"5- ругнулся я. И вот я у цели... Унитаз, лучом света в темном царстве, предстал передо мной. Такой белый, с оторванным спуском, но такой родной...
Первый приступ тошноты миновал и унесся в недра канализационного люка. Я натужно дышал, подавляя подступающий к горлу следующий приступ... не помогло! Я действительно много сегодня съел!
Я чуть не опустил голову в зловонную блевотную жижу унитаза, в которой плавали чьи-то испражнения... "За что мне все это?"- плакал я, до побелевших костяшек пальцев, вцепившись в крышку унитаза...
"Тебе нравится такая жизнь?"- сквозь пьяный поток несвязанных между собой мыслей, я услышал голос. "What?"6- спросил я, не поднимая головы от унитаза в ожидании очередного приступа тошноты. "Я спрашиваю, тебе нравится так жить?"- еще громче спросил меня насмешливый женский голос. Я с трудом поднял голову. Около двери, облокотившись ногой о стену, курила девушка. Ее ярко-красные волосы почти сливались со стенами, ноги, обтянутые в кожаные джинсы, были до невозможности стройны, в ее карих глазах отражались отблески лампочки, а на губах блуждала усмешка... Она выдохнула дым колечками в потолок... "Джонни Новак, ты наркоман?"- спросил она, подходя ближе и присаживаясь на пол рядом со мной. "Я идиот!"- с трудом ответил я. "Это я заметила!"- она улыбнулась, немного обнажив белые зубы. "Тебе лучше?"- все так же спокойно поинтересовалась девушка. "Ни хрена не лучше!"- раздражаясь, ответил я: "А тебе что за дело?"- "Ты точно наркоман, Новак!"- покачала головой девушка. Она положила руку мне на плечо, я увидел ее тонкие пальцы с красными длинными ногтями. Я взял ее за руку. Ее рука оказалась даже тоньше моей. Она обняла меня за шею и прижала головой к груди. "Все будет хорошо, Джонни Новак!" - шептала она. Ровно минуту, пожалуй, самую длинную минуту моей жизни мы сидели с ней в обнимку на полу туалета клуба Disturbed и курили одну сигарету на двоих... У нее под глазами растеклась тушь, я на полу рядом с нами растеклась лужа моей блевотины... Через минуту, я грубо оттолкнул ее от себя. Опять приступ! Я, хрипя, склонился над унитазом, низвергая потоки не переваренной еды в унитаз. Я почти уже окунулся головой в бачок, когда чьи-то сильные руки вытащили мою голову из него. Меня выворачивало наизнанку, а она держала мою голову над унитазом, чтоб я не захлебнулся... А когда мои приступы окончательно сошли на нет, а во рту как напоминание об этом ужасе осталось лишь горькое послевкусие, моя спасительница закрыла за собой дверь кабинки…
Мы занимались очень горячей и страстной любовью. До нее мне никто не делал минет ТАК искусно…
 Ее звали Кейт Ивил. Она стала моей лучшей подругой...

_______________________________

1 - Help!- (англ.) Помогите
2 – (амер. ) Мне нужна чертова помощь! (здесь)
3 -  (здесь.) (англ. )Господи, прости меня!
4 - (здесь) (амер. )Я обещаю! Я умоляю тебя!
5 - (здесь) (амер.) О, черт!
6 - (амер.) Что?










Часть 2


Потрогать андрогина… Совершенно невозможно. Невозможно остаться тем же, после того, как судьбе будет угодно бросить его в ваши объятия. Вы наблюдали когда-нибудь за пламенем свечи? Да?!! – Вы зря потратили время! Самое интересное - это танец воска!
...
 
Вы все еще хотите потрогать андрогина? Но ведь он умрет в ваших объятиях. Он (она) как хрупкая бабочка… Смотрите на него, сравнивайте его движения с вашими собственными. Как минимум – вы научите тело плакать. А это уже немало… (с) Андреа Часовски


Глава 1

Из дневника Кейт Ивил. 15 октября, 2008.

ДЖОННИ НОВАК

«Мама, я, кажется, переспала с Джонни Новаком…»- придя домой под утро, сказала я.
«А кто это?»- скорее для проформы, чем с интересом, спросила мама. «Он - солист группы «Gloom fighters»»- пояснила я. «Подожди… Это те, у которых в песне слов не разобрать?»- усмехнулась мама, вспоминая. «Мам…» - недовольно протянула я. «Ладно, молчу… И что, у вас серьезно?» - кажется я все-таки смогла ее заинтересовать больше, чем лепка котлет из куриного фарша. «Скорее нет, чем да…»- неопределенно пожала плечами я. «Кейт, скажи мне, а когда в твоей жизни наступит момент «Скорее да, чем нет»?»» - со смехом спросила мама, предлагая жестом присоединиться мне к лепке котлет. Я вызывающе скривилась. Лепить котлеты? Только этого мне не хватало…


«Кейт?» - 7 утра. Я только проснулся, точнее - только проспался после вчерашней бурной университетской гулянки. «Да, Новак, а кто еще может ответить тебе по этому номеру в 7 утра? Мать Тереза?» - на том конце провода послышался недовольный спросони голос Кейт Ивил. «Разбудил?» - невинно интересуюсь я. «В точку!»- буркнула в трубку девушка.
«Новак, сегодня понедельник. 7 утра. Я НЕ УЧУСЬ В ПОНЕДЕЛЬНИК!» - добавляет она. «Прости… Я забыл!»- оправдываюсь я. «Номер мой бы ты забыл лучше…» - хмыкнула Кейт. «Какие планы на сегодня?» - невинно спрашиваю я, надеясь на прощение. «Никаких, но могу выслушать твои предложения…» - демонстративно зевает подруга. «Как насчет «Хард-рок-кафе» вечерком?»- «Nice1»- отвечает Кейт. «See u at 8»2- говорю я и кладу трубку. Планы на вечер уже установлены, осталось только собраться и доехать до универа.

 У некоторых мужчин с анорексией  убеждение в излишней полноте с самого начала становится бредовым (ложные суждения, неподдающееся коррекции), развиваясь даже при дефиците массы тела. Фиксируясь на мнимой полноте, больные совершенно не реагируют на реально существующие, подчас уродливые дефекты внешности. В выборе способа похудания наблюдаются те же закономерности, что и у женщин:
больные отказываются от еды, вызывают у себя рвоту, занимаются чрезмерными физическими упражнениями, достигая выраженного истощения. Вместе с тем, искусственно вызываемая рвота не достигает такой выраженности, как у женщин. Объясняют такие больные свой отказ от еды формально, а нередко и нелепо (еда-помеха деятельности, жизни, воздержание от приема пищи - очищение тела и души и т.д.). По мере развития заболевания присоединяются другие признаки шизофрении (сужение круга интересов, нарушения мышления, нарастает погруженность в себя).

«Герц!» - толкаю я друга в бок на паре. «Ну, чего тебе, Новак?»- поворачивает ко мне свою, уже не дредастую голову Йон. Дреды он расплел где-то в сентябре, а сейчас уже октябрь. Йон сказал, что они ему надоели. А жаль! Я так привык к его прическе. Я, периодически сидя на парах, дергал его за дрединки или заплетал их в косички, отчего сам Герц жутко злился. «Новак, ты идиот! Найди себе бабу с дредами и плети ей косички с утра до ночи!» - говорил мне обычно друг.
«Ну, чего тебе, Новак?»- спрашивает Йон. «Я тут с такой девушкой познакомился…»- мечтательно заговорил я, вспоминая Кейт. По всему моему телу побежали восторженные мурашки. Герц театрально возвел глаза к небу: «Опять началось… Когда ты уже остепенишься?»- «ботаническим» тоном спросил парень. «Когда ты потеряешь свою «вечную девственность»!» - со смехом в тон ему отвечаю я. «Идиот!»- убежденно сказал Йон и отвернулся. Я похлопал его по плечу: «Йон, я серьезно?» - в его голубых глазах мелькнул интерес. «Да неуж-то? И кто же она?» - «Ее зовут Кейт Ивил. Она замечательная! Она держала мою голову над унитазом, когда я блевал в толчке клуба, а потом мы круто оттянулись…» - «Какие возвышенные отношения…» - скептически покачал головой Йон. «Мы сегодня идем с ней в «Хард-рок», пошли с нами?» - спросил я друга. «Нет, спасибо, у меня другие планы…» - как-то уж слишком холодно отозвался Герц. А потом посреди пары вдруг не с того ни с сего заявил: «Кейт Ивил? Ивил - что за дурацкая фамилия?»

______________________________

1 - мило(англ.)
2 -  Встретимся в 8(амер.)


Глава 2


«Скорую», врача, хоть кого-нибудь!»- кричала преподавательница французского языка на весь коридор. «Господи, Новак, тебе плохо?» - спрашивала она меня, когда я на коленях стоял посреди женского туалета (до мужского было дольше идти) и блевал. В перерывах между приступами, я пытался убедить женщину, что «все нормально» и «это в порядке вещей».


Кейт Ивил. 17 октября, 2008.

Были в «Харде» с Новаком, Химом, Ларой и Ники.
Новак - красивый.
Глаза просто как лед, а когда глаза-в-глаза, то чувствуешь, как лед медленно плавится, превращаясь в искорки.
Новак - умный.
«Новый альбом Мэрлина Мэнсона отличается огромным своеобразием музыкальных стилей, и в тоже время их совокупностью» (с)
Новак-странный? (слово «странный» зачеркнуто несколько раз)
Он вроде как был со мной, но в тоже время… Я не успела поговорить с ним нормально - он постоянно отлучался в туалет.
Он-наркоман? (зачеркнута вся фраза) Анорексик (подписано рядом другими чернилами)

«Новак, ты совсем придурок?»- спрашивает Кейт. Я лежу на черной железной кровати у нее дома. (Кровать Ивил это НЕЧТО! Когда видишь эту КРОВАТЬ, то ни о чем, кроме СЕКСА думать невозможно… А предусмотренные, наверняка для садо-мазо, перила вообще были шикарны.) «Может и да…»- отвечаю я, блаженно улыбаясь и  разглядывая хозяйку комнаты. Солнце ярко светило в окно, и Кейт от этого постоянно щурилась. На солнце ее ярко-красные волосы разгорались тысячами кровавых оттенков.
«Ты очень красивая…» - улыбнулся я. «Тебе не надоело еще после каждой еды бегать в толчок?» - ей не до моей нежности… Я резко сажусь на кровати. Живот моментально сводит судорогой. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Кейт бросается ко мне, укладывая обратно на кровать. «Лучше ляг…» - шепчет она. В глазах паника и страх. Она ложится рядом, кладет мне на грудь свою руку с длинными черными ногтями. Другой рукой гладит меня по голове, перебирая в пальцах мои черные волосы. «Ты очень бледный…» - качает головой она: «Что-нибудь хочешь?» - «Тебя…»- уголками губ улыбаюсь я. «Может приготовить тебе что-нибудь?»- она пропускает мой ответ мимо ушей. «Ты умеешь готовить?»- удивляюсь я. «Нет, но хот-дог сделать могу…» - пожимает плечами она. «Нет, пожалуй, просто поцелуй меня…» - она целует. В губы. Нежно чмокает как-то совсем легонько, я даже не успеваю заметить… Наверное, боится задеть мой новый пирс в губе.

Жертвы булимии поглощают большое количество пищи в короткий промежуток времени, а затем стараются предотвратить повышение веса, вызывая у себя рвоту или употребляя слабительные. Страдающие булимией могут также прибегать к чрезмерным физическим нагрузкам или использовать мочегонные средства, чтобы сбросить лишние фунты, но обычно они сохраняют нормальный вес тела. Это расстройство также может привести к тяжелым последствиям.

Я опять ем. Огромными количествами сметая все на своем пути. Я могу съесть ведро морожного «Баскин Робинс», а потом подчистую извлечь его из себя в унитаз.
«Ты будешь есть так, как я тебе скажу!»- кричит на меня Йон, пытаясь отобрать девятую шоколадку Ritter-sport с орехами. Мне плохо без нее… Без ее внимания, без ее странных черно-красных глаз… Без ее голоса, без ее смеха… ПЛОХО БЕЗ КЕЙТ!



Из дневника Кейт Ивил, 10 октября, 2008 года

…Наши отношения с А. с каждым днем становятся все хуже. Рядом с ним мне просто не хватает воздуха! Каждое ласковое слово дается с трудом, каждый его взгляд прожигает насквозь во мне дыры, как от сигареты.
(мелким торопливым почерком)
Раньше, когда мне было лет 14, я прожигала себе точно такие же дыры сигаретами на руке, выписывая ЕГО имя. Между синяками от шприца, порезами от лезвия так аккуратно было выведено ЕГО имя…
Мне 18. Я больше не хочу быть ЕГО куклой!
Я думаю, нам стоит расстаться... (последнее слово со знаком вопроса)


Глава 3

53 кг. Моя жизнь превратилась в ад. Весы - тренажерка. Тренажерка - весы. Весы…
«Кейт, мы встретимся сегодня?» - звоню ей, как всегда, первый. «Нет!»- холодный голос в трубке. «Why not?1»-капризно спрашиваю я. «Ur fuckin’ cheater!»2- слышу ответ в трубке.

«А как же Натали?»- ехидно спрашивает Йон. «К черту!» - отмахиваюсь я.
«Джонни, малыш, я так соскучилась! Где ты пропадал?»- радостно накинулась на меня Натали, когда я пришел к ней домой. «Привет, детка… Я на минутку…».
Минутка растянулась до вечера, начавшись поцелуями в прихожей, а закончившись на кровати в ее спальне…


Из дневника  Кейт Ивил. 25 октября, 2008.

Хим сказал, что у Новака есть девушка. Это нормально…(знак вопроса)
Он мне соврал. 1-0 в пользу Новака. Нет, все-таки 1-1.
Пытаюсь не встречаться с ним какое-то время на тусовках, чтобы осмыслить его поведение. Вопрос на повестке дня: Who is Джонни Новак?
Рок-star или мальчик-анорексия?
(торопливым мелким почерком)
Который лежал на моей кровати, уткнувшись лицом в подушку, рассказывая мне какой жестокой женщиной была его мать…
(я убеждена в том, что он анорексик. Осталось узнать, сидит ли он на чем-нибудь или нет!)



Провела отличный вечер с Химом на кладбище. Не знаю, как он умудрился «сбежать» от «Всевидящего ока» моего любимого дядюшки1.
Мы пили пиво. Я спросила Хима о девушке Новака: «Ну, блондинка, ну с формами - да ничего особенного! Не заморачивайся!». А потом вдруг он удивленно спросил, почему это я интересуюсь личной жизнью Новака. (2-1 в пользу Новака - он НИЧЕГО не сказал Химу)

30 октября я выступаю в Delight. У нас первый концерт после выхода дебютного альбома. Я помирился с Кейт. Сказал ей, что встречаюсь с Натали. Мне показалось - ей все равно.



Из дневника Кейт Ивил 28 октября, 2008



«… Выбегаю из машины под дождь, спотыкаясь на высокой шпильке
Он: «Ты куда! Постой, маленькая! Вернись! Извини! Ты не так все поняла!»

-Катись! Пошел к черту! Все пошли к черту! Отвали!

Он: «Маленькая! Умоляю! Останься! Позволь проводить!


дождь! слякоть! мокро! отвратно! футболка мокрая насквозь! бреду пешком до дома
машины сигналят, парни улыбаются...
слезы, дождь, тушь по лицу, помада...

Что ж это такое...

Он ведь не хотел ничего плохого...

просто не вовремя...

Он: "Давай я буду твоим?"

*да, черт побери!*

-"Прости! мне не до тебя!"


*у меня нет больше никого! я надеялась все вернуть, то, что со мной было три года - но бесполезно! меня просто выкинуло из чужой жизни, вычеркнуло! черновик! минусовка!*

(пропущена страница)

Мама: «Малышка, так поздно сегодня?»
Я: «Пешком шла…»
Мама удивленно вскинула бровь…

(далее целый абзац закрашен маркером)


____________________________

1 - Почему нет? (англ.)
2 -  Ты чертов обманщик!(амер.) здесь
3 - Губерт-парень Хима брат матери Кейт Ивил.


Глава 4

«Кейт, можно я у тебя сегодня в душ схожу?»- звоню Ивил. «А у тебя, что бабуля отмокать залегла?»- смеется Кейт в трубку. Мы оба частенько прикалываемся по поводу «алкогольных похождений» моей бабули.



Из дневника Кейт Ивил 2 декабря, 2008

Шлялись с Химом по шмоткам. Все как всегда - перемыли знакомым кости, выпили по пиву…

«Новак, мы в твоем районе. Можно мы к тебе зайдем?»

Новак с голым торсом (здорово, что он проколол сосок) встретил нас в прихожей.
Из комнаты выпорхнула роскошная (лет 50) блондинка. БАБУЛЯ Новака!
«Новак, ну ты говнюк, конечно, что не предупредил меня о гостях, но хрен с тобой…» - недовольно сказала Бабуля, попутно набирая номер своего любовника на мобильнике. Мы зависли у Новака на ночь…



29 октября, 2008

«Привет, мам…»
«Привет, малышка… А кто у нас в душе плещется?»
«Ммм… Джонни Новак…»

Выходит Новак обернутый в полотенце…

«Ой, какой милый мальчик! Сколько ему? Лет 16?»
«21, мам…»


30 октября. Наше выступление в клубе Delight…

«Новак, ты что там, утоп что ли?»- Бах. Бах. Бах. Громкими ударами, взрывающими клетки головного мозга, Йон молотит по двери кабинки туалета в гримерке.
«У нас через полчаса выход!»- слышу я из-за двери голос басиста.
Я даже не могу им ответить, потому что мой рот занят моим собственным обедом. Точнее - уже не совсем обедом, а скорее - полупереваренной рвотной массой.
«Новак, это не смешно… Вылезай!» - Бах. Очередной удар кулаком по двери.
Приступ кончился. Я откинулся спиной к двери, пытаясь отдышаться. Бах. Бах. Бах. Трясущимися руками я три раза ударяю о дверь - это наш с Йоном условный знак. Он означет: «Все в порядке!» С тех пор, как моя анорексия плавно перетекла в булимию, я частенько прибегаю к этой «уловке». «Все в порядке!»- слышит через дверь Йон. Он успокаивается и возвращается к моей группе. «Все НИ ХРЕНА не в порядке…»- побелевшими губами с пирсингом шепчу я…

«Здравствуй, Антуан…» - говорит 40-летний, презентабельного вида мужчина-брюнет в костюме от «Готье» с последнего показа. «Привет, Алекзандер…»- радостно улыбается гей, протягивая руку мужчине для рукопожатия. Хим сидит за столиком ночного клуба Delight. Перед ним чашечка эспрессо, он курит свои любимые сигареты лимонное «Собрание». Алекзандер присаживается на кресло рядом с парнем. «Алекзандер, да на тебе лица нет…» - удивляется Хим: «Что-то случилось?»- взволнованно интересуется он. Его голубые глаза устремлены на брюнета, он то и дело во время разговора поправляет розовую челку на голове. «Случилось…» - качает головой мужчина: «Я с Кейт расстался…» - поясняет он. Чашечка эспрессо, которую как раз в этот момент Хим подносил к губам, опрокинулась ему на новые джинсы. «Черт!»- возопил парень, оглядывая стол в поисках салфетки. Алекзандер его опередил - протянул ему свой белый носовой платок с инициалами. «Ты с ума сошел?»- крикнул Хим, когда остатки кофе с джинсов были успешно ликвидированы: «Вы 4 года встречаетесь!» - покачал головой гей. «Кейт сказала, что наши отношения зашли в тупик…» - Хим первый раз видел Алекзандера в ТАКОМ состоянии. «Вот дура!» - выругался парень: «Не расстраивайся! И пусть это будет первый и последний случай, когда САМ Алекзандер Биркен расстроился по пустякам…» - улыбнулся Хим, кладя руку на плечо хозяину клуба. «Я учту…»- уголками губ улыбнулся Биркен, но было видно, что Хим его не убедил.


Глава 5


«Кейт, это самый прекрасный мой концерт…»- говорю, прижимая девушку к себе. «Почему?»- улыбается она. Она так близко, в ее ярких черных глазах отражаются безумные огни танц-пола. «Потому что я люблю тебя, детка!»- кричу я, пытаясь перекрыть музыку из колонок. Я целую ее.

«Вчера этот идиот сказал, что любит меня…» - Кейт плюхнулась рядом с Химом на диван в клубе. «Новак?» - сходу догадался парень. «Папа Римский…» - отмахнулась девушка. Сегодня ее красные волосы оттеняла черно-белая футболка с пентаграммой. «А ты что ему ответила?» - поинтересовался парень. «Промолчала…» - вздохнула Кейт, прикуривая тонкую сигарету. «Дура ты…» - констатировал гей. «А в нос?»- шутливо спросила девушка. «А в глаз?» - так же шутливо переспросил Хим. «Вы достали меня своей псевдо-любовью!» - недовольно проговорил парень, затягиваясь. «У вас не любовь, а какая-то пиар-компания «Самая лучшая пара с кладбища»…» - покачал головой парень. «Прикольно…»- улыбнулась Кейт. «Вот зачем ты Биркена бросила?» - в который уже раз завел этот разговор Хим. Кейт покачала головой. «Не начинай, а?» - умоляюще попросила она. «Жили бы душа в душу….»- продолжал парень. Ивил недовольно поморщилась, тряхнув копной своих красных волос: «Седина в бороду…» - передразнила она. «Ты не баба, ты - ярмо! Ни один нормальный мужик на тебе никогда не женится! Ты бесполезная!» - заорал в ответ Хим, подскакивая с места и хватая свою сумку с дивана: «К черту тебя, Ивил, со всем твоим дерьмом…»

«Сынок, приветик, это мама…»- услышал я спросони в трубке до боли знакомый голос. «Твою ж…» - пронеслось у меня в голове. «Я сегодня приеду к вам с бабушкой, встречай!»
«Приплыли…»- подумал я, и в тот же день вместе со всеми своими вещами, свалил к Ивил.

«Привет, Ивил, можно я у тебя пару денечков перекантуюсь… У меня форс-мажор - мать из Калифорнии притащилась…» - объяснял я по мобильнику девушке, подъезжая на такси с чемоданами к ее дому. «Новак, ну и говнюк же ты!»- беззлобно выругалась Ивил, но пожить пустила.

«Доброе утро, Джонни… Кофе? Бутерброды?»- мама Кейт появилась на пороге комнаты Кейт, когда мы оба уже проснулись и собирались уходить. «Спасибо, я не голоден…»- улыбнулся я ей в ответ. Мне было неудобно обижать эту милую и заботливую женщину.

Семья Кейт Ивил - полная противоположность моей «семейке». Настоящая крепкая, дружная СЕМЬЯ, где каждый несет ответственность за жизнь и благополучие другого. Не так, как у нас в «семье» - каждый сам за себя.
Даже отец Кейт - Мистер Чак Ивил, с которым, по словам Кейт у них были «отношения не очень», и тот казался мне прекрасным человеком и замечательным отцом.
«Смотри, я новую звезду на руке набила…» - говорила ему Кейт, задирая рукав рубашки, показывая отцу свое запястье. «Очень хорошо…» - как правило, отвечал Мистер Ивил и улыбался дочери. «Он не плохой… Просто он другой…» - говорила обычно про него Кейт, имея в виду, что они «не сходятся характерами». Ха! Она просто ни дня не жила в моей «семье», где хуже, наверное, в тысячу раз. Разве дело всего лишь в том, что мы не сошлись характерами? Черта-с два! Просто нам с первого же дня глубоко все равно друг на друга…

«Как же ты, не поев, пойдешь?»- удивлялась Миссис Моника Ивил. «Спасибо, миссис Ивил. Я в универе поем…» - черт, в этот момент я реально чувствовал себя полным уродом. Добрые и красивые карие глаза матери Кейт улыбались мне и искренне верили каждому моему слову. Я врал… Мне казалось, что с того дня, когда я в первый раз сел на диету, я только и делаю что вру. Я снова голодал. Голод сжимал мои внутренности. Он вынуждал их тереться друг об друга, издавая в животе какие-то не очень приличные звуки и заставляя мое тело содрогаться от колющей боли в районе желудка.
«Черт!»- в полголоса шептал я сквозь зубы, сидя на парах в универе, когда очередной приступ накрывал меня с головой. «Новак, какой же ты идиот!»- качал головой Йон в эти моменты. «Что тебя твоя Кейт Сатана не кормит что ли?»- с издевкой спрашивал Йон. «Ивил…» - сквозь зубы хрипел я, пытаясь хоть как-то унять боль в животе. «Да хоть Папа Римский, мне все равно…»- отворачивался от меня Герц.
Я начал глотать обезболивающие таблетки. Каждые выходные мы встречались на моих концертах в клубах с Химом, и он доставал для меня «колеса». Боль затихала, но не уходила, с каждым новым приступом она возвращалась трижды усиленная.
«Джонни, я тут пирогов напекла, ты как? Кушать будешь?» - я чуть не умер в этот день. Запах пирогов пропитал всю квартиру. И даже ванная и туалет - и те пахли пирожками с мясом. Я курил одну за одной, пытаясь напустить в нашей с Ивил комнате как можно больше сигаретного дыма, чтобы только убить этот божественный запах еды.
«Джонни, я не поняла, ты пироги-то будешь?»- миссис Ивил зашла к нам в комнату. Кейт не было - она, как всегда гуляла с кем-то после учебы. «Я вот тебе три штучки принесла - захочешь еще, приходи на кухню - улыбнулась мать Кейт, ставя передо мной на стол тарелку с пирожками. Какие они были румяные, какие они были пышные… Были! Какие ОНИ БЫЛИ ВКУСНЫЕ! Ровно за 2 минуты я умял все три пирога. С пустой тарелкой я пулей метнулся на кухню, и обжигая руки, стал доставать из печки еще. 2-3-5…
«Как хорошо! Кушай, сынок! А я еще испеку…»- улыбалась Моника Ивил, когда я жадно набрасывался на пироги. «Хочешь, завтра тебе еще что-нибудь приготовлю? Жульен? Курицу? Ты такой худенький! Кушай больше…» - качала она головой.
«Мам, а где все пирожки?» - Кейт пришла домой в надежде скушать их, но…
«Джонни проголодался и все съел…».
Но пирожки в Джонни надолго не задержались, ибо через 15 минут после моего «обжорного буйства» я пулей метнулся в туалет. Если после МакДональдса тебя блюет недопереваренной жирной жижей, то после домашних пирогов - отдельно мясом и отдельно хлебом…




Глава 6


«Ты опять нажрался?»- спросила меня Кейт. «Новак, сколько можно пить? Ты так печень к чертям посадишь…»- кричала девушка. Я лежал на кровати, листая очередной номер нашего с бабулей журнала. Я улыбался - там опубликовали очередной фотосет, который я снимал. «Я не пил…»- отмахнулся я, пытаясь пнуть босой ногой пустую бутылку пива под кровать. «Идиот!»- Ивил заметила мои манипуляции и… Бах! Пощечина впечаталась в мою щеку. «За что?»- обиженно воззрился я на девушку. Она была гневно-прекрасна. Когда она злится, ее черные глаза полыхают красным. «Если блюешь, то будь добр - не мимо унитаза…» - сквозь зубы бросила она. Фак. Я кажется спалился…




Отмечаю плюсиками, что относится ко мне.

Теперь мы переходим к ритуалам и привычкам, хитростям и уловкам, которые используют анорексички.

• Лучше съесть по 100 калорий 5 раз в день, чем за один раз съесть все 500 калорий;+
• Расшатывайте обмен веществ, постоянно меняя количество потребляемых калорий. Это не позволит вашему организму запасаться жирами, как это происходит при низкокалорийных диетах – когда при уменьшении количества потребляемых калорий вес продолжает набираться;

• Спите как минимум восемь часов в день. Хотя бессонная ночь позволяет вам потратить калории, если вы не будете спать, ваш обмен веществ станет медленнее и ваш аппетит увеличится процентов на 15. +
• Записывайте все, что вы едите в своем блокноте. Так вы сможете понять, что из съеденного было лишним, а также займет вас на некоторое время; +
• Принимайте витамины, чтобы не портились зубы, волосы, кожа и прочая; +
• Диетические кола и другие газированные диетические напитки гарантируют вам чувство полного желудка всего за одну калорию за стакан; +
• Все время чистите зубы и язык. Ощущение во рту уменьшит желание чего-нибудь съесть, а пища будет иметь неприятный вкус, так зачем же есть невкусную пищу?
• Пейте как рыба. Пейте по стакану воды или газировки каждый час. Пейте, как только у вас возникнет желание кинуть чего-нибудь в рот. Лучше пейте ледяную воду – организму придется потратить на ее согрев несколько лишних калорий. Пейте во время еды, чтобы избежать переедания;+
• Кофеин убыстряет обмен веществ. Пейте по две-три чашки кофе в день. +
• Упражнения. Занимайтесь физкультурой. Она поможет вам сжечь съеденные калории, кожа не будет обвисать после слишком быстрого похудения, мышцы будут в тонусе, занятия спортом также уменьшают аппетит. Попробуйте бегать или купите себе скакалку. +
• Будьте постоянно в движении, ну хотя бы махайте ногой, пока занимаетесь уроками или читаете, а еще сидите прямо – так вы тратите больше калорий.+
• Сделайте свой распорядок дня более напряженным, чтобы у вас не было времени на срывы и объедания. Постарайтесь подольше оставаться вне дома;+
• Придумайте, чем занять свой рот. Это может быть жвачка, вода, освежающие леденцы без сахара, диетическая кола или сигареты; +
• Кладите в копилку деньги каждый раз, когда вы смогли устоять против соблазна, или занимались, уже валясь с ног от усталости. Так, вдобавок ко всему, вы сможете купить себе какую-нибудь вещицу, когда сбросите пяток килограмм; +
• Ешьте вредности с утра. Так у вас будет впереди целый день, чтобы потратить калории, которые поступили в ваш организм вместе с этими вредностями; +
• Ешьте голой перед зеркалом. Это зрелище впечатляет, и кусок просто не лезет в горло;
• Прочувствуйте голод. Не пытайтесь ему противится, просто наслаждайтесь им. Прочувствуйте ту легкость, которая ощущается после нескольких дней голодания. Полюбите голод и желайте быть голодной;+
• Вы знали, что на вашем теле сейчас килограмм мертвой кожи? А когда организму не хватает питательных веществ, то есть еды, он мертвую кожу не сбрасывает. Так что придется этим заняться вам — пилинг для лица и тела, грубая мочалка – и вперед; +
• Сделайте стопку журналов, которые будут весить приблизительно столько, сколько вы хотите потерять. По мере похудения, убирайте со стопочки журналы. Наблюдение потери веса подобным образом поможет вам представить, каково же будет, когда будет достигнута конечная цель.
Когда вы чувствуете себя слабой
Бывают моменты, когда сила воли покидает вас и вы готовы сорваться даже на когда-то ненавистный продукт. Вот как можно избежать срыва:
• Все-таки попробуйте себя убедить в том, что еда – это вред; +
• Выйдете из дому без денег и бродите, пока чувство голода не покинет вас. Курите побольше (коли курите); +
• Купите детскую зубную пасту и натрите ею язык;
• Если вам пришла в голову мысль о еде – посчитайте до ста, по ходу вспоминая, зачем вы худеете и как все будет прекрасно, когда вы таки похудеете;
• Запах кофе отбивает аппетит; +
• Пожуйте еду, но не глотайте ее, а выплюньте; +
• Если вы ощущаете угрозу срыва – сделайте план на ближайшие несколько часов. Убраться, написать кому-то, сделать уроки, погладить… чтобы у вас не осталось ни единой свободной минуты; +
• Если вы чувствуете в себе смелость зайти на кухню – зайдите и выбросьте все потенциально-опасные продукты;
• Когда вы проходите мимо кондитерского магазина, хлебопекарни, или когда чувствуете, что срыв близок – прысните возле себя какими-нибудь духами (бывают духи, которые вызывают тошноту, что очень индивидуально… пользуйтесь ими);
• Почистите что-нибудь. Чистка чего-нибудь грязного может уменьшить ваш аппетит. Туалет или корзина для мусора, под раковиной умывальника… чистите все грязное и вонючее. Беспорядок, а также запах бытовой химии отобьют у вас аппетит на некоторое время;
• Занимайтесь творчеством – пишите стихи, сочиняйте рассказы, рисуйте анорексичных девочек, у которых выпирает хребет – это займет вас на некоторое время. +

Скрывайте ану
Анорексия – это психическое расстройство – вы не знали? Отрицайте ее наличие у вас любой ценой. Претворитесь, будто и не замечаете, как худеете. Вот некоторые уловки:
• Пытайтесь выглядеть здоровой. Пейте побольше воды и ходите в солярий (или пользуйтесь автозагаром). Красьтесь, чтобы не выглядеть бледной, следите за волосами, принимайте витамины. Улыбайтесь;
• Когда вы все же решили поесть – делайте это в чьей-то компании, чтобы люди не говорили потом, будто никогда не видели, чтобы вы ели; +
• Когда вы уходите из гостей – захватите с собой кусочек пиццы или чего-нибудь «чтобы съесть на ходу». Но потом выкиньте; +
• Оставляйте везде грязную посуду – чтобы вас за нее ругали родители; +
• Пейте из непрозрачных чашек и выплевывайте в нее еду, прикидываясь, будто пьете;
• Кушайте очень медленно; +
• Ни оставляйте никаких следов после себя. Закрывайте про-ана сайты, перед тем как пустить кого-то другого за компьютер, не оставляйте на виду блокнот, ну… убирайте за собой, коли блюете. +
Надеюсь, что этот путеводитель поможет вам стать истощенной и… ну… прекрасной. Помните – думайте о похудании и постарайтесь не падать в обмороки слишком часто и не умереть. (с)


«Ты тоненький…» - шептала Ивил. Мы лежали с ней под черным одеялом в ее секс-кровати. Она проводила рукой по моему голому животу вверх-вниз. «Эй, щекотно…» - улыбнулся я, пытаясь скинуть ее руки. «Сколько ты весишь?»- спросила она. «60»- не задумываясь, ответил я. Я снова врал - 51 кг. «Странно… А кажешься совсем худым…»- она обняла меня. Я чувствовал всем телом ее хрупкую нежность. С Кейт было не так, как с Натали. Натали-мягкая, пластичная, округлая. Кейт же угловатая, хрупкая, тонкая. Не забываемое ощущение соприкосновения моих и ее тазобедренных костей…
«А ты сколько весишь?»- спросил я ее. «Давай не будем об этом!»- Кейт как-то разом погрустнела, потянулась за сигаретами.


Из дневника Кейт Ивил 10 ноября, 2008

Звонил Хим, спрашивал про работу. Неужели он думает, что от его постоянных «Как дела?» работа в клубе свалиться мне на голову?

1 – не всякий стрип-клуб возьмет на работу несовершеннолетнюю

2 - после моего расставания с Биркеном мои шансы попасть в топ уменьшились ровно в половину
3 - я вешу 43 кг при росте 157 см
4 - мои совершенно не накаченные руки меня убивают



Глава 7

«Я хочу танцевать стриптиз…»- сказала мне однажды Ивил. «Что?» - засмеялся я: «Шутишь?» - «Почему?» - обиделась она. «Ты же учишься на переводчика, при чем тут стриптиз…» - пояснил я. «А ты учишся хрен-знает-на-кого и при этом музыкант…»- парировал Кейт. «Ты серьезно хочешь плясками зарабатывать?» - удивился я. Мне Ивил всегда казалась цельной девушкой с какой-то определенной ВЫСОКОЙ мечтой. А оказалось, что ее мечта - просто стриптиз…
«Хочу!»- ответила с вызовом девушка.

«Мам, ты сваливать из моей квартиры случайно не собираешься?» - 12 ноября я позвонил матери, намекая, что ей пора бы уже вернуться  К СЕБЕ домой и освободить нашу с бабулей жил площадь. Я все это время с момента ее приезда жил у Ивил, а моя бабуля как всегда, у своего очередного бой-френда. «Джонатан, как ты смеешь?»- оскорбилась «в лучших чувствах» мать. «Да-да, мама, мне, сопляку, уже 21 год. Имею право!»- засмеялся я. Не понимает по-хорошему - будет по-плохому.

«Катись отсюда тупая сука!»- орал я на всю квартиру, вышвыривая ее вещи на лестницу. «Я не позволю тебе жить в моем доме!» - «Это не твой дом, Новак!»- орала мать на меня в ответ. «Чтоб ты сдохла!»- задыхаясь, завопил я, хлопая за собой дверью.

«Пап, она притащилась ко мне и по ходу сваливать назад не собирается…»- удрученно говорил я в трубку отцу. «Я все понимаю, сынок, но приехать не могу - я по работе в Париже…» - был мне ответ.
«Натали, милая… Я не знаю, что мне делать…»- я сидел на кровати дома у Натали, любуясь, как она в халатике эротично ходит передо мной. Она присела ко мне на колени, оголяя ноги. Меня аж в жар бросило от ее тела… «Что случилось, пупсик?» - спросила она. У Натали манера была такая всех пупсиками, зайками и солнышками называть.
«Мать поселилась у меня в хате, не знаю, что делать…»- удрученно проговорил я. «Мне с ней поговорить?» - тут же предложила зайка. «Было бы здорово!»- обрадовался я. Мы с Натали придумали план (очередное вранье), что мы собираемся пожениться и жить нам негде, кроме как у бабули. Бабулю мы предупредили.

«Джонни, а что же ты мне не сказал, что женишься?» - верещала в трубку моя мать. «Такая девушка хорошая твоя Натали. А когда свадьба? Уж очень хотелось бы присутствовать…» - тараторила счастливая мать.
Твою ж на лево…

«Новак, ты идиот!»- констатировала факт Кейт. «Твоего разжиженного алкоголем серого вещества не хватило чтобы со мной посоветоваться?» - злилась подруга. «Почему ты все серьезнее вопросы с этой шлюхой решаешь?» - «Прости… Я дурак!» - я опустил голову на руки. Мы сидели с Ивил в баре около моего универа и пили холодное темное пиво. «Хорошо, что ты это понимаешь…» - смирилась с моей «патологической дуростью» подруга. «Ладно, я что-нибудь придумаю…» - смилостивилась Ивил и уехала на вписку к друзьям.


20 ноября 2008      3:00 am

«Новак, я придумала! Я завтра утром… То есть, уже сегодня поеду к твоей матери и поговорю с ней…» - затараторила по мобильнику Кейт. «Ты время видела, детка?»- злобно спросил ее я. «Да пошел ты, я, между прочим, твои вопросы решаю…» - обиделась Ивил. «Сорри…» - отмахнулся я.

Уж лучше бы она не ездила! Нет, не было ни мордобоя, ни полиции, ни убийств, просто моя мать окончательно и бесповоротно убедилась, что я «урод и общаюсь с такими же уродами». «Что ты ей такого сказала?»- спрашивал я Ивил. «Ничего особенного, сказала, что мы с тобой два сатаниста, а эта квартира как нельзя лучше подходит для наших обрядов…» - невинно захлопала глазами Кейт. «По-моему это не у меня что-то с головой, а у тебя….» - разозлился я. «Я пошутила же…» - скривилась подруга. «Я просто сказала, что не стоит пытаться стать ребенку другом, когда ребенку уже 21 год, если до этого тебе было на него положить…»

«Джонатан, что с тобой происходит? Ты ни во что не ставишь свою мать!»- орала вышеупомянутая на меня. «Заткнись, дура!»- невозмутимо отвечал я, стоя в дверях, прислонившись к дверному косяку спиной и скрестив руки на груди. «Бабник! Зачем ты Натали мозги пудришь, если спишь с этой крашеной шлюхой?» - продолжала орать мать. Хлоп. Звонкая пощечина взбешенной матери по лицу от меня. «Сама ты шлюха!» - я спокойно вышел из квартиры.



Глава 8


Из дневника Кейт Ивил 22 ноября, 2008

… С каждым днем я все больше убеждаюсь в том, что Новак болен. С каждым днем мне все страшнее смотреть ему в глаза. Он становится нервным, раздражительным и даже… Злым?
Я прочитала в Интернете, что такое бывает при анорексии. Теперь я точно знаю, ЧТО с ним происходит. Мне страшно! За него, за себя… За наше с ним будущее ( последнее слово зачеркнуто) Хотя, какое тут будущее? Тем более НАШЕ с НИМ.
Его будущее - это Натали. А я так, просто «девушка, у которой можно вписаться».
Как всегда… Может зря я послала Биркена? ( последнее предложение зачеркнуто)


«Пап, она совсем офигела - мою лучшую подругу назвала шлюхой и выкинула нас обоих из дома!» - говорил я отцу в трубку. «Джонни, у тебя что ни день, то новая проблема…»- устало вздохнул отец: «Когда уже ты научишься решать свои проблемы сам?» - вопрос был явно риторическим. «Окей, а что ты от меня хочешь?» - спросил папа. «Поговори с ней!» - предложил я. «Хорошо… Я утром буду в Сан-Франциско…» - сказал отец и положил трубку. Я вздохнул с облегчением. Надеюсь, что к вечеру завтрашнего дня мать уже будет на пути в Калифорнию. И слава… отцу!

«Есть планы на сегодня?» - я звоню Ивил. «Есть, сегодня ж суббота - выпить надо…»- отвечает Ивил. «Хочешь, в бар пойдем?»- предлагаю я. «Нет, детка, у меня сегодня деловая встреча в клубе…» - отвечает Кейт. «Какая встреча? Я соскучился!» - ною я. «Вали к своей бабе, кролик…» - смеется в трубку Кейт: «Я на работу пытаюсь устроиться…» - отвечает она.

«Малыш, у меня мобильник сломался…» - ноет Натали. «Возьми мой…» - предлагаю ей я, протягивая свой КПК. «Нет, я новый хочу…» - продолжает ныть Натали, презрительно глядя на мой, немного поцарапанный мобильник. «Окей…» - вздыхаю я, протягивая ей деньги на новый телефон. Ее лицо моментально просветлело. Ночь удалась…

«Новак, твоя группа - полное дерьмо!»- я в кабинете Алекзандера Биркена. Он, недовольно косясь на меня, меряет шагами комнату. «Вы провальны!» - продолжает он. «Вложенные в вас деньги за концерты не окупаются…» - я сидел на кресле, как на иголках. Я ждал. «Забирайте свой инвентарь и проваливайте! Я не занимаюсь благотворительностью…»- закончил Биркен свою речь и показал мне на дверь. Так мы остались с ребятами без репетиционной базы…

«Пап, ты поговоришь сегодня с матерью?»- спросил я отца, когда мы из аэропорта ехали домой. «Джей, ты обалдел совсем? Я отдохнуть хочу…» - ответил отец и свалил в клуб.


Из дневника Кейт Ивил 23 ноября, 2008

Чертов Биркен запретил Новаку репетировать в Delight. Вот урод! Мне капитально не везет со знакомствами. И с работой! Уже полгода я пытаюсь найти хоть один клуб, который сможет меня взять на работу. Сегодня начала качать руки. Пишу еле-еле. Хочу записаться в качалку – может, поможет?



Глава 9

«А что такая красивая девушка делает одна в клубе? Молодой человек в туалет отошел?»- Кейт сидела перед стойкой бара с пивом. Позади нее послышался мягкий мужской голос.
Девушка повернула голову к говорящему: «Мы знакомы?»
«Вряд ли, но это можно легко исправить - меня зовут Боб!» - мужчина лет 40-45 на вид в дорогом костюме, белой рубашке с небрежно расстегнутым воротом, протянул девушке руку. «Кейт…»- ответила та.  «Я могу Вас угостить коктейлем?» - спросил он. «Я пиво пью…» - грустно усмехнулась Кейт. Сегодня опять был провал. Никакой работы.
«Грустишь?» - Боб взял девушку за руку. У него были красивые голубые глаза, светлые волосы и нежный голос. «Есть планы на вечер?» - спросил он.  В один глоток допив остатки пива, Кейт отрицательно покачала головой. «Окей, тогда поехали!»
В номере отеля было светло и просторно, а застеленная белыми простынями кровать была раза в 2 шире кровати у Кейт дома. Скинув свои солдатские ботинки, девушка сладко растянулась на простынях. Боб был милым. Не настолько милым, чтобы начать встречаться с ним, но в полне милым, чтобы переспать. Отель был фешенебельный, очень дорогой – значит, на утро можно будет есть лобстеры с шампанским и курить дорогие сигареты. «Ты такая маленькая, сколько ты весишь?» - улыбаясь спрашивал Боб, параллельно расстегивая ремень на брюках. «43…» - ответила Кейт, стаскивая с себя футболку и оголяя свои обтянутые кожей ребра. «Маленькая…» - улыбался Боб.
«Пап, черт тебя, ты где?» - орал в трубке кто-то. «Новак, поимей совесть! Ты не вовремя!» - зло ответил Боб. Новак… НОВАК?
Кейт валялась на кровати и хохотала до упаду, аж слезы на глазах выступили. Подпрыгнув, она отняла у Боба трубку и проорала в мобильник: « Новак, ты идиот! Я только что чуть не трахнулась с твоим отцом…»


«Это моя девушка, Натали…» - мы сидели в ресторанчике, напротив нашего дома втроем.
«Очень приятно…»- скривился мой отец. По ходу Натали ему не понравилась…
«Ты идиот, Новак!» - сказал мне отец, когда мы были уже дома. «Твоя Ивил ТАКАЯ горячая штучка, а ты с этой куклой валандаешься… Жаль, что у нас ничего не вышло!»- посетовал отец. «Пошел ты…» - зло сказал я, хлопая за собой входной дверью.

«Кейт, какого хрена!» - орал я на девушку. Мы были у нее дома. Намечался грандиозный скандал. «Ты - моя!»- продолжал кричать я. «Да ты что? Купил?» - парировала Ивил: «Денег не хватит!» - «Хватит!» - убежденно ответил я. «Ты тупой мажор!» - отвечала Ивил: «Я тебя ненавижу!» - кажется, в ее глазах появились слезы. «Обещай мне, что больше никогда и не с кем!» - попросил я. «Пошел ты!»- крикнула Ивил и хлопнула перед моим носом дверью. Потом дверь хлопнула еще раз, и в меня полетел чемодан с вещами. «Вали к своей Натали!» - было мне ответом.

«Пока, милый Джонни, удачного отдыха!»- пожелала мне мать, уезжая в Калифорнию. Уж не знаю, ЧТО ЕЙ ТАКОЕ сказал отец, что она по-быстрому собрала свои шмотки и смоталась. «Спасибо, пап!»- искренне поблагодарил я его. «Не за что, Джонни, но это последний раз, когда я решаю твои проблемы….» - сказал мне отец.




Глава 10


«Кейт выставила меня из дома…»- плакался я Йону, сидя у него на кухне и утешаясь куском жареной курицы. Йон сидел на подоконнике и пил пиво: «И правильно сделала, кстати…» - усмехнулся друг: «Я б тоже так сделал, если б был твоей бабой…»
«Уж лучше б ТЫ был моей бабой!» - посетовал я. В последнее время мы с Йоном стали очень мало видеться. Я пропадал либо у Кейт, либо у Натали, а на друга мне совсем не хватало времени. «Я смотрю, ты есть начал?» - улыбался Йон. «Да уж…»- ковыряя вилкой курицу, ответил я. Приступов тошноты не было, желудок больше не болел.
1 декабря 2008 Мой рост 178, вес 51 кг.


Из дневника Кейт Ивил, 1 декабря 2008

Он плачет в  углу кокаиновыми слезами
Он мальчик-девочка, мальчик "я-больше-не-с вами"
Он говорит тихо, но можно повеситься
Его черные брови как черта полумесяца
Он приходит тогда, когда слезы ручьями
Одним его словом ты счастлива снова…1


«Новак, возвращайся, пожалуйста…» - пьяный, слезный голос Кейт послышался в трубке мобильного. «Приезжай, детка, иначе я что-нибудь с собой сделаю…» - плакала в трубку Ивил. Я приехал. А что еще оставалось?
«Это нормально…» - говорил мне Хим на следующее утро по телефону. «Новак, это нормально. Я знаю Ивил уже 18 лет, и как минимум два раза в месяц она пытается покончить с собой…». Я нашел ее в ванне с перерезанными венами.
Скорая. Больница. Врачи… «Это нормально, Новак, она не сумасшедшая… Она просто… ТАКАЯ!» - объяснял мне Хим. В тот день я узнал, что Ивил с 14 до 16 лет сидела на наркотиках. Сначала кокаин, потом экстази, потом… Много чего было потом! Ее запихнули в психиатрическую клинику на принудительное лечение от наркомании. Алекзандер Биркен полностью оплатил ее лечение и проживание в той больнице. «Только ее замечательная и крепкая семья помогла ей выбраться из этого ада…» - говорил Хим. Странно было слышать про «наркотический ад» от наркомана… «Я - это другое. Я ЛЮБЛЮ наркотики! Я не ищу у них помощи, я помогаю им сам…» - пояснил Хим. «Мы похожи с тобой, Новак, ведь ты тоже анорексик по любви…».
Ивил выписали из больницы. Я встретил ее букетом цветов. И только некрасивые, еще не зажившие до конца шрамы, напоминали нам о больнице.
Мы гуляли. Много гуляли. Нам обоим надо было отвлечься и перестать думать о своих проблемах. Мы гуляли, пили, трахались, ни о чем не думали… И это было здорово! Как в той долбаной сказке про Сида и Нэнси - нам вдвоем было лучше всех и никто нам больше не был нужен.

«Новак, тебя могут отчислить из универа, если ты не появишься хотя бы на одной паре!» - мне звонил Герц. «Окей. Завтра приду…» - ответил я. Как же они все меня достали. Я весил 51 кг, мое настроение ровнялось нулю. И я снова решил бросить…есть!

___________________________

1 – автор К. Паника


Глава 11


«Привет, красотка!»- весело поздоровался мужской голос в трубке. «Привет, Боб!»- ответила Кейт Ивил. «У меня есть к тебе деловое предложение…» - начал Новак-старший, но Кейт его перебила: «Отсосать у Вас по дешевке? Так извините, я такими вещами не занимаюсь!» - зло перебила его Кейт. «Хей-хей, язвочка!» - умилился Боб. «Я всего лишь хотел предложить тебе сделку… В твоих же интересах, кстати, мне помочь…» - сообщил мужчина. «У тебя 5 минут…» - разрешила Кейт. «15 декабря у девушки Джонни - Натали день рождение. Я подарил им два билета в Париж…» - начал Новак-старший: «Джонни не хочет ехать!»- «Окей. Это очень хорошо. Я рада за них. Но я при чем?»- не поняла Ивил. А когда Ивил чего-то не понимает, то начинает раздражаться. «Из-за тебя не хочет…»- пояснил Боб. «И что ты предлагаешь? Пинком его в Парик выкинуть?» - усмехнулась Кейт, явно, представив себе эту живописную картинку. «Уговори его…» - сказал мужчина. «А как?» - мгновенно растерялась девушка. «Это уже твои проблемы…»- ответил Боб. «А моя выгода в чем?»- поинтересовалась Кейт. «Если все получится, то ты можешь просить у меня, все, что хочешь…» - сказал Боб. «Ммм… Бентли?» - предложила девушка. «В разумных пределах, Ивил!» - ответил Боб.


«Хватит, Новак, хватит! Хватит так со мной!» - орала на меня Кейт. В последнее время эта тощая девочка с накаченными руками была постоянно взбешенной. «Новак, я больше так не могу. «Ты меня выводишь из себя! Ты меня бесишь! Но я с ума схожу от твоего пирсинга, от твоих глаз, от улыбки…» - Кейт плакала навзрыд. Нас разделяла ее кровать. На Кейт была домашняя футболка с черепами. На мне не было ничего, кроме черных джинсов. «Я проколол себе сосок, тебе нравится?»- я аккуратно провел пальцами по штанге. «Чтоб ты сдох!»- выдохнула Кейт. «Ты издеваешься надо мной, Новак! Я же ведь…» - она упала ничком на кровать лицом в подушку. Ее плечи сотрясались от немых рыданий. «Что? Что ты? Ответь!» - я поднял ее лицо от подушки. «Я люблю ведь тебя, Джонни!» - крикнула она, уткнувшись мне в плечо. Я обнял ее, но напрасно. Через минуту, она снова орала на меня: «Я ненавижу твои тупые ухмылки! Я ненавижу твое вечное желание секса! Я ненавижу твою тупую крашеную Натали! Свали из моей жизни, прошу тебя!» - я смотрел на нее и понимал, что передо мной не 18-летняя девушка, а взрослая женщина. С ее пьянками, наркотиками, великовозрастными парнями она стала как будто много старше своих лет. В 18 жизнь только начинается : пати, клубы- все в новинку. А ей, как мне казалось, это все давно осточертело. И пиво по субботам - было просто от нечего делать, привычка, дань моде или что-то еще в этом духе. «Ты достал меня уже! Ничего не жрешь, выкидываешь продукты, блюешь в туалете… Ты - тупой анорексик! Чтоб ты сдох!» - в сердцах сказала Кейт Ивил
На следующий день мы с Натали улетели в Париж.


Глава 12


Из дневника Кейт Ивил


В душЕ и дУше вода слезами льется.
К ней покой, наверное, больше не вернется...
По синим венам бежит пузырьками раствор.
Кто просит – простит, остальных в «игнор»...
Парами со дна ванны поднимется лето,
То самое, где он, она и полуночное эхо...
Прервать бы эти глупые воспоминания,
Лезвием вены рубить в глубине подсознания...
Зеркало жаром ее тела покрыто -
Не видно пирсинга, татуировок и ночного бронхита...
Девочка его, раньше такая желанная
Теперь остается одна в пустой ванной...
Светлые волосы от жара такие черные,
Словно тогда летом, когда были знакомы...
Оборвать стук сердце и эйфорию по венам -
Извращение ума передается с генами...
Распелести вместе с дредами на голове безумные мысли,
На их место поставить пол-литра крепкого виски...
Боль на боль она целыми днями меняет,
Боль в душЕ болью в дУше, как виски колой разбавляет...1



«Господи, что с тобой, милый?» - орала Натали, стоя передо мной, задыхающимся в собственной блевотине, на коленях. «Господи, помогите, кто-нибудь!» - она выбежала из номера и начала кричать в коридор. «Заткнись, дура!» - хрипел я: «Они упрячут меня в rehab!». Вы когда-нибудь пробовали блевать, когда болит желудок? Крайне отвратительное ощущение! Рвотный спазм подходит к горлу, ты пытаешься выплюнуть скопившуюся в горле еду, но боль в желудке не дает тебе этого сделать. Комок в горле так и остается - тебя начинает тошнить через нос. Кусочки пищи вполне могут попасть в дыхательные пути, и ты задохнешься. Я ПОЧТИ задохнулся… Если бы эта дура в последний момент не догадалась перевернуть мне голову! «А Кейт это сделала бы это гораздо раньше…» - теряя сознание после приступа, подумал я.


«Ты молодец, Кейт! Деловая девушка, далеко пойдешь!»- улыбался Боб Новак, сидя напротив девушки в ресторане. «Поеду…» - отмахнулась от него Кейт. «Надумала, что попросить?» - перешел к главному Новак-старший. «Я хочу танцевать стриптиз в ночном клубе…» - сказала ему Ивил. Мужчина присвистнул: «Ничего себе! Ты крута! Это все?»- спросил он. «Да…» - ответила Ивил. «Я вечером тебе позвоню, скажу куда приехать…» - с этими словами Боб поднялся из-за столика, кинул на него пару купюр и вышел из ресторана. Кейт облегченно вздохнула. В обществе этого мужчины она чувствовала себя не очень удобно. Особенно, когда он смотрел на нее глазами своего сына…


«Ивил, сегодня вечером приступаешь к трудовым будням!»- радостно сказал в трубку Новак-старший. «Вы нашли мне работу?» - удивленно спросила девушка. Она до последнего момента сомневалась, что у Боба что-то получится. «Конечно! Приезжай в клуб Delight!»- ответил Новак-старший. «Дохлый номер, Алекзандер Биркен не позволит мне там выступать…»- удрученно сказала девушка: « Я его бросила. Он злится.» - пояснила она. «А при чем тут Биркен?» - удивился Новак: «Это теперь мой клуб…»


«Это с нашей последней фотосессии…» - показывал я Герцу фотки Кейт, сделанные мной. Студийный фотосет в готическом стиле. «А она ничего так… А чем она занимается?»- спросил меня Йон. «Учится на переводчика, по ночам в клубе танцует…»- ответил я.


__________________________

1 – автор К. Паника


Глава 13


Отец купил клуб Delight, теперь мы с группой снова выступаем. По ночам в этом клубе с стрип-программой танцует Кейт. Я всегда думал, что она только языком работать умеет  (она учится на переводчика), а оказалось, что и танцует Кейт замечательно.
Наши отношения с Ивил в последнее время стали какие-то холодные и натянутые, хотя мы и продолжаем жить вместе. Теперь Кейт утром больше не режет мне бутерброды (хотя когда она их резала, было не лучше: кусок хлеба был сантиметров пять, а кусок колбасы миллиметра 2). Я снова вешу 50 кг. Этот вес меня волне устраивает. И не нужны мне ее бутерброды - я снова пью много пива и ничего не ем. Желудок не болит, есть не хочется, чувство голода окончательно меня покинуло. А если я и ем что-нибудь, то продукты не перевариваются, а выходят из меня просто пережеванными кусочками. Ах, да… Я снова сел на кокаин…

«Кейт, я долго думал, прежде чем сказать это…»- сказал я девушке. Мы сидели на газоне перед моим университетом и курили одну сигарету на двоих. Она посмотрела на меня своими черными кошачьими глазами, рукой прокручивая колечко пирсинга в носу. «Я слушаю тебя, Новак…»- кивнула она. «Выходи за меня замуж!» - выпалил я, хватая ее маленькую худую ручку.
Кейт ошарашено уставилась на меня: «Ты в своем уме, Новак?» - не поверила она. «Почему же? Я серьезен, как никогда!»- поспорил я. Девушка вырвала свою руку: «Ты под кайфом. Проспишься - позвони!»- надменно бросила она, и схватив свой рюкзак, ушла.

«Натали, мы расстаемся! Сделай милость - не звони мне больше!»- я абсолютно голый лежу в кровати Кейт Ивил и звоню Натали. Кейт лежит рядом и внимательно слушает наш разговор. Ее красные волосы разметались по подушке, такое ощущение, что мы подожгли ее сигаретой. «Хватит орать на меня! Я сказал - мы расстались!»- зло крикнул я в трубку, вырубая мобильный. «Вот и все, детка! Теперь мы только вдвоем!» - улыбнулся я Кейт, обнимая ее, притягивая к себе. Я понял, что никто, кроме этой чумовой девчонки мне больше не нужен. Из университета меня так и не отчислили - у моего отца нашелся какой-то знакомый, который решил в деканате все мои проблемы…



Из дневника Кейт Ивил, 14 февраля, 2009

«Кейт, выходи за меня замуж!»- завопил Новак, обнимая огромный веник голубых роз. «Пошел к черту! Еще предложения?»- принимая «веник», ответила я. «Окей, ты будешь моей девушкой?» - снова попытался завладеть моим сердцем Новак. «А больше тебе ничего не дать, в нос, например?» - невинно интересуюсь я. Новак удрученно вздохнул: «Ладно, пошли хотя бы пиво попьем?» - с надеждой предложил он. «Разумное решение! Я согласна!»- улыбнулась я.





Глава 14


«Ах ты, сука!» - хлоп. Пощечина от Кейт пришлась аккурат на мою правую щеку. «Жри давай, урод!» - со слезами на глазах кричала она: «Жри! Почему ты ничего не жрешь?»
Первый раз за два месяца я взвесился. 47 кг при росте 178 см. Хлоп. Моя левая щека тоже получила пощечину. «Почему? Зачем! Хватит меня мучить!» - плакала Ивил. Тушь растеклась под глазами, казалось, что девушка очень давно не спала. «У меня месячных нет два месяца! Это все ты!»- орала Кейт. Я сидел на полу на кухне дома у Кейт, прижав ноги к животу. Меня только что стошнило завтраком прямо при Кейт. У меня не было сил даже прикурить сигарету - питательные вещества давно уже не поступали в мой организм. Ивил плакала, я молчал. Наверное, у меня просто не осталось слез в организме точно так же как и питательных веществ. Интересно, а из чего состоят слезы? Вода+соль? А я так давно не ел ничего соленого…
Мне было безумно жалко девушку! Ее худенькие ручки безвольно повисли по швам, голова опущена, красные волосы разметались, лицо бледное, под глазами синяки… «Будь проклят тот день, Новак, когда я с тобой познакомилась…» - зло сказала Кейт. «Я люблю тебя, детка!» - ответил я. Комок в горле мешал мне говорить, а сердце сжималось и колотилось круче, чем после энергетика на голодный желудок. Кейт села рядом со мной на пол: «Почему ты такой придурок, Джонни?» - тихо спрашивала она, гладя меня по черным волосам. Я молчал. Она плакала…



Из дневника Кейт Ивил, 20 февраля, 2009

«Скажи мне, честно на каком кладбище ты его откопала?»- спросил меня как-то отец о Новаке. И действительно, таких как он можно только на кладбище и накопать… Бестолковый, асоциальный, неприспособленный абсолютно к жизни субъект… Но зато, с удивительной харизмой и сексуальным характером!

***
«Как? Ты ОПЯТЬ НЕ беременна от Новака?»- расстроился мой отец, когда я попросила у него пару долларов на тампоны.
Нет, не беременна от Новака! И вряд ли буду…


«Эээ… Привет!»- послышался в мобильнике незнакомый голос.
«Привет! А кто это?»- спросила Кейт Ивил.
«Меня зовут Йон. Йон Герц - я друг Джонни Новака…»- представился парень.
«Очень приятно, я - Кейт Ивил…» - ответила девушка.
«Вот мы только долетели до Бруклина…» - сказал Йон.
«Понятно…» - протянула девушка: «И как он там?»- спросила Кейт
«Кто?»- не понял Йон.
«Новак… Не Бруклин же…» - усмехнулась девушка.
«Нормально… Спит сейчас…» - ответил Йон.
«А ты что?»- спросила Кейт.
«Мне показалось, что ты волнуешься за него…» - ответил Герц.
«Так оно и есть… Спасибо тебе за звонок!»- вздохнула Кейт и положила трубку.



Из дневника Кейт Ивил, 1 марта, 2009

И когда я перестану за НЕГО волноваться? Он НЕ мой парень, он НЕ мой друг, он НЕ мой брат… Так какого тогда хрена я просыпаюсь ночью в холодной поту от того, что мне приснилось что Он похудел до 35 кг? Какого тогда я плачу каждый раз, когда вижу по телевизору ОЧЕНЬ худых людей? Какого я тогда не могу больше ни с кем трахаться КРОМЕ НЕГО? ( ведь ни у одного мужчины больше нет таких ПРЕКРАСНЫХ выпирающих ребер и тазобедренных костей)
Я кажется схожу с ума… Вот сижу сейчас в ванной и вырезаю его имя на своей ноге лезвием… Я идиотка? Да! Я ВЛЮБЛЕННАЯ в урода идиотка!




Глава 15


Из  дневника Кейт Ивил, 6 марта, 2009


Йон: "...Хэй, это не честно! Я, правда, очень хочу с тобой общаться!"
Я: "Скажи мне, кто твой друг..."
-"И что? Мы два разных человека, если ты этого не заметила..."
-"Я не хочу лишней головной боли, извини..."
-"Я думал, мы можем нормально общаться..."
-"Не можем..."
-"Ммм... Социально не интересный элемент?" (смеется)
-"У тебя глаза какого цвета?"
-*удивленно* "Голубые, а что?"
-"Весенние..."
-"Солнечные?"
-"Ага..."
-"Я похож на Аэрона1, я говорил тебе, кажется..."
-"Ммм... Не помню..."
-"А у тебя?"
-"3й номер, а что?"
-*смеется*: "Я про глаза..."
-"Ааа... Красные..."
-"Шутишь? Как у Мэнсона?"
-"Ага... У Новака белые, а у меня красные... Над нами обоими в фашистских - лагерях эксперименты проводили..."
-"Вы хорошей парой были бы..." *задумчиво*
-"Не... Он социально редуцированный элемент еще с рождения..."
-"Интересная трактовка образа Новака... А ты что делаешь сегодня вечером?"
-"Ммм... Ничего, а что?"
-"Если бы я был в Сан-Франциско - пригласил бы тебя куда-нибудь... А так, можно я тебе еще позвоню?"
-"Ur wellcome"2
-"Только не говори мне больше, что я тебе не нужен, хорошо?"
-"Пока, мальчик похожий на Аэрона!"
-"Пока, девочка с красными глазами!" *смеется*

«Как ты там, Новак?»- Кейт Ивил первый раз за неделю позвонила в Бруклин Новаку. До этого все новости о друге она узнавала через Йона Герца.
«Ничего… Не плохо!»- радостно проговорил в трубку Новак: «Я так соскучился по тебе, малышка!» - нежно сказал он. «Я тоже, Джонни!»- ответила Кейт. «Когда ты вернешься?» - спросила она. «Не знаю, когда отец соизволит купить мне машину… Права я получил - теперь дело за малым!»

«Представляешь, этот идиот напился, избил в клубе охранника и его сдали в полицию…» - устало говорил в трубку Йон. «И что теперь с ним будет?» - расстроено спрашивала Кейт. «Ничего, а что ему? Отец приехал, забрал его…»- пояснил Герц.

«Как машина?»- спросила Кейт у меня. Мы валялись у меня дома на кровати и смотрели «Ворон» по dvd. «Круто… Отец взял с меня расписку, что я не буду пить и употреблять наркотики за рулем…»- смеясь, говорил я, раскатывая дорожку кокса на голой спине Кейт. «Будешь?»- предложил я девушке. «Спасибо, нет, я еще не такая крезанутая как ты…» - зло отмахнулась Ивил. Да уж, это было форменным свинством с моей стороны - раскатывать кокс на глазах бывшей наркоманки. Но мне же все равно… У меня же «нет ничего святого» - как сказал бы Хим.

________________________

1 - Йонне Аэрон - солист финской группы Negative
2 -  (англ. Здесь) «Всегда пожалуйста!»


Глава 15


«Алло, Йон…»- всхлипывала в трубку Кейт Ивил. «Йон, я не знаю что мне делать… Новак в туалете блюет уже час… Весь пол в крови, он может умереть…» - плакала она. « «Скорую» вызвала?» - спросил Герц. «Да… Уже пол часа едут…»- ответила Кейт. «Я сейчас приеду…» - бросил Йон.
У профессиональных минетчиц колени, как правило, больные и в синяках. Мои колени были не лучше - от постоянного стояния в характерной позе перед унитазом, я напоминал себе вышеупомянутых девушек. Каждое утро, день, вечер и даже ночь, я делал минеты унитазу. А что я получал взамен? 45 кг чистого веса, отсутствие аппетита и чувства голода, отсутствие нормально стула… Хорошо? Нет, наверное…
Я хотел привлечь к себе внимание, теряя вес, а получилось совсем наобарот - все отвернулись от меня. Я раздражаю Герца, довожу до слез Ивил, моя собственная мать послала меня куда подальше и отец не хочет меня видеть. А бабуле итак было все равно - личная жизнь была всегда для нее на первом месте. Только Натали не было все равно… Хотя, очень сомнительное удовольствие быть для девушки всего лишь «денежным мешком»… А Ивил… Ивил переживает, плачет, не спит ночами из-за меня! Наверное, я урод! Таких как я надо убивать еще в детстве, но я не мог с собой ничего поделать… В 21 год поздно менять характер! «Ну если любишь ее - женись?»- предлагал мне Хим. «А толку? Чтобы опять изменять ей и вешать на нее свои проблемы?» - отвечал вопросом на вопрос я. Я так и не научился сам решать свои проблемы… Я так и не смог РЕШИТЬ СВОЮ ПРОБЛЕМУ!
Поэтому 17 марта 2009 года я стоял на коленях перед унитазом и блевал в его черную пустоту. «Мама, папа, простите меня…»- шептал я, захлебываясь блевотиной и слезами.
Еды в моем организме уже не было - осталась только желчь и кровь. Желчь слилась из желудка через рот, а кровь нашла себе более легкий путь, хлынув густым вязким потоком из носа…
Хорош я был, с окровавленным лицом и закатившимися глазами, впалыми почти зелеными щеками, спутанными от крови и пота волосами, в одних раньше белых, теперь красных трусах. Уж лучше бы я умер тогда, 17 марта 2009 года… Я был мертвенно красив! Достойная смерть достойного анорексика… 45 кг чистого веса уложили бы в черный гроб, а все мои друзья и знакомые оплакивали бы мой тощий и хладный труп… ОНИ СПАСЛИ МЕНЯ!
А зачем? Чтобы потом УБИТЬ еще больнее…





1. Дисморфоманический — преобладают мысли о собственной неполноценности и ущербности, в связи с мнимой полнотой. Характерно подавленное настроение, тревога, длительное рассматривание себя в зеркале. В этот период возникают первые попытки ограничивать себя в еде, поиск идеальной диеты.

2. Аноректический — возникает на фоне стойкого голодания. Достигается снижение веса, что сопровождается эйфорией и ужесточением диеты, "чтобы похудеть еще больше". Из-за активного распада тканей подавляется аппетит.

3. Кахектический — период необратимой дистрофии внутренних органов. Наступает через 1,5—2 года. В этот период больные теряют 20—50 % своей массы. Данный этап, как правило, необратим. Дистрофические изменения приводят к необратимому угнетению функций всех систем и органов и смерти


Кейт стоял, ссутулившись в углу комнаты, монотонно скуривая пачку Lucky strike.
Оно внимательно следила за тем, как деловитые люди в белых халатах выносят Джонни Новака на носилках из квартиры. По лицу катились холодные злые слезы - она даже не пыталась вытереть их, позволяя безвольно стекать по ее впалым от усталости и нервов щекам. Она посмотрела на свою левую руку с сигаретой - на запястье еще не зажившим до конца шрамом красовалось знакомое до боли имя… “Johny” или YNHOJ, если читать наоборот…
«Эй, ты как?»- сквозь туман в глазах и шум в ушах, девушка услышала чей-то голос. «Ничего, все окей…»- на автомате ответила девушка, перебирая ватными ногами, вышла из комнаты на улицу. Никто, ни один человек не видел, как за домом Кейт Ивил облокотилась о стену дома, и ее вырвало. А потом она просто осела на землю, уткнулась головой в колени и заплакала…
Через минут 20 приехал Хим. Йон проводил его к Кейт и тот забрал девушку домой.



17 марта 2009 года Johny Novac был госпитализирован в связи с обострением хронической анорексии. Его рост на тот момент составлял 178 см, а вес 44 кг.
Его состояние было описано врачами, как критическое. Жизнь Новака в тот день висела на волоске, и только благодаря оперативной работе врачей «Скорой помощи» удалось избежать летального исхода пациента…


Глава 16


«Привет, милый!»- Кейт приехала в больницу навестить меня. «Привет….» - ответил я, слабо улыбнувшись. Я был чертовым роботом - одна рука пристегнута к капельнице, вторая безвольно лежала на кровати и была перебинтована. «Как ты?» - спросила девушка, аккуратно присаживаясь на край моей кровати. Она была такая свежая, такая солнечная, такая радостная… Первый раз в жизни я позавидовал человеку, который НЕ сидит на диете… «Все хорошо… Мне лучше!» - ответил я. Но только для того, чтобы ее успокоить. Мне не было лучше… СОВСЕМ НЕ лучше…
«Все будет хорошо, малыш!»- я услышал в ее голосе слезливые нотки. Она связала меня за руку, я поморщился. «Как ты тут живешь?» - спрашивала Ивил. «Я начал писать рассказ…» - ответил ей я. «Правда?»- удивилась Кейт: «А про что?» - поинтересовалась она. «Про нас…» - ответил я. «И какой же там будет конец?» - продолжая держать меня за руку, спросила девушка. «Пока не знаю… А ты как думаешь?» - раздражаясь, спросил я. «Ты выйдешь из больницы, и мы поженимся?» - спросила меня Кейт. Я вырвал руку. Это действие далось мне с большим трудом - на руке остались синяки от ее сильных пальцев. «Я не нуждаюсь в твоей жалости, Ивил…» - жестко сказал я. В ее глазах полыхнула злость: «Ах, так! Ну и к черту тебя, Новак!» - зло прокричала девушка, схватила сумку и выбежала из палаты. Я устало откинулся на подушку. «Да пошли вы все…»






Из дневника Кейт Ивил 25 марта, 2009 года

Сегодня была в больнице у Новака. Черт знает что происходит с ним… Руки худее чем у меня, ноги из под одеяла торчат с синими венами… Больничная рубашка висит на нем мешком… Злой, разговаривать не хочет, нервный, раздражительный… Голос хриплый, глаза тусклые, не голубые, а уже почти прозрачные… Он мне напомнил рыбку в аквариуме… Кажется, ему совсем не лучше… Он опять мне врет! Господи, ну почему же я тогда не вышла за него замуж? ПОЧЕМУ? Может быть тогда ЭТОГО не случилось бы… Эх, если бы я знала! (абзац закрашен черным маркером)


«Привет, дружище… Ну как ты?»- ко мне пришел Йон. Я был искренне рад его видеть. «Не раскисай, друг, там тебя твоя группа ждет, передает приветы!»- улыбался Йон. Вымученно улыбался - я ясно видел, КАК он переживает за меня. Он тоже заметил НЕ хорошие перемены в моем внешнем виде… «Ты совсем отощал, Новак… Может тебе что-нибудь вкусненького принести?»- озабоченно интересовался Герц. «Нет, мне все равно ничего нельзя…. Я внутривенно питаюсь теперь…»- отвечал я, стараясь не смотреть другу в глаза. «К тебе в ближайшее время отец приедет….»- сказал Йон и ушел, обидевшись на мою неразговорчивость, наверное…





Глава 17


Из дневника Кейт Ивил, 28 марта, 2009

В Delight без Новака было как-то пусто. Его группа Gloom fighters продолжала играть, но уже без него. Он был как яркий отблеск свечи, которая уже почти угасла в реабилитационном центре на больничной кровати.

"Привет... Кажется, я тебя знаю!"- в тот вечере в клубе подошел к моему столику улыбчивый длинноволосый парень. Я не ответила, продолжая инстинктивно размешивать остатки коктейля в стакане трубочкой. "Меня зовут Йон Герц..."- представился блондин. Мой слух уловил знакомое сочетание имени и фамилии: « Ты друг Новака?» - я подняла голову и посмотрела парню в глаза - они улыбались.  "Да..." - ответил он. " Меня зовут Кейт Ивил..." - ухмыльнулась я. Он чуть не опрокинул на себя бутылку пива, которую держал в руке. "Приятно познакомиться..." - улыбнулась я.

*Baby, baby
When we first met
I never felt something so strong
You were like my lover
And my best friend
All wrapped into one
With a ribbon on it
And all of a sudden
When you left
I didn't know how to follow
It's like a shot
That spun me around
And now my heart left
I feel so empty and hollow

«Ты хорошо танцуешь… Ты черт побери, потрясающе танцуешь!» - говорил мне Йон, обнимая за талию на танцполе. «Я профессиональная стриптизерша…»- улыбнулась я в ответ. По его ошарашенному лицу, я поняла, что Новак ему ничего не рассказывал обо мне.

And I'll never give myself to another
The way I gave it to you
Don't even recognize
The ways you hit me
Do you?
It's gonna take a miracle to bring me back
And you're the one to blame

«Ты нежный….» - шептала я ему на ухо, проводя рукой по его щеке. «Пахнешь морем….». Он улыбался. Практически у служебных помещений клуба мы стояли с Йоном в обнимку и нежно целовали друг друга. «Ты слишком нежный…» - шептала я. «Ты слишком красивая…» - отвечал Йон.


And now I feel like, oh
You're the reason
Why I'm thinking
I don't wanna smoke on
These cigarettes no more
I guess that's what I get
For wishful thinking
Should've never let you into my door
Next time you wanna go on and leave
I should just let you go on and do it
Cause now I'm using like I bleed
It's like I checked into rehab
Baby you're my disease
It's like I checked into rehab
Baby you're my disease
I gotta check into rehab



"Хочешь, провожу тебя?"
"Спасибо, я и сама могу..."
"А ветром не унесет?" *смеется*

Мы выходим из клуба уже под утро. «Кейт, спасибо за прекрасный вечер….»- прощается Йон. Его светлые длинные волосы развиваются на утреннем ветру. «Ты бы хорошо смотрелся на белом песке какого-нибудь пляжа, рядом с синем морем…» - улыбнулась я.
«Я провожу тебя?» - «Не стоит… Я здесь не далеко живу….»- отвечаю я, собираясь уходить. Прохожу шагов пять - он все стоит и смотрит мне в след. «Позвони мне… Йон!»- говорю ему я. Он чертит в воздухе сердечко и уходит.





'Cause baby you're my disease
I gotta check into rehab
'Cause baby you're my disease


Damn,
Ain't it crazy
When you're loveswept
You'll do anything
For the one you love
'Cause anytime
That you needed me
I'd be there
It's like
You were my favorite drug
The only problem is
That you was using me
In a different way
That I was using you
But now that I know
That it's not meant to be
You gotta go
I gotta win myself off of you

_____________________________

1 - текст песни Rihanna «Rehab»









Глава 18


Так дерьмово мне еще никогда не было. До этого я всегда мог контролировать свой организм. В крайних случаях, когда я уже был на грани обморока, я съедал что-нибудь, и кризис отходил. Сейчас же я уже не мог сам контролировать себя. Мой желудок жил своей собственной, отдельной от тела жизнью. Я уже не мог питаться сам - любая еда, которая попадала в мой организм через горло, была слишком жесткой и могла травмировать мои внутренние органы. Врачи перевели мне на внутривенное питание. Мне это нравилось, потому, как желудок был абсолютно пуст, а питательные вещества, тем не менее, наполняли мой организм, позволяя ему нормально функционировать. Правильно когда-то сказал про меня Хим: «Ты влюблен в анорексию!». Я действительно был влюблен в это нереальное состояние легкости в желудке, когда ты неделями не ешь. Я был влюблен в свои кости, обтянутые кожей. Но это не было для меня пределом мечтаний…
Я готов был кусать локти, когда понимал, что можно весить еще меньше… Кейт Ивил весит 40 кг. Она потрясающе - прекрасна в своей болезненной худобе. Мне не хватало ВСЕГО 5 кг до совершенства!
И поэтому я каждую ночь вызывал у себя рвоту… Тошнить мне было не чем - еда в мой организм нормальными способами не поступала. Меня преследовало это отвратительное ощущение рвотных приступов без их логического завершения. Кажется, я что-то повредил у себя в горле, однажды засунув два пальца в рот слишком глубоко - горло болело три дня, говорить было тяжело, а голос был сиплый, едва слышный. Я превращался в робота… Но не в «я-все-могу» Терминатора, а в какого-то жалкого и бесполезного «мама-спаси-меня»…


«Джонни, ты знаешь, я с девушкой познакомился…»- начал Йон, присаживаясь на краешек моей больничной кровати. «Да?» - переспросил я. Говорить мне было тяжело, глаза слипались - видимо вкололи сегодня глюкозу. Мой больной организм был просто ошарашен - я так давно не ел ничего слаще кокаина.
«Она... Ты знаешь, Новак, я такую девушку первый раз вижу! Она как будто нарисована на листе бумаги… Такая худенькая, такая красивая…»- я первый раз видел Йона ТАКИМ. Его глаза светились солнечным светом, а по лицу блуждала мечтательная улыбка. Кажется, он был счастлив… «Знаешь, Новак, есть девушки, которых хочется трахнуть, а есть девушки, которых хочется любить…» - я понял! Йон ВЛЮБИЛСЯ! Мой лучший друг со своей «вечной девственностью» и волосами - дредами влюбился!
«Вы спали уже?»- поинтересовался я. Напрасно - лицо Йона перекосила гримаса гнева: «Новак, ты идиот что ли? Как ты можешь?» - он удрученно вздохнул и вышел из моей палаты, хлопнув дверью.



Из дневника Кейт Ивил, 30 марта, 2009


ТЫ полная противоположность своему другу...
У ТЕБЯ мягкие светлые волосы и задумчивые голубые глаза...
ТЫ внимательно слушаешь мою пустую болтовню...
Кажется, ТЕБЕ есть дело до всего, что я говорю...
у ТЕБЯ красивый голос - я могу часами слушать его в трубке
и отрывистый хрипловатый смех
а как ТЫ изображаешь финнов
(абзац написан неразборчивым почерком)



и так странно было, когда ты поцеловал меня в щеку на прощанье...
и на секунду дольше задержал мою руку...


«Сынок, зачем ты так с нами?»- убитый горем отец сидел на стуле рядом с моей кроватью. В его глазах стояли слезы. Я сидел рядом, свесив голые ноги и болтая ими в воздухе. Не стриженная давным-давно челка, падала мне на глаза - я постоянно ее поправлял: «Кажется, мне нужен парикмахер…» - вслух сказал я.
Отец удрученно покачал головой: «Ты о чем-нибудь кроме своей внешности думать можешь вообще?» - зло спросил он. «О чем? О еде?» - теперь разозлился я: «Да ты хоть знаешь, что вся та еда, которую ты ешь ежедневно, обезображена холестерином?» - напрасно отец начал этот разговор. «Вы, поедая эту мерзопакостную пищу, убиваете себя!» - я нереально злился: «Дай мне спокойно жить! Дай мне нормально существовать….» - отец удивленно смотрел на меня: «Нормально? Питаться через капельницу лежа в больнице - это, по-твоему, НОРМАЛЬНО?» - закричал на меня отец. Я отвернулся к стене, поджав к животу ноги. «У тебя ноги, Джонатан, как мои руки…»- толи с отвращением, толи с жалостью в голосе сказал отец. Потом с минуту помолчал и добавил, уже более спокойно: «Ладно, будет тебе завтра парикмахер...» - и вышел из палаты.



Глава 19


Из дневника Кейт Ивил, 5 апреля, 2009

Delight какой-то пустой без Новака. Я снова прихожу на концерты его группы, в надежде, что он вот-вот выйдет на сцену. Gloom fighters нашли себе нового солиста, как две капли воды похожего внешне на Новака, но с ужасным голосом.
Хотя мне должно было быть все равно на Новака и на его группу, но я почему-то прихожу на их концерты, стоя с пивом у сцены, слушаю завывания нового солиста.
«Кейт…» - я услышала позади себя голос. Я обернулась… Стакан с пивом, под дружные вопли стоящих рядом людей, опрокинулся на пол. Передо мной стоял Йон Герц. Тот самый ЙОН ГЕРЦ - милый парень, который дружит с Новаком. На нем были узкие кожаные брюки, футболка в сетку, а волосы были уложены в начес. «Йон?»- удивленно воскликнула я. Я знала, что он не любит такие мероприятия, как «готик-пати» сегодня. «Ты же не ходишь на «гото-пляски»?»- улыбаясь, спросила его я. «Надо же когда-то начинать….» - ответил он, улыбаясь мне в ответ. И все-таки он действительно похож на Аэрона…
После пати мы поехали к нему домой. Он обещал мне вкусный ужин и бутылку коллекционного белого вина…

***

-"Сделай чаю..."
-"Зеленый?"
-"Любой... Блин!"
-"Что?"
-"Чай горячий!"
-"Я тоже"
-"Что?"
-"Горячий!"
-"Кто?"
-"Чай!"




***

Мы сидели на диване перед телевизором. «Можно я тебя обниму?»- спросил меня Йон. В отбликах голубого экрана телевизора его лицо казалось каким-то нереальным. «Окей…» - ответила я. Белое вино горячими волнами плавно разливалось по моему уставшему после клуба телу. Мне было ХОРОШО. Пожалуй, даже, ОЧЕНЬ ХОРОШО…

***

Я: - "Поцелуй меня?»
Йон: - "Не стоит..."
-"Почему?"
-"Я не хочу, чтобы ты думала, что я такой же, как они..."
-"Поэтому ты не хочешь меня поцеловать?"
-"Очень хочу..."
-"И?"
-"Чтоб ты так же говорила про меня - урод, ублюдок?"
-"Почему?"
-"Потому! Я не хочу тебе навязываться!"
-?
-"Я не хочу, чтобы у тебя опять был "лучший друг", но не было парня!"
-"Да какое тебе дело..."
-"Мне есть дело! Я хочу быть твоим парнем, черт возьми!"
-?
-"К черту, Кейт, давай не будем об этом..."
-"У тебя есть, что покрепче выпить?"

Покрепче выпить нашлось в виде бутылки моего любимого «Джека Дэниалса». После 3 стакана, я от слов перешла к делу: «Может, все-таки поцелуешь?» - я провела рукой по его щеке губам. Он послушно поцеловал меня в щеку. «Не катит…» - говорила мне мама: «Не смешивай алкоголь!»- а я, дура, не слушала!
«Нормально поцеловать можешь?» - я терлась щекой о его щеку. «Ты пьяна, Ивил…» - покачал головой Йон. «Ложись спать!» - он взял меня на руки и отнес в комнату. «А ты?»- я знала, что кровать в его квартире одна. «На полу посплю…»- отмахнулся он и ушел…


«Ты знаешь, Хим, я люблю ее…» - говорил Йон Герц. «Знаю, очень рад за тебя!» - ответил на это Хим. Парень никак не мог взять в толк, что хотел ему сказать Йон. «Но, я ее совсем не понимаю…» - грустно сказал Герц: « Такая красивая и такая несчастная - мне ее жалко…» - казалось, парень говорил искренне. «Нет, чувак, этого не надо! Она не любит, когда ее жалеют…» - объяснил Хим. «А как же тогда? Девочка 40кг веса с синяками и порезами на руках, как не жалеть?» - спрашивал Йон. «Любить, друг мой…» - сказал на это Хим: «Просто любить…»



Глава 20

« Если так и дальше пойдет - придется нанять сиделку…»- слышал я разговор врачей. «Он совсем ничего не ест, а его внутренние органы в любой момент могут отказать…»


Здравствуйте, с Вами по-прежнему Johny Novac, я все еще не умер…
Хотя, по нелестным прогнозам врачей, умереть я должен был уже давно. Я вешу 43 кг.
Ко мне подселили соседа по палате. Его зовут Ники. Светловолосый добродушный мальчик с прозрачной кожей, через которую синими разводами просвечивают вены и пробиваются наружу острые юношеские кости. Ему лет 14. Он анорексик, так же как и я. По его серым умным глазам сразу видно - он не отступится, а доведет свое дело до конца. Он из тех, кто ВЛЮБЛЕН в анорексию. Но, в отличие от меня, пока еще может есть нормальную пищу: йогурты, молоко, мюсли, фрукты, овощи… Я же продолжаю питаться внутривенно.
Ники рассказывал, что к нему тоже приходила Ана. Она была очень красивая и ОЧЕНЬ худая. Ники сказал, что всегда хотел найти девушку, похожую на нее. Я улыбался - я нашел. Моя Ана - это Кейт Ивил. С каждым днем я все больше скучал по ней. Она приходила навещать меня, но стала какая-то холодная, задумчивая… Взрослая? Пожалуй, слишком взрослая… Я помню, как она сидела на стуле около моей кровати, ссутулившись, волосы были не уложены, черный лак на ногтях ободран, лицо землисто-белое, а под глазами синяки от недосыпа и перекура. Она молча смотрела на меня, пряча изуродованные лезвием запястья в рукава свитера. «Прости меня, малышка…» - в тот день я первый раз в жизни ИСКРЕННЕ извинился. Я точно знал, что ЭТО ВСЕ моя вина. Это она из-за меня стала похожа на тридцатилетнюю проститутку. «Ничего, Новак… Все будет хорошо…» - мои слова вывели ее из задумчивого ступора, она взяла меня за руку: «Ты только поправляйся…»


« Меня достал этот хренов город…»- говорил Йон, хлюпая трубочкой кофе Starbucks.
«Этот город какой-то проклятый! Меня все здесь бесит…» - « Ты не одинок в этом…»- грустно усмехнулась Кейт. «Если бы был вариант свалить отсюда…»- задумалась девушка. «Есть вариант!»- сказал вдруг Герц. Кейт внимательно посмотрела на парня: «Шутишь?»- спросила она. «Я серьезно - у меня дед в Финляндии живет. Он может нам визу выслать, а там мы сами как-нибудь вид на жительство оформим…» - предложил Йон. «Ммм… Было бы здорово…» - улыбнулась Кейт. Йон уже минут 5 держал девушку за руку. «Все что мне сейчас надо - это уехать с тобой отсюда…» - сказал девушке Йон.

«Йон… Такое дерьмо! Я хочу сдать все экзамены за этот год в универе, а эти уроды в больнице мне запрещают готовиться к сессии… Спасай, друг!»- говорил я в трубку.
Герц как раз собирался звонить деду в Финляндию. «Новак, ты не вовремя…» - попытался отмахнуться друг. «Йон, какая ж ты свинья!»- взбесился я. В последнее время я какой-то дерганный. «У меня тут кишки к кишкам прилипают, и жру я через капельницу, а тебе срать на меня, да?»- заорала я на Герца и повесил трубку. «Чертов урод…»- мрачно выругался Герц и поплелся в универ за моими  «долгами».







Из дневника Кейт Ивил, 12 апреля, 2009

… Было так красиво. Его комната в квартире была заставлена свечками, которые ярко горели в темноте, освещая ее. Пахло какими-то ароматизированными палочками, а на столике перед кроватью стояла бутылка белого вина.
Он пах ванилью и корицей. А может быть, так пахли ароматизированные палочки, которые он жег в своей комнате?
«У есть для тебя подарок…»- сказала я ему, проводя рукой по волосам. «Они теперь черные…»- улыбнулся Йон: «Мне так жалко было, когда ты их красила в красный…». Первый раз за много лет я одела вечернее черное платье, туфли-лодочки на шпильке… И все равно он был намного выше меня. А когда он обнимал меня, то его длинные светлые волосы касались моих голых плеч...
(абзац зачеркнут)
… Он сидел напротив, на кровати и играл мне на гитаре. А я глупо плакала, утирая горячие соленые слезы своими «новыми» черными волосами. Господи, как же красиво! Как же здорово он пел… «Тебе не понравилось?»- спросил он, увидев мои красные заплаканные глаза. Единственное, что я смогла ответить, было: «Я люблю тебя, Йон…»
А как же было здорово целовать его, обнимать… Касаться его кожи, гладить по волосам… Смотреть близко-близко в его небесно-голубые глаза… Заниматься с ним любовью… И жить! Жить! Жить…
(абзац зачеркнут)
После той ночи мне больше не хотелось этих бездумных «саморазрушений»…
Мне очень хотелось ЕГО…



«Помогите… Кто-нибудь…» - я в ужасе вжался в спинку своей кровати, не в силах пошевелиться от страха. Ники стонал во сне, ворочался, а потом и вовсе упал на пол. Его тело извивалось под невероятными углами. Потом он замер, и из его рта потекла алая струйка крови. «Дерьмо!» - заорал я.
Сегодня, лелея мечту в 40 кг, я снял с руки капельницу и целый день мой организм не получал необходимых ему веществ. Я был очень слаб. Крики о помощи тоже были слабы. Голова кружилась, встать с кровати было верхом акробатического мастерства. «Врача!»- крикнул я в ночную пустоту. «Врача!»
Худенькое тельце Ники мешком сломанных костей валялось на полу реабилитационного центра. Я думал, что мальчик еще жив. Опираясь на руки, я попытался сползти на пол с кровати. Одна рука. Две руки - с меня семь потов сошло, пока я оказался на полу. Я просто рухнул на пол, сломав себе руку. Но это меня совершенно не волновало. Ноги меня не слушались, в глазах мутилось. В желудке происходили какие-то непонятные мне процессы - сначала хотелось блевать, а потом во во рту появлялся едкий привкус ацетона. «Ники…» - позвал я, подползая к телу мальчика. Он не отвечал. «Малыш…» - я протянул руку и потрогал его за плечо. Было такое ощущение, что трогаешь резиновую куклу младенца из магазина детских игрушек. Я дотронулся до его ладони. Холодная. Черт! Я кое-как встал на колени, подползая к двери.

«Луна своим ярко-желтым глазом смотрела в окно больничной палаты реабилитационного центра, прекрасно освещая  мешок костей, который когда-то звали Джонни Новак. Он полз на коленях в сторону двери больничной палаты. Джинсы размера xs почти упали на пол, а Новак в них запутался. Даже ремень, обернутый вокруг талии парня не смог им помешать…» - вот так дерьмово я выглядел. Волосы выпадали пучками, десны зубов болели нещадно. А глаза мои напоминали глаза олененка Бэмби, когда при нем жестоко убили его мать. «Кто-нибудь, помогите! Ники умер!» - заорал я во все горло в пустой коридор больницы. А потом меня накрыло волной боли и темноты…

«Он пользуется тобой, Йон…» - говорила Кейт Ивил своему парню. «Нет, он же мой друг…» - качал головой Йон. «Ты не понимаешь, он всегда так!»- пыталась объяснить Кейт. Она давно уже поняла, что за человек Новак. «Ничего святого» - фраза именно про него. Он из тех людей, которые пойдут по головам «лучших» друзей и «любимых» людей во имя достижения своей цели. В порядке вещей для Новака было сказать: «Я ходил к диетологу - он сказал, что жить мне осталось от силы года 2…».
«Он без меня не сможет…» - сопротивлялся аргументам Ивил Йон. «Ему 21 год! Пора уже ему начать САМОМУ решать свои проблемы…» - злилась девушка. «Или ты собираешься до старости его на своей шее возить?» - спросила Кейт. «Нет…» - ответил Йон. «Нет!»- согласилась Кейт. «Я тоже люблю Новака… Но не до такой степени, чтобы ЖИТЬ РАДИ НЕГО…» - сказала Кейт. Йон промолчал. Сомнения одолевали его: с одной стороны, чудовищно больной лучший друг, а с другой - своя только что наладившаяся личная жизнь…


Глава 21


Твой друг назвал меня принцессой,
А ты сказал, скрывая страх:
"Таких принцесс в старинный пьесах,
В конце сжигали на кострах!"
©


Из дневника Кейт Ивил , 14 апреля, 2009

… Я никогда не знала, что ЛЮБИТЬ это так просто. Я не знала, что ЛЮБОВЬ - это не слезы, истерики и суицид, а радость, веселье, праздник…
Когда говоришь «Я его люблю» с гордостью и счастьем, а не с упреками и разочарованием. Как сказал однажды Вилле Вало1: «Фразу I love you можно сказать ТАК, что она прозвучит как I hate you2»

… Сегодня замечательный день. С утра светит солнце, а на небе была радуга.
А я выхожу замуж! За Йона… И я с радостью могу сказать, что ОН САМЫЙ ЛУЧШИЙ!
(приписано мелким почерком)
Думаю насчет фамилии - оставить свою или взять его?
Может быть просто «Ивил-Герц»?


«Мы к Джонни Новаку в 548…»- сказал Йон медсестрам в регистратуре клиники.
«548 на карантине…»- ответила медсестра. «Там вчера мальчик умер…»
«Jesus Christ3…»- в один голос воскликнули Кейт и Йон.
«Новак, какой же ты урод…» - Кейт сидела на кресле у меня в палате и курила в окно. «Ты хоть мог нам сказать, что тебя перевели в другую палату?»- зло говорил Йон. «Я тебе звонил - ты не брал трубку…» - Йон покачал головой, вспоминая, как они с Кейт сидели в кафешке и не отвечали на звонки Новака. «Ты очень похудел…» - не глядя на меня, сказала Кейт. Она сидела лицом к окну. Ветер из окна трепал ее челку, и она то и дело поправляла падающие на глаза пряди. «Ты прокрасилась?» - удивленно спросил я. «Мы собираемся пожениться…» - хором ответили Йон с Кейт. Я вскочил на кровати - резкое движение натужной болью отдалось куда-то в низ живота. «Что?» - с ужасом спросил я. Но по их счастливым лицом было понятно, что ужас касается только меня одного. Я бессильно опустился на кровать и закрыл глаза. Ветер из открытого окна обдувал меня, я поежился. Йон и Кейт молчали. «И давно вы?» - нарушил тишину я хриплым голосом. Хриплым, потому что соленый комок в горле мешал мне говорить. «Давно…» - ответил Йон. Они стояли ТАК близко друг к другу, что казалось, что они одно целое. Кейт изменилась. Стала как будто более взрослой, серьезной. Даже одеваться стала по-другому -более сдержанно, что ли… И Йон… Мой милый Йон стал мужчиной…
«Чертовы ублюдки…» - в бессилии проговорил я, до крови кусая губы, чтобы не закричать. «Кейт, выйди, пожалуйста…» - выдохнул я. «Прости, Новак…» - бросила она мне, уходя.
«Я никогда не ожидал от тебя - МОЕГО ЛУЧШЕГО ДРУГА такой подлянки…» - зло говорил я Йону. Он сидел напротив меня, опустив голову. «Ты бы хоть постыдился ее сюда приводить…» - «Ты сам виноват, Новак…»- ответил Йон: «Ты мне сказал, что она танцует, но что она ТАК танцует…»- да уж, в этом я мог его понять. Кейт сама о себе частенько говорила: «Единственный момент, когда можно в меня влюбиться - это когда увидишь, как я танцую…»
«Я люблю ее, Новак… По-настоящему!»- тихо сказал Йон. Мне стало холодно. Йон закрыл окно. Мне все равно было холодно. Где-то в глубине души, часть которой в этот день умерла…

«Мне брать эту подушку Skeleton animals?»- спрашивала Кейт Йона. Они второй час укладывали чемоданы дома у Ивил. «Зачем? У тебя их итак 3…»- говорил Йон, пытаясь запихнуть предыдущие в чемодан. «Это ни в какие ворота…» - зашла в комнату мать Ивил: «Малышка, что у тебя с волосами?»- спросила она, кивая на новый цвет волос Кейт: «А, привет, Йон! Отлично выглядишь! Уезжаешь куда-то?» - как всегда с мобильным телефоном у уха говорила мама Кейт. «Мам! Я замуж выхожу!»- закатила глаза Кейт. «Я помню, милая…» - пожала плечами Миссис Ивил. В дверь позвонили. «Кого опять…»- хором в два голоса сказали мать с дочерью. Переглянулись и расхохотались.
«Кейт, какого черта!» - заорал с порога Алекзандер Биркен. Он был как всегда прекрасен в своих «армани» и «габбане». «Что еще?» - скривилась девушка. «Ты выходишь замуж за какого-то сопляка…» - закричал Биркен. «Уж лучше за сопляка, чем за старого извращенца…» - усмехнулась Кейт. Хлоп. Звонкая пощечина прошлась по лицу Ивил. «Мужик, ты что? А ну пошел вон! Это моя девушка!» - Бах. Кулак правой руки Йона приземлился аккурат в челюсть Биркену. Дверь за гостем с шумом захлопнулась. Кейт в шоке смотрела на взбешенного Йона: «Ты крут, милый!» - восхитилась она. Йон только улыбнулся…

«Кажется это конец…»- тихо прошептал я. «Зато мы вместе…»- так же тихо отозвалась Ана. «Черт, Новак, как же холодно… Закрой окно!»- попросила она. В ее тоненьких пальчиках толстая сигарета, которую она курила, выглядела как-то по-детски нелепо. «Окно закрыто…»- ответил я. За окном шел дождь. Капли барабанили по стеклам и подоконнику. Мы слушали шум дождя, как какую-то понятную только нам двоим музыку. Она прижималась ко мне, сидя на холодном полу в больничной палате. Я обнимал ее, чувствуя как в ее все еще живом пока теле, бьется маленькое сердечко. Дождь за окном пел о нас… О том, как мы НЕВОЗМОЖНО больны несуществующей болезнью… Anorexia Nervosa, по научному. Мне тоже было холодно. Очень холодно. И рядом с Ней тоже…
«Я люблю тебя, Джонни…»- таким знакомым, почти родным голосом сказала Она. «И я люблю тебя…» - ответил я, сжимая в руке ее ледяную ладошку. «Я хочу умереть сейчас…» - говорила мне Ана. «Давай умрем вместе… Сейчас так хорошо за окном, пойдем погуляем?»- говорила Она. Я наклонился к ней и коснулся нежно ее ледяных губ: «Навсегда…» - сказал я ей…

_________________________

1 - солист финской группы Him
2 -  я тебя ненавижу(англ.)
3 – (англ.) О,господи!


Глава 22


«43…42…41…40…39! Yes!»- монотонно твердит Кейт Ивил, стоя на коленях перед унитазом в общественном туалете аэропотра. «Черт бы побрал этот фаст-фуд…» - девушка собрала рукой волосы в хвост, чтобы не испачкались. «Девушка, вам плохо?»- стучится в дверь работник туалета. «Нет, мне хорошо…» - отвечает из-за двери Ивил, показывая невидимому собеседнику средний палец. «Минутку еще…» - просит Кейт. Работник уходит. «Еще пару килограммов и все…» - твердит Ивил, закрывая глаза…

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Хрен знает, сколько я сейчас вешу, но ноутбук сам поднять уже не могу… И положение мое настолько плачевно, что меня перевели в отдельную палату и приставили ко мне «нянечку» - женщину-медсестру, которая помогает мне ставить капельницу, водит в туалет и следит за моим пищеварением.
«Эй, Хэлен! Я могу покурить?» - спрашиваю я. «Ты 10 минут назад курил, Новак. Хватит на этот час…» - отвечает Хэлен. «Черт бы побрал тебя, старую дуру…» - тихо шепчу я. «Дай ноут…»- прошу я. Открываю вордовский документ и пишу там большими буквами «Хэлен старая дура», показываю ей. Оно ухмыляется и отбирает у меня ноут. «Никакого кокса больше, Новак…» - качает головой «нянечка». «Найди себе мужика…» - огрызаюсь я. Старая, толстая, злобная Хэлен.
«Пап, забери меня из больницы…» - хнычу я в трубку. Я чувствую себя маленьким ребенком. Настроение стабильно плохое, по любому поводу в глазах слезы, постоянно хочется курить… «Это невозможно, Джонатан!» - злится отец. Это наш с ним не первый и далеко не последний разговор на тему больницы. И он это знает… «Джонатан, это невозможно! Я не смогу спасти тебя, если что… Я не хочу, чтобы ты умер у меня на руках…» - говорит отец. «Ты хочешь, чтобы я умер в больнице…» - зло говорю я и кидаю трубку. «Не злил бы ты его…»- говорит Хэлен: «Он за тебя платит, мальчик…»- «Заткнись!» - огрызаюсь я.
Такой худенький, такой идеальный для этого мира Я, сидел на кровати, прижимаясь подбородком к коленям ног. По щекам катились холодные, злые слезы…


В отличие от депрессии или приступов паники, нервная анорексия плохо поддается лечению. Не существует универсального и эффективного лекарства против анорексии. В первую очередь, врачи прописывают лекарства общего назначения, которые используются для лечения любых проблем со здоровьем, например, аномалий электролиза или нарушений сердечного ритма.

«Боб Новак?»- послышался в трубке усталый мужской голос. «Это доктор Стэнфорд, лечащий врач Вашего сына…» - продолжали говорить в трубке. Отец Джонни моментально проснулся: «Я слушаю Вас…»- отозвался он. Еще даже не рассвело…
«Еще минус 3 кг… Мы боимся, что он…» - мрачно говорил доктор Стэнфорд. «Я понял, я сейчас приеду…» - сказал Новак-старший, вешая трубку… Так быстро он еще никогда не одевался, даже в свои 18, когда его с девушкой в постели застукал ее отец…



Существуют 3 варианта возможного развития событий для человека, старадающего анорексией:


1. Выздоровление.

2. Рецидивирующее (возобновляющееся) течение болезни

3. Смерть в результате необратимых изменений внутренних органов.




Эпилог.

«Новак, ты совсем офигел…» - с порога заговорил Хим, входя к Джонни в палату. «Ты чего разлегся-то? Вставай, давай! Нас ждут великие дела…» - продолжал говорить гей, открывая окно и убирая жалюзи. В палату просочился яркий, летний солнечный свет… Джонни поморщился. «Знаешь, Кейт Ивил беременна…» - сказал Новак Химу. «Они с Йоном собираются пожениться…» - абсолютно бесцветным голосом продолжил Новак. Хим присел на кресло: «И, слава богу! А ты что не рад?» - удивился Хим. По лицу Джонни было понятно, что не очень. «Я не понял, ты что ревнуешь?» - Хим удивился еще больше. Новак промолчал. «Вот дела… Радоваться надо - Ивил в кой веки раз себе НОРМАЛЬНОГО мужика нашла, ребенка от него родить хочет, а ты тут сопли на кулак наматываешь…» - говорил Хим. «У меня есть к тебе деловое предложение…» - внезапно чересчур официальным тоном сказал парень. Джонни повернул к нему голову. В его глазах мелькнул интерес. «Мой работодатель видел твои фото-работы… Он в восторге…» - по лицу Новака пробежала слабая улыбка: «Правда?» - Хим кивнул. «Он предлагает тебе работать в его журнале…» - улыбнулся Хим. «А кого я буду снимать, ведь моя лучшая модель теперь в Финляндии…» - посетовал Новак. «Меня например…» - белозубо ухмыльнулся Хим, присаживаясь к Новаку на кровать: «Ну как тебе идейка, детка?»- спросил Хим, беря Джонни за руку.
«Отличная идейка, детка!» - улыбнулся в ответ Джонни Новак. В его безжизненных голубых глазах внезапно загорелся давно знакомый Химу азартный огонек…

Еще не так давно, буквально каких-то 10 лет назад, статистика по смертности от анорексии была в 4 раза ниже сегодняшней. Если прежде утверждалось, что из всех больных анорексией погибает 5% больных, то теперь мировые ученые умы приводят совсем другие цифры - 20%.
На нынешний момент анорексия - самое смертельное из всех психических заболеваний. Ни одно другое психическое заболевание не дает такого количества погибших. За этими смертями стоят не только голые цифры, а конкретные примеры, многие из которых известны всему миру. Это, например, гибель известных моделей от истощения. К тому же ученые бьют тревогу, поскольку часто анорексия носит не явный характер и близкие больного оказываются не способны ее распознать. Человек может ущемлять себя годами и будет казаться, что его организм давно приспособился к выживанию в таких условиях, однако, как утверждает статистика и исследования, смерть от анорексии может наступить и внезапно после многолетнего течения болезни без явных вспышек.

               
                *КОНЕЦ*
If you`re going to San Francisco,
Be sure to wear some flowers in your hair.
If you`re going to San Francisco,
You`re gonna meet some gentle people there.

All those who come to San Francisco,
Summertime will be a love-in there.
In the streets of San Francisco,
Gentle people with flowers in their hair.

All across the nation, such a strange vibration,
People in motion,
There`s a whole generation, with a new explanation,
People in motion, people in motion.

All those who come to San Francisco,
Be sure to wear some flowers in your hair.
If you come to San Francisco,
Summertime will be a love-in there.


Рецензии
Прочитала за ночь. Очень понравилось произведение. Легко читается, написанно по-современному. Мне кажется, очень полезно прочитать молодёжи, которая гонится в дань моде за диетами. Лишь бы все поняли смысл, а не сочли за инструкцию к действию! Ещё полезно прочитать врачам, которые при виде любого истощенного человека ставят диагноз "анорексия". Это на психологическом уровне отклонения, а не просто худоба. Спасибо вам за столь интересное произведение, затрагивающее актуальную проблему!

Алана Ясная   18.09.2016 21:19     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.